Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9  10  11

Статья написана 5 июля 16:04
Размещена также в рубрике «Колонка коллекционера»

Прерываю обзоры "Пиковой дамы" — экстренный выпуск по "Онегину"! Опять Рудаков. Не потому, что любимый художник, а, скорее, наоборот: потому что уделяю ему пренебрежительно мало внимания.  Поэтому постоянно всплывают новые детали, требующие осмысления. Приходится возвращаться (это ведь уже третий раз). Так что новый Рудаков — непосредственная тема этого поста. Но сначала о самом коллекционировании.

Коллекционер — это дилетант (профессионалы работают в музеях или библиотеках), но коллекционер стремится к полноте своей коллекции — а тем самым и к полноте знаний в области своего хобби. Досадно обнаружить пробел в коллекции/знаниях. Хорошо, когда это удаётся исправить.

Не так давно купил вот такое издание 1937 года: "Пушкин в изобразительном искусстве". И именно эта книга подтолкнула к переосмыслению каких-то фактов и к нескольким важным приобретениям.


Переплёт

Титульный разворот (иностранный язык — пока ещё французский)


Библиография

Книга огромного формата. Тираж 4.600 экз. Цена 40 руб. (32+8 за переплёт). Несмотря на небольшой тираж книга является доступной в наши дни — видимо, её берегли (дорогая), и поэтому сохранилось достаточно экземпляров.

В этом издании много портретов Пушкина, но есть и раздел с примерами иллюстраций. Позднее по той же схеме, с тем же названием, но с новым содержанием, издание было выпущено в 1961 году (его я уже показывал по случаю: https://fantlab.ru/blogarticle54895). Ну, а третий альбом — 1987 года — по другой схеме, одни только иллюстрации, для меня это (вместе с каталогом-справочником) базовое издание по иллюстрированной пушкиниане (https://fantlab.ru/blogarticle53247).

В первый раз просмотрел приобретённый альбом бегло, отмечая для себя только что-то новое. Потом уже несколько раз разглядывал поспокойнее. И вот с месяц назад — остановился на этом развороте. Задумался.


На левой стороне вверху — иллюстрации к "Онегину" Конашевича. Я книгу с этими иллюстрациями показывал (https://fantlab.ru/blogarticle53265). И писал с важностью, что "критика иллюстраций к этой книге не заметила". Однако это самоуверенное утверждение опровергается фактом. По свежим следам, в 1937 году, иллюстрации Конашевича помещают в обобщающий альбом "А.С. Пушкин в изобразительном искусстве", т.е. дают этим иллюстрациям очень высокую оценку как современному достижению. В дальнейшем, действительно, в подобных  пушкинских альбомах, и даже (что подозрительно) в монографии-альбоме Молока онегинских иллюстраций Конашевича вообще не представлено. Видимо, это означает, что иллюстрации были позднее признаны нетипичными для своей эпохи (и для творчества самого художника). Но в 1937 году по другому ведь думали, т.е. современная критика как раз заметила! Ладно, это мне урок — поменьше безапелляционных построений.

Продолжаю думать о Конашевиче, а взгляд скользит по развороту — и вдруг понимаю, что на правом листе разворота сверху помещены иллюстрации, мне неизвестные. Вот те на! Есть же у меня Рудаков — ну, не 1936 года, а послевоенный (https://fantlab.ru/blogarticle53332), но какая разница? Конечно, мне из каталога-справочника известно, что имеются три издания "Онегина" с картинками Рудакова — 1936, 1937 и 1946 гг.  Почему я купил когда-то книгу 1946 года? Потому что в библиографии написано: это расширенный вариант издания 1936 года. А зачем мне было брать недоделанный и дорогой первоисточник? Книга 1946 года доступная и недорогая (я видел и за 70 рублей, хотя сам — уж не помню почему — купил в 2010 году на Алибе за 250 рублей). Значит, понадеялся на библиографию — а там произошёл какой-то сбой. Вспоминаю, как я был разочарован, развернув полученного "Онегина" — видимо, ожидал подарочное издание, не понявши значения серии "Школьная библиотека". Как-то это разочарование перешло на Рудакова в целом — почему и не стал интересоваться довоенными изданиями. А ведь в описании книги 1946 года говориться ещё и о цветных иллюстрациях — но никакого цвета там внутри нет — точно сбой!

В общем,  пришлось срочно искать и покупать раннего "Онегина". Издание 1936 года в Детгизе почему-то редкое (как-нибудь потом доберусь до него). Выбор пал на издание 1937 года. Повезло — на Алибе было недорогое предложение за 300 рублей (+ доставка 150 рублей, увы!). И, видимо, на этот раз не прогадал — книга 1937 года оказалась изящным томиком. И даже более того — из серии, которую я окрестил "ленинградской юбилейной" (1936-1937). Это неофициально: единого оформления нет — у книг  переплёты разного цвета и разные узоры на переплётах .


Общее у этой серии — формат, авантитул с надписью "Александр Пушкин. 1837-1937" и веночком. Ну и то, что переплёты тисненные — тоже общее.



В моей коллекции серия складывалась стихийно — два томика были приобретены давно и не производили впечатления серийности, потом, после большого перерыва, в течение последнего года почти случайно были куплены ещё две книги — и уже стало понятно, что это серия. И вот в последний месяц — сразу два томика: "Онегин" и "Драмы" с рисунками Александры Якобсон. "Драмы" уже целенаправленно искал — для пополнения серии. Теперь "ленинградская юбилейная" почти сформирована — осталась только одна книжка: "Поэмы" с рисунками Самохвалова. Но вот её пока нет нигде. Буду искать и надеяться.




Вот тот самый "Онегин" 1937 года. На Фантлабе книга не представлена.


Добавления к библиографии. Тираж 20.300 экз. Цена 5 руб. 50 коп. (4,25 + 1,25 за переплёт).

Библиография уверяет, что в этом издании 17 иллюстраций. Но в основном это мелкие картинки на шмуцтитулах к главам, часто пейзажного типа.


Титул: Пушкин и Онегин

I глава: Летний сад

II глава: Деревня

VIII глава:Бал

Страничных иллюстраций — только 6. Не каждая глава снабжена большой картинкой (в I и VII главе нет страничных иллюстраций). Это нормально для "ленинградской юбилейной" серии — она проиллюстрированна очень сдержано.




Сравним иллюстрации из изданий 1937 и 1946 гг.

Прежде всего, в этих изданиях использована разная техника. В 1937 году — автолитографии (сам художник наносил зеркальный рисунок на литографский "камень", с которого после многих процедур печатался офорт). Если в довоенной книге тираж не очень большой, а картинки на отдельных листах (оборотная сторона без текста), то есть шанс, что такие картинки напечатаны напрямую с камня — тогда, как и в ксилографии, возникает эффект объёмности. А сама книга — как будто ручной работы (крафтовая). Вот "Онегин" 1937 года именно такое ощущение даёт. В книге 1946 года карандашные блеклые рисунки воспроизводились каким-то фотомеханическим способом — это уже массовый "Онегин".

Есть сюжеты с разным решением. Вот Онегин и Ленский. В 1937 году им была посвящена одна из немногих страничных иллюстраций. А в 1946 году им досталась только заставка.


1937 год — на переднем плане

Есть сюжеты, где художник меняет композицию чуть-чуть. Вот Татьяна. Эту композицию Рудаков потом и в цветных иллюстрациях обыгрывал. То есть композиция везде одна. Но в этой сцене уже отчётливо видно, что иллюстрации 1937 года и позднейшие совсем разные — сначала Татьяна другой была. И все герои другими сначала были — пожёстче как-то.


Слева направо — 1937 и 1946

Цветной вариант 1949 года

Есть сюжеты, где композиция вроде схожа, но картинки производят совсем разное впечатление. Вот Ольга и Онегин. В 1937 году — впечатление гнетущее, на Ленского бросают высокомерные взгляды, это намеренное оскорбление. Тут всё предрешено. В 1946 году — милые дурашливые друзья дразнятся, а Ленский-дурачок шуток не понимает. Это, наверное, послевоенное восприятие штатского человека: неужели из-за этого стреляться надо?


Слева направо — 1937 и 1946


То же самое, но сначала 1946, а потом 1937

Конечно, картинки 1937 и 1946 гг. — совсем разные иллюстрации, ни о каком "расширенном варианте" здесь говорить нельзя.




Пройдёмся по заведённому порядку по ключевым точкам (в сравнении с изданием 1946 г., если будет что сравнивать).

1) Онегин

В 1937 году отдельно Рудаков портрета Онегина не давал. Но на других картинках его образ вполне вырисовывается.

2) Сон Татьяны

В 1937 году, равно как и в 1946 году, эта сцена отсутствует.

3) Дуэль

Иллюстрации 1937 года очень плотные — фигуры персонажей занимают всё место, изгибаются, чтобы не столкнуться; почти что формализм! В 1946 году — попросторнее, пореалистичнее...


1937 год

1946 год

4) Первая встреча  Онегина и Татьяны

Иллюстрация 1937 года очень хороша — одна из лучших к этой сцене. Через 10 лет как-то позауряднее вышло.


1937 год

1946 год

1946 год в цвете (переплёт)

5) Финальная (прощальная) встреча


1937 год

1946 год




Ну что сказать? Видно, что конкретно у Рудакова стиль стал мягче. Но мне кажется, что это была общая тенденция (я это продолжаю относить на последствия недавно окончившейся войны). Если подумать, то и сталинские высотки по стилю мягче, чем конструктивизм. Но мягкий вариант разрабатывали, как всегда, мастера. Эпигоны позднее довели стиль до приторности и провинциальной театральности.

А конкретно по "Онегину" — мне вариант 1937 года больше понравился. Довоенный Рудаков — выдающийся график-иллюстратор!


Статья написана 26 июня 12:53

В продолжение темы графиков-реалистов (Шмаринов), работающих в чёрно-белой гамме, представляю "Пиковую даму" Татьяны Шишмарёвой. Шишмарёва — яркий пример того, как можно быть интересной в рамках застывшей поздне-сталинской книжной графики. У меня издание 1947 года — это второе издание. Первое было годом раньше, в нём на одну иллюстрацию больше. Может быть, и по качеству отличается. Но первое издание по вменяемой цене не нашёл пока. А посмотреть на цикл Шишмарёвой было очень интересно, поэтому купил более доступную книгу 1947 года.


Добавления к описанию книги 1947 года. Тираж 50.000 экз. Цена 1 руб. 50 коп.

Художница на Фантлабе представлена: https://fantlab.ru/art3167. А вот книги (ни 1946 г., ни 1947 г.) не нашёл.

Этот цикл иллюстраций достаточно известен: сцена "Германн и Лиза" вошла во все альбомы иллюстрированной пушкинианы (но растиражирована только одна эта иллюстрация). Можно увидеть, что картинка, опубликованная в моей книге 1947 года — самая бледная, неконтрастная (на снимке она в левом нижнем углу). Так-то вживую даже приятно разглядывать (кажется даже, что блеклость картинок входила в замысел!), но на фото разобрать детали, наверное, будет сложно.


Книга издана в серии "Школьная библиотека". Но тираж небольшой, поэтому картинки при воспроизведении не совсем убили. Даже страничные иллюстрации на отдельных листах, хотя издание, конечно, далеко не подарочное.

Макет книги. Имеются заставки-концовки и страничные иллюстрации.


Форзац

Титул

Разворот с началом главы

Разворот со страничной иллюстрацией

Разворот с концовкой и заставкой к новой главе

Пройдёмся по узловым моментам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Этой теме посвящена только концовка первой главы (и заставка, и страничная иллюстрация отданы собственно игрокам).


2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

Эта тема — тоже в заставках-концовках. На фото — заставка к третьей главе.


3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Эта сцена художницу не заинтересовала.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

Этой сцене посвящена только концовка (на страничной иллюстрации — Германн на коленях уговаривает старуху ещё без пистолета).


5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

Вот она, излюбленная искусствоведами сцена.


6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Сильная по композиции сцена получилась у Шишмарёвой. И оригинальная. Рост-то у графини какой! Сразу понятно — привидение.


7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава


Если поприкалываться и начать толковать эту композицию с позиций постмодернизма ("иллюстрация к иллюстрации"), то получается следующее. Композиция — такая же как у легендарного рисунка Тырсы 1930-х гг. (скоро дойдём до этого цикла).  И даже кресло на первом плане. У Тырсы в кресле сидит Пушкин. Но у Шишмарёвой кресло пустое! Вот как — Пушкин нас покинул! Ну и ещё один персонаж у Шишмарёвой отсутствует. Тоже можно глубокомысленные выводы сделать. Если это не постмодерн, то что же? Вот только у Шмаринова в 1978 году композиция такая же — и лорнет, и трубка с длинным чубуком у зрителей. К чему бы это? Неужто и Шмаринов тоже... Чёрт, какая концепция рухнула!


Тырса (1936)

Шишмарёва (1946)

Шмаринов (1978)

Если серьёзно, то при таком совпадении у разных художников — одно из трёх: или 1) это плагиат (вне подозрений только первый по времени художник),  или 2) сама композиция заурядная и банальная (и тогда это вообще не объект авторского права), или 3) все совпадения намеренные (и тогда это декларация — последующие художники объявляют, что примыкают к родоначальнику). Вот третий вариант и есть постмодерн (раскавыченная всем известная цитата без указания источника). Возможны комбинации: один из художников намеренно цитировал, а другой неосознанно повторил... Для дилетанта, каковым я являюсь, это всё будет на уровне гаданий. Но хотелось бы верить, что это был постмодерн — даже у Шмаринова. Ведь Тырса — это из области неказённых советских художников. Никакого фрондёрства в его цитировании не было, но всё же...




Нельзя уйти от сравнения цикла Шмаринова и Шишмарёвой.

Манера Шмаринова не изменилась за всю его карьеру. "Пиковую даму" в 1978 году он нарисовал точно также, как "Повести Белкина" тридцатью годами ранее. Шишмарёва рисовала свою сюиту в те же сороковые годы в той же технике, что и Шмаринов, потому что по другому тогда было нельзя, да и не получилось бы. Иллюстрации Шишмарёвой хороши, в них много заинтересованности и чувства (не зря так любят воспроизводить свидание Германна и Лизы) — мне кажется, она Шмаринова переигрывает даже на его  собственном поле. Но важнее другое — Шмаринов рано закостенел, а Шишмарёва стремилась к развитию. Эта решающая черта для творчества.  Шмаринов не был бездарным художником, но в поздних работах он не изменился и стал просто скучен.

А Шишмарёва с началом "оттепели" отдалась с удовольствием новым течениям. У меня уже был пост про иллюстрации к "Онегину", когда художница Тимошенко переделала свои "сталинские" картинки в "оттепельные" — так себе получилось (см. здесь). А Шишмарева известна, прежде всего, своей графикой новой волны 1960-х. Шишмарёва тоже "переводила" свои старые циклы иллюстраций в "линейный вариант" (её собственные слова), но делала это не механически, не конъюнктурно. Потому и был такой успех у её "линейных" иллюстраций. Вот для сравнения "Горе от ума", переведённое в "линейный вариант". Здесь не сцены заменены, а сама концепция поменялась: "Портрета в иллюстрациях я избегаю. Тут нужны эмоции, действие, иногда динамика".


Софья (1948-1953)

Чацкий (1948-1953)

Софья и Чацкий (1963-1972)

Шишмарёва переделала много своих работ. "Одна только "Пиковая дама" 1946 года осталась, какой была (правда её не переиздавали)", как она сама писала.  Да, вот это жаль — сравнить было бы интересно. А так, и послевоенный вариант Шишмарёвой — лучший  из того, что могло быть в то время.

В общем-то, даже когда говорят про очарование сталинского стиля, имеют в виду всё же яркие, а не унылые произведения (делаем поправку на то, что книжная графика не монументальное искусство).


Статья написана 21 июня 13:15

Сегодня — "Пиковая дама" 1978 года в иллюстрациях Дементия Шмаринова, маститого советского художника. Вот экземпляр из моей коллекции и библиографическое описание из каталога-справочника.


Добавление к библиографии. Тираж 50.000 экз. Цена 70 коп. "Улучшенное" издание.

Эта "Пиковая дама" составляет неформальный комплект с "Повестями Белкина" в иллюстрациях того же художника. Чёрное и белое.


На лицевой стороне переплёта обеих книг — только автор (и то, если знать, чья это подпись), а названий нет. Название — на корешке (притом одинокое, без имени автора).


Обычно, это означало, что у книги должна быть суперобложка. Но в этом случае супера не было. Было бы эффектно одну суперобложку на два тома сделать (существовала такая практика для миниатюрных изданий) — может, и были такие задумки, но книги вышли не одновременно, а с интервалом через год.

Если "Повести Белкина" Шмаринов проиллюстрировал ещё в конце 1940-х гг., то "Пиковая дама" с его иллюстрациями выходила в 1978 году впервые (но никто и не заметил, что между двумя циклами 30 лет). В наши дни выжившая "Детская литература" (в Москве) штампует эти две книги под одной обложкой на тонкой бумаге с очень посредственным качеством.

Художник на Фантлабе, конечно, есть: https://fantlab.ru/art1638. "Пиковая дама" 1978 года тоже на Фантлабе есть: https://fantlab.ru/edition83702. Представлены и современные издания с этими рисунками: "Детской литературы" (https://fantlab.ru/edition85049, https://fantlab.ru/edition83717) и "Издательского дома Мещерякова (https://fantlab.ru/edition207390).




У книги, раз это "улучшенное" издание, имеется авторский макет (то, что в библиографии указывается как "оформление Шмаринова", которое обособляется от собственно "иллюстраций Шмаринова"). И фронтиспис есть, и номера глав на отдельных листах, и картинки к эпиграфам, и концовочки имеются. К первой главе —  заставка (к остальным главам нет), страничные иллюстрации со второй по шестую главу (кое-где — две иллюстрации).


Титульный разворот

Разворот с общим эпиграфом

Разворот с номером главы

Разворот с эпиграфом к главе

Разворот с началом главы

Концовка
  

Пройдёмся по ключевым моментам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Это у Шмаринова фронтиспис. Удалась молодая графиня. Портреты героев — конёк Шмаринова (и в "Петре Первом", и, в особенности, в "Войне и мире"). В современных переизданиях этот портрет (подкрашенный, но не думаю, что самим художником) помещают на обложку. Очень эффектно!


2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава


3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Эта сцена у Шмаринова отсутствует.

4) Германн с пистолетом. Третья глава


5) Германн и Лиза. Четвёртая глава


6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Эта сцена у Шмаринова тоже отсутствует. Потому что издание для советских детей?

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава


Вот и всё, что касается "Пиковой дамы" в иллюстрациях Шмаринова. Хороший уровень. Но не цепляет.




Ну а теперь послесловие не по теме (спрятал его под кат).




Статья написана 17 июня 20:03

Как же иногда не везёт: работа опоздала по времени, пришлась не ко двору. Вместо ожидаемого успеха (может быть, и негромкого) — недоумение и усмешки. Это я всё ещё про "Пиковую даму".

В 1966 году помимо гениальной сюиты Епифанова, которую мы смотрели в прошлый раз, был опубликован  другой цикл иллюстраций к "Пиковой даме" в той же самой технике ксилографии — художника М.Полякова. Поляков был гравером, не менее известным, чем Епифанов. Но ранее художники не пересекались, а тут стали соперниками, никакой возможности избежать сравнения не было — и Поляков проиграл.

Вот книга с иллюстрациями Полякова из моей коллекции и библиографическое описание с сожалениями.




Добавления к библиографии: Тираж 200.000 экз. Цена 8 коп.

Художник на Фантлабе есть: https://fantlab.ru/art2679. Книга тоже представлена (правда, не привязана к Полякову): https://fantlab.ru/edition85076.

Посмотрим Макет (точнее остатки замысла художника по макету).

Серия "Школьная библиотека", в мягкой обложке. Не спасает даже то, что оформление не типовое, не унылое (есть даже намёки на декоративный форзац). Пустых листов нет — это не для брошюрки за 8 копеек. Но идея общего оформления прослеживается: есть подобие шмуцтитула к каждой главе (он посвящён эпиграфу); есть разворот в начале каждой главы с полностраничной иллюстрацией и маленькой картинкой к первой букве текста; есть маленькая картинка в конце текста главы. Есть ещё иллюстрации собственно в тексте, но не во всех главах и распределены неравномерно: только в III главе (две картинки) и в VI главе (одна).  


Сразу титул, слева — оборот обложки

Разворот с большой иллюстрацией и эпиграфом к повести

Разворот с эпиграфом к первой главе

Разворот в начале первой главы

Концовка к одной главе и сразу же лист с эпиграфом к следующей главе




Пройдёмся по выбранным ключевым точкам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Эта тема в опубликованных иллюстрациях не отражена. Только в маленькой концовке первой главы — две фигуры в нарядах XVIII века.

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

У Полякова он перед принятием решения не бродит. У дома графини стоит.


3) Раздевание графини перед сном. Третья глава


4) Германн с пистолетом. Третья глава


5) Германн и Лиза. Четвёртая глава


6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Вот тут оригинальная композиция.


7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

И здесь композиция очень  хороша.





В советском издательском деле своеобразная конкуренция между издательствами была, а у художников было право предлагать свои работы разным издательствам. Что произошло? "Детлит", конечно, не хотел угробить книжку — всё сошлось, видимо, случайно: подошли сроки; в плане у "Детской литературы" не было предусмотрено улучшенного издания для "Пиковой дамы"; о том, что конкурент издаёт роскошную "Пиковую даму" не знали или узнали слишком поздно... У художника выбора именно в тот момент не было... Или всё-таки существовал запрет на два роскошных издания одного произведения одновременно (чтобы у покупателя был выбор)?

В общем, всё правильно написали в библиографической заметке: не в пользу Полякова было издание в массовой серии (плохая бумага, нечёткая печать, несоблюдение замысла художника). Всё так, но отговорки не могут скрыть самого главного: работы Полякова  были обыкновенными, а на фоне гравюр Епифанова — так и вовсе заурядными. При том, что это, конечно, гравюры большого мастера. Не судьба...

Но всё же — каков был общий уровень — 8 копеек за книжку с такими картинками!


Статья написана 13 июня 17:55

Прерываю хронологичность обзоров "Пиковой дамы", поскольку после Бенуа (1911) и Шухаева (1923) начинает вырисовываться иной ряд: логический, когда выстраивается цепочка последователей одной художественной идеи. Мне кажется, что следующим в этом ряду является Г.Епифанов со своей сюитой, опубликованной в 1966 году (как тогда было принято, художник работал над ней шесть лет — мог себе позволить).

Епифанов очаровал меня со школьных лет: в издании, в котором впервые прочёл "Пиковую даму", к ней были даны три епифанофские картинки. Такое не забывается (и, судя по всему, предопределяет пожизненное восприятие текста). Всегда был не прочь приобрести оригинальную книгу, но у букинистов она не попадалась. Чудо совершили Интернет и Почта России.

Дистанционные интернет-покупки я освоил очень поздно. Но первая книга, купленная в начале 2010 года на Алибе была, конечно, "Пиковой дамой" Епифанова. Предыдущий владелец завернул книгу в кальку — очень трогательная примета советских времён. Теперь это винтаж.


В кальке

Без кальки

Библиография

Добавление к библиографии: Тираж 30.000 экз. Цена 1 руб. 20 коп. Издание по советским меркам подарочное; улучшенное, как тогда говорили: плотная бумага, чёткая печать и воспроизведение иллюстраций, большие поля (чистое пространство).

Художник на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art5887. Книга тоже: https://fantlab.ru/edition85071 (с качественными сканами иллюстраций).




Раз издание "улучшенное", в книге был сохранён макет художника. В этом случае макет, вообще-то, начинается с переплёта: он подчёркнуто строгий, шрифтовый без украшений (поклон в адрес сурового Фаворского). Даю первые развороты, чтобы составить представление о макете. Сначала, как положено в приличных изданиях, много предварительных листов, почти пустых разворотов, виньетка к общему эпиграфу.


Начало

Ложный титул

Титульный разворот

Эпиграф к повести

Далее для каждой главы: разворот с римской цифрой, чёрно-белая картинка к эпиграфу главы, большая цветная иллюстрация на спуске первой страницы, цветная страничная иллюстрация, одинаковая для всех глав виньетка в конце, повторяющая виньетку к общему эпиграфу.


Разворот с римской цифрой

Разворот с эпиграфом к главе

Разворот с началом и картинкой на спуске

Текст

Картинка в тексте

Разворот после картинки

Концовка




Наверное, искусствоведы сказали бы, что и внутри тоже развитие идей Фаворского. Вероятно, так и есть, но внешне это выглядит как преодоление Фаворского: уж очень красивые у Епифанова гравюры (и на гравюры-то непохожие). Если это и есть логичное развитие линии Фаворского, то такое развитие, которое соединилось на немыслимых высотах с продолжение линии русского модерна. Видимо, через 50 лет после Революции, это и должно было случиться.

По форме: ксилографии (гравюры на дереве). Гравюры печаталось, конечно, не с досок — в 1960-е оттиски в книгу переносили опосредовано фотографическими способами. Доведенная до предела техника ксилографии. Геометрически вырезанная паутинка: картинки лёгкие, прозрачные. Подсветка гравюр: фирменный стиль Епифанова. Вот в монографии, посвященной Епифанову, даются крупные планы, чтобы показать технику получения штриха путем прорезания бороздок на деревянной доске.



По содержанию. Антураж как будто более для сказок Андерсена, чем для пушкинский прозы. Хрупкие ледяные скульптуры, всё застывшее. Взгляд художника отрешённый, печальный: зачем притворяться, будто мы не знаем, чем всё закончится у Пушкина (вот в этом отличие от Андересена). Никаких страстей с заламыванием рук и наставлением пистолета не изображается — да их ведь и нет у Пушкина (наставление пистолета есть, а страстей нет), текст очень сухой и сдержанный. Это относится к иллюстрациям в основном тексте, а картинки к эпиграфам — на контрасте весёлые и озорные. Возможно, именно епифановская интерпретация наиболее адекватна пушкинскому стилю.




Пройдемся по узловым точкам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

В отличие от предшественников графиня у Епифанова в карты не играет, с мужем не ругается. Делишки графини не выпячиваются. Это ведь роковая женщина, а не скандалистка.


Ну вот, теперь видно, почему это "Венера"

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

Сцену, когда Германн стоит у дома графини, Епифанов опускает: он не сюжет, а атмосферу иллюстрирует.


Отвлечённо бродит

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Лакомая сцена для иллюстраторов, Епифанов её пропускает. Слишком в этой сцене всё суетливо, да и сарказм настрой сбивает.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

Даже это Епифанов рисовать не стал. Просто Германн и графиня. Но смотрите, как он зловеще из-за спины графини показывается.


Чёрная тень за спиной

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

Совершенно холодные персонажи, от зрителей отвернулись. Изображён момент, когда потрясение уже улеглось


Вручение ключа

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Это Епифанов изобразил. Но самого Германна в этой сцене нет — опять всё получилось очень отрешённо.


Призрак говорит и показывает три карты

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

Вместо главных персонажей — только их руки на столе.


Зрители скорбят




Считается, что "петербургская повесть" у Пушкина — это "Медный всадник". Но после епифановского прочтения сомнений не остаётся: "Пиковая дама" — самая петербургская повесть на свете. Петербург у Епифанова выступает самостоятельным персонажем: пейзажи все безлюдные, их надо мысленно сопрягать с героями.

Перекличка с предшественниками — более с Шухаевым, чем с Бенуа. Шухаев дал только одну иллюстрацию фасада петербургского здания к предпоследней главе (я решил сначала, что Шухаев  нарисовал особняк-дворец, но, видимо, это был собор, что соответствует сюжету предпоследней главы), а Епифанов почти все главы снабдил видами зимнего Петербурга. Шухаеву это нужно было для сюжета, а Епифанову — для настроения. Ну и общий сдержанный печальный тон у Епифанова тоже ближе к Шухаеву.  


I глава: Ночь, в которую играли в карты у Нарумова

II глава: Особняк графини (готика)

III глава: Вид из окна (лизиной комнаты?)

IV глава: Ночь смерти графини

V глава:Однозначно собор

А в заставке к последней главе Епифанов нарисовал Фортуну. Это ведь разрушает цельный ряд петербургских зимних видов. Единственное объяснение вижу: так было у Шухаева (т.е. подчеркнуть преемство оказалось для Епифанова важнее).


VI глава




Вот почему-то у меня все иллюстрации в тексте из этой "Пиковой дамы" оказались задействованы. Значит, лишних у Епифанова нет. Но ещё добавлю картинки из другой книги. Епифанов известен в книжной иллюстрации двумя выдающимися достижениями. Первое — было в 1934 году (Епифанов уже не юноша), когда в "Академии" вышел двухтомник Сервантеса "Назидательные  новеллы" (в 1935 году вышло дополненное издание, добавилась пара иллюстраций; потом было издание в одном томе в 1984 году, гравюры уже не с досок печатались и не такие сочные, но представление составить можно). Там цветная ксилография. В "Пиковой даме" через 30 лет Епифанову удалось в той же технике повторить и превзойти давний успех. Нечасто так бывает.

Примеры иллюстраций к Сервантесу из моего экземпляра "Назидательных новелл" 1935 года.




Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9  10  11




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 18

⇑ Наверх