Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab > Авторская колонка «shakko» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 28 января 18:21

Живописец Жан-Батист Грёз как иллюстрация злокозненности Мориарти.

Как выяснилось про прочтении нового перевода романа Конан Дойля "Долина ужаса", великий детектив баловался искусствоведением и арт-экспертизой, более того, он использовал их для доказательства преступной деятельности.

Но неудачно!!!

Давайте вникнем.

***

Долина страха. Пер.Л. Бриловой // Конан Дойль А. Долина Страха. Записки о Шерлоке Холмсе. Иностранка, 2023. ISBN: 978-5-389-22018-8. С. 25-26.

цитата

Холмс, посмеиваясь, потер себе руки.

— Отлично! — сказал он. — Отлично! А скажите-ка, дружище Макдональд, где состоялась эта приятная и трогательная беседа — в кабинете профессора?

— Да.

— Красивая комната, верно?

— Очень красивая, ничего не скажешь, мистер Холмс.

— Вы сидели перед письменным столом?

— Да.

— Вам солнце светило в глаза, а лицо профессора было в тени?

— Ну, дело было вечером. Помню, правда, мне в лицо светила лампа.

— А как же. Вы, случаем, не обратили внимания на картину над головой у профессора?

— Я приметлив, мистер Холмс. Наверно, у вас научился. Да, я видел картину: молодая женщина, положила руки под голову, смотрит на зрителя скоса.

— Работа Жана-Батиста Грёза.

Инспектор силился выказать интерес.

— Жан-Батист Грёз, продолжал Холмс, соединяя пальцы домиком и откидываясь на спинку кресла, — В французский художник, чей период расцвета продлился с тысяча семьсот пятидесятого по тысяча восьмисотый годы. Я, разумеется, имею в виду его творчество. Современные критики более чем разделяют высокую оценку, которую давали художнику его современники.

Взгляд инспектора сделался рассеянным.

— Не лучше ли нам... — начал он.

— Не лучше, — прервал его Холмс. — Все, что я говорю, имеет самое прямое и существенное отношение к истории, которую вы назвали Берлстоунской загадкой. В некотором смысле — составляет ее сердцевину.

Макдональд выдавил из себя улыбку и, словно прося о поддержке, обратил взгляд ко мне.

— Мне не угнаться за вашими мыслями, мистер Холмс. Вы опускаете звенья в цепи рассуждений, и я неспособен заполнить пробел. Бога ради, какая связь между покойным живописцем и Берлстоунским делом?

— Нет таких знаний, которые не могли бы пригодиться сыщику, — заметил Холмс. — Даже тот тривиальный факт, что в тысяча восемьсот шестьдесят пятом году, на аукционе Портали, за картину Грёза «La jeune fille a l’agneau» («Девушка с ягненком») было заплачено более четырех тысяч фунтов, мог бы навести вас на некоторые мысли.

Мысли и вправду зародились. Взгляд инспектора оживился.

— Напоминаю, — продолжал Холмс, — что сведения о величине профессорского жалованья можно уточнить по нескольким надежным справочникам. Оно составляет семь сотен в год.

— Тогда как же он мог купить...

— Именно! Как?

— Ага, любопытно, — задумался инспектор. — Давайте дальше, мистер Холмс. Меня это увлекло. Красота!

Холмс улыбнулся. Как всякому подлинному художнику, ему всегда льстило искреннее восхищение.

(...)

— Как бы то ни было, теперь вы поняли, что картина говорит о немалом богатстве владельца. Как он его приобрел? Профессор не женат. Младший брат — начальник железнодорожной станции на западе Англии. Кафедра приносит семь сотен в год. Однако же в его собственности находится Грёз.

— Ну и?

— Вывод понятен.

***

Примечания к этому новому русскому изданию, созданные на основе всех авторитетных иностранных комментаторов, гласят:

[с. 558-559]

цитата

Жан-Батист Грёз (1725-1805) — французский живописец, автор мелодраматичных жанровых сцен и портретов, из которых наиболее прославлены были женские; умер в бедности. Макдональд описывает его картину «Девушка со сложенными руками», которая хранилась в Национальной галерее Шотландии. Вероятно, Мориарти похитил ее, подменив копией.

С. 26. ...на аукционе Портали... — Ошибка Дойля: речь идет об аукционе в частной парижской галерее Пуртале.

«La jeune fille a L'agneau» («Девушка с ягненком») — картина «Невинность», известная также как «Девушка с ягненком», реальна. При этом слово «agneau» может быть намеком на Адама Уорта, который украл картину Гейнсборо из галереи «Thomas Agnew & Sons».

...было заплачено более четырех тысяч фунтов... — В «Стрэнде» и американском издании: «...было заплачено миллион двести тысяч франков, то есть более сорока тысяч фунтов...». Некий искусствовед указал Дойлю на то, что ни одну картину еще не продавали за такую сумму. Писатель в ответ сослался на статью о Грёзе в одиннадцатом издании «Британской энциклопедии». Однако это была опечатка: «Девушку с ягненком» продали за 100 200 франков, или 4000 фунтов (как полагают сейчас, это был не оригинал, а копия). Дойль исправил ошибку в книжном издании.

_____________

Итак, что описано в этой сцене? Расшифровываю.

Холмс поступает также, как многие другие знатоки искусства сегодня -- использует анализ арт-объектов, помещенных в личном пространстве интересующего его человека, чтобы оценить его доходы.

Для этого смотрящему необходимо:

а) опознать произведение искусства, атрибутировать его. В первую очередь -- узнать автора; сложнее -- конкретное произведение.

б) произвести анализ рынка, чтобы выяснить среднюю цену на произведения художника.

в) желательно выяснить, каким образом работа могла попасть к владельцу.

Что делает Холмс по этому списку?

а) Судя по тексту, Холмс делает только первое: опознаёт руку Грёза. Конкретное произведение называют комментаторы книги, предполагая, что оно украдено, но об их версии мы поговорим отдельно.

Познаниям Холмса во французской живописи его фанаты не удивляются, учитывая, что в "Случае с переводчиком" он прямым текстом говорит, что его бабушка была сестрой французского художника Верне. Не уточняя, правда, был ли это Клод Жозеф Верне, Карл Верне или Орас Верне. Традиционно считается, что речь идет о последнем и самом младшем из них (его годы жизни -- 1789-1863). Его автопортрет 1835 года, хранящийся в Эрмитаже, вполне мог бы сойти за иллюстрацию к рассказу о его "внучатом племяннике". Есть даже заметка в авторитетном журнале Nature, где говорится, что изображения Ораса Верне и его отца имеют с эталонными иллюстрациями к "Холмсу" работы Пейджета физиогномическое сходство -- орлиный нос и пронзительно умные глаза. (Ну, то есть Шерлок, наряженный по наполеоновской моде, выглядел бы как-то так).

Автопортрет Ораса Верне

б) Холмс ошеломляет своего собеседника, полицейского инспектора, называя ему цену на полотно Грёза "Девушка с ягненком". Из текста, однако, не ясно, висит ли у Мориарти именно эта картина, или это просто факт для сравнения, аналитика стоимости Грёза. (В более ранних переводах на русских ситуация еще не ясней).

Если это просто факт для сравнения, то Холмс делает стандартную ошибку, которую сейчас повторяют все люди, обретшие на антресолях картину с подписью "Айвазовский". Они заходят в интернет, находят там фразу "Аукционный рекорд на произведения художника по-прежнему составляет £2,4 млн, он принадлежит картине «Американское судно у скалы Гибралтара», проданной на Christie's в 2007 году", и думают, что их картина должна стоить столько же. Однако "рекорд" он на то и рекорд! Их устанавливают страстные коллекционеры-миллионеры, которые в этот день выспались, и увидели, вдобавок, в аукционном зале своего злейшего врага-конкурента по собирательству. В обычную погоду цена на того же самого художника может зависеть от чего угодно: красоты картины, ее размера, техники, сохранности, наличия документов, стремления продать побыстрее. Пример: вот Айвазовский длиной в 40 см, продан за ок. 100 тыс. долларов.

Сделка на Pourtalès состоялась, тем более, в 1865 году, а действие романа, опубликованного в 1915 году происходит в 1890 году. Да за это время художник мог в десять раз обесцениться!

"Девушек с ягненком" у Греза много. О какой именно идет речь в тексте? Узнаем позже.

Забыла об очень важной стадии атрибуции: определить технику. Две работы одинаковые на фоточках в интернете, но одна холст-масло, вторая -- пастель, третья -- литография -- это совсем разные цены. Условно 10 тыс. долл. / 1 тыс. долл. / 100 долл. Живой сегодняшний опыт подсказывает, что некоторые люди не способны отличить живопись от графики даже в реале. Даже от фоторепродукции, качественно напечатанной, не способны отличить!

Таким образом, говорить о точной стоимости Грёза у Мориарти на основе имеющейся информации невозможно.

Вот если бы это был Рубенс или Леонардо -- это сразу была другая ценовая категория, не требующая уточнения. Интересно, почему Конан Дойль выбрал именно Грёза?

Впрочем, из уважения к Холмсу давайте примем версию, что он все это знал, и просто нагнетал атмосферу для воздействия на психику полицейского большими цифрами. Тем более, что как мы прочли в комментариях, изначально цена была на нолик больше (а, кстати, наверно поэтому Конан Дойль и взял Грёза, из-за несопоставимости цены и узнаваемости).

в) у Холмса нет информации, как картина могла попасть к владельцу. Если бы это была именно "Девушка с ягненком" с аукциона, это бы действительно могло служить доказательством его жизни не по средствам. Но (тут голосом Жеглова): он мог ее украсть, ему ее могли подарить, в конце-концов, он мог получить ее в наследство (в Англии так бывает, не правда ли?)

И, кстати, эти 35 прошедших лет между аукционом 1865 года и диалогом 1890 года доказывают, что Мориарти-таки не покупал эту картину сам.

Потом, инспектор, описывая картину на стене, упоминает сложенные руки, но не говорит об овце, хотя это первое, что бросается в глаза. Все-таки это две разные картины, примем это.

Теперь поговорим о комментариях.

Я могу их дополнить.

...."Макдональд описывает его картину «Девушка со сложенными руками», которая хранилась в Национальной галерее Шотландии. Вероятно, Мориарти похитил ее, подменив копией."...

Действительно, описание "молодая женщина, положила руки под голову, смотрит на зрителя скоса" подходит к этой картине Греза из шотландского музея.

Впрочем, оно подходит и к этой картине Греза из музея Фабра в Монпелье.

Подходит оно и к этой копии из частной коллекции...

Эта картина Грёза относится к поджанру "головок", который из-за своей слащавости пользовался большой популярностью в 18 веке. Грёз часто повторял или варьировал свои коммерчески успешные вещи, с его живописи делали много копий.

Так что, когда речь идет о столь плодовитом и "одинаковом" художнике, для научных комментаторов предполагать, что этот предмет -- украденный, а не дубль, достаточно смело. (Помните, мы так про "Прасковью Тулупову" подумали, что ее украли с "Мосфильма", а оказалось, их минимум 5 штук автор изготовил).

Такой комментарий оправдан, если для этого есть основания, как в случае с "Веллингтоном" Гойи, который в реале был украден, а в кино через пару лет "найден" в штаб-квартире "Спектра". То есть, если бы около 1890/1915 года в Британии ходили слухи, что в Галерее Шотландии какие-то проблемки, комментарий был бы обоснован.

...«La jeune fille a L'agneau» («Девушка с ягненком») — картина «Невинность», известная также как «Девушка с ягненком», реальна. При этом слово «agneau» может быть намеком на Адама Уорта, который украл картину Гейнсборо из галереи «Thomas Agnew & Sons».

Речь идет не просто о "картине Гейнсборо". А о портрете герцогини Девонширской! Кража которого была очень громкой.

А вор Адам Уорт -- это не просто вор, а очень известный преступник по прозвищу The Napoleon of Crime. Он считается одним из прототипов Мориарти. Видимо, из-за этого в ассоциациях комментаторов срифмовались "ягненок" с картины Греза и обкраденный галерист Agnew.

Подробней о краже портрета и его весьма своеобразном возвращении я писала здесь.

"...было заплачено более четырех тысяч фунтов... — В «Стрэнде» и американском издании: «...было заплачено миллион двести тысяч франков, то есть более сорока тысяч фунтов...». Некий искусствовед указал Дойлю на то, что ни одну картину еще не продавали за такую сумму. Писатель в ответ сослался на статью о Грёзе в одиннадцатом издании «Британской энциклопедии». Однако это была опечатка: «Девушку с ягненком» продали за 100 200 франков, или 4000 фунтов (как полагают сейчас, это был не оригинал, а копия). Дойль исправил ошибку в книжном издании".

Вот эта статья в 11-м издании энциклопедии, выложенная онлайн, там действительно есть этот лишний нолик. К сожалению, 12-е издание и далее защищены копирайтом, онлайн его нет, поэтому мы не знаем, когда опечатка была исправлена. В современной версии куска про цены вообще нет.

Однако именно эта опечатка объясняет, почему Конан Дойль выбрал для украшения интерьера Мориарти именно Грёза.

Давайте взглянем на инфляцию.

Речь идет не просто о "картине Гейнсборо". А о портрете герцогини Девонширской! Кража которого была очень громкой.

100 200 fr. / £ 4000 in 1865 is worth £ 629 838 today = 71,6 млн рублей в 2024 году

£ 4000 in 1890 is worth £ 644 152 today = 73,2 млн рублей в 2024 году

£ 4000 in 1915 is worth £ 515 322 today = 58,5 млн рублей в 2024 году

Картина за 58 миллионов рублей в квартире профессора, конечно, впечатляет, но за 580 млн впечатлила бы полицейского сильнее.

Исправление опечатки испортило эффект от сцены. (Это как сейчас описать интерьерчик обычного зубного врача со "Спасителем мира" Леонардо на стене: хм, нормальный человек подумал бы, что это просто копия).

И, поскольку Грёз в этой сцене только из-за своей стоимости, считать, что этот сентиментальный художник выражает вкусы Мориарти и как-то его психологически характеризует, уже лишнее. Грёз -- это совершенно стандартный викторианский вкус, все такое покупали.

***

Мне, кстати, стало жалко, что в комментариях не указана фамилия "некого искусствоведа" с цепким глазом.

И я нашла статью по нашей теме.

Jack Tracy. The Portalis sale of 1865 // Sherlock Holmes by Gas-lamp: Highlights from the First Four Decades of the Baker Street Journal. Fordham Univ Press, 1989. P. 280-285.

Вот что там рассказывается о "Пуртале", откуда происходит Грез.

Оказывается, у комментаторов, которые написали "речь идет об аукционе в частной парижской галерее Пуртале" -- ошибка.

Жил-был в Париже коллекционер по имени James-Alexandre, Comte de Pourtalès-Gorgier (1776-1855), у которого была одноименная галерея. Скорее всего, по описанию его образа жизни, это была не галерея-магазин (где проходят распродажи), а "моя личная галерея, где я красиво развесил по стенам свои картинки" (как у раннего Третьякова). Согласно завещанию этого графа, распродажа его коллекции произошла через 10 лет после его смерти. В феврале и марте 1865 года коллекция была продана на аукционе и принесла его наследникам в общей сложности почти 3 миллиона франков.

Каталог был на 500 страниц, и на торгах, как сообщалось, «присутствовали представители всех значительных музеев и коллекций Европы». Были представлены Тициан, Да Винчи, Мурильо, Веласкес, Рембрандт, Деларош и множество других.

Самым дорогим предметом оказался "Портрет кондотьера" Антонеллы да Мессина, выкупленный Лувром за 113 500 франков.

Указанная картина Грёза заняла второе место -- 100 200 франков.

Это говорит о месте Греза в тогдашней иерархии вкуса.

Для сравнения -- еще у графа был Веласкес, но за него Лондонская национальная галерея заплатила всего 37 тыс франков (и сочла это удачной покупкой). Но тут я вам объясняю ценообразование на конкретных примерах: у Греза была секси-герл, а у Веласкеса -- труп несвежий.

Со временем искусствоведы переатрибутировали картину "Мертвый солдат": больше она не считается работой Веласкеса, а просто неизвестный итальянский художник 17 века.

Другие музеи тоже поживились. На сайте Британского музея, например, около 70 связанных с ним предмета: агент музея, видимо, сделал упор на амфоры.

Greuze, Lot No. 264 в каталоге назывался не «La jeune fille a L'agneau» («Девушка с ягненком») -- тут 11-е издание Британской энциклопедии снова ошиблось. Название было "Innocence" ("Невинность").

Известно, что тогда Греза купил некто Ван Крик (Van Cryck), который, как полагают, был агентом ряда коллекционеров.

Этот Грез вновь появился на арт-рынке в 1920-х годах, а в 1918 году он (т.е. уже после выхода романа) стал предметом судебного иска по поводу его продажи из коллекции виконтессы де Кюрель. Подлинность картины была поставлена под сомнение, и она перестала считаться работой Греза! Внезапная афера, уже после выхода детектива.

При этом подлинная "Невинность" Греза находится в Коллекции Уоллеса в Лондоне.

Считается, что обсуждаемая нами "картина де Кюрель" (de Curel picture), как она теперь именуется по-научному, копия, сделанная кем-то с оригинала в Уолласе в 18-19 веке.

В 1951 году эта копия принадлежала О. Легенхоку из Парижа (O. Leegenhock), который впоследствии с ней расстался. Ее нынешнее местонахождение неизвестно, подытоживает статья шерлокианца 1976 года.

"Девушка с ягненком" ("Невинность") в собрании The Wallace Collection

Копий этой "Невинности" на рынке много, какая именно могла принадлежать графу -- надо исследовать отдельно, с линейкой в руках.

Мы узнали больше об упомянутом аукционном рекорде и точно установили, как выглядела картина, названная Холмсом по имени. (Фамилии бдительного искусствоведа -- так и нет, надо искать еще в более серьезных комментариях к шерлокиане).

Давайте теперь углубимся в тему второй картины, со сложенными руками.

Экземпляр в шотландском музее находится там с 1861 года, про французскую картину -- неизвесно, т.е. узнать цены на них в 19 веке мы не можем. Надо смотреть аналоги.

Что известно о ценах на Греза в конце 19 -- начале 20 века в принципе? Давайте проверим, продолжал ли он цениться "дороже Веласкеса".

  1. "Девушка", проданная на той же распродаже Пуртале в 1865 году за 2500 франков (1,7 млн. руб). Почему такая разница колоссальная, в 40 раз, непонятно. Быть может, она маленького размера.

  2. Головка "L'Effroi" продана в 1870 году из коллекции Демидова-Сан Донато за 11 200 тыс. франков (это в десять раз меньше, чем обсуждаемый рекорд пятью годами ранее, т.е. 6-7 млн. руб.).

  3. "Триумф Гименея" в 1900 продан из коллекции вел. кн. М. Ник за 25 тыс. франков (= 112 тыс. евро сегодня; замучалась, пока нормальный калькулятор для исторических франков нашла, вот пусть ссылка тут лежит; 10 млн. руб.). Причем это двухметровая картина, что обычно влияет на стоимость.

  4. Другая "Девушка с ягненком" в 1913 году продана за 13 тыс. долл (= 402 тыс. долл. / 36 млн. руб. сегодня).

Очень трудно искать такие старые цены, однако все-таки видно, что рекорд 100 тыс. франков / 70 млн. руб. -- это действительно рекорд, а подлесок цен на Грёза был пониже.

Второй Грез из коллекции Пуртале -- 2500 франков

***

Итак, подытожим:

Британская энциклопедия ошиблась,

поэтому Конан Дойль ошибся,

поэтому Шерлок Холмс ошибся, используя картину Грёза как атрибут какой-то особенной преступности Мориарти.

Наличие картины Грёза на стене Мориарти не доказывает конкретно: картина могла стоить дешево и попасть к профессору как угодно.


Статья написана 26 октября 2021 г. 17:32

на первый взгляд мутна. Но давайте попробуем в ней разобраться.

Кто у кого украл, как изворачивались жадины-издатели, кто старался по честному, почему фанаты -- молодцы и как все-таки отличить "правильное" издание от неправильного?

Сначала о первоисточнике.

Полковник Т.Э. Лоуренс написал одну Главную Книгу.

Но у нее много вариантов.

Полный называется "Семь столпов мудрости" (Seven Pillars of Wisdom), сокращенный -- "Восстание в пустыне" (Revolt in the Desert).

У полного варианта тоже есть варианты:

  1. Различные рукописные версии, которые он описывает в многочисленных предисловиях. Нам они тут не важны совсем.

  2. Т.н. "оксфордское" пробное печатное издание (1922). Существует не более 10 изданий, в 2001 одно из них ушло почти за 1 млн. долл. на аукционе, настолько это редкость.

  3. "Подписное" издание, с подзаголовком A Triumph (1926). Роскошное, с цветными иллюстрациями. По сравнению с предыдущим сокращено на 25% объема и имело 250 тыс. слов. Ограниченный тираж (около 200 экз), был мало кому известен.

  4. На следующий 1927 год, чтобы покрыть убытки, он сделал еще более сокращенную версию, которая и получила название "Восстание в пустыне". В ней было 130 тыс. слов, то есть она была почти вдвое меньше, чем предыдущая. Эта книга стала бестселлером по обе стороны океана.

  5. 1935 год: после гибели Лоуренса, запрещавшего переиздания, "7 столпов..." в варианте 1926 года сразу же было напечатано массовыми тиражами и разошлось с успехом. Это — "канонический текст".

  6. 1997 году: наконец был републикован "оксфордский" вариант (переиздание в 2003 году).

В чем разница между "7 столпами мудрости" и "Восстанием в пустыне", помимо размера? Наверно, даже, в жанре. Короткое "Восстание в пустыне" -- это авантюрный рассказ о увлекательной партизанской войне, с шикарной восточной экзотикой. "7 столпов..." -- это воспоминания интеллектуала, эрудита, философа, любителя древней истории, своего рода человека "Серебряного века", если б в Англии такой был, который попал на войну, в племена к арабам, и вот вынужден совместно с ними передвигаться и активно действовать, но не переставая размышлять, философствовать, записывать местный экзотический колорит, а также наслаждаться красотой собственного крайне элегантного оксфордского английского языка. Это книга, гораздо более сложная для восприятия.

Начало 1-й главы "7 столпов..." сразу окунает нас в абстрактные рассуждения:

цитата
«Многое из того, что есть дурного в моем рассказе, порождено, быть может, обстоятельствами нашей жизни. Годами мы жили друг с другом как придется, в голой пустыне, под равнодушными небесами. Днем горячее солнце опьяняло нас, и голову нам кружили порывы ветра. Ночью мы промокали от росы и были ввергнуты в позор ничтожества безмолвиями неисчислимых звезд. Мы были армией, замкнутой на себе, без парадов и жестов, посвященные свободе, второму из верований человека, цели столь прожорливой, что она поглощала все наши силы, надежде столь абстрактной, что наши ранние амбиции меркли в ее сиянии». (пер. Fleeting_)

цитата
Some of the evil of my tale may have been inherent in our circumstances. For years we lived anyhow with one another in the naked desert, under the indifferent heaven. By day the hot sun fermented us; and we were dizzied by the beating wind. At night we were stained by dew, and shamed into pettiness by the innumerable silences of stars. We were a self-centred army without parade or gesture, devoted to freedom, the second of man's creeds, a purpose so ravenous that it devoured all our strength, a hope so transcendent that our earlier ambitions faded in its glare.

Начало 1-й главы "Восстания..." незамедлительно погружает нас в начало боевой операции:

цитата
«Когда мы наконец стали на якорь во внешней гавани Джидды, над нами под пламенеющим небом повис белый город, отражения которого пробегали и скользили миражем по обширной лагуне. Зной Аравии словно обнажил свой меч и лишил нас, обессиленных, дара речи. Был октябрьский полдень 1916 года. Полуденное солнце, подобно лунному свету, обесцветило все краски. Мы видели лишь свет и тени, белые дома и черные провалы улиц. Впереди, над внутренней гаванью, расстилался бледный, мерцающий блеск тумана, а дальше на многие мили лежала ослепительная яркость безбрежных песков, бегущих к гряде низких гор, слабо намечающихся в далеком мареве зноя. Как раз на север от Джидды была расположена вторая группа черно-белых здании. Они дрожали в пекле, словно от толчков поршня, когда судно качается на якоре, а перемежающийся ветер поднимает горячие волны». (пер. Я. Черняка)

цитата
When at last we anchored in Jeddah's outer harbour, off the white town hung between the blazing sky and its reflection in the mirage which swept and rolled over the wide lagoon, then the heat of Arabia came out like a drawn sword and struck us speechless. It was a mid-day of October of 1916; and the noon sun had, like moonlight, put to sleep the colours. There were only lights and shadows, the white houses and black gaps of streets: in front, the pallid lustre of the haze shimmering upon the inner harbour: behind, the dazzle of league after league of featureless sand, running up to an edge of low hills, faintly suggested in the far away mist of heat.

Содержание "Семи столпов мудрости" 1926 года (десять книг)

Содержание "Восстания в пустыне" (37 глав)


***

Итак, мы запомнили, что есть короткий и длинный варианты текста, с разными названиями.

Теперь перейдем к русскоязычным изданиям.

Первым изданием Лоуренса на русском языке является, судя по всему, книга

Т. Лоуренс. Восстание в пустыне. М.-Л., Московский рабочий, 1929. Пер. Я. Черняка. 355 стр.

То есть, это книга, переведенная через 2 года после выхода бестселлера Revolt in the Desert на английском языке, напечатанная у нас еще при жизни автора. Текст "7 столпов..." уже существовал, но был неизвестен никому, кроме друзей Лоуренса.

Сайт Ленинки дает нам более подробное описание этого советского издания:

цитата
Восстание в пустыне [Текст] : [Воспоминания об англо-арабских операциях против Турции] / Т. Лоуренс ; Сокращенный пер. с англ. Я. Черняка ; Под ред. и с предисл. Ирандуста ; Обложка: П. В. Абрамов. — Москва ; Ленинград : Московский рабочий, [1929] ("Мосполиграф" 14-я тип.). — 381, [2] с., [1] с. объявл. : карт.; 20х14 см.

Из которого мы узнаем, что это "сокращенный пер. с англ.", то есть, вероятно, еще более сокращенный, чем Revolt in the Desert? Надо проверить, но у меня нет сил. Обложку нарисовал П.В. Абрамов, редакцию и предисловие осуществил некто Ирандуст -- Осетров, Владимир Петрович (1893-1938) -- историк Ирана и Турции.

Кто именно переводчик "Я. Черняк" без отчества и других данных -- сказать трудно, на выбор у нас есть:

  1. Черняк, Яков Захарович (1898—1955) — советский историк-литературовед, переводчик

  2. Черняк, Ян Петрович (1909—1995) — советский разведчик, Герой Российской Федерации

  3. Черняк, Яков Михайлович -- некто, чье отчество указано на флибусте как переводчика "Восстания в пустыне".

В том же 1929 году Давид Выгодский опубликовал рецензию на книгу в журнале «Литературно-художественный сборник «Красной панорамы», 1929, №5, мне недоступную.

В 1939 году, если я правильно понимаю написанное тут, Я. Черняк опубликовал в "Красной звезде" 5 II 40 рецензию "Агент британского империализма" на книгу Б.Г. Лиддель-Гарта "Полковник Лоуренс", Воениздат, 1939. В 1940 году Черняк тоже пишет какую-то заметку про него же. То есть, это скорей Яков Захарович, а не Ян Петрович, который был в этот период занят разведкой.

UPD из комментов:

Переводчик Черняк Як. Мих. на Флибусте and Co указан потому, что он указан в генеральном каталоге РНБ (в СПб которая): http://nlr.ru/e-case3/sc2.php/web_gak/lc/... В части информации по старым изданиям она гораздо полнее и удобнее, чем ЭК Ленинки.

***

Затем на несколько десятилетий история книгоиздания Лоуренса у нас прерывается.

В 2001 году издательство "Азбука" в серии покет-буков "Азбука-классика" издает небольшой книжкой "Восстание в пустыне" в том самом довоенном переводе Я. Черняка (его имя указано). Однако на обложке написано название полной версии, что является враньем.

С той поры эту подмену будут повторять другие издательства, видимо, из соображений экономии вкупе со звонкостью бренда.

В 2002 году издательство "Терра-Фантастика", СПб, выпустила книгу "Лоуренс Аравийский".

В суперобложке и без.

В нее вошли 2 текста: Т.Э. Лоуренс "Восстание в пустыне" и Бэзил Лиддел Гарт "Полковник Лоуренс".

Имена переводчиков в обоих случаях не указаны, однако 1-й -- это все тот же Я. Черняк, как показывает сверка текста, а второй, я подозреваю, перепечатан с довоенного же издания Лиддел-Гарт Б. Г. Полковник Лоуренс: Сокр. пер. с англ. — М.: Воениздат, Л., 1939 (на сайте Ленинки переводчик этой книги не указан).

Хотя не они не указали фамилию покойного Черняка, что не есть хорошо (думаю, издатели не хотели разыскивать его или наследников), похвалим их за то, что они единственные, кто озаглавил в РФ "Восстание в пустыне" как положено, а не "Семью столпами мудрости".

UPD из комментов.

Валерий Смолянинов пишет: с азбучным и АСТ-шным изданиями работал я, действительно там брался перевод Черняка, сканировался экземпляр из питерской Публички. То что назвали "Семь столпов мудрости" — это закидон тогдашнего главреда "Азбуки" Вадима Назарова, он был большой любитель погнуть пальцы. В АСТ-шном издании Лоуренса и Лиддел-Гарта переводчик действительно не указан, но в подготовленном оригинал макете первоначально имя Черняка стояло, по какой причине его в АСТ сняли неведомо. Переводчика Лиддел-Гарта мы пытались разыскать, но безрезультатно. Множество переводов "Воениздата" в 1930-е годы выходили либо под псевдонимами, либо анонимно.

***

В 2014 году издательство АЛГОРИТМ ООО опубликовало книгу под названием "Семь столпов мудрости", под обложкой которого скрывается все то же короткое "Восстание в пустыне" Черняка. Не могу сказать, указан переводчик или нет, не имею экземпляра, но судя по библиографическим описанию -- тут тоже анонимно.

Таким образом, все те, кто читал короткую версию -- "Восстание в пустыне" на русском, читал сокращенный пер. с англ. Я. Черняка 1929 года. Это хороший русский текст, поэтичный, образный, с отличной ритмикой. Но, подозреваю, что он все-таки отличается от английского текста исходной книги, наверняка есть лакуны. Надеюсь, у нас когда-нибудь появится новый, выверенный перевод. То, что существует современный перевод "Семи столпов мудрости" на мое пожелание не влияет: все-таки это очень разные книги, даже по жанру.

***

Теперь об издании большой книги -- "Семи столпов мудрости", на русском языке. Которое все-таки было, причем дважды.

В 2001 году "Терра Книжный клуб" выпустила книгу "Семь столпов мудрости", ISBN 5-275-00119-3

То, что в книге числится 752 страницы, намекает нам, что перед нами наконец текст большой книги, настоящих "Семи столпов мудрости". И действительно, переводчиком указан Георгий Карпинский. Его дочь в фейсбуке на мой вопрос ответила, что этот перевод был выполнен им в 1999-2000 годах.

В 2015 году перевод Карпинского был переиздан издательством "Колибри".

В настоящий момент это самое доступное по цене и тиражу издание полного текста "Семи столпов мудрости".

Кроме этого, существуют коллекционные издания, в дорогой коже и даже с иллюстрациями на обрезе. Судя по толщине, это должен быть полный перевод, однако такой мелочью, как фамилия переводчика, в описаниях традиционно пренебрегают.

Прочие сочинения Лоуренса:

  1. The Mint — бумажного перевода нет, есть любительский (см. ниже)

  2. Crusader Castles — диссертация, не переведено

  3. The Odyssey of Homer — есть издание, преводчик И. Шамир (см. ниже)

На этом история книгоиздания "Семи столпов мудрости" и "Восстания в пустыни" на русском языке на бумаге заканчивается (кроме них, издана только "Одиссея"), и начинается другая, характеризующая нашу интернетовскую эпоху.

Уже много лет на платформе онлайн-дневников diary.ru существует сообщество "Арабские ночи" (https://arabiannights.diary.ru/), в котором несколько человек занимаются изучением личности и творчества Лоуренса, в частности переводят многое: мемуары, письма, собирают фотографии.

Вот отзыв из этого сообщества на русский перевод книги "Одиссея" Т.Э. Лоуренса, изданного "Алетейя" в 2000 году, переводчик Исраэль Шамир. Отмечу, что лично мне книга понравилась, она забавная. Только, как оказалось, она более Шамира, чем Лоуренса.

Вот что они пишут:

цитата
...В предисловии было сказано, что на самом деле текст вовсе не является русским переводом английского перевода Лоуренса. И. Шамир пишет: "... перевода Лоуренса было мало для идеального постджойсовского прочтения эпопеи. Поэтому я обратился за помощью к вышедшему в свет в 1946 году знаменитому переводу ... E.V.Rieu.... Риу писал более современным языком, чем Лоуренс. Он активно искал эквиваленты древним формам, старался минимилизировать стандартные эпитеты, столь утомительные у Гомера. Таким образом появился композитный текст переводов той поры. ... предлагаемый перевод призван воссоздать не гомеровскую поэму, но ее прочтение в постджойсовской Англии.... Я сознательно сохранил англицизмы. Пушкин в рецензии на перевод Гнедича писал о "Русской Илиаде", имея в виду именно изобилие русизмов, затрудняющих перевод текста Гнедича на заподноевропейские языки.* В данном случае идет речь об "Английской Одиссее". Этот перевод рассчитан на молодых людей и девушек, выросших в современной России на книжках Толкиена и fantasy." Тут не место подробно рассматривать эту книгу, скажу лишь, мне тогда не понравилось и теперь не нравится, что на обложке русского текста, написанного по мотивам двух совершенно разных английских переводов, да еще и с добавлением особенностей стиля русского переводчика, стоит фамилия Лоуренса, и читатель может решить, что и у него в переводе есть "лорды", "фрейлины", "рыцари" и даже "будуары".

(Мне книга, тем не менее, продолжает нравится, просто я больше не буду считать ее сочинением Лоуренса, только Шамира.)

Самым трудолюбивым переводчиком указанного сообщества является FleetinG_ (правда, я не знаю, она член группы, или дружественное лицо, прошу прощения, если я ошибаюсь).

Она заново перевела "Семь столпов мудрости", также сделала перевод никогда не издававшейся по-русски его другой книги — "Чеканка" (The Mint). Также сделала переводы двух книг о нем других авторов — Теренс Рэттиган "Росс" и Андре Мальро "Демон абсолюта".

Переводы книг Лоуренса, сделанные FleetinG_ , выложены в сеть самим переводчиком:

http://fgpodsobka.narod.ru/translations.h... (также есть на флибусте и в других онлайн-библиотеках).

Создание "фанатского" перевода "Семи столпов мудрости" было вызвано тем, что члены сообщества с лупой прочли тексты на обоих языках и сравнили (а также с тем, что это была работа не за деньги, и не в установленные сроки, а по любви, и для себя).

Вот некоторые из замеченных FleetinG_ огрехов перевода Карпинского:

  1. Издание на русском: Лишь один раз из двадцати мои друзья помогли мне больше, чем наше правительство…

  2. Исходник: It was only one of the twenty times in which friends helped me more than did our Government…

  3. Подстрочник: Это был всего лишь один из тех двадцати раз, когда друзья помогали мне больше, чем наше правительство...

Или другой кусок:

  1. Он был хорошо подготовлен к встрече с любой странностью, например вроде меня, -- маленького босоногого человечка в шелковой хламиде, предлагавшего остановить противника проповедью, если ему предоставят провиантские склады и оружие, а также двести тысяч соверенов для убеждения новообращенных. Алленби не мог уразуметь, как много значит настоящий исполнитель и как мало — шарлатан. Проблема была в том, чтобы действовать за его спиной, и я не смог помочь ему в решении этой проблемы.

  2. … yet he was hardly prepared for anything so odd as myself – a little bare-footed silk-skirted man offering to hobble the enemy by his preaching if given stores and arms and a fund of two hundred thousand sovereigns to convince and control his converts. Allenby could not make out how much was genuine performer and how much charlatan. The problem was working behind his eyes, and I left him unhelped to solve it.

  3. ...и все же он едва ли был готов встретить такую диковинку, как я – босого человечка в шелковых длиннополых одеждах, предлагающего обезоружить врага проповедью, если ему дадут припасы, оружие и двести тысяч соверенов, чтобы убеждать новообращенных и присматривать за ними. Алленби не мог понять, насколько я действительно исполнитель и насколько – шарлатан. Озабоченность этим вопросом читалась в его взгляде, и я предоставил ему самому это решать.

Большая статья с многочисленными подобными выписками опубликована здесь.

Не мне судить о том, насколько верным является получившийся в итоге фанатский перевод, так как я не сравнивала его с английским оригиналом, да и не владею языком настолько хорошо.

Хотя давайте и сравним несколько фрагментов, почему бы и нет...

Вот начало 1-й главы:

  1. Some of the evil of my tale may have been inherent in our circumstances. For years we lived anyhow with one another in the naked desert, under the indifferent heaven. By day the hot sun fermented us; and we were dizzied by the beating wind. At night we were stained by dew, and shamed into pettiness by the innumerable silences of stars. We were a self-centred army without parade or gesture, devoted to freedom, the second of man's creeds, a purpose so ravenous that it devoured all our strength, a hope so transcendent that our earlier ambitions faded in its glare.

  2. Карпинский: Некоторые досадные огрехи этого повествования я не могу считать ничем иным, как естественным следствием необычных обстоятельств. Мы годами жили как придется, один на один с голой пустыней, под глубоко равнодушным к людским судьбам небосводом. Днем нас прожигало до костей пылающее солнце, соревновавшееся с сухим, раскаленным, пронизывающим ветром. Ночами мы дрожали от холодной росы, остро переживая свою ничтожность, ибо на мысли о ней не мог не наводить бесконечно глубокий, почти черный купол неба с мириадами мерцающих, словно объятых каждая собственным безмолвием, звезд. Мы – это занятая самою собой, словно всеми позабытая армия, без парадов и муштры, жертвенно преданная идее свободы, этого второго символа веры человека, всепоглощающей цели, вобравшей в себя все наши силы. Свободы – и надежды, в чьем божественном сиянии меркли, стирались прежние, казавшиеся такими высокими, а на деле порожденные одним лишь честолюбием стремления.

  3. Fleeting_: Многое из того, что есть дурного в моем рассказе, порождено, быть может, обстоятельствами нашей жизни. Годами мы жили друг с другом как придется, в голой пустыне, под равнодушными небесами. Днем горячее солнце опьяняло нас, и голову нам кружили порывы ветра. Ночью мы промокали от росы и были ввергнуты в позор ничтожества безмолвиями неисчислимых звезд. Мы были армией, замкнутой на себе, без парадов и жестов, посвященные свободе, второму из верований человека, цели столь прожорливой, что она поглощала все наши силы, надежде столь абстрактной, что наши ранние амбиции меркли в ее сиянии.

Вот начало 100-й главы:

  1. Upon this text my mind went weaving across its dusty space, amid the sunbeam thoughts and their dancing motes of idea. Then I saw that this preferring the Unknown to the God was a scapegoat idea, which lulled only to a false peace. To endure by order, or because it was a duty—that was easy. The soldier suffered only involuntary knocks; whereas our will had to play the ganger till the workmen fainted, to keep in a safe place and thrust others into danger. It might have been heroic to have offered up my own life for a cause in which I could not believe: but it was a theft of souls to make others die in sincerity for my graven image. Because they accepted our message as truth, they were ready to be killed for it; a condition which made their acts more proper than glorious, a logical bastard fortitude, suitable to a profit and loss balance of conduct. To invent a message, and then with open eye to perish for its self-made image—that was greater.

  2. Карпинский: Мой рассудок долго метался, извиваясь, по пыльному простору этого текста. Потом я понял, что это предпочтение Неизвестного Богу было идеей – козлом отпущения, – которая убаюкивала, принося лишь ложный покой. Чтобы выжить, исполняя приказ или, может быть, долг, – это было легче. Солдат переносил только непреднамеренные удары, тогда как нашей воле приходилось играть роль десятника, пока рабочие не падали в обморок, держаться в безопасном месте и подталкивать других к опасности. Могло бы выглядеть вполне героическим, если бы я положил жизнь за дело, в которое я не могу верить, но заставлять других умирать с искренним чувством исполнения долга за мой посерьезневший образ было настоящим похищением душ. Принимая нашу проповедь за истину, эти люди были готовы убивать ради нее – условие, которое делало их действия скорее правильными, чем славными. Главным было изобрести проповедь, а потом с открытыми глазами умереть за сотворенный ею же образ.

  3. Fleeting_: Вдоль этой темы мой ум продолжал ткать свою паутину в пыльном пространстве, среди солнечных лучей мысли и пляшущих пылинок идей. Затем я понял, что это предпочтение Неведомого перед Богом отражало учение о козле отпущения, которое покоилось лишь на обманчивости. Выносить испытания по приказу или по велению долга — это легко. Солдат терпит удары не по своей воле; в то время как нашей волей было разыгрывать из себя десятника, пока работники не свалятся, укрываться в тихом месте и посылать других в опасность. Может, и был героизм в том, чтобы пожертвовать своей жизнью ради дела, в которое сам не способен уверовать, но заставлять других искренне умирать за изваянный тобой же образ — не что иное, как кража душ. Поскольку они принимали наши послания за правду, они были готовы принять за них смерть; условие, которое делало их поступки больше правильными, чем славными, ублюдочная логическая сила духа, подходящая для баланса выгод и потерь руководства. Выдумать свою миссию, и затем с открытыми глазами сгинуть за то, что сам же выдумал — в этом было величие.

В общем, мне кажется, было бы здорово, если бы фанатский перевод был издан и в бумаге, в твердой обложке, он явно этого заслуживает (тем более, что по правам и деньгам это явно не Гарри Поттер).


Статья написана 16 сентября 2021 г. 21:42

Цитаты из Библии в романе «Дюна» (и проблемы русских переводчиков), часть 3.

В прошлый раз мы закончили с песнями Гурни Халлека, но не с его прозаической прямой речью. И вот опять, конечно, цитаты, но в виде исключения, не мрачные пророки из пустыни, а Новый Завет. И это наконец, библейский образ, который хрестоматиен донельзя и, надеюсь, известен всем (особенно тем, кто прочел мою книгу про Апокалипсис).

Откровение Иоанна Богослова, 13:1

  1. And I stood upon the sand of the sea, and saw a beast rise up out of the sea, having seven heads and ten horns, and upon his horns ten crowns, and upon his heads the name of blasphemy. (King Jacob Version)

  2. И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные. (Синодальный перевод)

Это Гурни произносит, говоря о бароне Харконнене, и почему это важно для всей мессианской концепции "Дюны" глобально, я отдельно подробно расписывала здесь. Оба переводчика берут Синодальную цитату, слава богу.

Едем дальше.

Книга Екклезиаста, 3:6, 8

  1. A time to get, and a time to lose; a time to keep, and a time to cast away; (...) A time to love, and a time to hate; a time of war, and a time of peace (KJV)

  2. А time to search and a time to give up, a time to keep and a time to throw away; (..) a time to love and a time to hate, a time for war and a time for peace. (NIV)

  3. Время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; (...) время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру. (Синод.)

  4. время искать и время терять; время хранить и время выбрасывать; (...) время любить и время ненавидеть; время войне и время миру. (РБО)

Тоже вполне себе попсовый фрагмент. На сей раз это говорит, наконец, какой-то другой персонаж, цитируя Оранж. кат. библ.

цитата
“A time to get and time to lose, ” Jessica thought, quoting to herself from the O.C. Bible. “A time to keep and a time to cast away; a time for love and a time to hate; a time of war and a time of peace.”

Соколов:

цитата
«Время искать и время терять, – припомнила Джессика слова O. K. Библии, – время сберегать и время бросать; время любить и время ненавидеть; время войне и время миру».

Вязников:

цитата
"Время искать и время терять, – пронеслись в голове у Джессики слова Экуменической Библии, – время сберегать и время бросать; время любить и время ненавидеть; время войне и время миру".

Оба молодцы. Не надо переделывать Экклезиаста.

А вот Священное писание наконец, цитирует кто-то другой. Правда, вспоминая Гурни:

Книга притчей Соломоновых, 17:1

  1. Better is a dry morsel, and quietness therewith, than an house full of sacrifices with strife. (KJV)

  2. Better a dry crust with peace and quiet than a house full of feasting, with strife. (NIV)

  3. Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором. (Синод.)

  4. Лучше черствая корка, да с миром, чем дом, где пиры да раздоры. (РБО)

Это Джессика во время бегства в пустыню его вспоминает: she recalled once hearing the minstrel-warrior Gurney Halleck say, “Better a dry morsel and quietness therewith than a house full of sacrifice and strife.”

Соколов:

цитата
«Лучше сухая корка в тишине и покое, чем целый дом, где царят суета и томление духа».

Вязников:

цитата
«Лучше сухой песок в тишине и покое, чем дом, полный жертв и борьбы».

Оба цитату не опознали. Соколов пришпандорил отсутствующее "томление духа" из цитируемого в предыд. раз "Екклезиаста", что забавно, т.к. обе книги как бы одного автора, т.е. дух он почуял. Откуда у Вязникова взялся "песок" -- непонятно, я проверила в неск. вариантах цифровых книг, везде этот "песок", а не "кусок". Подозреваю, что исходно все-таки был "кусок", и это ошибка распознавания, кочующая уже десятилетия, либо же изначальная описка.

Книга Иезекииля, 30:12

  1. And I will make the rivers dry, and sell the land into the hand of the wicked: and I will make the land waste, and all that is therein, by the hand of strangers: I the LORD have spoken it. (KJV)

  2. I will dry up the waters of the Nile and sell the land to an evil nation; by the hand of foreigners I will lay waste the land and everything in it. I the LORD have spoken. (NIV)

  3. И реки сделаю сушею и предам землю в руки злым, и рукою иноземцев опустошу землю и все, наполняющее ее. Я, Господь, сказал это. (Синод.)

  4. И Я превращу все рукава Нила в пересохшие русла, Я отдам эту страну в руки жестоких злодеев. Рукой чужеземцев Я опустошу эту землю и все, что на ней есть. Так говорю Я, Господь Бог. (РБО)

В ВЗ это пророчество о том, как плохо придется плохому Египту.

В романе это говорит Пол, вспоминая, опять-таки, Гурни.

цитата
“Gurney always had the right quotation,” Paul said. “I can hear him now: ‘And I will make the rivers dry, and sell the land into the hand of the wicked: and I will make the land waste, and all that is therein, by the hand of strangers.’ ”

Соколов:

цитата
У Гарни всегда находилась цитата к месту, – продолжил Пол, – я словно слышу его слова: «И реки сделаю сушею, и предам землю в руки злым, и рукою иноземцев опустошу землю и все, наполняющее ее».

Вязников тоже дает синодальную цитату.

Книга притчей Соломоновых, 27:3

  1. A stone is heavy, and the sand weighty; but a fool's wrath is heavier than them both. (KJV)

  2. Stone is heavy and sand a burden, but a fool’s provocation is heavier than both. (NIV)

  3. Тяжел камень, весок и песок; но гнев глупца тяжелее их обоих. (Синод.)

  4. Камень тяжел, и песок нелегок, но выходки глупца еще тяжелее. (РБО)

В романе это говорит контрабандист Туек -- что, забавно, в диалоге с Гурни. До этого все библейские цитаты (кроме 1 раза) принадлежали Гурни, и все закавыченные цитаты у Гурни были библейскими (в принципе, если б это было известно сразу, переводчикам было бы легче).

Итак, наконец Библию цитирует контрабандист в разговоре с Гурни. Быть может, именно этот "общий язык" будет тем, что поможет этим двоим найти взаимопонимание в дальнейшей совместной работе.

цитата
“Perhaps. And if so, I’ll give you my father’s answer to those who act without thinking: ‘A stone is heavy and the sand is weighty; but a fool’s wrath is heavier than them both.’ ”

Соколов:

цитата
Быть может. И если так, я скажу тебе, что мой отец говорил тем, кто действует не думая: «Камень и песок тяжелы весом, но гнев глупца еще тяжелее».

Вязников:

цитата
Возможно. Но даже если и так… Я отвечу тебе, как отвечал мой отец тем, кто сперва действует, а потом думает: «Камень тяжел, и песок весит немало; но гнев глупца еще тяжелее».

Оба не опознали цитату.

Книга Иеремии, 2:6

  1. Neither said they, Where is the Lord that brought us up out of the land of Egypt, that led us through the wilderness, through a land of deserts and of pits, through a land of drought, and of the shadow of death, through a land that no man passed through, and where no man dwelt? (KJV)

  2. They did not ask, ‘Where is the Lord, who brought us up out of Egypt and led us through the barren wilderness, through a land of deserts and ravines, a land of drought and utter darkness, a land where no one travels and no one lives?’ (NIV)

  3. И не сказали: «где Господь, Который вывел нас из земли Египетской, вел нас по пустыне, по земле пустой и необитаемой, по земле сухой, по земле тени смертной, по которой никто не ходил и где не обитал человек?» (Синод.)

  4. Не искали они Господа, не говорили: „Он вывел нас из Египта, Он вел нас в пустыне, в краю ущелий безводных, зноя и тьмы кромешной, где человек не ходил, где никто не селился". (РБО)

В ВЗ это Господь устами пророка порицает евреев, которые, вернувшись из Египта, плохо себя ведут и не благодарят его.

В "Дюне" это мысли Гурни в том же диалоге с Туеком.

цитата
Halleck closed his eyes briefly, feeling the weariness surge up in him. “Where is the Lord who led us through the land of deserts and of pits?” he murmured.

Соколов:

цитата
Холлик на мгновение прикрыл глаза, чувствуя, как его одолевает усталость.

– «Где Господь, который… вел нас по пустыне, по земле пустой и необитаемой?..» – пробормотал он.

Вязников:

цитата
Халлек прикрыл на миг глаза – на него внезапно навалилась чудовищная усталость.

– «Где Господь, который… вел нас по пустыне, по земле сухой и необитаемой, по земле сухой, по земле тени смертной?..» – пробормотал он.

"Земля тени смертной" у Вязникова показывает, что это исходно Синодальный перевод. Забавно, что как раз у Гурни конкретно этих слов нет, он их пропускает про цитировании в мыслях.

2-я Книга Царств, 19:2

  1. And the victory that day was turned into mourning unto all the people: for the people heard say that day how the king was grieved for his son. (KJV)

  2. И обратилась победа того дня в плач для всего народа; ибо народ услышал в тот день и говорил, что царь скорбит о своем сыне. (Синод.)

В ВЗ это царь Давид скорбит о своем сыне Авессаломе (это интересно, т.к. Давид -- предок Мессии-Христа через другого сына, который еще не родился; у Пола тоже будет другой сын, Лето II).

Это опять говорит Гурни Полу, оплакивающему погибшего первенца.

цитата
“As you wish, m‘Lord,” Gurney said. He cleared his throat, rasped: “‘And the victory that day was turned into mourning unto all the people: for the people heard say that day how the king was grieved for his son.’ ”

Соколов дает правильную синодальную цитату.

Вязников, своя версия:

цитата
"И победа в день тот стала скорбью для всего народа; ибо услышали люди, как скорбит царь о сыне своем".

Незакавыченное опознавать сложнее.

На этом мы закончили с прямыми закавыченными цитатами и давайте перейдем к сложным скрытым.

Вот, пресловутое пратчеттовское "Ворожеи не оставляй в живых" (Исход, 22:18) -- "Thou shalt not suffer a witch to live. (KJV).

Буржуйские читатели видят отзвук этого в этой сцене про маленькую Алию.

цитата
“Some of the women banded to appeal to the Reverend Mother. They demanded she exorcise the demon in her daughter. They quoted the scripture: ‘Suffer not a witch to live among us.’ ”

Соколов тоже его увидел:

цитата
Женщины уже жаловались Преподобной Матери. Они потребовали, чтобы она изгнала демона из собственной дочери. Даже процитировали писание: «Ворожеи не оставляй в живых».

А Вязников нет:

цитата
...и цитировали Писание – «да не потерпите вы, чтобы ведьма жила меж вами».

При этом Соколов, чтобы сохранить похожесть цитаты на расхожее выражение, отказывается от перевода добавки "among us", которое наросло за вековое бытование фразы. Мне кажется, правильное решение, хотя можно было бы добавить какое-то другое слово для этой маркировки, которое бы не нарушало грамматическую структуру.

А вот другое важное:

  1. Thou shalt not make a machine in the likeness of a man’s mind.

  2. «Да не сотворишь машины, наделенной людским умом» (Соколов)

  3. «Да не построишь машины, наделенной подобием разума людского» (Вязников)

Это парафраз одной из 10 заповедей, которая у нас цитируется обычно как "Не сотвори себе кумира" (Thou shalt not make unto thee any graven image), в которой речь идет о запрете идолопоклонства.

В "Дюне" это одна из заповедей Оранжевой католической Библии. Все-таки можно было бы попробовать подогнать перевод ее под подобие этого русского выражения, настолько оно важно.

В другом месте:

цитата
"Liet serves two masters (...) “Serving two masters,” Halleck said. “It sounds like a religious quotation.”

"Слуга двух господ" -- это не про Труффальдино из Бергамо, а, в первую очередь, про верующих, см. Новый Завет (Лк 16:13, Мф. 6:24):

цитата
"Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне".

Фраза "The gift is the blessing of the giver" из Оранжевой католической библии, которую цитирует Пол, манипулируя фрименами, не имеет библейского аналога, хотя выражение встречается в проповодях, основанных на Новом Завете. В первую очередь, это Лука 6:38: "давайте, и дастся вам: мерою доброю", причем это это из Нагорной проповеди.

В Дениях 20:35 тоже есть "...ибо Он Сам сказал: «блаженнее давать, нежели принимать»" (по-английски сходство более явственно: the words of the Lord Jesus, how he said, It is more blessed to give than to receive).

***

На сём я этот цикл пока заканчиваю, хотя когда-нибудь, когда опять накатит, соберусь и все-таки выпишу цитаты из Корана, а также более тщательно пройдусь по пророчествам о приходе Мессии и Миссионария Протектива.

Выводы:

  1. Герберт в своей лингвистической игре еще круче и глубже, чем мне казалось.

  2. Иеремия и Соломон -- великолепные авторы, надо перечитывать

  3. Российское Библейское общество со своим новым переводом на современный русский язык -- гигантские молодцы (я в бумаге купила).


Статья написана 30 августа 2021 г. 21:00

Продолжаем разговор о том, что именно зашифровал шибко грамотный американский писатель в своих закавыченных фразах, и насколько трудно жилось русскому переводчику с этим до гегемонии гугла.

Цитаты из Библии в романе «Дюна» (и проблемы русских переводчиков), часть 1 тут.

Основным источником библейских цитат в "Дюне" все также остается персонаж Гурни Халлека. Собственно, именно постоянное цитирование им Ветхого Завета (посредством Оранжевой католической библии) является константным средством речевой характеристики персонажа, избранным автором.

Переходим на песенное творчество Гурни, и ищем там аллюзии и прямые цитаты.

Евангелие от Иоанна, 6:31

  1. Our fathers did eat manna in the desert; as it is written, He gave them bread from heaven to eat. (King Jacob Version)

  2. Our ancestors ate the manna in the wilderness; as it is written: ‘He gave them bread from heaven to eat.’” (New Internatinal Version)

  3. Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: хлеб с неба дал им есть. (Синодальный перевод)

  4. Наши отцы ели манну в пустыне. Как говорится в Писании, „он дал им в пищу хлеб с Неба"». (Российское Библейское общество)

В НЗ это фраза, которую говорит Иисус в преддверии того, что он и есть -- хлеб жизни, ссылаясь на эпизод Исхода, когда народу, ведомому Моисеем из Египта была послана с небес пища.

В романе это первая строчка песни Гурни:

цитата
“Our fathers ate manna in the desert,

In the burning places where whirlwinds came.

Lord, save us from that horrible land!

Save us… oh-h-h-h, save us

From the dry and thirsty land.”

В следующих строчках, возможно, идет цитирование других библейских текстов:

  1. Исайя, 21:1: As whirlwinds in the south pass through; so it cometh from the desert, from a terrible land. (KJV) -- Как бури на юге носятся, идет он от пустыни, из земли страшной. (Синод.)

  2. Далее типичное присловье, например, возьмем Исайя, 37:20: Now therefore, O LORD our God, save us from his hand (KJV). Оно же часто встречается в псалмах.

  3. В последней строчке тоже популярный троп, например см.: Иезекиль 19:13. And now she is planted in the wilderness, In a dry and thirsty land. (NKJV). А теперь она пересажена в пустыню, в землю сухую и жаждущую. (Синод.)

Вообще, ветхозаветные книги, написанные пророками, обитавшими в тяжелых экологических условиях -- очень обширный источник для того, кто хочет процитировать что-нибудь красивое про пустыню и засуху.

Так это в "Дюне" перевел Ю. Соколов:

цитата

Наши отцы ели манну в пустыне,

Где земля опаляет, где смерчи проходят.

Боже, выведи нас из ужасной земли!

Спаси нас… ах, спаси нас —

Выведи из сухой и безводной земли.

А вот так П. Вязников:

цитата
Отцы наши ели манну,

манну в пустыне —

В пылающих землях,

на землях жестоких смерчей.

О Боже, спаси нас,

спаси, пусть гибель нас минет,

Спаси, о, спаси нас

Из этой земли раскаленной,

палящей,

О, выведи, Боже, своих

из этой пустыни детей!..

Поскольку это авторское стихотворение по мотивам, придираться тут к правильности перевода -- нечего, только к красоте слога.

В следующем абзаце Гурни продолжает петь:

цитата
“For I am like an owl of the desert, o!

Aiyah! am like an owl of the des-ert!”

Это тоже Псалтырь, 101:7 (англ. 102:6):

  1. I am like a pelican of the wilderness; I am like an owl of the desert. (KJV)

  2. I am like a desert owl, like an owl among the ruins. (NIV)

  3. Я уподобился пеликану в пустыне; я стал как филин на развалинах (Синод.)

  4. Я как филин в пустыне; как сова средь руин (РБО).

Очень интересно, откуда в старых переводах там возник пеликан? Конечно, пеликану в пустыне еще поганей, чем сове, но все-таки... Лютер, который исправлял ошибки, тоже пеликана убрал. Забавно. (Тут в комментах к исходному посту ивритоговорящие объясняют загадку пеликана).

Соколов:

цитата
Ведь я как филин в пустыне – оу!

Ай-я! Как филин в пусты-не!

Вязников:

цитата
Ибо я подобен сове,

пустынной сове – о!

Айя! да, подобен пустынной сове!

Оба переводчика все нормально делают.

Жаль, только сноски не стоит, чтобы читающие могли бы ознакомиться с исходным псалмом целиком.

Он очень красивый.

Вот перевод РБО (фрагмент):

цитата
Господи! Услышь молитву мою,

пусть дойдет до Тебя мой крик.

Не отворачивайся от меня!

Когда скорблю,

склони ко мне ухо Твое;

когда зову,

услышь, поспеши, помоги.

Дни мои исчезают, как дым,

как головешки,

мои кости обуглены;

сердце сохнет,

как скошенная трава,

я даже о пище забыл.

От стонов моих

я стал — кожа и кости.

Я как филин в пустыне;

как сова средь руин;

я не сплю и сижу,

как одинокая птица на кровле.

Весь день враги оскорбляют меня,

меня считают безумным,

мое имя для них —

что проклятье.

Моей пищей стал пепел,

питье со слезами смешано.

Это сделали гнев Твой

и ярость Твоя,

Ты меня взял и бросил прочь.

Дни мои исчезают, как тень,

и я сохну, словно трава. (и т.п.)

Вот на ютубе версия этого псалма композитора Генри Перселла.

А вот он по-латыни в версии григорианского песнопения.

И теоретически, идеальный читатель "Дюны" с западным протестантским или католическим культурным бэкграундом должен это считывать и балдеть от глубины персонажа Гурни, который и голыми руками убивает, и поет, и играет, и цитирует тексты тысячелетней давности с места в карьер.

Следующая его песня (или всё та же):

цитата
“Wild beasts of the desert do hunt there,

Waiting for the innocents to pass.

Oh-h-h, tempt not the gods of the desert,

Lest you seek a lonely epitaph.

The perils of the—”

Дословных совпадений, кажется, нет, но эта строфа составлена из стандартных словосочетаний уже упоминавшихся пророческих книг. Например, Исайя 13:21-22: "Но будут обитать в нем звери пустыни, и домы наполнятся филинами; и страусы поселятся, и косматые будут скакать там. Шакалы будут выть в чертогах их, и гиены — в увеселительных домах". Или, вот у Исайи, 50:39 парафраз этой же строчки Исайи, а немного ранее красивое: "меч на сокровища его, и они будут расхищены; засуха на воды его, и они иссякнут; ибо это земля истуканов, и они обезумеют от идольских страшилищ".

А вот lonely epitaph -- не библейское выражение. Оно встречается в англоязычной поэзии, но совсем немножечко. Вот пример 14 века.

Perils ("опасности") — обратно вполне себе библейское слово. Гурни обрывает свою песню как раз на нем: "The perils of the...". Но вот заглянем например в Плач Иеремии, 5:9, и можем найти гипотетическое окончание строчки, причем нашу версию подтверждает то, что там тоже есть "пустыня", которая встречается в большинстве использованных писателем библейских цитат: "С опасностью жизни от меча, в пустыне достаем хлеб себе".

Давайте посмотрим переводы.

Соколов:

цитата
Дикие твари рыщут доныне,

Ожидая заблу-удшего,

Ох-х-х, не искушай же демона пустыни

Во избежание ху-у-удшего.

Всюду угрозы…

Вязников:

цитата
Здесь в пустыне охотятся дикие звери,

Поджидая беспечных в смертельных песках.

О, не надо гневить, искушать здесь богов,

властелинов пустыни,

Коль не ищешь ты гибели в этих страшных краях.

О, опасности…

В общем, если хотите представить, какие бы еще песни пел Гурни Халлек в этом настроении, можно поискать в Библии.

Вот, например, еще отрывок из Плача Иеремии (пер. РБО).

цитата
Были юноши твои светлее снега,

молока белее.

Тела их алее кораллов были,

сияли они, как сапфиры.

Теперь почернели они, как уголь,

встретишь их — не узнаешь!

Кости обтянуты кожей,

словно кора, огрубевшей.

Смерть от меча лучше,

чем смерть от голода,

когда нет урожая в поле,

и дух испускают в мученьях! (...)

За глоток воды отдаем деньги,

за свои же дрова — платим.

Нам в затылок

преследователь дышит,

изнурили нас —

не перевести духа!

Другие песни Гурни отношения к Библии не имеют.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Статья написана 24 августа 2021 г. 23:51

Все фанаты ждут новой экранизации, некоторые с гнилыми помидорами наизготовку, мы же пока просто, литературненько, окунемся в интертексты. Что использовал Фрэнк Герберт для того, чтобы сделать свою книгу такой мощной? Как и многие другие умные люди, он использовал красивые образы и словосочетания, придуманные другими людьми. А поскольку его роман в большей степени о мессианстве, то понятно, почему в нем так много цитат из Священного Писания, порой скрытых, порой нет.

Как они замаскированы, как их переводят и почему мы их плохо опознаем?

Я уже делала отдельный большой материал (Мотивы книги «Апокалипсис» в «Дюне»), показывающий, как автор использовал для романа новозаветную книгу "Откровение Иоанна Богослова", пронизав ею сюжет своей. Герберт сделал это не так откровенно, как сделали Гейман & Пратчетт в своих "Good Omens", но все равно, достаточно заметно, если всматриваться.

Теперь же просто хочется собрать цитаты из Священного Писания, которые использовал фантаст (я беру только 1-ю книгу).

Все осложняется тем, что язык Библии для нас (русскоязычных) -- и для Герберта и его основных читателей -- это совершенно разные языки. На английский Библию перевели в 1611 году (т.н. "Библия короля Якова") и с тех пор ее сочные выражения и смачные образы, которыми особенно так богаты пророческие части, органично вплелись в литературную речь, песенную, да и в бытовую. Пример того, насколько просто англоязычные жонглируют метафорами из Библии -- песня "The Man Comes Around" Джонни Кэша (я там даже табличку специальную сделала).

С русской культурой подобного не произошло по хронологическим причинам. С момента христианизации Руси нам упорно зачитывали Евангелия на службах на церковнославянском языке, который, может, в домонгольскую эру народ был легко понятен, а с тех пор совсем нет. Перевод Библии на понятный современный язык начали делать только при Александре I, и то, это шло с очень большим сопротивлением. Считалось, что народу понятное не надо (по этой же причине католики не переводили с латыни очень долго, и одним из главных шагов Мартина Лютера по распространению своей "ереси" было перевод Библии на нормальный немецкий язык. "Лютеровская библия" немедленно стала бестселлером, и в немецкоязычных странах с пониманием ее метафор тоже все ок). В нашей стране Синодальный перевод был доделан лишь в 1876 году. Но, сами понимаете, до 1917 года оставалось не так уж и много времени на внимательное чтение этого кондуита. В советское же время тем, кто не был верующим и не хранил экземпляры тайно, приобщиться к священным текстам было проблематично: студентам истфака в библиотеках, например, выдавали при наличии справки, что для их работы это совершенно точно необходимо.

Исключения наша эрудиция делает лишь для ограниченного набора уж очень популярных лексических единиц (говоря по-модному -- мемов): отче наш; не судите и не судимы будете; имя мне — легион; не мечите бисер перед свиньями; игольное ушко и проч. Примерную разницу в "мемообразности" Библии для двух языков может показать сравнение категорий "библейские выражения" в рувики (54 шт) и английской (около 500).

Поэтому для русскоязычных вкрапления в художественную литературу цитат из Библии смотрится обычно одним из двух вариантов:

1) либо мы просто не узнаем это вкрапление, если оно незакавычено и не использует "старомодные слова" (например, если переводчик перевел цитату обычным языком);

2) либо оно нам кажется манерным из-за стилистики устарелой речи Синодального перевода (если переводчик был дотошен, нашел правильный источник и скопипастил выражение верно)

Для англоязычных же эти вкрапления, если и остаются неузнаваемыми, то устарелыми в целом не выглядят, язык Библии короля Якова не настолько сильно изменился, да и выходили на английском многие другие переводы этой книги. Говорят, около 450 разных, настолько это важно для них.

***

Показательный пример:

фанаты "Дюны" отлично помнят эту присказку "Спящий должен проснуться", который Пол говорит о пробуждении своего дара провидца.

Эрудиты вспомнят, что до этого у Герберта Уэллса в 1899 году вышел роман "Когда Спящий проснется" (When the Sleeper Wakes), про летаргический сон.

Возникает вопрос, какого черта Фрэнку Герберту цитировать Герберта Уэлса в этой важной для мифологии романа присказке?

А никакого.

Оба великих Герберта цитируют, как вы догадались, Священное Писание:

Wherefore he saith, Awake thou that sleepest, and arise from the dead, and Christ shall give thee light.

За исключением старомодненьких thou и thee -- вполне себе нормальная фраза. В одной из современных версий перевода она звучит как: "This is why it is said: “Wake up, sleeper, rise from the dead, and Christ will shine on you”.

Это Новый Завет, Послание к Ефесянам, 5:14.

О чем стандартный русский читатель вряд ли догадается, поскольку это Послание в число бестселлеров как-то не входит.

Как этот стих там выглядит по-русски:

  1. Посему сказано: «встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (Синодальный перевод)

  2. Поэтому и говорится: «Спящий, проснись! Встань из мертвых — и тебя осияет Христос!» (Современный перевод Российского библейского общества)

Для западной цивилизации, где идея мессианства разрабатывалась тщательно и подробно -- этот стих, как и многие другие подобные в Библии -- кусочек мозаики, изученный и известный. Для нас -- нет. Аллюзия ускользает.

Слова не имеют особенной интонации.

После этих вводных, собственно, даю список, на основе исследований англоязычных читателей "Дюны". Заодно посмотрим, как справляются с задачей переводчики.

Книга пророка Аввакума, 1:9

  1. They shall come all for violence: their faces shall sup up as the east wind, and they shall gather the captivity as the sand. (KJV)

  2. They all come intent on violence. Their hordes advance like a desert wind and gather prisoners like sand.. (Это вторая по популярности версия перевода — New International Version, но ее закончили в 1978 году, и Герберт ее цитировать не мог. Даю просто так).

  3. Весь он идет для грабежа; устремив лице свое вперед, он забирает пленников, как песок. (Синодальный)

  4. Весь он на грабеж устремился, натиск его, как восточный ветер, и пленников у него, что песка морского. (РБО).

В "ВЗ" это пророческое видение Аввакума, в котором предказывается, как жестокая конница халдеев нападет на его народ и истребит его.

В романе это слова Гурни:

цитата
Leto spoke impatiently: “ (...) We particularly need spice drivers, weather scanners, dune men — any with open sand experience.”

“I understand, Sire. ‘They shall come all for violence: their faces shall sup up as the east wind, and they shall gather the captivity of the sand.’”

“A very moving quotation,” the Duke said.

Пер. Юрия Соколова:

цитата
Лето нетерпеливо проговорил: – (...) В особенности нам нужны водители добывающих комбайнов, дюннеры, метеосканеры – вообще люди с опытом работы в открытых песках.

– Понимаю, сир. «Ведь он идет для грабежа; устремив лице свое вперед, он забирает пленников, как песок».

– Приятно слышать, – отвечал герцог.

Пер. П. Вязникова:

цитата
Лето нетерпеливо отмахнулся:

– (...) Нам особенно нужны меланж-машинисты, меланжеры, предсказатели погоды и все, у кого есть опыт работы в открытой пустыне, – люди дюн.

– Понятно, сир. «С насилием придут они: лицом своим будут они пить, как восточный ветер; и возьмут пленников в песках…»

– Очень трогательная цитата, – сказал герцог.

Соколов переделывает отзыв герцога на цитату "A very moving quotation" в нечто нейтральное, но молодец все равно. Вязников, который так прошелся в своем тексте о плохих перевода "Дюны" по "потеющим камням", здесь почему-то не просто не узнает закавыченную цитату, но и загибает загадочное "лицом своим будут они пить, как восточный ветер". Вы знаете кого-нибудь, кто умеет пить целым лицом сразу (а не отдельным ртом)? А! Это умеет делать восточный ветер, лицо-то, похоже, именно его.

В обоих вариантах русских и англ. переводов выражение "как песок" использовано в качестве синонима бесчисленности, но Вязников соблазнен сюжетом книги и переделывает это в "возьмут пленников в песках".

Книга Исход, 4:9

  1. And it shall come to pass, if they will not believe also these two signs, neither hearken unto thy voice, that thou shalt take of the water of the river, and pour it upon the dry land: and the water which thou takest out of the river shall become blood upon the dry land. (KJV)

  2. But if they do not believe these two signs or listen to you, take some water from the Nile and pour it on the dry ground. The water you take from the river will become blood on the ground.” (NIV)

  3. Если же не поверят и двум сим знамениям и не послушают голоса твоего, то возьми воды из реки и вылей на сушу; и вода, взятая из реки, сделается кровью на суше. (Cинод.)

  4. А если они не поверят ни тому ни другому чуду и не станут тебя слушать — тогда зачерпни нильской воды, плесни на землю, и эта вода превратится в кровь». (РБО)

В "Исходе" это Бог инструктирует Моисея как произвести впечатление.

В "Дюне" это опять реплика Гурни, причем в той же сцене, на той же странице.

цитата
“Both open battle and secret,” the Duke said. “There’ll be blood aplenty spilled here before we’re through.”

“‘And the water which thou takest out of the river shall become blood upon the dry land,’ ” Halleck quoted.

Соколов:

цитата
– Теперь, кроме тайных, я жду явных битв, – ответил герцог. – Без кровопролития нам здесь не укрепиться.

– «…и вода, взятая из реки, сделается кровью на суше», – вновь процитировал Холлик.

Вязников игнорирует синодальный перевод:

цитата
«И вода, которую возьмешь ты из реки, превратится в кровь на сухой земле»

Книга Иова, 24:5

  1. Behold, as wild asses in the desert, go they forth to their work; rising betimes for a prey: the wilderness yieldeth food for them and for their children. (KJV)

  2. Like wild donkeys in the desert, the poor go about their labor of foraging food; the wasteland provides food for their children. (NIV)

  3. Вот они, как дикие ослы в пустыне, выходят на дело свое, вставая рано на добычу; степь дает хлеб для них и для детей их. (Синод.)

  4. Словно дикие ослы в степи, бедняки на промысел выходят, рыщут в поисках пищи, и пустыня детей их кормит. (РБО)

В ВЗ это слова Иова, рассказывающего, как грустно во всяческих несчастьях люди живут.

В романе продолжение той же сцены.

цитата
The Duke sighed. “Hurry back, Gurney.” “Very good, m‘Lord.” The whipscar rippled to his grin. “‘Behold, as a wild ass in the desert, go I forth to my work.’” He turned, strode to the center of the room, paused to relay his orders, hurried on through the men.

Соколов:

цитата
– Поскорее возвращайся, Гарни.– Великолепно, милорд, – шрам дернулся в улыбке. – «Как дикий осел в пустыне, выхожу на дело свое».

Вязников:

цитата
– Поторопись, Гурни.– Слушаюсь, милорд. – Шрам искривился от усмешки. – «Вот, как дикий осел в пустыне, иду я к своей работе».

Соколов опять молодец, в закавыченное поставил что надо, переделав "они" на "я", по тексту. Единственное, что могу отметить: для западного читателя "Книга Иова" -- одна из самых популярных среди библейских, и теоретически некий эрудированный читатель (на которого Герберт ориентировался в своих пасхалках) может помнить, что там дальше в этой фразе. А в ней, на мой взгляд, намек на хищничество, на опасность, которую могут представлять дикие ослы (в обоих рус. переводах это чувствуется в продолжениях фразы: "на добычу", "рыщут"). И опасность, исходящая от Гурни, когда он выходит на задание, перекликается с этим незримым продолжением библейского стиха. Древние иудеи к диким ослам не приставали, для нас же, цивилизованных, это смешной образ. И теряется, почему Гурни (сам миляга, но такой опасный) себя с ним сравнивает. Я бы дала сноску, и в ней библейский стих целиком, для атмосферы хищничества.

Вязников оставил от синодального перевода "вот", но заменил "дело" на "работу" зачем-то.

Нет, мне не мерещится, в его же легендарном эссе "Его звали Пауль" написано: "переводчики настолько фатально не знают Библии, что не узнают даже самые расхожие к ней отсылки; что уж говорить о точных цитатах, которых у Герберта пруд пруди (да и вообще англоязычные авторы любят библейские аллюзии)". Интересный подход. Может, он руководствуется идеей, что Оранжевая Католическая Библия, которую якобы цитирует Гурни (простите, я олдфаг и употребляю те имена, которые были в моем самом первом переводе), за тысячелетия переменилась, и давать точный перевод по русскому Синодальному поэтому не надо? Но, как мы видим, сам Герберт берет Библию короля Якова и даже shall не меняет на модное will.

Второзаконие, 33:19

  1. They shall call the people unto the mountain; there they shall offer sacrifices of righteousness: for they shall suck of the abundance of the seas, and of treasures hid in the sand. (KJV)

  2. They will summon peoples to the mountain and there offer the sacrifices of the righteous; they will feast on the abundance of the seas, on the treasures hidden in the sand.” (NIV)

  3. Созывают они народ на гору, там заколают законные жертвы, ибо они питаются богатством моря и сокровищами, сокрытыми в песке. (Синод.)

  4. Они созывают на гору племена и там приносят положенные жертвы. Их питают богатства морей, сокровища, что были сокрыты в песке! (РБО)

В ВЗ это Моисей перед смертью благословляет всякие колена Израилевы, и это благое пророчество -- для колена Завулона.

Обратите внимание, как нейтрально эта фраза звучит по-русски и внезапно красиво по-английски. Мне даже кажется, что тут есть даже нечто предшествующее знаменитой черчиллевской речи (we shall fight on the beaches, we shall fight on the landing grounds, we shall fight in the fields and in the streets, we shall fight in the hills...).

В романе это опять Гурни:

цитата
Halleck murmured: “‘For they shall suck of the abundance of the seas and of the treasure hid in the sand.’”

ВЗ, видимо, имеет в виду еду, добываемую на морском побережье (?), вряд ли обломки кораблекрушений. И автор очень мило это упоминание песков присобачивает под ситуацию Арракиса.

Соколов (даю весь эпизод):

цитата
[Хават рассказывает, сколько Харконенны зарабатывали с Арракиса]

– За каждые триста тридцать стандартных дней Харконнены выручали отсюда десять миллиардов соляриев.

Глухой удивленный вздох обежал стол. Даже младшие помощники, уже начинавшие скучать, выпрямились и обменялись удивленными взглядами.

Холлик пробормотал:

– «…ибо они питаются богатством моря и сокровищами, сокрытыми в песке»

.

Вязников:

цитата
«И поглотят они обилие морей и сокровища, спрятанные в песке»

Третий раз -- уже явно не совпадение: очевидно, это практическая переводческая позиция Вязникова -- либо не искать библейские цитаты в устоявшемся переводе, либо переделывать их. Интересное расхождение с его же заявленной переводческой позицией. В том эссе он вроде бы примерно то же писал про Коран, любопытно, что вышло на практике?

Книга Исхода, 2:22

  1. And she bare him a son, and he called his name Gershom: for he said, I have been a stranger in a strange land. (KJV)

  2. Zipporah gave birth to a son, and Moses named him Gershom, saying, “I have become a foreigner in a foreign land.” (NIV)

  3. Она [зачала и] родила сына, и [Моисей] нарек ему имя: Гирсам, потому что, говорил он, я стал пришельцем в чужой земле. (Синод.)

  4. И у них родился сын. Моисей дал сыну имя Гершо́м, сказав: «Это означает, что я стал переселенцем в земле чужой». (РБО)

Речь идет о сыне, который родился у Моисея в мадианитской эмиграции.

Так что когда Хайнлайн за пять лет до публикации "Дюны" озаглавил свою книгу "Stranger in a strange land", он цитировал именно Моисея.

В романе:

цитата
“ ‘I have been a stranger in a strange land,’ ” Halleck quoted.

Соколов:

цитата
– «Я стал пришельцем в чужой земле», – процитировал Холлик.

Вязников:

цитата
– «И стал я чужаком в чужой земле», – процитировал Халлек.

Соколов опять молодец. Вязников опять о своем. Почему бы тогда не "чужак в чужой стране", как принято заглавие Хайнлайна переводить, чтобы мы сразу поняли, что это такой вековой мем?

Псалтырь, 67:7 (у англичан — 68:6)

  1. God setteth the solitary in families: he bringeth out those which are bound with chains: but the rebellious dwell in a dry land. (KJV)

  2. God sets the lonely in families, he leads out the prisoners with singing; but the rebellious live in a sun-scorched land. (NIV)

  3. Бог одиноких вводит в дом, освобождает узников от оков, а непокорные остаются в знойной пустыне. (Синод.)

  4. Бог одиноким дает дом и семью, избавляет узников от оков. А мятежники пусть остаются в пустыне! (РБО)

Это очень поэтичный псалом (см. целиком), его начальные строки потом войдут в популярную молитву "Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его".

В романе:

цитата
“‘I shall go unto the rebellious that dwell in the dry land,’ ” Halleck intoned.

Соколов:

цитата
– Гарни, разберись с контрабандистами.

– «Изыду я к возмутившимся, что обитают в пустынях», – нараспев проговорил Холлик.

– Ну, хоть бы раз поймать этого парня нагишом – без цитаты!

Вязников:

цитата
– «Вот, иду к бунтарям, обитающим в безводной земле», – нараспев произнес Халлек.

– Когда-нибудь я поймаю этого парня на отсутствии подходящей цитаты, и он будет похож на голого, – бросил герцог.

Гурни опять переделал цитату, переиначив ее под первое лицо, видимо, это помешало аккуратисту Соколову опознать ее и поставить правильный вариант, который бы звучал как: "Пойду я к непокорным, что остались в знойной пустыне". Вязников, видимо, вообще не искал, правда его вариант, действительно, звучит красивее, с прилагательным "безводный". Следущая строчка, про "поймать без штанов" при сравнении вариантов обоих переводчиков показывает, что дословность все же -- не обязательное достоинство.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

____________

UPD: П. Вязников пришел в комментарии к оригинальному этому посту в блоге и пишет:

П.В.: [Этому переводу лет] Больше двадцати. Начато где-то в 1992-1993. Я старался, но...

Что я могу сказать — мне очень стыдно.

Видел и знал, что отсылок к Священному Писанию там очень много, и обе Библии (на английском и на русском) у меня на столе всё время лежали — но вот, не всё опознал :(((

Я: вообще не представляю, как вы работали тогда, так все неудобно.

П.В.: Как... сидел во ВГБИЛ, обложился книгами (те же Библии, Коран — этот только на русском,или, выражаясь "правильно", "Русское изложение смысла Корана" (так как считается, что перевести невозможно, учить арабский или читать "изложение"), справочники... консультировался со знакомым арабистом... эх...

Зрение у меня тогда было в порядке, но —

"Крив был Гнедич-поэт, преложитель слепого Гомера;

Боком одним с образцом схож и его перевод" (ц) Нашевсё





  Подписка

Количество подписчиков: 33

⇑ Наверх