FantLab ru

Все отзывы посетителя Podebrad

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Пётр Павленко «На Востоке»

Podebrad, позавчера в 13:19

Исключительно популярный в своё время образец военной фантастики. С удивлением обнаружил, что война начинается только в последней трети романа. До этого мирное время, вернее, предвоенное. Изображается оно своеобразно и от этого убедительно. Персонажи совсем не запоминаются, но при этом не похожи друг на друга. Каждый имеет свою историю, известную окружающим и полускрытую от читателя. Положительные герои могут иногда быть туповаты, пошловаты, склонны к авантюрам, оставаясь при этом положительными. Это тоже убеждает. Как ни странно, в этом мире поощряется разномыслие, за год до 1937. Не прощается только пассивность. Некоторые сцены вызывают оторопь. Корейцев насильно заставляют пить молоко и ещё удивляются, что приходится насильно. Ну не принимает их организм молока, нет, пейте. Нанайцев заставляют говорить и петь по-грузински, грузин по-эстонски и т.д. Вполне возможно, что новый мир пытались строить и так.

Война начинается ближе к концу. Вот тут чистая фантастика. Танки из-под земли. Эскадрильи бомбардировщиков в составе пехотных батальонов. Гусары несутся на танковые колонны. Поголовное восстание угнетённых масс не только в Китае, но и в Японии, и по всему миру. Разумеется, к вечеру первого дня война переходит на территорию противника. Думаю, не только любой офицер, но и каждый, кто провёл в армии хоть пару месяцев, хоть на сборах, понимал, что война будет совершенно другой. Но роман имел оглушительный успех. Хочется читать о победах.

Когда пришла война, Павленко оказался в числе виноватых. Хорошо, только назвали, но не тронули. Само по себе это понятно. В мирное время военная фантастика легко проскакивает, а на войне возникает естественная злоба против писак. Те, кто был отчасти виноват в поражениях 1941, тоже были заинтересованы в поисках крайнего. Но всё-таки это не вполне справедливо. Павленко писал о войне с Японией. Германия 1941 — это не Япония 1936. Врага настолько мощного у нас никогда ещё не было и, надеюсь, больше не будет. А японцев наши действительно разгромили, когда пришло время. За пять дней. Только по-другому.

Итог — доволен, что прочёл, наконец, нашумевшую в своё время книгу. Но перечитывать точно не стану. Во-первых, неприятно читать, как издеваются над людьми. Тем более, если издеваются из лучших побуждений. Во-вторых, тяжело написано. Язык своеобразный, много интересных находок, но читается тяжело.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Фридрих Шиллер «Дон Карлос, инфант испанский»

Podebrad, 21 июня 12:22

Пьеса, поразительно зрелая для молодого драматурга. Хорошо рассчитанная интрига. Персонажи сложные, неоднозначные, даже способные к развитию. Почти полное отсутствие чрезмерного пафоса, обязательного для многих современников Шиллера. А вот почему выбран Карлос? Реальный инфант Карлос был абсолютно непригоден к роли наследника престола, тем более короля Испании. Буйный, непредсказуемый, глупый, не способный ни к работе, ни к учёбе, и при этом чудовищно жестокий. Если бы Карлос вступил на престол, его современник Иван Грозный показался бы доброй овечкой. И поэтому, чтобы не пустить чудовище на трон Испании, а не из-за придворных интриг, король Филипп, которого никак не заподозришь в мягкосердечии, отправил сына под арест и лишил прав на престол. Но иностранцам Карлос казался гуманистом. Если не любит свою страну, значит, гуманист.

Настоящий гуманист в пьесе маркиз Поза. Человек, способный озвучить идеи самого Шиллера. Конечно, Поза интриган, да ещё какой. Но и в интригах старается сохранять благородство. Разумеется, так не получается. Интриган берёт верх над человеком, а интриги срываются, в том, числе, из-за благородства интригана. Только один раз Поза близок к успеху. Когда становится самим собой и пытается обратить в свою веру короля. (И какого короля! Филиппа Второго! И ведь почти получилось! Хотя, честно говоря, аргументы короля в этой сцене убедительнее аргументов маркиза).

Я подозреваю, что при работе над пьесой Шиллер имел в виду не покойных испанцев, а своего старшего современника маркиза Помбала. Помбал правил Португалией четверть века в качестве всесильного премьер-министра. Для португальцев, и современников маркиза, и их потомков, эпоха Помбала выглядит самой страшной в истории страны. Никогда Португалия не знала такого террора и такого подавления личности. Ни при инквизиции (которую, кстати, Помбал охотно использовал против личных врагов), ни при квазифашистской диктатуре Салазара. А иностранцы искренне считали Помбала человеком не только прогрессивным, но и гуманным, и даже либеральным. Хотя сами, конечно, не ужились бы с таким либералом. Что ещё раз демонстрирует известный фактор. С расстояния в 1000 км видишь не то, что есть, а то, что хочешь увидеть.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Виталий Забирко «Войнуха»

Podebrad, 19 июня 12:31

Повесть в стиле Стругацких. Не подражание, а настоящее проникновение в этот мир. Даже написано тем самым языком. Уже от этого получаешь редкое удовольствие.

Вот с идеей хуже. Вещь классическая для времён перестройки. Пацифизм, братство цивилизаций, неприемлемость прогресса без учета его цены. Собственно, это и сейчас не менее актуально. Но воспринимать прежние аргументы на эту тему теперь не получается. Ощущение какого-то спора впустую. При этом бессмысленность дискуссии видна сходу. Цивилизация инфантильных существ не сможет долго продержаться ни в статичном, ни в динамичном состоянии, даже в самых райских природных условиях. Уже на первых страницах приводится самое вероятное толкование феномена Сказочного королевства. Человекоподобные существа являются одной из стадий метаморфоза каких-то других организмов. Тогда о чём спор? Попытка активизировать извне их развитие на промежуточной стадии — это хуже, чем преступление. Это преступный идиотизм.

А вот обращаешь теперь внимание на то, о чём автор, возможно, и не думал в своё время. Инфантильные существа навсегда втянулись в игру. Дело даже не в сути игры. Игра сама по себе стала для каждого из них смыслом существования. Реальность — ничто, игра и её правила — всё. Вступить легко, оторваться не получится. Неприятное предвидение.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Елена Михалкова «Золушка и Дракон»

Podebrad, 15 июня 13:05

В романе три сюжетные линии. Все детективные. Во-первых, преступление или серия преступлений двадцатилетней давности. На эту линию потребуются мозги Илюшина. Во-вторых, связанная со старыми делами новая серия преступлений. Её практически в одиночку расследует Бабкин. И, в-третьих, странная компания в усадьбе. Неудавшийся художник, неудавшаяся поэтесса, неудавшийся режиссёр и пр. Дело не в том, что неудавшиеся, а в том, что люди довольно мерзкие, за одним исключением. Те пакости, которые они получают друг от друга, есть только отражение тех пакостей, которые устраивают они сами. И в этой линии тоже не без преступления.

Когда-то с «Золушки и дракона» началось моё знакомство с детективами Михалковой. Детектив, пожалуй, и средний для неё, и типичный. Здесь можно найти все основные особенности её творчества. Серьёзное внимание к психологии персонажей, что для детектива почти роскошь. Отсылки к прошлому. Отсутствие примет дамского детектива с его тягой к устройству личной жизни. Детектив здесь чисто классический. Невероятные повороты сюжета. Даже слишком невероятные. В каждой линии есть эпизоды на грани фантастики. Элемент иронии в отношении к происходящему. В данном случае ирония становится местами довольно злой. И отсутствие наказания. Конечно, сыщики не скрывают результатов следствия от правоохранителей, и те, наверное, включатся в дело после его завершения. Хотя, глядя на местного полицейского, в этом сомневаешься. В любом случае, это уже за кадром.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Сергей Шхиян «Самозванец»

Podebrad, 9 июня 15:22

Очередной попаданец путешествует случайным образом из века в век. Теперь он в начале семнадцатого. Честно говоря, найти достоинства этого романа и цикла в целом затруднительно. Начну с недостатков.

Смысл перемещений героя малопонятен и плохо обоснован. Сюжет всё время теряется, меняет направление. Вроде бы, присутствует попытка привязать странствия героя к его былой влюблённости, но, по-моему, она и ему самому уже не очень нужна. Атмосферу места и времени создать не удаётся. То, что автор отказался от попыток говорить старорусским языком, заслуживает всяческого одобрения, но он при этом ударился в другую крайность. То, о чём и как беседуют персонажи, не выдерживает никакой критики. Информация об эпохе сведена к минимуму. Язык грамотный и внятный, но никакими литературными достоинствами не блещет. Местами заметен лёгкий садизм. И, наконец, просто неинтересно. Автор так и не научился создавать захватывающие сюжеты.

Плюса два. Первый — демонстративная нелепость некоторых сцен. Именно она делает текст читаемым и даже правдоподобным. Второй — слегка промелькнувший Самозванец. Не дурак, не бездарность, не тайный изменник, не пришелец из будущего, но человек явно не на своём месте. Небольшой эпизод с самозванцем сопровождает историческая справка. Она написана совершенно другим языком и доказывает хорошее знакомство автора с темой. О чём по другим главам можно и не догадаться.

Оценка: 3
–  [  10  ]  +

Антон Чехов «Унтер Пришибеев»

Podebrad, 6 июня 14:06

Запрещено всё. Не должно быть запрещено, а запрещено. Разрешено только то, на что есть прямые распоряжения начальства. С этой простой мысли человека не сбить. И дело не в государственном устройстве и не в идеях. Такие люди существуют во все времена и служат любым идеям. Главное — не цель, главное — порядок. Без запретов порядка не будет. А долг каждого подданного — помогать властям в наведении порядка. Даже, если они этого не просят.

Конечно, Пришибеева все ненавидят. То, что ненавидят окружающие — это понятно. Он другого и не ожидает. Но и власть Пришибеева не любит. Причём, опять же, любая власть. Во-первых, там адекватные люди, а в-главных, он нарушает монополию властей на толкование законов. Это неприемлемо и наказуемо. Вот это вызывает у Пришибеева непонимание и обиду. Но со своей позиции он не сойдёт. И через сто лет, и через двести.

При этом Пришибеев абсолютно бескорыстен. За свою активность он имеет только неприятности. Его даже немного жаль. Но окружающих жалко по-настоящему.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Эллис Питерс «Хроники брата Кадфаэля»

Podebrad, 4 июня 13:02

Книги Элис Питерс создавали, среди прочих, моду на средневековый детектив. 20 романов серии развивают одну идею, хотя неравноценны по сюжету, настроению, качеству исполнения. Есть чисто детективные, есть скорее приключенческие, есть больше философские. Есть более и менее удачные. Я бы выделил такие книги, как «Один лишний труп», «Ученик еретика», «Дева во льдах», «Эйтонский отшельник», хотя вообще тут дело вкуса.

Собственно детективная линия отработана на совесть, но не составляет главное достоинство романов. Погружения в эпоху тоже не удалось достичь в полной мере, хотя автор хорошо изучила хроники того времени. Как-то не верится, что шериф XII века, да ещё в разгар гражданской войны, станет так уж копаться в доказательствах и соблюдать права подозреваемого. У него, шерифа, полно других забот. А подозреваемого надо хорошенько допросить, и он всё расскажет. Или устроить судебное испытание. Время расследований ещё не пришло. А тут расследуют – всё-таки детектив.

А что лучше всего – это атмосфера книг Питерс. Они успокаивают душу. Конечно, здесь убивают, насилуют, охотятся за рабами, жгут города, устраивают массовые казни по поводу и без. Но при этом средневековье у Питерс населено хорошими людьми. Преступления здесь чаще совершают из добрых или хотя бы естественных побуждений, а потом жалеют о случившемся. То есть, люди здесь не идеальны, но в каждом автор умеет увидеть хорошую сторону. Это если не лечит, то, во всяком случае, успокаивает душу.

Двадцать романов и несколько рассказов почти не связаны сюжетно. Тем не менее, читать их лучше в хронологической последовательности. Не только главные герои, но и часть третьестепенных персонажей периодически возвращаются на страницы цикла. У каждого из них что-то меняется в жизни. Но тем, кто возьмётся за чтение, всё-таки не советую читать всё разом. В слишком больших количествах приедается. Лучше брать по два-три романа, а потом делать небольшой перерыв.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Александр Беляев «Вечный хлеб»

Podebrad, 26 мая 13:10

Лаконичная, умная, интересная и убедительная повесть о шести этапах внедрения нового.

Первый этап. Старый профессор делится своим открытием с умирающим с голода старым рыбаком. Понимает, что делать этого не следует, опыты не закончены, но просто пожалел человека. Берёт слово, что открытие останется в тайне. Обе стороны собираются выполнять свою договорённость.

Второй этап. Об открытии узнают соседи рыбака. Их семьи тоже голодают. Кризис. А тут заведомый бездельник ест от пуза, а те, кто трудятся день и ночь, живут впроголодь. Несправедливо. Надо делиться.

Третий этап. Накормить надо всех. Самый эффективный способ для этого — пустить хлеб в продажу. А те, кто первым проверил действие хлеба на своём организме, должны получить от торговли некоторые бонусы.

Четвёртый этап. В дело вступают корпорации. У них есть необходимые капиталы, знание рынка, деловой опыт, деловые связи, умение построить логистику. Они смогут накормить всех людей по всему миру. Ну, почти всех.

Пятый этап. В дело вступают правительства. Только они смогут связать новое открытие с государственными интересами, навести порядок, построить всех должным образом, пресечь возникающую анархию и назначить виновных, раз уж без этого не обойтись.

Шестой этап. Глобальная катастрофа. Под угрозой не только существование человечества, но и все формы жизни на Земле. И ведь действительно никто не виноват. Все хотели, как лучше.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Астрид Линдгрен «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист»

Podebrad, 24 мая 13:50

Детектив здесь в малой дозе. Скорее, пародия на детектив, хотя для читателей это вряд ли имеет значение. На самом деле, это качественная приключенческая литература для детей-подростков. Ощущение лета, солнца, каникул, свободы. И даже в солидном возрасте погружаешься в атмосферу солнечного шведского городка. Городка, где никогда (ну, почти никогда) ничего не случается. Тем более, ничего плохого. Здесь и приезжие-то появляются раз в году. Тем более, преступники. И хотя автору удаётся иногда создать атмосферу страха, всё равно ясно: дети со всем разберутся.

И другая сторона маленького городка. Здесь скучно. Особенно подросткам, которые стали понемногу вырастать из старых забав. Собственно, игра в детектив идёт от этого. Со временем они постараются выбраться в большой мир. А потом, когда-нибудь, будут тосковать о мире своего детства, как тосковала сама Линдгрен. Только к тому времени этой маленькой Швеции уже, наверное, не останется.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Юрий Тынянов «Смерть Вазир-Мухтара»

Podebrad, 19 мая 13:26

Когда-то, лет сорок назад, эта книга произвела на меня потрясающее впечатление. Теперь основное ощущение — глубочайшая депрессия. Возможно, она идет от настроения автора, его собственных проблем. Возможно, от стандартов изображения николаевской эпохи. Все персонажи, главные и третьестепенные, по-настоящему живые, но при сравнении с реальными личностями возникают сомнения. Для примера Паскевич. У Тынянова он выглядит недалеким унтером. Человек, взявший Ереван, Тебриз, Эрзерум, Варшаву и Дебрецен (а Кутузов, если честно, города только сдавал). Полководец, умевший побеждать с небольшими потерями. А про Крымскую войну Паскевич сказал сразу — нельзя начинать, проиграем. И это — тупой унтер?

Сам Грибоедов в романе выглядит карьеристом. Очень умным, холодным, меркантильным. Сам себя он сравнивает с Молчалиным на другой ступеньке карьеры. Никаких симпатий не вызывает. Может быть, это главная особенность романа — все неприятны, хотя у каждого есть что-то человеческое. Гибель Грибоедова выглядит как результат не столько его просчетов, сколько английских интриг. Думаю, дело не в этом, хотя были, конечно, и ошибки, и интриги. Известно, что коридор возможных решений хорошего политика довольно узок, а у дипломата коридор свободы вообще отсутствует. Через несколько лет после гибели в Тегеране Александра Грибоедова толпа растерзала уже в Кабуле английского резидента Александра Бернса. Растерзала, несмотря на присутствие в городе многотысячного британского гарнизона и симпатии самого Бернса к афганцам. Оба стали жертвами несовместимости цивилизаций и собственного чувства долга.

Отзыв получился каким-то негативным. На самом деле книга великолепна. Здесь буквально каждое слово говорит больше, чем целая страница текста. Так писать давно уже разучились.

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов «Очень далёкий Тартесс»

Podebrad, 12 мая 13:19

Тартессу в литературе повезло (или не повезло). Где Тартесс, там и Атлантида, а где Атлантида, там и высокие технологии. Авторы не избежали двух этих соблазнов, но сумели органично встроить их в реальный мир античности. Использовали, кажется, всю обрывочную информацию о Тартессе, какая только сохранилась. Всё выглядит реальным, кроме одного эпизода. И при этом повесть удалось сделать актуальной, связать с проблемами своего времени (1968). Актуальные книги всегда малоприятны для начальства, если написаны не по заказу. «Тартесс» не запрещали, но печатать не любили. Собственно, и теперь не любят.

Тартесс из повести — общество, где господствует правильная идеология, идеология Сущности и Неизменности. Истоки этой идеологии давно забыты, но сама она неприкосновенна. Ради исполнения утративших смысл законов из народа тянут все жилы. Ресурсы богатой и развитой страны подходят к концу. Если бы Тартесс не погиб в одночасье, то всё равно протянул бы ещё очень недолго. Или восстание рабов (победить не победят, но всё поломают), или смуты в среде разорённых и задёрганных подданных, или, скорее всего, победа внешнего врага. Так до конца и неизвестно, что же случилось в реальной истории. То ли город исчез с лица Земли, что ускорило гибель государства, то ли рухнуло государство, а потом уже исчез город. Что касается повести, то здесь картины последних месяцев жизни Тартесса получились интереснее картины его гибели.

А Тартесс жаль. Это была своеобразная цивилизация, и при этом открытая миру. Неизвестно, как могла бы измениться история, протяни Тартесс ещё несколько столетий.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дуглас Престон «Влияние»

Podebrad, 7 мая 13:06

Как попытка сочинить фантастику — полная неудача. Прежде всего — беспомощное обоснование идеи, несмотря на попытку придать ей некоторое наукообразие. Лучше бы не обосновывал. Невнятные описания чудо-оружия наводят на мысль, что физику автор даже не проходил. Так, где-то что-то слышал. А что касается создателей оружия… Во времена трилобитов некие пришельцы оставили в космосе тупого робота со сверхоружием, чтобы он уничтожил будущую цивилизацию, когда она для этого созреет, или заставил её сдаться. Во втором случае автомат должен оповестить своих создателей. Если не роботу, то хотя бы авторам проекта должно быть понятно, что за 500 миллионов лет они, создатели, или вымрут, или утратят интерес к прежним забавам. В общем, идея достойная упомянутого робота.

А удалась вещь как голливудский боевик. В этом плане всё на месте. Даже некоторые нестыковки сюжета и слабая связь линий в данном случае не мешают делу. Приятно удивило, что многие персонажи получились нешаблонными. От президента (простите, Президента) до отчима ГГ. Они вытягивают книгу на пятёрку, хотя в остальном не выше четвёрки.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Антон Чиж «Аромат крови»

Podebrad, 2 мая 15:00

Вот всё вроде бы на месте. Язык грамотный, не суконный. Местами даже присутствует ирония. Главные герои имеют каждый своё лицо. Нестандартная завязка сюжета, хорошо проработанное развитие и не вполне ожидаемая развязка. Даже мысль иногда мелькает. Чего ещё можно требовать от детектива? А читается всё равно без интереса. В чём проблема?

Я твёрдо уверен, что исторический детектив требует более высокого уровня таланта, чем современный. Всё-таки проблемы полицейских агентов XIX века от нас далеки. Можно попробовать как-то связать проблемы предков с нашими собственными. Можно погрузить читателя в море интересной и разнообразной информации, как это делает Свечин в наиболее удачных книгах. Можно взять просто литературным талантом, как это умеет делать Акунин. Можно попробовать очистить душу читателя, вместо того, чтобы опускать её, но это совсем уж трудно. Автор пошёл по простейшему пути. Надо взять какое-то преступление из газетных статей того времени или, как вариант, выдумать аналогичное в духе тех же репортажей. Расцветить подробностями и развернуть в серию преступлений. Ну и вести читателя по этой линии, периодически заводя в тупики. То есть всё в духе репортажей в бульварной прессе. Но читатели тех лет сами жили в этом мире, и им было интересно. Нам не так интересно. Информация об ушедшем мире здесь сводится, в основном, к чисто полицейским проблемам. А создать живую картину жизни не получилось. Может быть, дело в этом.

Оценка: 4
–  [  4  ]  +

Проспер Мериме «Венера Илльская»

Podebrad, 22 апреля 12:40

Место действия — глухая французская провинция начала XIX века. Участники событий — местные крестьяне и местные интеллигенты. Крестьяне пока ещё верят во всякую чертовщину. Интеллигенты не верят вообще ни во что, кроме лично разработанной концепции. И вот на их глазах разворачиваются события, которые не укладываются ни в привычные суеверия, ни в научную картину мира. Нет, не на глазах. Всё случается именно тогда, когда все отвернутся. Это действует сильней, чем хруст костей и реки крови. При этом Мериме, как положено скептику, оставляет маленькую лазейку и для рационального истолкования происходящего. Но совсем уж маленькую лазеечку.

На мой взгляд, это совершенный образец хоррора, который пока ещё притворялся готикой. Точное соотношение мистики и реализма, минимальный объём, постепенное сгущение атмосферы, естественные и при этом нестандартные персонажи. Финал неожиданный, но единственно возможный в данной ситуации. Единственное, что слегка напрягает – архаическая по сегодняшним меркам манера повествования. Но вообще я слышал, что в оригинале Мериме воспринимается лучше, чем в любом переводе.

Вышел этот шедевр задолго до рождения Кинга, Лавкрафта, Стокера, до того, как в Европе узнали имя Эдгара По. При этом рассказ оказался совершеннее всех последующих сочинений, даже По. Такое впечатление, что именно на «Венере Илльской» жанр достиг своей высшей точки. Затем он стал расти по экспоненте в количественном отношении и заметно сдавать в качественном.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Рафаэль Сабатини «Одиссея капитана Блада»

Podebrad, 17 апреля 14:29

В советские времена этот роман издали трёхмиллионным почти тиражом по макулатурному проекту. Жюль Верн, скажем, такого не удостоился. А история, в общем-то, средненькая.

Молодому аполитичному врачу шьют дело об участии в мятеже. Не повезло человеку. Дальше ему фантастически везёт. Сначала смертный приговор заменяют продажей на плантации. Ладно, не ему одному. Из рабства он бежит, захватив при этом военный корабль. Собирает команду удальцов и начинает пиратствовать. Побеждает раз за разом, невзирая на полное отсутствие военного, морского или организационного опыта. Самое удивительное как раз то, что интеллигенту, пусть весьма своеобразному, удаётся держать в повиновении свою банду. В завершение карьеры Блад становится губернатором Ямайки. Как Морган. Только Морган был всё-таки другим человеком.

Сам же Блад остаётся безупречным героем. При том, что пытает, убивает, грабит, торгует рабами. Оправдывает себя тем, что действует во благо Англии, а, значит, всего прогрессивного человечества. Ведь Испания, населённая, как известно, тупыми и злобными фанатиками, не позволяет грабить свои земли. Значит, её надо наказывать в интересах всё того же прогрессивного человечества. Вот буквально так и сказано. Добавить нечего.

В чём причина такой популярности романа, помимо раскрутки? Приключений действительно много — значит, может понравиться подросткам. По себе помню. В наличии безупречный герой — значит, может понравиться дамам, на фоне реальной жизни. Автор пытается внести элемент здорового цинизма в надежде понравиться и мужчинам. Всё так. Но к литературе это не имеет отношения. Достаточно сравнить «Одиссею капитана Блада» хотя бы с «Островом сокровищ».

Оценка: 4
–  [  13  ]  +

Александр Пушкин «Капитанская дочка»

Podebrad, 23 марта 13:44

Как портит восприятие книги школьная программа. Когда-то в детстве получил от повести настоящее удовольствие. Потом стали проходить по программе, и с тех пор долго не хотелось брать её в руки. А потом перечитал в очень зрелом возрасте и снова получил удовольствие. Хотя, конечно, не такое, как в детстве.

Слабое место повести – сюжет. Он, действительно, построен во многом по стандартам приключенческой литературы того времени. Подражание «Эдинбургской темнице», конечно, чушь. Это для любителей сводить всю литературу к трём или десяти сюжетам. Но стандарты действительно присутствуют. Это полностью искупается языком Пушкина (вспомним язык среднестатистических сочинений тех лет), его необычной для своего века иронией, умением сочетать мягкость и жёсткость, попыткой соблюдать объективность. Это было трудно даже не из-за цензуры, а из-за естественного отношения дворянина к геноциду дворян.

И, конечно, герои повести. Пугачёв, на мой взгляд, как раз не получился. В попытке стать объективным Пушкин наградил его чертами литературного разбойника, разгульного, но сохранившего некоторое природное благородство. В результате Пугачёв Пушкина не тянет на казачьего царя. В лучшем случае, атаман небольшой шайки. А все остальные получились замечательно. Особенно обитатели Белогорской крепости. В том числе многократно обруганная Маша. Единственная дочка пожилого офицера, который явно выслужился из солдат или однодворцев. Вокруг на сотню вёрст нет практически ни одного человека того же возраста, или положения, или пола – хотя бы что-то одно. Она и в Швабрина готова влюбиться, только не может переступить через себя. (Кстати, интересно было бы читать ненаписанный роман Пушкина, где на роль главного героя намечался Швабрин). А когда появился Петя Гринёв, всё понеслось так, как было неизбежно и в книге, и в жизни. И насколько эта Маша сильнее и сложнее Маши из «Дубровского».

А самое лучшее – портрет глухой русской провинции в «золотой век» Екатерины. Её обитатели не только плохо понимают политику петербургских правителей. Они даже не представляют, как могут выглядеть эти правители. Приказали служить – служим. Приказали работать – так мы и работаем. Но когда доходит до дела, поднимаются и стоят насмерть. Одни за самозваного императора, другие за самозванную императрицу.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Карел Чапек «Средство Макропулоса»

Podebrad, 21 марта 16:31

Оказывается, рецепт бессмертия был открыт ещё 400 лет назад. Не совсем бессмертия, рано или поздно с каждым что-нибудь случится, но неограниченно долгой жизни. Досталось это счастье женщине, в общем-то доброй, но поразительно пустой. То ли глупая она от рождения, то ли поглупела с возрастом. Может быть, дело и хуже. При дворе Рудольфа II кормились не только алхимики, но и чёрные маги, ну, те, кто так себя рекомендует. Недаром Эмилия жалуется, что у неё умерла душа.

Пусть всё не так плохо. Эмилия просто с годами поглупела и опустилась. Но вот рецепт достаётся целой компании людей, в большинстве своём очень неглупых. Какие будут предложения? Подарить бессмертие людям, всему человечеству. Наградить избранных, достойных бессмертия. Оставить эликсир присутствующим. Оставить наследникам изобретателя. Открыть торговлю бессмертием. Думаю, сегодня, спустя ровно 100 лет, это предложение прозвучало бы первым и, возможно, последним. Но как только участники дискуссии задумаются всерьёз, настроения меняются. Очень разные люди, деловые, умные, циничные, жизнелюбивые, один за другим отступают. Оказывается, физическое бессмертие — вещь довольно жуткая.

Кажется, ерунда. Каждому хочется прожить как можно дольше. В этом сомневаться невозможно. Но вот представить себя в этой ситуации. Пережить жену, ребёнка, внуков, правнуков, прапра... и т.д. Пережить всех, с кем было хоть что-то общее. Оказаться в мире, где всё тебя раздражает, и где ты сам никому не нужен. Разве что историкам. Да и то, много ли мы сможем рассказать историкам такого, что они не узнают без нас. Можно только принять вариант с бессмертием для каждого. Но физическое бессмертие всех людей означает смерть человечества. В этом тоже сомневаться невозможно.

«Средство Макропулоса» стало одной из самых заметных пьес XX века и, вероятно, самой известной пьесой Чапека. Конечно, «RUR» — это такая философская глыба. Она породила, помимо прочего, само понятие «робот». Но герои «RURа» какие-то малоубедительные. А персонажи «Средства Макропулоса» разные и живые. Они действуют и меняются естественным образом.

Одна деталь показалась мне более фантастической, чем эликсир бессмертия. Барон Прус, человек, совсем не склонный делиться с ближними, по первой просьбе знакомит адвоката противной стороны со спрятанными в его доме документами, которые могут повлиять на исход тяжбы. Нет, чтобы выставить адвоката на вполне законных основаниях, самому найти бумаги, ознакомиться, уничтожить и гарантированно выиграть процесс. Но ему это и в голову не приходит. Мало того, остальные персонажи считают поступок Пруса совершенно естественным. Видимо, и первые зрители пьесы думали так же. Всё-таки они были какие-то другие, люди, воспитанные на исходе XIX века.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Марк Твен «Человек, который совратил Гедлиберг»

Podebrad, 11 марта 15:13

Маленький городок, известный безупречной честностью обитателей. Особенно гордятся этой репутацией именитые граждане. В основном, представители бизнеса и связанной с бизнесом интеллигенции. Причём они действительно стараются всегда быть безупречно честными. И вдруг появляется возможность разбогатеть путём небольшого обмана, абсолютно безвредного для окружающих. Соблазн слишком велик. А когда начинаются разоблачения, люди не просто сгорают от стыда. Они от стыда умирают. Даже не от стыда разоблачений, а от одной мысли о том, что оказались способны на обман.

Вроде бы всё понятно. Ханжество — это плохо. Правда я не думаю, что поведение менее именитых, орущих «Так их! Так! Они не лучше нас!» лучше поведения обманщиков. Но ведь реакция именитых на разоблачение говорит о том, что у них, во всяком случае, есть совесть. Представители сегодняшнего бизнеса и связанной с бизнесом интеллигенции в этой ситуации не то, что не поумирают от стыда, даже не покраснеют. «А что вы хотите? Все так делают». Так неужели гедлибергцы хуже нас теперешних?

Взглянем с другой стороны. Самый гнусный, собственно, единственный гнусный персонаж в этой истории — соблазнитель. Кто больше виноват в грехопадении — соблазнённые или соблазнитель? В начале девяностых нам из всех утюгов кричали, что свободный рынок — это рай, и жить мы все будем, как в раю. Почти все поверили, каждый пятый кинулся в бизнес, и уцелели из них немногие. А крикуны тех лет процветают до сих пор, и им не стыдно. Кто хуже — тот, кто совращал, или тот, кто соблазнился?

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Артур Кларк «Свидание с Рамой»

Podebrad, 27 февраля 13:34

Своего рода образец твёрдой НФ со всеми её сильными и слабыми сторонами. Необычная концепция, построенная в соответствии со строго научными допущениями. Её грамотное обоснование. По теперешним временам, это просто роскошь. Особое внимание к техническим подробностям происходящего. Деталей столько, что становилось скучно. Но это проблема не автора, а читателя. Такие книги надо брать в руки под соответствующее настроение. Обилие разнообразных гипотез. Намеченная мазками картина будущего. Автор явно знает о нём больше, чем говорит. Неинтересные персонажи. Кларк пытается дать им какую-то индивидуальность, но это явно не его тема. Тяжёлый стиль изложения. Вялый сюжет. Повороты его скорее перечисляются, чем увлекают. Отдельный бонус за то, что главная тайна так и осталась нераскрытой.

А всё-таки, какой могла быть разгадка? Гипотез выдвигается множество. Вплоть до того, что за особо одарёнными землянами специально послали ковчег, чтобы уберечь их от грядущей катастрофы. (Интересно, кто эти особо одарённые? Те, кому пришла в голову подобная гипотеза?). А то, что представляется наиболее вероятным, как-то наскоро проговаривается. Скорее всего, тупой робот продолжает исполнять программу, которая давным-давно никому не нужна. То ли его создатели уже вымерли, то ли утратили всякий интерес к своему созданию и к поставленным перед ним целям. А робот работает. Для Кларка это слишком пессимистично. Он предпочитает такие вещи пробормотать вполголоса и двигаться дальше.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Александр Беляев «Человек-амфибия»

Podebrad, 22 февраля 12:47

Сюжет самого известного романа Беляева лихо закручен, но при этом мало отступает от стандартов приключенческой литературы того времени. Идея интересна, но не уникальна даже для двадцатых годов прошлого века. По-настоящему восхищают картины подводного мира, редкие в литературе. И интерес к людям, ещё более редкий в фантастике.

Герои романа не сказать, чтобы так уж глубоко проработаны, но на удивление реалистичны. Они ведут себя так, как могли бы вести себя живые люди. Гуттиэре вроде бы влюбилась в Ихтиандра, но выходит замуж за Зуриту, а потом и за Ольсена. Ольсен старается вести себя, как друг (именно старается), терпеливо ожидая своей очереди. Бальтазар, человек в принципе честный, служит главному злодею и даже норовит выдать за него свою дочь. Злодей же на редкость обаятелен и удачлив, хотя удачлив в рамках возможного. Даже прохиндей-адвокат старается быть честным в интересах клиента, раз уж сам взялся за невыгодное дело. Всё реально, хотя на первый взгляд и по канонам жанра.

Ихтиандр получился менее убедительным, чем второстепенные персонажи. Видимо, в силу своей идеальности. Тем не менее, автору удалось главное. Показать жуткое одиночество хозяина океана, его стремление оказаться среди людей. Вызвать к нему сочувствие. Пусть Ихтиандр иногда раздражает, его жалеешь, как очень немногих героев фантастических романов.

Вот Сальватор – самая спорная личность не только в романе, но, возможно, во всём творчестве Беляева. Автору он нравится, читателям не очень. Несомненно, это гений. Причём умный гений. Но вот такие гениальные или просто талантливые учёные и строили первые атомные бомбы. То, что он с удовольствием издевается над зверьми, превращает их в уродов, это полбеды. Значительно хуже другое. Сальватор ненавидит людей. Врач по призванию и по профессии, он отказывает в помощи всем пациентам, кроме индейцев. Видимо, потому, что индейцев в Аргентине практически не осталось. Отказывать всем вообще нельзя – пойдут разговоры, да и материал для опытов необходим. И Ихтиандр ему потребовался для опыта. Потом, да, Сальватор привязался к своему созданию. На кого-то надо излить задавленные человеческие чувства. И всё равно старается держать эти чувства под контролем, не показывать их никому и никогда. Неприятный человек Сальватор. Но на два порядка сложнее множества подобных ему персонажей мировой фантастики.

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Александр Бушков «Стражи»

Podebrad, 19 февраля 14:08

В 1908 Тунгусский метеорит рухнул на Зимний дворец. Петербурга больше нет. Россия на десятилетия выпала из числа великих держав. История всего мира изменилась. Здесь три допущения. Техническое, физическое и историческое. О техническом (возможность торможения метеорита в 1908) говорить не стоит. Два других заслуживают обсуждения.

Считается, что при вхождении в атмосферу Земли несколькими часами позже Тунгусский метеорит теоретически мог рухнуть на Петербург. А что будет, если его тормознуть? Видимо, при зависании в пространстве метеорит полетит на Солнце и там сгорит. А если каким-то чудом провисит в космосе несколько часов и полетит дальше, то пролетит мимо Земли. Земля уйдёт за эти часы на расстояние не меньшее, чем расстояние от Земли до Луны. Можно подсчитать точно, только лень.

Допустим, он всё-таки упал. В централизованной империи внезапно исчезли правительство, все центральные органы власти, гвардия, часть флота, Генеральный штаб, политики государственного масштаба, руководство крупнейших банков и компаний ВПК. Дальнейший ход событий в России мог пойти примерно так, как предположил автор. Как вариант.

А зачем это понадобилось нашим английским друзьям? Год назад, наконец, подписано англо-русское соглашение о разделе сфер влияния в Азии. Германский флот растёт с каждым годом и уже догоняет британский. И тут решено использовать случай и ликвидировать новообретённого союзника. Что будет? Германия, несомненно, реализует план Шлиффена, пока Франция одна и не успела провести модернизацию своей армии. Затем займётся Британией. Немецкий флот в 1908 был на порядок сильнее, чем в 1940, и вполне мог обеспечить высадку десанта в Англии в случае противоборства один на один. А про английских политиков можно сказать разное, но никто из них никогда не работал против своей страны.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Александр Бушков «Золотой демон»

Podebrad, 15 февраля 13:30

Это своего рода пролог к быстро скончавшемуся циклу «Мамонты». С основным содержанием цикла он слабо связан. И, возможно, поэтому, роман оказался самым удачным в серии.

По сибирскому тракту в восьмидесятых годах девятнадцатого века движется обоз. В обозе масса народа – молодой поручик с женой, пожилой капитан, профессор истории, купцы с очень разным уровнем доходов, образованием и жизненным опытом, японский аристократ, мажор позапрошлого века, сильно ворующий чиновник, жандарм, священник, есаул с казаками, чёрные копатели и ещё много народу. Вдруг у всех путешественников пропадает золото (обокрали? всех?), затем начинают погибать странной смертью люди и лошади, дорогу перегораживают шеренги волков и, наконец, является древний демон.

Раздражает, как тут уже отмечалось, многословие и велеречивость персонажей. Когда идёт авторский текст, всё прекрасно, а вот прямая речь не всегда соответствует обстановке. Это, к сожалению, характерно для позднего Бушкова. Глубоких мыслей не найти, но они здесь и не требуются. Это чисто развлекательная вещь, и, как таковая, она удалась в полной мере. Сюжет держит от начала до конца. Лишних эпизодов нет. Что особенно приятно, герои получились разными и при этом убедительными. Не то, чтобы их характеры глубоко проработаны, но ведут они себя так, как могли бы поступать реальные живые люди. Причём не всегда так, как от них ожидаешь изначально.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Анатолий Левандовский «Максимилиан Робеспьер»

Podebrad, 12 февраля 15:12

Биография Робеспьера, написанная в 1959 для ЖЗЛ. Разумеется, монтаньяры в этой повести почти непогрешимы. У советских историков и тогда существовали на этот счёт серьёзные сомнения, но высказывать их разрешили только в семидесятые годы. Тем более, если книга предназначена для массового читателя. Но, несмотря на сусальность, вещь в целом удалась. Без доли симпатии к герою хорошей книги не написать. А автор явно испытывал долю искренней симпатии. Причём, похоже, это чувство появилось уже в ходе работы над книгой. Некоторые сцены, как безумные дискуссии в Конвенте, неудавшийся праздник Верховного существа или переворот 9 термидора, получились замечательно.

При всей спорности такой фигуры, как Робеспьер, в его характере можно действительно найти привлекательные черты. В книге эти черты хорошо видны. Прежде всего, бесспорная личная порядочность Робеспьера. То, что эта порядочность уживалась с беспощадностью, не может удивить историка ни одной эпохи. Личная честность. Верил в то, что говорил. Не воровал, что признавалось всеми, и всех удивляло. И деловые качества государственного деятеля. В этом отношении Робеспьер стоял на голову выше любого политика старого режима и почти всех революционеров. Собственно, он и подготовил поворот в политике 1794-1795. Можно предположить, что в случае своей победы в термидоре Робеспьер, перерезав своих противников и сподвижников, пошёл бы по тому пути, по которому в реальной истории пошли термидорианцы. Причём, вероятно, пошёл быстрее и с большей эффективностью.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Юлия Вознесенская «Паломничество Ланселота»

Podebrad, 9 февраля 13:45

Как большинство книг на религиозную тему, эта повесть способна убедить тех, кто и так убеждён. Соответственно рассчитана она на тех, кто считает себя христианином. Я тоже считаю себя христианином, но догматическую составляющую обсуждать не хочу. И не место здесь, и недостаточно компетентен в этих вопросах. А с точки зрения литературной обсудить интересно. Попытка создать христианскую приключенческую книгу для подростков оказалась менее удачной, чем у Льюиса. Но в целом всё-таки удачной.

Пожалуй, самое интересное здесь — прогнозы. Конечно, прогнозы никогда не сбываются. Здесь тоже большинство предсказаний не сбылось и явно не сбудется. Но есть очень интересные предсказания. Правило двух вытянутых рук — это просто гениально. Особая забота об инвалидах с упором на эвтаназию. Своеобразное развитие Параимпийских игр. На мой взгляд, издевательство над участниками и воспитание скрытого садизма в наблюдателях. Дальнейшее развитие мира виртуальных погружений. Всего около десятка удачных предсказаний, далеко не очевидных в 2002-2003. Для книги о близком будущем это очень много.

Другая интересная сторона книги в отношении к людям. Автор любит людей, не человечество в целом (здесь отношение более, чем скептическое), а конкретных человеков. Относится с пониманием к каждому. Старается помочь каждому найти дорогу к миру любви. По возможности избегает прямых назиданий. Собственно, христианские ценности толкуются, как общечеловеческие — доброта, взаимопомощь, порядочность, непричинение зла. А на роль идеального героя избран человек неверующий, который остаётся таковым до предпоследней страницы. Для религиозной книги это не совсем обычно.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Стефан Цвейг «Триумф и трагедия Эразма Роттердамского»

Podebrad, 6 февраля 13:35

Это не биография. Здесь даже нет практически дат. Это ода человеку, которого автор считает настоящим интеллигентом. Добрым, деликатным, эрудированным, остроумным. Провозвестником либеральных идей и братства народов. Образцовым интеллектуалом, настоящим учёным. Учёные того времени в массе своей комментировали отцов церкви и античных авторов. Эразм время от времени мог сказать и свежее слово, правда, не столько в науке в современном смысле, сколько в публицистике. Вершинами его жизни Цвейг считает «Похвальное слово глупости» и полемику с Лютером по вопросу о свободе воли.

Насчёт «Похвального слова» согласен. Конечно, в наше время оно не может вызвать того интереса, как 500 лет назад. У читателя теперь совсем другой багаж знаний, не позволяющий в должной мере оценить выпады Эразма. Другие интересы, другой ход мыслей, привычка к иным литературным приёмам. А в своё время эта книга произвела просто убойное впечатление. Вывела автора на высшую ступень литературного пьедестала Европы. И по заслугам, если проникнуться обстановкой того времени. Это при том, что автор издевается, в том числе и над читателями, и над коллегами-гуманистами, и над самим собой, и не пытается этого скрывать. И тут становится ясно, что он совсем не такой добрый и пушистый, как пытается представить Цвейг. Умеет показать зубы, когда хочет.

В полемике с Лютером Эразм явно проиграл, хотя был, по сути, прав. Просто Цвейгу очень хотелось, чтобы его герой и единомышленник победил, хотя бы посмертно. На самом деле его доводы оказались слишком осторожными, слишком абстрактными, ориентированными на интеллектуалов тех времён. Да ещё надо было оглядываться на покровителей, стараться не задеть Рим и при этом не порвать окончательно с реформаторами. А противник говорил на языке, понятном каждому, и ничего не боялся. Для полемики с ним Эразм оказался малопригоден. Чтобы защитить тезис о свободе воли человека, в XVI веке понадобились, как ни покажется это парадоксальным, иезуиты. Вот они тоже ничего не боялись, умели находить аргументы для любой аудитории и смогли убедить половину Европы.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Руслан Скрынников «Минин и Пожарский»

Podebrad, 3 февраля 14:21

Руслан Григорьевич Скрынников – один из крупнейших специалистов по эпохе Ивана Грозного и Смутного времени. Эта его книга – хроника Смуты, увлекательная, объективная, подробная. Для специалистов в этой книге нет нового. У автора есть работы-открытия, но эта книга предназначена массовому читателю. Первоначально она была издана в серии ЖЗЛ как биография Минина и Пожарского. Хотя биографических данных в ней было немного, главное внимание уделялось хронике событий и их анализу. Позже была переиздана в чуть переработанном виде под названием «Смутное время. Хроника событий».

Что мы можем вспомнить из школы, с некоторой натугой. Что был такой Лжедмитрий, сверг Годуновых с помощью Польши, потом его самого убили, потом, кажется, был ещё один, ещё крестьянская война Болотникова, потом пришли поляки, взяли Москву, потом собралось ополчение во главе с Мининым и Пожарским, и прогнали поляков. А выясняется, что Лжедмитрий I был, по сути, царём-реформатором, вроде Петра, только слабым и неумелым. Что самозванцев было около десятка. Что главной опорой их всех были не поляки, причём оппозиционные своему правительству, а казаки. Что польское правительство по внутриполитическим соображениям не помогало им, а скорее мешало. И только через пять лет, на пике развала, король решился добыть себе ещё одну корону. Что лучшие полководцы Речи Посполитой Жолкевский и Ходкевич, командовавшие войсками в русском походе, сами считали его вредной авантюрой. Что война дошла не только до Москвы, а до Вологды и Прикамья. Что главной силой Болотникова и его сподвижников были не крестьяне, а дворяне, однодворцы и военные холопы – люди, далёкие от крестьянства. Что каждая военно-политическая группировка в разгар Смуты выдвигала своего рода конституционные проекты. Причём почти в каждом из них рядом с пунктом об ограничении самодержавия стоял пункт об укреплении крепостного права. Что Пожарский и Минин выделялись среди своих противников и временных союзников, помимо личной честности и скромности, именно консерватизмом, отсутствием реформаторских проектов. Возможно, это и привлекло к ним массы людей, смертельно уставших от смуты. А честность этих двоих привела к тому, что их задвинули подальше сразу же, как только они сделали своё дело.

Несомненное достоинство книги – внятный и достаточно лёгкий для историка язык. Написано очень свободно для серьёзной литературы и серьёзно для популярной. Автор объективен, насколько это вообще возможно, и ни в чём не отступает от проверенных фактов. Если надо, обсуждает версии, но обсуждает, как человек науки, а не создатель сенсаций.

И не могу удержаться, приведу одну цитату:

«Бояре не раз обличали «Дмитрия» в мелкой лжи, говоря ему: «Великий князь, царь, государь всея Руси, ты солгал». Царь воспретил боярам такое обращение. Тогда сановники с завидной простотой задали ему вопрос: «А как говорить тебе, великий князь, царь и государь всея Руси, когда ты солжешь?»»

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Герберт Уэллс «Остров доктора Моро»

Podebrad, 28 января 13:16

Страшная книга и очень неприятная. При этом, наверное, самая сильная вещь Уэллса. Источник страха — не столько создания Моро, сколько сам профессор. Создания уродливы физически. Создатель уродлив по сути.

«Остров доктора Моро» Уэллс написал в 28 лет. В силу юношеского максимализма он попытался таким путём выразить своё отношение к современному человеческому обществу. Как человек неверующий, заодно и к религии. Получилось немного другое, независимо от намерений. Зверолюди Моро — это не люди и не звери. Это несчастные искусственные создания, порождённые самоуверенностью человека, который возомнил себя создателем. Создать людей у него не получается. Удаётся только искалечить зверей. Без Моро им было бы намного лучше. Вместо нового общества получается жалкая имитация старого. А сам Моро, человек вроде бы умный и сильный, в попытке стать создателем обнаружил слабость и глупость. У такого создателя не выйдет ни человека, ни Космоса, ни рая. Только ад на Земле.

В нашей классике две всем известные книги созданы под явным слиянием «Острова». Булгаковский профессор Преображенский достаточно умён, чтобы не играть в создателя. Он ставил чисто прагматические цели и именно поэтому сумел свернуть свой эксперимент с минимальными потерями. А вот беляевский доктор Сальватор смог всё-таки создать искусственный рай. Стоит только присмотреться к этому раю, как становится ясно, что он обязательно превратится в ад. Но автор так мечтал о рае на земле, что заставил поверить в него и самого Сальватора, и случайных свидетелей вроде Кристо, и, временами, читателя. Хотя сам, кажется, понял всё уже в первых главах.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Иван Тургенев «Рудин»

Podebrad, 17 января 12:38

Тургенев, в том числе «Рудин», идёт у меня с некоторым напрягом. Не моё. Но объективно вещь великолепная. Исключительно богатый язык, разный для каждого эпизода. Поток идей, тоже разных, и таких, за которые тогда ещё можно было обрести неприятности. Ирония, которую не всегда и уловишь (что особенно ценно). Неожиданный финал. И герои, по-настоящему живые. Прежде всего, Рудин.

Меня удивляло, когда наши образцовые критики ставили в один ряд Онегина, Печорина и Рудина. Сибарита Онегина, мизантропа Печорина, идеалиста Рудина. Рудин по своим побуждениям просто безупречный человек. Он всегда старается поступать, как лучше для людей, иногда жертвуя собой, старается никому не причинять в вреда и избегает даже думать о людях плохо. Плохи не люди, плоха система. Всё пытается сделать наилучшим образом. И ничего не способен не то, что довести до конца, но хотя бы сдвинуть с места. Ни в личной жизни, ни в общественной. А как только отойдёт в сторону, тут же у других начинает что-то получаться. Почему всё это? Из-за рудинского идеализма? Если так, то это страшновато. Но, похоже, дело именно в этом.

Жалко человека. Дело даже не в гибели за чужое дело. В предпоследней сцене Рудин выглядит стариком — седой, обессиленный, весь какой-то потухший. А ведь ему всего под сорок. И приходит на ум аналогия. За год до гибели Рудина вышли «Выбранные места из переписки с друзьями». Гоголь — тоже идеалист, только вдохновлённый совсем другими идеями. Автору в момент публикации было всего 37. А кажется, что писал это старик, вдвое старше себя самого.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Антон Деникин «Очерки русской смуты»

Podebrad, 13 января 12:21

Когда воспоминания Деникина были у нас опубликованы впервые, на исходе перестройки, они стали сенсацией. Открывая их теперь, в первую очередь ожидаешь разбора военных действий в 1918-1919. Хотя о них написано очень много, не меньше остаётся неясного. Генерал очень подробно разбирает ход событий на фронте до весны 1919. Затем, в самый интересный момент, изложение становится беглым. Видимо, дело в том, что ставка оказалась в это время достаточно далеко от фронта, и управление войсками перешло в руки дивизионных командиров, а сам Деникин больше занимался административными вопросами и разруливанием политических конфликтов. Книга в целом не столько о войне, сколько о политике.

Разбор политической ситуации в белой зоне – самая интересная часть работы. Я нигде не встречал такого подробного и грамотного изложения ситуации во всех анклавах белой зоны, от Финляндии до Азербайджана, от Сибири до самостийной Украины. Для Деникина все эти республики, включая даже Финляндию, часть единой неделимой России. Сепаратисты любого направления вызывают у него едва ли не большее негодование, чем большевики. И даже спустя годы он старается доказать правильность или хотя бы неизбежность проводимой им политики. Политика эта сводилась к двум принципам. Во-первых, неделимость России. Во-вторых, непредрешение, откладывание всех реформ на потом, до созыва общероссийского парламента. Думаю, это стратегия оттяжек немало способствовала поражению белых. Хотя нельзя исключить, что отказ от неё развалил бы белое движение ещё раньше.

О положении в красной зоне Деникин знает мало. Видимо, разведка работала отвратительно. Для него большевики – абсолютное зло, и творят они одни только безобразия. Полагаться на его сведения в этом вопросе не стоит. Но интересно, что о тех конкретных большевиках, которые противостояли его армии на фронте, независимо от их места в строю, генерал говорит с уважением.

Характерно отношение Деникина к союзникам. С одной стороны, он старается говорить о них хорошо. Всё-таки союзники по мировой войне, и поток снабжения от них шёл, хоть и слабенький. Но чаще прорывается раздражение. Раздражение это вызвано не столько недопоставками обещанного, сколько попытками вмешательства в дела России и, особенно, стремлением отделить от неё все территории, какие только удастся. Вот этого Деникин не может простить союзникам. Хотя и здесь негатив обращён не к офицерам Антанты, а к её политикам. И нельзя не вспомнить, что в 1941-1945, находясь в оккупированной Франции, Деникин открыто требовал от эмигрантов ни под каким видом не сотрудничать с немцами, пока они ведут войну с Россией.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Алексей Николаевич Толстой «Голубые города»

Podebrad, 8 января 13:41

Драма Буженинова не только в том, что он столкнулся с засильем пошлости. Драма ещё и в том, что он умеет только разрушать. С 17 лет, выйдя из реального училища, он убивал. Убивал, скорее всего, и безоружных. Расстреливали на той войне чаще, чем убивали в бою. Убивал и разрушал, чтобы избавить мир от несправедливости и пошлости. После войны оказалось, что несправедливости стало меньше, зато пошлости ещё больше. Выходит, всё зря.

Можно реализовать себя в созидании. Но Буженинов не умеет создавать ничего, что можно воплотить в реальность. Он создаёт архитектурные фантазии, ради которых надо разрушить Москву. Построить он ничего не сможет – нет ещё технических возможностей. А когда они появятся, через 100 лет, будут уже другие архитекторы, более талантливые. Строить то, что можно строить уже сейчас, скучно. Зарабатывать чертежами – совсем скучно. Приходится сидеть на шее у девушки и отбирать последние деньги у мамы. Самому неприятно, но приходится.

Нет, конечно, за человека обидно. Попасть в такой омут пошлости врагу не пожелаешь. Но жалко его только до пожара. Олю Зотову из «Гадюки» жалко до конца, а этого нет. Поджечь в жаркую ветреную погоду деревянный город – за это расстрела мало. Он ведь сжёг живьём десятки детей. Гибнут в таких случаях дети. И почему никто не застрелил его ещё в 1919? Сколько тогда погибло хороших людей с обеих сторон. А этот уцелел.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

Podebrad, 3 января 12:25

И сейчас, и в год написания «Обитаемого острова» как главная тема романа воспринимается контроль над сознанием людей. На Саракше он осуществляется через излучатели, у нас через электронные СМИ, причём во всём мире. Эффективность почти такая же. Но поговорить здесь хочется о прогрессорстве.

Саракш – тот редкий случай, когда внешнее вмешательство выглядит необходимым и оправданным. Люди разрушили свой мир, и теперь их надо как-то спасать. Странник в данном случае – идеальный прогрессор. Он прекрасно изучил местные реалии и вжился в них. Разобрался, что нужно делать. Вмешательство, по его мнению, должно быть, в основном, техническим. Надо деактивировать почву и воздух, возродить работу предприятий, помочь земле снова родить и, конечно, пресечь попытки развязать новую большую войну. Так ведь это то самое, что пытается делать большинство Огненных Творцов, они же Неизвестные Отцы. Они ведь сумели как-то возродить жизнь в разрушенной империи, без всякой помощи извне. Недаром Странник так легко вписался в их компанию. Даже излучатели, по мнению Странника, есть необходимый элемент решения проблем. Несомненно, будь его воля, он бы их оставил. Но тут вмешался Мак Сим, принесла его нелёгкая. Теперь придётся наставлять людей традиционным способом, через СМИ. Если на кого не подействует, ну что же, на них найдётся что-нибудь другое.

Максим Каммерер – антипод Странника. Он тоже пытается спасти Саракш и, в отличие от Странника, конкретных симпатичных ему людей. Но он хочет сделать всё побыстрее. При этом совершенно не понимает, что происходит, ищет всё новые толкования происходящего, находит свои решения, и они каждый раз оказываются неудачными. Мало того, приводят к гибели людей, в том числе тех, кого он хотел спасти. Ему говорят прямо в глаза, что его путь ведёт в никуда, а он неспособен это услышать.

Максим не виноват. Он типичный человек Полудня. Цивилизация Полудня основана на разрыве культурной традиции. Она оберегает своих граждан от конкретных знаний о прошлом. Средний человек Полудня в принципе неспособен разобраться в проблемах собственных предков, не то что в обстановке на другой планете. Вот Максим и идёт от одной ошибки к другой, и каждая страшнее предыдущей. А с чисто человеческой точки зрения – конечно, он прав.

Такое ощущение, что идеальным вариантом (вернее, вариантом наименьшего зла) был бы тот, при котором Генеральный прокурор договорился бы с Максимом в самом начале истории. Прокурор ведь готов принять любую программу нового императора, хоть построение социализма, только бы самому остаться при должности. И стали бы Странник и Генеральный прокурор двумя советниками Бессмертного Императора Мак Сима, оберегая его от явных глупостей. Левый канцлер и правый канцлер. Остались бы в живых сотни и тысячи людей, включая Гая, удалось бы сорвать войну на Севере и вторжение Островной империи, покончить с террором, наладить нормальное течение жизни. Но Максим захотел решить проблемы радикально. И его тоже трудно осуждать.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Сергей Снегов «Люди как боги»

Podebrad, 29 декабря 2021 г. 11:55

Писать буду по давним воспоминаниям. Тогда мы не были избалованы фантастикой. Книга вышла стотысячным тиражом, и читали её очень многие. И мнение не только моё, но большинства тогдашних первокурсников – бред. Один из худших образцов фантастики того времени. Хотя, повторяю, тогда нас издательства не баловали.

Основное впечатление – лихое, откровенно лихое подражание западным космооперам. Не пародия, а именно подражание с попыткой догнать и перегнать. Развернули звездолёт в одно созвездие, хвостом влезли в другое. Шарахнули по врагу, почти не глядя. Из героев сделали вечных подростков в безуспешной попытке как-то оживить. События просто перечисляются, без какого-либо эффекта присутствия. Мысль – да, мысль мелькает чаще, чем у Гамильтона, но воспринимать её в таком изложении невозможно. Стругацкие писали легко, в сто раз легче Снегова, но там мыслей на любой взятой наугад странице больше, чем тут во всём цикле. И при этом в романе присутствует самая правильная идеология. Хотя с космическими похождениями она сочетается с явным усилием. В результате получилась вещь, сочетающая самые слабые стороны советской и западной фантастики.

Думаю, на этот отзыв обидятся многие. Во-первых, ностальгия по молодости. По тем немногим фантастическим сочинениям, которые читали тогда почти все. Во-вторых, обида за автора, который имел мужество устоять перед системой. Да, так. Но хорошую фантастику он писать не умел.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Джек Лондон, Роберт Ллойд Фиш «Бюро убийств»

Podebrad, 24 декабря 2021 г. 14:52

Сначала о плохом. Персонажи безжизненны, все без исключения. Логика их поступков немыслима. Относительно глубины погружения в материал достаточно одного примера. Фамилия одного из главных героев — Константин (это фамилия), место рождения — город Валенко.

Лучшая сторона романа — экшн, особенно в середине книги, когда начинается бессмысленная и беспощадная беготня. Беготня эта должна завершиться гибелью почти всех персонажей. Но, поскольку их трудно представить живыми людьми, от этой движухи получаешь настоящее удовольствие. Тем более что написаны эти главы с блеском.

Джеку Лондону вообще хорошо удавались приключения. Но ему хотелось вносить в свои книги философию. И в «Бюро убийств» идут бесконечные дискуссии на тему: допустимо ли убивать людей,нарушающих этические нормы? Вернее, так: допустимо ли не убивать таких людей? В основе этики всех без исключения участников дискуссии лежит социальная целесообразность (!). Понятно, что при таком подходе можно этически обосновать всё, что угодно. Дискуссия начинает ходить по кругу. Автор почувствовал слабость именно этой составляющей романа и сам запретил его публиковать. Наверное, правильно сделал. Хотя местами вещь очень удачная.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Аркадий Гайдар «Школа»

Podebrad, 21 декабря 2021 г. 12:06

Первая особенность книги — ощущение правды. Бориса Горикова автор наделил впечатлениями и ощущениями Аркадия Голикова. И даже то, что не взято из собственной биографии, тоже правда. Обмануть читателя тогда было трудно. Все сами через это прошли. И от этой правды становится по-настоящему страшно.

Вторая особенность — антипатия, возникающая к красным. Это при том, что и автор, и герой однозначно на их стороне. Профессиональные большевики выглядят или профессиональными убийцами, или отмороженными демагогами. Причём вторая категория даже как-то хуже. Симпатию вызывает только командир отряда при всём его позёрстве и неумении делать что-нибудь, кроме революции.

Третья особенность — поразительно низкий уровень развития героя. Сын учителя, учится в реальном училище. Реальные училища готовили своих выпускников к поступлению в технические вузы. И этот будущий студент политеха или физмата уступает по развитию самому последнему двоечнику из числа моих одноклассников, да и одноклассников нашего ребёнка тоже. Только сбежав из школы на войну, Борис начинает немного подниматься.

Приходит в голову, что благодаря такому низкому уровню герой и повёлся на простейшую демагогию. Но это будет неправдой. Мы, вроде бы, знали и понимали больше, но в перестройку повелись на ещё более примитивную демагогию.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Анатолий Рыбаков «Дети Арбата»

Podebrad, 11 декабря 2021 г. 13:56

Для 1987 эта книга стала огромным событием. Прежде всего, из-за приведённых здесь фактов и общей картины эпохи. Сами факты не были засекречены, но, чтобы их найти, надо было перелопатить сотни малотиражных изданий. А тут в журнале с миллионным тиражом. Читали практически все. Теперь понятно, что не все факты достоверны. Про объективность и говорить нечего. Но цель достигнута. Вообще-то, чтобы опубликовать такое в 1987, требовалось определённое мужество и от автора, и от редактора журнала. Настроение высокого начальства могло измениться в любой момент.

А если оставить в стороне историю и политику, интереснее всего образ Саши Панкратова. Его автор писал с себя, конечно, себя идеализированного. Саша человек честный, храбрый, умный, принципиальный. Это последнее качество в координатах того времени важнее всего. Именно благодаря своей почти идеальности он, собственно, и сумел выжить. Окружающие стараются ему как-то помочь, даже за счёт своей безопасности. И некоторые гибнут, в том числе из-за того, что решили ему помочь или хотя бы не топить. А ведь сам он никого не спас, хотя и не подставил.

С другой стороны, двойной стандарт лезет с первой же сцены. Герой расстаётся с девушкой, которую не сильно любил, но сделал ребёнка. В дальнейшем никаких воспоминаний ни о девушке, ни о ребёнке. Потом Юра Шарок проделает то же самое с Леной. Юра, конечно, сволочь, Лену жалко, по-настоящему жалко. А Катю не жалко? Потому что она не с Арбата?

А при другом развитии событий Саша мог бы оказаться на другой стороне. Ему об этом прямо говорят товарищи по ссылке. Мог бы доучиться и попасть по комсомольскому набору в органы. Идейный, энергичный, работоспособный. И сажал бы врагов режима, настоящих и сомнительных. Невиновных ему бы, пожалуй, не поручили, а сомнительных сажал бы. И, возможно, пережил бы все чистки. Достаточно честные работники ценятся даже в органах.

При всех слабостях первая книга из тех, что следовало прочесть. В дальнейшем каждый новый том хуже предыдущего. Судя по авторскому послесловию к первой книге, план цикла был совсем другим. Но видимо, конъюнктура того времени захватила и потащила в пропасть. Или просто устал от темы, а остановиться уже не мог.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Лион Фейхтвангер «Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо»

Podebrad, 8 декабря 2021 г. 14:56

Роман об идеях Руссо получился несколько ниже уровня, достигнутого Фейхтвангером в его лучших книгах. Вероятно, из-за того, что он был задуман, как роман об идее. Автор написал о посмертной судьбе идей Руссо. При этом идеи и их воплощение, как бы сказать, идеализированы. Якобинцы ошибаются, но на самом деле они правы, что бы ни натворили. В книгах о революции, написанных Франсом, Ролланом, даже такими крайне левыми политиками, как Жорес и Кропоткин, нет однозначно правых. В романе об идее они должны быть. Сам, возможно, того не желая, Фейхтвангер продвигает вывод, который разделяют многие радикальные интеллигенты. Принципы важнее людей, если только эти люди – не мы.

Люди здесь тоже воплощают идеи. Каждый рассуждает и действует со своей социальной позиции. Каждый нужен для иллюстрации этой позиции. Самой живой, на мой взгляд, получилась Жильберта. Видимо, именно потому, что у неё нет идей.

Рассказ о Великой революции получился на уровне комикса. Иначе не удалось бы доказать правоту наших. Мало того, историю пришлось исказить. Версия смерти Руссо – анекдот, явно из разряда трактирных сплетен. Лепелетье превращён из малозаметного политика в фигуру мирового значения. Картина торжественного перезахоронения Руссо перенесена в эпоху Робеспьера, чтобы ещё раз подчеркнуть правоту якобинцев. На самом деле, эти помпезные похороны устроили уже преемники Робеспьера, правительство самых нахальных воров в истории Франции. Тут уместнее ирония, чем пафос.

А если покончить с придирками, то придётся признать, что роман замечательный. Книга написана легко, свободно, увлекательно. Автор добился поставленных целей. Идеям сочувствуешь, несмотря на их нежизненность. И героям сочувствуешь, несмотря на их ходульность. И даже партиям и властям, несмотря на их кровожадность.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Питер Джеймс «Мёртвая хватка»

Podebrad, 26 ноября 2021 г. 14:23

Если верить аннотациям, перед нами захватывающий триллер. Его особые достоинства — исключительное внимание к деталям и психологическая глубина. Не согласен.

Прежде всего, это типичный полицейский детектив XXI века. Элементы триллера здесь нужны, чтобы выпустить побольше крови. И они же мешают сделать расследование по-настоящему интересным. Одолев 15-20 % текста, уже понимаешь, как будут развиваться события дальше. Загадки нет.

Деталей действительно много. Для англоязычного читателя они, возможно, интересны. Да, конечно, книги пишутся для своих, но читать в данном случае предлагается нам. Для русскоязычного читателя детали, на мой взгляд, малоинтересны, и только утяжеляют сюжет.

Что касается психологии, один пример. Мать, узнав о случайной гибели сына, произносит: «Дерьмо! Дерьмо!Дерьмо! Дерьмо!» И только потом наступает нормальная человеческая реакция.

А если не придираться, не так уж всё плохо. Перед нами добросовестно написанный современный детектив. Местами становится интересно, иногда людям сочувствуешь, кое-где мелькает мысль. Сделав некоторое усилие, вполне можно прочесть. Один раз.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Александр Бушков «Тайны Сибири, или Зачем Россия её завоевала»

Podebrad, 24 октября 2021 г. 11:58

На порядок лучше всех исторических произведений А.А. Бушкова. К сожалению, первый очерк получился в духе остальных его книг на эту тему. Здесь намешаны в кучу Гиперборея, экспедиция Франклина, миграции ариев и шумеров, полёты на железных и не железных птицах, хребет Ломоносова, обычаи селькупов, вопросы уфологии и десятки других тем. Всё это изложено, в большинстве случаев, предвзято, бездоказательно и хаотично, без попытки как-то структурировать материал. Тем, кто не читал, советую пропустить первую главу и переходить к следующим.

А дальше всё очень хорошо. Очерки на тему сибирской криптозоологии. Вторично, но всё равно интересно. История Золотой Бабы – то, что о ней известно более или менее достоверно. История Земли Санникова. Тоже, в общем, вторично, но увлекательно и подробно, со спокойным разбором гипотез. История Тунгусского метеорита. Лучшее, что я читал на эту тему. Рассказ о полярном лётчике Леваневском и его последнем полёте. Рассказ о никому не известном колчаковском поручике. К теме совсем не относится, но даже этот рассказ удалось сделать интересным. Легенды о серебряной горе. Совершенно замечательный очерк о бое парохода «Сибиряков» с немецким карманным линкором «Граф Шпее». Обо всём рассказано грамотно, подробно, увлекательно и неожиданно объективно.

Если расставлять очерки по местам, то на третье место из девяти я бы поставил очерк о Земле Санникова. На второе – рассказ о морском бое у побережья Таймыра. На – первое – главу о Тунгусском метеорите. Такого непредвзятого и при этом подробного изложения вопроса мне ещё не попадалось.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Уилки Коллинз «Женщина в белом»

Podebrad, 22 октября 2021 г. 12:16

Современники Коллинза, вероятно, считали этот роман исключительно занимательным, поучительным и при этом чуть-чуть сомнительным. Теперь эти качества обнаружить в нём трудно. Но романы пишутся не для потомков, а для современников. Теперь же самое, может быть, интересное — наблюдать, как из готического романа рождался детектив. Здесь этот процесс идёт прямо на глазах.

Когда-то, в конце семидесятых, в этой книге больше всего раздражал главный сюжетный ход. Невероятное сходство двух главных сестёр. Теперь, после мексиканских сериалов, это воспринимается философски. Главной слабостью теперь кажется одномерность героев. Они не просто носят маски, это полбеды. Их маски неинтересны. Исключение — граф Фоско и Марион. И, пожалуй, Фоско в чём-то прав. Какую они могли бы составить пару! А так придётся прожить жизнь при детях сестры.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Антон Чехов «Дом с мезонином»

Podebrad, 13 октября 2021 г. 14:11

Психологически вещь гениальная, как почти всё у Чехова. Но здесь присутствует и не столь частый у автора социальный анализ. Налицо два хорошо знакомых типа российских интеллигентов. И оба хуже.

Безымянный художник считает, что не нужны ни школы, ни больницы, ни технологии. Пусть пока болеют, голодают, это не столь важно. Надо не работать, а всё сломать, чтобы на развалинах вырос дивный новый мир. Ну, сам-то он не вырастет. Придётся всё-таки работать, хоть на развалинах. Но трудиться товарищ принципиально не желает. Лень ему, нет настроения. Ему даже пейзажи свои писать лень, с первой страницы рассказа до последней. Вообще-то, он действительно художник, или только так себя называет?

Лидия, наоборот, вечно в заботах. И от её деятельности есть конкретная польза. Даже один вылеченный с её помощью ребёнок важнее всех ненаписанных пейзажей. И то, как она поступила с сестрой, можно понять. Спасала от заведомо никчёмного типа, ради неё же, несмышлёной. Вот только вокруг Лидии почему-то одни враги. Приходится их гнуть и ломать. На эту ломку людей, которые в чём-то отличаются от Лидии,и уходит основная часть её энергии.

А в итоге персонажи несимпатичны все, кроме несчастной Мисюсь. Хуже всякого Беликова. И при этом убедительны до озноба. А сочувствуешь только Жене.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Валентин Пикуль «Каждому своё»

Podebrad, 12 октября 2021 г. 15:52

Романы Пикуля представляют собой мозаику исторических анекдотов. Если так подходить к истории,, то обязательно наделаешь массу ошибок и в деталях, и, особенно, при попытке как-то связать анекдоты. Роман о генерале Моро в этом смысле не исключение. Но, в отличие от большинства романов Пикуля, явных ошибок здесь немного. Скорее они идут от использования малодостоверных источников и от попыток нарисовать картину поярче. Как в случае с упомянутой уже картиной переворота. Наполеон в этот день действительно крупно промахнулся, когда попытался выступить перед парламентариями.. Этого он никогда не умел. Но, как только вышел к войскам, всё пошло так, как хотел. И с коня он точно не падал.

И здесь выплывает вторая особенность Пикуля — неуважение к противнику. Известно, куда оно всегда заводит. В данном романе неуважение не к противнику вообще, а конкретно к Наполеону. Предполагалось, видимо, дать картину деградации личности, но негатив ощущается с самого начала. Реальный Наполеон, как бы к нему ни относиться, был человеком потрясающих способностей, не только в военном деле. С возрастом не деградировал. Наоборот, стал делать меньше промахов и меньше безобразий. Но бесконечные удачи закономерно вели его к поражению. А что касается Моро, он, как ни крути, предатель.

В целом роман о Моро вполне читаем. Если читать не для получения информации, а для развлечения. Но это, всё-таки, как обычно, пёстрый лубок. В лучших книгах Пикуля обрывочность, крикливость и необъективность искупаются увлечённостью автора. Вот «Слово и дело» он явно писал с увлечением. И мысль там мелькает. Здесь, к сожалению, не видно ни увлечения, ни мысли.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Карел Чапек «Мать»

Podebrad, 4 октября 2021 г. 16:01

Очень сильная пьеса. Женщина потеряла мужа и четырёх сыновей. Муж погиб на войне, старший привил себе новую вакцину, второй разбился при испытании самолёта, двое погибли в гражданской войне на разных сторонах. Остался последний ребёнок, и его отдавать нельзя. Конечно, она права. Но у матери своя правда, а у мужчин своя. Каждый умер за то, что считал своим долгом.

Пьеса может показаться пафосной. Но пафос, вообще-то почти неизбежный для драмы, у Чапека смягчается его искренней любовью к людям. Герои обычные люди, добрые, хорошие, в чём-то заурядные, в чём-то ограниченные. Они не стараются навязать окружающим свою правду. Просто без неё они не могут.

Пафос зашкаливает только на последних страницах. Последней реплике лучше бы остаться за кадром. Тогда остались бы обе правды. Но автора можно понять. Он каждый день наблюдал за тем, что творится в Испании, и ожидал, что такой же кошмар ждёт его родную Чехословакию. Такого не случилось. Случилось хуже.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Рэй Брэдбери «Лето, прощай»

Podebrad, 3 октября 2021 г. 15:12

Как пишут, «Лето, прощай!» выросло из неопубликованной последней главы «Вина из одуванчиков». Не знаю, из-за чего её не стали публиковать вовремя. Но лучше бы Брэдбери её не дорабатывал.

Сюжеты «Вина» всё время вертятся вокруг тайны времени. Брэдбери пытается рассмотреть её с разных сторон глазами малолетних и престарелых героев. Версии получаются оригинальные, парадоксальные, неуклюжие, упрощённые, переусложнённые. Но сама попытка рассмотреть время с разных сторон очень интересна. В «Лете» автор отчаялся разобраться в проблеме и идёт напролом. Разломать часы и ни о чём не задумываться.

Но главное в «Вине» не рассуждения, а язык и атмосфера. «Вино из одуванчиков» — завораживающая поэтическая притча для взрослых и не очень взрослых. Лучшая книга Рэя Брэдбери. Чего стоят поэма о теннисных туфлях, выборы в дамском клубе, постройка Машины Счастья, история старушки-путешественницы, история с маньяком, жизнь полковника... В «Лете» не найдёшь ничего подобного. Автор не растерял литературного мастерства, но здесь он пытается подделаться под самого себя. Даже последняя глава, может быть, лучшая в книге, не вызывает особого доверия.

А главный секрет обаяния первой книги — её доброта. Автор улыбается каждому из героев. Даже смерть здесь выглядит минутным сном между прошлым и будущим. В «Лете» нет любви. Ни у малых, ни у старых. У малых особенно. А пацан, убивший ни за что двух человек и даже не вспомнивший об этом — это уже по-настоящему страшно.

Конечно, нельзя продолжать свои книги спустя 50 лет. Ничего хорошего не получится. Но дело, наверное, не только в этом. За 50 лет изменился не только автор. Изменилась Америка. Стала жёстче, идеологичнее, перевернула всю систему своих ценностей, само отношение к жизни, и при этом не стала умнее. Прежний Гринтаун умер.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Чарлз Роберт Метьюрин «Мельмот Скиталец»

Podebrad, 24 сентября 2021 г. 13:54

Классика, несомненно. И вещь действительно сильная, особенно там, где автор обращается непосредственно к истории вечного скитальца. Но писать буду о том, что мешало читать.

Прежде всего, архаизм построения. Матрёшка из историй – даже для первых читателей «Мельмота» позапрошлый век. Возможно, в постнаполеоновскую эпоху это вызывало ностальгию, но в наше время и ностальгии не будет. Вообще-то, лет за 40 до Метьюрина Потоцкий написал удивительно похожую книгу (по структуре, не по настроению и не по сюжету, хотя дело тоже происходит в Испании). «Рукопись, найденная в Сарагосе». Но «Рукопись» читается легко, а «Мельмот» кажется чем-то громоздким и допотопным.

Хуже всего именно тяжеловесность «Мельмота». Он тягуч, неуклюж, громоздок, многословен. В этом многословии тонут литературные достоинства романа. Он тяжеловесен даже на фоне других вершин готического жанра – книг Уолпола, Казота, Радклиф, Шелли. Они все вышли раньше «Мельмота» и все воспринимаются легче. Даже толстенные романы Радклиф.

Идеологичность романа достойна XXI века. Метьюрин – потомок французских кальвинистов, решивший сделать карьеру в англиканской церкви и обитавший среди католиков-ирландцев. Ирландцев он явно ненавидит и обращает всё своё раздражение против католиков. Иногда кажется, что роман написан по заказу, хотя вряд ли это соответствует действительности.

Но это придирки из нашего века. Современники зачитывались. Находили в романе новые идеи, новые сюжеты, необычные мысли. А книги пишутся для современников.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Михаил Шолохов «Алёшкино сердце»

Podebrad, 16 сентября 2021 г. 13:46

Честно говоря, трудно поверить, что это писал автор «Тихого Дона». Текст просто беспомощный. На уровне писем в редакцию. Идеология зашкаливает. Кулаки выглядят зверьми, как им и полагалось. Наверное, такое бывало. Комиссар, наоборот, практически святой. Наверное, тоже случалось. Правда, непонятно, почему при таком идеальном начальнике царят голод, общий бардак и абсолютная безнаказанность преступников, если они не покушаются непосредственно на Советскую власть. У почему при неурожае у кулаков всё уродилось. И всё же сквозь эти слабости уже виден Шолохов ближайшего будущего. Уже сейчас он не боится сказать — вся классовая борьба не стоит человеческих жизней. Тем более, детских.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Нина Боуден «Керри в дни войны»

Podebrad, 12 сентября 2021 г. 13:02

Британия в году так 1941-1942. Детей из больших городов поголовно эвакуируют в глухие сельские районы. И там их все принимают, по сути, как родственников. В том числе те, кто и родственников видеть бы не хотел. Но принимают добровольно. Невзирая на принцип «Мой дом – моя крепость», военные трудности, рыночную экономику и особенности собственного характера.

Книга, пожалуй, предназначена не столько для детей, сколько для тех, кто готов вспомнить собственное детство. Автор хорошо сумела вжиться в себя саму в возрасте 13-14 лет. Немного детских приключений и проблем, немного подростковых страшилок, совсем немного полувзрослых рассуждений о жизни. Вера в то, что нет совсем уж законченных негодяев. Книга получилась в меру сентиментальной и при этом вполне реалистичной. Спустя 30 лет перечитал с удовольствием, к некоторому своему удивлению.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Борис Акунин «Внеклассное чтение»

Podebrad, 6 сентября 2021 г. 16:02

Современную составляющую «Внеклассного чтения» обычно оценивают хуже, чем историческую. Думаю в этом главную роль сыграл Фандорин-младший. Бестолковость его в данной истории зашкаливает. Однако остальные персонажи, несмотря на формальное соответствие определённым шаблонам, на самом деле независимы от них. Они живут своей жизнью, не всегда предсказуемой. Даже Валя, несмотря на мою неприязнь к подобным личностям, вызывает интерес и симпатию.

Сюжет тоже, на первый взгляд, построен по принятым в те годы шаблонам криминального боевика. На самом деле здесь трудно найти повторы опубликованного ранее. Интрига захватывает и не во всём оправдывает ожидания. Кто-нибудь может честно признаться, что к середине книги угадал финал?

Историческая часть, согласен, в общем, превосходит современную. Основная претензия здесь к историческим персонажам. Они не имеют ничего общего с реальными. А те, кому прототипов не нашлось — Фандорин, Митридат, Павлина, даже Пикин — удались по-настоящему. Фандорин-предок при всей своей упёртости на три порядка интереснее Фандорина-потомка. И сюжет из XVIII века не менее интересен, чем из XXI. Это при том, что за основу взято «Путешествие из Петербурга в Москву», одна из самых скучных книг в русской литературе, при всех её публицистических достоинствах.

В целом этот роман выглядит самым интересным в не слишком удачной серии о сэре Николасе. Теперь, когда цикл явно завершён, об этом можно говорить с уверенностью.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Елена Михалкова «Тот, кто ловит мотыльков»

Podebrad, 26 августа 2021 г. 15:15

Как тут уже говорилось, это две почти не связанные детективные истории. Правда, где-то к середине становится ясно, что механизм их развития довольно близок. Той истории, что случилась в элитном особняке, и той, что развивалась в глухой вымирающей деревне. И разбирательство в обоих случаях закончилось успешно. И силами двух опытных детективов, и стараниями женщины, имеющей к расследованиям косвенное отношение. Мне интереснее была история из деревни. Обитатели особняков успели уже слегка достать.

В целом не лучший детектив Елены Михалковой, но довольно удачный. Лёгкий грамотный язык. Напряжённый сюжет без ляпов и особых роялей в кустах. Отсутствие жестокости, пошлости, ненужной лихости, излишнего морализаторства. Ситуации маловероятны, но не невозможны. Классическому детективу в равной мере противопоказаны тривиальность и фантастичность. Вообще, на мой взгляд, пара Бабкин + Илюшин стала самым удачным проектом в сегодняшнем российском детективе.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Булат Окуджава «Голубой шарик»

Podebrad, 27 июля 2021 г. 15:28

Человеческая жизнь в восьми стихах. Немного найдётся людей, никогда не слышавших этого стихотворения. И совсем немного таких, на кого оно не произвело шокового впечатления. Но ведь, если подумать, не всё так печально, как кажется. Ведь были на самом деле шарики, и был жених, и была семья, и была вся жизнь. Которой всегда не хватает.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Артуро Перес-Реверте «Саботаж»

Podebrad, 23 июля 2021 г. 14:35

Третий и, наверное, последний роман Переса-Реверте о разведчике времён Великой испанской революции. Деятельность этого разведчика сводится, главным образом, к диверсиям. Диверсанты люди нехорошие. Поскольку автору чуть ближе всё-таки республиканцы, своего диверсанта он сделал франкистом. С чисто сюжетной стороны роман сделан удачно. Но впечатление остаётся неприятное.

Первое. С историей гражданской войны в Испании автор, несомненно, знаком. Как только он выходит за рамки Испании, сразу начинется ерунда. В датах, событиях, обстановке, именах. Имена вообще особая песня, франкоязычные, германоязычные и, особенно, русскоязычные. То есть, знакомство с материалом, выходящим за границы Испании, прошло на уровне поверхностной журналистики.

Второе. Отношение к самой революции и тому, что с ней как-то связано, тоже в духе современного либерального журналиста. В частности, создаётся впечатление, что самый страшное преступление нацистов – это борьба с ЛГБТ. От такого отношения сама гражданская война превращается в кровавый фарс, где дураки и сволочи воевали против сволочей и дураков. Конечно, обе стороны пролили море крови, однако такой памяти они всё-таки не заслужили. Их всех вели идеи, пусть неудачные, но они отдали за это жизнь.

Третье, и главное. Автор сильно не любит всех своих персонажей. Монархистов, коммунистов, фашистов, анархистов, либералов, левых интеллигентов. Последние получились особенно неприятными, кроме, может быть, Баярда. Хемингуэй получился на уровне плохой карикатуры. Без доли симпатии к героям хорошей книги не напишешь. Но, как тут уже было сказано, и сказано прекрасно, каждый из героев пытается выйти из той чёрной роли, которую ему отводит автор. Персонажи оказались лучше своего создателя.

Оценка: 5
⇑ Наверх