FantLab ru

Неизвестный автор «Сага о Вёльсунгах»

Рейтинг
Средняя оценка:
9.53
Голосов:
17
Моя оценка:
-

подробнее

Сага о Вёльсунгах

Völsunga saga

Другие названия: Volsunga Saga; Сага о Вёльзунгах

Повесть; цикл «Древнегерманский героический эпос»

Аннотация:

Однажды на свадьбе Сигню, дочери смелого конунга Вёльсунга, присутствовал таинственный одноглазый старик. Воткнув меч в ствол яблони, он объявил, что владеть им будет только тот, кто сможет вытащить.

Это удалось Сигмунду, брату Сигню. Тогда жених -- конунг гаутов Сиггейр -- затаил в сердце своём жажду мести, и решил погубить весь род Вёльсунгов, чтобы самому без препятствий завладеть чудесным оружием....

Примечание:

Единственная сохранившаяся рукопись саги, Ny kgl. Saml. 1824 b 4to, относится к 1400 году. В этой рукописи сага о Вёльсунгах непосредственно переходит в сагу о Рагнаре Лодброке.

Сага о Вёльсунгах повторяет сюжетные события, встречающиеся в «Старшей Эдде», но, в отличие от Старшей Эдды, события здесь выстроены в единое сюжетное повествование[1].

Самое известное изложение части сюжета саги о Вёльсунгах — Песнь о Нибелунгах, написанная на средневерхненемецком языке до саги о Вёльсунгах (найденные рукописи относятся к XIII веку). В Песни о Нибелунгах использованы другие имена героев: так, вместо Сигмунда — Зигмунд, вместо Сигурда — Зигфрид.

Значительное влияние «Саги о Вёльсунгах» видно в тетралогии Р.Вагнера «Кольцо нибелунга». Сюжет древней саги оказал существенное влияние на сюжет тетралогии о проклятом кольце.

Сага о Вёльсунгах характерна тем, что в сюжете особенно часто явным образом присутствуют Один и другие персонажи скандинавской мифологии. В связи с этим сложно отделить фактическую основу сюжета от мифологической[2]. Вместе с тем, присутствие в тексте мифологических персонажей делает сагу ценным источником для изучения скандинавских дохристианских верований и обрядов. Так в 6-й главе нашёл, вероятно, отражение ритуал инициации, в рамках которого молодые воины жили «волчьей жизнью» в лесу.

Перевод на русский язык выполнен в 1920-е годы Борисом Исааковичем Ярхо.


Входит в:

— цикл «Древнегерманский героический эпос»  >  Саги о древних временах

— антологию «Dragons, Elves and Heroes», 1969 г.

— антологию «Корни Иггдрасиля», 1997 г.


Похожие произведения:

 

 


Корни Иггдрасиля
1997 г.
Наставления
2005 г.
Наследники Одина
2016 г.
Боги и герои древней Европы. Кельты, норманны, германцы, финны
2018 г.
Германский эпос Северной и Южной Европы.
2019 г.

Издания на иностранных языках:

Dragons, Elves and Heroes
1969 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В 14 — 15 лет для школьника, жаждущего романтики (ну, или крутой супергероики в духе небезызвестных «Мстителей»), это произведение — самое то. Чтоб далеко за примерами не ходить — вот типичная цитата из «Вельсунгов»

«Щит его был так расписан: весь он был залит червонным золотом, и начертан на нем дракон, сверху темно-бурый, а снизу ярко-алый, и так же были расписаны его шлем и седло и камзол; носил он золотую броню, и все оружие его было отделано золотом. И потому доспехи его отделаны золотом и окрашены в коричневую краску, что много он выше всех людей по вежеству и придворному обхождению и вряд ли не по всем прочим статьям.

Хорошо умеет он мечом рубить, и копьем колоть, и дротом метать, и щит держать, и лук натянуть, и на коне скакать и всяческому придворному вежеству научился он смолоду.

Он был так мудр, что ведал грядущее, разумел птичий говор, а потому почти ничто не застигало его врасплох. Он был красноречив и находчив, так что когда начинал говорить, то никогда не кончал без того, чтобы не убедились все, что не может быть никак иначе, а только так, как он сказал.»

(Последнюю фразу я, каюсь, вообще не понял. Кто что начинал говорить, кто что сказал? ЧтО «не может быть никак иначе»?! То ли Б. Ярхо, переводя, слишком «намудрил», то ли... есть подозрение, увы, что оно и в оригинале все так было. Пафос — это такая штука: заразен и не проходит. К тому же со временем вырождается во «флудословие»).

Интересно другое: мелкие бытовые разборки в начале («Было два человека — Сиги и Скади, и был у Скади еще Бреди... И не понравилось Сиги, что Бреди охотится лучше его». И приехал он с охоты, и сказал, что Бреди пропал в лесу... а потом пошли люди, и нашли подозрительной формы сугроб...» Это что, героический эпос? А ведь куда больше напоминает современных «Ментов», согласитесь :D :D) Плюс еще такие же крутые разборки между самим стариком Вёльсунгом, его сыновьями и зятем (из-за красивого меча — тогда это был предмет роскоши, примерно как сейчас «мерседесы» и «БМВ«!) Конунг Сиггейр, кстати, по всем статьям «реальный пацан»: надо ж было так додуматься — разрешить бескомпромиссную проблему в лице 9-ти своих шурьев, просто... оставив их связанными в лесу (авось волки съедят!) Ну и прочие мелкие детали такого рода, по которым понимаешь: НЕ БЫЛА жизнь в древние времена ни героической, ни романтической. Даже красивая легенда — все-таки рассказывает (в основе своей) о реальных, небольших, повседневных бытовых дрязгах. Ведь в этом и есть одна из основных функций литературы, правда?..

Когда в 1857 г. молодой Генрик Ибсен еще не был великим драматургом, «отцом-основателем» норвежской литературы и пр., а был всего лишь подающим надежды автором — он взялся писать драму по мотивам «Саги о Вёльсунгах» («Воители в Хельгеланде», интересующиеся могут погуглить -- и узнать об этой пьесе много чего интересного). Так вот, в предисловии Ибсен упоминает: моей-де целью было изобразить ЖИЗНЬ в те далекие времена (а не какой-то там абстрактный «мир саг»). И, надо признать, это ему с блеском удалось — однако безымянный хронист *скажем уж, положа руку на сердце* писал сию сагу именно с целью сделать старую и не очень-то благовидную историю о родовой вражде — более-менее красивой. Ему это тоже удалось; но я, в свои 36, конечно, предпочту мрачный реализм. РомантизЬм — он, знаете ли, для курсисток. *-*

И все-таки... Несмотря на сказанное мной — объективные достоинства и недостатки скандинавских мифов есть одно, а вот ностальгические воспоминания — совершенно другое. Завидую тем, кому только предстоит познакомиться с этим прекрасным (без шуток) сказанием, тем более — в шикарном переводе Ярхо. Давно ставшем литпамятником, имеющим самостоятельную ценность...

Но — «всякому овощу свое время». Сага сия хороша прежде всего для почина (или, как сейчас модно выражаться, «стартапа»), за это я и ставлю ей высокую оценку. Не прочитав ее -- не познакомишься с Эддой. Не познакомишься с Эддой -- не прочувствуешь в полной мере так называемые «родовые саги» (то есть, как я уже сказал, просто обыденной крестьянской жизни хронику). Древняя Скандинавия и в том, и в том виде хороша. И викингская романтика, и простонародный сказ типа Лескова... Все это занимает неотъемлемое место в уме и сердце человека, полюбившего Север.

А Крис Хемсворт в роли Тора... и его многочисленные предтечи из комиксов... идут темным лесом. Есть, знаете, такой лес в скандинавской мифологии -- Myrkviðr.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх