FantLab ru

М. С. Парфёнов «Чёртова дюжина. 13 страшных историй»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.29
Оценок:
21
Моя оценка:
-

подробнее

Чёртова дюжина. 13 страшных историй

Антология, год (сетевая публикация)

Аннотация:

ЧЁРТОВА ДЮЖИНА – ежегодный конкурс страшных рассказов, который с 2013 года проводится вебзином Darker (лауреат премии «Еврокон», единственный в своём роде бесплатный электронный журнал о тёмном искусстве во всех его проявлениях).

Именно этот конкурс открыл «дорогу в жизнь» многим авторам, ныне составляющим элиту современной русскоязычной литературы ужасов. В разные годы лауреатами и финалистами «Чертовой дюжины» становились сейчас уже не нуждающиеся в дополнительном представлении писатели, такие как Олег Кожин, Александр Матюхин, Максим Кабир, Александр Подольский, Владислав Женевский, Алексей Провоторов, Дмитрий Тихонов и многие другие.

За эти годы десятки рассказов, участвовавших и добивавшихся успеха на конкурсе, были опубликованы в различных антологиях и авторских сборниках. Перед вами же – первая в истории «Чёртовой дюжины» книга, целиком и полностью составленная из рассказов, участвовавших в одном конкурсе.

Их, разумеется, ровным счётом тринадцать. Та самая пресловутая чёртова дюжина.

© издательство
Примечание:

Составитель: Парфенов М. С.


В произведение входит:

  • Шуга (2020), написано в 2019 // Автор: Дмитрий Костюкевич  
6.91 (131)
-
6 отз.
5.39 (33)
-
2 отз.
  • Фантомы (2020), написано в 2019 // Автор: Дмитрий Лазарев  
6.84 (119)
-
5 отз.
7.22 (75)
-
3 отз.
5.95 (38)
-
2 отз.
7.45 (42)
-
4 отз.
7.15 (72)
-
3 отз.
6.46 (113)
-
5 отз.
7.15 (136)
-
8 отз.
6.78 (65)
-
3 отз.
  • Секретарь (2020), написано в 2019 // Автор: Владимир Чубуков  
6.89 (28)
-
2 отз.
  • Вешки (2020), написано в 2019 // Автор: Юрий Погуляй  
7.33 (136)
-
6 отз.
7.24 (29)
-
3 отз.
  • Что еще почитать? // Автор: М. С. Парфёнов

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Номинации на премии:


номинант
Хоррор-итоги на ФантЛабе, 2020 // Лучшая антология


Издания: ВСЕ (1)


Электронные издания:

Чёртова дюжина. 13 страшных историй
2020 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Так уж вышло, что в среде русского хоррора лично для меня сложился определённый круг авторов, присутствие рассказов которых делает тот или иной сборник обязательным к прочтению. И начинаю читать я обычно именно с проверенных имён. Возможно, это и неправильно, так как нарушает замысел составителя, но рассказы Дмитрия Тихонова, Максима Кабира, Ивана Белова, Богдана Гонтаря и ещё пары-тройки знаковых (разумеется, только для меня) авторов, как правило, кажутся мне наиболее сильными и после прочтения сборников целиком. Не стала исключением и антология «Чёртова дюжина. 13 страшных историй», но давайте обо всём по-порядку...

Прежде всего, стоит сказать, что на мой непрофессиональный взгляд эксперимент по изданию электронного сборника, составленного из рассказов, участвовавших в одноимённом сетевом конкурсе, проводимом журналом «DARKER», однозначно удался. Особенно ярко это заметно, когда смотришь на выставленные оценки и понимаешь, что из 13 представленных рассказов 5 получили от меня 9 баллов, ещё 5 — 8 баллов, и только три рассказа оценены ниже.

Если же говорить об авторах, то всё произошло именно так, как я описывал в небольшом вступлении, хотя в этот раз я читал антологию строго по-порядку. Однако, по итогу всё равно сильнее всех для меня оказались рассказы Тихонова, Гонтаря, Матюхина, Щетининой и Ветловской. Не шибко отстают от них и хорошо известные мне по другим сборникам Юрий Погуляй с Дмитрием Костюкевичем, просто в их рассказах чуть меньше той «чертовщинки», которую я больше всего ценю в хорроре, хотя с литературной точки зрения и они весьма хороши.

Удивила троица авторов, с творчеством которых я был практически незнаком. Удивила, прежде всего, разнообразием стиля и содержания. «Виртуальная машина» Германа Шендерова — отличный «техногенный» хоррор, основанный на городских легендах о мрачных глубинах, которые скрывает Интернет. «Секретарь» Владимира Чубукова — шикарно написанная история, стилизованная под записки секретаря старца архимандрита Ферапонта, круто замешанная на темах искушения и уместности молитвы за тех, кто не заслуживает их с тоцки зрения религиозных догм. А вот мощный финальный аккорд от Рината Газизова «Три правила сорок сорок» я даже не знаю, как классифицировать. С одной стороны, довольно неприятных и откровенно жутковатых моментов в рассказе хватает (причём люди, как всегда, оказываются порой страшней любых монстров), с другой — он наполнен какой-то светлой грустью, хоррору не свойственной, что делает его ближе к магическому реализму, а то и работам представителей «цветной волны» (на ум почему-то приходят Карина Шаинян и Дмитрий Колодан, рассказ отлично вписался бы в их совместный сборник «Жизнь чудовищ»). Но рассказ всё равно отличный! Чего стоит один только образ сорока человек, способных превращаться в гигантскую сороку, способную украсть всё — от цистерны с бензином до ваших воспоминаний...

Три оставшихся рассказа, к сожалению, не вызвали у меня никаких положительных эмоций. «Многоколенчатый» Титовой показался самым слабым во всей антологии. С неприятной героиней происходит малопонятная фигня, природу которой объяснять никто не спешит. Если это типа weird, то какой-то совсем уж бессмысленный и беспощадный. «Фантомы» от Лазарева напоминают какие-то второсортные боевики из 80-х, где слепой герой ночью (!) на заброшенной стройке (!!) умудряется спастись от маньяка, да и сюжетообразующее фантдопущение выглядит каким-то совсем уж натянутым. Не поверил я, одним словом, в достоверность происходящего, да и слащавый хэппи-энд как-то мало вяжется у меня с жанром хоррора. То же самое можно сказать и о «Младенце Сидорове» Тихомирова, только с заменой на противоположный знак. Написано неплохо, но финал настолько предсказуем в своей «страшности», что весь кайф пропадает. И не отпускает после прочтения чувство какой-то странной оборванности истории, непонимания, ради чего автор всё это написал, а я — всё это читал...

В любом случае, антология «Чёртова дюжина. 13 страшных историй» в целом, на мой взгляд, заслуживает 9 баллов, а все пять рассказов, отобранных впоследствии для ССК-2021 (кроме «Фантомов», пожалуй), смотрятся в ней вполне достойно.

P.S. Не знаю, будет ли признан этот проект успешным с коммерческой точки зрения, но я свою лепту внёс — честно купил сборник на ЛитРесе, написал отдельные отзывы на все рассказы, получившие от меня 9 баллов, и даже добавил аннотации, в случае их отсутствия. Так что хотелось бы, чтобы данный сборник не был последним — пример рассказов Тихонова, Ветловской, Матюхина, Гонтаря и Газизова прекрасно иллюстрируют, что в «Чёртовой дюжине» внимания достойны не только рассказы, которые отбираются потом для ежегодной «Самой страшной книги».

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прежде всего, отмечу тройку наиболее сильных рассказов. Первым оказалась «Виртуальная машина» Г. Шендерова. История понравилась мне своей технической простотой. Здесь всё на месте и нет лишнего перегруза (которым грешил «Дом Уродов»). Конструкция верна, как топор: она рубит, пришибает читателя к сюжету, не даёт от него оторваться, чем выполняет свою главную задачу. Так что, с момента, когда я читал Германа в последний раз, не могу не отметить рост качества. Видно, что за более чем год поменялись не только стиль и техника раскрытия сюжета, а сам подход к созданию рассказа. Те, кто пишут, заметят разницу. Скрытые линии вплетены в сюжет верно, срабатывают они там и тогда, где и когда нужно (эффект близнецов).

Также мне понравилось, что тематика «Виртуальной машины» замешана на философии. Рассказ о Ноосфере, который я читал в последний раз, принадлежит перу коллеги А. Сенникова, где тоже описываются ужас и деградация человека, столкнувшегося с запредельной Плоскостью Бытия. Думаю, приблизившиеся к Ней люди испытывают подобные эмоции, и в истории Германа они переданы наглядно. Так что, за реалистичность ставлю второй плюс. И третий, общий — за атмосферу. При чтении правда было жутко.

Следом, ноздря в ноздрю, идут «Сутки через двое» А. Матюхина, которые тоже сложно критиковать. Вроде бы глаз ищет огрехов, но их нет. Конкретно в этом рассказе нравится, как автор интерпретирует реальность, стоящую за границей привычного жизненного опыта. Контролёр, каждый день проходящий мимо нас по десятку раз — реален и говорит однотипными фразами. Слыша их каждый день, мы не задумываемся о том, что находится в голове у говорящего. Укладываются ли его мотивы относительно нас в простую обязанность взять деньги за проезд. Или его цель другая, а «предъявите билет» — только для отвода глаз? Александр написал как раз о том, чего мы, возможно, не замечаем. Но проверить это нельзя, отчего вдвойне жутко. А учитывая, что сюжет разворачивается в бытовой, привычной каждому ситуации, так вообще страшновато. Поэтому внимательно смотрите в глаза кондуктора, прежде чем брать билет из его рук.

«Варина вера» Дмитрия Тихонова написана не менее мастеровито, но более жутко. Мои постоянные читатели знают, что автор этих строк питает большую любовь к языческой нежити. Так что, тематика рассказа не могла меня разочаровать. Я могу назвать историю большой бочкой с медом, ложка дегтя в которой – не раскрытые образы подруг. Они представлены как обычные характеры, чего маловато для серьёзного рассказчика. Но это, нужно признать, — мелочь, потому что 90% рассказа по праву заслуживают считаться качественными.

Не менее напряжённой, особенно при прослушивании истории в аудио, оказалась «Шуга» Д. Костюкевича. Текст приковывает к себе на первых же абзацах. Это происходит благодаря технике повествования, которая не рассказывает, но показывает события. Из-за чего рассказ напоминает фильм, а в процессе чтения не покидает ощущение, что мы находимся перед экраном. Подобный эффект известен писателям, использующим в своих работах кино-приёмы. Автор, судя по некоторым деталям, с кино действительно знаком. Именно поэтому его герой не «ушёл под лёд», а «уходит под лёд», не «увидел что-то странное под его корой», а «видит сейчас». Такое повествование заостряет внимание читателя на текущей ситуации, накаляет короткий момент – и держит, не отпуская.

Так что, не поверить в существующую жуть под водой нельзя. Особенно, учитывая то, что герой не встречается с монстрами, но борется с личной паникой, чтобы страх не захлестнул его вместе с водой. Её же вокруг — Толща. В ней дают о себе знать одиночество подо льдом, оторванность от суши, страх оказаться брошенным: всё, что давит, гнетёт при погружении любого — даже опытных ныряльщиков и, тем более, читателей, которые однозначно будут читать рассказ, не отрываясь от жутких «кино-кадров» в тексте. Тем, кому интересна борьба одинокого человека с Природой, однозначно нужно прочесть «Шугу». Дабы, как минимум, не повторять ошибок аквалангиста — холодная вода их не прощает.

В целом, не могу сказать, что история чем-то меня удивила. Её качество выдержано на неплохом уровне, к которому, думаю, привыкли постоянные читатели Дмитрия.

Аналогичная ситуация с «Вдоль села Кукуева» Е. Щетининой. Её рассказы я давно привык читать, не ища в них ошибок, а получая удовольствие. Глаза на этом рассказе отдыхают. Но, к сожалению, в них бросается один минус – это прием, благодаря которому автор решила быстро очертить обстоятельства и декорации, где развиваются эпизоды. Частые повторения типа « такое-то место, столько-то часов, такой-то километр » режут полотно текста, мешая воспринимать его цельным. Что выводит читателя из погруженности в историю, которая вызывала бы больше эмоций, если бы была подана как единое действие, а не нарезка из ситуаций, произошедших в разное время. Без акцентов на его смене и так понятно, что сюжет не стоит на месте. Остального не обнаружил: как уже говорил, навык рассказчика у автора хорош.

А вот «Многоколенчатый» А. Титовой по-настоящему может испугать лишь взрослых ценителей жанра. Страх при прочтении почувствовать сложно, потому что он не внушается, а только констатируется как эмоция героя. «Ужас» истории основывается сугубо на понимании того, что происходит нечто страшное. Оно возможно, лишь если читатель сам на себе испытал ужас подобной жизни. Признак ли это качественной истории в жанре horror ? Я так не считаю. Прежде всего потому, что задача автора – испугать читателя, даже если тот не может отождествить сюжет со своим опытом, понимая его одним лишь умом. Допустим, дело не в страхе, а в желании понять, что происходит — то есть, в банальном интересе. Конечно, местная аудитория знает, что в мрачном направлении ваш покорный не ищет страшных историй, отдавая предпочтение интересным. Но вопрос, может ли эта история заинтересовать (!) настолько, что от нее нельзя было бы оторваться, здесь тоже открыт. Может быть, дело в динамике. Или недостаточно передана боль героини. Последняя, кстати, объяснена. Но «объяснить» – не значит «достоверно передать». Видишь, но не чувствуешь. Получается, в рассказе есть все составляющие хорошей истории, которые раскрыты наполовину. Только они не доведены до конца.

А вот монстр получился оригинальный. И, главное, интересный – потому, что не знаешь, реален ли он.

Похожая ситуация у «Трех правил Сорок сорок» Р. Газизова, где сложно понять, где метафора, а где – реальность. Дело в игре слов, умелом жонглировании их значениями, которое рушит границы восприятия привычных читателю вещей и ставит рассказ на грань гротеска. По сути, рассказ Газизова – это сюрреализм, ломающий привычные формы изображения действительности для того, чтобы показать их обратную сторону. Или обратная сторона жизни одинокого человечка как непрекращающаяся цепь его психологических травм: жестоких, друг друга порождающих и углубляющих предыдущие. Рассказ о душевных ранах, объясняющихся простым языком. Возможно, писал ювелир. Точнее смогу рассказать о стиле «Трёх правил Сорок сорок» если прочту другие рассказы автора.

Более однозначно обстоит дело с «Секретарем» В. Чубукова, который успешно играет на религиозной символике. Борьба с демонами, их изображение, поданное в форме православной мистики – действенные способы найти отклик у читателя яркими, подсознательно близкими ему образами. Вдова, не знающая покоя на том свете? Бес, обманувший молящегося монаха? Просто и знакомо. Но в тщательно подобранном соотношении привычные для читателя элементы вызывают у него шквал ассоциаций – образы становятся яркими и врезаются в память.

Мне нравится, что в последнее время среди русских авторов horror-а укрепляется качество историй, замешанных на православной символике. Темная сторона этой конфессии – особая находка для изучающих христианскую демонологию. Прямые цитаты в тексте из трудов монахов это лишний раз подтверждают.

Однако, при всей сложности темы, мне не понятен конец рассказа. Конкретно, его форма. Владимир передал события после контакта с нечистью не сюжетно (на действии), а в форме простого изложения событий («случилось то-то и то-то »). Из-за чего финал скатился в пересказ и значительно «просел». Но, учитывая что я узнал из публичного разговора с автором, такая подача целесообразна: на деле она выигрывает у альтернативных концовок. В любом случае, отличный от печатного вариант вы можете прослушать на канале Den Blues and Cupidon. Но финал — финалом, а рассказ заслуживает внимания уже за одно только мастерское раскрытие православной мистики: знаю, о чем говорю.

А вот «Пробуждение» Б. Гонтаря я вообще не понял. Может быть, отупел и не вижу некоторых деталей, но предыдущие рассказы этого автора мне казались более проработанными. Конечно, здесь по-прежнему чувствуется уверенная рука. Однако невозможно разглядеть природу Зла, сводящего с ума людей в горах. Для примера, советую автору прочесть «Стрекот» Ю. Лантана. Он ярко передал безумие, которым природа одаривает пришедших в ее владения гостей. В рассказе хоть и не горы, а лес, сути это не меняет: раскрытие Высшей Силы показано нагляднее — чего не могу сказать о «Пробуждении». Так что, о нём у вашего покорного смешанные впечатления: показанному безумию не хватает правдоподобности.

Если же вам нужна правдоподобность, то читать сборник нужно с рассказа «Младенец Сидоров» М. Тихомирова. История далась мне тяжеловато из-за длинных предложений, убивающих ритм. Но вижу, что писал профессионал. Дело в механике. Обычно авторы, для создания эффекта погружения в историю, используют все чувства человеческого восприятия. Буквально: вкус, зрение, звуки и запахи. Здесь же через одно описание запаха читатель знакомится с историей здания, где происходит действие (1), с текущей жизнью городка (2) и с биографией героя (3). Затем тот же трюк Максим проделывает через визуальную картинку, раскрывая много информации через один зрительный образ. То есть, одна деталь выполняет функцию многомерной за счёт «расширения» контекста, в котором появляется — это почерк уверенной руки.

Мне, как автору, приятно читать такой текст. В частности, понравилось следить за живыми диалогами. Но не (!) понравился резкий обрыв рассказа в крайней (не говорю «последней») сцене. Подобный финт ослабляет накал страстей, превращая претенциозное произведение в хоть яркую и живую, но короткую зарисовку из жизни служащих морга. Только зарисовки здесь мало — нужен финал.

Такие же проблемы с финалом у «Дел семейных» О. Ветловской и «Фантомов» Д. Лазарева. На первый взгляд, рассказ Оксаны – это ровная, не провисающая история. Но что было дальше? Думаю, финал стоит расширить, показав логичное завершение, в котором до конца раскроются герои. Какой мотив был у дядьки главного героя? Хотел жить в родном доме, терпя мертвого братика под боком? Странный мотив, даже жертвенный. Не видно причины поступка, а хотелось бы. В остальном – неплохо. Но послевкусие смазано из-за финала, который, как я сказал, не расставляет точки над «и». «Фантомы» же Дмитрия запомнились мне счастливым финалом, редко встречающимся в хорроре. Но его форму не могу назвать оригинальной. Просто все разрешилось – и все? Где неожиданные ходы, преодоление героями самих себя, той же перемены в характерах? Сыровато.

Таким же сырым считаю «Вешки» Ю. Погуляя. Они тематически родственны рассказам автора о Северо-Западе и, на мой взгляд, отличаются от других его историй. Я читал все работы из одноимённого сборника, в котором оживают твари из лесов, гор, озёр и болот. Признаться, оживают ярко, так что врезаются в память — особенно в голову вашего покорного, ибо, как вы знаете, он питает нездоровый интерес к хтонической нечисти. К сожалению, «Вешки» такого интереса у меня не вызывают. В отличие от других рассказов Юрия, в этом слабо очерчен конфликт. Как следствие, герои не раскрываются: мы не видим ни мотивации, ни страхов, ни желаний. А ведь они так ёмко были очерчены в рассказе «В глазах монаха» из того же сборника. Здесь же нельзя разобраться даже в человеческих типажах: они не преодолевают себя и, что важно, Природу, с которой столкнулись — то есть, конфликта нет как в образах, так и в сюжете.

Образ твари тоже очерчен слабо. Мы не знаем, как она выглядит и не понимаем, откуда появилась. О характере существа-из-гор стоит лишь гадать. Такая загадка интересна, если достаточно времени смаковать ей, разгадывая в ходе повествования. Но времени на это у читателя нет: тварь из гор появляется быстро. Чтобы так же быстро погибнуть от руки человека. Притом, что она умна настолько, что успешно заманивает двуногих гостей в ловушку — хотя легко подставляется под удар. Парадокс? Нет, это логическая оплошность, которую в рассказах Юрия я раньше не замечал. Так что, это не тот случай, когда уместно высказывать окончательное мнение.

В итоге, сборник не выделяется от предыдущих: общее качество сохранилось. Из открытий могу называть только «Секретаря» В. Чубукова и «Виртуальную машину» Г. Шендерова. Этих авторов я читал и раньше, так что уровнем мастерства удивлён не был. Но вот тематика, над которой оба поработали, доставила неподдельное удовольствие. Темная сторона Бытия, смотрящая на нас сквозь монитор и, особенно, страшный, обволакивающий мрак православной мистики — это ли не золотая жила для пишущих в жанре? Стоит задуматься.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх