FantLab ru

Артуро Перес-Реверте «Фламандская доска»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.70
Голосов:
604
Моя оценка:
-

подробнее

Фламандская доска

La tabla de Flandes

Другие названия: Фламандская доска. Тайна чёрной королевы, Фламандская доска. Седьмая печать

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 62
Аннотация:

«Фламандская доска», как и другие романы Переса-Реверте, написан в жанре интеллектуального детектива. Парадоксальный и многоплановый, завораживающий перемещением действия из одного временного и культурного пласта в другой, с головокружительно закрученным сюжетом, роман открывает для читателя мир антикваров и коллекционеров, в котором старинная картина является ключом к разгадке жестоких преступлений, происходящих в наши дни, а за каждую проигранную фигуру в шахматной партии заплачено человеческой жизнью.

Награды и премии:


лауреат
Главный приз за детективную литературу / Grand Prix de Littérature Policière, 1993 // Зарубежный роман (Испания)

Экранизации:

«Фламандская доска» / «Uncovered» 1994, Франция, Великобритания, Испания, реж: Джим МакБрайд



Похожие произведения:

 

 


Фламандская доска
1997 г.
Фламандская доска
2001 г.
Фламандская доска
2001 г.
Фламандская доска
2003 г.
Фламандская доска
2003 г.
Фламандская доска
2006 г.
Фламандская доска. Седьмая печать
2006 г.
Фламандская доска. Тайна черной королевы
2006 г.
Фламандская доска
2008 г.
Фламандская доска
2009 г.
Фламандская доска
2010 г.
Фламандская доска
2013 г.
Фламандская доска
2014 г.
Фламандская доска
2015 г.
Фламандская доска
2015 г.
Фламандская доска
2019 г.
Фламандская доска
2020 г.
Фламандская доска
2020 г.

Аудиокниги:

Фламандская доска
2003 г.
Фламандская доска
2008 г.

Издания на иностранных языках:

La tabla de Flandes
2015 г.
(испанский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

После прочтения описания и отзывов ожидал крутозакрученный интеллектуальный детектив. Поначалу так оно и казалось, но вот после бодрой завязки началось... многостраничные описания как главная героиня ночью пьет кофе.... а какого цвета платье было у ее прототипа... а почему шахматисты агрессивны... и пошло-поехало. Любая книга имеет право но существование, но тогда позиционируйте эту как латиноамериканскую мелодрамму. После середины книги пошли «авторские находки» — две-три фразы диалогов перемежались тремя-четыремя страницами убористого текста описаний. К концу книги уже не то, что не было переживания или интереса, было откровенно скучно и дочитывалась она по иннерции. Не спасло книгу даже оригинальная находка построить интригу на шахматной партии.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Задумка хороша. Образы персонажей — too much.

Перес-Реверте предлагает детективный сюжет, тесно переплетенный с художественными и шахматными загадками, заключенными в живописной бытовой сценке Фламандской доски, попавшей к реставратору перед продажей на аукционе. Все начинается со скрытой под слоем краски надписи «кто убил рыцаря» и попытки доискаться исторически правдоподобной версии ответа, с целью повышения цены произведения и удовлетворения профессионального любопытства. Композиция Фламандской доски, отчасти не чуждая приемов Эшера, наполнена символизмом расположения фигурок и фигур, их поз (говорящих жестов), внешности, цветов и повторений. Она, сама по себе — интересная загадка, предложенная писателем. Однако, помимо поиска убийцы рыцаря, изображенного на ней, предстоит поиск реального убийцы, тесно связанного с разгадкой тайны Фламандской доски.

В романе есть сомнительные и удачные моменты. Более всего мне понравилась сама идея и второстепенные детали. Атмосферное описание блошиного рынка Растро в Мадриде, антикварных лавочек, лотков, случайных «жемчужин», валяющихся среди хлама. Отличное сравнение неделикатно отреставрированной живописи с размалеванной куртизанкой. Рассуждения о музыке. Образ обаятельно оживающего при решении шахматных задач Муньоса. Интересный анализ композиции Фламандской доски, до того момента, как все переходит в малообоснованные фантазии Хулии. Показалась интересной мысль про «постиндустриальные бредни — пластиковые деньги, пластиковую мебель, пластиковое искусство».

Упоминание в тексте о неслучайной кончине Золя подтолкнуло меня ознакомиться с историей его смерти, взаимосвязь которой с осуждением Дрейфуса оказалась весьма впечатляющей. Дело Дрейфуса и открытое письмо Золя «Я обвиняю» всколыхнуло массу известных людей, поставив их по разные стороны на годы. Задело даже Чехова, занявшего позицию на стороне дрейфусаров.

Придуманная биография и описание живописных работ художника Питера Ван Гюйса (прототип видимо Pieter Huys) — великолепная задумка.

Что касается шахмат, короля-отца и диагональных ходов, теории агрессивности шахматистов — перечисленное заставило меня поморщиться. Как и некоторые моменты, изображенные будто в угоду любителям мелодрамы.

И тем не менее, впечатление от романа скорее хорошее. Читается плавно. В процессе появляется желание достать подзабытые шахматы и поразглядывать жанровую живопись.

Что касается тех моментов, которые можно отнести к недостаткам, таков уж Перес-Реверте. После прочтения «Клуба Дюма» было понятно, какие плюсы и минусы ожидать от «Фламандской доски».

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Детектив, построенный в форме интеллектуальной игры на шахматные темы. Я уже лет 20, как минимум, не играл в шахматы, на ясно вижу — разумный шахматист физически не смог бы загнать свои фигуры в такую позицию. Тут нужны долгие согласованные усилия обоих участников. А хороший шахматист без труда восстановит предыдущие ходы и предскажет следующие. Беседы героев вызывают интерес, но по ходу дела теряют связь с реальностью, как и положено в интеллектуальной игре. А когда рассуждения сворачивают на дорогу доктора Фрейда, интерес к ним теряется окончательно. Сами герои своеобразны, убедительны, но на удивление неприятны. Кажется, неприятны и самому автору. Все без исключения.

Главная удача — собственно детектив. Всё решается логично и при этом не вполне ожидаемо. Сами игры интеллектуалов, даже когда теряешь интерес к общему замыслу, продолжают держать отдельными эпизодами. И, наконец, книга очень хорошо написана, даже по меркам автора. На уровне настоящей литературы.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ожидал «искусствоведческий» детектив, а получил какую-то латиноамериканскую мелодраму. Персонажи скучны, действия крайне мало: пошли туда-то, поговорили, встретились с тем-то, обсудили. Слишком много ненужных деталей, которые добавляют книге объём, но не смысл. Самое интересное происходит на шахматной доске.

Развязка ожидаема, мотивация антагониста вызывает только недоумение.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
сопоставление гомосексуализма и шахмат просто за гранью добра и зла!

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Давно эта книга маячила в моем поле зрения. Настолько давно, что, начав читать, я не мог отделаться от размышления, в каком же возрасте надо было это сделать раньше. А заодно какого надо быть рода занятий, социального статуса и пола.

Проблема не только в том, что жанр детектива замусолен, тем более твёрдого, спокойного детектива без скандинавских садизмов. Читателю, давно отошедшему от жанра, поглощать такое чтиво в принципе сложно. Но проблема в другом. Автор, безусловно высокого интеллектуального уровня, слишком просто понял, как важно для писателя зацепить широкие массы «обычных людей», которые знать не знают, что за Фламандщина и кто там какие картины писал. В итоге он решил совместить даже не две, а три противоположности — проложив между беллетристикой и искусствоведением ещё и шахматы с их дуальностью интеллектуальной символичности и игровой доступности. Дерзновенно, нечего сказать. Но что получилось?

Начало книги — это боль. Это неуклюжая попытка пленить светом знания домохозяек, любительниц мелодрам и/или того, что в Испании за Донцову, смачно приправленная мелочным описанием богемной жизни, женских штучек и амурных драм. И сколько героев, вызывающих отвращение... нет, престарелый гомосексуалист в этом серпентарии — самый безобидный! Куда тошнотворнее главная героиня, выкуривающая по сигарете в абзац — только вдумайтесь, среди хрупких шедевров, и без дыма потемневших, и среди горючих реагентов! — и неуклюжие перифразы автора о том, что она, сцуко, красивая — красивая, я сказал! Ну, о её поклонниках и начальнице говорить излишне, тут и сам автор не заставляет никого любить. А вот как он описывает шахматиста Муньоса, вообще-то говоря, обидно — постоянно подчёркивая его безликость, неухоженность, некоммуникабельность. Иными словами, автор просто нянчится с первичной целевой аудиторией, забыв о других читателях.

Впрочем, к середине, после нескольких экскурсов в историю и в целом неглупых диалогов, впечатление исправляется. Героиню ещё не жалко, но уже не тянет кашлять, детективная интрига разгорается на полную и тащит там, где иначе было бы скучно. И, что самое главное, атмосфера даже в самые «жуткие» моменты непривычно светлая, немного инфантильная и потому очень антидепрессантная, что в повседневности крайне полезно. Даже от антагониста не веет злом. Да что там злом, отношение к нему балансирует где-то между робким любопытством и полной солидарностью — и это ещё не зная его истинных целей. В общем, сей короткий абзац — причина пяти из 7 моих баллов.

Потому что финал слабый. Не только слащавостью — хорошо хоть не свадьба! — но и тем, что Deus Ex Machina — не по сути, а по духу. Да и финальная исповедь «злодея», растянутая на 1/8 книги — для детектива 1990 года это слишком. Может быть, испано-тургеневскую барышню и проймёт болью и драмой, но для остальных дела обустраиваются настолько удачно, рационально и беспроигрышно, что никакого «следа на сердце» такая книга просто не способна оставить. А жаль, мастерство автора достойно большего.

P.S. Вот специально не написал про шахматы, ибо до лампочки. Как фигуры ходят, знаю, ляпов не нашёл, десяток минут над анализом задач провел, преуспел, для атмосферы хватило, а большего и не надо.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сплошные Васюки!!! :)))

(шахматисты меня поймут)

В детстве я любил поиграть в шахматы, но никаких разрядов у меня не было и в шахматных кружках тоже не занимался. Поэтому я бы не заметил в «шахматной» части этого произведения ничего подозрительного, если бы не два-три высококлассных гроссмейстера, которые уже успели написать здесь рецензии до меня. Я прочитал их рецензии и был вынужден принять информацию к сведению — тут не подкопаешься, разобрали хорошо. Но о «шахматной» составляющей поговорим ближе к концу рецензии.

В целом произведение мне понравилось, детективная часть довольно хороша. Хотя, пожалуй, всё-таки немного не хватает действия, динамики. Написано в стиле Агаты Кристи. Кроме того, у меня, опять же из-за прочтения других рецензий (и не только на этом сайте), возникла мысль: а как сам автор относится к своим героям, по крайней мере к тем из них, которые живут в наше время? Где-то я нашёл мнение, что он, похоже, глядит на них со стороны и всех их презирает, как зажравшихся «мажоров» (цитирую не дословно, по памяти). Не знаю, мне так не показалось. По-моему, нормально он к своим героям относится. Правда, всё-таки процент злодеев среди них оказался чрезвычайно высок (я имею в виду не только убийцу — там есть люди, которые не совершали убийства, но понаделали всяких других пакостей), ну так на то и детектив. Может показаться, что преступника слишком легко вычислить... ну вот мне было нелегко, когда читал. Это уже потом, задним числом, становится понятно, что все стрелки указывали на него, а когда читаешь, то всё не так просто. Да и перечитывать эту книгу можно не только из-за детективной составляющей, тут вполне ощущается большая литература.

Ну, а теперь — про шахматы, конечно. Высококлассные мастера этой игры, писавшие рецензии до меня, поставили в вину автору, что он, как Остап Бендер в Васюках, насочинял всякую ахинею и запудрил мозги доверчивым васюкинцам (неподготовленным читателям), а сам и играть-то не умеет. Но давайте посмотрим на это дело немножко с другой стороны.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Допустим, сам художник умеет играть в шахматы чуть-чуть лучше меня, но гораздо хуже здешних рецензентов-гроссмейстеров. И правильно, его профессия — картины рисовать, а шахматами он просто балуется в свободное время. Он, как умел, зашифровал картину убийства: непосредственный киллер — пешка (наёмник), заказчик — королева. Но при этом он увлёкся и упустил из виду, что, если разыгрывать всю шахматную партию с самого начала, то такая позиция получиться просто не могла. В свою очередь, великий гроссмейстер Муньос понял это и, чтобы не обижать художника (мастера СВОЕГО ДЕЛА, не шахмат), оценил его мастерство так:

"— Я бы сказал… — Муньос отрешенно созерцал картину. — Я бы сказал, что он играл в шахматы каким-то дьявольским способом.»

Ну и потом, не надо забывать, что целью героев было не выиграть партию, а раскрыть преступление, точнее, преступления, совершённые как в пятнадцатом веке, так и в наше время. С чем они, в конечном итоге, и справились.

Хотя, конечно, было бы любопытно узнать, насколько хорошо умел играть в шахматы сам Перес-Реверте на момент написания этой книги. Допускаю самые разнообразные ответы на этот вопрос — от «никогда не играл, только спросил у приятеля, как называются шахматные фигуры и как они ходят» до «международный гроссмейстер».:)

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Грэм Грин как-то писал, что задумывая роман «Меня создала Англия» он не бывал в Швеции, и думал. что упоминая как можно больше деталей «шведскоого колорита», он «воссоздаст» атмосферу незнакомой страны. Вот так и здесь, автор пытается беспрерывными перечислениями дороговизны и элитарности деталей и аксессуаров одежды персонажей «сконструировать» атмосферу богемы, шика, обеспеченности и попытки принадлежать к высшим слоям общества,однако всее эти попытки выглядят чересчур явными и искусственными. Это заметно по подчеркивании того, что рубашки были шелковые от такой-то фирмы, запонки изумрудные от такого бренда, перечисления модельеров-аукционеров-престижных обувных марок и модельеров, брильянтики такие-то, духи «Румба» от Баленсиага, кокаин и проч. мишура. Однако, по-видимому бедняга Артуро Перес-Реверте как презирал высших государственных чиновников ( об этом он говорит в «Территори команчей», например) так и не сумел втереться в круг избранных, короче, кровь у него недостаточно избранная. Кроме того, я думаю, что описываемое общество антикваров, богатых бездельников и владелиц салонов для него немного классово чуждо, к тому же психолог женской души из него никакой. И стиль его весьма далек от литературного стиля Капоте.

Есть хлесткие эпитеты и эффектно скроенные предложения, фразы, но автор на мой взгляд относится к ним с чрезвычайным бесстрастием. Все эти Хулии, влюбляющиеся в красивых профессоров с благородной сединой на висках, Менчу, молодящиеся и нюхающие кокаин, чрезвычайно политкорректно объявившиеся гомосексуалисты-антиквары — страшно далеки они от того образа простых солдатов-тружеников войны и фаталистов, которых любит, знает и умеет описывать. Кроме того, лучше всего автору удается описывать исторические события и как бы это сказать, в духе философского патриотизма.

Интересно, что иногда фамилии у персонажей «говорящие». Например, представитель «Клэймор» носит фамилию Монтегрифо. Похоже на ласковое прозвище «стервятник». А комиссар из «Осады» и тоже с шахматами, носит фамилию Тисон. Помнится «карающий» меч Сида Кампеадора имел такое же название — Тисона.

Сама эта расхваливаемая книга абсолютно вторична, именно по сюжету и по набору стандартно описываемых персонажей — гомосексуал-старик, красотка-художница, маргинал-шахматист и проч. Абсолютно шаблонные типажи. Прямо-таки «Секс в испанском городе».

После подробного изложения кто есть кто на картине, сразу же становится понятно в чем «интрига» данного «кина». И что надо взять зеркало и «сыграть партию» — короче ситуация описана столь неумело, что чуть ли не все события «предвосхищаются», тем ощущением «где-то мы уже похожее читали-видели-слышали» и проч.

Если в других исторических книгах интрига сохраняется за счет интереса к персонажам, мотивам их поступков и вообще, сочувствием, например, в «Осаде», поневоле проникаешься симпатией и к французам-оккупантам, и к испанцам-защитникам отечества, и к почти «революционеру» чучельнику-шпиону, то здесь герои настолько шаблонны и не вызывают никакого интереса, тем более сочувствия, то нет и стимула продолжать это чтение-мучение.

Стиль, уместный в «военной прозе»-эссе-репортаже и в «исторических хрониках» явно не подходит к этой «игре в Детектив».

Персонажи еще раз повторюсь шаблонные, поступки предсказуемые, отсутствует легкость изложения и самое главное — нет знаменитой пересовской «фаталистической испанской горделивой величавости».

Некто говорил про прозу Джейн Остен, что она выводит фигуры, чтобы тут же безжалостно отрубить им голову, только у Джейн все скрашивается бесподобным английским «юмором» и саркастичностью и изрядной долей иронии по отношению к героям. вот и Реверте не помешало бы нарушить свою бесстрастность и загнуть что-нибудь в виде социальной драмы или здорового/нездорового — какого угодно! лучше «черного»- юмора.

Кстати, председатель шахматного клуба как ни старался его оживить Реверте все-таки из-за известной фамилии упорно ассоциируется у меня с инженером Сифуэнтосом из «Наш человек в Гаване». Так что «Фламандская доска» — тот самый пример западного разрекламированного литературного «пшика», практика рекламы «бестселлеров».

Книгу пролистала после 7 главы, в конце концов бросила, хотя иногда кое-какие нити интересно прочитать, чисто из технических соображений.

Например, если взять линию Хулия-Менчу, или Хулия-Муньос.

Книгу можно почитывать с перерывами, кусочками, ибо все вместе это чересур — напыщенно, наивно, натянуто, стандартно, разрозненно и проч.

Взял бы вытащил героев на передовую, куда-нибудь в госпиталь миротворцев в Афганистан или еще где-нибудь в Ливане.

Временами стиль отдаленно напоминает Хенинга Манкеля, но Реверте не хватает «объемной гладкости» текста, умения тягуче-длинно описывать мелочный быт.

Вполне возможно, как-нибудь по кусочкам одолею этот текст, но написан он серединка-наполовинку, одновременно и резко, емко, сочно в чем-то, и в то же время претенциозно и пошло.

ПС. прочла. Менчу — это героиня Ким Кэтралл из Секса в большом городе, Хулия — Сара Джессика Паркер, убитый любовник — естественно женатый профессор на 10 лет старше, естественно, собиравшийся начать роман заново, и естественно она (Хулия) после расставания плакала в ванной под душем, который символизировал дождь.

У каждой приличной девушки должен быть приятель-гомосексуалист. У нее, конечно же, красивый, жутко аристократичный светский лев — богатый ангел хранитель, который без ума от девочки, у которой умер рано отец и проч. бодяга. И конечно же. она (Хулия) окрылила-вдохновила разочаровавшегося маргинала шахматиста, осенила так сказать своей неземной красотой-добротой-и прочими добродетелями, что он воспрял духом. А тов.гомосексуалист чувствовал в его присутствии укол ревности, — и все это в интерьерах дорогих ресторанов «Сабатини», с непременным закуриванием дорогих же сигарет «Честерфильд», непременным кокаином-Бахом-шахматами и прочими атрибутами изысканности и светского лоска.

Банально, избито, предсказуемо, пошло и к тому же психологически плохо обоснованно и стилистически небрежно написано.

Как детектив — книга никакая, к тому же герои, как в плохом кино категории «Б» пытаются сами расследовать дело. полиция, в лице Фейхоо — смешна, беспомощна и анекдотична.

А еще «штамп» — это интеллектуал-убийца, играющий втихомолку в шахматы на уровне гроссмейстера. и все это выплывает вдруг как айсберг из тумана.

Детектив из разряда тех, что обличал еще Хэммет и Чэндлер, в духе Агаты Кристи, когда старушка находит ключ к разгадке случайно подслушав эти самые ключевые сведения, или обнаружив старую фотографию. Все кончается в духе рафинированных «джентльменов-убийц», которые кончают самоубийством дабы не уронить честь. А еще, убийство совершаются в запертой комнате и по «благопристойному» поводу — месть, наследство, шантаж и проч.

Зачем это было писать? Зачем печатать? Ради шумихи (как в книге) и денег?

И зачем я это читала?

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Скажу, что конец предсказуем. На всю книгу был единственный персонаж, который вёл себя странно — и в конце именно он оказывается убийцей. Слишком просто.

К концу книги буквально ко всем персонажам начинаешь относиться с омерзением. Все с таким стоическим спокойствием и великодушным снисхождением отнеслись к убийце! Нет и тени сожаления об убитых. Давно не попадалась столь циничная книга.

Хоте тем, кто выдержит занудные исторические подробности в начале, потом будет интересно. Да и надо отдать должное, закрутить детективную историю на фоне шахматных баталий — идея непростая и оригинальная. Даже захотелось научиться в шахматы играть.

Оценка: 5
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Судя по отзывам, такое чувство, что данный роман читали одни только шахматные гроссмейстеры при том, что остальное их мало интересовало, кроме самих шахмат :) А вообще, если откинуть натянутость шахматной партии, то роман довольно интересный, не заставляет скучать. Заслуга в основном в сильных персонажах, автор отлично прописал образы героев, яркими и запоминающимися, даже по прошествии времени воображение рисует их, словно только закрыл книгу. Да, много деталей, но оно все так гармонично, что не мешает, а лишь сильнее подчеркивает образы героев. А шахматную партию воспринимать необходимо лишь, как требование сюжета, а не наоборот.

С этого романа начал знакомство с творчеством Перес-Реверте и не прогадал в этом.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

После «Осады» роман вызвал откровенное разочарование. Я ждала большего, хотя, наверно, это довольно наивно — между романами 20 лет срока «выдержки», но ведь с «Фламандской доски» Реверте стал известен. Чего такого н написал?

Сюжетов как будто два. Автор пытается «всунуть» один в другой, но получается плохо. Когда мы узнаем, кто же убил «рыцаря», читаем лишь сопливые догадки, реконструированные героиней, хотя до этого автор бомбардировал читателя «историческими справками» о Бургундии, Германии, герцогах и рыцарях. Такое чувство, что после «открытия» роман должен и закончится. Но нет — он продолжается, и эта самая доска уже превращается из картины, так много значащей в начале, в просто доску, которая и не нужна вовсе — шахматную партию Муньос помнит наизусть.

Другая сторона сюжета — детектив в реале. Тут вообще полный сюр. Как бы Пересу хорошо ни удавались длинные детальные описания, детектив как таковой очень слабый. Мотив убийцы высосан из пальца — можно, конечно, посчитать все обычной патологией и закрыть книгу, но тогда, автор, уж будь добр приведи на 200 страницах описание не картины с первым, средним и дальним планами, а выдержки из статей по психологи и психиатрии, чтоб концы-то с концами сходились.

Природа отношений главных героев тоже какая-то дурь. Если даже у Хулии есть влечение к Сезару, так это должно быть ее проблемой — как бы он ее ни любил, раз он, пардоньте мой французский, педераст, значит, может испытывать по отношению к ней чувства только платонические. Получается,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
какие такие чувства задел Альваро????

Что касается темы шахмат и завихреней, с ними связанных, это ваще жесть. Да, я дилетант, играла до 16 лет, потому что все играли (нац. игра в СССР))), но, думаю, «атака отца» как потаенный смысл игры, «глубокие диагональные ходы слона» как проявление гомосекуальности — это чистая клиника.

Но даже и это не главное. Что меня на самом деле поразило, так это то, что до убитых людей, по большому счету, никому нет дела. Дав развернуться ущемленному когда-то самолюбию (ах ты, трагедия какая), убийца с философским видом доказывает, насколько это было необходимо. Да, в общем, на то он и убийца, но что же автор? А ничего. Он вкладывает в реплики героини негодующие нотки, но слова типа «убийство — это плохо» звучает до смешнго неубедительно, как лепет так и не повзрослевшей девочки, не знающей и не понимающей жизни. Ну что ты заладила, в самом деле... Ну убил... Они же все равно были людишками никчемными... Я, я нуждаюсь в жалости и любви.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И вообще, я это ради тебя сделал

И главные герои в молчании расходятся — ни слова осуждения, ни даже укора — не в адрес убийцы, а в сам факт убийства ни в чем не повинных людей. Только легкая грусть по поводу несчастной жизни и смерти свихнувшегося на собственной мании величия извращенца под медленный подсчет ноликов в банке и возможных новых чистых рубашек. И это — главное — с полного одобрения автора. Так оно и надо. А че, бывает. Чтобы повзрослеть, иногда надо кого-то убить — а как еще выразить любовь?

В сухом остатке перед нами претендующий на высокоинтеллектуальный крайне слабый детектив с потугой на очередное познание тайн добра и зла, обреченное на провал в условиях жесточайшей духовной нищеты.

Хорошо, что я прочитала этот роман после «Осады», так хоть о Реверте осталось хоть какое-то светлое поспоминание.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

А еще ретроанализ почему-то не рассматривает такой вариант: черная пешка стояла на e2, и на последнем ходу ударила коня белого, превратившись в коня чёрного. Тем более, что рядом с этим местом в книге упоминается неизвестная пешка, убившая рыцаря. Во-вторых, задал позицию современным шахматным программам, не очень сильным, но распространённым (Чессмастер, Ребел, Руффиан, Гнучесс). Ни одна из них не стала разыгрывать вариант, как в книге. Они колебались, какой пешкой бить в верху доски. Вывод напрашивается — антиквар выдумал своего шахматного помошника, как и всю историю своих убийсв. Последнее — как всё-таки ходил ферзь в то время там гда писалась картина — не знаю, но он не мог ходить только на одну клетку по диагонали — тогда белый ферзь замурован на месте короля. Опять же, автор постоянно напоминает, что позиция в зеркале — правильная, тогда белый ферзь на своем месте, старые правила возможны, королева не убивала рыцаря и т.д

Оценка: 4
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перес-Реверте строит свой роман на шахматных мотивах, ПРИ ЭТОМ АБСОЛЮТНО НИЧЕГО В ШАХМАТАХ НЕ ПОНИМАЯ. Человеку с каким-никаким опытом практического шахматиста невозможно читать опус Реверте без чувства всевозрастающей неловкости.

Сюжет крутится вокруг некой картины 15 века под названием «Игра в шахматы». На ней два субъекта разыгрывают партию, причем расположение фигур — т.е. ПОЗИЦИЮ — на доске можно легко воспроизвести. В картине оказывается скрыта некая надпись по-латыни «КТО УБИЛ РЫЦАРЯ?», что, по мнению автора, можно также перевести «по-шахматному» вопросом «Кто съел коня»... Ну и т.д. Кто читал — тому сюжет воспроизводить не надо, кто не читал — тому и знать не стоит.

Должен признаться, что по первым страницам я отнесся к Пересу вполне благожелательно: да, стиль несколько напыщенный, да, как-то многовато в описаниях всяких красивостей, да, главная героиня как-то уж чересчур положительна и благополучна. Но, в общем, не раздражает, а сюжет обещает быть действительно сложным и увлекательным...

Но потом дело доходит до непосредственно партии — и тут начинаются чудеса! Все высокоумные расуждения персонажей ВОКРУГ предполагаемой позиции разбиваются в глазах читателя, когда автор рискует ПОКАЗАТЬ позицию — т.е. воспроизвести шахматную диаграмму.

При одном взгляде на нее ЛЮБОЙ мало-мальски играющий в шахматы человек без тени сомнения скажет: такая позиция НЕ МОГЛА возникнуть в РЕАЛЬНОЙ партии. Перед нами — типичное нагромождение фигур, более всего характерное для шахматных задач. Эту точку зрения даже не стоит хоть как-то обосновывать — ОНА САМООЧЕВИДНА.

Тем не менее НИКТО из персонажей романа эту очевидную ИСКУССТВЕННОСТЬ позиции почему-то не замечает — даже несмотря на то, что к ее анализу привлечен будто бы некий «величайший шахматист» по имени Муньос.

Дальше — больше. Собственно ретроспективный анализ приведенной искуственной позиции на тему «кто (какая фигура) съела белого коня» для любого шахматиста «от первого разряда и выше» не представляет особого труда. Я сам разобрал ее за 20 мин поездки в метро. Выжать из позиции можно немного:

1. Черную ладью А8 сожрал или белый конь, или чернопольный слон (на b8, после того как черная пешка с съела коня на b6)

2. Белая пешка b съела черного чернопольного слона на с5 или с3, после чего «своим ходом» дошла до с6.

3. Черная пешка с дошла до а5, сожрав недостающих нынче на доске белого коня и чернопольного слона — с7:b6:а5.

4. Остальные недостающие фигуры могли съесть миллионом различных способов, воспроизвести которые не представляется возможным.

5. Если в позиции на доске ход белых, то последний ход черных — Фb2-c2.

Вот, собственно, и все, что из этой позиции можно «выжать», не вступая в окончательный конфликт со здравым смыслом. Впрочем, ответ на поставленный вопрос мы находим: «рыцаря», т.е. белого коня, «убила» черная пешка c7 (cейчас она стоит на а5). Этот вывод прекрасно согласуется с данными исторической хроники, по которой Роже Аррасского убил как раз «пешка» (т.е. пехотинец, рядовой арбалетчик).

Тут, казалось бы, и сказке конец. Все ясно.

Ан нет! Вместо этого очевидного решения «великий шахматист» Муньос при полном попустительстве автора начинает громоздить одну нелепицу на другую.

Он задается вопросом — а как белые пошли перед тем, как черные ответили несомненным Фc2-b2? Понятно, что никаких внутренних императивов позиция не содержит. Белые могли пойти КАК УГОДНО.

Два дня Муньос «думает», и его «осеняет»: Белые пошли K (!) b4-c2! ЗАЧЕМ?! «Великий шахматист», не моргнув глазом, объясняет: конь ушел, для того чтобы ладьи могли напасть на ферзя!

Дичь какая-то. Если белые хотели с темпом отвести коня, зачем же они поставили его под бой того же ферзя на с2? Почему не пошли, скажем, Kd5?

Но ни нелепость исходной позиции, ни абсолютно бессмысленная «подстава» своего коня белыми ни «великого шахматиста», ни кого-либо еще из персонажей ни капли не смущают. Они почему-то сразу принимают абсурдный ход Kb4-c2 за непреложный факт и торжествуют: ага, так вот кто «убил» коня! Черная «королева«!

Но постойте, господа! Ведь тут в таком случае выходит НЕУВЯЗОЧКА: если за ход до исходной позиции белый конь, по уверению «великого шахматиста», еще жив — ТО, СПРАШИВАЕТСЯ, КОГО ЖЕ «СЪЕЛА» ЧЕРНАЯ ПЕШКА С7 в своем пути на а5?

Где-то уже ближе к концу романа «великий шахматист» вскользь бросает фразу, что, дескать, эта пешка побила «пешку и слона».

Ну, в общем, объяснение выглядит единственно возможным: белая пешка «а» жива, стоит на а6; значит, черная с7 побила белого слона и белую пешку b (очевидно, на b6). Но, простите: А ОТКУДА В ТАКОМ СЛУЧАЕ ВЗЯЛАСЬ БЕЛАЯ ПЕШКА НА С6?!

Это не может быть пешка с (она стоит на с3), или пешка d (стоит на исходной). По всему выходит, что это может быть только белая пешка g! Каково? Выходит, она прошла по единственному маршруту: g2:f3:e4:d5:c6.

Хм! Но кого же эта пешка «взяла» по дороге? До е4 понятно — это были черные пешки f и е; но ДАЛЬШЕ? Ферзевая ладья черных погибла «не отходя от кассы» — ее съели на а8 или b8. Сожранный черный слон ЧЕРНОПОЛЬНЫЙ, и его никак не могли съесть на БЕЛОЙ ДИАГОНАЛИ.

Вывод прост: при принятии допущения Муньоса о 0. Кс2 — Ф:с2 исходная позиция невозможна ПРИ НАЧАЛЬНОМ КОМПЛЕКТЕ ФИГУР.

Лазейка для Муньоса (и Переса-Реверте) все же есть: придется учесть возможное превращение пешек. Черные МОГЛИ БЫ провести на g1 и h1 парочку ферзей, а потом любезно подставить их последовательно под белую пешку на полях d5 и c6. Или еще проще: белые провели свою пешку h, превратили ее в третью ладью, а потом подставили ее на поле b6 под черную с.

Да, теоретически возможно: но как тогда вообще можно называть этот взаимный кооператив реальной партией?

Не верно ли будет сказать, что гипотеза о взятии белого коня ферзем — ОСНОВНАЯ для романа — оказывается при ближайшем рассмотрении откровенной НАТЯЖКОЙ, одним из НАИМЕНЕЕ РЕАЛЬНЫХ ходов в предполагаемой шахматной партии, изображеной художником?

Таким образом, почти все рассуждения автора о шахматах в романе «Фламандская доска» — ЛИПА. Автор просто не понимает, о чем пишет, и волей-неволей выставляет дураками практически всех своих главных героев.

Оценка: 4
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень хорошая книга. Но оценить совсем по-достоинству ее мне сложно, т.к. ничего не понимаю в шахматах, а обдумывание и анализ шахматной партии здесь занимает центральное место в действиях ведущего «игрока». Но мне понравилась идея с вымышленной картиной «Игра в шахматы», «спрятанное» в ней преступление, параллель между ее персонажами и героями книги, а главное, разыгранная шахматная партия, изображенная на холсте. Понравились герои книги, особенно Муньос, держат марку до конца.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Для начала, хочу поблагодарить автора за то, что возродил мою давно забытую юношескую страсть к шахматам. Я снова вернулся в этот чарующий мир 8 на 8 черно-белых клеток, который полон интриг, ложных маневров, стремительных атак и неприступных оборонительных редутов. Книга, дающая толчок к действию, уже заслуживает похвал. Но сразу скажу (кто читал — поймет), никаких особенных ощущений от глубоких ходов слоном у меня не было.

Книга сразу меня затянула. Я поверил автору и начал лихорадочно искать в сети ваг Гюйса и его картины (художник то нашелся, только жил раньше и картины такой не писал). Правда, интригующее начало романа — это лучшая его часть. Дальше — хуже. Постоянное описание эмоций и переживаний героев мне показались неуместным и излишним, напускной психологизм раздражал. Я несколько раз бросал чтение и возвращался к книге. В итоге, больше года мне понадобилось, чтобы узнать интригу, или, скорее, подтвердить догадки. Но мотива преступления я так и не понял...

Многие ругают автора за нелогичность, или даже абсурдность шахматной партии. Но книга не писалась для гроссмейстеров. Меня больше расстроило то, что автор показал несколько уровней, на которых разыгрывается партия, но не раскрыл их в книге. А могло быть интересно. Да и вообще, складывается впечатление, что потенциал задумки реализован далеко не полностью.

Я не могу сказать, что книга откровенно плохая, просто отклика в моей души она не нашла.

Оценка: 6
–  [  29  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Товарищи шахматисты, ну проявите вы гуманность к человеку! А то посмотришь на ваши отзывы и начнешь радоваться, что вы к власти пока еще не пришли в масштабах планеты. Еще хорошо, что не предложили по древней испанской традиции сжечь Переса-Реверте на центральной площади Вальядолида яко гнусного еретика, чьи смердящие ложью писания противны духу и букве священной игры , устроив аутодафе с заменой хвороста на шахматные доски...

Ну, промахнулся Перес-Реверте немного с шахматами, не стал превращать свой мрачный детективный роман в заседание шахматного клуба «Ладья Эстремадуры». Вот и снимем с него за это один балл. Если бы книга была абсолютно плохой, то не стали бы ей французы выдавать разные литературные премии. Они же, надо думать, на стиль внимание обратили, на атмосферу, в которой разворачивается действие, на психологизм и прочие аспекты...

Ну вы же не перестаете считать Гарри Кимовича Каспарова выдающимся шахматистом за то, что он полез было в дебри исторической науки и начал выдавать там такие перлы, что у Фоменко с Носовским челюсть отвисла...

И герпетологи, видимо, не перестали читать Конан Дойла после того, как он в «Пестрой ленте» заставил змей пить молоко. И орнитологи, думаю, не призывают пустить под нож «Детей капитана Гранта» по причине невозможности существования кондора, способного стибрить упитанного шотландского мальчугана. И даже вот я , при всей моей любви к древним римлянам и грекам, простил Фейхтвангеру в «Иудейской войне» присутствие в тексте фельдмаршала Корбулона...

Уверен: Перес-Реверте прекрасно знал, что шахматная составляющая его романа не слишком достоверна с точки зрения шахматистов, но если бы он начал сочинять детектив на основе партий Бобби Фишера или Тиграна Петросяна, все прочие читатели, кроме означенных шахматистов, прокляли бы его за тоскливость и затянутость...

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх