FantLab ru

Георгий Шах «И деревья, как всадники…»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.97
Голосов:
161
Моя оценка:
-

подробнее

И деревья, как всадники…

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 37

Аннотация:


Действие происходит в начале четвёртого тысячелетия. Ежегодно издаются несколько миллиардов новых книг. Николай Брокт, о котором идёт речь в рассказе, обратил внимание на проблему приобщения читателей к литературным шедеврам прошлого, не вошедшим в официально рекомендуемый специалистами золотой фонд. Ему удалось дать некоторым из этих шедевров вторую жизнь.

© rvv

Входит в:

— условный цикл «НФ: альманах научной фантастики»  >  Антологии, примыкающие к серии  >  антологию «Научная фантастика», 1980 г.  >  Искусство

— условный цикл «НФ: альманах научной фантастики»  >  Антологии, примыкающие к серии  >  антологию «День гнева», 1992 г.  >  Искусство

— условный цикл «НФ: альманах научной фантастики»  >  антологию «НФ: Сборник научной фантастики. Выпуск 11», 1972 г.  >  Знакомьтесь: дебютанты

— сборник «И деревья, как всадники…», 1986 г.

— сборник «Всевидящее Око», 1989 г.

— антологию «Посёлок на краю Галактики», 1989 г.

— антологию «Наша старая добрая фантастика», 2017 г.


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (8)
/языки:
русский (8)
/тип:
книги (8)

 Сборник научной фантастики. Выпуск 11
1972 г.
Научная фантастика
1980 г.
Научная фантастика
1985 г.
И деревья, как всадники...
1986 г.
Всевидящее Око
1989 г.
Поселок на краю Галактики
1990 г.
День гнева
1992 г.
Наша старая добрая фантастика. Цена бессмертия
2018 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 июня 2011 г.

Я всегда вспоминаю этот рассказ, когда речь заходит о творчестве Валентина Саввича Пикуля.

В 1992 году в «Роман-газете» напечатали так и оставшийся незаконченным его роман «Барбаросса». Читая, я обнаружил, что целый страничный разворот журнала слово в слово совпадает с описанием хода военных действий в Северной Африке из «Второй Мировой войны», принесшей нобелевку по литературе экс-премьеру Великобритании Черчиллю.

Надо сказать, что к тому времени особых иллюзий в отношении творчества Валентина Саввича я давно уже не питал. Ещё в училище в ответ на наши попытки восхищаться работами популярного романиста вставали на дыбы преподаватели сразу трёх кафедр – истории, русских языка-литературы и военно-морской подготовки. Поэтому основные положения критики были мне на тот момент уже хорошо известны, среди них часто звучало слово «плагиат», и к тому времени увлечение Пикулем у меня прошло в пользу тех первоисточников, из которых им и производилось «обширное цитирование». Но детонатором, спровоцировавшим нешуточный интерес к ним, были именно его романы. Да и сам выбор профессии во многом определялся ими…

Много лет интернет полнится обсуждениями, где сталкиваются полярные мнения. Претензии, предъявляемые к Пикулю в основном те же, что звучали и звучат в отношении другого великого романиста – Александра Дюма-отца. Да, во многом можно упрекнуть нашего автора, но я, пожалуй, присоединюсь к тем людям, кто с уважением относился к его работе. Там неплохая компания собралась – братья Стругацкие, Виктор Конецкий, Михаил Веллер.

А в далёком 1992-м, когда я удивлённо качал головой, сверяя два текста, мне как-то сразу вспомнился один фантастический рассказ про писателя, в далёком будущем решившего несколько необычным способом вернуть читателям незаслуженно забытые книги. Благодаря коллегам с «Фантлаба» теперь я знаю, что то как раз и был рассказ «И деревья, как всадники…» Георгия Шаха.

В финале журналист, уходит, отказавшись от предложения писателя продолжить его дело: «Лучше буду писать средненькое, но своё», – тем самым лишая миллиарды жителей Земли возможности познакомиться с произведениями, отчего-то не вошедшими в официальный золотой фонд земной литературы. Очень высоконравственное такое решение. По-пионерски прямое и простое. Подозреваю, другую концовку тогда просто и не пропустили бы в печать.

Вряд ли Валентин Саввич читал Шаха, но он свой выбор сделал как раз в рамках сюжета этого рассказа. И, в отличие от персонажа «И деревья, как всадники…» – не под давлением авторитета, а пришёл к нему осознанно, самостоятельно. И я не вправе его за это винить, как и тысячи других советских и российских моряков, высоко оценивших всё сделанное писателем для флота – названные его именем улицы в приморских городах, корабли и суда, говорят сами за себя…

Отзыв — часть обзора, размещённого в АК: http://fantlab.ru/blogarticle14800

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 декабря 2014 г.

Безусловно, сильный рассказ. Идея находится на поверхности, хотя никогда и не приходила мне в голову. Рассказ не столько фантастический, сколько философский. Этическая проблема остра.

А ведь я и сам не сразу сообразил, откуда взялось название. «Деревья как в всадники, съехались в нашем саду...» — это же цитата из «Чёрного человека», поэмы, которую я в школьные годы знал наизусть. Честное слово, часто декламировал её вслух и про себя. Читая рассказ, я вспомнил это красивое сравнение лишь после того, как в тексте был упомянут его автор — Сергей Есенин. Попался, что называется, по самой теме. Так что Георгий Шахназаров попал в самое яблочко.

«Друг мой, друг мой,

Я очень и очень болен.

Сам не знаю, откуда взялась эта боль.

То ли ветер свистит

Над пустым и безлюдным полем,

То ль, как рощу в сентябрь,

Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная...

Тих покой перекрестка.

Я один у окошка,

Ни гостя, ни друга не жду.

Вся равнина покрыта

Сыпучей и мягкой известкой,

И деревья, как всадники,

Съехались в нашем саду...»

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 декабря 2016 г.

Отличная вещица. При всей своей совершеннейшей обычности в литературном плане и почти полностью повествовательном, без диалогов, тексте рассказ сразу же и целиком захватывает внимание читателя — в совершенно традиционном варианте нашего будущего Георгий Шах смог найти увлекательнейшую проблемку (а скорее проблемищу), не замеченную другими братьями-фантастами.

Причем проблему, многими ощущаемую уже и сегодня, но которая должна сильно усугубиться уже в ближайшем будущем — невозможность использования обществом всех созданных до настоящего момента духовных ценностей. Количество произведений изобразительного искусства, литературы, музыки год от года увеличивается чуть ли не в разы и, потребляя новое, общество постепенно теряет, забывает старое — до него руки уже просто не доходят. А сколько там, в этом старом, талантливейших, великолепнейших вещей....

На протяжении всего текста автор мастерски компонует и разворачивает сюжет, рассматривая проблему с разных сторон и пытаясь найти для нее приемлемое решение. И получается это у него умненько, логически безупречно и очень интересно.

Кстати, для любого читателя поднятая проблема как ни для кого родна и близка — прочитать всегда хочется много всего и разного, а времени для этого, естественно, катастрофически не хватает :).

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 августа 2017 г.

Поразительно глупый рассказ, ценность которого заключается в замечательно точном отражении советского представления об интеллектуальной собственности и литературе в частности. То есть, дело не в копирайте и не в плагиате. Дело интересней: в советское время все советские культуртрегеры (за примечательным исключением Виктора Шкловского и Бориса Эйхенбаума) решительно, последовательно и бескомпромисно боролись с так называемым «биографическим методом» анализа искусства. То есть, произведение искусства категорически отделяли от личности того, кто это произведение создал. Ну, понимаете ли, неважно, написал ли малограмотный алкоголик Шолохов «Тихий Дон», «Поднятую целину» и «Они сражались за Родину», главное, что книжки хорошие. Точно также наважно, Брежнев ли автор «Автобиографической трилогии» и мог ли он вообще физически написать эти книги. Главное — приказано считать автором Брежнева или Шолохова. Поэтому и стихи отделялись от авторов, и иранская песня 1969 года «Миллион алых роз» звучала как бы написанная Раймондом Паулсом и Андреем Вознесенским в 1982 году.

Вот так и в рассказе, никого не удивляет, что исповедь Сергея Есенина, подчёркнуто принадлежащая Есенину и говорящая о фактах его биографии, вдруг переписана каким-то ломцом, приписавшим себе кучу чужих книг. Главное, стих красивый, а личность автора, стоящая за стихом, всем пофигу.

То. что за каждым литературным шедевром стоит неповторимая индивидуальность гениального художника, имеющего мгновенно узнаваемый почерк, Шахназаров даже не осознаёт. Плагиатора в его рассказе разоблачает стилистический гэг, уникальная метафора, но никак не искажённое отчаянием лицо погибающего поэта. То есть, автор рассказа и его герои воспринимают всю литературу, без исключений, как набор взаимозаменяемых кирпичиков. Вот, «Идиота» написал Достоевский. А мог бы написать Пушкин. Или Герберт Уэллс. Или Проханов. Писатели, по мнению Шахназарова и его героев, все одинаковые. Только книжки у них разные. У одних хорошие, у других плохие.

И не надо приплетать сюда Борхеса. У Борхеса Пьер Менар присваивал подчёркнуто канонический текст, известный абсолютно всем. И одним из критериев выбора была именно принципиальная известность «Дон Кихота». Если бы Пьер Менар взял всеми забытую книгу и выдал бы её за свою — была бы совершенно другая история, намного более глупая и противная — вот такая, как в рассказе Шахназарова.

Таков идеологический фон новеллы. Что касается сюжета рассказа, то это просто чушь. Никакого выпадения классики из актуальной культуры не происходит. Апулей и Гомер это Апулей и Гомер. Те, кто читали Гомера двести лет назад, читают его и сейчас. А те, кто не читали, точно также не продолжают не читать. Диккенс остаётся Диккенсом навсегда. И «Анну Каренину» с «Хаджи Муратом» будут читать через тысячу лет, как сейчас читают увлекательные античные романы, например, «Дафнис и Хлоя» Лонга. Классика всегда будет с людьми, на то она и классика, и то, что её круг непрерывно расширяется, вовсе не приводит к забвенью старых авторов.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 декабря 2011 г.

Актуальна поставленная автором рассказа проблема — «вымывание» из употребления шедевров литературы в силу появления все новых и новых книг. Оригинальное решение — вновь вводить произведение в оборот пусть даже и в форме плагиата. Ему противопоставлено решение — оставить шедевры прошлого в глубоких пластах культуры как фундамент здания современной литертуры.

Мне представляется, что второй вариант решения более правильный. Культура куммулятивна. Образы ранних произведений, трансформируясь, попадают в более современные. Это не плагиат, а трансляция культуры. Ничего просто так не пропадает и все ценные образцы культуры постоянно находятся в обороте в прямой или косвенной форме. Сойерс и является реальным драйвером культуры, который на себе воспроизводит ее образцы, синтезируя старые тексты и свое бытие.

Возможное еще есть решения поставленного вопроса, построенные на новых технологиях. Автор такие варианты не рассматривает, исходя из того, что литературное произведение как способ трансляции культуры надолго останется в социальной жизни. Однако новые технологии могут привести к иным социо-культурным феноменам. Известная в настоящее время тенденция снижения интереса к книгам является предвестником новых способов трансляции культуры.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 августа 2011 г.

Оправдано ли преступление, если оно совершается для блага человечества?

Вспомнились «451 по Фаренгейту» (не знаю почему) и композитор из комедии «Ландыш серебристый», который честно сочинял чужое.

Так ли неправ умирающий писатель? И намного ли лучше гордый журналист? Не уверен.

Рассказ интересен обсуждением проблемы, которая скоро станет довольно актуальной.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 января 2008 г.

Идея забавная, но разработана слабо. Например, встает вопрос о том, как воспринимались книги при смене автора (проблема, поднятая в рассказе Борхеса «Пьер Менар, автор «Дон Кихота»»). А без этого оказалась не совсем внятной позиция автора. Да, культурный багаж, накопленный человечеством, не может быть освоен одним человеком. Даже «золотой фонд». А выход? Читать все же старые книги? Тогда не прочтешь новых. Да и всех старых тоже не прочесть. Т.е. проблема выбора все равно остается.

Собственно, Шах скорее ставит вопрос. И приводит как минимум две точки зрения на него. При этом позиция Сойерса («буду писать сам — хоть плохонькое, но свое») воспринимается как более адекватная, хотя в рассказе она слабо обоснована.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 сентября 2006 г.

Было очень интересно читать, хотя в то время не совсем поняла идею. Но все равно Шах стал одним из любимых авторов.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 августа 2006 г.

Очень злободневный рассказ. Интересно, поможет делу развитие электронных книг, или всё так и получится как в рассказе?

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 сентября 2010 г.

В рассказе нет ничего, кроме идеи, а идея совершенно не проработана.

Оценка: 5


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх