FantLab ru

Владислав Крапивин «Острова и капитаны»

Рейтинг
Средняя оценка:
9.03
Голосов:
300
Моя оценка:
-

подробнее

Острова и капитаны

Роман-эпопея, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 19
Аннотация:

Первая кругосветная экспедиция Крузенштерна, Севастопольская оборона 1854-1855 гг., эхо Второй мировой... Крепким морским узлом связаны в романе «Острова и капитаны» события героической истории русского флота и жизни современных ребят. Сквозь суровые шторма они бесстрашно ведут корабли своих судеб...

Примечание:

Роман в трех книгах. 1984-1987 г.г.


Содержание цикла:

  • Хронометр  [= Остров Святой Елены, Хронометр (Остров Святой Елены)] (1987)  
8.75 (286)
-
6 отз.
  • Граната  [= Остров капитана Гая, Граната (Остров капитана Гая)] (1988)  
8.78 (266)
-
4 отз.
  • Наследники  [= Путь в архипелаге, Наследники (Путь в архипелаге)] (1989)  
9.03 (283)
-
7 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Похожие произведения:

 

 


Острова и капитаны. Роман в трех книгах. Книги 1-2.
1989 г.
Острова и капитаны. Роман в трех книгах. Книга 3.
1990 г.
Собрание сочинений в девяти томах. Том 8
1993 г.
Собрание сочинений в девяти томах. Том 9
1993 г.
Острова и капитаны. Книга третья
1996 г.
Острова и капитаны. Книги первая и вторая
1996 г.
Собрание сочинений. Книга 19. Хронометр. Граната
2001 г.
Собрание сочинений. Книга 20. Наследники
2001 г.
Острова и капитаны
2007 г.
Острова и капитаны. Наследники
2008 г.
Острова и капитаны. Хронометр. Граната
2008 г.
Острова и капитаны. Граната
2016 г.
Острова и капитаны. Наследники
2016 г.
Острова и капитаны. Хронометр
2016 г.
Острова и капитаны. Наследники
2017 г.
Острова и капитаны
2019 г.

Периодика:

Уральский следопыт № 5, май 1987
1987 г.
Уральский следопыт № 6, июнь 1987
1987 г.
Уральский следопыт № 8, август 1987 г.
1987 г.
Уральский следопыт № 7, июль 1987 г.
1987 г.
Уральский следопыт № 4, апрель 1988 г.
1988 г.
«Уральский следопыт» № 5, май 1988
1988 г.
«Уральский следопыт» № 12, декабрь 1988
1988 г.
«Уральский следопыт» № 6, июнь 1988
1988 г.
«Уральский следопыт» № 5, май 1989 г.
1989 г.
«Уральский следопыт» № 6, июнь 1989 г.
1989 г.
Уральский следопыт № 3, март 1989 г.
1989 г.
Уральский следопыт № 4, апрель 1989 г.
1989 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

:rev: Этой книге не повезло, первая книжная публикация была в Средне-Уральском книжном издательстве в 1990 году. В тот год окончательно рухнул «железный занавес» и стали выходить из печати те книги, о который неизбалованная, советская, читательская масса и мечтать не смела. Поднималась мощная и благодатная волна книжного бума. На таком фоне простой приключенческий, даже не фантастический роман Владислава Крапивина прошел почти незамеченным.

А меж тем — это одино из самых значимых произведений автора. Роман о трех поколениях мальчишек, охватывающий сорок лет. О их мальчишеских бедах и радостях, о трудном взрослении и морской романтике. По всему роману шумят паруса Крузенштерна, человека и парохода ( извените, парусника).

Герой первой книги — Толик Нечаев, ему достальсь трудные сороковые годы. Его Крузенштерн в книге Курганова, отважный адмирал, совершающий кругосветное плаванье. У Гая, героя второй книги, Крузенштерн — парусник, на котором он снимается в настаящем кино. Это шестидесятые годы. А Егору из восьмидесятых досталось распутать весь клубок, спасти книгу Курганова и самому стать моряком. У каждого из них свой остров, на котором он капитан.

А КАПИТАН — это не звание, это — состояние души.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пожалуй, это мой самый любимый роман Крапивина. Первый раз читала в «Уральском следопыте» со второй половины третьей части :smile:, потом долго искала начало. А когда в 97 году увидела двухтомник в магазине — глазам своим не поверила. Сразу купила и такая довольная шла, улыбаясь дождю и прохожим.. Лет пять очень хотела иметь эту книгу и она до сих пор со мной :smile:

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман-трилогия Владислава Крапивина «Острова и капитаны» огромен. Не только по объему (700 с лишним страниц) но и по количеству материала, в него втиснутого. Этим самым материалом роман явно перекормлен, и представляется эдаким рыхлым увальнем, которого с трудом выдерживает земля, то бишь книжная полка.

Три книги романа, независимы и, практически, ничем не связаны друг с другом.

Наиболее интересной мне представляется первая книга. По-моему, она сама – вполне законченный роман. В ней – два параллельных повествования. Главный герой, мальчишка-четвероклассник Толик, случайно знакомится с человеком интересной судьбы, бывшим зеком, Кургановым. Курганов пишет интереснейшую книгу, можно сказать – дело всей жизни – о знаменитом Крузенштерне.

Жизнь мальчишки в провинциальном городке, в непростом 1948-ом году удивительным образом окрашивается дружбой с Кургановым и отдельными главами истории о Крузенштерне.

Во второй книге рассказывается о мальчишке Гае, племяннике того самого Толика, из 1948-го года. Толик вырос, стал инженером-разработчиком. Для ходовых испытаний одной из своих разработок приехал в Севастополь. Сестра поручила ему в надзор племянника. В это время в Севастополе стоит барк «Крузенштерн», на борт которого Гаю с Толиком посчастливилось попасть.

Ну и, наконец, книга третья. Тут уже – сплошная «Санта-Барбара». Теперь уже вырастает мальчик Гай. Вырастает и становится милиционером! А у того самого Толика, его дяди, рождается внебрачный сынок. О котором никто, кроме мамы этого сынка, до поры до времени не знает. А потом Гай, который уже теперь никакой не Гай, а вовсе даже и Михаил, этого самого Толикина сына находит… ну и т.д. Будет интересно – сами дочитаете, чего оно там дальше.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В 90-е годы этот роман подарили дочери. Читали с ней «вперегонки» (я в детстве очень любила книги Крапивина — читала еще в журнале «Пионер»). Очень понравился обеим. Реалистическая и добрая, позитивная книга, вселяющая надежду, несмотря на трагические моменты. Не могу согласиться с одним из отзывов, что книга «напичкана» материалом. Мне показалось — все к месту и интересно. Более того — дочь после этого много читала уже о Крузенштерне. Теперь уже пришло время читать Крапивина младшей дочери. Рекомендую для всех возрастов.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Большой объем текста, говорите? А я прочитала его на одном дыхании, где-то смеясь, где-то пуская скупую слезу, где-то тихо повизгивая от удовольствия. Поняла для себя — если книга В. Крапивина ( пока говорю лишь об этом Авторе) заставляет меня, взрослую циничную тетку, ТАК переживать, значит, эта книга достойна высшей оценки. Да, впервые прочитала «Острова...» еще в ранней юности, сейчас вот освежила в памяти. Восприятие почти не изменилось, а это дорогого стоит.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Объём, конечно, безумный. Мне-то как раз больше всего понравилась третья часть, а первые две показались уж совсем наивно-детскими. Интриг, конечно, многовато. И персонажей. Но они все нужны. Это понимаешь именно в третьей части, когда сходятся ниточки Толика-мальчика, Толика-на-юге с Гаем и сына Толика. При этом первая часть не заразила меня романтикой плавания (а ведь это важно!), так как перегружена отрывками истории дрязг Резанова с Крузенштерном, Головачевым или Головачёвым (я так до конца и не понял, как звали этого несчастного самоубийцу). Из-за этого вторая часть несколько у меня провисла. И только когда пошли 80-е, хулиганистый Егор-Кошак — вот только тогда я по-настоящему втянулся в повествование.

Но обидно не это. Обидно, что я не понял, зачем это написано. Никаких сверхидей я не увидел. Люди-острова, плыть между ними, каждый капитан своей судьбы — простенько как-то.

Вот, говорят, девочкам-дочкам понравилось. Ну, может, и так. Но я не увидел образцов. «Кортик» Рыбакова, «Два капитана» Каверина — чёткие образцы, есть кому подражать. Даже «Республика ШКИД» — полно образцов.

А тут все живые, выпуклые, но сомневающиеся и на образцы не тянут.

Я уж не говорю про остальных. Отцов-образцов вообще нет (мрут). Матери тоже какие-то невнятные. Братьев-сестёр нет. Это уже не корабли с командой и капитаном, это какие-то надувные лодки с одним гребцом.

То есть нет той духоподъёмности, которую ждёшь от подросткового романа.

Описания эпохи тоже нет (столько страниц написать и умудриться почти ничего не сказать об окружающем мире — это талант). Всё сводится к переживаниям детей, детским играм.

Увлекательно, захватывающе, третью часть вообще читал сутки не отрываясь, но в итоге — ничего.

Ну, раз девочкам нравится, то возможно в этом что-то и есть.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Следом за циклом о Великом Кристалле, «Острова и капитаны» видятся мне, пожалуй, наиболее монументальной затеей Владислава Крапивина. Три истории, три поколения, три эпохи, плотно завязавшиеся друг с другом историей четвертой — позабытой рукописи и старого морского хронометра. Будучи взятыми по отдельности, он не особо выходят за рамки типичных крапивинских сюжетов о дружбе, предательстве и чести (кроме, разве что, последней). Однако вместе производят совершенно особое впечатление.

«Хронометр» — и сумрачные послевоенные сороковые. Эта история смотрится единственной из всех сыроватой. Все из-за пресловутой кургановской рукописи «Острова в океане». Казалось бы, такая благодатная тема — кругосветное путешествие Крузенштерна! Однако обилие имен и морских терминов, да выдержанный архаичный штиль — все это не позволяет проникнуться к ней теми же чувствами, которые обуревали при чтении Толика. Увы, это далеко не Жюль Верн, приключений здесь мало. Лучше всего в ней удаются моменты с описанием рефлексии героев — той самой фирменной крапивинской, с мучительным поиском себя, своего места в жизни и постоянными сомнениями. С замечательными прологом и эпилогом. Но, что касается «исторической» части романа, то она скучна. Да так, что, когда Курганов пытается сжечь рукопись, его неожиданно хочется поддержать — и в самом деле, кажется, бумагомарание. Быть может, фрагменты рукописи в «Хронометре» — отголоски какой-нибудь неудачной попытки самого Крапивина написать «взрослый» роман о Крузенштерне. Но, право, лучше было обойтись без них.

«Граната» — и теплые солнечные шестидесятые. Севастополь, море. Гай, племянник Толика, главного героя предыдущей повести, играет с новообретенными друзьями, исследует руины и неожиданно сталкивается с новым для себя чувством — предательства по отношению к мальчишке, от которого утаил игрушечную гранату. Вроде бы ничего особенного, но… граната тяжела, и прилетела она словно прямиком со страниц рукописи Курганова. В итоге череда беззаботных светлых дней Гая неожиданно прервется взрывом. Все. Детство кончилось.

Здесь хочется также отметить, что именно в «Гранате» с ужасом замечаешь то, с каким циничным постоянством Крапивин занимается устранением собственных персонажей. Поначалу покажется, что делает он это для пущего драматизма, однако, когда история повторится и в следующей части, станет ясен ритуальный характер происходящего. Это — круг, который должен быть разорван.

«Наследники» — восьмидесятые, окутанные снова хмурым флером. Эпоха, словно застывшая в ожидании неких скорых перемен — но только какими будут они?.. Эта завершающая история цикла оказывается в нем лучшей. Самой взрослой. Самой философской. Самой человечной. В детстве жаловал я ее не очень, потому что любил Крапивина за приключения, а «Наследники» полнились не ими, а той самой чернухой-бытовухой, которая окружала меня в жизни, и за которую часто критикуют нынешнее творчество писателя. Тем не менее, перечтя роман во взрослом возрасте, я понял, что дорос до него только сейчас. Он уже не о приключениях. Помните Экзюпери: «Все мы родом из детства…» О детстве были и «Хронометр» с «Гранатой». А «Наследники» — о взрослой жизни, о том, куда все мы идем — нет, бежим со всех ног, но только, не дай бог, порвем ниточку, связывающую нас с истоками. С человечностью.

Это роман о родителях, которые в поисках лучшей жизни закупаются дорогим шмотьем и выходят замуж за тех, кого не любят.

Об учителях, которые предпочитают давать уроки авторитета, а не знаний.

О тех, кто делает те или иные вещи не потому, что хочет этого, а потому, что «как бы чего не вышло».

О тех, кто не живет, а существует… Вспомните, каким овощем был главный герой в начале «Наследников» — это натуральная картина депрессии.

И какую потрясающую трансформацию он проходит на протяжении романа. Гошка Петров — не типичный безупречный «крапивинский» мальчик. У него гораздо более объемный характер. Он — настоящий…

И снова, возвращаясь к проблематике «Наследников» — тема детского беспризорничества в книгах Крапивина поднимается периодически, но здесь — наиболее больнее. Именно здесь мы видим, что одним возвращением ребенка в семью его не исправить. Что бомжевание — это не только стиль жизни, но и глубокий слом психики. Самое жуткое: что каким бы паршивым, каким бы убогим ни был дом, он все же лучше, чем его отсутствие. Нужна лишь самая малость. Чтобы живущего здесь ребенка любили…

И хорошо, что при всей жесткости заключительной части «Островов и капитанов», в ней нет отрицательных героев. Разве что Копчик и его банда — но, может, лишь потому, что тут автор не стал глубоко копать. Нет, на самом деле тут все жертвы.

Из минусов «Наследников» мне видится только эдакий «рояль в кустах», неожиданное возвращение автором на страницы книги Олега Наклонова. Идеальный мальчик-командир из первой части вымахал в немного неидеального писателя. Ненужная попытка придать повествованию детективности, «приключенчества» — и ах да, нужно же было как-то соединить все три истории воедино.

И все же ключик подходит, и мысли о неидеальностях отступают куда-то на второй план. Три части трилогии, три различных сюжета в конечном итоге оказываются фрагментами хитросплетенной мозаики, в каком-то смысле подытоживающей нефантастическое творчество писателя за четвертьвековой период. Тут сошлись и его «севастопольские» произведения, и послевоенный быт «Сказок Севки Глущенко»… И, конечно, собственные переживания, как автора — писательству уделено тут немало: пишет Курганов, пишет Наклонов, пишут Толик и Егор Петров, и братья Ямщиковы — делают стенгазету «в стол»; и у каждого своя история, которые вместе вливаются в один безграничный океан, в котором острова — людские судьбы, которые живы, пока живы книги, на страницах которых они записаны.

И, может быть, есть здесь и чуточка страха за будущее. В конце концов, сама трилогия была написана на сломе эпох: уже через два года после ее выхода рухнет Советский Союз. А что будет потом? И какие будут в этом новом мире люди?..

Писатель не знает ответа. Но точно знает, что будет делать — как должен делать каждый здравомыслящий человек. Ответ — на страницах книги:

«И Гай станет драться. Всю жизнь. За себя и за других. Драться с человеческими бедами и со своей виной — не зная до конца, была ли она. Драться за право изредка возвращаться на свой Остров.

Такой остров есть у каждого, и потерять его — подобно смерти. Остров называется Детство.»

Владислав Петрович, спасибо вам. У вас уже получилось. Дай бог, чтобы не оступились мы.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх