FantLab ru

Вениамин Каверин «Два капитана»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.77
Оценок:
1424
Моя оценка:
-

подробнее

Два капитана

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 182
Аннотация:

Повествование о нелегком жизненном пути главного героя, поставившего себе целью восстановить справедливость, несмотря на трудности, обман и измену. «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» — вот кредо двух капитанов — Ивана Татаринова и Александра Григорьева, никогда не встречавшихся, но во многом похожих.

© v_ov
Примечание:

При жизни автора роман «Два капитана» выдержал около 100 переизданий и две экранизации (1955 и 1976 г.г.), а в 1946 году писателю была присуждена за него Сталинская премия второй степени в области литературы и искусства.

По мотивам романа был поставлен популярный мюзикл «Норд-Ост».

«Роман «Два капитана», — писал Каверин, — целиком возник из подлинной истории, рассказанной мне одним моим знакомым, впоследствии известным генетиком М. Е. Лобашевым».

Первый том романа появился еще до войны, а последняя точка во втором томе была поставлена в 1944 году.

Впервые: первая часть в журнале «Костёр», №8-12, 1938; №1, 2, 4-6, 9-12, 1939; №2-4, 1940; книга вторая в журнале «Октябрь», №1-2, 7-8, 11-12, 1944.

Первый журнальный вариант романа (Костер 1938–1940) являлся полностью законченным произведением.

В том месте, где заканчивается первая книга изданий 1945-го и последующих лет, в «Костре» имеется продолжение: главы «Последний лагерь» (о поисках экспедиции И. Л. Татаринова), «Прощальные письма» (последние письма капитана), «Доклад» (доклад Сани Григорьева в Географическом обществе в 1937 году), «Снова в Энске» (поездка Сани и Кати в Энск в 1939 году – фактически объединяет две поездки 1939 и 1944 гг., описанные во второй книге) и эпилог.

Таким образом, уже в 1940 году читатели знали, чем в итоге завершиться история. Экспедиция капитана Татаринова будет найдена еще в 1936 году (а не в 1942-м), потому что никто не помешал Сане организовать поиски. Доклад в Географическом обществе будет прочитан в 1937 году (а не в 1944-м). Мы прощаемся с нашими героями в Энске в 1939 году (дату можно определить по упоминанию о Всесоюзной сельскохозяйственной выставке). Получается, что читая сейчас журнальный вариант романа, мы попадаем в новый, альтернативный мир, в котором Саня Григорьев опередил своего «двойника» из нашей версии романа на 6 лет, где нет войны, где все остаются живы. Это очень оптимистичный вариант.

Отрывки 1-й книги: «Огонек», 1938, № 11 (под названием «Отец»); «Резец», 1938, № 7 (под названием «Тайна»); «Огонек», 1938, № 35-36 (под названием «Мальчики»); «Ленинградская правда», 1939, 6 января (под названием «Родной дом»); «Смена», 1939, № 1 (под названием «Первая любовь. Из романа «Таким быть»»); «Резец», 1939, № 1 (под названием «Крокодиловы слезы»); «30 дней», 1939, № 2 (под названием «Катя»); «Краснофлотец», 1939, № 5 (под названием «Старые письма»); «Смена», 1940, № 4. Отрывки 2-й книги: литературно-художественный сборник «Прикамье», 1942, № 4; «Краснофлотец», 1943, № 17-18; «Краснофлотец», 1944, №№ 3, 23-24; «Красный флот», 1944, 17 декабря (под названием «Победа»); «Пионер», 1945, № 1-2, с. 5-11.


Входит в:

— журнал «Костёр, 1938'10 октябрь», 1938 г.

— журнал «Костёр, 1938'11 ноябрь», 1938 г.

— журнал «Костёр, 1938'12 декабрь», 1938 г.

— журнал «Костёр, 1938'8 август», 1938 г.

— журнал «Костёр, 1938'9 сентябрь», 1938 г.

— журнал «Костёр, 1939'1 январь», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1939'10 октябрь», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1939'11-12 ноябрь-декабрь», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1939'2 февраль», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1939'4 апрель», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1939'5 май», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1939'6 июнь», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1939'9 сентябрь», 1939 г.

— журнал «Литературный современник 1939'02», 1939 г.

— журнал «Литературный современник № 5-6 1939 год», 1939 г.

— журнал «Костёр, 1940'2 февраль», 1940 г.

— журнал «Костёр, 1940'3 март», 1940 г.

— журнал «Костёр, 1940'4 апрель», 1940 г.

— журнал «Литературный современник 1940'02», 1940 г.

— журнал «Литературный современник 1940'03», 1940 г.

— антологию «Прикамье № 4», 1942 г.

— журнал «Пионер № 1-2 1945», 1945 г.

— антологию «Русская советская проза», 1977 г.

«Театр FM», 2004 г.


Награды и премии:


лауреат
Сталинская премия в области литературы, 1945 // Художественная проза. Вторая степень

Экранизации:

«Два капитана» 1956, СССР, реж: Владимир Венгеров

«Два капитана» 1976, СССР, реж: Евгений Карелов



Похожие произведения:

 

 


Два капитана
1940 г.
Два капитана
1941 г.
Прикамье. Литературно-художественный сборник 4
1942 г.
Два капитана
1945 г.
Два капитана
1946 г.
Два капитана
1947 г.
Два капитана
1947 г.
Два капитана
1948 г.
Два капитана
1949 г.
Два капитана
1949 г.
Два капитана
1950 г.
Два капитана
1951 г.
Два капитана
1953 г.
Два капитана
1955 г.
Два капитана
1956 г.
Два капитана
1957 г.
Два капитана
1957 г.
Собрание сочинений в шести томах. Том 3
1964 г.
Два капитана
1965 г.
Два капитана
1966 г.
Два капитана
1966 г.
Два капитана
1968 г.
Два капитана
1971 г.
Два капитана
1972 г.
Два капитана
1972 г.
Два капитана
1973 г.
Два капитана
1975 г.
Русская советская проза
1977 г.
Два капитана
1977 г.
Два капитана
1979 г.
Два капитана. В двух книгах. Книга 1
1979 г.
Два капитана. В двух книгах. Книга 2
1979 г.
Два капитана
1981 г.
Собрание сочинений в восьми томах. Том 3
1981 г.
Два капитана. В двух томах. Том 1
1982 г.
Два капитана. В двух томах. Том 2
1982 г.
Два Капитана
1984 г.
Два капитана
1984 г.
Два капитана
1985 г.
Два капитана
1985 г.
Два капитана
1986 г.
Два капитана
1986 г.
Два капитана
1986 г.
Два капитана
1986 г.
Два капитана
1986 г.
Два капитана
1987 г.
Два капитана
1988 г.
Два капитана
1989 г.
Два капитана
1993 г.
Два капитана
1993 г.
Два капитана
1993 г.
Два капитана
1993 г.
Два капитана
1993 г.
Собрание сочинений в двух томах. Том 1
1994 г.
Два капитана. Том 1
1999 г.
Два капитана. Том 2
1999 г.
Два капитана
2001 г.
Два капитана. Книга 1
2002 г.
Два капитана. Книга 2
2002 г.
Два капитана
2003 г.
Два капитана
2003 г.
Два капитана
2003 г.
Два капитана
2004 г.
Два капитана
2004 г.
Два капитана
2005 г.
Два капитана
2005 г.
Два капитана
2005 г.
Два капитана
2005 г.
Два капитана
2006 г.
Два капитана
2007 г.
Два капитана
2007 г.
Два капитана
2007 г.
Два капитана
2009 г.
Два капитана
2009 г.
Два капитана
2009 г.
Два Капитана
2010 г.
Два капитана
2010 г.
Два капитана
2010 г.
Два капитана
2012 г.
Два капитана
2017 г.
Два капитана. Том 1
2017 г.
Два капитана. Том 2
2017 г.

Периодика:

Костёр, 1938'8 август
1938 г.
Костёр, 1938'9 сентябрь
1938 г.
Костёр, 1938'10 октябрь
1938 г.
Костёр, 1938'11 ноябрь
1938 г.
Костёр, 1938'12 декабрь
1938 г.
Костёр, 1939'1 январь
1939 г.
Костёр, 1939'2 февраль
1939 г.
Костёр, 1939'4 апрель
1939 г.
Костёр, 1939'5 май
1939 г.
Костёр, 1939'6 июнь
1939 г.
Костёр, 1939'9 сентябрь
1939 г.
Костёр, 1939'10 октябрь
1939 г.
Костёр, 1939'11-12 ноябрь-декабрь
1939 г.
Литературный современник, № 5-6 1939 год
1939 г.
Литературный современник 1939 №2
1939 г.
Костёр, 1939'11-12 ноябрь-декабрь
1940 г.
Костёр, 1940'2 февраль
1940 г.
Костёр, 1940'3 март
1940 г.
Костёр, 1940'4 апрель
1940 г.
Литературный современник № 2, февраль 1940
1940 г.
Литературный современник № 3, март 1940
1940 г.
Пионер № 1-2 1945
1945 г.

Аудиокниги:

Два капитана
2001 г.
«Два капитана»
2006 г.
Два капитана
2012 г.

Издания на иностранных языках:

I due capitani
1976 г.
(итальянский)
Two Captains
1989 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  34  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вениамин Каверин очень любил Диккенса. И был членом литературной группы «Серапионовы братья», которая ставила задачу ввести в советскую литературу остросюжетные произведения. Когда над головой Каверина сгустились тучи, когда его начали всё активней и агрессивней ругать в печати — дело шло к аресту — он выполнил головоломный трюк: быстро-быстро написал очень хороший остросюжетный роман в манере Диккенса, который должен был ВСЕМ понравиться. И, в самом деле, публикация «Двух капитанов» практически спасла жизнь писателю. Роман понравился действительно всем, читающим книги, а неодобренный партией и правительством «Художник неизвестен» был отодвинут в тень.

Очень мало книг, которые нравятся всем. Практически для любого романа найдётся кто-то, кому «это не по нраву». Но «Два капитана» — нравится. Этот роман работает на всех уровнях сразу. В нём есть материал для интеллектуалов, ценящих парадоксы и аллюзии, для любителей чтения среднего, увлекающихся острым сюжетом, даже для совсем неквалифицированных читателей представлена качественная мелодрама. И при этом прекрасный язык, множество живых и ярких деталей, вписанность в историческую эпоху, в общем, большой джентельменский набор. Образцом был взят, разумеется, Диккенс c его «Большими ожиданиями», но учтена советская специфика. Никакой советской пропаганды в романе нет, да и быть не могло, потому что на глазах Каверина за 20-е и 30-е годы линия партии» менялась до неузнаваемости, и наивные авторы, пытавшиеся пропагандировать партийную линию, исчезали в никуда после очередного великого перелома. Вениамин Каверин заранее об этом подумал и убрал из текста всё, что могло бы прозвучать «по газетному», «по советски». В результате «Два капитана», будучи стопроцентно советской книгой, совершенно лишены барабанной совковости. Прославления Советской Власти в этом романе нет.

«Два капитана» — литература. Подчёркнуто негениальная (гениальность раздражает, Каверин, знавший историю литературы профессионально, это учёл и потому сдерживал своё перо), но очень высокого класса, это идеальное чтение для отдыха.

За свою жизнь я раз десять читал этот роман и, думаю, ещё не раз возьму его в руки. «Два капитана», как романы Диккенса, не надоедает.

Оценка: 10
–  [  41  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Меня всегда охватывает горечь и обида за те прекрасные книги и талантливых авторов, которые сегодня оказались несправедливо забыты, только потому, что изменились политические предпочтения и российская история вновь — в который уже раз — подвергается редакции. И вместе с новыми правками вычеркивается и все, что было хорошее: как будто не было самой жизни у целых поколений — наших с Вами бабушек и дедушек, мам и пап. И все только потому, что они любили и ненавидели, горевали и радовались, жили и умирали в преданное сегодня поруганию советское время.

Все это можно сказать о романе «Два Капитана». Что бы не говорили о нем современные критики, но для меня и сегодня, это — прекрасная книга о чистых душой и преданных своей мечте людях, которых не сломили ни голод и войны, ни страдания, ни трудности. О людях, которые всегда хранят верность своим друзьям и близким, и главное — себе и своим убеждениям. И о любви — преданной, жертвенной, всепобеждающей. О времени, когда на географической карте были еще белые пятна и о людях, мечтавших обязательно узнать, что же скрывают эти пустоты в наших знаниях.

Это та книга, которую необходимо прочитать в детстве, чтобы, возможно, заболеть этой жаждой справедливости и правды, которая вела по жизни Саню Григорьева, этой страстью к тайнам, загадкам, открытиям, которая заставляла отправляться в далекие странствия капитана Татаринова. Из этого рождаются потом убеждения и принципы, определяющие нашу дальнейшую жизнь, профессию, отношения с окружающими. Как странно: именно жизнеутверждающая идея романа вызывает основные нарекания, как будто, современного читателя удивляет, что люди и в страшное время войн и репрессий могли просто жить и наслаждаться каждым мгновением жизни.

И сегодня, когда перечитываешь книгу вновь, понимаешь: этот роман — о Вечных человеческих ценностях: Вере, Надежде и Любви, о том, что составляет саму основу жизни и заставляет лучших представителей каждого нового поколения бороться и искать, найти и не сдаваться.

Оценка: 9
–  [  26  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я, конечно, хотела начать с Теннисона, ведь строчка-то гениальная. Но в процессе чтения в голове звучали совсем иные стихи, строки Павла Когана про «лобастых мальчиков невиданной революции». Что ж, здравствуй, страна героев! Саня Григорьев — он прямо из тех стихов, из бескомпромиссной революционной романтики. Не досталось ему уютного мирка, да он и не умеет устраиваться уютно, за этим пожалуйте к Ромашову. А Саня умеет мечтать и бороться. Вот и идет от маленького немого, мечтающего поймать голубого рака, до полярного летчика, мечтающего найти потерянную экспедицию. Большой путь! Ему, как всему его поколению, валятся на плечи тяготы строительства новой страны, безмерные испытания военных лет. Голодное и довольно страшное детство. Смерть отца. Садист-отчим. Бродяжничество и потом детский дом. Жизнь его не баловала, но все равно он живет на солнечной стороне мира. Наверное, именно поэтому так много вокруг него хороших людей; он просто их к себе притягивает.

Милая Катя Татаринова — из той же породы. Она не просто способна вынести любые испытания, она — и это редкость невероятная — умеет не озлобиться, не очерстветь. Каждое из редких свиданий с мужем она умеет превратить в огонек счастья, который потом будет согревать обоих. И еще она согреет своим теплом всех, кто окажется рядом, и даже в самых отрицательных персонажах романа умудряется разбудить что-то человеческое. И верить она умеет. «Сказки, в которые мы верим, еще живут на земле...»

Рядом с Саней и Катей люди очень разные, но всегда колоритные и яркие. Каверин не жалеет красок для персонажей второго плана. Они великолепны — своенравная и властная Нина Капитоновна, увлеченный Валя, пугливая Берта... И еще на одно щедр писатель: его персонажи не раскрываются сразу, они далеко не одномерны. Разве что жутковато-гротескный Гаер Кулий всегда остается таким же, каким появляется на страницах: какой-то пародией на округлые фразы и скрытую жестокость Николая Антоновича. Но можно ли с первого взгляда распознать роль, которую сыграет в жизни Сани и Кати Кораблев — фигура поначалу откровенно комическая. («В Индии он видел иогов-фокусников, которых на год зарывали в землю, а потом они вставали живехонькими, как ни в чем не бывало... Лишь через несколько лет я узнал, что он никогда не выезжал из России».)

Не сразу раскрывается и Николай Антонович — ах, манипулятор с длинными округлыми фразами. Какой роскошный злодей!

Как я поняла, довоенный вариант романа был более «гладким»; меньше проблем и меньше смертей ожидало Саню. Но военные страницы здесь так органичны, что выкинуть их было бы немыслимо. Сердце замирало, когда я читала о расстрелянном танками санитарном поезде. Впечатлила злая ирония «мемуаров» Ромашова, где на словах пафосное описание тягот блокады: «В конце декабря мне удалось достать немного глюкозы, я искусал себе пальцы, пока нес ее Кате...» Но в реальности голодают всегда другие.

Читая, я словно смотрела на здание в духе «сталинского ампира», ощущая в монументальных линиях и сложном декоре мощь торжествующей империи. Или, может быть, слушала «Марш энтузиастов», в котором смелому нет преград, где не столько реальный Советский Союз, сколько мечта о нем. Но мечта прекрасна!

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Так получилось, что мой отзыв на «Два капитана» – юбилейный, пятидесятый. Из этого естественным образом следует, что вряд ли я добавлю что-нибудь новое к написанному об этом романе здесь ранее. Поэтому я не стану останавливаться подробно на истории любви – одной из основ сюжета, – которая словно бы придумана какой-то девочкой-подростком с романтическим воображением. Не буду много писать о плоских черно-белых персонажах, чьи роли – кто хороший, а кто плохой – четко распределены уже в самом начале и остаются неизменными до конца. Не буду долго сравнивать этих персонажей с заводными игрушками, механически повторяющими от главы к главе одни и те же действия (Валька Жуков пахнет зверями и рассеян, Гришка Фабер орет, Кораблев расправляет усы и постукивает пальцами по столу и т. д.). Не буду много распространяться о назойливом и не слишком насыщенном смыслом рефрене «Бороться и искать, найти и не сдаваться», которым писатель ни разу не упускает случая огреть меня из-за любого мало-мальски подходящего угла, как хорошей дубиной, хотя голова от него уже и так гудит. Не стану перечислять все примеры какой-то нарочито-показной таинственности, когда Псков становится Энском, Игарка – Заполярьем, все летчики, включая легко узнаваемого Чкалова, и все ученые, включая легко узнаваемых Шмидта и Визе, скрываются за инициалами или безымянными должностями и даже имя какого-то известного художника заменяется отточием. А напишу я подробно только об одном – об истории исследований судьбы экспедиции капитана Татаринова на шхуне «Святая Мария» летчиком капитаном Григорьевым. Именно она, а не все перечисленное выше поражает меня в наибольшей степени.

Почему я обращаю внимание именно на это? Да потому, что по собственному опыту знаю, что нужные сведения, документы, материалы, участники и свидетели событий вот так сами собой с неба на исследователя не падают – за ними надо охотиться, просиживать недели и месяцы в архивах и библиотеках, вытаскивать информацию из самых неподходящих мест, усиленно разыскивать нужных людей и ездить порой за тридевять земель ради нескольких листков бумаги, пары фотографий или получаса разговора. И это еще не всё: добытые данные надо свести воедино, восстановить на их основе общую картину событий, что удается далеко не всегда. Самым упрямым фактам приходится порой искать место не один год. А теперь сравним это с той хроникой невероятных совпадений, удач и счастливых находок, которую мы видим в «Двух капитанах».

Напомню, что область поисков и исследований в данном случае настолько узка, что у́же просто некуда: одна-единственная небольшая экспедиция, когда-то пропавшая без вести где-то в Арктике. Следовательно, шансы отыскать какие-либо свидетельства, документы и прочее спустя двадцать-тридцать лет можно считать ничтожно малыми. И тем не менее происходит следующее.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Два письма из экспедиции, одно из которых, если верить написанному, вообще не должно было быть отправлено по почте, а если и было, то с большим опозданием, все же оказываются в сумке у почтальона вместе. Мальчик, их прочитавший, несколько лет спустя оказавшись в Москве, почти сразу же случайно встречает в большом городе семью капитана Татаринова, которой эти письма были адресованы, – она также переехала в Москву. Доктор Иван Иванович, когда-то вылечивший главного героя от немоты, оказывается и сам, пусть косвенно, но связанным с экспедицией на «Святой Марии». Более того, у него даже сохранились дневники ее штурмана. Сын одного из тех, кто когда-то сыграл свою роль в провале экспедиции, учится в той же школе, что и главный герой, и благодаря этому на сцене появляется и его отец со своими обличающими рассказами. Даже с вынужденными посадками Григорьеву потрясающе везет: после первой из них он тут же обнаруживает у ненцев из ближайшего стойбища багор со «Святой Марии» и свидетеля, помнящего человека с нее, а во второй раз его подбитый самолет падает вблизи от берега почти рядом с местом последнего лагеря капитана Татаринова – чем, собственно, история поисков и заканчивается. Оба раза – прямо в яблочко. И это во всей огромной Арктике, представьте себе.

Разумеется, Григорьев и сам сделал для успеха своих поисков немало – чего стоит одна расшифровка (именно расшифровка, не просто прочтение) дневников штурмана Климова. Но все же череда совершенно невероятных счастливых совпадений перечеркивает в моих глазах его собственные усилия. Если бы в сюжете присутствовали одно-два подобных совпадения – это было бы нормально, удача порой все-таки улыбается исследователям, да и читаем мы не документальное произведение, а художественное. Но чтобы весь объемистый роман был построен на таких вот счастливых случаях – это уже перебор даже для художественной литературы. Уже к середине книги хочется кричать: «Не верю!!» – и биться головой об стену, только бы прекратили выскакивать строго в нужные моменты из кустов те же персонажи верхом на тех же роялях, держа в руках всё новые и новые чудесным образом обретенные факты и документы.

И, наконец, еще одно: мотивация поисков, которые вел Григорьев. Она раз от раза описывается иначе, меняясь от простого мальчишеского желания раскрыть волнующую тайну в начале книги до финального заявления: «Я искал экспедицию, потому что я человек войны, и нашел ее, потому что я человек войны». Но больше всего в связи с поисками упоминается имя Николая Антоновича Татаринова – двоюродного брата капитана. Именно он, как подозревает Григорьев, является основным виновником гибели экспедиции. Когда-то за это обвинение Григорьев был опозорен Николаем Антоновичем и изгнан из дома Татариновых. И очень похоже, что с тех пор им двигало не столько естественное стремление исследователя добраться до истины через все препоны, сколько желание свести личные счеты, доказав ненавистному с детства противнику свою правоту, желательно при свидетелях для пущего унижения. Скорее всего, в авторский замысел это никоим образом не входило – но на деле, по-моему, получилось так, что иначе трактовать поведение Григорьева попросту невозможно.

Не верите? Что ж, вот вам материал для размышлений. Заметьте: чуть только у Григорьева намечается очередной прогресс в деле поисков экспедиции, тут же на сцене обязательно возникает Николай Антонович – или собственной персоной, или в рассказах других, или хотя бы через опубликованные им статьи. Также при этом обычно тем или иным образом подаются мысли Григорьева: вот, я отыскал новые факты, эти факты хорошо ложатся в мою гипотезу, что-то скажет по этому поводу Николай Антонович? Особенно показательна в этом смысле заключительная сцена официального доклада на заседании Географического общества. Перед его началом Григорьев не очень-то волнуется по поводу предстоящего публичного выступления, не беспокоится о ясности и убедительности своего доклада – его в первую очередь занимает вопрос, придет ли на заседание Николай Антонович. Что это, как не ожидание сладкого часа мести и уничтожения врага? Иначе зачем бы потребовалось Григорьеву выдвигать в конце доклада обвинение публично и жестко, отметая принципы научной этики, которых – учитывая место и характер заседания – следовало бы придерживаться в своем выступлении? И можно ли с учетом вышесказанного считать Григорьева таким уж бескорыстным и объективным исследователем – искателем истины, каким он, по-видимому, должен нам казаться согласно авторскому замыслу? И о чем тогда, в сущности, идет речь в «Двух капитанах» – о подвиге во имя науки или о простой мести за давнюю обиду? И если о втором, то стоит ли роман тех похвал, какие ему принято расточать?..

Оценка: 6
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение ,

уж 30 мне близится, а я впервые читаю Два Капитана. Вообще, неизвестно, стал бы я когда-либо её читать, и вспомнил бы о ней вообще, если бы не мой самодельный «челлендж» — осилить подряд все 40 книг «золотой коллекции для юношества». С названием серии я не согласен — почему это приключенческое — только для юношества? Но об этом позже.

Огромный плюс книги — язык. Язык очень живой, атмосферный, живописный, иногда читаешь эпизод несколько раз, чтобы ещё раз насладиться и проникнуться этим языком. Герои настоящие, живые, что важно — простые, то есть, не занудные, не надменные и не какие-то там «не такие» — это обычные такие вот люди из народа, которые имеют мечты, увлечения и не боятся добиваться своих целей. Живописный север, очень трогательная и сильная мелодрама (что я тоже люблю, несмотря на то, что тут дядя чепушит, что это для «неквалифицированных читалелей»), но эта мелодрама не мешает основному сюжету и повествованию.

Да, есть такая черта, что повсюду натыкано роялей, а краски, которыми наривсованы персонажи весьма контрастны. Но это я считаю не недостатком, а просто стилем, такой вот манерой. Это не плохо — это стиль. Почитайте Детей Капитана Гранта — там просто град из роялей, становящихся на землю на ноги и не разбившись при этом. Всё, что может произойти с героями в данной местности — происходит, да ещё и в нужной последовательности. Но как это круто читать-то! Снобизм тут не уместен, это как обвинять джаз, что «слишком много дудок».

Итак, я прочитал книгу — и не пожалел ни единой секунды. Это правда бесподобная книга с очень правильным посылом, с ценностями, которые разделяю и я. Книга про стремление к своей мечте, не смотря ни на что, про упорство, характер, волю, любовь и верность своим друзьям и целям. Ну, товарищи эйджисты, где вы тут увидели «розовые очки»? Скоро я начну воображать, как вы страдаете, и наслаждаться этими мечтами только за один этот безобразный штамп. Что тут неправильного или недостойного взрослого человека? Да вам бы быть такими — цены б не было. Не понимаю, что в вас меняется, когда вы становетесь типичными «вырос-понялами» — неужели, по-вашему, взрослый — это циничный и обиженный, примирившийся со своим безволием тип, который в каждой рецензии аппелирует к возрасту и «элитарности» чтения? Неужели идти к своей мечте и иметь волю, быть преданным друзьям — это для вас наивность? Да я в гробу видал вырастать в таких вот — нельзя сделать ровно ничего достойного в этой жизни без стремления и воли и веры в свою мечту. Можно на работу ходить 40-60 лет 5 раз в неделю и не высовываться. Это, кстати, очень подростковая черта — чураться всего, что ассоциируется с более младшим возрастом. Подросток хочет быть как можно более злым, циничным и амбивалентным — сам бывал, знаю.

В общем, я не понимаю, если честно, почему эта книга не так широко известна, как многие другие, которые не так хороши. Ну хайпаните, чтоль, не знаю. Это правда достойно того.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Часто, читая отзыв даже на приключенческие книги, приходится видеть презрительный комментарий, мол, чувствуется, что писала женщина. И «чувствуется» это в основном по излишне частным и подробным описанием, например, одежды. (Почему-то Льва Николаевича, когда он описывал эполеты, в этом не обвиняли!) Так вот: читая эту книгу, и даже зная, что на обложке стоит мужская фамилия, я не могла отделаться от мысли, что писала женщина. Потому что единственная внятна тема − это любовь главных героев, и все связанные с ней мысли, чувства, обиды и прочие сопли. Словом – «женская» стихия. (Правда, с поправкой на чисто мужской эгоизм: мальчики встречаются с девочками, когда им по семнадцать, потом исчезают чуть ли не на 10 лет, а когда, наконец, созревают для серьёзных отношений – радостно выясняется, что девочки все эти годы только того и ждали…). Всё же «мужское» − путешествия, учёба, суровый мужской быт, авиация − условно. Как автор описывает работу героини? Никак. Общими словами, типа «она работала» или «она задумалась о новом методе работы». А как описывается работа героя? Тоже никак. На всю книгу два эпизода, где радом с Саней эпизодично промелькнул самолёт, зато постранично нам напоминают, что Саня — летчик. А ведь автор говорит о таком интересном времени, о таких интересных событиях − говорит, не описывая их. Эта поверхностность обижает: такое чувство, что автор просто взял такие романтичные профессии, как полярник, геолог, летчик − в надежде, что они одним своим названием должны восхитить, не удосужившись хоть что-то за названиями поставить.

Атмосферность не просто нулевая − а минусовая: заменить периодически встречающиеся в тексте даты, и можно с лёгкими корректировками касательно прогресса писать и о начале 19-го века и о шестидесятых годах века 20-го. Зато в деталях ненужное детство и дошкольные страхи детёныша, который однажды, через пару сотен страниц, станет ГГ − зачем столько лишнего, столько несущественного, столько, как говорила моя литераторша в школе, «воды»? Чтобы было, где дрейфовать… Ведь само расследование − загадка, которая должна быть движущей силой романа − не движет его, а бессмысленно дрейфует: вроде бы и интересно, но вяло и предсказуемо. О том, что 75% разгадки сами как по волшебству свалились на главного героя, даже говорить не хочется.

Отдельная тема – война. Однозначно, автору стоило остановиться на первой, довоенной версии. Во-первых, лично для меня эта тема слишком всеобъемлюща, чтобы быть всего лишь частью истории, всего лишь фоном. Причем фоном противоречивым. С одной стороны, в главах о войне наконец изредка начала проявляться атмосфера, чем не блистала остальная книга, с другой стороны — море неправдоподобностей.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Как то, лётчик, всю жизнь летавший только на транспортниках — и вдруг без подготовки махнул в Испанию и навоевал на Красное знамя. Или невероятная доступность блокадного Ленинграда, в который и из которого постоянно и запросто снуют самолёты с простыми капитанами и интендантами, просто чтобы разыскать любимую, а простые медсёстры эвакуируются самолётами, потому что они слишком плохи. А как можно на всю войну потерять друг друга, имея с дюжину общих знакомых, не сменивших адреса? А война ГГ свелась к тому, что днём он летал на бомбёжку, а вечером в тесном семейном кругу на квартире с женой принимал гостей, и они всегда были сыты и пьяны. На эпизоде, когда подбитый самолёт рухнул в Карское Море, но не потонул, а на нём догребли до берега, при этом не замёрзнув насмерть, а потом грелись на тёплой гальке, глядя на проплывающие мимо льдины, я материлась в голос.

Что в итоге? Не хочу клеймить книгу, и говорить, что она безапелляционно плоха, потому что читать не было неприятно. Каждая отдельная страница читается нормально, но всё вместе так и не смогло сложиться во что-то увлекательное. Думаю, просто по нынешнем временам, на фоне чётких традиций разных жанров и множества отличных книг на стыке жанров − сей роман «плавает». Для приключений он слишком скучен, для реализма − слишком много невероятных совпадений и подразумеваемого, но не раскрытого «экстрима». Так что − нет, на приключения не тянет. Ни на что не тянет. Эта книга могла стать бестселлером только во времена, когда людей, желающих читать, было много, а хороших книг − мало.

Оценка: 5
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Можно ли в тридцатые годы, в самый трудный период, когда репрессии косили людей, в советской литературе, в которой призвано было писать лишь о героическом труде колхозников и рабочих, написать авантюрный роман?

Кажется — задача невозможная! Примеры есть... «Блистающий мир» Грина не переиздавался, коллективный роман «Большие пожары» зашел в тупик и вскоре благополучно забылся... Лишь А.Толстому, с его «Гиперболоидом», удалось прорваться сквозь заслоны цензуры...

Молодому Вениамину Каверину эта задача оказалась по плечу!

Его героическая авантюрная сага «Два капитана» имела грандиозный успех! Роман даже получил официальную премию.

При этом в романе есть все признаки жанра: мертвец с документами, убийство, разоблачение злодея, пламенная любовь, клятвы и поиски, путешествия и приключения, коварство завистника....

И сейчас роман читается с большим интересом! Поражает авторский чеканный стиль, ритм повествования, общая высокая культура произведения, образы людей сильных и благородных.

А девиз «Бороться, искать, найти и не сдаваться» — вечен, он и сейчас помогает выжить в бурном море сложной и противоречивой жизни.

Оценка: 10
–  [  26  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Всем известно, что как редки по-настоящему хорошие, качественные экранизации литературных произведений. Тем удивительнее, что книгу, ставшую для меня больше чем другом, ставшую плотью и кровью моей, я прочёл после просмотра великолепного многосерийного фильма 1976 года, режиссёра Евгения Карелова.

Это книга, дарящая нам загадку длинною в жизнь, ответ на которую мы будем ожидать с нетерпением, сопереживая Сане в его нелёгком поиске.

Это книга о Настоящей Любви, повесть о мужестве, рассказ о запредельной, чернее ночи подлости и предательстве, история об отчаянии, дружбе, надежде и победе.

Это роман взросления и воспитания, но такое определение для него простовато. Скорее это учебник о том, как быть, а не казаться Человеком.

Это ещё одна и далеко не из худших, поэма о Севере. Недаром девиз Сани: «Бороться и искать, найти и не сдаваться», взятый из Теннисона, выбит на могиле Роберта Скотта.

Это книга, отдельные фрагменты которой настолько психологически сильны, достоверны и интересны, что запомнились мне почти наизусть, хотя я к этому не стремился. Далее — примеры. Вот доктор берётся за Саню и его немоту. Вот герой вернулся в родной город после многих лет. Саня и Катя в сквере. Потрясающая по своим глубине и драматизму сцена в прифронтовой роще. Торг в гостинице. Миг, когда ответ был найден.

Это Книга!

О недостатках, истинных или мнимых.

В преимущественно положительных отзывах встречаются и такие, где книгу упрекают в прокоммунистической идеологической заангажированности. Я этого не заметил, я это отрицаю. “Тайна двух океанов” Григория Адамова“, “Как закалялась сталь” Николая Островского, “Школа” Аркадия Гайдара – вот где вместе с ощущением духа времени присутствует и явная литературная агитация. В “Двух капитанах” же я хорошо ощущаю события и людей тех времён, но автор, условно говоря, не стал вкладывать партбилет в карман комбинезона капитана Григорьева и это хорошо. Вообще, странное дело, в советское время книга, несмотря на признание, неоднократно критиковалась за индивидуализм, формализм, занудность(!) и даже, не смейтесь, за недостаточное отражение роли партии в романе. Теперь ругают за совершенно противоположное. Тоже, своего рода, признак хорошей литературы.

Ещё высказаны мнения о том, что хотя герои и их характеры описаны детально, выглядят живыми, но вместе с тем слишком чёрными и слишком белыми. На это отвечу так — мне кажется, мы стали излишне часто повторять, что мир не чёрный и не белый, а в основном серый. Наверное это так, но в мире всё же порядочно и очень хороших и чрезвычайно плохих людей. И присутствие двух из них в романе для меня не выглядит неправдоподобным. Это я о Григорьеве и Ромашёве. У остальных же могу найти и недостатки (даже у Кати) и положительные черты.

Я прочёл этот роман лет в четырнадцать. Перечёл через год, потом неоднократно ещё и ещё. Эта книга стоит на полке, которая ближе всего к моему рабочему столу. У меня пока что нет детей, но когда будут, они её прочтут. Мне далеко до тёзки, Александра Григорьева, но без него я был бы хуже.

Не смешной курьёз — сам Вениамин Каверин не считал этот роман своим лучшим, а до того что считал, мои руки пока не дошли...

Оценка: 10
–  [  26  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я, должно быть, очень счастливый человек, потому что только что закончил читать эту эпохальную вещь, и прочитал её в первый раз и (быть может, конечно, поздно) в 27 с небольшим.

Удивляет как описывает автор героев — будто проживаешь вместе с ними эти трудные, отверженные и мужественные годы; хочется быть чем-то похожим на них, на людей, которые не боялись называть свинство — свинством, подлеца — подлецом, трусость — трусостью. Здесь можно увидеть всё то время, с его недостатками, преимуществами, с его суровой действительностью, неподкупной дружбой и чистой как солнечный луч любовью.

Эта книга оставила много ярких впечатлений, переживаний и восторгов. Я сердечно рад за тех, кому предстоит ещё перелистнуть страницы поистине удивительной и красивой повести.

Оценка: 10
–  [  32  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не каждая подростковая книга, к тому же настолько жестко привязанная к реалиям своего времени, выдерживает семидесятилетний срок. А «Два капитана» выдержали.

Не так давно перечитывая, обратил внимание, насколько иначе теперь воспринимается образ Сани Григорьева. Да, честный, смелый, верный, целеустремленный — но очень недалекий, зашоренный и безжалостный человек. Недаром в экранизации 76-го года финал его отношений с Ромашкой и Николаем Антоновичем изменили так радикально: революционная прямота 30-х годов сорок лет спустя смотрелась бы дико.

А все потому, что книга честная: портрет своего времени. (Единственная натяжка, впрочем, неизбежная: написали бы Санины враги на него донос году в 1937-м... не в сельскую авиацию отправился бы летчик Григорьев.)

А еще — книга очень обаятельна, смягчена иронией и теплым юмором.

И жива, жива до сих пор.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Признаться, брался я за эту книгу с сильнейшим скепсисом, опасаясь, что мне не понравится: и написана она в специфических условиях, и Сталинскую премию получила (что понравилось генералиссимусу, не обязательно понравится мне), и множество похвальных отзывов (это всегда настораживает), и вообще, кажется, для подростков — причем для советских подростков, давно вымерших. Но нет, я был крайне приятно удивлен тем, что прочитал роман с большим удовольствием — несмотря на наивный соцреализм, сильную дискретность событий второй части, определенную плакатность героев и очевидную заточенность под конкретную аудиторию и конкретное время. История вышла нешаблонной и нескучной, яркой и самобытной, в меру романтичной, в меру реалистичной (удачно вписаны в роман разбросанные по тексту кусочки Советской России 20-х годов — комплексный метод обучения, педология, новые виды социальных лифтов, борьба с беспризорностью), показывающей — ну, не реальный Союз, но некое воображение страны, имевшее сильнейшую притягательность для молодежи — каким это должно было быть, к чему надо было стремиться, чем это так и не стало. Как и многие другие книги того периода, этот роман, как мне кажется, может быть отнесен к специфическому жанру соцреалистической утопии.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Представьте, что роман «Террор» начинается не с середины повествования (когда корабль уже год как застрял во льдах), а с детства Корзье, с его школьные лет и его взаимоотношений с одноклассниками и сверстниками. С большой вероятностью этот роман очень быстро бы вам наскучил. Именно это и происходит в романе «2 капитана».

Начался роман бодро, с мёртвого почтальона в реке, отчима-монстра и двух друзей-мечтателей с клятвой. И желание побега в Туркестан только подогревало мой интерес. Но после приезда в Москву всё пошло по наклонной: школа, учителя, очень удобно и вовремя появляющиеся старые знакомые, неинтересные отношения и НИКАКИХ приключений.

2 капитана. Где они? Прочитал 400 страниц — и ни кораблей, ни самолётов, ни танков. Только где-то на фоне пролетит в небе самолёт — и хватит с нас. Нет приключений — только повседневная бытовуха. Мне немного напомнило «Завтра была война...», но там повседневность была сделана, чтобы показать чувства людей перед внезапной войной.

Переоценено

Оценка: нет
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Легендарная книга. Бороться, искать, найти и не сдаваться! И кино хорошее по ней сняли.

Оценка: 10
–  [  -3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эту книгу можно перечитывать в любом возрасте, она не перестанет нравиться.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перечитала «Двух капитанов» после очень долгого перерыва. Очень рада, что одна из любимейших книг моего детства выдержала проверку временем. И сейчас я прочитала ее на одном дыхании, как первый раз в 10 лет. Да, жизнь изменилась, да, идеологизированность романа из сегодняшнего дня не заметить невозможно. Но это второстепенно. Главное в этой книге — нравственные ориентиры, понятные и близкие и ребенку, и взрослому. Перечитывая книгу, впервые задумалась о том, что описанная в ней жизнь в СССР совсем не похожа на рассказы старших родственников, которые там жили до войны и после. Специально расспрашивая свою многочисленную родню, я не нашла пересечений. Реальная жизнь была гораздо более жестокой. У детдомовского мальчика не было шансов стать летчиком. Его путь лежал в ремесленное училище и на завод, к станку. Не было такой свободы в школах, когда ученики вели переговоры с преподавателями по значимым для них вопросам. Многого не была. Но взаимовыручка людей была. Именно поэтому многие выжили в ту страшную войну и после нее. «Два капитана» — это мечта о социалистической стране, в которой люди того времени хотели бы жить. Страны этой в действительности не было. Тем значимее становится эта книга, в которой воплощена мечта целых поколений о хорошей, трудной, честной, справедливой жизни, где каждый человек ценен и может добиться своей цели, если очень захочет и приложит к этому усилия. Книга замечательная. Даже после перечитывания во взрослом возрасте она осталась в числе моих самых любимых произведений.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх