Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9  10  11

Статья написана 11 мая 15:19

Перебирая сборники, стоящие на задних полках (т.е. в запасниках), обнаружил ещё двух художников, у которых есть рисунки к "Онегину". Покажу их для полноты картины, заодно и сборнички опишу, чтобы потом темп не замедлять.




Издание "Пушкиниана Дмитрия Арсенина" (1994).


В этом сборнике мешанина, но всё же  есть несколько интересных иллюстраций к Пушкину. Качество воспроизведения, жаль, плохое.  

Придётся дать библиографическое описание в интересующей нас части. Издание небольшого формата, почти квадратное.

Александру Пушкину… Пушкиниана Дмитрия Арсенина / Альбом. — Н.Новгород: Нижегородская ярмарка, 1994. — 13 см. х 11 см. 192 с.

АРСЕНИН Д.: "Иллюстрации к болдинским произведениям" — 43 цв. и ч/б. илл.; "Иллюстрации к произведениям" (стихотворения, Гавриилиада, Евгений Онегин, Пиковая дама, Дубровский, Капитанская дочка, Арап Петра Великого) —  20 цв. и ч/б. илл.

Кроме того, в издании представлена пушкиниана ("Окружение поэта", "На нижегородской земле", "Болдинские пейзажи", "Пушкин и декабристы").

Тираж 20.000 экз.

Художник — Д.Арсенин — даже представлен на Фантлабе: https://fantlab.ru/art17547.

Курьёзный сборничек. Автор то как школьник перерисовывает в свою тетрадку репродукции с портретов пушкинской эпохи, то даёт собственную безумную интерпретацию. Вот слева — привычные родители Пушкина, а справа — какой-то странный мальчик в космической косухе. Ясно ведь, что это неудавшийся портрет Виктора Цоя, но художник зачем-то выдал его за маленького Пушкина. Видимо, не реализовалась мечта издать альбом, посвящённый Цою, ну а зачем добру пропадать.


Цой — это Пушкин сегодня

Вообще, художник на некоторые свои "левые" картинки клеит ярлык пушкинского произведения, выдавая картинки за иллюстрации. Классика: введение потребителя в заблуждение. Ну вот как эта девица из 1970-го года в псевдонародном прикиде, может быть героиней приводимого рядом пушкинского обращения?


Ну а вот картинки, которые сам автор назвал иллюстрациями к "Онегину". Но вряд ли это так. Ярлык "Онегина" приклеен к каким-то случайным костюмированным сценам.



Такой вот фальшивый "Онегин", такое вот паразитирование на бренде.




Но обнаружился и более любопытный "Онегин". Он из сборника позднесоветской эпохи.


Даю библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Полнощных стран краса и диво...: А.С. Пушкин о Петербурге. — Л.: Лениздат, 1987. — 301 с. — 20,5 см.

ПЛАКСИН Д.: 71 ил.: Медный всадник: 5 ил.; Стихотворения: 35 ил.; Евгений Онегин: 18 ил.; Прозаические отрывки: 7 ил.; Станционный смотритель: 2 ил.; Домик в Коломне: 2 ил.; Пиковая дама: 1 ил.; Арап Петра Великого: 1 ил.

Тираж 50.000 экз. Цена 1 руб. 50 коп.

Художник — Давид Плаксин — есть на Фантлабе: https://fantlab.ru/art411. Я считал, что Плаксин советский неформал и нонконформист, но здесь он вполне себе нордический ленинградец.

Вот в этой книге концепция иллюстративного ряда есть — только Петербург. Ни одного человека, ни одного героя, ни одного Пушкина! Это такое постмодернистское продолжение линии Добужинского (в знаменитых "Белых ночах" Достоевского — знаменитых из-за иллюстраций — Добужинский делает Петербург главным действующим лицом).

Иллюстрации к "Онегину" — только питерские виды ("город пышный, город бедный..."). Раз "Онегин", то и на полях надо картинки поместить — традиция. Но и на полях только кусочки Петербурга и окрестностей.




Далее — Петербург из Десятой главы. Очень атмосферно! Это Петербург декабристов: видать, ночь после восстания (фонари вокруг дворца горели всю ночь, потому что свозили арестованных).


То было над Невою льдистой

И следующая картинка  очень впечатлила — иллюстрация к выброшенному из окончательного текста прелестному "Дневнику Онегина": "Мороз и солнце! Чудный день...". Почти как "Мороз и солнце; день чудесный...". Но "ещё ты дремлешь, друг прелестный..." — это деревня, воля и покой. А в "Дневнике Онегина"  мороз и солнце — это Город.


Действительно ведь, для Онегина в этом контексте "мороз и солнце" — это дым из труб над большими и тесно стоящими в одну шеренгу столичными зданиями (как тут опять Добужинского не вспомнить с его километровыми дровяными запасами для столицы).

Пожалуй, Плаксина надо из запасников перевести в основной фонд.


Статья написана 5 мая 15:03

Попрощавшись с Онегиным, показав в прошлый раз одинокий "Домик в Коломне", начал я готовить показ антипода "Домика", но пришлось заказать для этого на Алибе новую книжку. Жду пока (праздники, почта...) — долгий процесс покупать дистанционно из рук в руки. А тут внезапно обнаружил на "Озоне" нового "Онегина" и молниеносно его получил.

Ну что ж, значит он вернулся.



Год издания поздний. Поэтому даю собственное библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Евгений Онегин. — М.: Палеограф, 1999. — 293 с.; 22 см.

ИГНАТЬЕВ Ю.: 77 цв. ил.

Тираж 2.000 экз.

Эта книга долгое время была для меня неуловимой. Впрочем, активно я её не разыскивал, поскольку не мог понять, что там у неё внутри. Подводя в этой колонке итоги своим "Онегиным", я наконец понял, что это издание проиллюстрировал знаменитый Игнатьев, который у меня, конечно, был. Решил, что это просто переиздание (испорченное, как всегда) и вычеркнул книгу из числа "хотелок". Но когда книга появилась на Озоне за сущие копейки — 119 рублей (на Алибе полторы тыщи просят) и, как всегда, без примера картинок, я решил себя перепроверить. Изучил страничку художника на Фантлабе (https://fantlab.ru/art993), где и прочитал ранее упущенное: сюита абсолютно новая, была издана вдовой художника к юбилею Пушкина. Хорошо, что за время проверки не увели книгу...

А когда заказ прибыл, обнаружился ещё и автограф вдовы (нетипично — на последней странице).




Вот так буднично и нежданно случаются очень ценные приобретения. А ведь найти новую полную сюита к "Онегину" — всё равно, как для некоторых неизвестного Рембрандта откопать. Аж обидно — вот если бы гоняться за ускользающим экземпляром пару лет, караулить на сайтах, ковыряться в книжных развалах, облизываться на непомерную цену, грозить кулаком ушедшему поезду. Ух, вот это жизнь... Правда, после таких страстей заполученный шедевр вызывает всегда одно разочарование. А сейчас — наоборот, удивления и радости с каждой минутой всё больше.


Слева — первый вариант (1959). Справа — второй вариант (до 1992)

Второй вариант, тридцать лет спустя. Первый вариант — юношеский, студенческий — имел большой успех (https://fantlab.ru/blogarticle53591). Больше таких успехов в книжной иллюстрации у художника не было. Второй вариант — поневоле трактуется как попытка превзойти свой же собственный уровень (самому-то художнику хорошо видны все огрехи неопытной кисти). Кажется: уж если тогда пришло признание, то уж сейчас-то — ого-го-го! Но популярность диктуется своими законами, часто и от автора-то независящими — и удачный момент выхода книги в свет здесь немаловажен. Успеха первого варианта повторить, конечно, не удалось бы всё равно, даже если бы успели издать сюиту в благоприятное советское время. Никаких сюрпризов здесь нет: все сюжеты и композиции предсказуемые, техника заурядная.

В первом варианте были черно-белые рисунки (пером, вероятно) и цветные иллюстрации (гуашь). Второй вариант — всё в едином стиле, все картинки цветные (акварель). Вот несколько сопоставлений из Пятой/Шестой главы .


Первый вариант — маленького формата

Первый вариант — маленького формата

Вот полюбившаяся критикам Зимняя канавка из Восьмой главы.


Первый вариант — маленького формата

Видна разница. В первом варианте канавка, действительно, как из волшебной сказки. Во втором варианте — просто лирика.

Кстати, во втором варианте появилось много прелестных городских пейзажей. Вот, например, сколько каналов добавилось к Зимней канавке в одной только Восьмой главе.






Пройдёмся по установленным узловым точкам.

1) Онегин. Крупные портреты вообще из второго варианта исчезли. Но вот Онегин перед финалом.


И постепенно в в усыпленье // И чувств и дум впадает он, // А перед ним воображенье // Свой пёстрый мечет фараон

2) Сон Татьяны. Только в этом варианте появился.


3) Дуэль.



4) Первая встреча.


5) Последняя встреча. В первом варианте Игнатьев этой сцены избежал — ах, молодость, молодость...





Ну что ж, иллюстрации во втором варианте действительно новые (бывает, они просто технически подновленные, как у Тимошенко: https://fantlab.ru/blogarticle53647).

Получилось очень мило и достойно.

На первый взгляд, кажется, что неотличимо от Иткина — одна школа, одна техника, да и художники ровесники. Но всё же у Игнатьева сюита потоньше, попрозрачней — это постепенно раскрывается.


Статья написана 26 апреля 18:24

Есть пушкинские вещи, проиллюстрированные самостоятельным циклом только один раз, зато навсегда.


"Домик в Коломне" — как раз такая поэма, сделанная в 1920-х годах Фаворским.

Издание легендарное. Подлинная книжка, конечно, по цене недоступна. Посмотрел по случаю наличие на Алибе: есть экземпляр за 17 тысяч — ох, кто-то демпингует —  остальные экземпляры от 35 тысяч (всегда удивлялся, что есть в наличии книги из крохотных тиражей и все в хорошем состоянии — а их просто изначально берегли; вот попробуйте первое издание "Волшебника в Изумрудном городе" найти!).


Но в перестройку вышло факсимильное издание. Его-то я и купил много-много позднее. Описание к изданию 1929 года соответствует — факсимиле ведь. Данные самого факсимильного издания — Л.: Изокомбинат Художник РСФСР, 1988.

Ни тиража, ни цены не обнаружил. Моя книжка, судя по всему, была элементом вот этого издания: https://www.ozon.ru/context/detail/id/31232641/ (две факсимильные книжки в одной папке с сопровождающей брошюрой). Там, видимо, можно найти цену и тираж факсимильного издания. А мне достался, значит, некомплект (неопытный был, когда первые покупки дистанционно делал).  

Фаворский, понятно, на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art3101. Его "Домик в Коломне" тоже представлен: https://fantlab.ru/edition165047 (почему-то указано, что Фаворского только оформление; в принципе, правильно, но так обычно пишут про книги, в которых у художника нет никаких иллюстраций, а только шрифты, да виньетки).

Фаворский считается реформатором книжного искусства, при жизни был назначен классиком, официально признан (Ленинская премия). Фаворский — реформатор, но совсем не в стиле модерн. Это важно — мирискусники до революции в России были всё же вторичны, они подхватили течение модерна, придуманное не ими. Фаворский оригинален (ну, или нам меньше известны мировые тенденции в этом направлении).




Иллюстрации Фаворского к "Домику в Коломне" известны больше, чем сама поэма Пушкина.

Восторг вызвали в своё время именно гравюры на полях книги — такое вторжение иллюстраций в текст (не зря в каталоге-справочнике указывается на приоритет Фаворского в этом приёме — Кузьмин будет не первым). Вот несколько примеров.





Ну и все страничные иллюстрации (фронтиспис отдельно считается).



Вот, собственно, и всё.

О стиле Фаворского написано очень много в специальной литературе. Там, понятно, полный восторг... Я тоже значение Фаворского признаю. Но не могу не сказать, что Фаворский всё же не только притягивает, но и отпугивает. Он как раз "музыку разъял как труп".

Картинки Фаворского откровенно, подчёркнуто уродливы — уродство, понятно, как особая эстетическая форма (Пушкин про себя писал: "Потомок негров безобразный"). Это уродство Гуинплена, которое одно только и может вскружить голову пресыщенным знатокам. После войны Фаворский будет резать "нормальные" картинки, но это будет сухо и, честно говоря, скучновато. Можно было бы подумать, что ксилография всегда такая угловатая (всё же резцом по дереву — это вам не беличья кисть), но это не так. Фаворский намеренно угловат и намеренно вырезает манекены вместо фигур.

Почти уверен, что критики говорили о близости Фаворского к титанам Возрождения. Само собой такое напрашивается. Ну, наверное, Фаворского можно сравнить с "суровым Дантом": все почтительно замирают, рассказывают друг другу, какой трепет их объял... Некоторые читают, очень высоко ценят. Но, по-моему, никто не любит.


Статья написана 18 апреля 11:33

Пушкинское "Лукоморье" (вычлененное из "Руслана и Людмилы" как отдельное стихотворение) уже было представлено несколько раз как антреме между "Онегиными". Сейчас, после показа всех моих "Онегиных"  даю обнаружившиеся (и даже прикопившиеся) остаточки "Лукоморий".

1) Отдельное издание (книжка-игрушка)


Это издание не вошло из-за позднего времени появления в каталог-справочник. На Фантлабе книжки не нашёл. Попробую дать библиографическое описание.

Лукоморье. — М.: Малыш, 1987. Книжка-игрушка. Художник и автор конструкции С.Яковлев. — 28х22 см; 16 с.  

ЯКОВЛЕВ С.: цв. ил. на каждой странице.

Тираж 300.000 экз. Цена 1 руб. 20 коп.




Статья написана 6 апреля 18:06

Остатки сборников из моей коллекции, где имеются иллюстрации к "Онегину".


Посмотрим эти издания.

1) Сборник 1929 года





Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9  10  11




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 18

⇑ Наверх