Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Завета» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9  10

Статья написана 27 января 2016 г. 07:42

У меня сразу две хорошие новости. На проходившей в Подмосковье 22-24 января литературно-практической конференции Басткон, которую с 2001 года проводит московская литературно-философская группа «Бастион», мой роман "Ольга, лесная княгиня" получил награду "Чаша Бастиона".

И сегодня в издательстве Эксмо вышла вторая книга того же цикла — "Ольга, княгиня зимних волков".

Сюжет романа совершенно уникален в данной теме, поскольку опирается не на легенды о первой русской святой, а посвящен историческим событиям середины Х века, никак не отраженным ни в летописи, ни в церковной литературе.

Речь идет о присоединении к Древнерусской державе будущего Смоленского княжества. Летопись утверждает, будто эти края подчинились Олегу Вещему, когда он только шел из Ладоги в Киев. На самом же деле археологам известно, что до середины X века эти земли (Гнездовский комплекс и регион смоленских кривичей) сохраняли самобытность, но около 950-го года часть гнездовского поселения погибла в пожаре, и в слоях выше пожара уже появляются черты южнорусской дружинной культуры. То есть археология опровергает данные летописи: присоединение будущего Смоленска к Киеву произошло только в середине X века и военным путем. Поскольку точный год смерти князя Игоря неизвестен, можно предполагать, что эта кампания была последним крупным его достижением перед его гибелью в древлянском полюдье.

Так кто же правил землей смоленских кривичей в последние годы ее независимости? Определенных данных об этом в распоряжении науки нет. Для построения художественной версии приходится выбрать кого-то из списка правителей, от имени которых в 944 году послы в Царьграде заключали договор между русью и греками. А поскольку большинство этих имен – скандинавского происхождения, то всплывает вопрос о взаимоотношениях между исконной славянской знатью, заморской русью и надплеменной властью, стремящейся построить новую державу – Русскую землю, которая когда-нибудь сможет говорить на равных с мощнейшими государствами Европы.

…Князь смоленских кривичей Сверкер прячет от женихов свою дочь Ведому, боясь, что зять погубит его, как он сам когда-то погубил своего тестя. Он уклоняется от сватовства молодого Ингвара сына Хакона – племянника киевского князя, и строит хитроумные замыслы, как путем брака дочери найти союзников для борьбы с Русью. Загадочная лесная колдунья Ведьма-рагана подталкивает Ведому к выбору между родом отца и матери, что может привести к войне внутри самой земли смолян. Но девушка, не желая стать ни поводом для войны, ни игрушкой в руках отца, выбирает третий путь. В ночь купальских игрищ княжна бесследно исчезает…

И вот киевская дружина является в земли кривичей за невестой, но Ведома уже замужем. Но даже сам ее отец не знает – за кем? И первой тайну откроет княгиня Эльга, когда не по своей воле очутится в самой глуши заснеженного леса, в кругу вилькаев – зимних волков…

Роман любопытен еще тем, что написан в духе некой «ложной мистики» (но не мистификации): все его действие, персонажи и события, реалистичны, но тем не менее сами герои уверены, что вокруг них творится волшба, ходят ожившие мертвецы и русалки.

В плане издательства стоит третья книга – «Ольга, княгиня русской дружины».

https://eksmo.ru/catalog/book/olga-knyagi...


Статья написана 25 ноября 2015 г. 11:14

Сегодня у меня юбилей — шестьдесят! Шестьдесят изданий :-) Юбилейной стала 5-я книга цикла "Огнедева". Родное название было "Змей-звезда", издательское — "Тайна древлянской княгини". В отличие от первых четырех, изданных в Книжном Клубе семейного досуга, пятая вышла уже в России, в Эксмо. Книга весьма мистична, и антагонистом в ней является ни много ни мало как сам хтонический змей :) Но никаких поединков героя с пылающим мечом и победы бобра над ослом...

Тайна древлянской княгини

Древняя Русь, начало X века. Древлянский князь Володимер убит во время похода в степь. К его молодой вдове Предславе, дочери давно погибшего князя Аскольда, начинает являться некто в облике покойного мужа. И однажды ей удается заставить ночного гостя сказать правду: много лет назад, когда Предслава была еще маленькой девочкой, колдунья Незвана пообещала отдать ее Князю-Ужу, божеству реки Уж. Теперь, когда Предслава овдовела, тот явился за своей добычей. И чтобы от него избавиться, следует показать владыке Забыть-реки нечто совсем уж небывалое: например, свадьбу сестры с собственным братом…

(События с колдуньей Незваной, послужившие завязкой сюжета, подробно изложены в книге "Чары колдуньи", но роман самостоятелен и его можно читать без первых четырех.) Уже доступно к заказу на Озоне и Лабиринте.


Статья написана 17 сентября 2015 г. 11:08

Для полноты библиографии.

Весной сего года я написала роман, который у меня назывался сначала "Наследники Вещего". Издатель пожелал, чтобы в названии были слова "княгиня Ольга", и роман стал называться "Ольга: княгиня из чащи". В итоге издатель сам назвал его "Ольга, лесная княгиня" — так и вышло, хотя по смыслу получилось не совсем то. Про кого он, уже понятно. Эта эпическая фигура всегда витала где-то на заднем плане моего воображения, но если бы не уговор с издательством, не знаю, когда бы я еще собралась сделать шаг из 9-го века в 10-й.

Что сказать о содержании? Казалось бы, о таких персонажах только ленивый не писал, уже в зубах навязло вся эта месть древлянам и прочее. Однако сведения о первой княгине-христианке почти все являются легендарными, и бесспорных фактов ее биографии очень мало. Легенды все знают и без меня, не было никакого смысла их пересказывать. Поэтому с летописью мой роман пересекается в части всего одного факта: «Привезли Игорю жену из Плескова именем Ольгу». Все остальное –– мои собственные историко-художественные построения. таким образом, фантазий там много, но по роду своему роман исторический, а не фентези. Есть пара мелочей из серии «им померещилось», а развитие сюжета определяют реалистичные персонажи и события.

Действие охватывает период жизни Ольги от семилетнего возраста до рождения Святослава. Я стремилась дать ответы на вопросы, которые источники обходят молчанием. Кому и почему мог быть выгоден династический союз между Псковом и Киевом? Каким образом женщина с ребенком могла удержаться у власти в краях, где ее муж представлял максимум второе поколение династии?

Для меня роман этот нетипичен в нескольких отношениях. Во-первых, это первый, где действие занимает так много времени: больше десяти лет. И несколько лет проходит между этапами развития сюжета. Во-вторых, это была моя первая попытка подавать часть действия от первого лица. Эксперимент был неплох и свои задачи выполнил, но не думаю, что он сильно повлияет на облик дальнейших книг.

Среди важнейших персонажей романа имеется некий Олег Моровлянин, внук Олега Вещего и его прямой наследник. В русских источниках подобный персонаж отсутствует: как мы все знаем, в них наследником Олега назван сразу Игорь. Откуда же такой взялся? Некий Олег Моравский упоминается в чешских источниках 17 века: его называют последним князем Моравии, правившим там с 940-го по 949-й год, и братом княгини Ольги, а также приписывают ему еще несколько родственных связей с более поздними русскими князьями. К нему возводится родословная моравского рода Жеротинов, которые таким образом становились потомками Рюриковичей. Согласно этим сведениям, Олег прибыл из Руси в Моравию около 939-940 года, некоторое время правил там, отбиваясь от врагов, но в 949 году потерпел окончательное поражение, был вынужден бежать в Польшу и умер либо там, либо вернувшись на Русь, аж в 967 году.

О нем существуют разные исследования, и мнения сводятся к тому, что Олег Моравский –– персонаж скорее литературный, чем исторический, и «родственные связи» его нужно искать среди литературных образов. В литературном родстве с ним оказываются Олав Святой и даже Илья Муромец. (Подробности легко найти в Интернете.)

Почему же меня заинтересовал этот образ и получил место в романе? Для ответа на этот вопрос нужно сначала зайти с другого конца. Род Рюриковичей имел определенный набор династических имен, которым пользовался все века своего существования. Источники этого набора во многом неизвестны. Главным образом неясно, откуда взяты имена славянского происхождения: Владимир, Ярослав и так далее. Но три имени из этого списка –– Ростислав, Святополк и Предслава –– являлись династическим для рода Моймировичей, который правил Великой Моравией в течение 9 века и прекратил свое существование в 907 году (время правления в Киеве Олега Вещего).

А тридцать лет спустя в Моравии вдруг появляется претендент на власть, носящий имя Олег! То есть этот человек объединял в себе наследственные права Моймировичей и первых Рюриковичей (условно), то есть Олега Вещего! Едва ли это могло быть совпадением. Мысль о династической связи последних Моймировичей и первых Рюриковичей прямо-таки напрашивается сама собой. Да, возможно, никакого Олега, претендующего на власть в Моравии, вовсе и не было и он является плодом фантазий чешской аристократии 17 века. Но факт совпадения трех династических имен Моймировичей и Рюриковичей остается. Два из них впервые возникли в потомстве Владимира Крестителя –– Святополк и Предслава. От последних Моймировичей их отделяет около трех поколений.

Здесь можно сказать, что подобное заимствование объясняется желанием Рюриковичей духовно «породниться» с родом первых славянских князей-христиан (мы помним, что именно Моравия была одним из важнейших источников русского христианства). Но в подобной же ситуации, скажем, скандинавский креститель Олав взял не имя, а лишь прозвище Карла Великого – Магнус, и дал его своему лишь побочному сыну.

Итак, выводы. Если даже образ Олега Моравского выдуман, он просто чудо как хорошо укладывается в схему киевско-моравских связей, которые вовсе не выдумка. И если мы допустим между последними Моймировичами и первыми Рюриковичами (Олегом Вещим) родственную связь – чему объективных препятствий не просматривается, поскольку даты совпадают, да и мотивы несложно подобрать, –– это объяснит сразу и существование тридцать лет спустя наследника моравского престола, носящего имя Олег, и наличие у последующих Рюриковичей династических имен Моймировичей.

На днях книга вышла в продажу. Будут продолжения (вторая книга — в январе).


Статья написана 21 мая 2015 г. 08:26

После многолетнего ожидания вышла 4-я книга цикла "Огнедева", под издательским названием "Чары колдуньи". Аннотация малость слащавая, картинка тоже типа того, но в книге много говорится о моем понимании древнерусского шаманизма. Осенью должна быть еще 5-я часть, но уже не в Книжном Клубе. Приобрести, если что, проще всего будет через Озон, они книжноклубовскими изданиями торгуют. По магазинам в России почти не бывает.

http://www.ksdbook.ru/catalog/books/adven...


Файлы: Prew_Obl_Chary_Razv.jpg (3431 Кб)
Статья написана 8 декабря 2014 г. 07:10

На всякий случай упреждаю, что это шутка юмора. Хотя такого и всерьез немало пишут...

Алатырь-камень (Латырь) – образ возник из древних камней-«латырей», аналог позднейшего штопального гриба – их вкладывали в носки с целью заштопать, «залатать», отсюда название. Подтверждается заговором, согласно которому на камне-алатыре сидит богиня зари, булатной иглой зашивающая раны кровавые.

Баенник – бог красноречия, отсюда слово «байки». Он же способствовал привлечению добрых снов, для чего к нему обращали специальные заклинания, это называлось «баюкать». Его же другое имя Баян.

Бравлин – бог воинской славы, имя образовано от понятий «бравый» и «длинный» – благодаря его высокому росту. Есть также версия, что вторая часть имени образована от понятия «ленивый», поскольку, в соответствии с мифом, Бравлин первую половину своей жизни провел на печи, прежде чем обрести великую силу.

Бродница – богиня-покровительница путешественников (отсюда «бродить».) Изображалась с длинной бородой, символизирующей дорогу.

Велес – божество в образе змея, на что указывает его имя, родственное понятия «влез» и «вылез». По некоторым версиям, мифологический отец Древобога (см.)

Вий – божество буйных ветров (ср. «виться»). Изображался с огромными веками, хлопая которыми, производил бури. Также считался богом поэзии, отсюда название поэта «вития».

Зевана – богиня вечерней зари и ночного сна, изображалась в виде зевающей женщины (отсюда имя), с двумя зонтиками под мышкой, которые несли людям хорошие или плохие сны.

Догода – бог мудрости, отсюда слово «догадаться». Он же управляет коловращением вселенной, на что указывает его имя, образованное от словосочетания «дорога года».

Древобог – изображался в виде одушевленного дерева, чаще дуба. Ему приносили жертвы, отсюда выражение «дать дубу».

Карачун – божество, заимствованное у тюркско-чукотских народов. Является богом царства мертвых (от «кара» – черный и «чум» – первобытное жилище).

Купало – бог омовений, мифологический противник Мораны (см.)

Лада – богиня физической любви, ее имя родственно слову «обладать» и еще некоторым, которые мы из скромности не приводим.

Морана – богиня нечистой одежды, имя родственно слову «марать».

Перун – бог разрушения, имя родственно слову «порвать» и «пырнуть», особенно опасен для старых женщин, отсюда пословица «И на старуху бывает Перуха».

Радогаст – бог гостеприимства. По некоторым версиям, наоборот, это бог-защитник от нежелательного вторжения, ибо, согласно древней пословице, незваный гость хуже татарина, а слово «гасить» употреблялось в значении «убивать», ср. гасило – разновидность кистеня.

Сварог – наиболее почитаемое божество, покровительствующее приготовлению пищи (ср. «варить».) Также его имя указывает на древнейший обычай использовать в качестве ритуальной посуды рог.

Святобор – божество священных рощ. Благодаря явному родству с Древобогом некоторые считают его другой ипостасью Велеса, чье имя в этом случае производится от понятия «великий лес».


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9  10




  Подписка

Количество подписчиков: 85

⇑ Наверх