FantLab ru

Маркус Зузак «Книжный вор»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.20
Голосов:
569
Моя оценка:
-

подробнее

Книжный вор

The Book Thief

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 55
Аннотация:

Январь 1939-го. Игральный кубик предвоенной Германии, на одной из граней которого маленький городок Молькинг. На пути к нему 9-летняя девочка Лизель впервые присвоила себе чужую книжку.

Октябрь 1943-го. 14-летняя девочка любит и ненавидит книги, но очевидно одно — она обязана им жизнью.

Примечание:

Оригинальное издание книги иллюстрировала австралийская художница Труди Уайт (Trudy White).


Награды и премии:


лауреат
Национальная еврейская книжная премия (США) / National Jewish Book Awards, 2006 // Литература для детей и подростков

лауреат
Michael L. Printz Award, 2007 // Honor Book

Номинации на премии:


номинант
Книжная премия «Перо» / The Quill Book Awards, 2006 // Книга для подростков

Экранизации:

«Воровка книг» / «The Book Thief» 2013, США, Германия, реж: Брайан Персивал



Похожие произведения:

 

 


Книжный вор
2007 г.
Книжный вор
2009 г.
Книжный вор
2011 г.
Книжный вор
2012 г.
Книжный вор
2014 г.
Книжный вор
2016 г.
Книжный вор
2016 г.
Книжный вор
2016 г.
Книжный вор / The Book Thief
2017 г.
Книжный вор
2017 г.
Книжный вор
2017 г.
Книжный вор
2018 г.
Книжный вор
2019 г.
Книжный вор
2019 г.
Книжный вор
2019 г.
Книжный вор
2019 г.
Книжный вор
2019 г.
Книжный вор
2020 г.
Книжный вор
2021 г.
Книжный вор
2021 г.

Издания на иностранных языках:

The Book Thief
2007 г.
(английский)
The Book Thief
2008 г.
(английский)
Die Bücherdiebin
2009 г.
(немецкий)
Крадійка книжок
2016 г.
(украинский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

[СПОЙЛЕРЫ]. И — НЕ ВЕРЮ.

Кхм. Гм. Это вроде бы неплохая книга. Но впечатления от неё у меня остались смешанные.

Всего 2 раза она умудрилась тронуть меня так глубоко, как до этого удавалось очень-очень немногим книгам (благодаря рисункам). Хотя я понимал, что это немножко спекуляция на беспроигрышном тренде.

И книга могла бы быть гораздо интереснее. И не такой нудноватой.

Это при том, что автор выбрал такой-то стилистический приём — повествование от имени Смерти.

Но это бы ладно. Именно за счёт постмодернистских штучек и необычного стиля автор умудрился написать нечто, непохожее на привычный уже тренд «мальчиков в полосатой пижаме». Написал он неплохую книгу. Только, пока я её читал, где-то глубоко внутри шевелился червячок сомнения...

И первый раз он поднял голову в эпизоде в бомбоубежище.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Да ладно?! Вы вообще представляете себе, что творится в бомбоубежище?

Второй раз он поднял голову в эпизоде с самолётом.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
О Боже ты мой. Рухнул самолёт. Там пилот только что пережил ужас падения, может быть, ему рёбра пробили лёгкие, может быть, он ступни раздробил, а колени — ну, додумаетесь сами! Может, он ещё в воздухе от болевого шока скончался! Может, его очередью убило! И — плюшевый мишка. Я понял, кого это мне напоминает, как сказал бы один наш известный еврей В. — это напоминает мне Паустовского. Такая же красивая психология ради психологии, достоверность побоку.

Ну и наконец — хлеб на дороге. Ох, ну это так пафосно, так геройски.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Ага. Немецкий солдат догнал (!) девочку и... что? Дал ей пинка? Да? Ему с пойманной некогда разбираться? Да у немецкого солдата дисциплина, порядок, требовательность — вколочены в позвоночник, в подкорку, в кровь! Да он должен был её за шиворот приволочь к командиру! Ах, видите ли, он её отпустил!

И поэтому в финальные трогательные моменты, когда надо разреветься... взгляд снова начинает натыкаться на «дубовые улыбки», и во всё это не верится.

В итоге. Не надо красиво привирать о том, что является частью и моей истории тоже. Не надо немножко присочинять на тему, которую я знаю уж всяко не хуже, чем автор. Не лучше, нет. Я не написал такую красивую и псевдофилософскую книжку. Но, млин, Ремарк с Воннегутом были лучше. Пойду их перечитаю. Или «Вечный зов». Или «В окопах Сталинграда».

Вот, видите ли, война для обеих воюющих стран – огромная беда, вне зависимости от того, кто «первый начал». Простые немцы не хотели идти убивать. «Я всего лишь исполнял приказ», да-да. Ну скажите это миллионам жертв той войны, ну в самом деле!

А по поводу языка — рекомендуется рецензия tough_officer (на другом ресурсе, правда...)

Напоследок прямо подпишусь под каждым словом kerigma:

«В общем, мне кажется, если уж ты берешься писать на такую сложную и болезненную тему, как Вторая мировая, надо это сделать очень хорошо. И желательно бы еще вложить в книгу какие-то мысли помимо того, что война — это плохо. В случае с Зузаком я скорее вынуждена признать, что он сделал это никак».

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Война глазами обычной девочки

***

Маркус Зусак в прямом смысле ворвался в мир литературы с романом «Книжный вор», хотя это не первая его работа. Зато первая по значимости, популярности и рейтингам. Причем данный роман действительно культовый. Вот вам пример (тру стори) – в книжных магазинах РФ «Книжный вор» воровали так, как никакую другую книгу. Причем это касается даже самого доступного издания (легендарный черно-оранжевый покетбук). Экранизация (успешная) – ещё одно подтверждение значимости романа.

Итак, Германия на пороге Второй Мировой Войны. Юная Лизель Мемингер, которой всего лишь 9 лет, в один миг остается одна – отец неизвестно где, братик умер от болезни, а мама…. В общем, Лизель отправляется жить к незнакомой семье – Гансу и Розе Хуберман. Оба приемных родителя уже немолодые, живут они весьма бедно. Но выбора у Лизель нет, увы. Девочка взрослеет, находит друзей, увлечения, умнеет, развивается. И всё это на фоне ужасной войны…

Буквально с первых строк роман забирает внимание читателя и не собирается отпускать. Начиная с необычных фишек (повествование ведет, по сути, Смерть, которая наблюдает за Лизель; иллюстрации; вставки текста, где Смерть ломает 4ую стену), продолжая нестандартным языком (гиперболизированным в некоторых моментах, как итог – глаза тут лязгают, а торс человека – комод), и заканчивая посылом и героями. Вот на них стоит заострить внимания. Персонажи тут очень, очень живые! Лизель, Руди, Роза и Ганс. Каждый из них вызывает симпатии. Лизель – совсем маленькая, но умная, устремленная. Она самостоятельно пытается разобраться, в чем же сила Гитлера, она любит книги, хотя не умеет читать. В конце концов, она – воровка книг. Руди – паренёк, выросший в большой семье. Он искренне не понимает фашизма (и не желает), его кумир – бегун-афроамериканец Джесси Оуэнс (реальная историческая личность). Роза – это вообще нечто! Её «свинюха» не может не умилять. Роза по-своему любит Лизель, хотя ей сложно это выражать. Наконец, Ганс. Маляр, музыкант. Он плохо читает и пишет, но готов научить Лизель тому, чем владеет. Он готов помогать людям задаром. Наконец, именно он протягивает руку евреям на виду у всех, когда это – клеймо на всю жизнь.

Что сказать о минусах? Они есть. Герой-смерть – это немного странно. Если убрать ее из книги, то ничего не пропадет. Не сказать, чтобы смерть была харизматична (привет Пратчетту). И нельзя сказать, что смерть прямо-таки играет ключевую роль (как персонаж, а не как неизбежная дань в конце жизни каждого человека). От этого роман немного раздут. Это же касается вставок (смерть не только выступает ПОВом, но и оставляет комментарии). Их тоже можно было бы убрать без потери чего-либо. На этом, в общем-то, минусы заканчиваются.

Заключение: пожалуй, «Книжный вор» можно отнести к мощным романам о войне (без войны). В эту категорию входят такие книги, как «Мальчик в полосатой пижаме» или «Дети Ноя». После таких романов кажется, что зарубежные авторы по-своему видят войну. У них нет постулирования темы Героя. Они не ставят во главу угла вопросы Родины. Зарубежные книги, отчасти, выглядят более приземленными. Но при этом они читаются легче, персонажи в них – обычные люди, увы, втянутые в ужасные условия. И от этого в них хочется верить. «Книжный вор» — это маленькая ода миру литературы во время Войны. Это маленькая девочка, переживающая свои маленькие проблемы на фоне ужасной Войны. Это ужасная случайность, это потери и обретения. Всё это – «Книжный вор» Маркуса Зусака.

9 книжных воров из 10.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сложное произведение по структуре и построению сюжета. Я первые страницы вообще пытался понять о чем речь. Повествование отчасти ведется от лица Смерти, это необычно и не сразу понятно. Меня больше всего впечатлило описание быта фашистской Германии, именно мелочи и особенности существования. Как бы изнутри заглянул. Не очень понравилось построение текста, понятно, что это имеет право быть, но не моё наверно. Все эти ступеньки, разрывы, выделения и прочее, как бы чужды мне лично. Картинки в романе добавляют антураж, но показались вычурными. По итогу — перечитывать не буду, но вполне себе ценю авторский талант.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Теперь на вопрос о моей самой любимой книге я могу смело отвечать, что это «Книжный вор» Маркуса Зусака. По последним отзывам о книге мне радостно, что мое мнение совпало с читавшими. Многие из написавших свои отзывы, передали, то что хотел написать я. Поэтому я хочу обсудить несколько высокорейтинговых отзывов, коих написавшие, поставили оценку 2.

Одно из недовольств звучит так: «книга о войне, но о войне сказано, так мало, что есть ощущение, мол писатель не знает о ней ничего». Да, книга о войне, но война здесь не для того, чтобы показать боевые действия, в конце концов это не учебник истории, да и действительно, если бы у автора стояла задача показать войну с этой позиции, он явно бы ознакомился с подобной литературой. Война взята здесь для того, чтобы показать людей, которым не о чем думать, кроме как о том, как пережить очередной день. Показано, что люди начинают ценить жизнь лишь тогда, когда смерть совсем близко, когда не на что отвлечь свое внимание. К тому же именно в период войны смерть является отличным рассказчиком, потому как именно она становится главной героиней и выполняет очень много работы, коей у нее прибавилось.

Далее, мол, автор плохо знает, что творится в бомбоубежище. Да! А вы-сами-то там были хочется мне спросить. Чем вам не понравилось, как автор описал эту часть. Тем, что все сидели тихо и слушали девочку, а не паниковали как должно быть. А почему нет? Родители увидели спокойствие в глазах детей и им стало стыдно показывать свой страх, а может быть просто абстрагировались ради того, чтобы послушать девочку, уйти от этого мира.

Война в самом разгаре, а вы хотите, чтобы люди вели себя как прежде? Они уже устали от этого, а может свыклись с этим, поэтому никто не знает как-бы мы вели себя в такой период. А автор умело поиграл на эмоциях и я ему верю!

Что касается детей, то дети всегда остаются детьми, и даже в такой сложный период они не унывают, а находят свои забавы, играют, соревнуются, мечтают и выигрывают.

P.S. Редкий случай когда фильм также получился великолепным, в особенности подбора актеров.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В мире ежегодно пишется тысячи романов, и единицы из них становятся бестселлерами. Если отбросить среди них наносные, на моду дня, то и того останется меньше. Привыкнув делить восторги от новых шедевров, минимум, вдвое, я не ожидал от современного романа особых откровений. Тем неожиданней оказалось послевкусие.

«Книжный вор» уже вошел в разные списки и шорт-листы, в том числе и в персонально мой. Имея в арсенале тысячи прочитанных книг, я с удовольствием погрузился в эту плоскость достаточно привычной локации. Мир бедной девочки, тянущейся к книжному слову, в чем-то сродни андерсеновскому жесткому миру детства. Я ему поверил. Практически во всем. Были несколько мест легкой манипуляции читателем, но в рамках художественной идеи. Ну, например, сложно поверить в то, что подросток будет часами ходить со следами собачьего дерьма на лице, а потом жаловаться на него девочке, которую он любит. Ну да ладно.

Образы ключевых персонажей вышли замечательно. Лизель, понятно. Но не всех. Например, тот же бургомистр, приютивший героиню, практически не показан ни с одной стороны. Не оставили значимого следа в жизни сироты школа и гитлерюгенд, пару эпизодов. На деле, вероятно, с разными знаками школьные реалии, хочешь — не хочешь, но будут заботить девочку.

Призрачный мир получился хорошим. Эти видения прекрасно вписываются в иррациональность происходящего. А вот образ Смерти — это глутамат, усилитель вкуса.

И ещё, субъективно. Почему-то в 90 процентах встречающейся мне мировой художественной литературе главные мученики Второй Мировой — это евреи. Вот, к примеру, много ли вы встречали гонений цыган? Или белорусов (кроме советской литературы). Например, здесь образ отца подан практически целиком через призму Лизель, а образ Макса вполне самостоятельно. Что делает его величину куда более значимой. А ведь отцу пережить войну было куда тяжелей — от денежных забот до разрыва с сыном. Макс же, как Шпильман в «Пианисте» в большинстве времени подчинен был только единой цели выжить. Но общее впечатление, что прячущемуся еврею было куда невыносимей, нежели, например, матери,глубине чувств которой, по сути, посвящена только одна сцена с держанием аккордеона. Не говоря уже о жене бургомистра, которая выполняет роль нужной мебели.

Вообще дискутировать можно по многим вопросам, что подчеркивает значимость произведения. Теперь нужен вердикт времени. Уж очень многие рукописи сгорели в его бесстрастном пламени. Но те, что остались, остались почти навсегда.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«”СПРАВОЧНИК МОГИЛЬЩИКА – инструкция успешного копателя гробниц. Опубликованный Баварской ассоциацией кладбищ” – первый трофей книжной воровки, начало ее выдавшееся карьеры»

«Думаю, людям нравится наблюдать незначительные разрушения. Карточные домики, песчаные замки – из этого все и начинается»

«Молодой солдат висел на веревке сотканной из Сталинградского снега. Она видела как в металлической коробке умер пилот. И еврея подарившего лучшие страницы в ее жизни, которого вели в концлагерь. А в центре видения был фюрер…»

«Она не знала куда бежит, потому что Небесной улицы больше не существовало. Все было новым, апокалиптическим»

Антивоенный роман Маркуса Зузака – современного австралийского писателя – приобрел с целью познакомиться с первоисточником. Когда-то мне понравился одноименный фильм и вот книга тоже оказалась хорошей. Сначала насторожило нагромождение авторских сносок посреди текста выделенных толстым шрифтом и вклинивание с разнообразными комментариями, но в целом это скорее особенность, чем недостаток. Именно в таком оформлении история захватила миллионы читателей, так что не будем заострять на вставках внимание. Поговорим о достоинствах, одно из которых гуманизм выраженный в отношении главного героя к окружающим. Маркус рассказывает о немце из нацисткой Германии, Человеке приютившем еврея, буквально под угрозой расправы гестапо — и дочь коммунистов, — только потому, что лет 20 тому назад дал лучшему другу, его отцу, обещание и сдержал слово. В отличии от нашего времени, где только для единиц оно что-то значит. Вокруг Лизель, приемной дочери Губерманов и вращаются основные события. После расставания с родной матерью она оказалась в семье придирчивой прачки и добродушного маляра аккордеониста. На фоне печально известных событий сороковых годов прошлого века развивается история. Нам покажут как война оставила на семье неизгладимый отпечаток. Сначала они еле сводили концы с концами, затем и вовсе жизнь превратилась в кошмар, когда на город начали падать бомбы. А главный посыл романа, как на меня в том, что стереотипное обобщение очень часто является глубоким заблуждением. Наверное, Зукзак хотел сказать, что не все немцы под Гитлером были аморальными чудовищами. 90% населения Германии поддержали Адольфа, но оставшееся 10% сохранили в себе добродетель и после поражения фашистского режима они восстановили страну. А второй большой плюс за сцены демонстрирующие то, что личный пример имеет большое влияние. Лизель видела с какими чувствами Ганс поддержал пленного и невыразимую благодарность в глазах напротив, поэтому когда приемного отца забрали в армию, а через Небесную улицу снова перегоняли толпу в концлагерь, она поступила аналогично. А еще Ганс научил Лизель читать и не только. Хотелось чтобы Маркус максимально вложился в описание таких поворотов сюжета, в отличии от второстепенных линий, для полной сбалансированности романа.

Отдельно пару слов о первом украинском издании. Книгу напечатали в шикарной кинообложке с полимерным напылением и оригинальными рисунками, иллюстрированными рассказами Макса написанными на закрашенных страницах «Mein Kampf».

8/10

Оценка: нет
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книжки для главной героини стали возможностью найти положительное в хаосе жизни её. А началом всего послужила смерть брата и первая «кража» справочника «могильщика». А дальше не смотря на всю ситуацию в мире и конкретно Германии, получился у автора занимательный рассказ про жизнь ребенка.

Частично рассказчик-это смерть, сама героиня и её друзья с родственниками. В прочем моральные терзания и даже политические показаны весьма ярко и правдоподобны. Судить точно не стоит, тут фактически никого из главных действующих лиц.

Язык качественный и слегка наверное сложный для понимания юных читателей. Просто знать о подобном и не допустить повторения, стоит того, что бы ознакомиться с книгой.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сердце есть даже у смерти.

Да, я много всего повидал в этом мире. Я присутствую при величайших катастрофах и служу величайшим злодеям.

Но бывают и другие мгновения.

Есть множество историй (как я вам говорил раньше — горсть, не больше), на которые я позволяю себе отвлекаться во время работы, как на краски. Я собираю их в самых несчастных и ненастных местах и, делая свою работу, стараюсь их вспоминать. «Книжный вор» — одна из таких историй.

Впервые я познакомилась с Книжной воришкой в 2014 году. Нашему знакомству поспособствовал фильм. К сожаление следующая наша встреча состоялась только через 3 года. Но могу Вас заверить, что эта встреча была особенной.

Открыв первую страницу, я сразу же поняла, что книга оставит свой след в душе. Хотя я не отношусь к сентиментальным личностям, да меня даже с большим трудом трогают чужие проблемы, но история Лизель целиком и полностью меня поглотила. Я рыдала аж 3 раза, такого еще не могу припомнить, что бы хоть одна книга вызывала такие эмоции! Ну давайте перейду к самой сути, хотя, думаю, что многим она давно известна.

Фашистская Германия. Зверское отношения к евреям. Внедрение в массы и в неокрепшие умы культа Гитлера. Как выживать среди людей, готовых в любой момент готовы предать? Но есть среди них, прогнивших насквозь толпы, маленькие светлые лучи, способные даже в самый ужасный день, своим присутствием, дать вам надежду на лучшее.

Лизель Мемингер и ее маленький брат, должны были поселиться в новой семье. Осталась только Лизель, но ее еще долго преследовали кошмары, связанные со смертью брата. Ее новая семьей станет Ганс и Роза Хуберманам. Теперь они ее новые родители. И знаете, мне Роза даже понравилась. Да, может у нее и скверный характер, и ругается она как сапожник, а также храпит как богатырь, но в ней полно любви. Это видно, особенно тогда, когда возникает перепалка между сыном и мужем. Когда Ганса забрали на фронт, а Роза ночью сидела с аккордеоном – я аж ревела.

На самом деле в книге достаточно героев. Даже самые неприятные личности, в лице той бабки, что плевала на дверь Хуберманов, на самом деле вызывали симпатию.

Я постаралась не описывать всю книгу. Это был бы лишний труд. Я не читала чужих рецензий, но после того, как книга закончилась, полезла смотреть что да как. Не знаю, сколько людей, столько и мнений. Мне понравилось. Может быть иногда хотелось, что бы сюжет двигался быстрее, но в принципе все хорошо. Текст не показался отталкивающим. Мне редко такие книги нравятся. Не знаю, просто зацепило и все тут.

Я хотел многое сказать книжной воришке о красоте и зверстве. Но что тут скажешь такого, чего она и так не знала? Я хотел объяснить, что постоянно переоцениваю и недооцениваю род человеческий — и редко просто оцениваю. Я хотел спросить ее, как одно и то же может быть таким гнусным и таким великолепным, а слова об этом — такими убийственными и блистательными.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как-то вот трудно расписывать про книги, которые понравились чуть более, чем полностью.

Оригинальный стиль изложения, необычная форма подачи, фрагментарность событий, сплетающихся в общую цепь, размышления о людях.

По языку очень мелодично и поэтично — здесь есть что-то от Ротфуссового «Спокойного достоинства безмолвия», сдобренное трагичностью Ремарка, фрагментарностью Воннегута («Бойня номер пять») и юмором и залихватскими предложениями Пратчетта.

Не могу ни к чему придраться, все герои вызывают восхищение. Мир, показанный глазами девочки, живой, удивительный, он дышит и взаимодействует как огромное существо.

Мир, показанный смертью, это разные оттенки неба и запахи. И очень много работы.

Автору удалось показать по-настоящему сильных личностей — целеустремленный Руди, вечно благодарный и не остающийся в долгу Макс, добрая и понимающая жена бургомистра, конечно же, Папа. Но Мама мне показалась очень, очень сильной женщиной. Которая так и не опустила руки, как соседка, сидящая на кухне подле чашки.

Кстати, впечатлил инцидент с женой бургомистра: когда к ней в дом заявилась Лизкль, а та сказала, что больше не будет сдавать белье в стирку. Истерика Лизель по этому поводу выглядела живой и обоснованной, что вполне понятно в ее положении. Это очень точная психологическая черта, когда хочется нагрубить тому, кто является последним камешком, удерживающим на себе всю мощь стены. Убери его — и все рухнет.

В этой книге прекрасно все. И правильно написали сзади обложки — это та самая книга, которую вы будете советовать всем. И я ее советую всем.

Она написана настолько универсально, что придется по душе каждому + каждый сможет почерпнуть в ней целые горсти уроков, важных напоминаний и мудрых мыслей.

Огромное спасибо автору за.

10 из 10.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начнем, наверное, с того, что книга оказалась не совсем такой, как я думала. Приобрела я ее вообще на волне всеобщего внимания к произведению на фоне вышедшего фильма, но прочитать довелось только сейчас, почти год спустя. И я так и не поняла, какое же у меня осталось впечатление. Потому что их много, но они разные.

Германия на кануне Второй мировой войны. Читатель знакомится с маленькой девочкой, у которой умер отец, а мать везет ее и брата в приемную семью, но брат не переживает это путешествие. И Лизель одна попадает к чужим людям, которых немногим позже она будет звать Мамой и Папой. Они в самом деле оказались хорошими людьми, пусть и ругали девочку. Времена были трудными, люди повсеместно недоедали, работы почти не было, но все-равно маленькую девочку приняли как родную, и до последнего заботились о ней. На Химмель-штрассе Лизель провела вполне счастливые годы детства — счастливые в той степени, какими они могли быть у обычного ребенка в то время. Она ходила в школу, обзавелась отличным другом, ее любили родители, о ней заботились. Ее новый отец помог научиться читать, хотя первую книгу Лизель украла (у снега) еще до этого. Наверное все было бы и дальше вполне хорошо, если бы не началась война.

«Книжный вор» это книга не только о девочке и книгах, которые она воровала. Это книга о войне, но не той войне, которая разгорается на фронтах, в окопах, среди разгоряченных или испуганных солдат, среди ранений и свиста пуль. Этак книга о нацистских настроениях и жизни обычных немцев в дали от фронта. Им тоже жилось плохо, они тоже далеко не все хотели этой войны. Не знаю наверняка, но думаю, что достаточное количество немцев в рассвет фашизма не видели ничего плохого в евреях, не желали им зла. Им приходилось молча подчинялись угодному фюреру настроению, чтобы самим не попасть под раздачу. И совсем мало немцев тогда могли хоть сколько-нибудь открыто отвергать непреложную истину, что евреи — это враги нации. Новый отец Лизель относился к таким людям. Он был маляром и помогал евреям с покраской домов. Он прятал у себя одного врага нации. Он не мог видеть, как над ними издеваются. И он не один был такой.

С какой стороны не посмотри, это все же грустная книга. Но она мне все же понравилась. Сюжетом и взглядом на войну «изнутри».

А вот чем не понравилась.

Первое, что бросается в глаза, конечно же слог автора. Не думаю, что это выверты переводчиков, нельзя настолько часто выдавать такие сногсшибательные словосочетания и конструкции. «из-за его спины подъехал чей-то голос», «Дверь открыл банный халат. А внутри халата оказалась женщина ...», «солнце размешивает землю». Автор хотел сделать из этого изюминку, но смотрелось, словно автор не всегда дружит с правилами и логикой.

Второе, что ставило меня в некоторый тупик, это еще один авторский ход. Зачастую читателя ставили заранее перед фактом какого-то события (например, смерти того или иного персонажа), а потом уже постепенно рассказ подводился к этому событию. Когда узнаешь, что какой-нибудь милый персонаж вскоре умрет, теряется какая-то надежда на благополучный исход, теряется интрига.

В книге есть картинки, как бы рисованные от руки. И все бы ничего, но подписи на них ради достоверности могли бы делать на немецком. Все-таки их делали немецко говорящие персонажи в Германии. Но автор же не немец, чего ему заморачиваться-то. Там даже странички из «Майн кампф» были на английском. И это в-третьих, что мне не понравилось.

Почитать книгу можно, но без восхищения, да и перечитывать не хочется. И я не понимаю того ажиотажа, что она вызывала.

Оценка: 7
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Об этой книге в последнее время много пишут, и так вышло, что она оказалась у меня на руках. Сразу скажу, я ее не выбирала. Я вообще с большим подозрением отношусь к новым популярным авторам. В данном случае подозрения оказались вполне оправданны.

В двух словах: пафосная пустышка. То, что это книга о Второй мировой войне, не делает ее лучше. Напротив, это делает ее хуже. Потому что текст на тему Второй мировой априори сильнее задевает, заставляет читателя задуматься о жизни и вообще. Только это ничуть не заслуга автора самого по себе. Заслуга автора — это когда «они сидели пили чай, а в это время рушились их судьбы».

В общем, мне кажется, если уж ты берешься писать на такую сложную и болезненную тему, как Вторая мировая, надо это сделать очень хорошо. И желательно бы еще вложить в книгу какие-то мысли помимо того, что война — это плохо. В случае с Зузаком я скорее вынуждена признать, что он сделал это никак. Да, война, да, немецким детишкам тоже плохо, но я как человек русский не могу не держать в уме, что каждый народ имеет то правительство, которое его потом имеет, а кого выбрали в 33 году, с тем и живете. Вообще долго вглядывалась в себя по этому поводу и поняла, что не могу эмоционально сочувствовать несчастному немецкому народу, даже в лице его отдельных представителей, которые никому ничего плохого не сделали. Я уже слишком много раз читала подобное, что вот лично я да никого не убивал, в воспоминаниях разных фашистских деятелей. Логически могу согласиться, что да, не должно быть коллективной вины. А эмоционально — никак.

По сути книжка — это история маленькой девочки, которая прожила Вторую мировую в небольшом городке около Мюнхена. Вроде бы вполне себе подходящая история для среднего возраста, и можно было бы сделать очень мило и очень умно, если бы не одно но. По мере чтения, особенно первую часть романа, мне постоянно хотелось пойти помыть руки. Это великий талант — писать о самых банальных вещах так, чтобы читателю становилось неприятно, до легкого физического отвращения. О грязи, о запахах, о человеческих слабостях и страхах. Конечно, до Елинек, которая вызывает натуральные рвотные позывы, автору еще далеко, но есть куда стремиться, в общем. Не говоря уж о постоянном раздражающем упоминании слова «свинух». Але, нету в русском языке такого слова, даже в разговорном! За все эти мелкие детали постоянно цеплялся глаз, и периодически хотелось хорошенько отряхнуться.

Зато оборотная сторона «низкого штиля» и неприятных деталей — это пафос. Все эти рубленые фразочки типа:

«Все это хвастовство —

Я не свирепый.

Я не злой.

Я — итог».

Ага, аз есмь альфа и омега, с ума сойти. Такой текст так и просится, чтобы его набрали капслоком. Вообще история рассказывается от лица Смерти, и ее манера выражаться временами очень сильно напоминает пратчеттовского Смертя. Даже странно, что нигде не раздается «ПИСК!» И почему у большинства книжных смертей так плохо со стилем?

Вообще у меня всегда было смутное ощущение, что авторы, которые пишут именно так — в формате диалога с собой, начиная каждое предложение с нового абзаца, что делает их еще более «рублеными» — жуткие графоманы. Написать нечто вроде

«Это судьба.

Или рок.

Или хрен-знает-что.

Раскрытая книжка лежит на полу.

Падают бомбы»

- не надо иметь много ума и таланта, в общем. У меня смутное ощущение, что подобное письмо относится к хорошему литературному стилю примерно так же, как Коэльо относится к философии. Зато читателю не надо напрягаться ни капли, и при этом создается ощущение, что автор все-таки сказал тебе нечто очень важное. Он же поставил так много точек и абзацев. Это практически как написать много слов С Большой Буквы.

Возвращаясь к самой истории — не скажу, чтобы она сколько-нибудь впечатлила. Немецкая девочка пережила войну, пережила смерть приемных родителей и выжила. Повезло, что тут скажешь. Только это определенно не история типа Дневника Анны Франк — она слишком искусственная, слишком видно, как автор старался облечь старую тему в новую художественную форму — увы, форма оказалась для темы маловата.

ps Только не надо, пожалуйста, говорить, что автору-де лучше знать, ведь его родители сами эмигрировали из Германии после Второй мировой. Если бы я была из Зимбабве, может, я бы с этим и согласилась, но учитывая, что книжка переведена на русский — кхм. Имхо, есть огромное множество книг о Второй мировой гораздо лучше. Странно, что у автора вообще поднялась рука это написать — после Ремарка и Бёлля. На сходную тему, но шедевр: «Дом без хозяина», к примеру.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Честно говоря, книга очень интересна, она затягивает, но читается трудновато, поскольку использованы замудренные речевые обороты.

Здесь можно увидеть обстановку по другую сторону войны, а так же просматривается типичный немецкий менталитет.

Вообще, читая книги о войне понимаешь, какое это счастье — жить, не зная что такое война...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Оказывается, Смерть неплохой рассказчик, не ходит с косой, да еще и мужчина!

Но не этим, конечно, мне понравился «Книжный вор» Маркуса Зусака... Это книга о войне, о жизни во время войны и о том, как много жизни нужно, чтобы выжить, не смотря ни на что.

История девочки, аккордеониста, еврея-драчуна, мальчика с волосами цвета лимонов, женщины с утюжным кулаком, женщины в халате и других. Мир, полный и самостоятельный, но такой хрупкий.

Мне очень понравилась Книжная воришка. Ведь книги она возвела в ранг богатства и состояния. А самое большое наказание — невозможность прикасаться к словам. Но и естественный выход в условиях ограниченности книг — написание собственных.

Правда, кроме радости побед и горечи утрат героев, мне она ценна другим. А именно, теми воспоминаниями, которые всколыхнула. Помните нашу войну? Как детей отдавали в детские дома или приёмные семьи лишь потому, что там их хоть чем-то смогут накормить? А смертность «в тылу»? А оккупации, бомбежки, блокады? Моя прабабушка уже в 90-х годах говорила о своем погребе: «Плохой! Не глубокий! Не спасет.» А теперь представьте, что и в Германии были люди, и жизнь их была примерно такой же. Голодной. Холодной. В подвалах. И там одна радость — кто-то почитает, споет, сыграет на гармонии. А евреи? Вот уж попали в переделку! Страна, за которую они воевали в Первой Мировой, объявила на них сезон охоты во вторую!

Хорошая книга! Последние пятьдесят страниц залиты слезами, а это значит, что пятьсот пятьдесят предыдущих были прочитаны не зря. Не знаю, как сложилась судьба Лизель и Макса, уж врядли они поженились, ведь то, что связало их, было крепче кровного родства. Но очень надеюсь, что они не потерялись!

5/5! Перечитаю еще. Думаю, со временем, мне откроются и новые смыслы. А пока я поражена, как в 2006 г., человек, не сидевший в ожидании смерти под брюхами самолетов, смог написать такую трепетную историю.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хочется похвалить эту книгу, потому что она открывает Вторую Мировую Войну с несколько нестандартной точки зрения: не как трагедию еврейского или советского народа, а как трагедию народа немецкого. Той его части, которая не приняла гитлеровских идей, но вынуждена была жить в этом мире и подстраиваться под него под постоянной угрозой на чём-то попасться.

Но она так... сомнительна с художественной точки зрения, что даже обидно. Оформление как будто интересное, но не понятно, к чему эти выделения-вставки.

Мне она всё же понравилась, но при этом сами герои оставили равнодушной, кроме разве что Папы.

Оценка: 7
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это хорошая история — одна в длинном ряду хороших историй о войне вообще и Второй мировой в частности. Я восприняла ее именно так, через запятую со всеми остальными европейскими рефлексиями о. Это история немецкой девочки Лизель Мемингер, которая сначала лишилась отца-коммуниста, потом умершего в поезде младшего брата, потом исчезнувшей в неизвестном направлении матери — а потом обрела приемную семью: грубую, но добрую мать Розу и отважного отца Ганса. А также — друзей, одним из которых оказывается спрятанный в подвале дома еврей Макс Ванденбург. А еще — книги. Первую она стащит на гладбище у гробовщика (и научится по ней читать), вторую — из недогоревшего книжного костра, остальные — из библиотеки жены самого бургомистра. Но у нас война на дворе, а значит — потери еще будут.

«Книжный вор» — это целая россыпь историй: не только самой Лизель, но и ее друзей, близких и соседей. Мальчик, который хочет быть похожим на чернокожего атлета Джесси Оуэнза; аккордеонист, спрятавший в подвале сына своего сослуживца на Первой мировой, который (сослуживец) как раз и научил его играть на аккордеоне; еврейский драчун, воображающий, как он сражается с фюрером... Россыпь картинок, странных метафор и сравнений, живых диалогов. Россыпь книг — утешающих, дающих надежду. Текст напрашивается на экранизацию — и этому фильму выдали бы россыпь «Оскаров». Жюри Киноакадемии любит такое — чтоб эпично, серьезно, про войну и людей, душещипательно, да и толика фантасмагории не помешает.

Собственно, это первое, что смущает во всей этой истории. Да, она-то настоящая (Зузак сублимирует семейную травму — прототипом Лизель стала его мать), но рюшечки на ней «немножко слишком». Слишком много в этой истории «болевых точек» целевой аудитории, и слишком выверенно они расставлены. Так выверенно, что даже циничных читателей вроде меня, крайне редко ведущейся на манипуляции, в одном крайне надрывном месте (а вот не буду говорить, в каком) чуть не бросило в слезы. И тут, наверное, автору все-таки зачет.

Второе, что смущает, — образ рассказчика. Ну да, Смерть. Дело даже не в том, что для фанатов Пратчетта (ХА.ХА.ХА.) этот образ не скажет ничего нового. Дело в том, что если его убрать и рассказать историю в третьем лице — ничегошеньки не изменится. И почему именно Лизель стала привилегированной личной знакомицей Смерти (Смертя?) и предметом его особого внимания — непонятно. Нет, с точки зрения сублимации семейной травмы как раз понятно, но читатель не обязан об этом знать. А так — каждый, с подобным опытом или без него, может удостоиться этой привилегии.

P.S. Оценка — за хорошую историю и искусный текст. Для десяти баллов все-таки не хватает чего-то сложного для формулирования.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх