FantLab ru

Яцек Пекара «Слуга Божий»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.51
Голосов:
476
Моя оценка:
-

подробнее

Слуга Божий

Sługa Boży

Сборник, год; цикл «Цикл о Мордимере Маддердине»

Аннотация:

Первый роман в новеллах из цикла об инквизиторе Мордимере Маддердине.

В мире, где ход истории круто изменился, а Иисус сошёл с креста и залил с апостолами улицы Иерусалима кровью, — в этом мире ведьмы, демоны и колдуны вполне реальны. Инквизиторам приходится бороться со всем потусторонним, со всем, что грозит бессмертным душам людей. Иногда -- бороться вопреки желаниям самих людей. И только пламень истинной веры развеет тьму в сердцах...

Но так ли всё просто и однозначно, даже для столь истово и безоглядно верующего человека, как инквизитор Мордимер Маддердин?

Примечание:

Первый раз издавался в 2003 году. В дополненное издание 2006 года вошел еще рассказ «Czarne płaszcze tańczą», и после этого сборник переиздается только таким составом. Кроме того в тексты рассказов вносились некоторые изменения, согласно дальнейшему развитию цикла.


В произведение входит:

7.42 (358)
-
7 отз.
7.34 (359)
-
6 отз.
7.50 (331)
-
6 отз.
7.37 (324)
-
5 отз.
7.58 (317)
-
4 отз.
7.53 (312)
-
3 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:


Похожие произведения:

 

 


Слуга Божий
2012 г.

Самиздат и фэнзины:

Слуга Божий
2033 г.

Издания на иностранных языках:

Sługa Boży
2003 г.
(польский)
Sługa Boży
2010 г.
(польский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  44  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если читать отзывы, можно подумать, что Яцек Пекара — краса польского фэнтези, надежда его и опора.

Плюхнем в эту бочку мёда, патоки и совершенно неуместного елея свою ложку дегтя. Ибо по моему скромному мнению, «Слуга Божий» — редкостный образчик уныния и безблагодатности, который не в силах сделать привлекательным даже тот факт, что в мире, где происходит действие книги, Иисус сошёл с креста и огнём и мечом покарал своих обидчиков сначала в Иудее, а потом – и в Риме, войдя в историю не как Спаситель, но как Мясник из Назарета. Мощнейший ход, как по мне, мощнейший ход и мощнейший образ, вот только автор так бездарно распорядился им, что хочется схватиться за голову. Ибо ничего – ничего! – в мире не изменилось. Только представили к каждому инквизитору по ангелу с карающим мечом в руке, да этим и ограничились. В остальном – «как убивали, так и будут убивать, как запрещали, так и будут запрещать, как сажали и сжигали – так и будут сажать». То ли христианство настолько упадочно и порочно, что не имеет значения, был ли там добрый боженька или резник, заливший улицы Иерусалима кровью, то ли Яцеку Пекаре просто лень выдумывать какие-то новые мотивации для своих персонажей. И я склоняюсь ко второму варианту. Ибо Яцеку Пекаре вообще лень, на мой взгляд, что-то придумывать, он ленив и нелюбопытен, полагаясь, что религиозный эпатаж и намёки на гуро вытащат из любой трясины.

Не знаю, кого как, а меня он, наоборот, в трясину вверг. Уже ко второму рассказу меня подташнивало от драгоценных камней, которые непременно сравниваются с глазками (у меня же в голове крутились более картофельные ассоциации) и этого мерзко-слащавого обращения «милые мои». Но я крепился. В конце концов, я не имел чести принадлежать к славному кругу инквизиторов чтобы блевать на кого-то, а блевать по-простецки, на пол казалось мне уже не так весело и задорно. Добавьте сюда всевозможное смакование жестокостей «темного средневековья», сходу выплескиваемое автором на читателей и уже помянутый религиозный эпатаж и станет ясно – ничего хорошего нас не ждёт, ибо таким количеством «жареных» тем пользуются или провокаторы, или неумехи, ничем иным не способные привлечь к своему опусу читательское внимание. И я, сказать честно, на момент прочтения «Слуги Божьего», ещё не определился, к какой из этих когорт принадлежит Яцек Пекара.

Все истории о его Мордимере Маддердине – «лицензированном инквизиторе Его Преосвященства епископа Хез-Хезрона» – построены одинаково плоско, основной тягловой силой, влачащей сюжет вперёд, служат мордобой и пытки, а развязка достигается тем, что в самый ответственный момент, когда героя берут за жабры, из ближайших кустов (камышей, леса, темного замкового алькова) на рояле выкатывается автор и забрасывает всех тузами и ангелами из рукава.

Поначалу это воспринимается как какой-то хитрый авторский ход, но затем приходит понимание, которое в дальнейшем только крепнет – кроме этого примитива с ломаньем носов и выпусканием кишок, автору просто нечего нам предложить. В книги нет ни намека на что-то более интересное, чем бытописательство жизни одного провинциального инквизитора. Причем именно – «бытописательство». Как детектив истории о Мордимере Маддердине беспомощны и слабы, об «альтернативности» здешней истории уже сказано выше – её просто нет. Интриги и козни сильных мира сего? Есть капельку, но выполнено всё так уныло и прямолинейно, что сводит челюсти. Сложные дилеммы морально-этического плана, неразрешимые «вечные» вопросы, конфликт между желанием и долгом? Забудьте, ничего подобного в «Слуге Божьем» вы не найдете, хоть факелом вооружайтесь для их поиска, хоть костер аутодафе разведите.

Куча описаний казней, пыток и насилия, призванная показать «обычную» жестокость средневековья. Мотивации персонажей, положительных и отрицательных, главных и второстепенных — на уровне «а я так хочу!» Таланты спутников, призванные облегчить жизнь главному герою как раз в тот момент, когда необходимо — в лучших традициях худших отечественных фэнтези. Бесконечный, бесконечный Армада-style, где крутой и несгибаемый главный герой побеждает врагов одним движением левой брови, а правой — укладывает очередную красотку с пятым размером в койку. Всё это легко, ненапряжно, с шутками и прибаутками, словно шагая по дороге из желтого кирпича. Над головой у него светит рукотворное солнце, что держит в ладонях Ангел-Хранитель, птички поют: «Посмотри, посмотри, как он крут, милые мои», а олененок Бэмби несёт полы окровавленного плаща.

Время от времени из придорожных кустов, распугивая птиц и Бэмби, выкатывается огромный ослепительно-белый рояль на колесиках и с расколотым распятием на крышке. За роялем сидит пан Яцек и исступленно наигрывает какофоническую мелодию.

А ведь могло получиться что-то по-настоящему интересное. Острое. Провокационное. Увы, увлечение дешевыми приемчиками и дремучий примитивизм сгубили всё. Не стоит тратить время на данный опус — лучше слушать хороший блэк и читать хорошие книжки, а не подобную ерунду. Чем я, пожалуй, и займусь. Вон, у Эйзенслава новый концертник вышел.

Оценка: 3
–  [  41  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Господь даровал нам сей цикл, дабы мы с любовью и смирением могли провести над ним дознание, чтобы решить, стоит ли оставить сей манускрипт в стаде Божьем, или же следует отправить его на черное телеге на сожжение.

Скажу вам так, милые мои. Приступал я к сему испытанию с покорностью человека, которому доверили тяжелую ношу. Ибо сказано в Писании — испытание вашей веры производит терпение. История рассказанная Пекарой в какой-то мере именно испытание. Ибо не всем созданым по образу и подобию Его, милые мои, по силам читать черное фэнтези. И даже ваш скромный слуга сперва опасался, что доля мерзостей и кровавостей переполнит чашу и пойдет во вред повествованию.

Но как оказалось, в мудрости своей Господь направил автора по пути правильному и все вышло в меру. Ибо даже в мерзостях может скрываться истина, которая сперва укрыта от глаз наших.

В принципе я так могу продолжать довольно долго, но не уверен, что вам подобное будет интересно.

Переходим на обычный албанский. :)

Пекара рисует честное, грязное средневековье. Со смрадом сточных канав и немытых тел. С клопами и блохами. Душегубами на дорогах, убийствами, кровью и небольшой толикой секса. Но это все антураж, а не цель. Нет в этом никакого эпатажа и желания шокировать читателя, за что автору, конечно же, большое спасибо.

Мы получили темное фэнтези от поляка. Но не Сапковского. Не единым паном Анджеем живет фэнтези Польша. :)

Книга состоит из шести новелл. Каждая с эпилогом.

Сперва о грустном.

Книге не хватает объема. Историям. Миру. Героям. Событиям. Все очень поверхностно. Быстро. Это удивительно досадно.

Впечатление, что я нахожусь в огромном погруженном во мрак зале и пытаюсь разглядеть хоть что-то с помощью подсветки моего старого телефона.

Так и хочется закричать: Дайте света! Дайте красок! Я хочу рассмотреть, что происходит вокруг! Я хочу увидеть не только начало и конец истории, но и середину!

Автор из тех, кто делает все логично, но почти не видит (не желает видеть или не хочет об этом писать) красивостей. Окружения, описания, детализации, героев.

Вокруг сплошные полутона и широкие мазки кисти.

Самый большой минус — первая история книги. Давайте условимся<strike>, милые мои</strike> — в этой книге существуют две параллельных вселенных. Одна в первой истории. Другая — во всех остальных.

Потому что логика и поступки персонажа Кривоноса, его поведение, манера речи и то, что было с тем что стало — не связано никак. Сперва эти несоответствия банально фигарят вам в солнечное сплетение и хочется лишь одно.

Отложить книгу к черту. Потому что нельзя Чебурашку превращать в Чебуратора, особенно если сперва он жил в коробке из-под апельсинов, а затем отчего-то в шкуре крокодила Гены, а апельсинов и вовсе не было.

Почему автор сделал так (при том, что первую историю он писал гораздо позже чем остальные (порой на несколько лет, а значит, априори был опытнее)) я просто не могу понять.

Убить собственную книгу — это не каждому дано. У Пекары почти получилось это сделать. Выстрелить себе в висок. Но выжить.

Почему?

Благодаря герою, милые мои. Благодаря вашему покорному слуге, бедному славному инквизитору Мордимеру Маддердину. Герою исключительно необычному и очень интересному. Он совсем-совсем не инквизитор Глокта — ущербный и цинично-язвительный калека из цикла «Первый закон».

И хотя Мордимер еще та сволочь, но только он и его забавная манера общения с читателем — заставляет листать страницы. Опытный инквизитор, хитрый, умный. Конечно же взяточник, конечно же коррумпирован в меру своих возможностей. Но что замечательно — если перед ним враг веры и колдун, то сколько золота не суй, а дорожка к костру длиннее не станет.

Именно эта интересная принципиальность и его поступки в мире, где Христос не умер на кресте, а сошел с него с огнем и мечом, подкупила меня и заставила прочитать книгу до конца.

Эх, если бы все остальное было таким же ярким, как главный герой, «Слуга Божий» был бы в сто крат интереснее.

Скажу сразу, во второй книге — все гораздо лучше. Истории становятся глубже, поступки адекватнее, рассуждения интерееснее. Автор связывает героев из прошлого романа, добавляет новые веточки, начинает наконец-то работать. :))) И местами получается очень интересно.

В заключение не могу не отметить замечательную работу переводчика Сергея Легезы и достойнейшую редактуру Владимира Пузия. Вот уж кто постарался сделать эту книгу читабельной, так это они.

Ну, не меньше автора точно.

Оценка: 7
–  [  30  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Предчувствую, что отзыв вызовет массу минусов и гнев фанатов, но я его пишу без намерения кого-то обидеть или поддеть. Просто высказываю свои мысли.

Итак, я прочитал сборник рассказов молодого, но уже культового польского писателя – что же я могу об этом сборнике сказать?

Прежде всего удивило, что рассказы никогда прежде не читанного автора кажутся до боли знакомыми. Будто слышал уже что-то подобное или видел… Да, точно видел!

По третьей федеральной кнопке между «скандалами, интригами, расследованиями» шел в свое время сериал Глухарь. И тоже он многих удивил своим «реализмом» и прочими достоинствами.

Вот и рассказы сборника «Слуга Божий» до боли напоминают серии этого этой киносаги. Главный герой – молодой Серега Глухарев, который работает только когда слышит шорох денег, успел разочароваться в жизни и при случае напускает славянской тоски в глаза.

Окружение его – все эти кардиналы, епископы и прочие, до боли напоминает Пятницкое УВД.

Сходства добавляет и слабенькая детективная интрига рассказов, которые явно написаны именно ради описания «сопутствующих обстоятельств».

«Обстоятельства» конечно помрачнее, чем мы привыкли и людям, которые в обычной жизни рискуют только посадить зрение за монитором, приятно щекочут нервы. Но это скорее к вопросу феномена поджанра «темного фентази» как такового.

Если же подумать, чем именно эти рассказы цепляют читателя, то мне кажется ответ заключается в том, что Пекара умело использует прием слома художественных штампов.

Вы привыкли, что девственниц нужно спасать от злодея – а мы их убьем.

Мы ждем, что боевых товарищей нужно защищать – а мы их прикончим ради общего блага.

Конечно, такая оригинальность удивляет, особенно поначалу. Но когда читаешь несколько рассказов подряд, видишь, что никакой особой философии тут нет – просто отработанный литературный прием. И начинаешь улыбаться. Понимающе и немного иронично.

Сами по себе истории читаются легко. Если нужно скоротать вечер это хороший вариант. Но шедевром тут, на мой взгляд и не пахнет. К примеру, рассказ «Волки и овцы», на мой вкус на редкость банален. В рассказе «В глазах бога» чувствуется, если так можно сказать, внутренний стержень, история могла раскрыться сильнее ярче, но автор не дотянул. Жанр рассказа вообще очень сложен и мало кому хорошо дается. До мастеров вроде Азимова или того же Сапковского Пекаре пока очень далеко.

Но в авторе чувствуется потенциал, как знать, вполне возможно со временем еще найдет чем приятно удивить читателя.

Оценка: 6
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Общее: Что сказать вам, милые мои, об инквизиторе Мордимере Маддердине? Нет, нет, не пугайтесь сразу слова «инквизитор». Ведь это не тот, кто жжёт костры, пытает, и способен уничтожить жизнь человека одним щелчком пальцев, но тот, кто даёт грешнику шанс попасть в Царство Небесное. Ведь не пройди грешник через очищение в чутких руках инквизитора, и шанса этого он не получит. Конечно такая возможность не даётся легко: избравший стезю порока, несомненно во всём раскается, но прежде тело и душа его пройдут все круги Ада на Земле, чтобы узнать от какой участи избавляют его инквизиторы. Впрочем, признания и очищение вне компетенции Маддердина — он полевой агент, его задачами являются следствие и дознание, выявление виновных и их препровождение к епископу Хез-хезронскому, с чей лицензией ведёт свою оперативную деятельность наш герой. Для выполнения своих обязанностей Мордимер должен действовать рационально, чётко и эффективно, не задумываясь о средствах — зло должно быть искоренено любой ценой.

Мордимер Маддердин — очищающий огонь веры с ангелом за плечом, если вы грешны, он придёт и за вами.

Уффф, теперь можно снизить градус пафоса. Чтобы этого добиться и облегчить себе жизнь, я просто хочу сказать пару слов о романе в отрыве от глобальности, глубинности и прочих усложняющих факторов, которые непременно возникнут, буде нам захочется поговорить о цикле в целом. Но к чему нам сложности? Есть книга в шести новеллах, она самодостаточна. Мы тут о «Слуге Божьем» и только о нём.

Роман о том, как Мордимер Маддердин и Яцек Пекара познакомились, и решили, что они друг другу симпатичны. Первый пока сам не знает, куда поведёт его правое дело, второй только оценивает потенциал получившегося у него мира и героя.

Частное: Мир основан на немудрящей в общем-то вилке — Иисус, сын не только Бога любви нашего Нового Завета, но и Бога гнева — Ветхого, вот он и спустился с креста, чтобы покарать грешников. Об этом исходном посыле в первом романе поминается от силы два раза, но при этом и автор, и читатели прекрасно понимают огромный потенциал этого допущения. В следующих книгах Пекара использует его на всю катушку, но здесь — мы с удивлением наблюдаем, что мир-то тот же. Да, географические названия незнакомые, да, колдовство реально, да, два раза наблюдаем сошествие Ангела, но всё равно Мордимер бродит по знакомому отражению Священной Римской империи. Хорошо, инквизиция — иная, она компенсатор добавленной миру паранормальщины, но люди в ней состоящие — те же. То есть автор даёт нам узнавание. И в этом мире несмотря на открытую манифестацию Бога существуют, более того процветают зло, насилие и всевозможные пороки.

Герой — достойное дитя обозначенной выше вселенной. Отменно тренированный солдат Веры, разумный и расчётливый, умный и уверенный в себе, самонадеянный и сомневающийся — противоречивый продукт мятущегося окружения. Да, его мы точно так же можем обоснованно обвинить во всех пороках, как и показанный нам мир. Можно даже поймать себя на мысли, что являемые нам картинки мира нарочито мрачны, жестоки, циничны и натуралистичны, чтобы славный инквизитор на их фоне не казался таким уж низким, ужасным человеком. Вы можете предположить, что Пекара предлагает нам заурядного антигероя, но ошибётесь. Этот антигерой выделяется. Не потому, что автор финтит и подтасовывает для него карты, выкидывая фортели с внезапным обращением на светлую сторону силы, или выпячивая какие-либо симпатичные черты характера Мордимера. Нет, он даже не пытается вызвать у читателя эмпатию, сопереживание. Он поступает проще и сложнее одновременно, вводит второго героя — этический кодекс Маддердина. Больше скажу — это не этический кодекс в чистом виде, ведь этика предполагает допущения, а инквизитор, как добрый христианин своего мира оперирует знанием о Боге. Вот на этой потрясающей цельности натуры всё и вертится, то есть прежде чем судить Мордимера, примерьте ка на себя его крест, и киньте в него камень потом.

Мир и герой пойманные в приливный захват, мировоззрение и отношение к себе, построенные на замене веры рациональным. Лейтмотивом и набатом звучит один простой и базовый вопрос: как могут существовать зло и порок в мире, где каждый человек уверен в существовании Бога?

И вот это всё ездит по разбитым дорогам и мрачным лесам, участвует в политических игрищах и ловит колдунов, спасает людей и губит их. С женщинами делает всякие разнообразные вещи. Смотрит на мир, и рассказывает нам о его частных злоключениях. Всё это задействовано в крепких и интересных сюжетах, ведёт забавные и не очень диалоги. Оно, блин, в этом мраке живёт.

Новеллы сами по себе невелики, напряжения, действия в них хватает. Стиль, конечно, своеобразный, милые мои: фразы отстранённые, образы намеренно искажённые, описания то вычурны, то примитивны, но читается легко, быстро. Цитаты из Писания к месту и остроумно подобраны.

Второстепенные герои и статисты — тоже этакие очаровательные чудовища и невинные жертвы, простые и реальные. Злодеев автор не делает гипертрофированными недочеловеками, которых не жалко, он их даже не судит, он просто сталкивает их с инквизитором. Резюмирую — с персонажами всё в порядке (вот в разрезе человеков тут всё, как привет Сапковскому — прямо жизненные, ровно те краснолюды).

Личное: Мне там ещё много мелочей понравилось, но, собственно, рассматривать под лупой все нюансы романа я и не собирался, просто хотел немного выговориться, чуть-чуть дозаинтересовать, если вы ещё не решились на прочтение этого дела, так что можно итоги подводить. Роскошный герой, близкий мир с налётом инакости, все литературные компоненты на уровне. Да, натуралистичности иногда больше меры, да, некоторые жизненные выборы Мордимера просто коробят, некоторые сюжетные моменты проглатываются и подаются схематично (привет Куку, ага) но это же всё не в счёт. Он же вас всё равно покорит. Даже если будете чувствовать отторжение, всё равно за добавкой придёте. Так что читайте и, надеюсь, будет вам это в удовольствие. Ставлю 8, потому что мне дальше обещают сделать ещё лучше.

Оценка: 8
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда начинал читать книгу, почему-то полагал, будто инквизитор окажется донельзя правильным в своём стремлении выжечь скверну из душ людских. Одинокий рыцарь на белом коне, если угодно. Не тут-то было.

Мордимер Маддердин — нормальный человек со своими слабостями, которые, впрочем, нисколько не мешают ему в его работе. Инквизитор любит выпить и покувыркаться с девками, а его подручные (да-да, Мордимер вовсе не одинокий борец с силами Зла) конченые мерзавцы, но при всём при этом он не даст спуску врагам Веры даже за очень большие деньги. По сути, главный герой — это тот же инквизитор Глокта из «Первого закона» Джо Амберкромби, только выбравший свою стезю не из-за полученных увечий, а по зову сердца и в связи с необходимостью зарабатывать на хлеб насущный.

И, несмотря на весьма лаконичный и очень своеобразный стиль изложения, реализм в книге просто зашкаливает. Происходящему веришь, а поступки инквизитора хоть и логичны, но иногда просто шокируют. Или наоборот — хоть и шокируют, но всегда логичны? И описания людских грехов в книге — вовсе не аляповатые аппликации, наклеенные, как это зачастую бывает, на псевдо-философское повествование, а неотъемлемая часть мира, среда, без которой невозможно никакое из описываемых в книге событий.

P.S. Если сравнивать книгу с каким-нибудь напитком, то на ум почему-то приходит стылая вода в луже. Грязноватая и холодная до ломоты в зубах. Любителям тёмного фэнтези — читать в обязательном порядке.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Яцек Пекара — по-хорошему наглый человек, не гнушающийся отлично рассчитанными провокациями. Взять, например, цикл о похождениях лицензированного инквизитора Маддердина Мордимера. Пекара рисует нам мир, где никто не сомневается в существовании Бога — Иисус сошел с креста, взял меч, покарал отступников, разрушил Рим и лично убил императора. Казалось бы, эти факты должны напрочь перекрыть кислород разнообразным еретикам, отступникам, иноверцам, да вообще разнообразным злодеям, которые должны иметь ясное понимание о том, что ждет их после смерти. Однако же на практике все остается неизменным — коррупция процветает, грабежи, убийства и изнасилования никого не удивляют, в европейских захолустьях пышным цветом распускается ересь, и даже служители церкви порой забывают, кому они в первую очередь служат. Все это приводит к тому, что в пятнадцатом веке от Рождества Христова на территории, где в иной реальности существовала Священная Римская Империя, хватает работы для инквизиторов, подобных Мордимеру Маддердину.

На первый взгляд, Мордимер производит отталкивающее впечатление, и все его поступки поначалу свидетельствуют не в его пользу. Суровый инквизитор порой ведет себя как обычный чиновник, не брезгует взятками, сквернословит, любит выпить, покувыркаться с красотками в постели, ленив и жесток. Однако за всеми внешними наростами скрывается стальной стержень свято верующего человека. Маддердин искренне верит в Бога и в свое предназначение, и поэтому, когда дело касается рабочих обязанностей, Мордимер непоколебим, неподкупен и предельно честен. Более того, по меркам окружающих его людей Маддердин и вовсе почти безупречен, что приносит ему определенную репутацию, но и некоторые проблемы, которые не так-то просто решить.

Впрочем, все самые серьезные повороты сюжета нам обещают только в следующих томах, «Слуга Божий» же является чем-то вроде вводной. Читатель знакомится с персонажем, писатель экспериментирует с героями и повествовательной линией, набрасывает очертания окружающего мира и между делом сообщает основные сведения о происходящих событиях. А поскольку к моменту написания «Слуги» общий замысел еще не сложился полностью, в романе содержится мало завязок на последующие события. Поэтому через несколько лет Пекара был вынужден переработать текст, убрать некоторые неувязки и дописать одну новую новеллу. Тем не менее, и «Слугу божьего», и каждую из шести повестей можно читать и по отдельности, хотя, справедливости ради стоит отметить, что вкус приходит с количеством, и для того, чтобы втянуться в произведение, необходимо прочитать хотя бы две или три новеллы.

Поначалу немного сбивает из себя авторский стиль. Маддердин изъясняется очень резкими и грубыми фразами, в которых практически полностью отсутствуют местоимения. Описания скатываются от вычурных к примитивным и обратно, но ко всему этому быстро привыкаешь и начинаешь воспринимать как особенность письменной речи Мордимера. Готов поспорить, что почтенного инквизитора скорее учили способам определения лжи и искоренения ереси, чем основам изящной стилистики. А вот довольно удачное применение в тексте дословных и слегка измененных цитат из Библии воспринимается не иначе, как оригинальная литературная игра.

Что еще можно сказать о первом томе? Вас ждет шесть разных историй, некоторые из которых более удачные, некоторые менее. Знакомство с главными героями, погружение в мир, литературные игры, своеобразный авторский стиль. Жесткие, порой крайне натуралистичные описания. Перед персонажем будут вставать серьезные моральные вопросы, и не все его решения придутся по душе, но ни одно не оставит читателя равнодушным. А разве не это ли главное достоинство любой книги — умение пробуждать эмоции и вызывать ответную реакцию?

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сравнений с «Ведьмаком», конечно, не избежать. Сходств очень много: у пана Яцека, как и у пана Анджея, главный герой — циничный, брутальный мужчина с крайне непопулярной профессией, мир — мрачное средневековье с крайне суровыми нравами, а сам роман — сборник новелл, связанных общим сюжетом. Но на этом сходства, пожалуй, и заканчиваются.

Мир «Слуги Божьего» более реалистичен: никаких эльфов, дриад и прочих краснолюдов. Можно сказать, перед нами альтернативное средневековье, лишь с одним существенным отличием: Иисус Христос в этом мире сошел с креста, чтобы покарать врагов огнем и мечом. Бог в романе похож на ветхозаветного Яхве, мстительного, требующего поклонения. Таковы и ангелы его. Нашлось место алхимикам, ведьмам, колдунам и откровенной чертовщине, но, зачастую, люди оказываются куда страшнее потусторонних сил.

Роман принадлежит к модному ныне жанру dark fantasy, но настоящей чернухи в нем сравнительно( в сравнении с тем же Бэккером) немного. Пекара берет не смакованием пыток и сношений, их в «Слуге Божьем» практически нет, а мрачной, гнетущей атмосферой, неоднозначными персонажами.

Главный герой, инквизитор Мордимер Маддердин, личность довольно неоднозначная. Он – истово верующий человек, но при этом часто совершает поступки, которые покажутся современному обывателю дикими и бесчеловечными. Алчен, но честен, жесток, но справедлив (так как он сам видит эту справедливость) Мордимер так и остался для меня загадкой. Герой он или антигерой? Думаю, каждый ответит на этот вопрос сам.

Порадовало качество издания: книга отпечатана на очень хорошей бумаге, такое нынче редкость. Каких-то опечаток или ляпов в тексте замечено не было – все переведено достаточно грамотно. Единственное, что смущает — первая новелла в сборнике называется «Черные плащи ПЛАЧУТ», а на фантлабе «Черные плащи ПЛЯШУТ». Кто ошибся? Хотя по логике (смысл повести, перевод названия в альтернативном варианте) склоняюсь, что это ошибка издательства.

Итог. Отличный старт крайне любопытной серии. Читавшие цикл говорят, что дальше будет еще интересней. Что ж. Буду ждать перевода новых томов. С нетерпением.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Даа, честно сказать, не такое ожидал я от Пекары. Сразу же бросается в глаза ломаный стиль повествования и отсутствие местоимений. Текст банально сложно по началу читается, спотыкаешься на каждом диалоге. Оригинально? Вполне. Но вот только нужно ли это? Я лично затрудняюсь ответить. Но своеобразный слог автора – это всего лишь небольшая порция дегтя в бочке (тем более что к нему довольно быстро привыкаешь). У романа (или сборника рассказов?) есть проблемы и посущественней. Например, совершенно прямолинейные сюжеты повестей. Такое ощущение, что у Мордимера главный девиз по жизни: «Пришел. Увидел. Сжег.» Никаких сожалений, никаких раздумий, никаких ошибок. И ладно бы, если бы это казалось только вопроса сжечь еретика или нет, так наш великолепный инквизитор, милые мои, еще и чертовски (хмм, опасное словечко) быстро находит этих самых еретиков и неверных. Такое ощущение, что либо Мордимер такой умный, либо остальные настолько глупы, что не видят ничего дальше своего носа. Местный алхимик, имя которого случайно было подслушано при разговоре в таверне, ну просто обязан быть чернокнижником! И ни как иначе. Или великолепный метод найти убийц по центру окружности из рассказа «Сеятели ужаса». Ну почему, почему все так примитивно? Автор даже не пытается сыграть с читателем в угадайку, ввести двух подозреваемых, устроить выбор самому инквизитору. Вернее выбор то у него есть между сжечь или не сжечь, но вы уже кажется догадываетесь, что наш главный герой предпочитает.

Вторым серьезным минусом являются герои. И если Мордимер представляет из себя еще более-менее интересную личность, то об его напарниках такого не скажешь. Ничего, кроме стремления убить, потрахаться и напиться у них не наблюдается. Никаких других стремлений. Ничего. И даже будучи такими отъявленными сволочами, они, тем не менее, даже не пытаются всадить инквизитору нож между лопаток. Ну не верится мне, что такие добродушные личности не сдали бы своего инквизитора его врагам за порядочное вознаграждение. Тем более, что инквизиторов никто не любит и врагов у них предостаточно. Еще больше не верится в предысторию Курноса, которую Пекара специально дописал. Потому что этот образ совершенно не вяжется с тем, что творит Курнос в книге. Конечно, мы не знаем всего, что он пережил вместе с Мордимером, однако все то, что пришлось на его долю в первом рассказе, никак не отражается на его поведении. Тем более что жил он в благополучной семье и какие-то признаки хорошего поведения у него остаться то должны. Остались же одни шрамы и больше ничего.

Если же говорить о самом инквизиторе, то сразу становится видно – старался Пекара, ох как старался. Вот только не там, где надо. Пытаясь сделать из главного героя отвратительнейшего человека, преданного только делу Господа Бога, Яцек настолько перестарался, что к концу книги поступки Мордимера уже не то, что шокируют, они вгоняют в тоску. Инквизитор для автора – всего лишь способ поломать клише, заставить читателя охать и ахать. Но вот личность, личность Пекара добавить забыл. Что-то интересное выскакивает в образе Мордимера в конце все той же повести «Сеятели ужаса», однако выглядит это всего лишь жалкими потугами и не более.

Тем более обидно то, что потенциал у автора есть, и неплохой. Последние две истории не дают просто списать Пекару в утиль и забыть о нем. То ли дело в том, что уже привыкаешь к книге, то ли в том, что Мордимер действует в одиночку без своей «симпатичной» во всех смыслах компании, но неожиданно оказывается, что автор то умеет рассказывать истории, оказывается, что наш инквизитор не столь уж и всемогущ, что и его можно обмануть, и ему тоже нужна помощь. Куда то пропадает даже чернушность, которую Пекара смакует в предыдущих рассказах (некрофилия, изнасилование, описание исковерканных детских тел – выбор на любой извращенный вкус). Конечно, наш инквизитор так и остается порядочной сволочью, однако он хотя бы сожалеет о том, что совершил. Кажется, что еще чуть-чуть, и перед нами предстанет настоящий, живой человек, но не тут то было – роман заканчивается. Да и можно ли назвать это романом, пусть и в рассказах. Он как минимум подразумевает наличие какой-то сквозной линии, сверхидеи, пронизывающей все рассказы, одного же мира и главного героя недостаточно.

В итоге имеем достаточно странную вещь: с одной стороны примитивные первые истории, спорный авторский стиль и не менее спорные герои; с другой стороны у автора чувствуется потенциал, есть куда расти, что показать читателям. Но вот надо ли это самому читателю? Захотите ли вы с головой окунуться в мир, где человеческая жизнь ничего не стоит, а отъявленные убийцы и негодяи несут волю божью?

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Дайте этому пану специальный приз в номинации «Как загубить годную идею».

Итак, представьте мир, где Иисус сошел с креста и надавал легионерам по мордам. Представляете, как сильно изменится Римская империя, в которой христианство стало доминировать на три столетия раньше, причем христианство сразу агрессивное? Представляете, во что она могла превратиться, если бы кризиса солдатских императоров и прочего бардака не было? Если бы ее священники могли призывать ангелов и обладали реальными сверхъестественными способнастями?

Представили? А теперь забудьте. Мир «Слуги» от нашего почти не отличается. Инквизиция более суровая и беспринципная, говорите? Да ладно. В мире реальном многие «слуги божьи» тоже были далеко не агнцами. Еще в «просвященном» семнадцатом веке во время тридцатилетний войны одни христиане другим пардон навозную жижу в глотки заливали. Что уж говорить о временах более ранних, например альбигойских походах с их апокрифическим: «Убивайте всех. Бог разберется». Так что действие произведения вполне могло происходить в нашем мире, просто с небольшим налетом мистики. Ничего бы не поменялось.

Что же представляет из себя книга? Сборник почти никак не связанных рассказов, про то как злой инквизитор с кучкой подонков на подпевке ловит еще более злых людей. Довольно плохеньких рассказов. Как и всякий начинающий автор, Пекара показывает «мрачность» мира просто всюду напихав чернухи (например, один из помощников героя – некрофил, почти в каждом рассказе кого-то пытают или насилуют, иногда все вместе) и не пытаясь создать давящей и гнетущей атмосферы, к которой сеттинг просто-таки располагает. Герой как водится круче гор и выше собора Петра, никаких серьезных проблем у него не возникает в принципе, он со всем разбирается походя. Ну и конечно автор очень смутно представляет, как работают реальные или средневековые првоохранительные органы. Доходит то совершенно глупых эпизодов. Приходит инквизитор в деревню, находит скажем отравителя и заявляет: «Ой, а мы его ловить не будем. И доносить на него не будем соответствующим органам. Мы ж колдунов ловим, а отравительство не по нашему департаменту проходит».

В общем, если вы хотели сурового альтернативного средневековья, проходите мимо. Лучше уж Мартина почитайте, он хоть куда лучше разбирается в реалиях того времени и мир выписывать гораздо лучше умеет.

Оценка: 3
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Кто он такой, этот слуга Божий?..

Эта история началась далеко в прошлом, загляну в него. Некогда родился в при славной Польше, некий Яцек Пекара, где отцами фантастики на поприще НФ ближе был легендарный Станислав Лем и гений фэнтези Анджей Сапковский, как указал Пузий в послесловие два полюса польской фантастики. И вот он журналист и редактор Яцек Пекара. Честно его основное событие в его мире, уже по идее ересь, но мне кажется что момент сломавший ход истории, это гениальная провокация автора и вызов религии.

Впрочем после прочтения данного опуса, у меня висел знакомый запах гари... Неужто Пекара пошел по следам Сапковского?.. Нет, опасения не подтвердились. Так может что то и есть, то и не особо. Это все таки иной тип героя, мироздания и ощущения при прочтение иные. Впрочем тоже весьма небезынтересные.

Знакомьтесь, Мордимер Маддердин, инквизитор, человек преданный и себе и Богу, что делает его вдвойне страшнее. Человек и духовного и материалистичного, и готов убить за Бога, но и не погнушается пойти против воли его коли есть возможность набить кошель и за иметь еще какие-нибудь выгоды. Я бы сказал что Мордимер весьма персонаж на грани, поэтомук из него и получается такой нетривиальный герой который и молитвы возносит и убьет без жалости. Остальные персонажи вышли сосвоими особенностями но более блекловаты, спутники Мордимера как на подбор: убийцы, воры, прелюбодеи и любители напиться в стельку.

Мир вышел весьма интересным, хоть Пекара и не вдался магические хитросплетения и поединки, и чудовищных тварей. На мой взгляд автор сознательно нагнал жути этим реализмом. На самом деле реализм лишь придает больше сходства с нашей реальности, и нагоняет страху на обывателей. Пан Яцек не хочет давать повода расслабиться читателю он кидает его в омут и мнет стараясь показать изнанку...

Пекара впрочем талантлив, мощный слог, хоть и не идеальный, приятный, но грубоватый язык идеально подходящий под действие книги. Идеи завораживают и путаются. Пекара не чурается, он говорит прямым текстом, набившуюся в народе оскоминук — да, чудеса случаются, может явиться и ангел, может и магия быть, но и делает призыв к реальности, показывает все распутство и греховность человека, и даже Мордемир не в силах противопоставить себя греху, он не набожный инквизитор несущий добро, он такой же как мы и ошибается и бывает прав, но он и оружие Господа. Но при этом он несет религию...

Я открыл для себя нового автора и весьма интересного, жесткого, бескомпромиссного, умного.

Молодец Яцек, хвалю.

Оценка: нет
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда я впервые узнал о цикле из заметки в Мире Фантастики, решил сделать засечку в памяти — «Обязательно к прочтению». Как любят броско писать на обложках книг: если бы Анджей Сапковский написал «Первый закон», то получился бы «Слуга Божий». Почему я сравниваю Пекару с Сапковским и Аберкромби? Потому что главный герой на первый взгляд похож на этакий гибрид Глокты и Геральта: от первого ему досталась нелегкая профессия инквизитора, от второго нелегкая доля борца с нечистью. Мордимер предстает перед нами как идеалист, стремящийся к истине. Он не наемный убийца, хотя может так показаться, берется за дело лишь когда его можно подогнать под юрисдикцию Святого Инвкизиториума. Пекара не вдается в подробности, но несколькими предложениями, даже словами заставляет картину пестреть красками. Он не пускается в пространные рассуждения о характере своих героев, заставляет их самих говорить за себя.

О человеке судят по его поступкам, и Пекара оставляет это суждение на откуп читателю. Это страшный мир, и в нем живут отвратительные люди. Самые страшные – это инквизиторы, люди, вызывающие лишь страх за свою жизнь и отвращение. Мне кажется, автор чуть-чуть перестарался, выписывая героев, они получились как на подбор порочными и омерзительными. У меня ничего, кроме чувства блевануть не вызывают. Да и прописаны герои не ахти: Курнос и близнецы показаны лишь с одной стороны. Мордимер Маддердин держит планку высоко – очень интересный и противоречивый персонаж.

На одной чаше весов – логичность главного героя, обоснованность его действий (я не говорю, что принимаю поступки Мордимера, но я их понимаю), захватывающая атмосфера повествования. На другой чаше – ужасные второстепенные герои, их поступки. Единственный, чьи поступки можно хоть как-то объяснить – это Мордимер Маддердин, лицензированный инквизитор Его Преосвященства епископа Хез-хезрона. Герой получился колоритным: только страницу назад переживаешь за Мордимера, на другой уже негодуешь — какой же гадкий и ужасный человек, этот инквизитор. На следующей уже восхищаешься им, его умением сделать тяжелый выбор, выбрать меньшее из зол. Пойти на сделку с совестью и, не оглядываясь назад, принять последствия своих решений.

Сюжеты повестей в большинстве своем просты и незатейливы, ситуация выправляет главный герой. Мне честно понравились истории без Курноса и близнецов, когда все внимание сосредоточено на Мордимере, без показной чернухи. Тут как раз и проявляется сущность инквизитора, его умение взять всю ответственность за судьбы людей на себя. Инквизиторов в этом мире действительно боятся и уважают. Момент вседозволенности и безнаказанности начинает немного раздражать к концу. Стоит лишь Мордимеру крикнуть «Именем Святого Инквизиториума!», как тут же все двери открыты, бутыли лучшего вина откупорены, юбки деревенских девок задраны. А так хотелось бы, чтобы кто-то простой, например держатель корчмы, воспротивился воле инквизитора.

Сборник получился цельным, в принципе, все повести написаны на одинаковом уровне мастерства, просто показалось, что в некоторых моментах автор перегнул с чернухой, хотя это, безусловно, прибавляет атмосферности и красок, кровавых красок. В этом мире существует лишь два цвета: черные цвет инквизиторских мантий и цвет крови – одного из символов избавления души от ереси во время искренней и доверительной «беседы» со слугой божьим.

Отдельная песня – это статья Владимира Пузия в конце книги. Во время прочтения я никак не мог определиться со своими чувствами к главному герою. На помощь пришла статья – «восхищенное отвращение» — да, черт возьми! – именно, то, что я чувствую по отношению к Мордимеру Маддердину. Не смотря на все свои ужасные поступки, он живет в гармонии со своей совестью, иногда «ради того, чтобы сохранить большое зло, можно совершить большое зло». В статье поясняются некоторые моменты, даются исторические реалии, что позволяет лучше проникнуться атмосферой.

На выходе имеем неординарную, интересную книгу. Она может вызывать различные чувства, ее можно любить и ненавидеть, восхищаться и ужасаться, ругать и хвалить, находить оправдание поступкам героев или просто смириться с их злодействами. Эта книга не оставит вас равнодушным, вы или полюбите цикл и будете, как и я ждать, следующих томов, или не дочитав уберете подальше этот ужас. Третьего не дано, книга вызывает неподдельные эмоции, ее хочется перечитывать, а первый том истории мне уже хочется перечитать, но я дождусь выхода всех четырех книг.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я всегда полагал одним из основных достоинств фантастики и фэнтези полную свободу от каких-либо рамок и пределов. Действительно, названия жанров говорят сами за себя — фантазия автора здесь не ограничена ничем. И тем более печально видеть, как первая в массе своей вырождается в тупое постапокалиптическое конвейерное приключалово, а второе в ничуть не лучшую по качеству тягомотину про попаданцев. Нынешнее фэнтези вообще жанр невероятно клишированный, битком набитый штампами и общими местами. И даже фэнтези тёмное, построенное на сломе стереотипов, уже обзавелось собственными клише относительно того, как же эти самые стереотипы подобает нарушать. К чему я тут всё это? А вот как раз к тому, что «Слуга Божий» — отличный пример того, как должно использовать данную жанром свободу выражения для изложения идей, несравнимо более глубоких, чем принято ассоциировать со «сказками про эльфов».

Инициирующее весь сюжет фантастическое допущение превосходно. Да, многие пытались построить модель психики и этики, отличающуюся от господствующей ныне и многочисленных, разделённых во времени и пространстве её девиаций. Но штука здесь в том, что практически все читанные мною авторы использовали для этого вымышленные расы (есть даже направление такое — ксенофантастика) или же уходили в сущности совсем недалеко от наличной реальности. Второе скучно, а первое не позволяет провести столь заманчиво выглядящих параллелей и сравнений с нашим миром. Потому-то книга Пекары мне и понравилась, даже удивительно, что никто раньше не догадался проделать нечто вроде. Итак, представьте себе мир, в котором Спаситель вместо жертвы во искупление грехов человеческих сошёл с креста и покарал нечестивцев. Религия всегда была одной из главнейших сил, формирующих сознания как личностей, так и наций. А здесь сама сущность христианства даже не искажена, а чудовищно деформирована, вывернута наизнанку. Вместо всепрощения — вечность мук, вместо исповеди — пытки и очищающее пламя костра. И герой-инквизитор здесь вовсе не жестокий палач, наслаждающийся страданием жертв. И даже не доблестный страж веры без страха и упрёка. Что сказать об инквизиторе Его Преосвященства епископа Хез-хезрона Мордимере Маддердине? Был убийцей, брал взятки, любил женщин, предавал друзей и лукавил. И был с тем вместе праведником, истинным, из тех, кого к вратам Рая встречать выйдет сам апостол Павел. Вот только упаси вас Господь встретить такого праведника в тёмном переулке. Потому как его бог по нашим меркам годится в родню скорее Сатане.

Религия и вера. Скользкая, больная, нервная тема. И вместе с тем отличный рычаг, чтобы выворотить самую ось добро-зло с привычных мест, переиначить и перекроить на свой лад. Местами поступки героев откровенно шокируют, иногда кажется, что автор просто заигрался с идеей тёмного фэнтези, не сумев вовремя остановиться. Но чем больше вчитываешься, тем чётче чувствуешь пульс этого мира, его искажённую, вывернутую наизнанку мораль. Для человека оттуда Маддердин прав и словом, и делом, он само воплощение идеи Бога и справедливости, какой она видится сквозь призму иной этики и иной веры.

Это что касается философской и экспериментальной части. Событийная же составляющая также весьма неплоха, но местами всё же не настолько, как хотелось бы. Детективные моменты, где герой расследует преступления и ловит еретиков, задуманы слишком прямолинейно и безыскусно, боевой части недостаёт динамики и яркости. Зато очень хорош язык и тщательно, с любовью прописанная автором манера Маддердина говорить и думать. Особый строй фраз, тщательный подбор образов и слов делают текст узнаваемым и запоминающимся. У Пекары определённо есть то, что принято называть авторским стилем.

Учитывая, что книга представляет собой роман в новеллах, само собой напрашивается сравнение с циклом Сапковского о ведьмаке Геральте. Совершенно, на мой взгляд, неуместное. Геральт типический харизматик и определённо герой нашего романа. Его кодекс чести, его убеждения, этического толка проблемы, что встают перед ним, нам близки и понятны. Да, магия, драконы, ведьмы, но то же солнце и те же люди под ним. Мир же Пекары — аттракцион с кривыми зеркалами. Одна и та же ситуация определяет для Геральта и Маддердина абсолютно разные пути. Это даже не выбор противоположных вариантов. Сам набор альтернатив и вероятностей для этих героев разнится. Множество акцентов и ударений смещены и расставлены настолько по-разному, что странно даже и сравнивать книги Пекары и Сапковского, по крайней мере, с позиции нашей морали и привычных нам этических категорий.

В итоге мы имеем интереснейший, прекрасно задуманный и красиво поставленный эксперимент, приятный слог, колоритных персонажей и множество пищи для ума. Пусть Пекара для меня и не стал новым Сапковским, но продолжение я буду ждать с нетерпением и интересом. В конце концов, интересно же, куда заведут автора и его героя построения, подобные описанным выше.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Слуга Божий — он же инквизитор Мордимер Маддердин персонаж вызывающий ряд пренеприятнейших чувств. Во время и после прочтения ловлю себя на мысли что он напоминает мне Хавьера Бардема в роли киллера в Старикам здесь не место, Келлхуса, Тайвина Ланистера или Юного Петира Бейлиша. В общем персонажей сильных, сложных, неординарных, но крайне мне неприятных.

Есть нарекания к печати и переводу — ну в основном мелочи. В первом рассказе на 13 странице вместо Черные плащи плачут — видим Черные плащи пляшут. А в логической цепочке мужи за жен , сыновья за отцов — звено сестры за дядьев, явно лишнее. Либо племяницы за дядьев, либо сестры за братьев Ну, с переводом с польского — у нас часто накладки

Теперь по содержанию.

Рассказы написаны неплохо.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Однако большинство по сюжету предсказуемы (Багрец и снег — приговоренная явно невиновна, Овцы и Волки — предатель инквизитор и любовница — шпионка, Черные плащи плачут — виновный бастард Графа). В первом рассказе не понятно почему сестра бастарда одержима или сама является нечистью. Если бы она с детства была такова — за семейством тянулся бы след пропавших горничных нянек, конюших и тд. А об этом ни пол слова.

Хотя самое главное в сборнике — моральный облик и поступки Мордимера. И вот тут то самое интересное

Мы видим циничного, расчетливого, и самодовольного фанатика. У него есть свой кодекс, он жестко ему следует. Характер раскрывается постепенно. Сначала он надежный напарник, который не гнушается попойкой и гульбой по девкам, но в то же время здраво рассуждающий во время загула. Милосердно спасающий жизнь, которая ему безразлична. Единственно о чем он печется — это о том как поступок отразится на репутации Инквизиции. Он торгуется как ростовщик, готов на подлог и обман — но если находит ересь, истово ее искореняет не смотря на звания и достаток еретика. Он цитирует писание и говорит о смирении и милости — убивая и потворствуя насилию не находя в этом удовольствия, просто действуя так если ему это выгодно. Прикрывает смирением свой эгоизм, самолюбование и гордыню. Единственным оправданием его действий служит то что те с кем он сталкивается ничем не лучше, а зачастую хуже чем он.

Но самое замечательное и печальное — это мир средневековья где действует Мордимер. Его суть описывает одна фраза Ангела-Хранителя. В глазах Господа мы все Виновны — независимо от наших поступков. И вопрос только в сроке и размере наказания.

Самое печальное в книге для меня — это мир где человек ничто, разменная монета в игре высших сил. Где Всесильный Бог — Мстительный Демиург для которого все виновны, и для слуг Которого другие люди разменные монеты и просто средство для достижения цели. В чем отличие такого Бога от Дьявола не понятно. Мне не нравятся Светлые Ангелы с Безумием в Глазах ))))

В этом мире нет даже надежды на что-то светлое и яркое что наивно принято называть Добро.

Поэтому книга оставила некоторый неприятный осадок. Интересно куда будет развиваться персонаж. Единственный минус — не могу я видеть героем человека для которого люди — все го лишь обезличенное средство для достижения наслаждения и своих целей (не важно чисто шкурных или сугубо нематериальных) . Ведь герой явно не будет становится добрей и терпимее, что бы при этом он про себя не говорил.

Для меня все же Отец Браун больший и лучший герой чем инквизитор Маддерин

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хоть я и не поклонник Н.Поповой с её циклом «Конгрегация», но на его фоне это произведение выглядит ещё более блекло. В «Конгрегации» герои — живут. У них есть прошлое, у них есть мечты, у них есть друзья и враги, в конце концов — у них есть мысли. А рассказы о Мордимере Маддердине почти все все как под копирку написаны — приехал(случайно проезжал)-посмотрел(что-то почувствовал — поднатужился и посмотрел) — нашёл — покарал. Всё. Так же в произведении большое количество красивых баб (как-то по тексту не получается их назвать женщинами), которые почти всегда оказываются или ведьмами, или преступницами, или просто проститутками. Вообще, представительниц древней профессии в романе даже поболее, чем самих инквизиторов. И инквизиторы их постоянно юзают по их прямому, так сказать, назначению. Видимо, одной из «фишек» созданного автором мира является то, что слуги Божие могут себе позволять блудить сколько их душе угодно.

Начала читать сие произведение из-за огромного количества позитивных отзывов лаборантов, чьё мнение для меня что-то да значит. Увы, надежды не оправдались.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Польский писатель Яцек Пекара раньше мог быть известен нашим читателям разве что одним-двумя рассказами да мимолётным упоминанием в знаменитом эссе Сапковского «Вареник, или Нет золота в Серых горах»: «И все было — о, диво! — в меру славно до тех пор, покуда мусолили говардовско-толкиновскую схему, пока у Яцека Пекары империи выбивали друг другу зубы в борьбе за верховенство, а у Феликса Креса мрачные герои боролись с судьбой и предназначением.» Правда, в книге, о которой пойдёт речь, никаких сражающихся империй нет; а цикла об инквизиторе Мордимере Маддердине, первой книгой которого и является «Слуга божий», во время написания того эссе попросту даже не существовало.

Когда речь заходит о польском авторе, пишущем в жанре фэнтези, сравнения с Сапковским неизбежны, и в данном случае на первый взгляд оправданны. Роман в рассказах, служащий началом объёмной серии; герой, борющийся с разнообразными проявлениями зла... Различия начинаются в деталях, хотя насколько они на деле глубоки, по одной книге сразу не скажешь. Место действия романа Пекары — вроде бы Европа, хотя большая часть географических названий на современных или даже исторических картах вряд ли отыщется. Мордимер Маддердин, служитель Святого Официума, странствует по городам и весям, искореняя ересь, истребляя ведьм, оборотней и простых бандитов, а временами сталкиваясь и с более запутанными случаями. Время от времени на помощь ему приходит ангел-хранитель, придавая истинно божественную силу и власть... Да, в этом мире вопрос о вере и неверии в бога и ангелов не стоит — проявления высшей силы нередки и очевидны. Но это не единственное отличие; Иисус здесь не принял со смирением земную кару, а, сойдя с креста, мечом отомстил своим гонителям, и теперь известен как Мясник из Назарета... Идею по нашим временам трудно назвать шокирующей, но необычности и перспективности у неё не отнять. Вот только предлагаемыми возможностями Пекара словно бы пренебрёг.

Помести автор своего героя и привнеси те же сверхъестественные детали (от ведьм до ангелов) в известную нам историческую Европу, по большому счёту ничего бы не изменилось. Кровь, жестокость, костры для ведьм и еретиков, подковёрная борьба внутри самой церкви — ничего не добавилось и не убавилось. Всегда думая об авторах лучшее, я верю, что в других книгах серии придуманный Пекарой ход проработан сильнее, но на русском языке их ещё нет, а единственная имеющаяся, увы, не убеждает. Не слишком убедительны и сами герои. Мордимер попросту неприятен; при бесспорной искренности и истовости своей веры (не в существование бога, в чём сомнений быть не может, но в его безусловную благость), он подчёркнуто жесток и аморален. Наверное, это даже логично, но сейчас я говорю исключительно о личных впечатлениях. Спутники инквизитора и вовсе набросаны несколькими штрихами, не больше, в качестве одушевлённых функций поддержки. О противниках чаще всего не сказать даже этого — они из ниоткуда возникают на пути Маддердина и туда же, в никуда, исчезают.

Подытожим.

В голове крутятся речевые обороты вроде «Замах на рубль, удар на копейку», «Весь пар в гудок ушёл» и т.п. И что особенно печально, в данном случае они справедливы. Книга могла быть сильно лучше, и если на русском выйдет что-то ещё об инквизиторе Маддердине, я, пожалуй, дам автору ещё один шанс — перспективы-то для этого он же и создал. Но пока... Первую книгу в отрыве от прочих я бы не рекомендовал.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх