FantLab ru

Олаф Стэплдон «Последние и первые люди: история близлежащего и далёкого будущего»

Последние и первые люди: история близлежащего и далёкого будущего

Last and First Men: A Story of the Near and Far Future

Роман, год

Перевод на русский: О. Колесников (Последние и первые люди: история близлежащего и далекого будущего), 2004 — 1 изд.

Жанровый классификатор:


 Рейтинг
Средняя оценка:8.50
Голосов:106
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


История человечества от дней минувших до глубокого будущего. От войн и разрозненных стран до мира и становления Единого государства. Образование новых культур, новых обычаев и прочего.

© Paf

Примечание:


Олаф Стэплдон. Последние и первые люди: Фрагменты из научно-фантастического романа // Наука и человечество, 1992-1994. М.: Знание, 1994. Предисловие к публикации Вл.Гакова.

В произведение входит:

7.50 (2)
-
7.50 (2)
-
7.50 (2)
-
7.00 (1)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— антологию «Farewell, Fantastic Venus!», 1968 г.

— антологию «All About Venus», 1968 г.

— антологию «This Way to the End Times: Classic Tales of the Apocalypse», 2016 г.


Похожие произведения:

 

 


Последние и первые люди. Создатель звезд
2004 г.

Издания на иностранных языках:

Farewell, Fantastic Venus!
1968 г.
(английский)
All About Venus
1968 г.
(английский)
Farewell, Fantastic Venus!
1971 г.
(английский)
Farewell, Fantastic Venus!
1977 г.
(английский)
Last and First Men
1988 г.
(английский)
Last and First Men
1999 г.
(английский)
This Way to the End Times: Classic Tales of the Apocalypse
2016 г.
(английский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 января 2009 г.

Очень сложное и многоплановое произведение. После прочтения романа именно со Стэплдоном у меня ассоциируется настоящая интеллектуальная фантастика. Не хочу ставить спойлеров, поэтому скажу только что основное направления сюжета заложено уже в названии. В «Последних и первых людях» автором использовано множество интереснейших ходов и развито множество занимательных идей. Стэплдон неограничивает свою фантазию, не бережет идеи для следующих произведений. В книге находит отражение множество проблем, актуальных как при написании романа, так и в наши дни. В заключении хотелось бы заметить, что несмотря на некоторую сложность, с произведением следовало бы ознакомится для того чтобы составить представление об истоках жанра фантастики и о том как фантасты ранее акцентировали внимание читателя на многих важных аспектах нашей жизни (да и просто чтобы мозг не ржавел).

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 августа 2009 г.

К сожалению, автор у нас практически неизвестен. На русском издана всего одна книга, небольшим тиражом (который до сих пор не распродан), в очень «массовой» серии «Философия». Да и на Западе писатель основательно подзабыт. Эх, коротка человеческая память...

А ведь Стэплдон создал самую масштабную и глобальную картину развития человечества в истории мировой литературы. Задолго до Азимова, Хайнлайна или Стругацких. Лишь читая Стэплдона, начинаешь понимать, откуда «растут ноги» у огромного числа НФ-идей. На мой взгляд, если вы считаете себя читателем-фэном, то «Последние и первые люди» столь же обязательны для прочтения, как и «Солярис», «Властелин колец» или «Пикник на обочине».

Творчество Стэплдона очень высоко оценивал Станислав Лем, считая его, наряду с Уэллсом, величайшим писателем. Согласитесь, подобная рекомендация дорогого стоит.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 августа 2009 г.

Могучая, исполинская картина.Если сильно проникнуться — голова кружится и пухнет.Без сомнения заслуживает внимания истинных знатоков и ценителей, не только фантастики но и футурологии, и философии.Естественно, несколько тяжеловесно, старомодно, да и стиль оставляет желать лучшего.А с другой стороны — много ли таких грандиозных произведений существует?Ценность романа доказывает и то, что издали его (вместе с подобным) в философской серии.Сдаётся мне, что не один и не два классика НФ зачитывались О.С. в раннем возрасте.Я прочитал с огромным удовольствием, но очень огорчился ,узнав, что кроме этих двух вещей по-русски прочитать больше нечего.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 октября 2014 г.

Грандиозная история человечества на два миллиарда лет вперед, со взлетами и падениями. Читать роман... странно. То, что автор не угадал с техникой — это понятно. Но вызывают сомнения такие длительные сроки существования различных человеческих цивилизаций, которые в романе указаны.

Книга сложная, абсолютно не приключенческая. Автор был щедр при ее написании, щедр в изображении человеческих формаций, событий человеческой истории. Здесь и модифицирование человека, и вторжение инопланетян, и покорение планет Солнечной системы. Безусловно, книгу полезно прочитать как пример того, какая фантастика была до войны, и просто как пример, достаточно редкий, того, как в небольшой по объему книге моделируется история человечества. Но читать книгу сложно, она напоминает научный трактат.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 июня 2012 г.

Близко знавшие Олафа Стэплдона рассказывают, что идея этой книги возникла у него во время наблюдения за морскими волнами: они навеяли ему мысль о цикличности человечества – как цивилизации и как биологического вида. Подъем в сияющую высь – и спад в глубочайшую пропасть. Он – насмотревшийся крови ветеран-орденоносец 1-й мировой войны (медбрат), профессиональный преподаватель промышленной истории и философии не строил иллюзий относительно способности «духовных скреп», религий, традиций и ложных философских идей помешать сползанию общества в хаос и катастрофу… Одна из катастроф была позади, другая – ощущалась впереди: в Германии уже кидали «зигу», в России – готовили Голодомор и 37 год. На таком фоне волей-неволей станешь смотреть на цивилизацию без поросячьего визга радости от всестороннего прогресса науки и техники, но со стальной логикой, лишенной всяких эмоций.

Думаю, у человека его судьбы с годами появился некий психологический прием отстранения от эмоций и умение смотреть на человечество с космической, планетарной точки зрения. Вот он и смотрел… Модернистом, подобно его коллеге по перу и автору второй великой космической эпопеи 20 века – Альфреду Дёблину он не был, поэтому вместо метафор и ощущений изложил в своем труде все грядущие события в ключе викторианских романтиков с поправкой на железную логику, английский здравый смысл и науку как таковую (Эйнштейн, ядерная физика, альтернативная энергетика, редактирование генокода, атомные ракеты, планетарная инженерия, автоматизация — идей в этой диковинной книге на энциклопедию).

Взяв за отправную точку футурологические труды выдающихся английских ученых Джона Бернала, Джона Холдейна и Джуллиана Хаксли, Стэплдон размотал клубок своей истории начиная с 1930 года на 2 миллиарда лет вперед, продемонстрировав на этом неимоверном и захватывающем дух масштабе что такое человечество в космическом контексте (спойлер – коллектив из непуганых дураков и отчаянно-смелых пассионариев-ученых, их спасающих), какие ловушки природы и рукотворных технологий ждут его в будущем и есть ли план спасения.

Собственно план-то есть – об этом и книга, да вот только Стэплдон прозорливо полагал, что идиотов в обществе большинство и человечество еще хорошо отделается, если не слишком сильно будет наступать на грабли на пути его реализации. Про то, чтобы вообще «не наступать» и речи нет… Прав ли он был в своих рассуждениях на страницах этого романа? Ужасающе прав! Прогнозы относительно близкого будущего (война России и фашистской Германии, локальная ядерная война и гонка вооружений) сбудутся чуть ли не буквально: всего через 10 лет его собственный сын-летчик будет сражаться с Гитлером (через пол- века он получит за папу-мечтателя литературную премию!), а он сам с семьей будет пережидать бомбежки в деревенском доме, прозорливо построенном подальше от целей бомбометания.

Через 15 прогремит первый ядерный взрыв, а через 56 Рейган с Горбачевым поедут в Исландию (Рейкьявик) договариваться о прекращении ядерной гонки вооружений (такой эпизод есть в романе буквально – и действие происходит именно в Исландии!). В принципе на описании близкого будущего иной автор и остановился бы – так поступил Деблин в «Горах морях и гигантах» (1924), но туда, куда не решился заглянуть модернист, продвинулся романтик и логик Сэполдон. После примерно трети текста (как раз рухнула Вторая цивилизация первых людей и случился ядерный Чернобыль пополам с Хиросимой) читатель словно садится на санки и съезжает с горки со все большим ускорением: тут уже Стэплдон не сдерживает фантазию и изощренно (некоторые считали садистски-реалистично и сатанински-кощунственно) в масштабе сотен миллионов (!) лет троллит читателя безрадостными перспективами. В некоторых местах я плакал от ужаса и бессилия перед природой, в иных со злостью бросал чтение, чтобы успокоиться, редко – ехидно смеялся… Дело тут в реализме – это никакая не фантастика, а футурологизированная «обычная» проза. Ничего смешного. Все так и будет (ну или примерно так — не суть важно, главное — концепция). Ресурсы исчерпываются, эволюция заводит хомо-сапиенс-сапиенс в тупик, генная инженерия порождает эпоху едва ли не сексуальных безобразий (автор конечно же толерантный либерал и атеист по воззрениям, все как мы любим), нападают загадочные марсианские облака из микроорганимов, Луна сходит с орбиты, взрывается Солнце, гибнет вся галактика! И каждый раз волею то случая, то научной смекалки, то хитрости (спойлер – иногда хочется сказать русское словцо покрепче, особенно в эпизоде зачистки Венеры от коренного населения) человечество (вернее сказать – его генетические приемники-потомки) спасается, строит несколько раз Утопию, пока в конце концов не оказывается одновременно перед лицом и Высшего потустороннего Разума, и предела существования нашего сектора галактики.

И вот пришло время держать ответ перед самими собой – правильно ли мы все делали, за что это все нам и как с этим грузом доживать последние миллионолетия? В уста одного из последних представителей последней, 18й разновидности людей, автор вкладывает наконец Ответ – он сочетает в себе одновременно мизанропию, сократовский стоицизм, экстатически-сексуальный восторг (К.С.Льюис сгоряча назвал это кристально чистым поклонением Дьяволу), буддистскую нирвану и главное, быть может, радость художника за написанное полотно.

Да оно (Человечество) ужасающе, но в ужасе есть и красота: красота подвига, преодоления себя, победы (пусть и локальной) разума и науки над Судьбой. В несовершенстве людей и бессилии перед природой была его слабость, но в животном витальном инстинкте, обузданном и направляемом разумом (логикой, наукой, знанием), в самой борьбе за свое существование – его же великая сила Прометея, позволившая пронести огонь хотя бы на 2 миллиарда лет.

Красив был человек – и в добре, и во зле, говорит автор, велик в делах, да пришел и ему конец. Не как кара, а просто так, по стечению обстоятельств — Будда чихнул, хлопнул в ладошки и все кончилось. И чтобы протянуть подольше, думайте пожалуйста головой, дорогие предки, будьте самокритичнее и опирайтесь на логику (в добро автор после 1й мировой уже не верил), не стройте иллюзий, любите науку да смотрите на себя почаще с точки зрения космоса – телепатически, сквозь 2 миллиарда лет обращается через автора последний из всех людей к читателям. К Первым людям. К нам.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 марта 2017 г.

Роман Олафа Стэплдона «Последние и первые люди: история близлежащего и далеёкого будущего» я прочитал два раза. Первое прочтение было довольно поверхностным, и к тому же его сильно затуманивала предвзятая восторженность, вызванная ожиданием «смелой фантастики». Второй заход был избавлен от этого флера, поэтому впечатление сложилось гораздо более внятное и продуманное.

Роман по характеру восприятия можно разделить на три части.

Первая — самая неинтересная. Эта часть повествует об истории Первых Людей (всего Стэплдон придумал 18 видов), начиная с времени написания произведения. Она представляет собой набор спекуляций (не побоюсь резкого слова), слишком явно и, что хуже, примитивно проистекающих из предшествующей истории. Многие из этих спекуляций (я не могу назвать их фантазиями, ибо это слово для меня имеет слишком высокий смысл) весьма пространны, иные — обескураживающее наивны. На мой взгляд, пропуск этой части романа ничего не отнимет у читателя; таким образом, потеря трети объема — тяжелый недостаток для произведения.

Вторая часть показалась мне наиболее интересной и в чем-то оригинальной. В ней изображена история человеческих видов от № 2 до № 17, которая протекала на Земле, Венере и, в конце, Нептуне. Кроме того, в эту историю вклинилось вторжение на Землю марсиан.

Пожалуй, в этой части я действительно могу признать фантастику Стэплдона смелой и во многом солидной. Хотя… есть такие моменты, при чтении которых остается только разводить руками от недоумения. Например: земляне (это уже Пятый вид) намереваются переселиться на Венеру. Автор подчеркивает любознательность и высокое развитие Пятых Людей — и тут оказывается, что они до сих пор не освоили космические полеты. Более того — уже переселившись на Венеру, они обнаруживают там разумную жизнь. Это просто невероятно!!! Венеру обследовали спустя несколько десятков лет после жизни Стэплдона, а его земляне за миллионы лет вроде как кропотливых исследований всего и вся не знали, что на Венере обитают разумные существа.

Тем не менее, несмотря на такие «огрехи», я нашел эту часть романа интересной. Нашел благодаря тому, что здесь содержатся примечательные и очень показательные идеи, которые базируются на таких ключевых концепциях определенного направления Западной мысли, как эволюционизм и креационизм. Здесь они тесно сплетены (кстати, не случайно автор легко оперирует такими временными периодами, как миллионы — а, в конечном счете, 2 миллиарда лет), и реализуются в настойчивом стремлении менять природу Человека, которая постоянно считается несовершенной.

Приведу две чрезвычайно важных цитаты:

«Подобно Первым Людям и еще многим естественным человеческим видам, Четырнадцатые Люди еще не вполне могли считаться людьми».

«Именно этот вид [Пятнадцатые Люди — прим. Rovdyr] впервые на Нептуне осознал как бессметную расовую цель желание переделать природу человека по жесткой мерке».

Третья часть романа вызвала у меня разочарование. От нее следовало ожидать каких-то кульминационных открытий и откровений: все-таки она посвящена Последнему Человеческому виду. Но я таковых не увидел. Было стойкое ощущение, что автор попросту устал. Поэтому он (устами рассказчика, представляющего Восемнадцатых Людей) излишне часто прибегал к выражениям о том, что, дескать, вам, Первым Людям, того или этого не понять.

Мне действительно было непонятно, зачем нужно было придумывать для этих людей обычай посмертного каннибализма (умершего поедали его друзья)? Вообще-то сей ритуал был характерен для самых архаичных племен.

Непонятно, зачем у Восемнадцатых Людей имелись какие-то «сексуальные группы»? Моногамия и моноандрия — атрибуты отнюдь не всех обществ даже в наше время. В чем тут «высокое достижение» Последних Людей?

И особенно непонятно, зачем нужно было добиваться какого-то коллективного разума? Я могу понять, когда во время медитативной практики в состоянии самадхи в сознании исчезает субъектно-объектное разделение. Но коллективный разум — в чем его великое достоинство? Кстати, несмотря на свое вроде бы огромное интеллектуальное и психологическое развитие, Восемнадцатые Люди оказались неспособны выдержать полет за пределы Солнечной системы — одни космонавты умерли, другие сошли с ума, третьи превратились в ментально раздавленных ничтожеств...

Впрочем, больше всего меня поразило то, что желанием Восемнадцатого вида было вообще избавиться от смерти, придя к обществу некоего количества вечно существующих молодых людей. От этой идеи просто жуть берет. Но автор все же не решился на это запредельное извращение и обрек сей вид на исчезновение, подведя черту под историей Человечества.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 января 2017 г.

Если меня когда-нибудь попросят ответить на вопрос: в чём смысл жизни, я без лишних раздумий посоветую собеседнику прочесть этот роман. Жизнь, однажды возникшая на этой планете, находится в бесконечном развитии. Существа рождаются и умирают, открывая путь новым формам. Этот процесс длится миллиарды лет и на его переднем крае находится разум — инструмент, созданный эволюцией для выживания его носителей, но в силу своей природы дающий им, в частности людям, возможность осознания себя и способность познавать окружающий мир, выходя за рамки эмпирического опыта и выстраивая сложные метафизические модели реальности. С этой точки зрения человек, ровно как и любая другая разумная форма жизни, является вершиной Пути — именно разумная жизнь является единственным субъектом в неразумной Вселенной: только она способна по-настоящему понимать, что происходит вокруг, а также выстраивать планы и сознательно влиять на происходящие в мире события (разумеется если мы допускаем, что верховного субъекта — Бога — не существует!). Но насколько велики возможности разума? Увы, являясь частью Вселенной и полностью завися от определённых условий любая жизнь, пусть даже и разумная, вынуждена непрерывно бороться за существование в бескрайнем космосе, проходя непрекращающуюся череду кризисов и катастроф, угрожающих ей вырождением и гибелью и так от рождения до самой смерти. В этом и заключена величайшая трагедия и невероятный пафос жизни: изначально зная, что мы все (живущие) обречены на гибель и темноту, мы продолжаем верить, жить и бороться в предчувствие чего-то очень важного, но постоянно ускользающего от нас. Того, что в разные времена называлось Богом, Абсолютом и Истиной. Этому поиску и борьбе и посвящён роман Стэплдона.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 января 2016 г.

Угораздило меня взять книгу Стэплдона с собой в больницу. Это определённо не развлекательное чтение, приятных эмоций оно не вызывает и не способствует выздоровлению. Только голову грузит (не скажу, что это плохо, но точно не для больницы). Нет, читать было интересно (завораживало), но очень тяжело. Мне приходилось буквально продираться сквозь книгу, перечитывая абзацы. Но, думаю, оно того стоило. Книга показывает, что человечеству есть куда развиваться не только в технологическом, но и в социально-психологическом плане, ведь даже восемнадцатые люди осознают своё несовершенство и пределы возможностей.

Что касается критики данного произведения, то тут лучше читать «Фантастику и футурологию» Лема. Даже сам Стэплдон относился к «Последним и первым людям» критически, определяя своё творение как попытку создания мифа.

И ещё мне кажется, что «Последние и первые люди» повлияли не только на «Все грядущие дни» Немо Рамджета, но и на «Эволюцию» Бакстера.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 августа 2010 г.

Кое-что, например появление и суть Евросоюза, предсказаны очень верно. Вкупе с провалом итальянского фашизма, войной России и Германии, американской «жандармерией», культурной экспансией и усилением Китая. Автор путает понятия «нация» и «раса», хотя к 1930 году такое допущение выглядело дико. Сложилось ощущение, будто на историю человечества влияют только случайности — самолёт, девушка, бунт и всё в единичном экземпляре. Регулярные катастрофы будто помогают автору закончить надоевшую эпоху и с чистого листа описывать новую... Прослеживается авторская мания к уничижению Европы — Европу отравили, Европа утонула... Впечатление, будто автор полагает, что это вызовет у европейского читателя какие-то бурные эмоции. Эволюция биологических видов затрагивает человека неправдоподобно и неравномерно.

Однако, если рассматривать книгу не как прогноз, а как просто ненаучную фантастику — то она предстаёт в свете масштабного увлекательного чтения.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 сентября 2017 г.

В целом, согласен с отзывом Rovdyr — это не футурология, не научная фантастика, не исследование истории человечества и его природы, а довольно поверхностная спекуляция на тему утопии. Последние люди по-Стэплдону интеллектуально и духовно мало чем отличаются от первых. Автор увяз в антропоморфизме и близорукой аппроксимации.

Стоит внимания только одно замечание по поводу Последних людей (18-ой модели человечества). Последние люди, осознавая свою обреченность на гибель в пределах увядающей солнечной системы, приходят к идее создания микро-спор, которые должны содержать в себе заскриптованный генофонд человечества, и солнечный ветер разнесет эти споры по Вселенной в поисках нового дома (автор использует другие термины, но смысл такой). В целом, это является одной из основных рабочих гипотез происхождения жизни на нашей планете, к которой ученые пришли уже в 21 веке, проведя ряд исследований в том числе в космосе, о которых автор знать не мог в свое время.

В остальном же книга скучная и скудная на идеи, многие из которых довольно откровенно позаимствованы у Г. Уэллса.

Оценка: 5


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх