FantLab ru

Все отзывы посетителя xotto

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Джо Аберкромби «Море Осколков»

xotto, 2 марта 2020 г. 21:53

Такое впечатление, что янг-эдалт Аберкромби местами куда жёстче его взрослого цикла. Вероятно, дело тут в выборе POV. Все протагонисты «Моря осколков» молоды, у них как будто всё впереди, и это «всё» видится в оптимистическом свете, даже для тех персонажей, кто свой путь в истории начал с убийства. Ещё нюанс — от этого мира не несёт обречённостью, характерной для тёмного фентези, да и не фентези это — при внешнем и даже внутреннем соответствии канону формально это всё же постапокалиптика. Но Аберкромби не изменяет себе даже в лайт-версии, хэппи энд здесь возможен только промежуточный, а с юными и красивыми героями «Моря осколков» жизнь обходится так же жёстко, как с некрасивыми и переломанными персонажами «Земного круга».

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Джо Аберкромби «Земной Круг»

xotto, 26 февраля 2020 г. 23:32

В противоположность ПЛиО Мартина, где мир не меняется тысячелетиями, где нет никакого прогресса, зато память как у мальчика из цирка, в Земном круге прогресс почти полностью заместил память.

В мире, где нет диктатуры религии, хватило всего одного поколения, чтобы прогресс прыгнул на полтысячелетия вперёд, и на одном полигоне сошлись Средневековье и промышленная революция. Звучит как рискованный эксперимент, и Аберкромби достаточно неаккуратен в деталях, чтобы укрепить это подозрение. От уровня структуры (отдельные составные части не всегда идеально стыкуются, отдельные линии как будто повисают в пустоте, а отдельные сюжетные решения кажутся слишком примитивными) до уровня стилистического (в частности, слова и выражения автор нередко использует анахроничные и анакосмичные).

Но совершенно очевидно, что Аберкромби не ставил себе цели написать опрятную, на радость заклёпочникам, симуляцию. Похоже, в первую очередь ему интересны люди и во-вторую — разрушение романтических представлений обо всём, о чём у обывателя эти романтические представления имеются. О войне, о власти, о революции, о свободе воли, о счастливых концовках, о героизме и, разумеется, о любви. Очерёдность может меняться, и где-то замечательно сконструированные персонажи наглядно демонстрируют социальные механизмы, а где-то, наоборот, конкретные ситуации сконструированы таким образом, чтобы лучше оттенить динамику характеров.

Персонажей Аберкромби собирает как будто по чек-листу, оттого отдельные черты выпирают искусственными вставками — то все они дружно облизываются, трогают языком зубы и язвочки во рту и прочее в этом духе, то, когда уходит в тень или в грязь представитель полюбившегося автору архетипа, ему на смену приходит новая вариация.

Но это мелкие и редкие не дефекты даже, а скорее узнаваемые особенности в мастерски выточенных образах, достоверных и по-настоящему живых.

Кстати, если соберутся снимать сериал, то нельзя ли на роль Трясучки взять Юэля Киннамана?

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Джо Аберкромби «Первый Закон»

xotto, 26 февраля 2020 г. 17:46

Что если Гэндальф — самодовольный ублюдок и манипулятор, и Серый он, а не Чёрный исключительно потому, что признания среди этих никчёмных людишек не жаждет; Арагорн одержим демоном и с лёгкостью убивает друзей, детей, вообще всё, что движется; а Фродо — злобная стерва, концентрация раздражения и презрения, все мысли которой заняты исключительно местью (хм, тут, учитывая некоторые нюансы повествования аналогия, кажется, сама себя кусает за часть тела, которую Аберкромби без стеснения эксплуатирует в сюжете и репликах героев, но упоминание которой в отзыве может оказаться нарушением правил сайта); и все вместе эти милейшие люди идут не уничтожить кольцо власти, а откопать его.

Что если Шерлок Холмс — доктор Хаус без половины зубов, без викодина и без шарма Хью Лори, мерзавец, пусть и с совестью, но с совестью беспомощной и жалкой; что если в этом мире нет места дедукции, да и не к чему она здесь, есть же клещи, молотки и щипцы, а также кости, зубы и ногти.

Что если единственный по-настоящему хороший человек... а впрочем, нет, это уже точно спойлер.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Дэн Симмонс «Гиперион»

xotto, 23 октября 2018 г. 00:59

«Гиперион» со стороны производит впечатление совершенно неподъёмной глыбы, монолита, который нужно штурмовать, стиснув зубы, а на деле оказывается искусным плетением прозрачных и точных историй, дополняющих друг друга и вместе с тем очень разных. В основе каждой истории — драма из тех, к которым мысленно возвращаешься, когда книга давно дочитана, фильм досмотрен, песня дослушана. Каждая история начинается очень прозаично (кроме, разве что, истории детектива) и развивается неспешно. Это вообще свойственно Симмонсу — долго заманивать читателя в ловушку, чтобы потом неожиданно и жестоко оглушить. Гадаешь (особенно, когда позади первые две-три части), каким именно ударом автор нокаутирует в этот раз. Хук, джеб, апперкот, кросс, свинг — довольно, нам уже не подняться. Но нет, Симмонс приберёг напоследок не самый сильный, возможно, зато весьма эффектный и еще более неожиданный маваши.

Едва живые уползаем читать продолжение.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Сергей Игнатьев «Яблоки Гесперии»

xotto, 6 апреля 2018 г. 23:49

Так вышло, что я несколько раз бралась читать этот рассказ, но никак не могла его прочесть. Объясню это комплиментарно: автору удалась знойно-безнадёжная атмосфера, а потому читатель волей-неволей проникается декадентским унынием и взгляд его по тексту не летит стремительно, а тоскливо ползёт.

Между тем, рассказ прозрачный и очень простой. Концовка считывается ещё в первой сцене, ждёшь её с той же тоскливой обречённостью, мол, зачем все эти детали, такие подробные, такие банальные, если всё заранее настолько очевидно.

Но вот что удивительно: концовка, ожидаемая и предсказуемая, всё равно делает читателю хорошо. Автор мастерски вытаскивает читателя из меланхолии, в которую сам же методично погружал его с первых строчек. Причём послевкусие это неистово спорит с сутью развязки, которая, казалась бы, должна топить историю в ещё более глубоком меланхолическом омуте. Но нет, странным образом возникает ощущение, что читателю вместе с героем удалось, достигнув дна, начать движение в противоположном направлении, туда, где есть надежда.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Сергей Игнатьев «Семь мгновений Ефима Зильбермана»

xotto, 25 января 2018 г. 01:14

Очень игнатьевский рассказ. Нарочито простая фабула – потому что не фабулы и не сюжеты интересуют писателя Игнатьева.

Писатель Игнатьев как бы в вечном поиске мгновения. Он стоит в чистом поле зимней ночью, из-за туч выглядывает луна, и в её свете серебрятся снежинки, которые ещё и не снег вовсе, а только его предвестники. И вот писатель Игнатьев ловит эти снежинки ладонями (где-то рядом ухает сова), а снежинки на ладонях тают, потому что никаких рукавиц у писателя Игнатьева, конечно, нет.

Уток ткани прозы Игнатьева – время, как будто непрерывное и надёжное, но если присмотреться – дискретное, сплетённое из мгновений-снежинок, тающих от тепла ладоней. Основа – люди, как будто самые простые и обыкновенные, но нет в мире двух одинаковых людей, как (вы уже догадались, да?) нет двух одинаковых снежинок.

Больше всего писателя Игнатьева интересуют детали: приметы времени, незаметные невооружённым взглядом, не оставляющие следа в нашей памяти, как (здесь опять снежинки, простите); приметы человека, характера и способы передавать эти приметы с помощью ограниченного (в отличие от вариаций снежинок!) набора букв.

Так вот, «Семь мгновений Ефима Зильбермана» – очень игнатьевский рассказ, мокьюментари, игра со словами и формой. Очередная попытка поймать снежинку, несколько снежинок, почувствовать их, а потом пересказать буквами. За буквами прячутся живые люди, по строчкам течёт время. Это стеклянный шар на полке ломбарда, стекло поцарапано (кажется, кто-то пытался написать матерное слово, но был вовремя пойман), и если потрясти этот шар, закружатся снежинки (снова они) и взлетят летуны.

Простим же писателю Игнатьеву нарочито грелочное название рассказа. В конце концов, у каждой вещи, события, мгновения, человека должны быть недостатки – иначе им не стать настоящими.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Дина Рубина «Почерк Леонардо»

xotto, 10 января 2014 г. 19:51

Этот роман похож на скрапбук. Красивый альбом, собранный с нежностью и особенным талантом.

Обрывок афиши, трамвайный билет, высушенный лист каштана. Осколок зеркала. Рядом — чертёжным почерком — таинственные закорючки. Несколько фотографий в обрамлении рукописных узоров. Сложенное гармошкой старое письмо, короткий отрезок фотоплёнки. Какие-то формулы, расчёты. Клочок алого бархата. Вырезка из газеты. Пожелтевшая открытка с каллиграфической надписью «Київ». Посадочный талон на рейс во Франкфурт. Чек на починку губной гармошки. Ноты. Марки. Монеты. Эскизы. Строчки. Сотни, тысячи мелочей.

Иногда они складываются в законченные истории, иногда кажутся красивыми безделушками, набросками неслучившихся сюжетов, хаотически собранными под одной обложкой.

Каким-то почти волшебством из этих набросков, воздушных, невесомых, из узорчатых недосказанных слов, из эскизов и обрывков в конце концов получается настоящая живая книга. Каждой детали находится место. Каждый штрих сделан не просто так. Всё связано, всё переплетено.

Оценка: 8
–  [  28  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Песнь Льда и Огня»

xotto, 24 ноября 2013 г. 21:10

«Песнь Льда и Пламени» — это как если бы в первом томе «Гарри Поттера» Снейп сбросил Дамблдора с башни, потом Гермиона отрубила Гарри голову, а впереди ещё шесть книг.

Читатель приходит в себя, вспоминает намёки, крючки, вешки и соглашается — всё к тому и шло с первых строчек, всё логично и абсолютно адекватно.

В ужасе ждёт, что же дальше.

Потрясающие виражи. Потрясающая динамика.

И вместе с тем — у мира книги удивительные отношения со временем. История здесь не растворяется, как мы привыкли, во тьме за границей нескольких сотен лет. Все её тысячелетия или даже десятки тысячелетий — вот они. Как морское дно под прозрачной водой, вроде бы совсем близко и можно достать рукой.

Две, три, четыре тысячи лет назад уже была Стена и были Старки.

Скромный межевой рыцарь помнит и знает своих предков до семнадцатого колена.

Люди, которые обосновались в Вестеросе несколько сотен лет назад, всё ещё считаются чужаками.

Парадокс. Всё в этом мире кипит и взрывается. Рождаются и умирают королевства. Рыцари и монархи убивают друг друга, драконы появляются и исчезают. А время как будто застыло.

Все бегут, бегут, бегут, чтобы остаться на месте.

Никакого прогресса, а взамен — бесконечная память о прошлом.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Олег Дивов, Светлана Прокопчик «Леди не движется»

xotto, 25 июня 2013 г. 21:37

Это не роман, а только половина романа.

Автор последовательно работает на будущий цикл, от чего цикл, возможно, выигрывает, но эти конкретные полромана делаются тучными и неповоротливыми. Едва ли не треть текста — информация, не нужная для сюжета.

В пространных диалогах герои подробно пересказывают друг другу занимательные факты собственной биографии, попутно знакомя читателя с нюансами мира.

Фантастика большей частью антуражная. Через семьсот лет, несмотря на катастрофы и освоение космоса, мало что изменилось в психологии и быту человеков.

Детективная линия сначала кажется излишне прихотливой, но в итоге сводится к заюзаному шаблону

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
с близнецами
(по крайней мере, в той половине книги, что сейчас доступна). Удивляют нелепые теории, которые героиня высказывает, получив едва ли не прямое указание на
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
транспозицию близнецов.
То ли таким образом автор подчёркивает её женственность, то ли пытается запутать читателя, то ли, наоборот, заигрывает с ним, давая возможность почувствовать себя интеллектуалом. В любом случае, получилось топорно.

Очень не хватает задорных диалогов и ярких эпизодов, где в действии, а не на словах показана была бы заявленная крутизна героев. Вроде демонстрации дедуктивного метода Шерлоком Холмсом и эффектных номеров, которые едва ли не в каждой серии отыгрывает Менталист.

Книга абсолютно коммерческая (это не минус). Мне кажется, роман нацелен на читательниц всевозможных фентезийно-романтических серий и прекрасно в эту аудиторию попадает. Антуражно-фантастический детектив с героиней-женщиной да ещё и с традиционными элементами любовного романа девочкам просто не может не понравиться.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Захар Прилепин «Ботинки, полные горячей водкой. Пацанские рассказы»

xotto, 24 мая 2013 г. 18:26

Рассказы Прилепина не бьют катарсисом на последней фразе, но выглядят цельновырезанными из повседневной жизни. За редким исключением истории эти такие, что можно рассказывать пацанам за водкой. «Как мы ездили тачку братику покупать — обхохочешься», «...с блядями ещё был такой случай», «знал я одного чувака, так он...»

И как редко в жизни сходятся в идеальном равновесии экспозиция с завязкой, развитием и прочими кульминациями, так и в этих рассказах ощутимо веет сквозняком от недостающих, но привычных узлов схемы.

*

Прилепин любит слова «ласково» и «нежно». И с русским языком он обращается так: ласково, нежно. Но по-мужски уверено. Мнёт как глину, лепит что-то абсолютно своё. Получается здорово.

*

Вызывает сомнение рассказчик. Он как будто есть — иначе, кто бы нам всё это рассказал. Но на самом деле его вроде как и нет.

Первое подозрение появляется после рассказа «Жилка».

«...Мы перетаптывались, подталкивали друг друга, и мне хотелось немного станцевать или сделать кому угодно что-нибудь нежное. [...]

Выйдя с Хамасом на майскую улицу, мы купили себе мороженого, и ели его, похохатывая влажными, белыми ртами. [...]

Вечером мы опять поругались с женой.»

Человек, который с языком обращается как ласково, нежно и уверенно, разве мог такое двусмысленное написать случайно? Мы перетаптывались, мы купили мороженое, мы опять поругались с женой.

Нет никакого Хамаса. Или рассказчика нет. Правда же?

Дальше — особенно в историях про братика — рассказчик выступает только тенью, человеком внутри истории, но никак на неё не влияющим. И даже вносящим некую нелогичность, нестройность, неправильность.

Которые исчезнут, стоит убрать за скобки эту и без того прозрачную фигуру.

*

Об издании:

Электронное книгоиздание будет у нас в том самом месте, в котором оно находится и теперь, до тех пор, пока хотя бы приблизительно не станут продавцы беспокоиться о качестве продаваемого товара. В электронной книге «Дорога в декабре», купленной на аймобилке по причине тотального аута литреса в неподходящий момент, перепутано всё в содержании — сборники и романы упрятаны в качестве глав других сборников и романов, перепутаны рассказы в сборниках: откуда-то в «Ботинках» взялась «Верочка», зато бесследно исчезла куда-то «Дочка».

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Дэн Симмонс «Террор»

xotto, 12 марта 2013 г. 15:28

Это, разумеется, хоррор. Но из эпизодов с чудовищем страшен разве что маскарад (где Симмонс, к нашей радости, ловко достаёт из шляпы «Маску красной смерти» Эдгара По). Дальше по страшности люди легко забарывают монстра. Симмонс водит читателя по нехитрым на первый взгляд, но внезапно глубоким и извилистым лабиринтам тёмной стороны. Иногда он читерски подыгрывает злодеям, как будто давая им больше шансов. Возможно, дело в том, что Симмонс рассказывает историю, развязка которой известна заранее, он несвободен и потому не может быть добрым волшебником. Впрочем, роль доброго волшебника Симмонсу вряд ли интересна. Хороший рассказчик, он понимает: истории необходимы экстермумы, чтобы читатель её по-настоящему полюбил.

Жёсткостью и подчёркнутой натуралистичностью «Террор» дискутирует через полтора века с другой историей об экспедиции Франклина — мелодраматической «Замерзшей пучиной» Диккенса и Коллинза, о которой сам Коллинз — не настоящий, а персонаж романа Симмонса «Друд» — отзывается так:

«На генеральной репетиции меня чуть не вырвало прямо на сцене. А после каждого из четырех представлений «Замерзшей пучины», данных в Тэвисток-хаусе, я просыпался ночью в слезах и слышал свой шепот: «Это ужасно». Вы вольны понимать это, как вам угодно, дорогой читатель.»

Здесь, видимо, пора заканчивать, пока отзыв о «Терроре» не превратился незаметно в отзыв о «Друде».

Хотя книги эти как две стороны одной медали, и связаны они не только перекрёстными отсылками, но и менее явно — героями. Герой книги Симмонса «Друд» — Уилки Коллинз — описывает главного героя «Террора» как «довольно заурядного ирландца по имени Френсис Крозье», себя, конечно, считая человеком в высшей степени незаурядным. И это примечательно, потому что в некотором роде Крозье и Коллинз антагонисты. Оба они начинают игру на стороне людей, но Коллинз, побеждённый, быстро оказывается в лагере чудовищ, а Крозье идёт до конца и остаётся человеком.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ричард Бротиган «Лужайкина месть»

xotto, 6 марта 2013 г. 19:54

Отличный сборник зарисовок. Витрина, заваленая всевозможным хламом из Америки середины прошлого века. Милые пустячки, открытки, нелепые какие-то статуэтки, старые конверты, фотографии, игрушечные солдатики, бумажные фигурки, ржавые гвозди, окаменевшие конфеты.

Есть полноценные рассказы, есть картинки — отпечатки настроения, человека, момента. Кое-что не понятно вообще — может, просто недостаточно информации, контекста, чтобы зацепиться за ускользающий смысл. Но некоторые миниатюры — совершенно замечательные, очень точные, простые, сложные, безумные и обыденные.

Язык у Бротигана сумасшедший невероятно — в хорошем смысле. Неожиданные, парадоксальне и при этом очень яркие метафоры. Иногда эти метафоры внезапно превращаются из формы в смысл и, радостно хохоча, убегают по тропинке к океану.

Оценка: 8
–  [  18  ]  +

Дэн Симмонс «Друд, или Человек в чёрном»

xotto, 26 февраля 2013 г. 17:07

У Симмонса есть приём, не устаревающий от повторения и безотказно работающий в каждой новой книге. Он неспешно, кропотливо, занудно укутывает читателя рутиной, избыточными подробностями, обыденными деталями. Успокаивает, усыпляет, обманывает. Чтобы в самый неожиданный момент, ленивого и расслабленного, взять читателя за горло, оглушить, взорвать, напугать. Не выдуманными чудовищами, скарабеями и зеленокожими клыкастыми женщинами, а чем-то по-настоящему страшным, знакомым и близким — только руку протяни.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

xotto, 2 декабря 2012 г. 02:13

Сложно да и незачем писать развёрнутый отзыв о «Жуке в муравейнике». Сильная повесть, оставляющая, как и большинство текстов Стругацких нечто вроде инверсионного следа, который раз за разом возвращает к прочитанному. Как оно там было на самом деле? Значимы те или иные намёки или это только художественный приём? Можно ли исключительно исходя из текста восстановить ход событий, достаточно ли улик разбросали авторы по тексту?

И дело не в том, что такие уж глубокие вопросы поднимают Стругацкие. Глубокие, что спорить. Но дело ещё в форме. Мастерски и точно в панорамное полотно, открывающее огромную перспективу, вписаны маленькие люди, которые приковывают к себе внимание намертво.

Отвечая на вопросы оффлайн-интервью, Борис Стругацкий озвучил что-то вроде авторской интерпретации повести. Это, на мой взгляд, избыточная информация, лишающая текст стереоскопичности. Но, думаю, читатели любые интерпретации за рамками текст могут в расчёт не брать.

Оценка: 10
⇑ Наверх