FantLab ru

Все отзывы посетителя Avex

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Алексей Иванов «Водяной знак и ли Ярлык пилигрима»

Avex, 19 октября 19:34

Беллетристика в духе М. Веллера или Кочергина, без особых претензий на глубину или новое слово в литературе, однако не то шанхайский барс, не то мексиканский тушкан (полагаю, что под подобное стоит выделить отдельную подсерию, чтобы у кого-то не возникло обманутых ожиданий). Если и приключения, то скорее житейского рода, если мистика, то порождённая игрой воображения, фантастики как таковой нет. Хотя сама жизнь порой приобретает черты сюра. Спускаешься, к примеру, в морозное уральское метро и видишь длиннейшую очередь из одних негров. А где-нибудь в Аризоне этим никого не удивишь. И только снег воспринимается как чудо.

Время действия в основном 1980-90-е, в заглавной — 1960-е, годы покорения целины, декорации соответствующие. Написано без изысков, возможно кого-то даже разочарует своей аскетичной простотой и уклоном в чернуху, но для первого знакомства совсем недурно.

Сразу заказал, увидев по внятности изложения и построению фраз, что автор в литературе совсем не дилетант, даром что не знаком.

Оценка (8/10, «хорошо» по моим меркам) может показаться завышенной, но что поделать — питаю слабость к питерской прозе. К тому же — за новое имя, за оправдавшиеся надежды, за...

Из новелл выделю также «Хашную № 1».

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Кобо Абэ «Вошедшие в ковчег»

Avex, 2 сентября 13:46

Поначалу разочаровывает: survival fiction с простыми ролями: самозваный Ной * и несколько человек, из праздного любопытства посетившие его Ковчег ** — подземный бункер на случай ядерной катастрофы. Фантастика если и присутствует, то самую малость, лично я склоняюсь отнести к реализму, хотя и «с элементами». Во время кризиса 1980-х подобное появлялось и с нашей стороны — «Взрыв» В. Попова, например, емнип.

Как литература уступает знаковым романами КА (особенно заметно на фоне прочитанного следом Фолкнера), но в ряду развлекательных триллеров безусловно выделяется. Перевод качественный, проверен временем. Темп рваный: монолог, беглое представление персонажей, прорисовка ограниченных пространством декораций, характерных скорее для пьесы, нежели для романа, затем собственно действие, напряженное не так сильно, как в современных триллерах, некоторые повороты вполне в духе второсортных комедий (унитаз). В целом, всё ожидаемо, но ближе к финалу проявляется вдруг чисто японская сумасшедшинка в стиле Т. Китано (за что, собственно, мы и любим японскую культуру), с резким разворотом от цветения сакуры к корпоративной этике и пальбе из узи и арбалетов ***.

Заключительные строки, намекая отчасти и на ядерный взрыв (эффект рентгеновского излучения), указывают в то же время на неправильность восприятия героя, быть может, только вообразившего победу своего «эго» и своё спасение. Прозрачность тела — символ несуществования — пожалуй, самый интересный для меня момент в книге — ломка привычного, вкрапление фантастического, ирреального. Уже не такая обычная литература выживания, уже не реализм. Затрудняюсь даже решить, что лучше — «Тайное свидание» или «Вошедшие в ковчег». Первое — для почитателей Кафки и сюрреализма. Второе — для поклонников простоты. После долгих и бесплодных блужданий в лабиринтах даже подземный бункер воспринимается как глоток свежего воздуха.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

* — по сути, deus ex machina, хотя и производит порой обманчивое впечатление. не люблю рояли в кустах, которых здесь в избытке, поэтому его роль — для меня главное разочарование

** — название естественно говорящее. последние выполняют скорее роль функции, отягощены различными комплексами и действуют на уровне примитивных рефлексов («хватай и беги!», например)

*** — якудза, школьницы и пинг-понг по ягодицам — скорее не по этой части, хотя и имеют место

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов «Экипаж «Меконга»

Avex, 8 июня 16:15

Прочитав исходную версию, отмечу, что историческая линия «Экипажа» выдержала испытание временем, советская же ныне малоинтересна, вряд ли заинтересует новых читателей, искушённых в конспирологических триллерах. Роман предстаёт попыткой отступить в сторону и написать авантюрный роман, но в результате получилось пёстрое лоскутное одеяло с возникающими будто бы ниоткуда шаблонными, слабо прописанными персонажами, действие практически бесконфликтное, авторы проходят мимо многих возможностей закрутить по-настоящему лихое приключение, всё время возвращаясь к производственной НФ ближнего прицела, проектам транспортировки нефти, переброски воды для восстановления усыхающих морей (как исторический роман впрочем бы не прошло — сюжет завязан на откровенно фантастическом элементе).

Возможно, было смело и интересно в своё время, но сейчас выкинутая линия с наркотиками и контрабандистами не привносит в роман чего-либо существенного (особенно это бросается в глаза, когда читаешь следом другую хорошую вещь — в моём случае, «Чингиз-хан» В. Яна — если не читали, наверстайте... также и «Жизнь как год» Колупаева — абсолютно непохоже, но настоятельно рекомендую).

(свободные ассоциации: «Лезвие бритвы» И. Ефремова, «...и медные трубы» С. Гансовского)

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Эдвард Морган Форстер «По ту сторону изгороди»

Avex, 6 марта 15:42

Участие в спортивном кроссе — аллегорическое изображение жизненного пути — как одного конкретного человека, участника состязания, так и всего человечества в целом. Сошёл с дистанции, можешь встречаться с теми, кто сошёл с круга прежде тебя — вроде бы совсем не страшно, даже любопытно, но в то же время немного жутковато — своей обыденностью и логичностью.

Читается без проблем — нормальная классическая литература, без всяких хитростей и ухищрений — так могли писать и в двадцатом веке, могли и в веке девятнадцатом, можно прочитать новеллу и как фантастику, метафору о посмертном существовании, а можно и как реализм или фантасмагорию — после внезапной холодной «ванны» перегревшийся во время состязания участник начинает видеть в незнакомцах людей из своей прежней жизни — игра воображения, приём «ненадёжный рассказчик», ничего более.

Для меня Эдвард Морган Форстер — писатель преимущественно викторианский, прежде всего новеллист и эссеист, а вот романы обычно разочаровывают, поскольку слишком отдают мелодрамой.

Самая упоминаемая вещь Форстера — «Машина останавливается» (1909), с прообразом интернета. Мне же припоминается рассказ М. Твена про телеэлектроскоп (Из «Лондонской Таймс» за 1904 год), написанный ещё ранее. Очевидно, что-то такое уже витало в воздухе, казалось, что будущее почти наступило.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Саки «Габриэль-Эрнест»

Avex, 3 марта 13:47

На фоне тогдашнего вала первое знакомство прошло почти незамеченным, запомнилось разве что псевдонимом, странным своим названием — «Средни ваштар» -, да и потому ещё, что совсем не такими представлялись произведения, которые рассчитывал обнаружить в «Чёрном журнале». Перечитал недавно подборку рассказов. Возможно не самые сильные и показательные для творчества Саки, но впечатления не изменились: добротная, но рядовая викторианская беллетристика на один раз, да и только. Как литература — легковесно, не выделяется ни стилем, ни парадоксами в духе Уайльда. Как мистика — слишком прямолинейно и предсказуемо: уж если в первых строках упоминается старинная семейная легенда, можно быть уверенным — именно так оно и случится.

Ровно одна вариация Маугли («Габриэль-Эрнест»), одна семейная легенда («Волки семьи Чернограц») и одна история с дароприношением античным богам («Флейта среди холмов»).

Прочитать можно, но особенного потрясения не ждите: непритязательный полуреализм «с элементами» — без ярких и эффектных фраз, без юмора и иронии. Рассказам недостаёт «странности», которую ожидаешь от писателя с таким броским и необычным псевдонимом. Но «странность» — вообще товар штучный, и далеко не для всех.

Оценка: 4
–  [  8  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Avex, 14 февраля 15:14

Не совсем то, что хотелось бы: не паломничество к истокам Нила, к сердцу тьмы, которая не в глубине Африки, а в недрах собственного человеческого сознания, не песнь, улетающая вслед искоркам от костра навстречу ледяному дыханию звёзд, и даже не день, когда пришли олимпийцы — а (вот ж пся морфа!), за вычетом буквально пары страниц сркнскх словоморфоз, подростковая фэнтези в стиле раннего Муркока — с лунными поселянами, ангелицами и демоницами, невольницами различной степени обнагощённости, а также с кракеном, бегемотами, с формосплавами и дирижаблями, соборами, с нетронутой пиросом Александрийской библиотекой, с висящими в пустоте анаксагоровскими раскалёнными булыжниками, и разумеется с боями и покушениями (экшна как раз хотелось бы поменьше всего, но требует рынок).

Элитарность, усложнённый язык? Не замечено. (правда, пред этим был «Анафем», коего проглотил не дочитывая вступление и не обращаясь к глоссарию, после чего «Иные песни» пролетели совсем незаметно, точно трели райских птах) Греческий лексикон и знакомство с азами античной культуры, полагаю, не должны представлять проблемы. Может смущать быть может намеренная мешанина из древнесемитских, греческих, вавилонских имён и языков, но автор вправе поступать по своему усмотрению, тем более, что мир Песен устроен по своим законам, да и древняя ойкумена, не в пример нынешней, была более цельной: границы были ближе, а культурный слой намного тоньше.

На датировки (после упадка Рима) особенного внимания не обращал, но мимоходом отметил, что перестановкой цифр получаются знакомые даты — 1914 (первая мировая), 1981 (ввод военного положения в Польше), 1991 (распад советского блока).

Замес под элитарную фантастику, с уклоном не в действие, а скорее в необычность воображаемой «картинки» и лексики, но к сожалению, засим открывается вполне заурядный вид, без тонкости и глубины конрадовской новеллы — что поделаешь, «Апокалипсис», однако ж, продукт штучный, случается не каждый день, и не каждый год. В итоге, «Иные песни» — не совсем то, что хотелось бы, но тоже неплохо — как чтение для отдыха.

Переведено достойно, если возникнут проблемы с пониманием происходящего, в конце имеется послесловие и глоссарий, которые я всё же посоветовал бы приберечь напоследок.

PS/ в целом неплохо, как развлекательный подростковый роман, не прочь прочитать и другие книги — манера автора экспериментировать, рисовать необычные картины и создавать непривычные миры, плыть против течения импонирует, несколько охлаждает только конечная развлекательность результата, работа на зрелищность, внешнюю сторону происходящего.

есть книги действия, есть книги эмоций, книги ярких и красочных картин, есть книги эксперимента и книги мысли. наиболее ценны для меня последние. и жаль, что «Иные песни» к ним, при всём желании, не относятся — хорошо в своём роде, но всё ж массовый коммерческий продукт.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Алан Мур «Хранители»

Avex, 24 января 10:11

Бог конечно не ангел, но и супергерои не лучше своей репутации. Они каждый день всматриваются в бездну, а бездна смотрит на них — и это не может остаться без последствий. Если даже у «маленьких» людей немаленькие бедки, то каково же супергероям? Кто защитит их от психических комплексов и проблем, и кто защитит мир от самих сторожей?

В душе ад, в глазах пустота, на улицах — ночь, мерзость и разложение (и гори оно всё синим пламенем!). Стрелки часов неуклонно движутся к Армагеддону... — таков настрой «Хранителей».

Графика не слишком выделяется от прочих комиксов о супергероях, будь то Marvel или DC comics (мне в этом плане нравится нестандарт в стиле Д. Маккина, но и у Гиббонса получилось неплохо). Зато усложнён сценарий, планы, сцены и ракурсы проработаны до мелочей. задействованы монтаж и эффекты. Например поэтапная прорисовка сцены: цвет, поток красного цвета, струя воды, смывающая кровь, канализационная решетка, и только потом общий план места происшествия, на которое смотрят с высоты, далее привычные интерьеры — таков стиль этого опиума для американского народа, стократ заклеймённого советской пропагандой, в ходе которого случаются и отступления в прошлое и каскад времён. Долю оригинальности вносят текстовые материалы в конце выпусков (якобы выдержки из книг или прессы, проясняющие отдельные моменты) — а добавьте сюда ещё звук, прокрутите записи 1980-х — от мозгокрути нобелевских лауреатов до Дайр стрейтс — и погружение в другую реальность обеспечено. Столь же органично и вкрапление детского комикса про времена капитана Тича: нагнетается безысходность, словно бы это реквием, погребальная песнь по погибшему человечеству — на фоне руин и трупов, на фоне кроваво-красных небес. На втором плане и в виде обрывков, эта линия смотрится более эффектно.

История «Хранителей» проста, как сон младенца, но, не чуждая гармонии и поэтичности, эта вещь, в чём-то даже взрослая и философская, задевает внутренние струны, цепляет. Лично мне напомнила ...даже не «вспышку» сибирской язвы на нашем Вторчермете в 1979, а скорее личинку стрекозы, что видел тогда же на одном из уральских радиоактивных озёр (Маяк, радиоактивный след) — странное существо, вдруг подплывшее к поверхности, показалось инопланетным монстром, сожравшим всю рыбу в округе.

Спойлеры, которые вы боялись узнать, но хотели спросить:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

. альтернативная история, гонка вооружений, контркультура,

.. Фрейд, психоанализ и прочая шизохрения,

... «Сад земных наслаждений», задний план центральной панели, а также схема матки,

.... День, когда остановилась Земля,

..... Конь блед, асфальтовые джунгли и чайки ада,

...... Американская мечта — жить долго, умереть молодым.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Эжен Ионеско «Носорог»

Avex, 29 декабря 2016 г. 14:54

Наслышан про сего «Носорога» — чумовая, мол, вещь, дикий треш-угар! Носороги-оборотни носятся по сцене, что твои зайчики, сеют повсюду страх и разрушение!

И вот — достал книжицу, читаю. Как же... Неее, того чувака, что наплёл про ужастик, зажарить на медленном огне мало. Четвертовать! И за чтение биржевых сводок засадить! Читал, поминутно заглядывая в толковый словарь и всё равно мало что понял. Не, по отдельности слова конечно понятны, а вот полный смысл всё никак не разумею, хоть ты тресни! Хотя что-то вейрдистое в нём определённо проскальзывает.

Англичанин мистер Смит

в центре сцены той сидит

по-английски чай он пьёт

по-английски спич ведёт

курит аглицкий табак,

гладит аглицких сабак.

А напротив — миссис Смит

в центре сцены тож сидит

по-английски отвечает,

аглицки главой кивает...

Но при этом ничего

мне усвоить не дано — английский нонсенс, блин. Неее, вторая вещица тоже не того, не в ту степь — не жутики, словом. Хотя трюк со стульчиками мне определённо понравился. Но не хоррор, блин. Ни одного завалящего трупика, ни монстрика самого заваля ...ще ...го ...короче, хоррор где? где монстры-уроды?.. Не понимаю юмора, читаю дальше.

Вот! теплее! у дядечки явно не все дома — и девочки кровавые в глазах. Так и есть! Маньячный триллер. Уже сороковая! А первые где?.. (шуршание страниц — отлистываю) Нет!!! Я молчать не буду: читателям! недокладывают!! мяса!!!

И вот, наконец-то, собственно носороги — уфф, отлегло! — действительно: носятся по сцене, что твои зайчики, давят цветы, кошечек, сеют панику и разрушение. Анархия в чистом виде, хоррор, треш и угар! Неее, мне понравилось.

Кодовые слова: эксперимент, гротеск, чёрный юмор, словесная эквилибристика и минимализм.

(разумеется, всё вышесказанное немного утрировано и не соответствует действительности. но книгу — читать! хотя понравится безусловно не всем)

ещё? ищите Славомира Мрожека — например, «Стриптиз»

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Карел Чапек «Р.У.Р.»

Avex, 21 декабря 2016 г. 12:28

Скорее всего разочарует. Примечательна разве что символизмом финальной сцены и премьерой нового слова. В художественном плане уступает «Войне с саламандрами», как текст — слабо, как пьеса — мало чем примечательна (сравните, например, с «Шестью персонажами в поисках автора» Л. Пиранделло — того же года). Если бы не новое слово на букву R, кануло бы в Лету.

Роботы — уже не механические автоматы прежних времён, а в виде привычных человекоподобных машин, однако азимовские законы РТ ещё не сформированы, поэтому первый же сюжет с их участием начинается с восстания машин, что очевидно навеяно политическими реалиями, пролетарскими революциями.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Джонатан Коу «Клуб ракалий»

Avex, 15 декабря 2016 г. 17:39

Как одноразовая беллетристика — приемлемо, как проза — несмотря на приличный перевод — далеко не шедевр, быстро переходит в разряд хлама на том самом чердаке, коим великий сыщик именовал наш мозг. Спустя месяц осталось ощущение п у н к т и р н о с т и прочитанного, многочисленные недомолвки, призванные скрыть недостаток интриги.

Там, где играют финансы, не может быть счастья. Если в первом романе (большей частью история взросления в Британии 1970-х) положение спасают вставные эссе из школьной прессы, то во втором текст мало чем отличается от обычной сатиры на злобу дня, устаревающей к вечернему чаю.

(чем мне нравится британская сатира, так это своей напускной серьёзностью и многообразием — никогда не знаешь, какие струны будут затронуты на этот раз, но не сработало, к сожалению. причём, это уже второй прокол с Дж. Коу: до этого было «Какое надувательство»)

«Клуб ракалий», в особенности первый роман — история скорее грустная, с ностальгией по утраченным иллюзиям, местами неплохое, но в целом шероховатое повествование об этом безумном, безумном, безумном, безумном мире, выветривается быстрее, чем этот пар над кружечкой горячего чая — с чувством дежавю и с иллюзией движения — как будто куда-то движешься, но на деле никуда не едешь... Лучше всего первый роман, заканчивающийся за полчаса до прихода Железной Мэгги — здесь можно и остановиться: далее замыкается круг, сводятся концы и проясняются судьбы, читателя ожидает больше стилизации под бюрократический стиль, меньше оригинальности и естества, скелеты начинают валиться из семейных шкафов быстрее, чем чёртики из табакерки, а их количество превосходит разумные пределы.

...Чай оказался спитым и кружка остыла.

Из историй взросления посоветовал бы «Зубную фею» Г. Джойса, правда, там показан более ранний период, но есть и увлекательность, и социальная составляющая.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Уильям Генри Хадсон «Пурпурная Земля»

Avex, 13 декабря 2016 г. 12:57

Одно из приятных и неожиданных открытий года — совсем не любовный роман, как может показаться по обложке, и не одноразовый стеб, а ближе к незнакомой у нас английской классике круга Дж. Конрада, Голсуорси и Форда М. Форда, одиссея в декорациях Серджио Леоне. Возможно, молодёжи покажется не такой интересной, но людям более старшим или читателям, не признающим шаблонов попробовать советую — ретро, настоящая классика, «которую мы потеряли».

Солдат всегда солдат, писатель всегда писатель, даже если он и родился по ту сторону океана, в экзотической далёкой стране. Добротный литературный стиль (понятно, что абы кого Борхес хвалить не станет, а его вкусу можно доверять), тонкий английский юмор, даже затрудняюсь назвать жанр, поскольку он меняется на протяжении всего произведения, переливаясь разноцветьем приёмов и стилей — от фарса до приключенческого романа, от сказки до жутковатой истории, рассказанной у ночного костра, напоминая то «Капитанскую дочку», то рассказы Дж. Даррелла.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«К своим соседям-англичанам местные относились как к созданиям странным и опасным, которые твердой пищи не употребляют, но пробавляются смесью рома с порохом (что было правдой), и вооружены смертоносными машинами, так называемыми револьверами, изобретёнными специально для них их отцом-дьяволом. Впечатления этого дня убедили меня в том, что английская колония до известной степени оправдывала свое существование хотя бы тем, что периодические визиты колонистов добавляли к жизни добрых обывателей Толозы толику благотворного волнения, пока длились интервалы застойного прозябания между революциями.»

Не без недостатков, но ознакомиться стоит.

Перевод нормальный, графика гармоничная, хотя на обложку напрашивается что-нибудь с пампасами или гаучо на конях. Но дело хозяйское — имеется и такой эпизод.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Орхан Памук «Меня зовут красный»

Avex, 9 декабря 2016 г. 11:52

Крепко сшито, ладно сбито, образуя своеобразный арабеск. Как известно, арабеск — это наикратчайшая линия между двумя точками, и стало быть самое очевидное решение для такого жанра, как детектив. А уж приём, когда даётся высказаться всем действующим лицам, напрашивается сам собой — кто-нибудь промолчит, а кто-нибудь обязательно проговорится. Читателю остаётся догадаться, каков движущий мотив — шерше ля фам? Моцарт и Сальери? или, быть может, совсем иное. Детектив мне, впрочем, заспойлерили, так что пришлось читать как обычный исторический роман, прозу — не о жизни и смерти, и даже не о посмертном существовании, как может представиться изначально, но о том культурном противоборстве Востока и Запада, о той внутренней свободе, что даёт творчество, не скреплённое догмами и оковами.

Прочиталось нормально, благо этому способствовал и прекрасный перевод М. Шарова (издание Азбуки) и незаезженный исторический материал — XVI век, Константинополь, контакты Османской империи и венецианских купцов, персидская книжная миниатюра. С интригой всё в порядке, написано (и переведено) простым и естественным языком — ярко, сочно, изобретательно, афористично.

(рисунок — это безмолвие разума и музыка глаз)

Под рукой мастера повествование от различных лиц (в тч неназываемого убийцы и его жертвы) и вставные истории, тискаемые на потеху публике, сплетается в единое целое, каждая нитка этого пёстрого восточного ковра (окрашенного больше в красный? в чёрный? или быть может в цвет надежды и печали?) плотно подогнана и лежит на своём месте.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Фёдор Сологуб «Отравленный сад»

Avex, 2 декабря 2016 г. 11:23

Закончится для кого-то печально — поскольку Юноша успел увидеть дивный сад -, поначалу представляется новеллой в духе эверсова «Паука», но быстро перетекает в сказку, истоки которой лежат совсем в другом месте (спойлерам, однако ж, но пасаран). Написано прекрасно, из минусов — некоторая искусственность, явно придуманная и рассчитанная красота, напоминающая о тех узорах, что рисует на стёклах мороз. Всё это однако ж пустые придирки, простительно с учётом времени написания: от строк так и веет терпким и бархатистым ароматом Серебряного века — розы, магнолии, какие-то совершенно неизвестные экзотические цветы, что растут за стенами того чарующего сада, загадку которого предстоит разгадать... Вы знаете ответ.

Посоветую и «Очарование печали» — столь же красивый, хотя и не настолько кровавый, как у Танит Ли, вариант известной сказки. Red as blood, русская версия... Также новеллы Ю. Слёзкина, Г. Чулкова.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Джеймс Блэйлок «Бумажный Грааль»

Avex, 21 ноября 2016 г. 12:25

Если холодный северо-западный ветер закончит гонять палую листву и постучится в окно, если из темноты ухмыльнётся светильник Тыквы-Джека, знайте — наступила пора осеннего чтения... И вот незадача! — не без удачных мест, но в целом «Бумажный Грааль» оказался пустышкой, не дотягивая даже до уровня простого развлечения, увязнув меж Сциллой приключений и Харибдой интеллектуальной прозы. Читателям одной целевой группы малоинтересны та суета и криминал, что разворачиваются вокруг квеста, а читателям другой — и дела нет до братства прерафаэлитов и скучных материй, а та малая толика абсурдности, что возникает в ходе поисков Грааля, и вовсе приводит в ступор оплывшие серые клеточки, заставляя их кипеть от негодования. Лишь в середине третьей сотни страниц начинает проглядывать нечто, что возможно неплохо смотрелось бы в виде новеллы, хотя опять же, не для массового читателя — но несколько страниц на роман — не слишком ли малый КПД?

Написано в целом недурно, переведено без особых изысков, однако развитие событий и мотивы представляется не слишком жизненными и логичными, а само повествование — скучноватым и бессодержательным, чтобы оправдать время, потраченное на прочтение.

Вся королевская конница, вся королевская рать

не могут Грааль,

не могут Священный,

не могут Священный Грааль опознать...

Фантастичность «Бумажного Грааля» весьма условная, скорее, это нереалистическая проза с элементами фэнтези, мистики и магреализма — фантазия лишь слегка задевает своими крылами читательское воображение, пытаясь нагнать тоску и меланхоличное осеннее настроение — Хэллоуин, тыквы, ватага загулявших привидений в Студебекере — но и только: градус Хэллоуина практически нулевой, слабее чем у Р. Брэдбери, без мрака и нагнетания напряжённости, без той лёгкости, иронии и простоты, что мы обычно ищем в фэнтези или развлекательной беллетристике.

Перевод бледноватый, но бывает и хуже. Смущают правда особенности столичного употребления некоторых слов: так, под словом «сушка» представляются скорее кральки, а не сушилка для просушивания белья, пару «старых обезьяньих рук» стоило бы наверное заменить на «лапки» (возможно здесь даже имеется намёк на известный рассказ Джекобса?) — но это дело вкуса, не будем придираться к мелочам.

Книга напоминает Ньюфордский цикл Ч. де Линта, запущенный на пониженных оборотах,

(...кажется, у нас технические проблемы! -уползают наверх какие-то малопонятные слова, слышатся звуки волынки, лопнувших пузырей и закадровое гудение гнусавых монти-питоновских голосов -spam-spam-spaaaaaam!!!)

но проигрывает по всем статьям не только Ньюфорду или его кинематографическому собрату — «Королю-рыбаку» с Р. Уильямсом -, но и «Граальщикам» Т. Холта, которых по всей видимости и стоит предпочесть.

(spam-spam-spaaaaaam!!!... в рекламу фарша вкрапляются растерянные и озирающиеся по сторонам теги: прерафаэлиты, У. Моррис, Дж. Рёскин, меланхоличное осеннее настроение, наив, тоска, деревенская идиллия, поиски Святого Грааля, английский нонсенс и американская глубинка, а также чудики, оригиналы и фрики, музей паранормального ...и не говорите потом, что вас не предупреждали)

Оценка: 3
–  [  8  ]  +

Кристофер Прист «Островитяне»

Avex, 3 октября 2016 г. 12:38

Быть может, Дж. Донн всё ж не прав и каждый человек — остров, а все острова — как люди, своенравные и неповторимые, проступающие на страницах этой книги словно бы в тумане, как будто нарисованные на мокрой бумаге мазками акварели — неяркие и приглушённые тона, смутные тени, лёгкие расплывающиеся силуэты — острова, острова, острова, овеваемые тысячью ветров... Острова как люди, и люди на них — как острова.

Совершенно неожиданная книга — и тем наверное хороша. Хотя подозреваю, что придётся по вкусу немногим: ожидающие сюжетной прозы рискуют разочароваться, получив вместо приключений почти бессюжетную книгу, гид-путеводитель по придуманному миру — с обилием имён и географических названий, со множеством мелких и бесполезных подробностей, со вкраплением нескольких историй (одна из которых, своеобразный паззл-детектив, раздроблена на части — на протяжении всей книги автор сливает умеренные дозы информации, отчего возникает своеобразный эффект пьесы, идущей на заднем плане — интересный и оригинальный ход), с письмами и рецензиями, с признаниями, полицейским протоколом, со статьями, проливающими свет на события других произведений цикла.

Идеей проникаешься не сразу: накатывает мягкими волнами. То что книга, в которой неоднократно упоминается о похоронах известного писателя-лауреата Ч. Камместона, открывается вступительным словом покойного, воспринимаешь как должное. Ироничность и пародийность в основном скрытые, с напускной серьёзностью на лице, проглядывают лишь местами: в основном, спокойный и доверительный тон экскурсовода, монотонное, местами даже нудноватое повествование, особенно когда автор углубляется в географические описания и списки валют, имеющих хождение на острове.

Начинать знакомство советую с «Лотереи» или же «Архипелага». Если предыдущую книгу «Архипелаг грёз» — лёгкие и кажущиеся малосвязанными рассказы — можно читать и не знакомым с циклом, то «Островитяне» — коллаж для неслучайного читателя, заинтересованного миром островов, вещь совершенно неожиданная и нестандартная. Не знаю, насколько вы готовы к экспериментам, но попробовать всё же советую: по крайней мере, прочитаете книгу, не похожую ни на одну из прочитанных ранее. Награды заслуженные, мне понравилось.

Концепт: 9 баллов / Язык: 8 / Сюжет: 6 / Интрига и оригинальность: 5 (почти ничего, чего бы уже не было ранее)

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Генри Миллер «Замри, как колибри»

Avex, 28 сентября 2016 г. 08:35

Из всех искусств важнейшим для нас является порнография — женское тело, не обязательно даже обнажённое, служит прекрасной оправой хоть для научной лекции, хоть для старческого брюзжания (если, конечно, в руках у этого тела нет чугунной сковороды). Г. Миллер из тех «скверных» парней, что вызывают полярную реакцию: многим категорически не нравится (хотя это свидетельствует скорее об их сексуальных предпочтениях). На деле же он крепкий и думающий автор, простой как гвоздь, и прямой как стрела, хотя конечно же не без недостатков, к которым можно отнести желание покрасоваться и нарциссизм (хотя для людей творческих это скорее обычное дело, Миллер не исключение).

В открывающей книгу «Бессоннице» намечается тема отношений стареющего писателя и его последней жены, японской певицы. Но только намечается: на деле, это обычный трёп о чём угодно, распадающийся на две половинки — одна скучноватая, другая (Каденция) поинтересней, но тоже порожняя, как кашель в пустой зале. Данный монолог можно сравнить с сибари — певичка висит себе в бондаже, блистая шпагатом и кляпом, а старик Генри вещает о своём, пересыпая геббельсовы свои излияния цитатами и японизмами (цитата из Гессе повторена даже дважды, напомнила Булгакова — «Любовь не должна просить и не должна требовать»).

«Kultur я проглотил залпом, постоянно держа револьвер под рукой на тот случай, ежели она осмелится поднять свою мерзкую голову.»

Продолжает сборник довольно нетипичное для Миллера произведение, написанное по заказу к серии иллюстраций. Клоун «Улыбки у подножия лестницы»- такой же мыслящий, по мысли Блеза Паскаля, и колышущийся на ветру тростник, как и остальные люди. В этой пессимистической новелле показано, чего стоят на деле его смех и его слёзы, его собственными глазами мы увидим не только происходящее по обе стороны арены (а клоун на арене и клоун вне её — это два совершенно разных человека), но и то, что лежит по ту границу существования.

«счастье клоуна — в чужой шкуре. А я хочу быть счастливым в своей собственной»

Наконец, «Замри, как колибри» — это крепкий и мускулистый сборник эссе на различные темы, концентрированный, как соляная кислота. Хотя если вам близки взгляды Г. Миллера на жизнь и на литературы, и вы уже знакомы с остальным его творчеством, читать будет не столь интересно: вряд ли найдёте что-либо новое — вполне ожидаемый и предсказуемый Генри Миллер, три конька которого: свобода, секс и способность человека мыслить, стремление задавать вечные и неудобные вопросы.

Мне нравится его эроцентричный «Тропик» и некоторые эссе, и если какие-то вещи не особенно зацепили, надо наверное перечитать — не в переводе ли дело? (речь о старых изданиях)

Читать лучше всего вразбивку, не в один присест — оставьте время для размышлений, пообщайтесь с ближними и соседями (к чему, кстати, призывает и сам Г. Миллер). Помните, что ад в нас самих, дно всегда впереди. И если мы потеряем своё собственное «я», то утратим не только способность видеть свет и бездны, но и гораздо большее.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
* * *

«Так называемые полезные книги, по обыкновению, настолько скучны, что не способны причинить ни вреда, ни пользы.»

«Худшее — отнюдь не смерть; худшее — слепота, неумение видеть самоочевидное: то, что всё связанное с жизнью по природе чудесно.»

«Жизнь пребудет адом, пока люди, составляющие мир, отворачиваются от реальности.»

«Американец — существо антиобщественное, наслаждение он обретает только в бутылке или в своём автомобиле.»

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Артур Шницлер «Новелла о снах»

Avex, 27 сентября 2016 г. 12:26

...однажды в каком-то медлительном и полузабытом сне усыпляющий поначалу фильм перерастает в гон героя, не понимающего ни правил игры, ни цели преследующей его силы — быть может, какой-то оккультной или масонской ложи. И когда герой уже летел вниз, я вдруг пробудился от прозвучавшего диссонансом слова, и, открыв глаза, обнаружил, что смотрю уже на бегущие титры — то был последний фильм С. Кубрика, в котором, правда, не было таких резвых кульбитов, но который несомненно имел что-то схожее.

/всё это fake/

И те же перипетии всплыли позднее, когда я перечитывал новеллу, послужившей литературной основой СШЗГ — которая даже не о снах и не об их отражениях в облаках, как может показаться по странному названию Traumnovelle, и даже не о супружеских изменах. Эта эротичная и вместе с тем совершенно невинная история посвящена теме сохранения верности. Было бы странно, если бы в начале ХХ века не появилась книга о фрейдистском подсознательном и о снах.

Сюжет почти такой же, как и в её вольной экранизации, действие которой перенесено в современность, поэтому следует выбирать или фильм, или первоисточник, либо же оставить между ними значительный временной промежуток, чтобы потускнели детали: в отличие от фильма, новелла более медлительна и утончённа, без финальной намекающей фразы.

/это подстава/ всё — сон. . . . . . «и ни один сон не может быть просто сном».

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Валерий Мильдон «Санскрит во льдах, или возвращение из Офира: Очерк русской литературной утопии и утопического сознания»

Avex, 14 сентября 2016 г. 16:05

Вполне любопытная книжка для интересующихся политологией или философией общественных отношений. И хотя для начала неплохо прочитать «Путешествие в землю Офирскую г-на С... швецкаго дворянина» (для «дореволюционной» части посоветую сборник от МГУ — https://fantlab.ru/edition29264 ) и иметь хотя бы общее представление о жанре, когда, по мнению Платона, даже самый бедный гражданин будет иметь не менее трёх рабов :-), это совсем не обязательно. Значительная часть уделена советской утопии 1920-х гг, которую можно считать скорее антиутопией. Если Платонова, Булгакова или Замятина знают многие, то про Чаянова или Козырева уже единицы (сделал пометку — почитать Заболоцкого и Козырева, «Ленинград» которого отмечен как вещь не менее интересная, чем замятинский роман, а почитать «Пятое путешествие Лемюэля Гулливера» напрашивается само собой. Козырева называли русским Свифтом, и текст, по беглому прогляду, выглядит любопытным). Несколько интересных моментов в повести Чаянова: это двойная утопия — после утопической части 1921 г. герой переносится в ...1984 г. и начинается вторая утопия, развенчивающая первую, в которой «Дружески поддерживая друг друга, стояли Ленин, Керенский, Милюков».

цитаты из Мильдона:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Чаянов первым из русских писателей-утопистов нашел причину исторических несчастий отечества — во всеподавляющей, безграничной силе государства, так увеличившегося, что жители громадной страны сделались слугами государственными, превратились в орудие государственной воли, тогда как, пишет Чаянов, именно государство — инструмент, посредством которого удовлетворяются интересы каждого отдельного лица.»

* * *

«Утопия Чаянова — последняя, опубликованная в России... Почему же не было полноценных (в жанровом отношении) утопий после Чаянова? Нахожу две причины. Первая содержится в характере самого жанра: утопия предполагает, что существующие порядки нехороши. Большевистский режим не позволял независимой критики. Вторая причина [...] писатели почувствовали, что возникающие условия не подлежат улучшению; что даже когда сами авторы намерены пропеть этим условиям гимн, они [...] сбивались на похоронный марш.»

Одна из основных идей книги:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Однако утопия русская, склонная, в отличие от западной, стать реальностью, оборачивается сатанинским царством, где последнее средство сохранить жизнь — убить сердце.»

* * *

«Русь, куда же несёшься ты? Дай ответ! Не даёт ответа».

Платонов услыхал ответ, не расслышанный Гоголем. Как куда? В никуда. В пропасть, в котлован, который зальют воды моря, и жизнь прекратится.»

Утопичность некоторых текстов представляется сомнительной, а поскольку антиутопии вынесены за рамки книги, сдерживаюсь и ставлю более скромную оценку. Почитать, тем не менее, стоит.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Элиас Канетти «Ослепление»

Avex, 14 сентября 2016 г. 13:41

Яркий, сильный роман, совсем не то, что ожидал увидеть: рассчитывал обнаружить тягучее и неторопливое повествование на сон грядущий, с мыслью, растянутой на множество страниц длинного и витиеватого предложения, дочитав которое, с трудом уже припоминаешь, с чего оно, собственно, начиналось, с массой подробностей, множеством обстоятельных и многостраничных диалогов о вещах отвлечённых и удалённых от современности, аки луна от нашего светила, не говоря уж как и от прочих космических объектов, как малых, так и несравненно больших — одним словом, настраивался на очень отвлечённое, неспешное и глубокое повествование... (!!!звуковой сигнал) О чём это я?.. Получил в итоге простой и динамичный роман, в котором можно обнаружить что угодно: зачерпываешь раз — сатира, другой-третий — weirdистый нереализм, авантюрный роман, притча или даже психологический триллер со смертоубийствами — на деле же свободная фантазия, характеризующая время — реализм magic, реализм сна, бездна смыслов и эстетического наслаждения, безусловный шедевр. В плюс — актуальность, прекрасный перевод С. Апта, тщательная отделка структуры самого романа — тоже в плюс, в плюс, в плюс. В книге нет монументальности, характерной для излюбленных переводчиком авторов, а есть простота, лёгкость, воздушность, имеется даже авантюра, напоминающая, к примеру, о «Четвертом позвонке» Мартти Ларни, в нём ощущается также странность «Горменгаста» (в хорошем смысле этого слова) и мудрость Борхеса. Автор, подобно фокуснику, вытаскивает из пустого казалось бы цилиндра то яркую сцену, то парадокс, обнажает суть вещей и времени, когда был написан этот роман.

Глубина и огонь, настоящая оргия в термитнике — так можно охарактеризовать этот острый и зажигательный роман. Начинается он как вполне невинная история о чудаковатом библиофиле, выгуливающем свои книги по утрам, и в библиотеке которого, со шкафами почти до самого потолка, по ночам собираются и шуршат пожелтелыми страницами призраки; но которая превращается в притчу о диктате «маленького человека» («Голова без мира»). Далее первоначальный герой отходит на второй план, уступая фокус новым персонажам, и начинается плутовской роман («Безголовый мир»). Достижим ли мир — вопрос философский.

(достаю маленький кубик, кликнув по матовой грани, растягиваю его по вертикали, затем по горизонтали, достаю из образовавшейся в воздухе книжной полки чёрный томик, открываю наугад):

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«В Китае попадаются любящие женщины. В библиотеке Кина есть только тигр. Но он не блещет ни молодостью, ни красотой и вместо сияющей кожи носит накрахмаленную юбку. Для нее сердце ученого менее важно, чем его кости. Самый злой китайский дух ведет себя благороднее, чем реальная Тереза. Ах, если бы она была только духом, она не смогла бы избить его. Ему хотелось вылезти из своей кожи и оставить ее Терезе для битья. Его костям нужен покой, его кости должны отдохнуть, без костей науке конец. Отдубасила ли она и собственную постель, как его? Пол под ее кулаками не провалился. Этот дом многое повидал на своем веку. Он стар и, как все старое, построен хорошо и крепко. Она сама может служить примером тому. Надо только посмотреть на нее беспристрастно. Поскольку она тигр, ее работоспособность превосходит работоспособность любой другой женщины. Она могла бы потягаться с привратником...»

(обратный процесс — закрываю книгу, возвращаю на полку, сдвигаю её сначала по горизонтали, а затем и по вертикали, убираю кубик на место, никуда)

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Валентин Катаев «Уже написан Вертер»

Avex, 13 сентября 2016 г. 10:52

Реалистическое, но с сильным психоделическим эффектом: реальность как сон, сон как реальность, которые нельзя различить и в которых нельзя пробудиться, и советская реальность как кошмарный нескончаемый сон. Нехитрая в общем-то история четвёрки расстрелянных — о том, какую роль они сыграли в жизни спящего, главного героя — раскрывается постепенно и облечена в форму урывочного судорожного сна, в котором могут встречаться и живые и давно умершие люди, в котором последовательность событий нарушена, как осколки разбитого вдребезги, а спасение, вопреки всему, всё же возможно. Хотя итог будет горек.

Для 1980 г довольно смелая работа, поднимающая тему репрессий.

Советую попробовать также «Сэр Генри и чёрт» (от автора — в скобках пояснение для недогадливых), а из более традиционного — «Растратчики» — грустная и бесшабашная сатира из 1920-х об особенностях национальной растраты. Некоторые эпизоды показались знакомыми: очевидно, источник тот же самый, что и у Ильфа с Петровым — жизнь.

(параллельное чтение: В. Вересаев «В тупике» — гражданская война, Крым, та же самая тема репрессий. что удивительно, наиболее острые главы читались в присутствии советской верхушки (Сталина в тч), и тем не менее роман был напечатан, выдержал несколько изданий. правда, в 1930 всё равно запрещён, как «контрреволюционный»)

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Владимир Гопман «Золотая пыль. Фантастическое в английском романе: последняя треть XIХ-ХХ вв.»

Avex, 8 сентября 2016 г. 13:29

Впечатление неоднозначное — книга нужная, интересная, но и очень неровная. Не монография, а сборник материалов — некоторые части представляют собой эссе, некоторые писались как предисловия. Очень недостаёт некоторых ключевых фигур британской фантастики (к примеру, нет одного из отцов-основателей фэнтези, Дж. Макдональда, а куда ж истории «новой волны» без М. Муркока?), и если бы вместо Дж. Херберта оказался К. Прист, это можно было только приветствовать.

Прочитанная параллельно книга Кагарлицкого произвела более сильное впечатление, но поставил им одинаковые высокие оценки: если «Литература и театр Англии ХVIII-ХХ вв.» берёт стилем и качеством, то «Золотая пыль» — своей информационной насыщенностью и бОльшим разнообразием. Уровень написанного в «Золотой пыли» хотя и несопоставим с лёгкостью и изяществом Ю.И., всё же повыше, чем обычные гаковские заметки в «Если».

Из наиболее существенных минусов — автор часто уклоняется от темы, увлекается пересказом содержания. Из плюсов, помимо общей интересности — наличие ссылок и оригинальных цитат, неплохое качество издания.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Жозе Гомес Феррейра «Чудесные приключения Жоана-Смельчака»

Avex, 7 сентября 2016 г. 11:58

Хорошая детская сказка из 1960-х. Прочитай её в правильном возрасте, наверняка вошла бы в число любимых, наряду с Незнайкой и «Волшебником Изумрудного города», но не довелось к сожалению — и «Актуальные вопросы идеологической работы КПСС» надолго отбили у ребёнка интерес к чтению.

Фабула проста, как подзатыльник: перемахнув через забор и поплутав некоторое время по чужбине, герой приходит к очевидному выводу: дома, как ни крути, лучше, хотя название родной деревеньки — Поплачь, А Затем Проглоти Свои Слёзы — оправдывает своё название. Эти «Чудесные приключения» — острая и едкая сатира, очень напоминающая сказки Джанни Родари: такие же ироничные, бесхитростные и поучительные приключения в невероятной стране, насыщенные пасхалками для взрослых, читающим книгу детям, намного интереснее, чем сходная по сюрреализму (правда, большей частью, в графике) книга Р. Топора.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Еще одна особенность отличала город Шиворот-Навыворот: каждый день он изменял свой облик, поскольку в нем не было постоянных улиц. Закон обязывал домовладельцев ежедневно перемещать дома. При этом следовало руководствоваться планом <Неразбериха> — творением вышедших на пенсию поэтов-сюрреалистов. Дома передвигались новейшими методами, на широких металлических платформах с колесами. Благодаря идеально налаженному процессу перестановки, путаница в городе достигала невиданных размеров. Даже старожилы не знали, где они сегодня живут.

Мало того. Утерян был счет времени. Часы показывали не минуты и не секунды, а века. Правители, ученые, педагоги, которых усердно отбирали среди наиболее невежественных обывателей, настойчиво ратовали за то, чтобы увековечить порядок хождения вверх ногами. Плохо приходилось всякому, кто не осквернял слух ближних несусветными глупостями! Поносились великие открытия и грандиозные достижения (например, атомная энергия или искусственные спутники Земли) и в противовес выдвигались слабоумные теорийки об оскудении и измельчании людского рода. Вольнодумцев честили моральными мертвецами и без зазрения совести изгоняли их из академий и университетов.

Глупость — а она признавалась ярчайшим проявлением духа Расы — старательно прививалась населению с пеленок. В школах, где учителей отбирали, обращая внимание не на их знания, а на манеру одеваться и завязывать галстук, искусство муштры доведено было до наивысшего совершенства. Ученикам умышленно засоряли головы всяческими ненужностями, пустыми фразами и идеями, которые пинцетами извлекались из ссохшихся мозгов мертвецов, более двухсот лет покоящихся в могилах, переносились в банки со спиртом и выдавались за вполне современные и совершенно гениальные теории.

Истинных ученых (а таких было немного) называли ослами. Суровые правила предписывали, что высокие должности могут занимать только проверенные глупцы.»

Некоторые моменты будет сложновато объяснить детям. Боюсь даже предположить, какой ныне возрастной рейтинг у этой книжки 6+, где главный герой — априори положительный — совершает: незаконное пересечение границы, угон транспортного средства, сопротивление представителям власти, а также шантаж, людоедство и прочие противоправные действия.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Однако позвольте спросить, ваше величество, что побудило вас обнародовать этот мудрый указ?

- Я провозгласил его, дабы раз и навсегда покончить с экономическим кризисом торжественно отчеканил Жоан. — Отныне и впредь в моем королевстве будет есть только одна персона — я сам.

В глубокой задумчивости он описал несколько кругов по залу и вдруг застыл перед зеркалом — его явно околдовали собственные губы: они властно сжимались и разжимались, цедя царственные речения.

- Сколько минут осталось до конца моего правления? — осведомился он.

- Три минуты двадцать секунд, ваше величество.

- Превосходно. Надо с толком использовать это время. Прежде всего возложи мне на голову корону, а в руки дай скипетр. И облачи меня в королевские одежды.

В мгновение ока невидимые руки натянули на Жоановы ноги шелковые чулки до колен, застегнули все пуговицы на бархатных панталонах, дали ему туфли с платиновыми пряжками, облачили в мантию, усеянную рубинами и жемчугами, надвинули на голову корону, вложили в руки скипетр:

И тогда Жоан Смельчак властно повелел:

- А теперь прикажи отрубить головы всем моим вассалам. Только мне дано право мыслить. Мне, и никому более. Отныне и навсегда в моей империи у всех на плечах будут сидеть мыльные пузыри. Все законоположения, которые противоречат новому порядку, отменяются.

- Готово, ваше королевское величество, — доложила фея. — Голова осталась только у вас.

В последние минутки Жоан учинил землетрясение, разрушил атомной бомбой луну, построил город на Марсе, основал орден <Отрубленных голов> и орден <Вырезанного желудка>. Провел смотр кальсононосных гвардейцев и объявил войну России. А чтобы не терять даром самые последние мгновения, он распорядился направить ультиматум Соединенным Штатам...»

А ещё вы найдёте:

. ультрарациональный иррационализм в соусе из голубой печали и инфрарациональный рационализм в соусе из розовой надежды,

.. фею-трансвестита,

... палочку-пожиралочку,

.... сеньору Смерть, заменившую своего скакуна боевым истребителем,

..... принцессу № 46 734 (подданные обожают принцессу до безумия, хотя знакомы с ней только по портрету художника-абстракциониста... Подойдёт? Да / Нет),

...... ведьму Вопль Из Преисподней, фею У Которой Все Дома, а также прочих злых и полудобрых волшебников и волшебниц.

* * *

«Перед тобой два пути — Добра и Зла, — выбирай любой, хотя такого не бывает на свете, чтоб Зло и Добро шагали по разным дорогам.»

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Кристофер Прист «Архипелаг Грёз»

Avex, 1 сентября 2016 г. 16:02

Отличный, хорошо сбалансированный сборник — не столько фантастика, сколько магреализм — литература с зыбкой границей реальности, вся фантастичность которой зачастую заключается в том, что действие происходит в придуманном мире, имеющем лишь отдалённую схожесть с нашей реальностью, даром что в нём имеется католицизм или знакомые технологии, «Архипелаг» — это яркая цветная мозаика, сон вверх тормашками, собрание разножанровых и непохожих друг на друга новелл, с уклоном в ужасы или мягкую эротику. Собранные воедино, они создают впечатление удивительной цельности и узнаваемости, переводят повествование на качественно иной уровень, свойственный настоящей литературе, добавляют новые измерения, краски, когда каждая новая новелла высвечивает новую грань этого кристалла.

Напомню особенности мира К. Приста: война между двумя полярными континентами идёт почти три тысячелетия, не затронута только цепь нейтральных экваториальных островов, где могут встретиться и отдохнуть от войны люди с обоих сторон — какие-то острова оставляют впечатление тропического рая со своими странными обычаями, где-то чувствуется шотландское захолустье, Италия, Греция или Кипр. Иногда возникает тревожное нагнетание обстановки: к примеру, представьте себе шоссе, заблудиться на котором — раз плюнуть, особенно, если пользоваться имеющейся у вас картой, кругом руины, останки древних башен, возле которых местное население не рискует показываться после наступления темноты, в тёмном отеле вы могли бы оказаться единственным постояльцем, если бы не приставленная к вам женщина-полицейский, после прихода ночи открывающая себя с новой стороны (это, впрочем, не самый сильный, хотя и хороший поначалу рассказ)...

В некоторых местах враждующие стороны могут встречаться, разделённые, точно железным занавесом, бетонной стеной — и тогда вспоминаешь о Берлинской стене, холодной войне (этому способствует и описываемое время года — холод, зима).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(There have always been walls, Dik. Two side to every thing)

Читать про снег в тридцатиградусную жару было приятно, читать про тропики, когда за окном моросил прохладный долгожданный дождь, было особенно упоительно. И хорошо, что в нашем мире существуют такие яркие и узнаваемые книги.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(One day the war would have to end. But for now it had not)

Многие жанровые рассказы выглядят теперь не столь уж фантастическими. К примеру, читая — в наш век видеорегистраторов и веб-камер — о микроскопических подглядывающих и подслушивающих «жучках», не сразу улавливаешь, в чём же состоит неправильность изображаемого мира. Читая К. Приста, сразу понимаешь, что речь здесь идёт о нашем мире — и неважно, с кем ведётся эта нескончаемая война — с террористами или с потенциально реальным или воображаемым противником: узнаёшь себя живущим на одном из этих островков Архипелага, хотя очевидно, что это спокойствие лишь кажущееся.

Самые удачные новеллы размещены в начале, но и завершающий аккорд неплох (амплитуда оценок: 7-8-6-7-7-7-6-7).

Написано достаточно просто, образно и поэтично, с узнаваемым отсылом — под впечатлением похорон, воспоминании о первом сексуальном опыте или комплексах при посещении проститутки — но тонко, красочно, сжато и психологично. Первая новелла, практически бессюжетная, даже оставила после себя впечатление короткой поэмы. Событий — ноль: только острова и полёт, серые стальные небеса и мягкая обволакивающая меланхолия. Никакой интриги, никаких внешних эффектов: но задаётся настрой. И уже во второй новелле обнаруживаются следы «Лотереи». Можете быть уверены, что имеются они и в «Островитянах» (бегло полистал этот своеобразный путеводитель, но покамест решил сделать небольшой перерыв: судя по всему, время для этой книги не губительно).

Это реальность. Прочее — сон.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Кристоф Рансмайр «Болезнь Китахары»

Avex, 10 августа 2016 г. 08:23

Тяжеловесная, практически бессюжетная проза, в меру странная, тоскливая и безотрадная, никак не для отдыха и не для развлечения: дальний отголосок «покаянной» послевоенной прозы (Г. Бёлль, З. Ленц, Г. Грасс) со стороны гражданского населения — денацификация, горечь, вина... Переведено столь же качественно, как и написано.

Первые ассоциации: болезнь, разрушение, камень, подверженный эрозии... Скала тёмно-зелёного гранита, прикрытая пожухлым мохом и травой. Словно бы проступают барельефом высеченные из камня фигурки: собаки и куры, люди в полосатых робах, сибирские и марокканские полки, звёздно-полосатый стяг, резиденция судьи, демонтаж железнодорожного полотна, фермеры, тракторы и лошадиные повозки, гружёные свёклой, военная база, скины и демонстранты с пацифистскими знаками, ядерный гриб, авианосец, рок-группы, крупные каменные надписи, буквы и цифры... (часть изображения не различить — тёмное пятно с расплывающимися краями, будто бы прожжённое в реальности). На вершине три крошечные фигурки, почти неразличимые в тумане: Собачий Король, Моорский Крикун и Бразильянка — с высоты доносится женский смех, блестит прицел снайперской винтовки.

...Мизантропия, меланхолия, пессимизм: счастья здесь нет, но не ждёт оно и на чужом берегу.

В целом, фантастика (альтернативная история) не играет большой роли: отличия лишь в мелких незначительных деталях: вместо плана Маршалла — план Стелламура, поставивший целью вбомбить проигравших (не вьетконговцев) в каменный век, перевести их страну на аграрный путь развития, ядерная бомбардировка и капитуляция Японии произошла с задержкой на несколько десятилетий.

Написано, на мой взгляд, вяло и сумбурно, именно то, что и ожидаешь увидеть, завершено невразумительной концовкой. Усталость от материала? Тупик?

Ожидаемо. Альтернатива: перечитайте «Глазами клоуна» Г. Бёлля.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Ханс Хенни Янн «Свинцовая ночь»

Avex, 2 августа 2016 г. 13:17

/ Новелла производит сильное впечатление: призрачность, ирреальность происходящего, кафкианская атмосфера полуяви-полусна, в которой могут случаться странные, зачастую неприятные вещи, которые конечно можно списать на психическое нездоровье, но автор пишет скорее так, что это происходит на самом деле.

Ночь, не горят фонари. Герой бредёт по улицам тёмного и малолюдного города, в котором узнаются реалии послевоенной Германии 1920-х: магазины и увеселительные заведения закрыты, многие люди спят, продукты все съедены, вино выпито, деньги, как и человеческая жизнь, ничего не стоят. На душе пустота, и хотя в карманах ничего нет, герой заходит к проститутке. Здесь случается первая неожиданность...

Несмотря на банальную завязку, это действительно настоящая Литература, «странная» в хорошем смысле слова, выделяющаяся из массы. Хотя мальчишеская любовь к ангелам Микеланджело проскальзывает в творчестве Янна и выдержки из Писания попадаются то там, то тут, места богу в нём нет — это крайне мрачная и неудобная проза, нездоровая и болезненная по содержанию, хотя для некоторых это профессиональная необходимость, многих шокирует.

Другая тема — двойники-отражения. Герой встречает обитающего в подвале беспризорного мальчика, в котором узнаёт самого себя, только моложе. Нарциссическое любование однако недолго — ведь «каждый, кто на свете жил, любимых убивал, один — жестокостью, другой — отравою похвал, трус — поцелуем, тот кто смел, — кинжалом наповал.» (с) Н. Воронель

Мир действительно ненормален. И крышка склепа может захлопнуться в любой момент.

// Синопсис фильма в принципе вторичен — описание обычного криминального фильма, но некоторые детали показывают дрейф писательской мысли, проясняют тёмные или недостающие места остальных произведений. По сути, во многих своих вещах, включая и трилогию «Река без берегов», Янн писал одно произведение: сходные мотивы, обстоятельства, зачастую совпадают даже имена.

/// «Это настигнет каждого». Не любовь — смерть! она неизбежна! Роман остался незаконченным, но каркас готов, реечки отшлифованы и ход писательской мысли очевиден: недостаёт маленьких деталей, сцены убийства сестры.

В целом неплохо, но проигрывает новелле своей незавершённостью (о дальнейшем развитии событий догадаться впрочем нетрудно). Ближе к мелодраме, женскому сентиментальному роману, отличаясь только гомоэротическими эпизодами.

А началось всё с красных спасательных кругов.

(мы ходим по улицам, пока наша любовь не испортится)

(кто жрёт грязь, тот либо умирает, либо приспосабливается к ней)

(мы же по видовым признакам люди: но по разновидности — сон, чёрный занавес, заслоняющий нас от нас самих)

Если не страдаете гомофобией и излишней впечатлительностью, если не склонны проецировать на себя мотивы и поведение действующих персонажей, советую попробовать — хотя бы ради новеллы. Вступительную статью из книги («Это настигнет каждого», изд. Колонна) советую оставить напоследок.

Что-нибудь близкое? — Р. Музиль, «Человек без свойств».

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Джоан Виндж «Пешка»

Avex, 26 июля 2016 г. 13:28

Не всё хлеб, иногда и пироженки. Случается, что выбираю не самые удачные, пересахаренные экземпляры, дочитываю или перечитываю старые книги, чтобы проверить, не изменились ли первые впечатления. Бывает, что отношение меняется, бывает, как в этом случае, нет.

Даже учитывая развлекательный характер, откровенно слабый роман. Если охарактеризовать коротко, это инфантильный «Телохранитель» в картонных футуристических декорациях. Стоит только убрать условную виртуальность и суперспособности героя-полукровки, опустить описания будущего городского «дна», оргии и наркотик, единственное отличие которого от реально существующих только способ употребления — и останется обычный лавбургер, ванильный и по женскому сентиментальный, построенный на простых эмоциях — страх / боль / наслаждение / надежда.

Исключительная наивность. Поверить, что главного подозреваемого в терроризме отпустят так просто, может только ребёнок.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
* * *

«Когда ты начинаешь жизнь со дна, утонуть просто негде.»

///

«Добравшись до Пургатория, я встретил швейцара Аргентайн, возвращающегося на день домой. Он/а прожестикулировал/а фразу, которая могла означать и добрый день и пошел ты на... Мне показалось маловероятным, что какое-либо из пожеланий исполнится.»

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Джон Майерс Майерс «Серебряный Вихор»

Avex, 26 июля 2016 г. 09:26

(приключения в городе, которого нет)

Перечитал книгу, которая произвела некогда двойственное впечатление (потому наверное, что рассчитывал тогда на совсем другую фэнтези).

Многим покажется наивной и устарелой (1949 г!), с предсказуемым развитием сюжета: потерпевший кораблекрушение попадает в сказочную страну Романию, населённую литературными персонажами, движется из точки А в точку Б, повторяя в сущности историю развития литературы (древние мифы, саги, литература большей частью периода Возрождения и Просвещения, совсем вскользь нового времени). Обнаружив среди персонажей Раскольникова и Анну Каренину, заподозрил по молодости отечественную мистификацию, но нет, вполне реальный западный автор.

Отмечу хороший перевод, умение автора вести простое и совсем неглупое повествование, в полной мере открывающееся только читателю с определённым культурным багажом. Если это и фэнтези, то весьма нетрадиционное — для тех, кто предпочитает скорее литературу, нежели приключения. «Серебряный Вихор» — это литературная фантасмагория, весь интерес которой заключается в узнавании литературных персонажей и топономики. Можно сравнить с выдержанным старым вином — с годами только крепче и интересней, читать лучше всего в зрелом возрасте и не за один присест. По достоинству оценил только сейчас, наиболее понравилась третья часть, напомнившая «Сказание о Мануэле» Дж. Кейбелла — качественно иной уровень! философское и ироничное странствие по преисподней в компании с Фаустофелем (амплитуда оценок: 7-6-9, итоговая — 7 баллов).

Советую рискнуть.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Дмитрий Липскеров «Пространство Готлиба»

Avex, 20 июля 2016 г. 09:45

(настраивайтесь на иронию, «пляжное чтиво», магреализм)

Можно написать обычный роман в письмах, а можно закрутить какую-нибудь мозгокруть — скажем, устроить обмен посланий между расщеплёнными «я» одной личности или же между адресатами, живущими в разных временах или мирах. Липскеров пошёл по первому пути, но для оригинальности сместил некоторые моменты. Обстановка явно альтернативно-историческая, спустя 5 лет после русско-японской войны, но с телевидением и президентом.

Как происходит остраннение? Логика проста. (противоположность) Россия — маленькая страна, (аксиома :-) со всех сторон окружённая врагами. (где таковая может располагаться?) — около Арабских Эмиратов (нефть!). отсюда антураж 1000 и 1 ночи — джиннии и верблюды, арапы, павлины, восточная кухня (не буйабес, сэндвичи или пельмени, а пита с курицей — шаурма), имя российского императора — Аджип Сандал (по совету астролога). умом Россию не понять, и метром общим не измерить (аршин only! потому и перевод России на метрическую систему провалился).

В «Пространстве Готлиба» сочетаются стилистическая изысканность В. Сорокина, только без копрофагии и эпатажа, лёгкость и увлекательность Крусанова или Пелевина, ирония М. Веллера, а язык посланий, большей частью всё ж современный, напоминает порой о пушкинской эпохе.

Двое (не буду заострять на политкорректности, но оба инвалиды-колясочники) рассказывают о случившихся странностях.

Он — повествует о внезапном укусе, в результате которого начинает общаться с жуком hiprotomus viktotolamus, присосавшимся к ЦНС — который в предыдущей своей инкарнации был всероссийским императором по имени Аджип Сандал.

Она — о странном ящике, внутри которого обнаружились футляры с отрезанными конечностями и инструкция по использованию, от которой правда мало толку, поскольку за 2-й страницей следует 32-я.

Такова завязка.

Написано увлекательно, почти до самого конца, но к финалу автор решил свести концы, и тем самым всё испортил: подобно тому, как в стриптизе наивысшая эротичность состоит не в полной обнажёнке, а в зрительской фантазии, что-нибудь должно остаться недосказанным, читатель должен домысливать самостоятельно.

Этого не случилось — не осталось простора для воображения, получилась пресная каша — в том и минус.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Пер Лагерквист «В мире гость»

Avex, 15 июля 2016 г. 11:05

Широкому читателю Лагерквист наверняка покажется скучным и нечитабельным моралистом, религиозным писателем, поднимающим серьёзные морально-этические вопросы. Но если вам нравятся такие авторы, как Т. Манн, К. Гамсун или Л. Толстой, попробуйте и Лагерквиста: он из той же когорты. Фантастики как таковой нет: в основном философские притчи, распространённые в античности беседы мертвецов, в некоторых произведениях задействованы библейские персонажи. Начинать с коротких ранних вещей наверное не стоит: скорее всего бросите — слишком много несовершенства, слишком много пафоса и назидательности, к которым ещё надо привыкнуть, вдобавок ко всему, чувствуется поза, некоторая искусственность и тяжеловесность стиля, попадаются затёртые банальности, слабые вещи. Но случаются и миги озарения, настоящие высоты. В любом случае, открыть нового для себя автора было интересно.

Советую начинать с «Карлика» или «Вараввы» (первое предпочтительней, поскольку это отдельный роман).

Италия, XV век. Великое и кровавое время Возрождения — время чумы, время войн ...и время великих открытий — таков «Карлик», роман не столько о злобном карлике-мизантропе, воплощающем в себе дух ханжества и мракобесия, сколько роман о раскрепощении человечества и об улыбке Моны Лизы.

«Варавва» — начало мифологического цикла, в котором имеется много очень сильных, но взаимосвязанных вещей, читать которые, начиная со «Смерти Агасфера», следует одно за другим, поскольку они являются непосредственными продолжениями. Здесь есть и свет Вифлеема и тьма, накрывшая ненавидимый прокуратором город, здесь повествуется о дальнейшей судьбе того, кто не был распят.

Если вы не можете позволить себе сборник «В мире гость» (имеется два варианта, отличающихся только ценой и обложкой) или у вас недостаточно места на полках, обратите внимание на книгу «Карлик» из серии Книга на все времена — здесь собраны наиболее зрелые вещи (к сожалению, «Варавва», склонивший академиков к вручению Лагерквисту нобелевской премии, остался за бортом, но читать можно и без этого своеобразного пролога).

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Джереми Рид «Изидор»

Avex, 12 июля 2016 г. 13:29

Надежд не оправдал: необязательное, в меру заурядное произведение, которому недостаёт безуминки, скорее просто серия набросков, где за беглыми штрихами проглядывает заворожённый кровью и падалью школьный изгой Изидор, доверенный гувернёру нетрадиционной ориентации — и, совершенно вдруг, Лотреамон — опередивший своё время поэт, безбожник, анархист и ...сумасшедший, у которого, ценой своего рассудка, случилось придумать ад, а для рая уже не хватило времени.

Отчасти скудная биография, отчасти интервью Изидора Дюкасса / графа де Лотреамона, за которым проглядывает эго Джереми Рида, и отчасти отчет о наблюдении за наблюдателями, из которых никак не складывается целое: личность главного героя постоянно ускользает, замещаясь доппельгангером-двойником. В книге чувствуется надуманность, поза, расчёт, и даже мизантропия её чисто поверхностная, наносная. Образы большей частью заимствованные из поэзии, разбухающие, как червь на гниющем трупе, на падали, лежащей на дороге. Прочитать можно, но в памяти навряд ли отложится.

Остаётся одна-единственная картина: в ослепительном и стерильном мире пустыни выделяются солнцезащитные очки и пустой оставленный стул, который того и гляди расплавится, точно на полотнах Дали.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Флэнн О'Брайен «Третий полицейский»

Avex, 5 июля 2016 г. 11:52

Можно бесконечно обсуждать плюсы и вкусовые достоинства водки, но любой ирландец на это только ухмыльнётся себе в усы и скажет, что в жизни есть только три по-настоящему достойные скрепы — Вера. Виски. Велосипед.

«Третий полицейский» — наиболее подходящий вариант для начала знакомства с Ф. О'Брайеном. Ценители традиционного английского юмора оценят его иронию, любители литературы насладятся мастерством и виртуозным стилем, а не просекающие нонсенс прочитают как странноватый, но увлекательный и интригующий какбы-триллер, какбы-детектив — с трупом и привидениями, с запрятанными в иные измерения комнатами, с парадоксами пространства-времени и конечно же с виселицей и полицейским участком.

Секрет можете разгадать с первых страниц, но лучше не заморачиваться и получить удовольствие, пройдя до самого конца. Настройтесь на иронию в духе Л. Кэрролла или Дж. Свифта, переключитесь на полный абсурд, где каждый ветер может иметь свой цвет, время может замирать на месте, а здания — словно бы нарисованные в воздухе — расплываться или обретать фокус, где на потолке может различаться карта окрестностей и всё развивается по совершенно немыслимым законам, в которых постепенно проглядывает своя логика («Вы обретаете мудрость, задавая мне вопрос, я же — вам на него не отвечая»).

Написано здорово, читается словно Алиса в исполнении «Монти питонов», хотя понравится конечно далеко не всем. На развесёлую разновидность юмора не рассчитывайте: ключевые слова — абсурд, гротеск, ирония и тонкий английский юмор.

А если возжелаете добавки, окунитесь в воды «Фабрики грез Unlimited» Дж. Г. Балларда.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Upd/ ляп у меня вопиющий. но пожалуй не буду исправлять — пусть остаётся с сучками-задоринками

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Мартин Эмис «Успех»

Avex, 5 июля 2016 г. 07:24

Из монологов вырисовывается следующая картина: даже спустя годы усыновленный юноша продолжает чувствовать себя несчастным и обделённым, завидует своему названному брату — полной своей противоположности. Сам он не обладает ни приятной внешностью, ни достатком, ни успехом, занят на неинтересной непрестижной работе и к тому же, со дня на день ожидает неизбежного сокращения — куда ни кинь, всюду клин, тоска и безнадёга. Но фортуна капризна...

«Успех» — слишком незатейливая история с угадываемым на раз-два-три! финалом, не выделяющаяся ни языком, ни стилем — неплохо для почти дебюта, но совершенно необязательная вещь спустя годы, интересная разве что в плане ретроспективы. Читать только если вы воспринимаете почти бессюжетную прозу: «Успех» — это лёгкий трёп с сексом, комплексами и переживаниями, с нагромождением деталей, зачастую пересказ тех же самых событий, но с другой точки зрения.

Написано безыскусно (это бросается в глаза, когда параллельно читаешь книгу другой весовой категории. «Человек без свойств», в моём случае). Физиологии на первый взгляд многовато, но для молодёжного романа это оправдано, и по нынешним временам это совершенно невинная вещь, без трупов и расчленёнки, хотя и с маленьким внутрисемейным треугольником заради перчИнки. Прочитать можно, но перечитывать вряд ли захочется: слишком простое повествование, серое, как повседневность, не перегруженное ни мыслями, ни чувствами, ни афоризмами — будничная зарисовка: дом, служба, надежды, тревоги, развлечения... Но фортуна капризна, и не помнить об этом — tonto, дурной тон.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Иван Наживин «Собачья республика»

Avex, 29 июня 2016 г. 11:15

Роман в традиции русской литературной классики, близкий по стилю к Бунину или Куприну, может быть и не дотягивающий до шедевра, но вполне любопытный. В конце концов, и среди сорняков можно найти зёрна, и у классиков случались провалы.

Задумка хороша — показ событий пред- и революционной российской действительности глазами собак -, но реализована она шероховато, порой величаво и многословно, с излишними просторечиями в повествовании (в разговорах — вполне органично), что впрочем простительно и объясняется крестьянским происхождением писателя. «Собачья» часть получилась ярче и выразительней «человеческой» — представьте, как на монохромном, слегка размытом фоне барской усадьбы резвятся полноцветные псы — именно так можно уподобить впечатления от прочитанного. Революционная ситуация видится Наживину точно так же, как и его советским оппонентам — верхи не могут, низы не хотят -, вот только в итоге случается не торжество справедливости, а пушкинский русский бунт — бессмысленный и беспощадный, вследствие которого, после грызни и раздора, над опустевшей свалкой раздаётся вой одичавших голодных псов.

Роман про окаянные дни недурён, последующие новеллы имеют скорее историческую ценность и в качестве фантастики уже даже не воспринимаются.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Антонен Арто «Гелиогабал, или Коронованный анархист»

Avex, 27 июня 2016 г. 16:21

Не ЖЗЛ и не исторический роман, а местами поэма в прозе, местами бред сумасшедшего, где Гелиогабал — сирийский принц и древнеримский император III в.н.э. — занимает весьма скромное место, а исторический фон воссоздан скорее воображением поэта и сюрреалиста, питающим к тому же «неприязнь к исторической достоверности», с упором на экстравагантные детали — например, мешки отрезанных гениталий или повозку с гигантским Фаллосом, «анальное» вступление Гелиогабала в город (пятясь задом наперёд). Написано местами очень пафосно, с любованием жестокостью и развратом.

Если начало книги вполне вменяемое, то к середине появляется бред, автор, словно заворожённый кружением крови и прочих человеческих выделений, мечется между мистерией и материей, пленяясь картами таро, алхимией и религией, упавшими с неба камнями, восхищаясь сакральностью и слабостью империй, перебредив самого Андре Бретона.

Понравилось выражение «дребезжащий FIAT Бога».

Если вы имеете хотя бы приблизительное представление о Гелиогабале, навряд ли узнаете что-либо новое: ничтожество, возведённое на престол высокородными шлюхами, педерастический подросток в женском платье, пополнивший длинный ряд римских императоров, правивших недолго, но в своё удовольствие — вот и всё, что вам следует знать.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Что в сущности сделал Гелиогабал? Возможно, он и превратил римский трон в балаган, но, одновременно, он ввел во дворец римский императорский театр, а через театр — возвёл на римский трон поэзию, а поэзия, когда она подлинная, стоит крови и стоит того, чтобы ради неё проливали кровь.»

Комментарии полезные. Если вас заинтересует личность автора, попробуйте также сб. «Театр и его Двойник» (изд. Symposium).

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Роберт Маккаммон «Жизнь мальчишки»

Avex, 23 июня 2016 г. 12:50

Книга, в которой переплелись опасности реальные и воображаемые, слёзы и грёзы, ярость и злость детской площадки, перестрелки в стиле Уайетта Эрпа, городские легенды — от доисторических реликтов до машин-призраков, но в финале все пазлы окажутся на своих местах, и только улетевший мяч никогда уже не вернется и не повторятся те детские дни.

По всей видимости, «Жизнь мальчишки» — один из лучших романов Маккаммона, в массе своей блеклых и невыразительных (я правда пока не читал Мэтью Корбетта и ещё ряд вещей). Из прочего выделю «Кусаку» и «Они жаждут», хотя они подражательские и к тому же не исключен фактор «безрыбья». «Жизнь мальчишки» — очень трогательная и ностальгическая вещь, временами комичная или по-брэдбериевски мрачноватая, порой философская — о жизни и смерти, но в первую очередь — о детстве, когда каждый день не был похож на предыдущий, когда было запросто проказничать и летать, даже без всяких тополиных рубашек... Но гаснут огни, надвигается сумеречная зона и что-то злое несётся навстречу, бренча костями и громыхая ржавым железом, появляются первые раны, первые потери и возникают по-настоящему серьёзные трудности.

Мимолётно, эта книга и о том, как изменяют жизнь казалось бы незначительные вещи, как, например, пластиковые бутылки для молока. Когда встретилось упоминание бутлегерства и самогоноварения (а время действия — 1964), удивился и навёл справки; выяснилось, что на Миссисипи, где происходили события, «сухой закон» был отменён только в 1966.

Написано столь непринуждённо, словно автор — ровесник героя, поэтому не удивляйтесь мальчишеской наивности и разгулу фантазии, а также тому голливуду, что развернётся в финале.

За вычетом отдельных эпизодов, это вполне реалистический детектив, но чтобы он не воспринимался обычными воспоминаниями, автор дал волю своей фантазии (вы ведь ожидали ужастик? так получите!). И только финальная часть, где повествуется о дальнейшей судьбе, выбивается из ряда, и несмотря на малый объём, воспринимается излишним довеском, хотя автора можно понять.

Перевод чуточку деревянный, редактура (первое издание!), если и была, отвратительная (за что минус балл). Но живой ручеёк пробивается из-под глыб, точит камни. Советую брать последнее издание, где проводилась редакторская правка.

Среди близких по духу произведений также и «Зубная фея» Грэма Джойса.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Теннесси Уильямс «Not About Nightingales»

Avex, 17 июня 2016 г. 09:12

«Не о соловьях»

Эта пьеса не о соловьях, не о пташках в золочёной клетке, и не о прохладной лесной идиллии...

Она — о людях, которые сидят в тюрьме.

О людях самых разных, разной ориентации и цвета кожи, различных взглядов, но от того не перестающих быть людьми.

О бунте заключённых против диктатора — жестокого и циничного начальника тюрьмы.

О справедливости.

О свободе.

Это не ода Китса, но зажигательная и к сожалению и посейчас актуальная антитоталитаристская пьеса.

Практически триллер.

Написано живо, компактно и динамично. Сразу представляется всё происходящее на сцене —

яркие огни прожекторов,

клубы дыма, пара,

заголовки газет,

движения,

крики,

джаз...

и голос за сценой — «Лорелея» и её лорелеечки приветствуют вас! — это прибывает на остров-тюрьму перевозочный катер.

Вас ждёт Клондайк, но только не ищите там золота.

(русский перевод пьесы «Не о соловьях» опубликован в 1т 3тт сс изд. Подкова, Б.С.Г.-Пресс в 2001 г. — «Что-то смутно, что-то ясно»)

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Томас Лиготти «My Work Is Not Yet Done: Three Tales of Corporate Horror»

Avex, 15 июня 2016 г. 10:40

(моря, где обитает офисный планктон, небезопасны)

Открывая сборник хоррора, вы найдёте внутри кровь, выпущенные кишки, смерть, боль и страдания, всевозможных упырей и монстров, получите выброс адреналина... Ответ неправильный, хотя подобное не исключается. Порой на территорию тьмы совершают вылазки вполне респектабельные авторы (например, Дж. К. Оутс), и тогда вы обнаруживаете просто мрачную и депрессивную литературу почти достоевского размаха и масштаба — о той тьме, что находится внутри нас.

Поклонники экшна в жанре «мясного фарша» скорее всего будут разочарованы: при всех признаках хоррора, Лиготти более тяготеет к изящной литературе, большое внимание уделяется языку, проводится эксперимент с формой и способом подачи.

Это небольшой, но вполне показательный сборник.

Заглавная повесть — «Я ещё не закончил» — скорее триллер, хотя и с элементами ужасов и отчасти производственного жанра, насколько это уместно по отношению к бумажной работе. Это наиболее традиционное и доступное из трёх представленных произведений.

Написано неплохо, хотя поначалу и суховато — скучные будни, утренние деловые собрания «семерых гномов», сытость, заурядность, серость, тоска, тоска, тоска; автор имитирует расщеплённое сознание пострадавшего от интриг лузера (по крайней мере, сам он считает именно так) вкраплением делового стиля бизнес-проектов: подразделами и пунктами — но ко 2й части понемногу раскачивается, суховатый стиль сменяется действием, иногда даже с вкраплением поэзии — о дантовых кругах ада и чёрных небесах, где полыхают молнии и льёт не переставая дождь.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(ваш личный апокалипсис)

(мы всего лишь темнота, из которой сотканы сны)

(мы только картинки, нарисованные на тьме)

(тьма посреди тьмы — всепожирающая, всепоглощающая)

(здесь нет ангелов, кроме Ангелов Смерти)

Последовательность изложения не вполне обычна: сначала обыденное, даже скучноватое линейное повествование, затем резкий обрыв, и далее мы уже имеем дело с последствиями некоего события Икс, когда всезнающий, всеведающий преступник комментирует действия следствия и поведение своих будущих жертв.

Логики и правдоподобия здесь не больше, чем в «Кошмарах на улице Вязов», суперспособности (помимо всеведения, рассказчик может становиться невидимым, входить в чужие тела или проникать в иные миры и тд) проявляются неожиданно и вдруг, без объяснения — но мы любим хоррор совершенно не за это.

После первого кульбита становится очевидно, что у автора припрятаны козыри, в ход пойдут и Чёрный и Белый детективы, но не торопитесь хвататься за канделябр: всё может оказаться даже не так, как представляется главному герою — который в настоящий момент может лежать прикрученным к кровати заботливыми санитарами. Если принять за основу версию сумасшествия: всё происходит только в больном воображении рассказчика, месть которого напоминает дурной сон, то всё становится на свои места.

Его месть напоминает сон.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(закружится карусель страха, ненависти, унижения)

(я хотел сделать с Ричардом то, что заставило бы солнце похолодеть от ужаса)

Какие-то из жертв будут превращены в скульптурные инсталляции или подвергнутся чудовищным трансформациям, кто-то будет отправлен в мир тьмы, мир бесконечных дверей...

Возможно, как ужастик повесть Лиготти не представляет собой ничего особенного, но технически она исполнена прекрасно.

В небольшой истории мести из трёх частей — «Убить Дика-Раз», «Убить Дика-Два» и «Убить Дика-Контрольный выстрел» герой понемногу скатывается в состояние обволакивающего безумия, но это только разминка.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(я борюсь за свою смерть. это единственное, что имеет значение)

Последующие вещи написаны более плотно и тягуче, практически без прямой речи, в ещё большем отдалении от жанра, но все они слишком предсказуемы с точки развития сюжета. Весь эффект необычности последней новеллы возникает от клипового монтажа и использования формы киносценария (с описанием сцены, движением камеры, etc).

В небесах гармония и покой, равнодушное светило по-прежнему палит с небес. Спят моря. Ктулху спит...

...но я ещё не закончил.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
* * *

There was only darkness. It flowed like a black river that had no bottom. And it was unconfined by any shores, infinite and turbulent and moving without direction, without any source or destination. There was only darkness flowing in darkness.

Then something felt itself struggling in this black and bottomless and infinite river, something unformed and embryonic swirling within darkness. It had no eyes, just as the darkness had none. It had no thoughts and no sensations, only the darkness flowing through it and around it in a blind chaos of thrashing agitation. It was something living, something restless and alive in the darkness that flowed relentlessly like a black river in a black world. Yet even without eyes or thoughts or sensations it mover toward the impossible surface of the darkness... and broke through.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Там была только тьма, струящаяся подобно бездонной чёрной реке, не имеющая берегов, беспредельная и беспокойная, текущая сама по себе, без цели и направления. Была только тьма, плывущая в темноте.

Затем что-то всколыхнулось в этой тёмной, бездонной и беспредельной реке, нечто бесформенное, эмбриональное закружилось во мраке. Оно не имело глаз, как не имела их сама тьма, не имело ни мыслей, ни чувств — только несущаяся, как после недавней взбучки, темнота. Это было нечто живое, нечто беспокойное и обитающее во мраке, что неуклонно неслось вперёд, подобно чёрному потоку. Но даже не имея глаз, мыслей или ощущений, оно двигалось к границе со светом ...и прорвалось наружу.

// Thomas Ligotti. «My Work Is Not Yet Done»

в фильмах ужасов это обычно занимает не больше секунды — бяка-монстр выскакивает из тени, а впечатлительный зритель хватается за валидол

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Питер Страуб «Глотка»

Avex, 10 июня 2016 г. 08:36

О Страубе у меня сложилось предвзятое и наверняка ошибочное мнение как о посредственном и скучном писателе, книги которого могут иметь успех только в случае соавторства с Кингом, но похоже что либо тема Вьетнама, словно крест животворящий, способна пробудить музу даже самого каменного американского автора, либо же просто повезло наткнуться на самый его удачный роман («Талисман» не в счёт). Захотелось даже перечитать, прочитать остальные — вдруг обманулся или что-нибудь пропустил, отчего сложилось неверное впечатление.

Поначалу читалось с интересом, почувствовался даже, словно наяву, лязг тяжёлого металла и запах напалма по утрам, но вскоре это впечатление сменилось ощущением рядового маньячного триллера, каковым «Глотка» и является, интересного только в том случае, если вы не читали таковых слишком много — детективный квест, частное расследование силами сыщиков-непрофессионалов, сюжет петляет вокруг да около, а очевидное решение как всегда лежит на поверхности и раскроется только в финале. Время от времени автор совершает отвлекающие манёвры, подбрасывает двойные, тройные или даже четверные обманки — то опишет внутренности людоедского холодильника или будни похоронной команды, то подкинет тёмные подвалы с запахом крови, на худой конец, просто долбит наличием голубой розы — в саду ли, на стене ли, на пластинке или на картине.

Перевод характерный для доинтернетовской, «пиратской» эпохи — с американцами кавказского происхождения, с неуверенным написанием имён, брендов и наименований (нпр, болезнь Альцгеймера) — но довольно гладкий, и читается без проблем, даже невзирая на не всегда пропечатанные буквы.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Вениамин Каверин «Перед зеркалом»

Avex, 9 июня 2016 г. 15:01

Каверин считал «Перед зеркалом» своим лучшим романом. Наверное, так оно и есть. Это внешне простая, о б ы к н о в е н н а я история о двух противоположностях, словно бы отражённых в зеркале половинках единого целого — тянущихся друг к другу через границы, годы и расстояния.

Время действия — начало ХХ века, по 1920-е примерно годы. Он остаётся в России, она вынуждена уехать — Крым, Константинополь, затем Париж... — общаться приходится всё более по переписке. Формально советский, этот эпистолярный любовный роман производит впечатление антисоветского: настолько блеклым и невыразительным по сравнению с эмигрировавшей из страны Лизой Тураевой выглядит здесь советский гражданин Константин Павлович (фигура почти призрачная, фантомная, сноб, интроверт, бледный, замкнутый, зашоренный и советский до мозга костей нечеловек-невидимка). Иное дело Лиза — талантливый художник, яркая и неординарная личность, открытый, общительный и искренний человек, по сути, единственный живой и положительный человек во всей книге. Заявляя устами КП о «преимуществах советского строя», роман в то же время не демонизирует и не очерняет — п о н и м а е т — эмиграцию, и не скатывается в дешевую сентиментальность — с чувствами, но и с мыслями тоже — эта лёгкая и воздушная пьеска, которую исполняет надежды маленький оркестрик, приглянется наверняка многим.

Что-нибудь подобное? Имеется.

. Виктор Шкловский «Zoo или Письма не о любви»

.. Валентин Катаев «Юношеский роман»

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Гийом Аполлинер «Убиенный поэт»

Avex, 9 июня 2016 г. 13:02

Клёвая вещица — компактная, острая и непринуждённая сатира, полная бесчинств и издевательства над серой толпой, готовой поклоняться любому дутому авторитету, устраивать гонения на поэтов и сжигать их книги — искрится иронией, лёгкостью и весельем.

Donnerkeil! Kreuzdonnerwetter! Какойчертвасвсехпоберисовершенныйскандал! Девица Макарея понесла от какого-то нищедёрга-бродяги и заделалась баронессой дез Игрей, а затем, с благословения младого кардинала, отправилась в Ватикан. Правда, прибыла в конечном итоге совсем не туда, ну да ладно, речь ведь совсем не о ней... (ну что вы, шалунья, бесстыдница, это вам не маркиз де Сад, а совершенно милая и невинная вещица, мадам!..) В общем, вы найдёте нечто вроде слегка завуалированной автобиографии, напоминающей попервости о временах Просвещения, а впоследствии о становлении авангарда, где в искромётном и раскованном галльском стиле повествуется о парижском андеграунде начала ХХ века — театре, живописи, моде, французской поэзии и литературе, словом, о всём том, что было близко автору как никому другому. Быть может, это именно то самое произведение, которым Аполлинер «вдребезги разбил вечность». Хорошо! И плюс ещё балл за разнузданность и провокацию (правда, невинное детское слово издатели по каким-то причинам затОчили, хотя про испускание газов до этого и появлялось открытым текстом).

А вот «Гниющий чародей», открывающий книгу (изд. Лимбаха), разочаровал изрядно — возможно, эта поэма в прозе будет и получше аполлинеровской же эротики, но всё же не настолько хороша, чтобы достичь высот, и вполне могла уместиться в одном стихотворении относительно небольшого размера, хотя вещь небезнадёжная («К вечеру деревья улетели, обезьяны застыли, как статуи, а я превратился в сотню себе подобных. Толпа моих «я» расселась на берегу моря...»)

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ханс Хенни Янн «Деревянный корабль»

Avex, 2 июня 2016 г. 14:02

Абсолютно дэвид-линчевский по атмосфере роман (чего стоит только исчезновение невесты Густава и появление в дальнейшем деревянной фигуры на бушприте, которую ранее никто не замечал), насыщенный не действием или внешними эффектами, а поэтическими метафорами и размышлениями, навеянный не столько морской романтикой (как например «Морская волшебница» или «Бегущая по волнам»), сколько тревожным сном, ощущением травли и обречённости загнанного зверя. Недаром паруса корабля, как упомянуто на первых страницах, имеют тревожный — не алый, а багряный — оттенок цвета, и на положении безбилетного «слепого» пассажира находится даже сам владелец корабля.

Плюсы — атмосфера тайны, условности, зыбкость и сюрреалистичность сна. Во время чтения отмечаешь неожиданный подбор слов, что было замечено и сохранено переводчиком (нпр, не метис, а полунегр).

Минусы (для кого-то возможно это существенно, но не для всех) — солидный объём и неопределённость с выпуском заключительного романа... cthulhu fhtang yjjh dhdf (a vot zdes skaner chego-to ne raspoznal(TM) — к сожалению не удалось разобрать собственные каракули)

Литературная одарённость автора несомненна, гомосексуальные и антирасистские мотивы не главное и не самоцель, психологически оправданы. Роман оставляет мощное, сокрушительное впечатление, после прочтения ощущаешь себя китом ...выброшенным на берег после шторма — свежесть, покой и прохлада, повсюду валяются обломки и морская живность, тают остатки крушённых надежд и чувствуешь облегчение, что удалось пережить этот нежданный ураган... Все течет, все меняется, меняются отношения между людьми, и многое окажется совсем не так, как представлялось изначально.

Впечатляет вставная история Кебада Кении, проведшего 200 лет в могиле — совершенно потрясающая кафкианская притча, которую стоит прочитать и как отдельный рассказ, если вас пугает объём. Вообще, если вы избегаете больших объёмов, можете попробовать только первый роман или хотя бы эту отдельную главу — впоследствии повествуется о дальнейших событиях и даётся истолкование этого романа-сна, но кое-какие намёки и спойлеры вы найдёте уже в статье-послесловии, которую — подозреваю! — стоит читать только после прочтения всей трилогии.

Что-нибудь ещё? Д. Буццати. «Татарская пустыня»

И да ... если хотите заглянуть в трюм, внутрь этих ящиков, вспомните об участи жены Синей Бороды.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Раймон Кено «С ними по-хорошему нельзя»

Avex, 6 мая 2016 г. 10:55

Розыгрыш, стилизация под женскую прозу — несколько романов, якобы написанных неизвестной ирландской писательницей Салли Мара. Если сравнивать, к примеру, с салливановскими мистификациями Б. Виана, превосходит последнего по весёлости и литературному мастерству, но уступает в том же прочитанному накануне роману о Гортензии (Ж. Рубо, как и Кено — представитель всё того же УЛИПО), переведено впрочем столь же блестяще (переводчик В. Кислов, если вам это что-нибудь говорит).

Наиболее глянулась первая вещь — «С ними по-хорошему нельзя» — роман об Ирландии и ирландцах, лёгкая буффонада, фарс, в котором смешались простота джойсовских «Дублинцев» и ирония Ф. О'Брайена. С одной стороны, это как бы исторический роман о дублинском восстании 1916 г. с некоторыми оговорёнными в примечаниях вольностями, с другой, простенькая мелодрама о разлучённых новобрачных: она — волей обстоятельств находится посреди простых, но грубоватых парней, ошалевших от уиски и патриотизма, а также от наглости некоторых девиц, отвергающих традиционные предметы дамского туалета, и посему склоняющихся к мысли «провести акцию, чьи оккультные перипетии переводят девичество из состояния нетронутого в состояние растроганное»; он — командор флота Её Величества и обязан взять штурмом оплот мятежников, где, как ему известно, находится невеста... Событий не так много, тянет скорее на новеллу.

Вторая история — «Интимный дневник Салли Мара» — реализована действительно в форме дневника и носит более ироничный характер — ведь это «чудесная привычка для девочек; она развивает их моральную устойчивость, они совершенствуются и, в итоге, смогут блеснуть так, что кюре просто охереет и посвятит их в монашенки на всю жизнь.» ЦГ — девочки +16 лет, язык и ситуации соответствующие.

Последняя вещь «Салли Мары» по всей видимости носит слишком откровенный характер, чтобы заинтересовать православных читателей, и не включена в книгу, что однако ж с лихвой компенсируется издательскими послесловием и комментариями, сохраняющими атмосферу розыгрыша.

. . . . . . . . . . . . . . . . . про книгу Ж. Рубо можете прочитать здесь: http://avex68.livejournal.com/223373.html

любителям иронии и изящной литературной игры рекомендую

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Джордж Алек Эффинджер «Когда под ногами бездна»

Avex, 29 апреля 2016 г. 13:50

Если читали основные киберпанковские боевики (начиная с J-мнемоника), навряд ли откроете для себя новое (алкогольные жидкости и кислота, смена пола и модификации тела — вещь самая заурядная, а также различные проги-гаддеты-девайсы и прочий хай-тек), но следует учитывать, что роман написан в 1980-е, когда подобное было в новинку.

Логично перенесение действия на периферию нынешней цивилизации. То, что в 22-м веке должно устареть и прозябает на окраине, воспринимается нами сейчас как крутое навороченное будущее. Экзотичность не настолько высока, как может показаться изначально, читается без проблем — да, вкрапление арабских слов, да, мусульманский жизненный уклад, с бакшишем, муэдзинами, намазами — но размытый западной цивилизацией — много технологии, много иностранцев, допустимо употребление алкоголя. Если в показанное городское «дно» верится сразу, то в устроение общества уже не совсем. Мировая обстановка обрисована мимолётом, вскользь, но вряд ли происходит что-то хорошее: демократия рухнула, супердержавы распались на мелкие удельные княжества. Тем не менее, упоминаются привычные ТНК, наподобие Дженерал электрик, хотя самой промышленности не видать — видны только потребители, прожигающие жизнь в борделях и барах, и почти не видно тех, кто создаёт технологии. Упоминаются европейские товары, что продаются в бутиках. Что это, при неопределённости политической обстановки, анархии и войнах — залежалые товары, остатки былой роскоши?

Перечитав, отмечаешь, что многое превратилось в штампы и затеряется на фоне нынешних боевиков, но читается по-прежнему с удовольствием: написано плотно и динамично, без стилистических изысков, не шедевр, но вполне достойное развлечение, нуаристый детектив про частного сыщика — с насилием, трупами и с интуитивным прозрением, действие которого разворачивается после заката Европы в одной из стран нынешнего Третьего мира (из современных авторов, развивающих сходное направление — Й. Макдональд). Не стал бы делать акцент на нуаре и киберпанке — так, самую малость, лёгкое латте-декаф, капельку цинизма, безнадёги, чуточку железа и софта — взболтать, но не смешивать.

...И только тогда, когда до краёв нашпигован проволокой, когда в нейроразъём заливается в ультраскоростном модик неизвестного содержания, когда под ногами разверзается бездна — осознаёшь, как — Во имя Аллаха милостивого, милосердного! — тяжело жить в стране победившей антиутопии.

Ведь Будайин — это тёмная подворотня, мир охотников и жертв, шлюх и их клиентов, жестокий и циничный мир продажи всего и вся, даже за мелкую монету. А Марид Одран — его обычный обитатель, и каждый день его — джихад и вечная мука.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Джек Керуак «Тристесса»

Avex, 22 апреля 2016 г. 14:33

если путешествия по дорогам Америки и парижское сатори оставили в целом равнодушным, создав автору репутацию малосимпатичного лузера, бродяги и прихлебателя, то третий заход неожиданно сработал — от мексиканского визита к Берроузу (не тот, который про Марс!) торкнуло совсем не по-детски. в голове вертелось «Мадонна» и «беладонна», замельтешили психоделические абстракции и прикнопленные к стене картинки пин-ап моделек, а визуальный ряд происходящего представлялся исключительно в монохромной гамме старого кино, под звуки джаза — хрипловатый мужской голос, серебристые струи табачного дыма, медленно уплывающие к потолку, нескромные гёрлы, чифирок, ударные и саксофон... это не травелог и не бессвязный графоманский трип, а уже настоящее повествование, похожее на янтарно-золотистую, точно струя мочи, прозу Генри Миллера или хулиганские откровения Буковского. удивительная нежная хрень. перевод как всегда замечательный, читается точно упорхнувшая к небесам птица или порыв ветра, как белый стих, как литания, как поэма. размер оптимальный — ничего лишнего, только скупая и мускулистая мужская проза, читается за пару часов. овердоза не будет.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Мелкий котейка очередью мяучит на мясо — сам кусочек дрожащего мяса — душа ест душу в общей пустоте.»

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Владимир Сорокин «Очередь»

Avex, 19 апреля 2016 г. 14:46

Первый роман, о тридцатой любови советской барышни, хотя и неплохой поначалу, разочаровал фальшивым и стерильным финалом (задумку понимаю, но никчёмность и пустопорожность от этого никуда не девается, да и деревьев жаль).

Вторая вещь произвела более благоприятное впечатление. По объёму это повесть, хотя для того, чтобы показать абсурд и кафкианскую атмосферу советской действительности хватило бы и небольшого рассказа — но автору, конечно, виднее.

«Очередь» — очень удачная метафора для изображения советского общества — очередь за дефицитом (неизвестно даже, за каким именно) — это чудище тучное, огромное, многоголосое и лающееся во все свои бесчисленные горла. Очередь безусловно московская, поскольку и продукты здесь немыслимые в провинции (возможно даже из капстран — нечто шведское или американское), да и стоящие в очереди чуточку поинтеллигентнее (почти не дерутся, матерятся крайне мало, и даже разгадывают потихоньку кроссвордики). В целом, неплохо. Хотя много длиннот и повторов. Но для воссоздания картины без этого по видимому не обойтись — бессмысленная и беспощадная штука, неизбежная и нескончаемая, как русский бунт.

Сорокин писатель яркий и талантливый, но очень неровный, и он скорее художник, уделяющий большее внимание внешней форме, нежели содержанию, он может вызвать крайнее отторжение у тех, кто не различает автора от его персонажей. Впервые познакомился с его творчеством в конце 1980-х, тогда это не слишком запомнилось, затмилось берговой «Рос и я» (емнип, какой-то альманах — Вестник новой литературы или Комментарии?). Если бы прочитал только слабый, хотя и показательный сборник «Первый субботник», решил бы, что на этом можно и завязать. Идея простая: написать типично советскую графоманию и понемногу свернуть к вещам, которых в стране советской «нет». Тексты слишком слабые и предсказуемые — долбят, как дятлы, в одно и то же место. Тук-тук-тук! Трах-трах-трах!

Автор вполне доступный, но не для всех. Прочитайте для пробы две вещи — «Лошадиный суп» и «Ю» (из сборника «Пир»). Если не оцените, это «не ваш автор».

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ганс Гейнц Эверс «Ученик чародея, или Охотники на дьявола»

Avex, 11 апреля 2016 г. 17:07

Первые ассоциации — «Изгоняющий дьявола» У. П. Блэтти. Разговор с пастором о католической вере, туманные и многозначительные намёки на зверя, упоминание о глухой деревушке, где собираются охотники на дьявола, привлекает внимание доктора.

(«...это отвратительный яд — знал бы ты! — первый свет нарождающегося дня. Он делает людей скверными и злыми»)

(«вера — ваша болезнь»)

(«зверь мне нужен, могучий зверь... а уж кусаться я его научу»)

В конце беседы пастор подозрительно спрашивает собеседника — как ваше имя? — Франк Браун имя моё. — отвечает тот. — Я умею писать и читать... Так начинается цикл, вторая книга которого была переведена на русский больше века назад, а первая вышла только сейчас.

Если вы рассчитываете на хоррор или оккультный роман, обольщаться не стоит — этого почти нет. Мистика исключительно религиозная, без откровенной чертовщины. Хотя ещё неизвестно, насколько ко двору эта книга придётся верующим. Религиозная мистерия предстаёт вывернутой наизнанку: излечиваются больные, называются пророки, обращается в кровь церковное вино — но святого духа здесь нет, как нет и праведников: правит бал коварный зверь-соблазнитель.

В тексте много спорного (откровенно расистские взгляды) и много поэзии — Новалис, Данте и Гёте, малознакомые у нас немецкие поэты. Но ненавистникам поэтического и серьёзной литературы пугаться не стоит: читается очень легко, хотя к середине повествование начинает провисать, а венецианский эпизод воспринимается излишним привеском (как водится, в битве между литературой и фантастикой всегда побеждает бульварный роман).

По сравнению с предыдущими книгами серии опечаток стало существенно меньше.

Отмечу хороший дизайн буквиц и оригинальную группировку иллюстраций — диптихами.

(Теги: Аврора, или Утренняя заря в восхождении, Мадонна, религиозно мистическая песнь, мистерия, литургия, ода флагелляции и самобичеванию)

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Всеволод Вячеславович Иванов «Сокровища Александра Македонского»

Avex, 4 апреля 2016 г. 16:08

Было предпринято несколько попыток написать приключенческий роман о поиске сокровищ Александра Македонского «в стиле Диккенса».

Первый вариант, действие которого происходит в 1920-е и 40-е гг — представляет собой приключенческий роман с тайной и нацистским агентом, не выделяющийся на общем фоне, последующие, уже без надежды на публикацию, писались «в стол», и потому более откровенны и интересны: в них рассказывается о ташкентской эвакуации, проговаривается и о лагерях, о том, что «бревна приходится подтесывать» (читаем «Лес рубят — щепки летят»). Какие-то варианты представляют собой разрозненные фрагменты, планы или характеристики персонажей, какие-то — практически готовый текст.

Между этими вариантами почти ничего общего — это всегда попытка начать с чистого листа, различны и приёмы и средства. Если сначала «Сокровища» — заурядный приключенческий роман, то далее проявляется сатира, а эпизод с динозавром и подзаголовок «фантастический роман» в позднем варианте говорят за себя. Автор прощупывает недостающую в произведении стержневую идею (очевидно, что этим должна являться тема искусства).

История конечно не законченная и далеко не совершенная, но прочитать было интересно. Наибольший интерес вызвали фрагменты III («Коконы, сладости, сказки и Андрей Вавилыч Чашин») и VI («Венера Черной горы»).

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Жорж Перек «Вещи»

Avex, 29 марта 2016 г. 16:36

(не для тех, кто любит сюжетную прозу!)

Взгляд не спеша скользит по стенам, перебирается по паркету, добротному паласу цвета беж, длинным аккуратным дорожкам, перепрыгивает с одного предмета на другой — антикварные безделушки, вазочки, статуэтки, массивные часы, радиоприёмник, рамочки с фотографиями, плакаты, репродукции, развешанные на стульях вещи, книги и журналы, почтовые конверты, открытки, разноцветные листы бумаги, виниловые диски с музыкой великих композиторов, затем взгляд перемещается по коридору, из одной комнаты в другую, скользит по ванной, санузлу, кухне — ...джезва на плите, в которой дымится кофе по-турецки, на столе большое фарфоровое блюдо с сырами — рокфор, чеддер, бри, а также грозди зелёного и синего винограда, зелень, груши, яблоки, молочник, сахарница с кубиками тростникового...

Странно читать Перека не в переводе В. Кислова, непривычно читать его повесть в сборнике французской беллетристики социально-психологической направленности, но уже здесь видна оригинальность автора — форма, по примеру le nouveau roman, преобладает над предельно простым содержанием и задействованы характерные для Перека списки, длиннейшие и доскональнейшие перечисления всего, чего только касается взгляд, c чередованием настоящего, прошлого и будущего времени — именно таким был дебют Перека на русском.

Герои — почти обезличенные и схематичные Жером и Сильвия (всё больше «они») — с самого начала окружены вещами, и сами они воспринимаются тоже как вещи — из того же разряда пластика и ширпотреба — живут обычной жизнью молодых парижан, обзаводятся друзьями, знакомствами, занимаются рекламой, скучными социологическими опросами, посещают бары и рестораны, развлекаются, прожигают жизнь. Затем пытаются что-нибудь изменить и перебираются учительствовать в Тунис, но попытка бежать от привычного проваливается — они распродадут затем свои вещи, вернутся в Париж и обрастут новыми вещами, от которых никуда уже не деться — вечный круговорот общества потребления, неизбежное зло иль «добро».

...Умрёшь — начнёшь опять сначала

И повторится всё, как встарь:

Ночь, ледяная рябь канала,

Аптека, улица, фонарь.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Сергей Шервинский «Ост-Индия»

Avex, 25 марта 2016 г. 11:17

Эту книгу я оставил напоследок и не обманулся в ожиданиях: прекрасное во всех отношениях издание, роскошные чёрно-белые иллюстрации «малых голландцев», увлекательные приключения в южных морях, описанные к тому же хорошим литературным языком.

Не «действие-секс-насилие» в современной клиповой манере, но классическая книга странствий и приключений в стиле Джека Лондона или фильмов любимого Йоса Стеллинга. Из низинных земель не к звёздам, но к свету восточному, к терре инкогнита Австралии и Новой Голландии — минуя чёрный континент и Индию, терпя нужду и лишения, страдая от болезней, встречая на пути чуму и проказу — прямиком в Чистилище (в аллегорическом смысле), где заурядный во всех отношениях человек превращается в зверя, белокурую бестию.

Не устарело, читается до сих пор хорошо. Мне понравилось.

(слова, придающие дополнительный колорит: особливо, подсолнечные страны)

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Геза Чат «Сад чародея»

Avex, 21 марта 2016 г. 14:04

(три страсти, три кита: музыка, безумие, смерть)

Первые параллели, которые приходят в голову — Булгаков и Гаршин. Как первый, Геза Чат, был медиком и тоже пристрастился к наркотикам, но так и не смог преодолеть своё пристрастие. Как второй, страдал психическим заболеванием (застрелил жену) и покончил жизнь самоубийством. При подобных фактах биографии неудивительно, что заигрывание с тёмной стороной и интерес к неоднозначным, криминальным сюжетам нашли своё отражение в творчестве — проза Чата мрачная и беспросветная, без малейших признаков юмора или иронии, новеллы воздушны и лаконичны: как правило, это короткие зарисовки или рассуждения на тему, с упором не на социальность или высокую литературу, а на занимательный сюжет. Иногда встречаются элементы жуткого, ирреального, хотя это и не хоррор в чистом виде (Жаба), «чёрные» реалистические рассказы (Убийство матери, Малышка Эмма) и короткие сказки-притчи с несчастливым концом. Фабулы просты, даже слишком: к примеру, встретил парень девушку... имя ее Смерть, или увидел зубастую волосатую жабу (пригрезилось) — а после, в соответствии с поверьем, умерла его жена.

Стоит ли читать? Пожалуй, ознакомиться всё же стоит, если рассчитывать не более, чем на рядовую беллетристику начала ХХ века — в этой категории продукт вполне качественный и незаезженный (взгляд на первую мировую «с той стороны»). Любители литературы найдут автора слишком легковесным, любители странного почерпнут для себя не так много, скорее просто отметят нереализованный потенциал, почитатели эпатажа сочтут слишком занудным: подсчитывать количество коитусов и дозы введённых препаратов — это ж надо!

Если интересно, некоторые оценки и комменты (звездочкой пометил с элементами фантастического):

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
/ Черная тишина — 6+ история безумия / Героическая — 7 психологическая зарисовка, реализм / Жаба — 7 элементы мистики * / Сказки с плохим концом — 7 притчи * / Хирург — 7 производственно-философское / Рыжая Эсти — 8 автобиографическое (фант. приём: материализовавшийся сказочник Андерсен) * / Смерть чародея — 7+ / Убийство матери — 8 темные стороны сознания. на основе реального происшествия / Барышня — 7 / Музыканты — 4 редкая история с социальными мотивами / Малышка Эмма — 6 темные стороны: телесные наказания, издевательства над животными, казни / Иосиф Египетский — 7 сон про жизнь в Древнем Египте * / Истории одиночества — 6 про смерть / Записки о войне — 7 антивоенное. отточенное бесит — к чему это совковое лицемерие / Отрывки из дневников — 5 с описанием наркотической зависимости

Оценка: 7