Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Завета» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9  10

Статья написана 2 марта 2011 г. 21:37

Парис

Стиль начинает цеплять глаз прямо с самого начала. «Он облегченно почувствовал» (почувствовал с облегчением), «приличная одежда свободного покроя удобно сидит» (возникает вопрос, где она сидит), «жаркий диск солнца тут же накинулся на открытые участки кожи» — с кулаками накинулся? «Водитель такси был настоящим. Не биороботом» — водитель в любом случае настоящий, он только может быть не человеком. «Вид за окном возбуждал» — что возбуждал? Аппетит? Любопытство? Или похуже чего… «После короткого замешательства в ее васильковых глазах застыла странная улыбка» — улыбка сперва замешкалась, а потом застыла. «Зато скопилась приличная сумма, которая позволит выплатить Центру часть контрибуции…» – при чем здесь контрибуция?!

Контрибуция ж. — 1. Платежи, взимаемые государством-победителем с побежденного государства. 2. Денежный или натуральный сбор, взимаемый неприятелем во время войны с населения занятой им территории. (словарь Ефремовой)

Наш герой – государство, недавно проигравшее войну? Честно говоря, на этом месте захотелось бросить чтение. Прежде чем писать рассказы, надо со значением слов разобраться. Отлов стилистических тараканов на этом прекращаю, иначе до содержания дело не дойдет. Нет, не могу. «Ромашки уже пили воду из высокого стеклянного стакана». Какое зрелище! Букет ромашек в человеческий рост, на стебельках стоит возле стола, лепестками держит стакан и пьет взахлеб…

О содержании. Мир будущего, в котором нет уже почти ничего настоящего – даже людей. Уцелевшие «настоящие люди» – корыстные сволочи; одни из них подстраивают инциденты, чтобы завладеть наивными биомоделями, а другие подставляют первым жертвы, чтобы нажиться уже за их счет. А бедная биомодель страдает, ибо ее наделили чувствами, но не дали ни настоящего жизненного опыта, ни человеческих прав распоряжаться собой. Жалко их… но надо долго сидеть и обдумывать соотношение прав и возможностей этих биомоделей. В юридических их правах копаться не хочется. Любопытнее другое: если негодяи действуют по отработанной схеме – значит, все биомодели обладают способностью влюбляться, а не только Парис, подкорректированный корыстным доктором? Но откуда такая способность у модели? В какой мере они были созданы, а в какой являются, так сказать, продуктом природы? Не могла же способность любить в них быть заложена искусственно – от нее ведь человечество и огребает основную долю своих неприятностей, наряду с жаждой денег и власти. Выливается это в неновую тему о чувствах искусственного существа. О компьютер мой, ты меня любишь? Черт, а я его с Новым годом не поздравила…

Короче, когда читатель остается с ворохом вопросов по содержанию, картина вышла неубедительной. А над стилем можно только рыдать…


Статья написана 2 марта 2011 г. 09:43

Парамошка

Рассказ мне решительно не понравился со всех точек зрения, и по форме, и по содержанию. Поэтому я даже затрудняюсь его комментировать, чтобы не впасть в совсем уже злобное критиканство.

Язык и стиль. Попытку стилизации под народный, скорее даже сказочный язык я бы не назвала особенно удачной. То «колдодуб», то «колдодубица» какая-то… «Коли есть в тебе к магии сродство» — фраза неуклюжая и стилистически невозможная сама по себе (сродство с кем либо чем, но не к чему!), и слово «магия» вообще смотрится диким варваризмом. Ма́гия (лат. magia, от греч. μαγεία; также волшебство). Ни разу не встречала этого слова либо производных от него среди весьма многочисленных в народной речи обозначений колдовства и прочего волхования. «Колдотальник» напоминает олдевский «ежевельник», хотя в принципе тут этих новообразований не так много. Чем изобретать новые слова, лучше аккуратнее пользоваться уже имеющимися. «Зачало солнце небо кровянить», «затеял с мышонком переглядку» — это ужасно. Есть такая точка зрения: что «народный» язык должен быть корявым и создаваться путем коверканья нормальной речи. Она неверна. Лечится чтением Гончарова и Лескова, к примеру. "Парамошкой, учитель" — вы где-нибудь такое видели в русской сказке и вам это не кажется переводом с китайского? У нас так не говорят никогда и нигде, в сказке парень сказал бы "батюшка". Это если по-русски.

Знание темы. То же касается и принципов работы «магии». Я понимаю, рецензент приобретет довольно глупый вид, начав рассуждать о «магии деревьев» в изложении Талиесина и Антона Платова со товарищи, предлагая рассматривать их как источник знаний по теме. Тем не менее, в нашем мире эта тема достаточно хорошо разработана. В нашем мире не «среди всякого сущего, живущего и растущего, есть к волшебству открытое», а «священно все, чему боги позволили быть». То есть принцип магического взаимодействия человека с окружающим миром совершенно другой! Видимо, действие происходит в каком-то ином мире, где «магия» — некая стихийная сила, способная существовать в любом, взятом наугад, по случайному принципу, существе либо предмете, и чем менее разумен носитель силы, тем опаснее он для других, особенно более разумных. Это – не в нашем мире. И Варвары с Захарами и Анфисами там живут по чистому совпадению. (Кстати, "к волшебству открытое" по-русски тоже не бывает. Можно быть открытым для чего-то, но не к чему-то. Я открыт к новым предложениям...)

Идея. Ладно, изобрели собственную модель велосипеда, назвали «мерседес», поехали. Мышь является носителем магической силы, с помощью которой старается облегчить жизнь хозяину. Который теряется и лишь глотает слезы в тех ситуациях, в которых крошечное животное решает проблему одним взглядом. (Как мыша, сглазившего видную представительницу местной общественности, не разорвали вместе с хозяином – это другой вопрос.) То есть является чем-то вроде духа-помощника, только во плоти. Но Клим отказался от карьеры колдуна и перешел в мельники, женившись на мельниковой дочке. А магический мышь, проявив чудеса великодушия, вместо того чтобы сглазить соперницу в борьбе за сердце и внимание хозяина, вложил свою душу и остаток мышиной жизни в дивные цветы к свадьбе… Предполагается попытка выжать слезу, но не работает. Это о чем? О преданности волшебного зверя хозяину? Как пела когда-то Алла Пугачева: «Свою жизнь для тебя превратить в цветы…» Ну, ладно, хорошо…

Да, я понимаю: автор может в своем мире делать что угодно, хоть три зеленых солнца повесить. В форме чайника. Но мир и действие должны быть убедительными, тогда и цепляться никто не будет. В данном случае не вышло.


Статья написана 1 марта 2011 г. 13:27

Еще раз предупреждаю, что я по рассказам далеко не специалист: сама их не пишу и читать не люблю. Поэтому оцениваю и по принципу "что понравилось, а что нет". Но для авторов это хорошо: в чем я не понимаю, к тому и не придираюсь. Вот если напишет кто произведение из жизни Древней Руси — тогда мне лучше не попадайтесь... (где взять смайл с грозно оскаленными клыками?)

Любовник

Хороший рассказ, смеялась пока читала, если какие шероховатости и были – не заметила. Ему бы в журнал типа «Крокодил» или еще какой по юмористической части. Но фантастика тут, я бы сказала, ни при чем. Фантастическая специальность доктора – тут небольшое допущение, в юмористических рассказах такое случалось во все времена, и никто их к фантастике не относил. Автор, а фантаст ли вы? Может, лучше в юмористы податься, от них пользы больше, ей-богу 

Машина счастья

Разговорный стиль, помноженный на обилие технических деталей, поначалу изрядно затрудняет чтение. Текст скоро начинает восприниматься, как чей-то чужой разговор на непонятную тебе тему, жужжащий над ухом где-то в транспорте, и сосредоточиться на его содержании довольно трудно. Но далее понимаешь, что это не просто чей-то монолог на производственные темы, а описание повседневной жизни «человека будущего», которое, будущее то есть, обернулось очередной антиутопией про золотой век процветания плесени. Про оболваненное стадо, выращенное на искусственных кормах и отученное думать. И первый проблеск мысли такому человеку кажется началом новой жизни. Сделано в рассказе все хорошо. По крайней мере, у меня особых вопросов не возникает. Но зато возникает ощущение, что я это уже читала неоднократно. Да, «Попытка к бегству» тоже вспоминается довольно быстро. «Давно надо было в коллектив вливаться», – говорит Миха и тем намекает читателю, что является секретным агентом – то ли попаданцем из прошлого, то ли участником местного Сопротивления.

К стилю разговорному вообще придираться трудно – ну, сказал так человек. Но «хохочет масляно» — явно не то, масляным бывает все же взгляд, а не хохот. Звук ведь не блестит. Не знаю, насколько здесь уместно описание погоды и вида, но исключить такую возможность нельзя – обратил внимание человек на снег на улице. Бывает. Но тут одно лишнее слово сразу придаст всему фальшивый вид.


Статья написана 28 февраля 2011 г. 13:14

Отзывы на два рассказа, которые я успела прочитать. Оценок пока нет, будут позже, когда прочитаю все.

Губители сфер

Начало мне понравилось – образ Игната впечатляет и сразу вызывает интерес. Но… оказывается напрасным и ненужным, потому что в дальнейшем и для дальнейшего Игнат играет чисто вспомогательную роль, и выражение его лица, напоминающее об осеннем небе, пропадает даром и только отвлекает от дальнейшего, потому что сразу настраивает на нечто другое. Такое бы начало в реалистичный бытовой рассказ, где Игнат будет главным героем.

По теме. Тема нравится: даже мне, очень далекому от каких-либо виртуальных миров человеку, известно, какое беспокойство внушает обществу в целом погруженность в них множества отдельных граждан. Вполне вероятно, что со временем и по ходу технического прогресса народ засосет туда с головой и с этим нужно будет бороться. Поэтому «губители сфер» внушают читающему симпатию и одобрение их целей, хотя и не методов. «Одно дело придурков на землю возвращать, а другое дело убивать людей, — неожиданно серьезно произнес шут». Эксперт отпускает «губителя», который оказывается в реальности полутрупом. В материальном мире никакой приговор суда не сделает ему хуже, чем есть, но лишить его возможности ходить в виртуальный мир значит отнять последнее. Именно такому, как он, и имеет смысл «переселиться» в выдуманный мир, одновременно пытаясь вернуть прочих к реальной жизни, заставить пользоваться своими настоящими телами и жить настоящей жизнью – каковой возможности сам он лишен. «Другие могут жить. Там. Не здесь, — тихо говорит он. – Они не понимают ничего, эти другие». Однако ведь с самого начала рассказа было очевидно, что «другие», то есть пользователи виртуального счастья, даром растрачивают реальную жизнь, меняют ее на стандартизированные чужие выдумки. Сравнение с инвалидом, который хочет вернуть их в реальность, только подчеркивает эту мысль, ясную с самого начала. Так что, я бы сказала, развития идеи не происходит, она лишь украшается яркой деталью. Правда, сам призыв к реальной жизни из уст полумертвого, пытающегося вразумить живых, звучит довольно ярко и вызывает сочувствие.

Дальше, по прочной редакторской привычке, о языке, стиле и грамотности. Вот тут автору еще работать и работать, взять справочник Розенталя и узнать много нового о запятых.

Повторы:

Я забираюсь в прогретый саркофаг, который питается от источника питания более мощного…

У него своя хижина из тростника на золотистом пляже. У него никогда не бывает штормов, цунами, ураганов и дикарей-каннибалов.

Это ее мир. Ее конструкт. Уникальный, отдаленный от прочих мир.

Неудачные стилистически моменты:

Это очень значимый шаг в начале смены. («Первый шаг в начале смены очень важен» — хотя бы так.)

К горлу подкатила тошнота омерзения. (От омерзения к горлу подкатила тошнота.)

В глаза лезут, и пылесос их не берет. (Конфетти на ковре могу «бросаться в глаза», «лезут в глаза» непричесанные волосы.)

А теперь я молоденький рыцарь, выезжающий на арену с платком леди Ивоны, древней соперницы Эстер Андреевой… (Если она «древняя», ей примерно 98 лет. Хороша же Эстер Андреева, если подобная «древность» еще может составить ей конкуренцию.)

Именно поэтому я, вместо похода в бар, лежу в саркофаге, и рыскаю по кварталу в поисках губителей. (Именно поэтому я, вместо того чтобы пойти в бар, (физически) телом лежу в саркофаге, а мысленно рыскаю по кварталу…)


Но в моем случае цифры стали перебежчиком в стан противника. (Цифр много, а перебежчик один почему-то.)

Я слышал про истории, когда с ними сталкивались другие эксперты. («Про» явно лишнее. «Я слышал истории о столкновениях с ними других экспертов».)

– Типа твоего, Саш, — заговорил третий. Серолицый и невзрачный мужчина в просторном балахоне. (Почему тут два разных предложения?)

Поскольку я все же тут не редактор, то все подряд не выделяла, а там этого еще хватает. Над стилем и грамотностью настойчиво работать. Начать с запятых при однородных членах предложения…


Йота

Понравилось, что в рассказе много диалога – он почти весь состоит из разговорных сцен, которые выглядят довольно естественно. Причем диалог выглядит естественнее, чем авторская речь, которая порой кажется несколько натянутой, состоящей из рубленых фраз. «Их встретил парень. Худой грязный и запакованный в мешковину, точно труп каторжанина». «Она воткнула в старика нож. Чуть ниже солнечного сплетения». Имеет смысл стараться шире видеть картину и свободнее ее описывать, не такими маленькими кусочками. Понравилось, как подведены друг к другу детали: воспитание генопта, игрушечные мишки, дети в сектах и даже запасливость Грицко.

Далее – что вызывает сомнение, например, персонаж по имени Дик. Кто он вообще такой, откуда взялся, зачем покупает у телеграфиста чужие секреты и затевает сложные авантюры ради благих целей, не имеющий к нему прямого отношения? Прямо «бог из машины». Это что, некий космический Дон Кихот или другой благородный рыцарь, ищущий, кого бы где спасти, не считаясь с расходами и риском как для своей, так и для чужой жизни? Почему его так обеспокоили дела какой-то секты, зачем он полез в это дело? Опять же, для автора секта – удобный способ объяснить появление в сюжете «зла вообще». В ином случае пришлось бы как-то мотивировать чье-то желание поубивать разом тысячи невинных взрослых и детей. А коли речь идет о секте – и так все понятно, сектантам всегда можно приписать склонность к любым беспричинным жестокостям. Прием-то, может, и работает, но это что-то вроде глагольной рифмы в стихе – созвучно, но «дешево». Так что можно обратить внимание на умение мотивировать сюжетные ходы и действия персонажей.

Технические детали разбирать не могу ввиду собственной некомпетентности, но «телеграфист» применительно к космической реальности несколько цепляет глаз. Правда, может, это местный жаргон, как мы сейчас иногда называем тепловоз паровозом?

Название, состоящее из незнакомого имени, всегда немного невнятно. Тем более что тут само напрашивается «МЕДВЕЖАТА НА ДЕСЕРТ» — внушало бы любопытство.


Статья написана 28 февраля 2011 г. 08:12

Вот так всегда бывает: целую неделю, если не больше, мне было нечего делать, а потом пришло все сразу: старая редактура от переводчика, новая редактура от издательства, конкурсные рассказы и просьба написать статью о фестивале в Старой Ладоге, от чего я тоже никак отказаться не могу. Теперь читаю по рассказу в день: если буду быстрее, то не смогу сосредоточиться должным образом на каждом. Не хотелось бы кого-то оценить несправедливо только потому, что я второпях чего-то не поняла. Оценки расставлю, когда прочитаю все и выработаю шкалу для сравнения.


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9  10




  Подписка

Количество подписчиков: 85

⇑ Наверх