FantLab ru

Юрий Брайдер, Николай Чадович «Евангелие от Тимофея»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.88
Оценок:
601
Моя оценка:
-

подробнее

,

Евангелие от Тимофея

Роман, год; цикл «Тропа»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Вершень — мир гигантских деревьев-занебников. У каждого занебника есть множество ярусов, а на каждом из ярусов по несколько ветвяков. Соприкасаясь между собой, ветвяки образуют целые континенты. В этом мире Артём пытается разгадать тайну Тимофея, Письмён и Настоящего Языка.

© Ank
С этим произведением связаны термины:

Входит в:

— цикл «Тропа»

— журнал «Фантакрим MEGA 1991'3», 1991 г.

— журнал «Фантакрим MEGA 1991'4», 1991 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 225

Активный словарный запас: чуть выше среднего (3035 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 58 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 34%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Бронзовая Улитка, 1992 // Крупная форма

номинант
Странник, 1995 // Крупная форма

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (9)

Евангелие от Тимофея. Собрание сочинений. Том 2
1994 г.
Избранные произведения
1994 г.
Клинки максаров
1996 г.
Клинки Максаров
1998 г.
Клинки максаров. Трилогия
2000 г.
Клинки максаров
2003 г.
Властелины Вселенной
2010 г.

Периодика:

Фантакрим MEGA 1991'3
1991 г.
Фантакрим MEGA 1991'4
1991 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я очень хорошо помню этот томик. На обложке – обезьяноподобное существо на выступе под сенью ветвяка занебника, а в просторах бескрайней Прорвы парит косокрыл. И название — “КЛИНКИ МАКСАРОВ”. Мне тогда было пятнадцать лет, я жил в ту пору на окраине Вселенной, на помойке цивилизованного мира, а до этих краёв книжные новинки доходили крайне редко. Разумеется, я в эту книжку втюрился. Я задался целью купить её. Цена была непомерной, мать отказалась выкладывать за неё такую сумму. Я где-то подзаработал немного и добился своего – не сразу, но книга стала моей. Конечно, я испытал разочарование, я ждал от неё большего, немного другого. Я тогда был одержим знаменитым янтарным сериалом Желязны, в любом произведении в жанре фэнтази я искал что-то эмберское.

В этом томике были два романа из цикла “ТРОПА” – “Евангелие от Тимофея” и “Клинки максаров”. Я добросовестно начал читать первый роман. Он мне сразу не пришёлся по душе, в нём я не увидел ничего фэнтазического. Я тогда прочитал начало, потом полистал середину и стал читать конец. Именно две последние страницы мне и нравились в этом романе – когда болотник Шатун, ставший Всевидящим Отче, напутствует главного героя, которого высшие неведомые силы – Незримые и Фениксы – отправляют на Тропу – загадочный мир, вбирающий в себя частички всех существующих миров.

Когда мне стукнуло семнадцать лет и я начал увлекаться рок-музыкой, я стал “врубаться” в произведения братьев Стругацких и Рэя Брэдбери. “Евангелие…” неожиданно подняло свой престиж в моих глазах, я понял, что это – выдающееся произведения постсоветского периода. Я начал его перечитывать и зачитывать до дыр, восхищаясь, как авторы мастерски вписали в параллельный фантастический мир реалии человеческой жизни — то, что окружает вокруг и присутствует одновременно внутри нас, но по своему нравственному несовершенству и глубокому невежеству мы этого не хотим замечать. Нельзя отрицать того, что в данном романе можно усмотреть критику против идеологии и быта советского времени. Ведь Брайдер и Чадович родились и выросли в эпоху СССР, другого мира они не знали, и описывали недостатки человеческого общества сквозь призму недостатков советского общества. Это было характерной особенностью почти всех советских писателей, которые в своих фантастических произведениях пытались донести до читателей слова о настоящих и главных истинах нашей жизни.

Я с трудом могу отвести “Евангелие…” к жанру фэнтази. Современное название для данного направления – “попаданцы”. Но к огромному обилию всевозможных опусов, которые в издательской среде и на разговорном писательском жаргоне все, кому не лень, относят к этому направлению, этот роман не имеет никакого отношения. Его ценность и несомненные достоинства превосходят само это направление. С жанром фэнтази “Евангелие от Тимофея” роднит наличие в нём как раз-таки тех двух последних страниц, которые мне так нравились в юности. Мне кажется, изначально этих двух страниц не было, их авторы приписали позже. Мне кажется, что “Евангелие от Тимофея” писался, как роман без всякого продолжения – видно по тематике и сюжету. Это уже потом авторы связали его с идейным замыслом Тропы, и, естественно, вставили эти две страницы, дабы сюжетно связать с остальными романами всего цикла. Это моё предположение.

“Евангелие от Тимофея” очень не похож на своих “потомков” – на романы “Клинки максаров”, “Бастионы Дита” и “Губитель максаров”. И уж тем более не похож на “Злой котёл” и “Хозяева Острога”. И совсем никак не может быть связан с трилогией о ватажниках из Талашевска. “Евангелие от Тимофея” у меня на отдельном месте, я его рассматриваю как один роман без продолжения. Если бы была моя воля, я выставил бы этому шедевру десять “десяток”!

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мощная социальная фантастика слегка закамуфлированная под некое подобие фэнтези. Причем, закамуфлированная довольно небрежно – хотя и стилистически безупречно. Видеть в нем лишь «твердое фэнтези» могут только те, кому тот социально-политический императив и символизм, которыми авторы насытили роман, как серпом... по нежно лелеемому идеалу. А вот с Платоновым аллюзии – действительно к месту. Еще конечно же Стругацкие в базисе (как же без них?), и некие отголоски Лазарчука с его «Опоздавшими»... хотя это вряд ли — писали-то почти одновременно. Скорее, ощущение некоего витающего в воздухе общего настроения, которым дышали авторы.

Общность препарируемой проблематики бесспорна. Неприятие той душной совковой атмосферы, всеобщей серости и усредненности, тоталитарного низведения человека до бессловесного винтика в системе государственного механизма, протест против этого расчеловечивания — что «Евангелие», что «Опоздавшие к лету» Лазарчука просто кричат об этом. У дуэта белорусов на эту тему есть еще прекрасная повесть «Стрелы Перуна с разделяющимися боеголовками» (еще более жесткая и суровая). Благо писалось все под наисвежаишими ощущениями от проживания в самой счастливой на свете стране, «где так вольно дышит человек». Вспоминаются опасливые перешептывания диссидентов из перестроечного фильма: «Только представь, что сделали – пустили под эти строки кадры: лагеря, лагеря, колючая проволока...». В мире Тропы, куда некогда выбросило типичного «гомо советикуса» Тимофея до колючей проволоки не доросли, но привнесенные им на новую почву законы тоталитарного социума усвоили прекрасно. Замени рубку ветви гигантского дерева на строительство Беломорканала — разница окажется практически неощутима. И с этой грязью предстоит уже столкнуться новому «попаданцу» — Артему. Здесь он человечен, многомерен и психологичен, как ни в одном из последующих романов цикла. Настоящая, живая и думающая личность, без толики суперменства. Жаль, что дальше авторы пошли по пути превращения его в бессмертного сверхчеловека (хотя в «Клинках максаров» это еще не режет глаз – но они сработаны уже в более жанрово-фэнтезийном ключе).

Первым впечатлением от прочитанного было тотальное ощущение безнадеги и угнетающей мерзости бытия. Опять же, не забываем о социальной сути «Евангелия» — аллегория, конечно, аллегорией, но угнетающая советская действительность лезет сквозь нее, как вата сквозь дырявое лагерное одеяло. Впрочем, не совком единым — примерно о том же писал в конце 19-го века Сологуб в своих «Тяжелых снах». При этом, однако, по завершении книги осталось некое светлое ощущение — не все потеряно, выход есть, где-то там впереди брезжит слабый лучик надежды. Авось бессмертные Фениксы помогут.

Так или иначе, «Евангелие» остается одной из ярчайших книг новой постсоветской фантастики — и что немаловажно, прошедшей испытание временем.

Актуальности эта книга ничуть не потеряла, мало того — и это в общем-то печально, в свете нарастающего в стране мракобесия — становится все более актуальной.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман, который стал стартовым для цикла «Тропа». К сожалению, концовка производит впечатление, чего-то совершенно чужеродного и искусственного. Даже не знаю, что тому виной: фатальное неумение авторов писать концовки или же пришедшая чуть позже идея сделать этот роман первой частью цикла. Мне всё-таки кажется, что изначально роман писался как отдельное произведение. В частности, только здесь упоминаются «пролазы» — люди, которые отправляются исследовать сопредельные пространства. Ни в одном из последующих романов цикла ни малейших намёков на них нет. Артём остаётся единственным пролазой на весь цикл. Возможно, я ошибаюсь, и в Злом Котле или Остроге он с кем-то из них всё же встретится, но как-то не уверен в этом (на данный момент я эти два романа ещё не прочитал).

Мир, который рисуют авторы в «Евангелии от Тимофея» сразу же мне что-то напомнил. Не знаю, насколько справедливо предположение, но в «Тёмной горе» Геворкяна был подобный мирок, где тоже росли огромные деревья, внутри которых жили обезьяноподобные твари. Разумеется, мир, описанный Геворкяном повторяет этот только в общих чертах, но вполне возможно, что это отголосок «Евангелия», что-то вроде дружеского поклона товарищам по цеху.

«Евангелие от Тимофея» задаёт общую направленность цикла (сюда же можно включить и подцикл «Миры под лезвием секиры»). Исследование природы власти и того, как она влияет на человека. Тут вводится идея о том, что человек очень распространённый тип жизни во вселенной авторов и, в принципе, несмотря на какие-то индивидуальные различия, которые прослеживаются от мира к миру, обладает вполне определённым набором черт, близких к земному виду Homo Sapiens. Этот тезис даёт возможность не вдаваясь в излишнее описание видовых особенностей конструировать разнообразные социальные строи.

В первом романе цикла на Вершени построено что-то вроде теократического общества с элементами рабовладения. Плюс к тому практически прямо реализуется тезис В.И. Ленина о том, что «любая кухарка может управлять государством». Собственно, весь имеющийся государственный строй вырос на базе измышлений работника столовой. В итоге получилась какая-то безумная помесь «коммунизма» и рабовладения, сдобренная изрядной долей эрзац-религии. Войны по большему счёту в этом мире носят религиозный характер. С одной стороны жители Вершени пытаются навязать болотникам свою «истинную веру», а с другой стороны воюют между собой, выясняя, какие Священные Письмен священней и истинней.

Проблема управления государством совершенно неподготовленным к этому человеком продолжается уже самим Артёмом. Для Тимофея жители Вершени были чем-то вроде живых солдатиков, которыми он мог распоряжаться по своему усмотрению: убивать, сгонять с места и т.д. Его интеллектуальный уровень прекрасно характеризуют слова «Настоящего Языка» типа «морда», «башка» и пр. Артём же оказывается практически неспособным справится с этой задачей из-за своего мягкосердечия и излишнего человеколюбия.

Несмотря на некоторую затянутость и неторопливость повествования, читается роман, хоть и не быстро, но на одном дыхании. Давно не читал ничего такого, что заставило бы меня забывать о времени.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Впервые слышу, чтобы этот роман тандема сравнивали с СССР и его социальными закидонами. Собственно — «у кого что болит, тот о том и говорит». Выбрось навсегда из головы то, что тебе неприятно или отвратительно, и очищенный от груза негатива твой разум сам начнёт творить вокруг тебя обновленную, хотя и не обязательно улучшенную реальность. Не нравится «совок»? Забудь о нем и не пихай его в свои рассуждения по поводу и без. Роман — твердое фэнтези, яркое и оригинальное, какое отношение варварский и жестокий мир Тропы имеет к Советскому Союзу, совершенно непонятно. Это называется — натянуть кота на глобус. По поводу корней и комсомольских строек — спасибо, посмеялся.

Касаемо произведения — первое чтение в первом доступном журнале фантастики произвело просто неизгладимое впечатление. Странный, колоссальный новый мир. Люди, звери. Невероятные по размерам деревья, каждый равен отдельной планете. Великолепно тогда читалось.

Сейчас...даже не знаю. Как бы не устарела эта вещица, нивелированная до самого низа сотнями и тысячами идейных подражателей, не имеющих и доли таланта Брайдера и Чадовича. Орды попаданцев, созданные легионами писателей-халтурщиков, из которых минимальной индивидуальностью обладает в лучшем случае каждый сотый. Загадили тему...

Попробуем перечитать на досуге как-нибудь. Первый роман цикла гениален.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На две трети — чистый квест в старательно выписанной компьютерной реальности, полной всякой нечисти, немыслимых ходов, социальной мешанины. По мере чтения Многорукого бога далайна от Логинова все вспоминал — тоже автор расстарался на детальки придуманного фэнтезийного мира. В конце — при все тех же роялях в кустах — авторы решили дать пессимистическую критику природы власти, эдакого утрированного Макиавелли. Чего то нового не открыли и, в общем, Евангелие вполне проходит по линии фэнтезийной литературы, имеющей так немного общего с окружающим миром, что читать ее скучновато. Барочная работка, авторы вот прямо постарались, но читать дальнейший цикл про тропы, секиры и максаров желания не возникло.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень симпатичное фентези-приключение, по мере чтения превращающееся в памфлет, обличающий тоталитарные режимы. И превращение это, на мой взгляд, прошло не слишком удачно.

Мир, в который попадает главный герой описан ярко и убедительно. Хочется его изучить, рассмотреть, понять. Не менее интересно следить за путешествием героя, его диалогами(не лишенными юмора) с попутчиками и схватками с очень враждебным окружающим миром. Но когда повествование начинает приближаться к финалу, происходит что-то несуразное и нелогичное. ГГ, до сих со всей очевидностью воспринимавшийся как сталкер-авнтюрист, вдруг становится философом, пытливым исследователем и радетелем о судьбах народа.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Социальное устройство местного общества оказывается абсолютной «заслугой» такого же попаданца и, о чудо, тоже мыслителя, философа и общественного деятеля.
А описание событий, кардинальным и трагическим образом изменивших судьбы людей и народа в целом, занимает места чуть ли не меньше, чем схватка с очередным неприятным представителем местной фауны.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот значит, здесь и тогда родился мир тропы...

Первый роман цикла, в принципе, задал тон всем последующим. Ведя героя из мира, в мир, авторы получают площадку за площадкой для творческого миротворения.

Последующие миры тропы будут весьма печальные, опасные и неуютные. Первый созданный мир, естественно, не отличается в лучшую сторону. Враждебная, смертоносная фауна.

Трудный для выживания климат. Однако люди и здесь ухитряются не только жить, но и отравлять жизнь друг другу, истребляя себе подобных куда активнее сил природы.

Сюжет, начавшись с квеста, со второй половины романа переходит в политический памфлет, полный горькой иронии.

Драйв сценизма, как и во всём цикле тропы, значительно снижен. Авторам гораздо важнее колорит сцен, персонажей и событий, нежели захватывающее действо.

Образы героев очень живы, колоритны и жестоки.

Роман, как я уже писал, полон горькой иронии и безнадёжной морали. Думаю, авторы писали не без влияния лихих событий в стране начала 90-х годов.

Читается не слишком легко, требует опыта и усидчивости.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

К 389955.Книга хорошая, никаких особых аллюзий искать не надо полагаю. И вообще, не надоело Советский Союз и Россию пинать и в каждой книге искать «обличения»?Бред ваш про то что в России жизнь человека ничего не стоит читать противно и неприятно, как будто руку случайно в чан с дерьмом окунул.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Чем-то напомнило мне произведения Платонова. Да и вообще-то этот мир носит гипертрофированные черты СССР и России, где жизнь одного человека, да даже тысячи — ничего не стоит. Ещё приходит на ум переселение народов Лениным и Сталиным.

Отсутствие корней у людей — это гигантские комсомольские стройки в Совке, куда люди съезжались со всей страны да там и оседали.

Понравилось.

9 из 10.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман, наверное, запомнится, но явно не войдёт в число заинтересовавших.

Главным образом, мне не понравился жанр; я даже не могу сформулировать, что это за произведение. С одной стороны, претензия на большой цикл, эпичность и т.п. С другой — очень поверхностное, даже легкомысленное описание происходящего, местами на грани того, что принято называть фантастикой юмористической. Немыслимые количества жертв, кровь потоками, трупы горами — всё это так, мимоходом. А потом оценка событий по кулинарной книге.

Очень неглубокие и портреты персонажей, включая ГГ. Скорее, это герои комикса, а не романа.

В общем, впечатление очень средней работы, продолжение которой читать желания не возникло, увы.

Оценка: 7
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: эта книга основательно испортит вам настроение! Она от корки до корки пропитана пессимизмом. Осторожно!

Берет за душу. Смесь фантазии, небольшой толики абсурда и изрядного количества суровой реальности человеческих взаимоотношений превращает этот роман в нечто вроде фентезийной антиутопии. Сам по себе мир романа вторичен (люди важнее... а люди там такие же, что и в реальности), но даже этот «вторичный» мир производит впечатление. Трагичности — не меньше, чем у Шекспира. Сатиричности — не меньше, чем у Лема. По духу очень напоминает не только упомянутую ниже «Улитку на склоне» АБС, но и «Многорукого бога далайна» Святослава Логинова. Достойно прочтения.

Лично мне особенно запомнились две песни из этого романа... страшные, но правдивые.

Дальнейшие книги цикла хороши, но чем дальше — тем меньше в них «жизненности» и больше развлекательности.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отлично «прорисованный» мир на дереве и жизнь на болоте. Произведение, по своей сути, является социальной фантастикой. В организации жизни «аборигенов-занебников», автор «проигрывает» Платоновские мотивы «утопического государства».

И да, на мой взгляд, все следующие произведения «Тропы», смещаются из категории «фантастики» в «фэнтэзи»...

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень качественная фантастика, появившаяся в годы рассвета у нас НФ литературы и заката страны. Написано интересно, динамично, интригующе. Действие захватывает, необычный мир впечатляет, метания главного героя заставляют внимательно следить за происходящим. В романе есть все — приключения, размышления, психология, и, что самое главное, ирония. Роману двадцать лет, но он легко и увлекательно читается сегодня. Всегда радует то, что у нас есть добротная фантастика, а не только у англо-американцев.

Оценка: 8
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мрачность и пессимизм «Тропы» — следствие времени, в которые она писалась — мутная эпоха «лихих девяностых». Как черно-белые фотографии того периода — дождь, слякоть, холод. И вся та грязь, что выплывает на поверхность человеческих отношений во все смутные времена. И отсутствие надежды.

Безусловно, написано достоверно, качественно и профессионально, но из-за этого — читать еще тяжелее.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Тимофей, фуфайка и поваренная книга. Простой рецепт для сюжета! А ведь помнится до сих пор. Что уж говорить о запредельных занебниках и их несчастных обитателях... Чувствуются в тексте братья Стругацкие со своим Лесом в «Улитке...» Но там притча, а тут почти пророческая сатира. Классный роман. Сериал я дальше внимательно не читал, хотя задумку в целом оцениваю на твёрдое «хорошо». А начало и вовсе отличное! Иногда мне кажется, что для многих моих сограждан поваренная книга уже стала Библией...:wht:

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх