FantLab ru

Урсула К. Ле Гуин «Планета изгнания»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.23
Оценок:
1112
Моя оценка:
-

подробнее

Планета изгнания

Planet of Exile

Роман, год (год написания: 1964); цикл «Хайнский цикл»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 122
Аннотация:

Мир далекой планеты, на которой 600 лет живет среди местных высокоразумных существ небольшая колония землян, потерявших связь с Лигой. В преддверии очень долгой зимы, длящейся десятилетия, люди и одно из племен впервые объединяются перед наступлением все сметающих на своем пути кочевников. О любви человека Джекоба Агата, руководителя Космопора, и местной девушки Ролери, дочери вождя, рожденной в бесплодное время и потому одинокой.

С этим произведением связаны термины:

Входит в:

— сборник «Hainish Novels & Stories, Volume One», 2017 г.


Похожие произведения:

 

 


Планета изгнания
1980 г.
Планета изгнания. Слово для «леса» и «мира» одно
1992 г.
Хейнский цикл
1992 г.
Слово для «леса» и «мира» одно. Мир Роканнона. Безмернее и медленней империй. Планета изгнания
1992 г.
Левая рука тьмы
1993 г.
Ожерелье планет Эйкумены. Том 2
1993 г.
Город иллюзий
1997 г.
Левая рука Тьмы
1999 г.
Ожерелье планет Экумены
2001 г.
Город иллюзий
2008 г.
Хайнский цикл
2009 г.
Левая рука тьмы
2016 г.
Левая рука тьмы
2021 г.

Издания на иностранных языках:

Planéta exilu
1988 г.
(словацкий)
Hainish Novels & Stories, Volume One
2017 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Планета изгнания» очень сильно меня зацепила. Не с первых строк, даже не с первых глав, но зацепив – не отпустила до самого финала.

Планета Верель вращается вокруг своего солнца в течении 60 земных лет. Не каждому жителю, увидевшему зиму, выпадает шанс увидеть ее повторно. Более 600 лет, бок о бок с местными племенами, Людьми Аскатевара, живет колония землян – Космопор. Снова наступает зима, и на юг, через земли Аскатевара, должны мигрировать племена гаалей. Есть одно «но» — у гаалей появился новый вождь, и, в отличии от прошлых зим, гаали больше не разрозненные племена, а организованная орда.

На фоне грядущего военного конфликта и попыток землян объединить племена против общей угрозы, развивается любовная линия между одним из лидеров землян Джакобом Агатом и туземкой Ролери.

Так чем же зацепила история? Вроде ничего такого. Ну любовь, ну война, ну туземцы и земляне.

Для начала про землян и туземцев. Жители Космопора полностью отрезаны от Лиги миров. Почему? Неизвестно. И они не могут ни создать космический корабль или ансибль, потому что связаны законами Лиги о невмешательстве в научно-технический прогресс других миров. Годы идут, и у женщин колонии рождается все меньше жизнеспособных детей. Генная несовместимость с туземцами также не дает возможности продлить род. Драма вымирающей колонии, страх перед исчезновение, попытки держаться за остатки былого величия, проклятия в сторону древнего закона, вписанного в родовую память и ставшего чем-то большим, нежели свод правил для колонистов, ненависть к туземцам.

С другой стороны — туземные племена. Люди Аскатевара не считают землян Людьми. «…и в них нет ничего, кроме коварства и обмана!» говорит один из туземных вождей. Они побаиваются землян с их технологиями и возможностью телепатии, не смотрят им в глаза при встрече, не приглашаю за свой стол, охраняют от них своих женщин. Свод Обе стороны полны предрассудков друг о друге. Поэтому у Джакоба Агата получается убедить объединиться против общей угрозы только старого вождя Вольда.

Старик Вольд – лучшее, что есть в романе. Вождь стар и еще крепок, он уже видел зиму, и готовится увидеть ее снова. Но годы жизни берут свое, и сильное в прошлом тело сдается под их давлением. Понемногу поддается и ум Вольда. Он не всегда узнает своих многочисленных жен и детей, не всегда осознает в каком времени существует. Он вспоминает старые дни молодости, когда был красив и силен. Сейчас он завидует силе молодых, но не их глупости. Давно он, один из немногих, взял в жены колонистку и любил ее. И что, что он не всегда помнит ее имя? В другие моменты ум Вольда все так же остер и прозорлив. Именно старый вождь, увидев первые снежинки, понимает, чем закончится вторжение гаалей.

Что до любви между Ролери и Агатом. Она вспыхивает как-то вмиг. Поначалу она больше похожа на что-то вынужденное, порожденное смирением Ролери со своей судьбой. Дело в том, что репродуктивные способности женщин Аскатевара привязаны к временам года, а Ролери родилась в период период Летнего Бесплодия. По этой причине у нее не будет детей, и она, скорее всего, умрет одинокой старухой. Агат забирает девушку в Космопор и делает своей женой, но чем дальше, тем сильнее и настоящее становится их любовь.

Война с гаалями получилась не такой масштабной, как ожидает читатель, но не менее кровавой и драматичной. Дикари врываются в Космопор, война превращается в серию жестоких и кровавых стычек на засыпанных снегом улицах города. Заполненный раненными лазарет, партизанские вылазки, вечный недосып, умирающие от переутомления или ран друзья и знакомые. Люди побеждают, но цена победы значительная.

«Планета изгнания» — роман о последних днях старого Вереля перед чем-то новым и неизведанным; о конфликте между похожими, но разными народами Людей Аскатевана и колонистов; о правилах, которые иногда нужно нарушать.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если подбирать самый подходящий эпитет к «Планете изгнания», я бы выбрал в качестве такового слово «пронзительный». «Пронзительный» – не от слова «пронзает», а от слова «пронизывает», как, например, пронизывает до костей холодный ветер. Если вчитаться в книгу как следует, мысленно ставя себя на место ее героев, возникает именно такое пронзительное ощущение – одиночества, безысходности, тщетности, потерянности. Никому из нас такое в действительности испытать не дано просто потому, что мы живем на своей родной и вполне благоприятной для жизни планете. А в книге?..

Представьте себе планету, год на которой длится шестьдесят земных лет: по пятнадцать лет зимы, весны, лета и осени. Как и все живые существа этой планеты, люди на ней живут, подчиняясь такому долгому циклу: дети у них рождаются только весной и осенью. Но вот перед нами девушка Ролери, родившаяся не в срок – в так называмое Летнее Бесплодие. Она одна – все свое поколение: те, родился весной, уже взрослые люди, родившиеся осенью – еще маленькие дети. Не то что в ближайших племенах, а, пожалуй, и на всей планете у Ролери не отыщется ни одного ровесника. Лучшее, на что она может рассчитывать, – со временем стать пятой женой у какого-нибудь старика. Попробуйте представить себе, что она должна ощущать, размышляя о своей жизни. Ну как, пронизывает?

Казалось бы, худшее одиночество и вообразить невозможно, однако нам тут же доказывают обратное. Колония пришельцев из космоса – поселенцев из Лиги Миров, обосновавшаяся на той же планете десять местных (то есть шестьсот земных) лет назад, когда-то была сильна и многолюдна, но теперь постепенно, но неумолимо вымирает. Связь с Лигой давным-давно потеряна, многое из знаний первопоселенцев утрачено, построить космический корабль колонистам не под силу, и все, что им остается, – просто выживать в чужом для них мире, чувствуя, как этот мир «с величественной медлительностью отторгает чужеродный привой». Особенно тяжело главе колонистов, Джакобу Агату, который отлично осознаёт, что колония обречена и что он, ее глава, не может ничего с этим поделать. Добавьте сюда не исчезнувшее за десять долгих лет недоверие к колонистам-«дальнерожденным» со стороны местных племен, считающих их нелюдями и, за редкими исключениями, демонстративно презирающих, и такое же отношение к людям планеты со стороны многих колонистов: для них это даже не люди, а «врасу» – высокоразумные существа. И то правда, как легко презирать таких «высокоразумных», когда у тебя за плечами тысячелетия истории космической Лиги Миров, а они живут в каменном веке и даже еще не изобрели простое колесо…

И вот в такой мрачной обстановке, в преддверии наступающей зимы, и разворачивается действие «Планеты изгнания». Встреча Ролери и Агата – первое звено в цепи событий, которые наперекор всему: близкой зиме, нашествию кочевников с севера, давним презрению и ненависти – а может быть, и благодаря всему этому? – объединят колонистов и племя Аскатевара и дадут начало чему-то совершенно новому. Только не думайте, что все образуется, словно по волшебству, и что вас ждет простенький романчик с хэппи-эндом: смертей и крови по ходу действия будет немало, но, если вдуматься, только так все и могло произойти. «Планета изгнания» – вещь цельная и продуманная, события в ней находятся точно на своих местах, и ни одно нельзя выдернуть из книги, чтобы не зашаталось все повествование, его последовательность и логика. Все-таки ранние произведения Хайнского цикла в этом смысле намного лучше более поздних, чаще всего раздутых сверх всякой меры и перегруженных различными отвлеченными и в общем-то ненужными рассуждениями. Здесь ничего подобного нет, и оттого-то «Планета изгнания» и производит столь глубокое впечатление: нам ничего не разжевывают и не кладут в рот готовеньким, додумываем картины прихода зимы и человеческого отчаяния мы сами. А свои собственные представления воспринимаются и запоминаются, конечно же, ярче и лучше, чем полученные извне, со стороны.

Планета, которая потом, в других «хайнских» произведениях, будет носить название Верель, также описана скупыми, но красочными и меткими штрихами: море с высокими приливами, серое осеннее небо, ползущие по опустевшему лесу бродячие корни, летающие белые снеговеи, страшные снежные дьяволы… И местные племена с их особым этикетом общения, основанным на глаголах «слушать» и «слышать». Простыми словами «я тебя не слышу» там можно нанести смертельное оскорбление. И никто опять-таки нам не разъясняет тонкости такого общения: они сами быстро становятся понятны по ходу действия, и мы начинаем ощущать их смысл без всяких дополнительных комментариев. Вот он, парадокс Хайнского цикла: чем меньше написано, тем проще понять и почувствовать, и наоборот, – а «Планета изгнания», наверное, лучший тому пример.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда один год длится 60 земных лет...

Если вы любите средневековые романы с осадами и штурмами городов, с любовью между людьми разного сословия, с описаниями атак и оборон, с особым осенне-зимним состоянием и текста и атмосферы, с романтикой и поволокой — то вам сюда. Какое средневековье? — воскликнете негодующе вы. — Ведь всё происходит на другой планете! И будете правы… и неправы. Потому что выживающие на этой планете вот уже в течение нескольких столетий «земляне» полностью отказались от всех и всяческих технологических достижений своей расы в силу соблюдения закона Лиги Миров о недопустимости инопланетного культурного воздействия на представителей высокоразумных инопланетных рас (врасу). И потому вынуждены полностью существовать ровно в тех же условиях «средневековья», в которых живут и выживают местные аборигены.

Однако волей или неволей то и дело возникают смешанные браки между двумя разумными расами, и хотя потомства такие браки не оставляют (в силу генетических различий), однако же взаимное, пусть и точечное, влияние эти гибридные связи всё-таки оставляют. И этот роман частично и об этом.

Но в большей степени книга может быть прочитана как романтическая история любви и неравного брака на фоне военных действия с ордой наступающих кочевников. И эта событийная составляющая романа выписана Урсулой куда как замечательно — рельефно и выпукло, контрастно и не без сочувственной сентиментальности.

Но вот какая штука для меня оказалась значимой — по воле братьев Стругацких мы, в общем-то, привыкли к тому, что земляне, обычно будучи выше развиты технологически, непременно осуществляют так называемое прогрессорство, т. е. намеренное и по мере возможностей рассчитанное воздействие на естественный ход течения истории тех или иных инопланетян. А вот Урсула Ле Гуин как раз-таки в этом своём романе чётко и недвусмысленно сформулировала прямой запрет на такое воздействие. Причём запрет этот касается даже вероятностей ненамеренного, случайного «прогрессорства». Удивительное дело, в американской литературе и такие взгляды. В 60-е годы!

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман про обретение человечеством своего места.

Давно забытая планета, на которой остатки человечества живут бок о бок с другой разумной гуманоидной расой, очень похожей на людей. Человечество живет и медленно деградирует — все меньше детей появляется на свет, все больше технологий забывают люди. И только нашествие кочевников, объединенных местным Чингиз-ханом, позволяет людям Земли и людям планеты медленно и мучительно вступить в союз.

В общем, история про то, что нельзя жить прошлым и цепляться за это прошлое. При этом движение вперед, в будущее, абсолютно не гарантирует тебе успеха. Ты можешь стать одним из погибших на этом пути

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как-то так получилось, что творчество знаменитой Урсулы Ле Гуин долгое время оставалось вне моего внимания. Если не считать прочитанный когда-то давно и изрядно подзабытый роман «Левая рука Тьмы», то «Планета изгнания» стала для меня знакомством с прославленной американской писательницей, и знакомство это мне понравилось.

Немного смазана концовка, где леди Урсула переходит на стиль беспристрастного летописца, но вполне может быть, что это и неплохо, зато не затянуто. В целом, написано сильно, весьма своеобразно, таким оригинальным почерком: с одной стороны — есть лирика и романтический отношения, с другой же — без девчачьей слезливости, с одной стороны — эпично, с другой — без слащавой героики, с одной стороны — технократия и прогрессорство, с другой стороны — механика телепатии не объяснена, а цель основания колонии галактической цивилизации на средневековой планете не проговаривается.

Как уже упоминал выше, в Хайнском цикле я новичок, можно сказать — пришёл к середине представления, поэтому смысла всего происходящего на сцене не до конца понимаю, но и это тоже вполне любопытно — так сказать, свежий, незамыленный взгляд на отдельно взятое произведение. К тому же, насколько понял, общая идеология цикла подразумевает очень слабую связь между составляющими, поэтому читать книги в рандомном порядке не возбраняется.

И вот что пришло мне в голову в связи с этим. «Трудно быть богом», как мне кажется, расставила точки над i в теме прогрессорства. Морально-этический облик прогрессора там разобран на составляющие, бремя, так сказать, белого человека разложено по векторам и каждому вектору присвоена своя коннотация. В «Планете изгнания» же всё несколько по-другому: существует некий кодекс колонистов, есть свод правил, чего можно, а чего нельзя на вверенной планете, однако законы эти чуть ли не мифологизируются, мол, когда-то давно они были нам привиты, но в чём их смысл и какова конечная цель, поставленная перед нами, мы сами точно не знаем. Что-то вроде народной приметы, у которой есть здравый смысл, обусловленный житейской мудростью и отточенный многими поколениями предков, однако указать точное значение и механику процесса современный человек уже не в состоянии.

Уважаемый Zangezi в своём отзыве справедливо указывает на то, что нет никаких указаний на причину основания колонии галактической цивилизации, на смысл пребывания колонистов на планете, уровень развития которой находится где-то в Средневековье. Однако я предлагаю альтернативу: свободное поселение, культурная панспермия ради панспермии, группа настолько свободного поиска, что само её существование и становится целью. Я глубоко сомневаюсь в том, что первые европейцы, обосновавшиеся в Новом свете, все поголовно были прогрессорами и миссионерами. История подсказывает, что зачастую это были авантюристы с шилом в одном месте. Метрополия связывала их определёнными правилами и обязательствами, но так ли ортодоксальны в своей идейности и гражданской позиции были эти колонисты?

Свободное поселение на захолустной планете на окраине Галактики, основанное без высоких целей и напыщенного смысла белого человека. Затянувшийся по форс-мажорным обстоятельствам пикник культурных и чистоплотных туристов на обочине галактической трассы. По-моему, не плохо.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Урсула Ле Гуин — классик так называемой «мягкой», гуманитарной научной фантастики. Бесконечно люблю её за глубокую проработку созданных ею миров, каждый из которых уникален по-своему, и за тонкую атмосферу безысходности, пропитывающую даже такие жизнеутверждающие произведения, как «Планета изгнания».

Колонистов, оставленных на не подходящей для их жизни планете, забыли, и они вынуждены существовать бок о бок с коренным населением, ограничивая себя в техническом развитии из уважения к старым законам Лиги Миров. Их народ вымирает, приближается суровая пятнадцатилетняя зима, надвигается невиданная прежде армия дикарей. Казалось бы: скоро рассвет, выхода нет, однако заканчивается роман (к слову, весьма небольшой по объёму, читается за несколько часов) проблеском надежды: погодные условия играют на руку в войне с дикарями, а организмы колонистов всё-таки с течением столетий начинают приспосабливаться к новому, чуждому миру. Ну и любовь, конечно — куда без неё. Любовь туземки и колониста и возможность продолжить свой род, а не умереть бездетными из-за биологической несовместимости.

Отдельного внимания заслуживает гуманизм, пронизывающий «Планету изгнания». Уже плохо помню другие книги «Хайнского цикла», но этот самый гуманизм лежит в основе всей Лиги Миров. Колонисты не захватывают чужие миры, не покоряют их, а наблюдают и ждут подходящего времени в техническом развитии для ассимиляции и помощи коренному населению. Многие фантасты, особенно на их фоне могу выделить Станислава Лема, отличаются пессимистичным взглядом на человечество будущего, и Урсула Ле Гуин среди них, несмотря на упомянутую мной мрачноватую атмосферу, как луч света.

9 снежинок из 10. Не десять, потому что всё-таки это произведение не самое выдающееся и цепляющее, у Урсулы Ле Гуин есть куда более сильные и знаковые романы.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Планета изгнания» — первая книга, которую я прочитала у Урсулы Ле Гуин. Потом был цикл «Волшебник Земноморья», « Город Иллюзий» и многое другое. Но данное произведение оставило неизгладимое впечатление, благодаря которому я возвращалась на Планету не один раз. Атмосфера безысходности, обреченности перед грядущей Зимой, и как символ этой зимы — Гаалы, сметающие все на своём пути: конец не только для горстки «инорожденных», но и для «истинных людей». Конец для старого мира. И как лучь надежды: новый порядок, новый мир, зародившийся из союза Джакоба Агата и Робери. И весьма успешного мира, судя по намёками из романа « Город Иллюзий».

Замечательное произведение, рекомендую прочесть не только его, но и остальные книги из данного цикла. Урсула Ле Гуин умеет создавать великолепные книги с интересным, захватывающим сюжетом, продуманными, многогранными мирами и неординарными, неоднозначными героями.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Джакоб Агат, представитель альтерранов, космических колонистов, вынужденных доживать свои последние дни на чужой планете, влюбляется в Ролери, девушку-туземку. Вместе им предстоит сражаться за свою жизнь с ордой племен гаалей, за которыми по пятам следует Зима.

Урсула Ле Гуин создает атмосферу безысходности, увядания, которое проявляется во всем: это и образ старого вождя Людей Аскатевара Вольда, и наступление Великой Зимы (год на описываемой планете длится 60 лет), и обреченность перед лицом угрозы гаалей, и ощущение тоски людей Космопора, чужих на планете, не способных рождать достаточное количество детей. Надежду может подарить лишь сплочение людей, символом которого является любовь Агата и Ролери, в которой неожиданно пробуждаются с способности к параречи, основанной на телепатии (отсылка к событиям романа «Планета Роканнона»).

Умение передать настроение с помощью художественных образов, использование полифонии, создание объемных персонажей — все это делает прозу Урсулы Ле Гуин потрясающей и позволяет творить оригинальные волшебные миры.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

С одной стороны действительно неплохая, интересная идея даже сегодня: жизнь умирающей колонии, продолжительные времена года, серьезно влияющие на образ жизни населения планеты, конфликт своих и чужих (причём тут используется достаточно штампованный приём, когда людей и лжелюдей меняют в повествовании местами вначале, вводя читателя в некое потрясение, когда правда раскрывается). Кажется, что вот действительно что-то вроде «Поселка» Булычёва.

С другой стороны со «вкусных» моментов внимание сразу переводят на любовную линию, сражение с ордой гаалей и упадок колонии. И тут начинаются вопросы. Как же так — невмешательство и жизнь на уровне местных, но местные даже не изобрели колеса — зачем нужна такая колония и руководствуясь каким принципом в этом мире колонисты всё же построили современные дома с современными же коммуникациями, имеют все необходимые лекарства и достаточно сложные технические приспособления (вроде тех же катапульт, арбалетов и телег с колесами). Линия «давайте жить дружно» (колонисты начинают дружить с местным населением, общая беда сплочает разные расы) тоже порождает ряд вопросов. Во-первых, почему за 600 лет не состоялось никакой толковой ассимиляции? Опыт показывает, что вроде бы должно быть наоборот. Какие-никакие связи должны были установиться уже давно, а тут никто и никак не взаимопроникает в другую цивилизацию. Более того, даже старейшие с обеих сторон ведут себя как 6-летние младенцы, обижаясь друг на друга. Махровое средневековье. Во-вторых объединение перед лицом врага немного отдаёт лицемерием. Ободранные, нищие гаали выступают тут как мировое зло — никто не пытается с ними договориться, понять причины и следствия. Просто вступить в переговоры и оттянуть время. Все добрые люди объединятся и зверски убьют всех злых людей. Хотелось бы больше глубины, больше погружения в этот холодный мир, больше упадничества, что ли, раз на нём сделан такой акцент, как в «Обездоленный». Но объём не располагает, а сам хайнский цикл в 1966 совсем не такой, как в 1974.

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как-то случилось так, что о существовании писателя-фантаста Ле Гуин я ничего не знал более тридцати лет своей жизни. Как это случилось — ума не приложу, но факт. Можете плевать мне в рожу. И первое от Ле Гуин, что я прочитал в 1993 году, была именно «Планета изгнания», уже потом пошло, вернее — полетело всё остальное. И первое, что меня потрясло у неё — это умение очень подробно и очень достоверно прописывать миры иных цивилизаций, их менталитеты, их верования, их религии. Такого больше нет ни у кого. Видимо, сказывается семейное происхождение автора. И мир, где времена года длятся десятилетиями — такое ещё нужно придумать! Читаешь — и видишь, читаешь, — и веришь. Потому что ничего иного придумать невозможно, потому что это — настоящий мир. Хотя и фантастика. А, может, это вовсе и не фантастика?

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В фантастических книгах часто можно встретить сюжет о колонизаторах на чужих планетах. Чаще всего это довольно успешные попытки колонизации, когда земляне сумели выжить и построить в чужих землях свою цивилизацию. У Ле Гуин в этом романе получилась интересная версия заселения, которая оказалась не очень удачной, т.к. аборигены не приняли новых поселенцев за своих, плюс начались проблемы с деторождаемостью, из-за чего люди поняли, что будущего у них на этой планете нету, а вернуться домой невозможно.

Роман рассказывает о том, как две разные расы взаимодействовали между собой. Могут ли они сплотиться против одного врага? Могут ли они понять друг друга в трудной ситуации? Ну и куда уж без запретной любви... Она тоже тут есть.

Война, любовь и туманное будущее — вот итог изгнания на чужую планету.

Оценка: 7
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ставлю 10-ку за гуманность, пронизывающую произведение. Герои-земляне не выглядят ни агрессивными захватчиками, ни опытными прогрессорами, прилетевшими обучать неразумных братьев меньших, нести бремя белого человека. Нет ! Они общаются с менее развитыми людьми на равных, даже сами ограничили свою технику и науку. Они приняли традиционный уклад жизни, но не впали в дикость и сохранили свое «Я « . Просто говоря ГГ считают что превосходство в технике , в науке это не повод считать другие народы ниже, что только сила духа может быть поводом для гордости.

Оценка: 8
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Урсула Ле Гуин — настоящий Творец миров: новый роман и вновь необычный мир и яркие герои. Я каждый раз поражаюсь, как ей удается одной фразой или единственно верным словом создать живую картину огромной планеты или рассказать о судьбе, истории и мифологии целых народов.

Планета, на которой мы оказываемся еще более необычная, чем Зима в «Левой руке Тьмы». Здесь времена года длятся десятилетиями и, родившиеся Весной, могут не увидеть нового расцвета природы. Обитатели планеты — суровые кочевники, ритм жизни которых не меняется веками. И на этой суровой планете оказывается колония землян: по неизвестной причине люди оказались отрезаны от дома, но веками продолжают выполнять законы потерянной родины, и вглядываются в небо, ожидая окончания своего вынужденного изгнания. Они и за 20 поколений так и остались чужаками для коренных обитателей: странными, пугающими и опасными. Для людей же местные — упрямые варвары, не желающие смотреть вперед дальше сегодняшнего дня. Так и живут два народа, не доверяя и опасаясь друг друга, пока их не объединяет общая беда.

Роман очень короток и динамичен: всего лишь несколько недель из жизни планеты, переломивших ход истории двух народов. Наступление великой Зимы, нашествие варваров и война, осада, предательство и Любовь. Вечная любовь, перебрасывающая хрупкие мостики понимания, совершающая то, что не смогли целые века, и открывающая новые пути и дарящая Надежду. Недаром, именно влюбленные прорывают молчание разумов, обращаясь к глубинам души и чувствам друг друга.

Роман получился очень жизнеутверждающим. Не такой трагичный, как «Левая рука Тьмы» и «Слово для мира и леса одно», не такой полный грусти об упущенных возможностях, как «Планета Роканнона». Напротив, он — об открытых Возможностях: обретении нового — родины, надежды, путей развития. О преодолении различий и объединяющих всех людей тонких связях чувств и переживаний. И о побеждающей предрассудки и косные обычаи Любви, столь великой, что она делается способной изменять судьбы целых народов и планет.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эта история происходит на планете, где небольшая (фактически вымирающая) колония землян, несколько веков отрезанная от цивилизации, сосуществует с туземными гуманоидами. Герои погружены в атмосферу гибели, войны, холода грядущей 15-летней зимы. Но они не сдаются, продолжают бороться.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Финал более трагичен, чем можно ожидать. Хэппи энда не будет. Корабль Лиги не прилетел, выживание колонии остаётся под вопросом, но шансы на лучшее есть.
Надо только пережить Зиму.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Удивительно, что ле Гуин, выросшая в семье этнографов (антропологов), совершенно игнорирует собственно этнографию изображаемых ею туземцев! Что в «Роканноне», что в «Планете изгнания» туземные расы волею автора совершенно лишены какой-либо мифологии, религиозных представлений, ритуалов и обрядовых песен. Ле Гуин специально даже отмечает, что для Ролери песни в новинку. Дикари Гуин — такие чистые руссоистские души, которые существуют практически в духовном вакууме, способные воспринять очень многое, но не вообразить свое. Зачем ей понадобились подобные дикари — бог весть.

Но не дикари печалят больше всего в «Планете». А люди. На них Гуин не поскупилась меланхолии. И даже обреченности. Вот зачем они прилетели на планету? Явно не с прогрессорскими целями, коль скоро на страже «целомудрия» туземцев стоит Закон Лиги. Возможно, они хотели дать отпор Врагу. Но как, если у них не было ни оружия, ни транспорта, ни автоматических зондов и т. п. Как они предполагали обнаружить пришельцев и обезоружить их? Совершенно невразумительно выглядит пресловутая Лига Миров, отправляющая своих колонистов с субсветовой (сверхсветовая доступна только автоматам) скоростью колонизировать планеты — а по сути оставаться там до вымирания или вырождения. Это больше похоже на агонию, на жест отчаяния, на поступок обреченных. Таково человечество ле Гуин — не торжествующие колонизаторы, не доминирующая Империя, не подавляющие Прогрессоры — но бездомные, тоскующие, неустроенные сообщества, которые потеряли что-то очень важное в космических безднах. Не случайно так много внимания отводится телепатии, которой люди научились на планете Роканнона. Чужой дар, призванный дать новый импульс человеческой цивилизации, выглядит спасительной соломинкой, да, собственно, ею и является. Романы ле Гуин очень пессимистичны, пронизаны неверием в человечество, предельно антигуманны. Страшный приговор...

Оценка: 5


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх