Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 . 11  12  13

Статья написана 26 июня 12:53

В продолжение темы графиков-реалистов (Шмаринов), работающих в чёрно-белой гамме, представляю "Пиковую даму" Татьяны Шишмарёвой. Шишмарёва — яркий пример того, как можно быть интересной в рамках застывшей поздне-сталинской книжной графики. У меня издание 1947 года — это второе издание. Первое было годом раньше, в нём на одну иллюстрацию больше. Может быть, и по качеству отличается. Но первое издание по вменяемой цене не нашёл пока. А посмотреть на цикл Шишмарёвой было очень интересно, поэтому купил более доступную книгу 1947 года.

Добавления к описанию книги 1947 года. Тираж 50.000 экз. Цена 1 руб. 50 коп.

Художница на Фантлабе представлена: https://fantlab.ru/art3167. А вот книги (ни 1946 г., ни 1947 г.) не нашёл.

Этот цикл иллюстраций достаточно известен: сцена "Германн и Лиза" вошла во все альбомы иллюстрированной пушкинианы (но растиражирована только одна эта иллюстрация). Можно увидеть, что картинка, опубликованная в моей книге 1947 года — самая бледная, неконтрастная (на снимке она в левом нижнем углу). Так-то вживую даже приятно разглядывать (кажется даже, что блеклость картинок входила в замысел!), но на фото разобрать детали, наверное, будет сложно.

Книга издана в серии "Школьная библиотека". Но тираж небольшой, поэтому картинки при воспроизведении не совсем убили. Даже страничные иллюстрации на отдельных листах, хотя издание, конечно, далеко не подарочное.

Макет книги. Имеются заставки-концовки и страничные иллюстрации.

Форзац
Форзац
Титул
Титул
Разворот с началом главы
Разворот с началом главы
Разворот со страничной иллюстрацией
Разворот со страничной иллюстрацией
Разворот с концовкой и заставкой к новой главе
Разворот с концовкой и заставкой к новой главе

Пройдёмся по узловым моментам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Этой теме посвящена только концовка первой главы (и заставка, и страничная иллюстрация отданы собственно игрокам).

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

Эта тема — тоже в заставках-концовках. На фото — заставка к третьей главе.

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Эта сцена художницу не заинтересовала.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

Этой сцене посвящена только концовка (на страничной иллюстрации — Германн на коленях уговаривает старуху ещё без пистолета).

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

Вот она, излюбленная искусствоведами сцена.

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Сильная по композиции сцена получилась у Шишмарёвой. И оригинальная. Рост-то у графини какой! Сразу понятно — привидение.

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

Если поприкалываться и начать толковать эту композицию с позиций постмодернизма ("иллюстрация к иллюстрации"), то получается следующее. Композиция — такая же как у легендарного рисунка Тырсы 1930-х гг. (скоро дойдём до этого цикла).  И даже кресло на первом плане. У Тырсы в кресле сидит Пушкин. Но у Шишмарёвой кресло пустое! Вот как — Пушкин нас покинул! Ну и ещё один персонаж у Шишмарёвой отсутствует. Тоже можно глубокомысленные выводы сделать. Если это не постмодерн, то что же? Вот только у Шмаринова в 1978 году композиция такая же — и лорнет, и трубка с длинным чубуком у зрителей. К чему бы это? Неужто и Шмаринов тоже... Чёрт, какая концепция рухнула!

Тырса (1936)
Тырса (1936)
Шишмарёва (1946)
Шишмарёва (1946)
Шмаринов (1978)
Шмаринов (1978)

Если серьёзно, то при таком совпадении у разных художников — одно из трёх: или 1) это плагиат (вне подозрений только первый по времени художник),  или 2) сама композиция заурядная и банальная (и тогда это вообще не объект авторского права), или 3) все совпадения намеренные (и тогда это декларация — последующие художники объявляют, что примыкают к родоначальнику). Вот третий вариант и есть постмодерн (раскавыченная всем известная цитата без указания источника). Возможны комбинации: один из художников намеренно цитировал, а другой неосознанно повторил... Для дилетанта, каковым я являюсь, это всё будет на уровне гаданий. Но хотелось бы верить, что это был постмодерн — даже у Шмаринова. Ведь Тырса — это из области неказённых советских художников. Никакого фрондёрства в его цитировании не было, но всё же...




Нельзя уйти от сравнения цикла Шмаринова и Шишмарёвой.

Манера Шмаринова не изменилась за всю его карьеру. "Пиковую даму" в 1978 году он нарисовал точно также, как "Повести Белкина" тридцатью годами ранее. Шишмарёва рисовала свою сюиту в те же сороковые годы в той же технике, что и Шмаринов, потому что по другому тогда было нельзя, да и не получилось бы. Иллюстрации Шишмарёвой хороши, в них много заинтересованности и чувства (не зря так любят воспроизводить свидание Германна и Лизы) — мне кажется, она Шмаринова переигрывает даже на его  собственном поле. Но важнее другое — Шмаринов рано закостенел, а Шишмарёва стремилась к развитию. Эта решающая черта для творчества.  Шмаринов не был бездарным художником, но в поздних работах он не изменился и стал просто скучен.

А Шишмарёва с началом "оттепели" отдалась с удовольствием новым течениям. У меня уже был пост про иллюстрации к "Онегину", когда художница Тимошенко переделала свои "сталинские" картинки в "оттепельные" — так себе получилось (см. здесь). А Шишмарева известна, прежде всего, своей графикой новой волны 1960-х. Шишмарёва тоже "переводила" свои старые циклы иллюстраций в "линейный вариант" (её собственные слова), но делала это не механически, не конъюнктурно. Потому и был такой успех у её "линейных" иллюстраций. Вот для сравнения "Горе от ума", переведённое в "линейный вариант". Здесь не сцены заменены, а сама концепция поменялась: "Портрета в иллюстрациях я избегаю. Тут нужны эмоции, действие, иногда динамика".

Софья (1948-1953)
Софья (1948-1953)
Чацкий (1948-1953)
Чацкий (1948-1953)
Софья и Чацкий (1963-1972)
Софья и Чацкий (1963-1972)

Шишмарёва переделала много своих работ. "Одна только "Пиковая дама" 1946 года осталась, какой была (правда её не переиздавали)", как она сама писала.  Да, вот это жаль — сравнить было бы интересно. А так, и послевоенный вариант Шишмарёвой — лучший  из того, что могло быть в то время.

В общем-то, даже когда говорят про очарование сталинского стиля, имеют в виду всё же яркие, а не унылые произведения (делаем поправку на то, что книжная графика не монументальное искусство).


Статья написана 21 июня 13:15

Сегодня — "Пиковая дама" 1978 года в иллюстрациях Дементия Шмаринова, маститого советского художника. Вот экземпляр из моей коллекции и библиографическое описание из каталога-справочника.

Добавление к библиографии. Тираж 50.000 экз. Цена 70 коп. "Улучшенное" издание.

Эта "Пиковая дама" составляет неформальный комплект с "Повестями Белкина" в иллюстрациях того же художника. Чёрное и белое.

На лицевой стороне переплёта обеих книг — только автор (и то, если знать, чья это подпись), а названий нет. Название — на корешке (притом одинокое, без имени автора).

Обычно, это означало, что у книги должна быть суперобложка. Но в этом случае супера не было. Было бы эффектно одну суперобложку на два тома сделать (существовала такая практика для миниатюрных изданий) — может, и были такие задумки, но книги вышли не одновременно, а с интервалом через год.

Если "Повести Белкина" Шмаринов проиллюстрировал ещё в конце 1940-х гг., то "Пиковая дама" с его иллюстрациями выходила в 1978 году впервые (но никто и не заметил, что между двумя циклами 30 лет). В наши дни выжившая "Детская литература" (в Москве) штампует эти две книги под одной обложкой на тонкой бумаге с очень посредственным качеством.

Художник на Фантлабе, конечно, есть: https://fantlab.ru/art1638. "Пиковая дама" 1978 года тоже на Фантлабе есть: https://fantlab.ru/edition83702. Представлены и современные издания с этими рисунками: "Детской литературы" (https://fantlab.ru/edition85049, https://fantlab.ru/edition83717) и "Издательского дома Мещерякова (https://fantlab.ru/edition207390).




У книги, раз это "улучшенное" издание, имеется авторский макет (то, что в библиографии указывается как "оформление Шмаринова", которое обособляется от собственно "иллюстраций Шмаринова"). И фронтиспис есть, и номера глав на отдельных листах, и картинки к эпиграфам, и концовочки имеются. К первой главе —  заставка (к остальным главам нет), страничные иллюстрации со второй по шестую главу (кое-где — две иллюстрации).

Титульный разворот
Титульный разворот
Разворот с общим эпиграфом
Разворот с общим эпиграфом
Разворот с номером главы
Разворот с номером главы
Разворот с эпиграфом к главе
Разворот с эпиграфом к главе
Разворот с началом главы
Разворот с началом главы
Концовка
Концовка
  

Пройдёмся по ключевым моментам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Это у Шмаринова фронтиспис. Удалась молодая графиня. Портреты героев — конёк Шмаринова (и в "Петре Первом", и, в особенности, в "Войне и мире"). В современных переизданиях этот портрет (подкрашенный, но не думаю, что самим художником) помещают на обложку. Очень эффектно!

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Эта сцена у Шмаринова отсутствует.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Эта сцена у Шмаринова тоже отсутствует. Потому что издание для советских детей?

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

Вот и всё, что касается "Пиковой дамы" в иллюстрациях Шмаринова. Хороший уровень. Но не цепляет.




Ну а теперь послесловие не по теме (спрятал его под кат).




Статья написана 17 июня 20:03

Как же иногда не везёт: работа опоздала по времени, пришлась не ко двору. Вместо ожидаемого успеха (может быть, и негромкого) — недоумение и усмешки. Это я всё ещё про "Пиковую даму".

В 1966 году помимо гениальной сюиты Епифанова, которую мы смотрели в прошлый раз, был опубликован  другой цикл иллюстраций к "Пиковой даме" в той же самой технике ксилографии — художника М.Полякова. Поляков был гравером, не менее известным, чем Епифанов. Но ранее художники не пересекались, а тут стали соперниками, никакой возможности избежать сравнения не было — и Поляков проиграл.

Вот книга с иллюстрациями Полякова из моей коллекции и библиографическое описание с сожалениями.

Добавления к библиографии: Тираж 200.000 экз. Цена 8 коп.

Художник на Фантлабе есть: https://fantlab.ru/art2679. Книга тоже представлена (правда, не привязана к Полякову): https://fantlab.ru/edition85076.

Посмотрим Макет (точнее остатки замысла художника по макету).

Серия "Школьная библиотека", в мягкой обложке. Не спасает даже то, что оформление не типовое, не унылое (есть даже намёки на декоративный форзац). Пустых листов нет — это не для брошюрки за 8 копеек. Но идея общего оформления прослеживается: есть подобие шмуцтитула к каждой главе (он посвящён эпиграфу); есть разворот в начале каждой главы с полностраничной иллюстрацией и маленькой картинкой к первой букве текста; есть маленькая картинка в конце текста главы. Есть ещё иллюстрации собственно в тексте, но не во всех главах и распределены неравномерно: только в III главе (две картинки) и в VI главе (одна).  

Сразу титул, слева — оборот обложки
Сразу титул, слева — оборот обложки
Разворот с большой иллюстрацией и эпиграфом к повести
Разворот с большой иллюстрацией и эпиграфом к повести
Разворот с эпиграфом к первой главе
Разворот с эпиграфом к первой главе
Разворот в начале первой главы
Разворот в начале первой главы
Концовка к одной главе и сразу же лист с эпиграфом к следующей главе
Концовка к одной главе и сразу же лист с эпиграфом к следующей главе




Пройдёмся по выбранным ключевым точкам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Эта тема в опубликованных иллюстрациях не отражена. Только в маленькой концовке первой главы — две фигуры в нарядах XVIII века.

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

У Полякова он перед принятием решения не бродит. У дома графини стоит.

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

4) Германн с пистолетом. Третья глава

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Вот тут оригинальная композиция.

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

И здесь композиция очень  хороша.




В советском издательском деле своеобразная конкуренция между издательствами была, а у художников было право предлагать свои работы разным издательствам. Что произошло? "Детлит", конечно, не хотел угробить книжку — всё сошлось, видимо, случайно: подошли сроки; в плане у "Детской литературы" не было предусмотрено улучшенного издания для "Пиковой дамы"; о том, что конкурент издаёт роскошную "Пиковую даму" не знали или узнали слишком поздно... У художника выбора именно в тот момент не было... Или всё-таки существовал запрет на два роскошных издания одного произведения одновременно (чтобы у покупателя был выбор)?

В общем, всё правильно написали в библиографической заметке: не в пользу Полякова было издание в массовой серии (плохая бумага, нечёткая печать, несоблюдение замысла художника). Всё так, но отговорки не могут скрыть самого главного: работы Полякова  были обыкновенными, а на фоне гравюр Епифанова — так и вовсе заурядными. При том, что это, конечно, гравюры большого мастера. Не судьба...

Но всё же — каков был общий уровень — 8 копеек за книжку с такими картинками!


Статья написана 13 июня 17:55

Прерываю хронологичность обзоров "Пиковой дамы", поскольку после Бенуа (1911) и Шухаева (1923) начинает вырисовываться иной ряд: логический, когда выстраивается цепочка последователей одной художественной идеи. Мне кажется, что следующим в этом ряду является Г.Епифанов со своей сюитой, опубликованной в 1966 году (как тогда было принято, художник работал над ней шесть лет — мог себе позволить).

Епифанов очаровал меня со школьных лет: в издании, в котором впервые прочёл "Пиковую даму", к ней были даны три епифанофские картинки. Такое не забывается (и, судя по всему, предопределяет пожизненное восприятие текста). Всегда был не прочь приобрести оригинальную книгу, но у букинистов она не попадалась. Чудо совершили Интернет и Почта России.

Дистанционные интернет-покупки я освоил очень поздно. Но первая книга, купленная в начале 2010 года на Алибе была, конечно, "Пиковой дамой" Епифанова. Предыдущий владелец завернул книгу в кальку — очень трогательная примета советских времён. Теперь это винтаж.

В кальке
В кальке
Без кальки
Без кальки

Библиография

Добавление к библиографии: Тираж 30.000 экз. Цена 1 руб. 20 коп. Издание по советским меркам подарочное; улучшенное, как тогда говорили: плотная бумага, чёткая печать и воспроизведение иллюстраций, большие поля (чистое пространство).

Художник на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art5887. Книга тоже: https://fantlab.ru/edition85071 (с качественными сканами иллюстраций).




Раз издание "улучшенное", в книге был сохранён макет художника. В этом случае макет, вообще-то, начинается с переплёта: он подчёркнуто строгий, шрифтовый без украшений (поклон в адрес сурового Фаворского). Даю первые развороты, чтобы составить представление о макете. Сначала, как положено в приличных изданиях, много предварительных листов, почти пустых разворотов, виньетка к общему эпиграфу.

Начало
Начало
Ложный титул
Ложный титул
Титульный разворот
Титульный разворот
Эпиграф к повести
Эпиграф к повести

Далее для каждой главы: разворот с римской цифрой, чёрно-белая картинка к эпиграфу главы, большая цветная иллюстрация на спуске первой страницы, цветная страничная иллюстрация, одинаковая для всех глав виньетка в конце, повторяющая виньетку к общему эпиграфу.

Разворот с римской цифрой
Разворот с римской цифрой
Разворот с эпиграфом к главе
Разворот с эпиграфом к главе
Разворот с началом и картинкой на спуске
Разворот с началом и картинкой на спуске
 Текст
Текст
Картинка в тексте
Картинка в тексте
Разворот после картинки
Разворот после картинки
Концовка
Концовка




Наверное, искусствоведы сказали бы, что и внутри тоже развитие идей Фаворского. Вероятно, так и есть, но внешне это выглядит как преодоление Фаворского: уж очень красивые у Епифанова гравюры (и на гравюры-то непохожие). Если это и есть логичное развитие линии Фаворского, то такое развитие, которое соединилось на немыслимых высотах с продолжение линии русского модерна. Видимо, через 50 лет после Революции, это и должно было случиться.

По форме: ксилографии (гравюры на дереве). Гравюры печаталось, конечно, не с досок — в 1960-е оттиски в книгу переносили опосредовано фотографическими способами. Доведенная до предела техника ксилографии. Геометрически вырезанная паутинка: картинки лёгкие, прозрачные. Подсветка гравюр: фирменный стиль Епифанова. Вот в монографии, посвященной Епифанову, даются крупные планы, чтобы показать технику получения штриха путем прорезания бороздок на деревянной доске.

По содержанию. Антураж как будто более для сказок Андерсена, чем для пушкинский прозы. Хрупкие ледяные скульптуры, всё застывшее. Взгляд художника отрешённый, печальный: зачем притворяться, будто мы не знаем, чем всё закончится у Пушкина (вот в этом отличие от Андересена). Никаких страстей с заламыванием рук и наставлением пистолета не изображается — да их ведь и нет у Пушкина (наставление пистолета есть, а страстей нет), текст очень сухой и сдержанный. Это относится к иллюстрациям в основном тексте, а картинки к эпиграфам — на контрасте весёлые и озорные. Возможно, именно епифановская интерпретация наиболее адекватна пушкинскому стилю.




Пройдемся по узловым точкам.

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

В отличие от предшественников графиня у Епифанова в карты не играет, с мужем не ругается. Делишки графини не выпячиваются. Это ведь роковая женщина, а не скандалистка.

Ну вот, теперь видно, почему это "Венера"
Ну вот, теперь видно, почему это "Венера"

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

Сцену, когда Германн стоит у дома графини, Епифанов опускает: он не сюжет, а атмосферу иллюстрирует.

Отвлечённо бродит
Отвлечённо бродит

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Лакомая сцена для иллюстраторов, Епифанов её пропускает. Слишком в этой сцене всё суетливо, да и сарказм настрой сбивает.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

Даже это Епифанов рисовать не стал. Просто Германн и графиня. Но смотрите, как он зловеще из-за спины графини показывается.

Чёрная тень за спиной
Чёрная тень за спиной

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

Совершенно холодные персонажи, от зрителей отвернулись. Изображён момент, когда потрясение уже улеглось

Вручение ключа
Вручение ключа

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Это Епифанов изобразил. Но самого Германна в этой сцене нет — опять всё получилось очень отрешённо.

Призрак говорит и показывает три карты
Призрак говорит и показывает три карты

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

Вместо главных персонажей — только их руки на столе.

Зрители скорбят
Зрители скорбят




Считается, что "петербургская повесть" у Пушкина — это "Медный всадник". Но после епифановского прочтения сомнений не остаётся: "Пиковая дама" — самая петербургская повесть на свете. Петербург у Епифанова выступает самостоятельным персонажем: пейзажи все безлюдные, их надо мысленно сопрягать с героями.

Перекличка с предшественниками — более с Шухаевым, чем с Бенуа. Шухаев дал только одну иллюстрацию фасада петербургского здания к предпоследней главе (я решил сначала, что Шухаев  нарисовал особняк-дворец, но, видимо, это был собор, что соответствует сюжету предпоследней главы), а Епифанов почти все главы снабдил видами зимнего Петербурга. Шухаеву это нужно было для сюжета, а Епифанову — для настроения. Ну и общий сдержанный печальный тон у Епифанова тоже ближе к Шухаеву.  

I глава: Ночь, в которую играли в карты у Нарумова
I глава: Ночь, в которую играли в карты у Нарумова
II глава: Особняк графини (готика)
II глава: Особняк графини (готика)
III глава: Вид из окна (лизиной комнаты?)
III глава: Вид из окна (лизиной комнаты?)
IV глава: Ночь смерти графини
IV глава: Ночь смерти графини
V глава:Однозначно собор
V глава:Однозначно собор

А в заставке к последней главе Епифанов нарисовал Фортуну. Это ведь разрушает цельный ряд петербургских зимних видов. Единственное объяснение вижу: так было у Шухаева (т.е. подчеркнуть преемство оказалось для Епифанова важнее).

VI глава
VI глава




Вот почему-то у меня все иллюстрации в тексте из этой "Пиковой дамы" оказались задействованы. Значит, лишних у Епифанова нет. Но ещё добавлю картинки из другой книги. Епифанов известен в книжной иллюстрации двумя выдающимися достижениями. Первое — было в 1934 году (Епифанов уже не юноша), когда в "Академии" вышел двухтомник Сервантеса "Назидательные  новеллы" (в 1935 году вышло дополненное издание, добавилась пара иллюстраций; потом было издание в одном томе в 1984 году, гравюры уже не с досок печатались и не такие сочные, но представление составить можно). Там цветная ксилография. В "Пиковой даме" через 30 лет Епифанову удалось в той же технике повторить и превзойти давний успех. Нечасто так бывает.

Примеры иллюстраций к Сервантесу из моего экземпляра "Назидательных новелл" 1935 года.


Статья написана 7 июня 08:33
Размещена также в рубрике «Колонка коллекционера»

Продолжаю обзор иллюстраций к "Пиковой даме". Пока складывается хронологический порядок: сюиту Бенуа (1911) я показал в прошлый раз здесь, а следующая  полноценная сюита к "Пиковой даме" была напечатана в 1923 году. Художник — В.Шухаев, русский эмигрант, книга издана во Франции. Художника на Фантлабе нет, книги тоже нет.

Подлинник простому смертному недоступен. У меня, понятно, репринт (но очень качественный, повторена даже обёртка обложки — суперобложкой её сложно назвать).

В обёртке
В обёртке
Без обёртки
Без обёртки

Поскольку это репринт, библиографические сведения даю из каталога-справочника об оригинальном издании (там ещё и другая информация о художнике и об этих иллюстрациях).

Сведения о репринте: М.: ИМЛИ, "Наследие", 1999. Тираж 1.000 экз.

Это же содружество (издательство "Наследие" и Институт мировой литературы РАН) выпустило прекрасный репринт "Евгения Онегина" с иллюстрациями Добужинского (показывал здесь). Жаль, что деятельность по изданию подобных репринтов прекратилась.




О концепции этой книги как единого целого текста и иллюстраций. Чтобы составить представление о макете даю первые развороты.

Как положено в библиофильских книжках, сначала — пышное и неспешное, очень декоративное открытие (открывание) книги: много пустых листов, всякие титулы, авантитулы, что-то перед ними, после них (тут я уже не могу щеголять специальными терминами — для такого множества вступительных страниц моя шпаргалка обозначений не содержит). Этакая разминка.

Начало
Начало
Ложный титул
Ложный титул
После ложного перед настоящим титулом
После ложного перед настоящим титулом
Титульный разворот
Титульный разворот
Предисловие А.Жида
Предисловие А.Жида
После предисловия
После предисловия

А  главы смоделированы одинаково: пустой разворот с номером, большая цветная страничная иллюстрация перед текстом главы, монохромная буквица в первом слове, цветная заставка непосредственно над началом текста, цветная полустраничная иллюстрация в тексте и монохромная концовка.

Разворот с римской цифрой
Разворот с римской цифрой
Разворот с большой картинкой
Разворот с большой картинкой
Наконец-то начало!
Наконец-то начало!
 Текст
Текст
Картинка в тексте
Картинка в тексте
Концовка
Концовка

Бенуа не стал рисовать компанию, в которой и рассказывается анекдот о трёх картах. Получается, что Шухаев первым изобразил начальные строки: "Играли в карты у конногвардейца Нарумова". Исторически верно изображён белый мундир конногвардейца.  




Техника иллюстраций у Шухаева совсем другая, чем у Бенуа (указано, что у Шухаева гелиогравюры, но как это сделано — непонятно). Но сравнение этого цикла иллюстраций с сюитой Бенуа было неизбежно. При этом Шухаев как будто открыто напрашивался на сравнение. Поэтому, конечно, иллюстрации Шухаева — это не подражание Бенуа, а, напротив, противопоставление: "Не так ты сделал, вот как надо было...". Это пока ещё острый спор двух современников. Но чувство странное, когда помнишь о картинках Бенуа и смотришь картинки Шухаева.

Пройдёмся по узловым точкам, которые, по моему мнению, помогли бы выявить особенности разных художников (т.е. это узловые точки не столько сюжета, сколько возможностей для интерпретации).

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Здесь Шухаев, как и Бенуа, выбрал для иллюстрирования парижских сцен молодую графиню за игорным столом и разговор молодой графини с мужем (по итогам которого графиня дала мужу пощёчину "и легла спать одна, в знак своей немилости" — вот это предпощёчечное состояние у Шухаева получилось острее).

"Венера московитов"
"Венера московитов"
Требует денег у мужа
Требует денег у мужа

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

Если художники рисуют, что Германн бродит — они рисуют Германна и зимний Петербург. В этой сцене Шухаев сосредоточился не столько на Петербурге, сколько на Германне. А вот вторая картинка иллюстрирует только то, что Германн видит у дома графини: "Из карет поминутно вытягивались то стройная нога молодой красавицы, то гремучая ботфорта, то полосатый чулок и дипломатический башмак". Эта картинка очень растиражирована: в альбомах её обязательно приводят как пример шухаевских иллюстраций — поразила она критиков в самое сердце. Этого у Бенуа нет, конечно.

Бродит
Бродит
Караулит, потупив глаза
Караулит, потупив глаза

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Рисунок оригинальный — надевают/снимают у старой графини не парик, а чепец. Лица у дворовых девок — как будто у людей другой расы (встречал такую рожу только у Ивана из "Конька горбунка" в иллюстрациях художников рубежа XIX-XX вв). Композиция похожа на ту, что у Бенуа.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

Такая намеренная театральность, но театральность кукольная: Германн скованный как марионетка. Ну в этой сцене пафос так зашкаливает,  что всерьёз это рисовать нельзя — тут Шухаев тонко поступил, его усмешка неочевидна.  А композиция опять знакомая.

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

Эту сцену все художники любят и рисуют примерно одинаково. Но у Шухаева композиция собственная — при всей простоте (два человека в каморке) очень оригинальная. Немного по-своему героев расставил.

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Ой, а вот здесь композиция опять как у Бенуа!

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

Да что ж такое — дежа вю — всё как у Бенуа!

"Дама ваша убита", — сказал ласково Чекалинский
"Дама ваша убита", — сказал ласково Чекалинский




Критики объясняют шухаевское дежа вю профессионально. Уважаемый искусствовед Ю.Молок вообще пишет, что Шухаев "не смог отвести взгляд от рисунков своего предшественника. В известном смысле шухаевские рисунки можно рассматривать... как вариации на темы рисунков Бенуа, как иллюстрацию иллюстраций".

Во как! По мне, так это комплимент: ведь "иллюстрация иллюстраций" — это настоящий постмодернизм. И русские во Франции его изобрели. В 1923 году! В России ещё дедушка Ленин жив...

Видимо, рисовать картинки к пушкинской "Пиковой даме" невозможно — это сделал Бенуа раз и навсегда, причём не по своей воле: Пушкин всё предрешил (текст такой краткий и точный, что похож на режиссёрский сценарий с раскадровкой). Все последующие циклы — это споры иллюстраторов между собой.




Я в сюите Шухаева отмечу другое. Вот в предпоследней главе столичное здание: особняк-дворец (собор?), а в последней главе — изображение фортуны.

Дворец (Собор?)
Дворец (Собор?)
Фортуна
Фортуна

Чем это интересно? А это мостик к следующему гениальному циклу иллюстраций (Г.Епифанов), совсем из другого времени... Постмодернизм продолжается.


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 . 11  12  13




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 18

⇑ Наверх