Where No One Has Gone


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «fox_mulder» > «Where No One Has Gone Before...», часть 2: Мир, который придумал Джин
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

«Where No One Has Gone Before...», часть 2: Мир, который придумал Джин

Статья написана 1 сентября 2016 г. 17:17
Размещена:

«Where No Man Has Gone Before...», часть 1: Космическая одиссея 1966 года

Журнал капитана, звездная дата 41153.7

Из неисследованной части вселенной мы вновь возвращаемся в родной сектор. Проблемы волнующих открытий, колонизаций и заполнения белых пятен на карте Галактики остались далеко позади. Основная часть сектора исследована, новые расы и населяемые ими планеты открыты, теперь перед нами стоит, пожалуй, наиболее сложная из всех возможных задач — понять чем живут наши инопланетные соседи и установить между ними и Федерацией крепкие союзнические отношения. Это будет совсем нелегко, ведь Галактика — место обитания огромного количества самых разных биологических видов, поэтому понять, кто и чем здесь дышит и дышит ли вообще, порой бывает весьма затруднительно. В качестве дополнительных трудностей нас ожидают курсирующие по всему сектору слухи. Говорят, что тропинки межзвездных исследователей наполнены необъяснимыми чудесами — одни космолетчики клянутся, что видели странных существ, похожих на людей, которые умеют перемещаться в космическом пространстве без каких-либо двигателей и одним щелчком пальцев отбрасывать наши звездолеты на тысячи световых лет. Другие утверждают, что есть пространства за пределами нашего сектора, которые бороздят таинственные корабли, выполненные в форме огромных кубов, и в каком бы направлении они не двигались, за ними остается одна лишь пустота. Но разве не в этом заключается сама суть жизни отважных исследователей — to boldly go where no man has gone before. Впрочем, учитывая присутствие различных инопланетян на борту нашего звездолета, сия фраза звучит несколько расистски, Вы не находите? А по сему, заменим No Man на No One, так будет гораздо точнее...

Джин Родденберри, автор Star Trek: The Original Series и Star Trek: The Next Generation

В начале 1978 года Paramount собиралась запустить собственную телесеть и своеобразным флагманом нового канала должен был стать сериал от Джина Родденберри, второй отпрыск из семейства Star Trek — Star Trek: Phase II. Сериал планировался как прямое продолжение «Оригинальных серий» с участием Уильяма Шатнера в роли капитана Джеймса Т. Кирка и Дефорреста Келли в качестве корабельного доктора «Боунса» Маккоя, однако на борту обновленного «Энтепрайза» должны были появиться и совершенно новые персонажи. Помимо вулканца лейтенанта Ксона, который должен был заменить отказавшегося от съемок в новом шоу Леонарда Нимоя, Родденберри и его соавторы придумали двух новых главных героев — первого офицера, командора Уилларда «Уила» Деккера и обладающую даром телепатии инопланетянку Илию, между которыми должен был завязаться страстный роман. Проект был официально согласован и готов к запуску, произведен кастинг всех актеров, построена большая часть декораций; для первого сезона было написано в общей сложности 13 сценариев, среди авторов которых фигурировали такие известные фантасты, как Алан Дин Фостер и Норман Спинрад. Но несмотря на стопроцентную готовность, «Второй фазе» так и не суждено было появиться на свет, и на это было аж целых две причины. Во-первых, у «Парамаунт» возникли непредвиденные трудности с запуском нового телеканала, на преодоление которых у них уйдет аж целых 18 лет, и та самая новая телесеть появится на свет лишь в 1996 году, под названием United Paramount Network. А во-вторых, невероятный успех лукасовской «Новой надежды» изменил все существующие представления о коммерческом успехе и заставил голливудских маркетологов отчаянно скрести в затылках в поисках чего-то подобного. Проблема заключалась в том, что в 1977 году никто не мог дать внятного ответа на вопрос: «Почему столь бешеным успехом пользуются «Звездные войны»?», с точки зрения голливудских чиновников их популярность не укладывалась ни в какие рамки, была абсолютно непостижимой и напоминала результат действия неизвестной науке языческой магии. Тогда чиновники «Парамаунта» вспомнили о «Второй фазе», которая к тому моменту прочно увязла в проволочках бюрократического лимба, и пасьянс тут же сошелся: сериал, основанный на культовой телевселенной со множеством поклонников, космические перелеты и разнообразные инопланетяне тоже присутствуют; кроме того, на руках имеется охапка готовых сценариев, утвержденный каст и даже наполовину отстроенный комплект декораций — казалось бы, что еще нужно для того, чтобы посрамить всех голливудских конкурентов и забить Мике Джорджу баки?

Учитывая, что сами «Звездные войны» создавались под непосредственным влиянием оригинального сериала, Star Trek: The Motion Picture планировался студией как своеобразный «привет 20 веку Фокс и лично Джорджу Лукасу, с любовью от Парамаунт»: взять любой сценарий, добавить в него побольше взрывов и звездолетов, делающих пиу-пиу — и пребывающая в трепетном ожидании пятого эпизода аудитория у нас в кармане! Однако Родденберри всегда рассматривал свое детище как полноценную научную фантастику, которая старалась поднимать важные темы и говорить со зрителям о серьезных вещах. Именно поэтому, в основу полнометражной ленты лег не сварганенный за полчаса сюжет о противоборстве экипажа «Энтерпрайза» с каким-нибудь межгалактическим злодеем, а предельно серьезная история о контакте с чужеродным инопланетным разумом, переработанная из сценария к полуторачасовому сценарию пилота «Второй фазы» под названием «In Thy Image», автором которого был известный фантаст Алан Дин Фостер. Но окончательную судьбу проекта решил даже не сам Родденберри, а выбор кандидатуры на роль режиссера — патриарх американского кинематографа Роберт Уайз, четырехкратный обладатель премии «Оскар» и постановщик таких культовых фильмов, как «Вестсайдская история», «День, когда Земля остановилась» и «Звуки музыки» никогда не интересовался телевидением и даже не слышал о существовании «Стар трека», зато еще с конца 60-х мечтал осуществить собственную вариацию на тему кубриковской «Космической одиссеи 2001 года». Собственно, именно это у него и получилось — зрители валом валили в кинотеатры, дабы увидеть очередную порцию боев космических истребителей, молниеносных схваток на мечах и «May the Force be with you», а в итоге смотрели фильм, в котором камера с поистине кубриковской грациозностью, на протяжении 10 минут экранного времени облетает величественную махину строящегося звездолета. Нельзя сказать, что фильм не пользовался успехом — Star Trek: The Motion Picture удалось заработать в американском прокате целых 82 миллиона долларов! Правда, и затраты на его создание тоже были баснословными и составили аж 45 миллионов (снятая за 11 миллионов «Новая надежда» + созданная за 18 «Империя наносит удар» + еще останутся деньги, чтобы снять одного 11 миллионного «Чужого»), и на их фоне сборы выглядели уже далеко не столь впечатляющими. Чиновники «Парамаунт» не стали утруждать себя долгими размышлениями в поисках ответа на извечный русский вопрос и сразу же решили, что в превышении бюджета виноват исключительно один Родденберри. И цена одной ошибки оказалась для него воистину непомерной: кинокомпания согласилась дать добро на производство сиквела только при условии, что автор «Стар Трека» полностью устранится из кинокартин по мотивам его собственной телевселенной. Номинально фамилия Родденберри присутствует в титрах всех последующих фильмов трековской франшизы, но лишь на правах автора оригинальных персонажей и креативного консультанта. Иными словами, с этого момента, он утратил не только контроль над постановкой и качеством самих фильмов, но и возможность каким-либо образом повлиять на дальнейшую судьбу собственных героев. Отныне Роденберри не мог командовать, приказывать или вычеркивать из сценария те моменты, которые он считал не соответствующими канонам своей авторской вселенной, все его полномочия свелись к раздаче ценных советов, к которым создатели фильмов могли, как прислушиваться, так и просто пропускать их мимо ушей (причем, чаще всего происходило именно второе). В итоге, начиная уже со второго фильма про «Гнев Хана», от исследования космоса и контактов с новыми инопланетными цивилизациями, франшиза сделала резкий скачок в сторону экшен-ориентированной фантастики а-ля ЗВ, а сам Родденберри оказался в положении заботливого отца, который растил собственного ребенка, вкладывая в него душу, после чего на пороге возникли совершенно посторонние люди и в одночасье лишили его всех родительских прав. Иными словами, ему было чертовски обидно.

Таким образом, выбросив капитана за борт, франшиза продолжила свое странствие по большому экрану: в 1982 году вышел сиквел «Гнев Хана», в 1984 — триквел «В поисках Спока», в 1986 — четвертый фильм «Путешествие домой», которому при бюджете в 25 миллионов долларов удалось четырежды окупиться в американском прокате. Конечно, это вам не «Возвращение Джедая» с его почти полумиллиардными сборами, но учитывая соотношение между расходами на производство и чистой прибылью, тоже совсем неплохо! И неудивительно, что именно тогда чиновникам «Парамаунта» пришла в голову вполне предсказуемая идея — если «Стар Трек» стал настолько популярным, то не стоит ограничивать ее рамками одного лишь большого экрана. Пойдем по стопам Лукаса и организуем массовое наступление на потребителя, причем сразу по всем фронтам — книги, комиксы, еще только зарождающаяся индустрия компьютерных игр и разумеется, телевидение. Сначала была идея вновь возродить оригинальное телешоу — мол, пусть в промежутках между премьерами очередных кинофильмов, капитан Кирк и его команда продолжают бороздить просторы телевизионного эфира и тем самым подогревают интерес поклонников до очередного похода в кинотеатр. Однако к тому моменту, весь актерский состав «Стар Трека», начиная с Шатнера и заканчивая Уолтером Кёнигом получал за свою работу шести (а кое-кто даже и семи) значные голливудские гонорары и не собирался вновь возвращаться к мизерным телевизионным ставкам за работу в декорациях из папье-маше, а сериал с киношным бюджетом оказался бы попросту нерентабеленым. И тогда первую идею вытеснила вторая, которая являлась ее логическим следствием: нужно просто взять другой звездолет, засунуть его в ту же вселенную, сформировать экипаж из никому неизвестных телевизионных актеров с минимальными запросами по заплате — и все это запулить на телеэкраны в виде полноценного ответвления от оригинального сериала, то бишь спин-оффа. И, разумеется, эти наполеоновские планы обсуждались в стенах киностудии без малейшего участия самого Родденберри — после того, как им удалось практически полностью устранить создателя из жизни собственных персонажей, чиновники почему-то решили, что согласование нового шоу под старым именем будет чистейшей формальностью. Однако в этот раз события разворачивались по совершенно иному сценарию, автором которого оказался сам Родденберри: опасаясь потерять остатки прав на собственное детище, демиург Стар трека привлек к участию в переговорах пронырливого адвоката Леонарда Мейзлиха, после чего решительно стукнул кулаком по столу и поставил условие: если они хотят делать новое телешоу по мотивам Стар трека, то оно будет производиться на его условиях и под его личным руководством и никак иначе. Проще говоря: либо спин-офф будет полностью соответствовать его творческому видению трековской вселенной, либо вообще никакого спин-оффа не будет. Чувствуя себя словно хозяин, которого вероломные соседи обманом выставили из собственного дома, Родденберри кинул все имеющиеся карты у него на игровой стол, и ставки на кону были необыкновенно высоки: все или ничего. И к превеликому счастью для всех преданных поклонников трековской медиафраншизы, в той игре его соперникам не выпало ни одной пары.

Один из соавторов концепции «Следующего поколения», сценарист и продюсер Дэвид Герролд

К созданию концепции нового сериала Родденберри решил привлечь тех же людей, которые за 20 лет до этого помогали ему создать оригинал — продюсеров Эдди Милкиса, Роберта Джастмена, а так же постоянных сценаристов TOS Дороти (Д.С) Фонтану и Дэвида Герролда (который в середине 60-х годов даже судился с Джином за право числиться в титрах как один из двух полноправных создателей «Стар Трека», но к тому времени, все былые обиды между ними были давно забыты). И вот именно на этом этапе начались первые настоящие трудности — все дело в том, что перед началом работы над сериалом, Родденберри сформулировал ряд требований к его концепции, большинство из которых были мягко говоря весьма специфичными. Да черт возьми, в инструкциях по обращению с токсическими и взрывоопасными материалами, зачастую бывает куда меньше пунктов, чем в том списке требований, который Родденберри составил для будущих сценаристов спин-оффа!

1. Сначала Родденберри хотел, чтобы в спин-оффе сериала, посвященного одному из знаменитых звездолетов за всю историю фантастики... вообще не было ни одного звездолета. Действие спин-оффа должно было разворачиваться 150 лет спустя после событий оригинала, и по мысли Родденберри, к тому времени все население Галактики полностью отказалось от межпланетных перелетов в пользу мгновенной телепортации в любую точку пространства. От этого тезиса пришлось сразу же отказаться, поскольку Герролд и Фонтана сумели убедить Родденберри, что в классическом сериале «Энтерпрайз» был не столько средством перемещения, сколько важной сюжетной функцией, которая помогала героям выстраивать определенные взаимоотношения друг с другом, ведь Кирк, Маккой, Спок или Скотти — не просто приятели, а выполняющий каждый свои обязанности члены экипажа и офицеры Звездного Флота. И если выбить из-под сериала эту подпорку в виде личных взаимоотношений или системы субординации, сама концепция шоу рассыплется на части, лишившись сюжетной структуры.

2. Под страхом увольнения в сериале было категорически запрещено затрагивать любую из нижеприведенных тем:

— война с клингонами или ромуланами (Родденберри всячески сопротивлялся попыткам превратить его вселенную в боевую фантастику; кроме того он всегда покрывался пунцовой краской, когда авторы предлагали ему очередной сюжет из жизни клингонов: «Стар Трек — сериал НЕ про клингонов! Понимаете? НЕ про них!).

— истории, связанные с использованием любых разновидностей магии (Родденберри очень хотел, чтобы сериал строго придерживался своей научно-фантастической составляющей, без каких-либо мутаций в сторону фэнтези. Немного забегая вперед отмечу, что он сам окажется первым сценаристом, который нарушит сей принцип, причем произойдет это уже в пилотной серии, после первого появления Q).

— истории, связанные с использованием телепатии, телекинеза и прочих пси-возможностей (Родденберри считал это одним из признаков дешевой бульварной литературы, поэтому единственным проявлением пси-возможностей в рамках его вселенной, так и осталась врожденная способность к эмпатии у бетазоидов)

— истории, связанных с безумными учеными или использованием технологий в заведомо злодейских целях (эти истории напоминали ему сюжеты дешевых фантастических фильмов 50-х годов, благодаря которым, в широких кругах занятие наукой стало чуть ли не синонимом маниакально-депрессивного психоза).

— Также были запрещены сценарии, которые выставляют любые технологии злом.

3. Родденберри собирался запретить использовать в спин-оффе любые инопланетные расы, фигурировавшие в «Оригинальных сериях», иными словами — никаких клингонов, вулканцев и ромулан. Другим членам творческой группы удалось убедить его, что полный отказ от использования уже знакомых разновидностей пришельцев покажется зрителями нелогичным, ведь по сюжету классического шоу все эти народы были тесно связаны с Объединенной Федерацией Планет и просто так выдрать из вселенной планеты Вулкан, Ромул и Кронос со всеми их обитателями попросту невозможно. В конечном итоге, демиург смменил гнеы на милость и позволил использовать представителей уже знакомых инопланетных рас а масштабе вселенной, но запретил их появление в качестве членов экипажа нового «Энтерпрайза». В особенности это касалось выходцев с планеты Вулкан: Родденберри полагал, что в связи со специфическими особенностями вулканцев, любой представитель данной расы, обязательно окажется клоном мистера Спока, и опыт всех последующих сериалов, где в качестве членов экипажа присутствуют офицеры-вулканцы (лейтенант Тувок из Star Trek Voyager, коммандор Т, Пол в Enterprise) доказал, что в этом он был абсолютно прав. За отказ от полного использования персонажей-вулканцев, сценаристы потребовали сущую малость — одного эпизодического персонажа, можно даже вообще без слов, который одним своим видом даст понять поклонникам, что за минувшие со времени «Оригинальных серий» 70 лет, любимые инопланетные расы никуда не делись из трековской вселенной. Так, на капитанском мостике нового «Энтепрайза» появился поначалу бессловесный клингон по имени Ворф.

Ну вот мы и добрались до последнего пункта родденберриевского меморандума, из-за которого было сломано огромное количество копий, и рабочая комната сценаристов первого и второго сезона напоминала поле кровопролитного сражения между самим Родденберри и другими авторами, заваленное заявлениями об уходе и приказами об увольнении:

4. Родденберри настаивал на том, чтобы между членами экипажа «Энтерпрайза» ... не было никаких личностных конфликтов. В «Оригинальных сериях», как и в любом другом драматическом сериале, все сюжеты строились на внутренних и внешних конфликтах между персонажами: прирожденный авантюрист Кирк, холодный рассудительный Спок и моральный компас всей команды в виде корабельного дока Маккоя — по сути как камень, ножницы и бумага, три абсолютно разных типажа, в вечном споре между которыми рождается Истина. Однако, по мнению Родденберри, за 70 лет, минувшие во вселенной Стар Трека с момента окончания «Оригинальных серий», человечество умудрилось полностью изжить все разновидности межличностных розней. И дабы Вы полностью осознали, что именно значит подобный запрет в реалиях создания телевизионного шоу, просто послушайте, что об этом думают остальные члены съемочной группы:

Рик Берман, исполнительный продюсер сериала на протяжении всех 7 сезонов: «Сказать сценаристам, что они не могут создавать конфликты между персонажами — все равно, что отрезать им ноги».

Дороти Фонтана, сценаристка 5 эпизодов первого сезона, включая пилот «Encounter at Farpoint» (s01e1-2): «Если наши персонажи идеальны и у них нет никаких проблем или конфликтов друг с другом, то нет никакой истории».

Мелинда М. Снодграсс, сценаристка 5 эпизодов второго и третьего сезона, включая «The Measure of a Man» (s02e09): «Вся суть драмы заключается именно в конфликте». Я и другие сценаристы сериала ходили из одного офиса в другой и говорили: «Мы просто не умеем сочинять такое. Мы не умеем писать истории про совершенных людей».

Морис Хёрли, сценарист 12 эпизодов, включая «Q Who?» (s02e16), шоураннер первых двух сезонов, создатель боргов: «Просто представьте себе на минутку: здесь нет никакого зла или просто людей, совершающих неправильные поступки, нет денег, нет зависти или ревности, отсутствуют не только драки и личностные столкновения, но и даже намеки на любую напряженность между персонажами. Так, черт побери, о чем нам вообще писать?».

Еще одна из авторов концепции TNG Дороти (Д. С.) Фонтана

Здесь важно помнить, что привычка Родденберри переписывать чужие сценарии, дабы они лучше соответствовали канонам его вселенной, равно как и его любимая фраза: «Это не Star Trek, пока я не скажу, что это Star Trek» появились у него еще в 60-х. Однако при работе над «Оригинальными сериями» он никогда не загонял других сценаристов в жесткие рамки своего творческого видения — да, они отталкивались от проработанных им персонажей, их взаимоотношений и суровой повинности блюсти Первую директиву, но в то же самое время, стиль повествования каждого из авторов TOS оставался совершенно индивидуальным. Но при создании нового шоу, ни о какой индивидуальности не могло быть и речи, и каждый сценарист спин-оффа должен был превратиться в аналог обычного репродуктора, через который транслировались зрителям идеи великого Родденберри:

Морис Хёрли: «Родденберри не нужны были мои идеи по поводу сериала и его персонажей. Он хотел, чтобы я просто записывал и реализовал в сценариях его личное восприятие».

Лолита Фатжо, исполнительный продюсер первого и второго сезона: «Многие сценаристы приходили к Джину со своими идеями. Проблема заключалась в том, что Джин не хотел слушать чьи-либо идеи, кроме собственных. Это был его мир».

Брэннон Брага, сценарист 20 эпизодов 4-7 сезонов, включая финальный «All Good Things...» (s07e25-26): «Этот сериал с самого начала представлял собой авторское видение Джина. Просто прими его или уходи, третьего не дано».

Так, что же изменилось в восприятии Родденберри всего за 20 лет, отделяющие работу над оригинальным сериалом от процесса создания его спин-оффа? Точного ответа на этот вопрос не знает никто, поэтому осмелюсь предложить свою версию. Создавая оригинальный сериал, Родденберри относился к нему как к обычному телешоу, многие элементы которого вроде вечно оптимистичных персонажей или утопических черт будущего еще не являлись частями его персонального творческого видения или послания всему миру, а просто соответствовали реалиям телевидения 60-х. Однако с годами все изменилось — в начале 70-х Родденберри стали приглашать к себе многие престижные американские колледжи и университеты, где он с огромным успехом читал курсы лекций об эволюции социального строя, ближайшем будущем человечества и тех проблемах, которые нам предстоит решить, дабы оно оказалось по-настоящему радостным. И где-то в процессе общения со студентами, которые видели в нем не обычного телевизионного продюсера и сценариста, а настоящего философа, Родденберри действительно стал им — из создателя фантастического телешоу, эдакого утописта поневоле, он превратился в человека с проработанной до мелочей собственной концепцией будущего, которую собирался донести до всех окружающих. Еще одной немаловажной деталью являлся возраст самого Родденберри: к моменту начала работы над концепцией нового сериала, Джину стукнуло 65 лет, и он чувствовал, что это шоу скорее всего станет его последним шансом донести эти идеи до широких зрительских масс. И после осознания этого факта, обычный спин-офф, который студия создавала с единственной целью выжать побольше денег из раскрученного бренда, перестал быть для Родденберри обычным телесериалом и превратился в его персональное наследие.

Сьюзен Сэккет, личный секретарь Родденберри, автор книги «Inside Trek: My Secret Life with Star Trek Creator Gene Roddenberry»: «Он чувствовал, что это его последний проект, последний шанс что-то доказать миру. Он с самого начала относился к сериалу, как к своему главному наследию».

Рональд Д. Мур, сценарист 27 эпизодов 3-7 сезонов, включая финальный «All Good Things...» (s07e25-26): «С конца 70-х годов поклонники говорили, что «Звездный Путь» был не просто телешоу, а творческим видением самого Родденберри, его утопическим воззрением на мир далекого будущего. И я думаю, что Джин и сам начал в это верить и при создании «Следующего поколения» попытался донести до зрителей всю суть своего видения.»

Рик Берман: «Джин все время приводил пример своего друга — отца саентологии Рона Ли Хаббарда, которому удалось создать собственную религию. Он говорил: если у него это вышло, значит получится и у нас».

И Родденберри с необыкновенным энтузиазмом принялся за создание собственной «религии», в которой роль священных заповедей играли каноны придуманной им научно-фантастической вселенной. Первым делом, необходимо было создать команду нового звездолета — капитана, первого помощника, главного инженера, корабельного врача и т.д., причем главное условие, которое Родденберри поставил перед собой и своими соавторами заключалось в том, что ни один из новых персонажей даже отдаленно не должен был напоминать своих прототипов с NCC-1701. А вот получилось у них это или нет — решать исключительно Вам:

Лейтенант — командор Уильям Т. Райкер — заместитель капитана, первый офицер нового «Энтерпрайза». На первый взгляд, Райкер немного похож на самого Кирка — статный, с явной авантюрной жилкой и неудержимой страстью к женскому полу любых рас и национальностей — да что там, даже инициал в виде буквы Т в его имени, отчетливо свидетельствует о духовном родстве с самим Джеймсом Тиберием! Но на самом деле, прообразом Райкера является коммандор Уиллард «Уил» Деккер, первый помощник Кирка из так и не снятого сериала Star Trek: Phase II, роль которого в полнометражном фильме Star Trek: The Motion Picture исполнил актер Стивен Коллинз. В ходе разработки «Второй Фазы» под этого персонажа было написано множество оригинальных реплик и нестандартных ситуаций, включая страстный роман с инопланетной женщиной, которая также являлась членом экипажа «Энтерпрайза», но в полнометражный фильм ничего из этого не попало, и во время своего единственного появления на большом экране, Деккер так и остался персонажем третьего плана, без каких-либо намеков на оригинальность. И создавая экипаж нового «Энтерпрайза», Родденберри просто выудил из пыльного чулана свои старые наработки и решил: «не пропадать же добру!». От Кирка Райкер отличается в первую очередь наличием строгой внутренней субординации: в свободное время он действительно может казаться бабником и балагуром, но когда речь заходит о выполнении служебных обязанностей, он всегда безукоризненно выполняет свой долг. Что и неудивительно, ведь если бы нашему старому знакомому Джеймсу Тиберию довелось служить под командованием добрейшего капитана Пикара, то бОльшую часть своей службы в должности первого офицера Enterprise-D , он несомненно провел бы на гауптвахте.

Советник Диана Трой — дипломат и корабельный психолог, специалист по установлению контактов с иными цивилизациями. У этого персонажа нет четких аналогов среди героев TOS, зато имеется прототип из числа персонажей, разработанных для «Второй Фазы». Штурман «Энтерпрайза» лейтенант Илия из так и не снятого сериала, принадлежала к инопланетной расе дельтан, все представители которой от природы являются сильными эмпатами. Как и Уиллард Деккер, данный персонаж также фигурировал в Star Trek: The Motion Picture, оставил после себя множество сценарных наработок и быстро погиб, так и не реализовав свой потенциал. Согласно концепции «Второй фазы» Илия имела тесную связь с коммандором Деккером, согласно идее Родденберри, между ними должен был завязаться страстный роман, поэтому нет ничего удивительного, что вспомнив про одну из сторон этой любовной геометрической фигуры и переделав Деккера в Райкера, Родденберри захотел проделать то же самое и со второй. Учитывая, что расовая принадлежность Илии и ее эмпатические способности, остались за кадром полнометражного фильма, вместо статной дельтанки на свет появилась Диана Трой — не менее статная представительница инопланетной расы бетазоидов, которая от природы столь же сильным даром эмпатии. Единственное принципиальное отличие от Илии из полнометражного фильма заключалось в том, что согласно первоначальному замыслу Родденберри все дельтане должны были быть безволосыми, но к великому счастью для актрисы Марины Сиртис, на бетазоидов это требование почему-то не распространялось. То ли Родденберри на съемках полнометражного фильма уже насмотрелся на мучения исполнительницы роли Илии, индийской фотомодели Персис Хамбатты, которая перед началом каждого съемочного дня STMP вынуждена была в буквальном смысле слова отскабливать от волос собственный череп , то ли он просто решил, что экипажу «Энтепрайза» с лихвой хватит и одного безволосого капитана. Правда, согласно первоначальной задумке, бетазоиды должны были выглядеть настолько экстравагантно, что рядом с ними побритая наголо женская шевелюра казалась бы детским лепетом. Родденберри всерьез задумался о том, чтобы показать на экране гуманоидов, анатомия которых серьезно отличалась от человеческой, поэтому бетазодки должны были стать женщинами... с тремя грудями. Сейчас сложно говорить о том, насколько жизнеспособным мог стать этот концепт в мире американского телевидения второй половины 80-х, скорее всего его в любом случае зарезали бы студийные чиновники, опасаясь излишнего внимания к сериалу со стороны разномастных борцов за нравственность, но до этого дело не дошло. По словам единственной дамы в творческой группе TNG Дороти Фонтаны, ей все же удалось убедить Родденберри в том, что женщинам совсем не нужна третья грудь, им достаточно проблем и с теми, что уже имеются в их распоряжении.

Лейтенант — командор Джорди Ла Форж — главный инженер «Энтепрайза». Джорди Ла Форж — не столько персонаж, сколько целая функция, олицетворяющая собой одну из сторон родденберриевской социальной утопии. Слепой инженер, который свободно перемещается по кораблю и участвует во всех приключениях наравне с другими членами экипажа «Энтерпрайза» — благодаря высокотехнологичному прибору под названием «Визор», который полностью заменяет ему глаза. Сам Родденберри рассматривал этого персонажа как социальное послание, основная цель которого заключалась в том, чтобы дать инвалидам ту же надежду на светлое будущее, которую «Стар Трек» давал всем остальным. И поэтому, когда в конце второго сезона, одному из сценаристов пришла в голову мысль снять эпизод, в котором Джорди полностью излечивается от слепоты, посредством чудесной операции, Родденберри в ультимативной форме категорически запретил вносить любые измнения в образ этого персонажа. Даже его имя имело для Родденберри особое символическое значение — Джорди Ла Форж был назван в честь Джорджа Ла Форжа, огромного фаната «Оригинальных серий» и активного члена стартрековского комьюнити, который в 1975 году скончался от мышечной дистрофии. Кстати говоря, до того как на горизонте замаячил актер Левар Бёртон, звезда популярного в 70-х мини-сериала «Корни», наиболее вероятным претендентом на эту роль считался Уэсли Снайпс.

Исполнительный продюсер Рик Берман и автор «Стар Трека» Джин Родденберри в декорациях капитанского мостика «Enterprise D»

Лейтенант Наташа «Таша» Яр — начальник службы безопасности «Энтерпрайза». У данного персонажа нет аналогов среди героев TOS, зато имеется явный прототип из одного широко известного научно-фантастического фильма 80-х годов. Перед началом работы над сериалом, Родденберри посоветовали посмотреть «Чужих» Джеймса Кэмерона, дабы быть в курсе самых модных тенденций, царящих в современной кинофантастике, и один из второстепенных персонажей картины его буквально покорил. Образ рядовой Васкес, мужеподобной бой-бабы, мастерски управляющейся со всеми видами огнестрельного оружия, настолько запал в душу сценариста, что вернувшись с киносеанса, он тут же сел за свой письменный стол и придумал начальницу службы безопасности «Энтерпрайза» по имени Маха Эрнандес. Он даже хотел предложить роль той же актрисе Джаннет Голдстин, но она отказалась. Тогда героиню переименовали в Ташу и значительно умерили уровень ее крутизны, ведь каноны свежеиспеченной «религии» не подразумевали частого использования оружия и прочих боевых навыков.

Доктор Беверли Крашер — корабельный врач «Энтерпрайза». Первоначально планировалась в качестве любовного интереса для капитана Пикара, но с этим как-то не срослось. По сути, еще один персонаж-функция, который одним своим появлением на экране должен донести до зрителя всю суть перемен, случившихся на протяжении тех 70 лет, что телевселенная оставалась за кадром. В данном случае — мать-одиночка, путешествующая вместе с сыном на исследовательском звездолете. Это тоже одно из принципиальных отличий спин-оффа от оригинального сериала — теперь экипаж «Энтерпрайза» летает вместе с собственными семьями, что позволило создать на судне более теплую и семейную обстановку, ведь Родденберри всегда ненавидел, когда критики и несведущие зрители называли «NCC-1701» военным кораблем. И дабы сделать сериал более привлекательным для семейной аудитории, в него решили добавить персонажа-подростка, отпрыска Крашер. В первоначальной версии сценария это была девочка-вундеркинд по имени Лесли, но в результате долгих и нудных разборок между сценаристами, ее в конце концов переделали в Уэсли Крашера, что было огромной ошибкой. Если бы ребенок Беверли оставался девочкой-вундеркиндом, фанаты скорее всего сумели смириться с ней, как смирились с существованием и самой Беверли, но в образе гиперактивного и крайне заносчивого Уэсли, он стал чуть ли самым презираемым фанатами персонажем за всю историю существования трековской телевселенной.

Младший лейтенант Ворф — офицер по тактике. Как уже сказано было выше — еще один персонаж-функция, одним своим видом демонстрирующий поклонникам оригинального сериала, что их любимые клингоны никуда не делись из трековской вселенной. Его можно было даже не включать в список разработанных персонажей, так как на момент создания концепции сериала у него не было ни внятной предыстории, ни одной реплики, говоря по правде у него не было даже имени — все сценаристы называли его просто «клингоном на мостике». Со временем ситуация изменится, и уже к середине сериала, Ворф из бессловесного бесхарактерного статиста-символа превратится в одного из наиболее важных и уникальных героев за всю историю телефраншизы. Но это случится еще очень не скоро, и изначальный подход к этому персонажу был совершенно иным. Достаточно упомянуть, что когда после завершения кастинга, утвержденный на роль Ворфа актер Майкл Дорн спросил у Родденберри, какого именно персонажа ему предстоит сыграть, Джин ответил ему, что никаких четких рамок не существует, и он может придумать его характер и предысторию самостоятельно. Учитывая, что в своем первоначальном состоянии, Ворф представлял собой персонажа, проработанного на уровне «тот парень с горбом на лбу, слева от Пикара», думаю, что комментарии здесь излишни.

Лейтенант — командор Дэйта — офицер по науке. Попытка создать персонажа, равноценного Споку из TOS, который бы при этом не являлся вулканцем, по совместительству — первый андроид за всю историю существования StarTrekverse. История создания Дэйты уходит корнями в 1974 год, когда Родденберри работал над проектом научно-фантастического сериала «The Questors Tape», рассказывающего историю робота, который занимается исследованием человеческой природы, так как считает, что полученные познания помогут ему в поисках собственного создателя. Сериал так и не был запущен в производство, от него осталась лишь пилотная серия и куча всевозможного сценарного материала, большая часть которого впоследствии была использована Родденберри при создании образа Дэйты. В частности, у сюжетной линии с участием гениального роботехника доктора Сунга, создавшего Дэйту и его злобного «близнеца» Лора, растут ноги именно оттуда. Но помимо персонажа из так и неснятого сериала и великого Спока, Дэйта имеет и еще один вполне очевидный прототип — Пиноккио, персонажа одноименной сказки итальянского писателя Карло Коллоди: одушевленную деревянную куклу, которая мечтает стать настоящим мальчиком. Дэйта не похож на знаменитых андроидов из лукасовской оригинальной кинотрилогии, скорее он побратим столь же любознательных и обаятельных металлических героев из знаменитого цикла произведений Айзека Азимова. На протяжении всех семи сезонов он изучает человечество, подобно научному экспонату, постепенно перенимая все его сильные и слабые стороны, вроде исполнения музыкальных концертов, сочинения стихов, ухаживания за домашними животными и даже безрассудного следования собственным эмоциям — все это делает Дэйту не только одним из наиболее харизматичных и узнаваемых персонажей во вселенной Джина Родденберри, но и пожалуй, самым человечным андроидом за всю историю научной фантастики.

Брент Спайнер, исполнитель роли Дэйты: «Когда Родденберри создал его, Дэйта был подобен чистой доске, единственное что было точно известно про данного персонажа — что он определенно НЕ является человеком. Но за все эти годы, он много нового узнал о человечестве и человеческой природе, так что в конце нашего путешествия Дэйта подобрался к понятию человечности настолько близко, насколько это вообще возможно, при этом...по-прежнему, не являясь человеком».

Ну и наконец,

Капитан Жан-Люк Пикар — командир «Энтерпрайза». Интернационализм экипажа — одна из давних традиций Родденберри, который считал, что сочетание в команде представителей разных народов олицетворяет будущее, где человечество сумело искоренить в себе все межнациональные распри. В «Оригинальных сериях» эту концепцию воплощали японец Хикару Сулу, афроамериканка Ухура и наш соотечественник Павел Чехов. В спин-оффе же данная функция была возложена на плечи украинки Таши Яр и француза Пикара. В первоначальном варианте Пикара звали Жульен, и он был даже чересчур французом: разговаривал с гипертрофированным французским акцентом, гордился галльской культурой и постоянно заводил разговоры о том, что Франция является родиной всех важных исторических изобретений и достижений (прямые аналогии с Чеховым из TOS, который таким же образом возвеличивал роль России). Главным символом TOS всегда являлся капитан Кирк, поэтому Пикар должен был стать его антитезой, эдаким анти-Кирком. Кирк предпочитает носить свободную одежду и неформальное общение с коллегами — Пикар постоянно одет в служебный мундир и необыкновенно суров к подчиненным. Кирк по своей природе авантюрист и зачастую действует весьма легкомысленно, Пикар — прежде всего офицер Звездного Флота, чья главная задача заключается в том, чтобы вернуть экипаж домой целым и невредимым. Давайте откровенно: ни один здравомыслящий командир никогда бы не доверил корабль капитану с характером Кирка и его неизменным стремлением залезть всей пятерней в каждую неисследованную аномалию. Пикар же наоборот, практически идеал прагматичного и мудрого офицера, который всегда действует осторожно и осмотрительно. Если перенести обоих капитанов из космоса в морскую стихию, то Кирк скорее больше смахивает на обаятельного пирата-раздолбая, в то время, как Пикар — классический персонаж английских романов XIX века, рассказывающих о подвигах отважных мореплавателей.

Патрик Стюарт, исполнитель роли Жан-Люка Пикара: «Примерно за две недели до начала съемок, я подошел к Джину и попросил его дать мне хотя бы кусочек сценария, мне не терпелось узнать, какого именно персонажа я буду играть. Родденберри ответил: «У меня для тебя кое-что есть», ушел в свой кабинет и вернулся оттуда с огромной пачкой романов С. С. Форестера о приключениях морского офицера эпохи наполеоновских войн Горацио Хорнблауэра. Он отдал мне их со словами: «Вот твой герой».

И из образов всех этих персонажей вытекает одно из главных отличий оригинального сериала от спин-оффа: TOS всегда рассказывал истории, в центре которых находилась троица главных героев: Кирк, Спок и Маккой, в то время, как весь остальной экипаж исполнял роли обычной подтанцовки. Это и неудивительно, если учесть, что в 60-е годы телевидением правили яркие харизматичные герои, каждый из которых мог носить полицейский значок или униформу Звездного Флота, но в душе всегда оставался прежде всего ковбоем-одиночкой. Однако с тех пор минуло уже больше 20 лет, и роль героев-индивидуалистов постепенно сошла на нет, уступив место духу командного взаимодействия. Собственно, в этом и заключается вся суть нового сериала — в нем нет одного персонажа, который бы полностью приковывал к себе зрительское внимание, все они абсолютно равноценны. Если в сериале 60-х годов, при большом желании можно было бы обойтись вообще без команды, полностью сконцентрировавшись лишь на трех центральных персонажах, то в спин-оффе это просто невозможно, так как подлинным героем сериала является ВЕСЬ экипаж «Энтерпрайза».

Патрик Стюарт, Мэйджел Баррет, Рик Берман, Джонатан Фрэйкс, Джин Родденберри и Роберт Джастмен празднуют премьеру «Следующего поколения»

А потом был кастинг, который изменил многие первоначальные наметки сценаристов и подарил героям те самые лица, которые сегодня знакомы всем без исключения любителям космической фантастики. После утверждения на роль шефа безопасности Дениз Кросби, латиноамериканка Маха Эрнандес стала украинкой Ташей Яр, равно как и после проб Уила Уитона очаровательная вундеркиндка Лесли Крашер превратилась в назойливого и вечно раздражающего Уэсли. Но самой большой проблемой был поиск подходящего актера на роль самого Пикара. У капитана к этому моменту уже была фамилия и какой никакой характер, но как это ни парадоксально, никто из продюсеров не представлял, как именно он должен выглядеть, поэтому на данную роль претендовали актеры самых различных рас и комплекций, с более чем солидной разницей в возрасте: 58-летний Митчелл Райан, 48-летний Рой Тиннес, 47-летний Яффет Котто и 44-х летний Стивен Махт. Однако ТОГО САМОГО Пикара среди них не было и быть не могло, поскольку единственно верный претендент на эту роль долгое время даже не числился в списке кандидатов. Где-то в конце 1986 года, продюсер Роберт Джастмен вместе с женой отправился на организованную в Лос-Анджелесском университете лекцию о различных смысловых интерпретациях трагедий Шекспира, и едва он зашел в аудиторию и услышал голос докладчика, как сразу же понял, что перед ним стоит ТОТ САМЫЙ Пикар! Голос принадлежал британскому актеру из труппы Лондонского Шекспировского театра Патрику Стюарту, и по окончании лекции Джастмен уговорил его на следующий день придти в офис Парамаунт и встретиться с самим Родденберри. Демиургу Стар Треков потребовалась всего-лишь минута для того, чтобы оценить весь потенциал английского актера:

Патрик Стюарт: «Джастмен сказал Родденберри: «Джин, ты должен немедленно посмотреть этого парня. Это наш капитан». А Родденберри посмотрел на меня и ответил: «Ничего подобного. Невозможно представить себе более неподходящего актера на эту роль».

Главным препятствием Стюарта на пути к получению роли Пикара было... полное отсутствие волос на его голове. В театральном мире это не считалось серьезной проблемой, ведь всегда можно было просто надеть парик, однако при максимальной фокусировке телевизионного объектива, подобные уловки станут очевидны даже слепому.

Рик Берман: «Джин сказал: я ни за что не позволю лысому англичанину сыграть роль нового капитана Кирка».

Тем не менее, пробы Стюарта понравились не только Джастмену, но и назначенному курировать проект со стороны «Парамаунт», исполнительному продюсеру сериала Рику Берману, и они вместе уговорили Родденберри дать британскому актеру еще один шанс. Родденберри согласился лишь при условии, что Стюарт надел парик, даже несмотря на то, что актер в нем выглядел ужасно неестественно. Финальное собеседование на роль Пикара проводили три человека — Родденберри, Берман и тогдашний руководитель студии Paramount Domestic Network Джон С. Пайк. Пробы Стюарта в парике прошли настолько плохо, что Пайк сходу отверг его кандидатуру, все участники очень быстро сошлись во мнении, что без накладных волос англичанину будет намного лучше. И здесь перед ними встал едва ли не самый серьезный вопрос за всю историю препродакшена нового сериала: можно ли доверить главную роль совершенно лысому актеру, будет ли он вызывать достаточно симпатии у зрителей? Но как ни странно, поддержка пришла с той стороны, откуда ее ждали меньше всего — кандидатуру британского актера внезапно поддержал САМ Родденберри, который тут же ответил Пайку «Наличие или отсутствие волос не будет играть никакой роли в XXIV столетии»., после чего Стюарта единогласно утвердили на роль. Сложно сказать, по каким именно причинам мнение Родденберри, подобно гигантскому маятнику столь стремительно качнулось от «не позволю лысому англичанину играть нового Кирка» до «лучшим выбором на роль Кирка является лысый англичанин». Скорее всего, в отсутствии волос на голове британского актера, он просто усмотрел еще одну возможность продемонстрировать зрителям свою личную утопию. Кстати говоря, спин-офф «Стар трека» стал чуть ли не единственным шоу за всю историю телевидения, где от согласования кандидатуры одного актера с характерной внешностью зависел выбор исполнителей других ролей, потому что Родденберри и его соавторы старались подбирать в экипаж «Энтерпрайза» людей с различными внешними данными. В частности, утверждение Стюарта на роль Пикара очень сильно отразилось на выборе исполнителя роли Дэйты: на раннем этапе кастинга подразумевалось, что андроид будет совершенно безволосым, и три основных кандидата на эту роль даже согласились обриться наголо ради проб. Поэтому, когда стало известно, что у нового «Энтерпрайза» будет безволосый капитан, необходимость в бритом андроиде автоматически отпала, и роль Дэйты получил единственный из кандидатов, кто наотрез отказался сбривать свою шевелюру — Брент Спайнер.

Джонатан Фрейкс на фоне «Энтерпрайза» в его «натуральную» величину

Теперь пришла пора определиться с тем, какой телевизионный канал станет домом для нового сериала. Когда «Парамаунт» только еще только размышляла о создании спин-оффа, свои услуги в качестве теледистрибьютора предложила сеть FOX Network, но между студией и руководством телеканала вскоре возникли разногласия принципиального характера: Fox был готов показывать сериал усеченными сезонами, по 13 эпизодов в год, в то время, как «Парамаунт» хотела всего и сразу: огромные сезоны продолжительностью в 26 серий для предельной максимизации прибыли. Фоксу такие условия были не по карману, все прочие крупные американские каналы (ABC, NBC, CBS) также ответили отказом. В итоге, чиновники пришли к выводу, что единственный допустимый способ распространения — выпуск сезонов на условиях телевизионной синдикации. Но это было очень рискованное решение, так как данная форма распространения телевизионного контента до сего момента применялась лишь для повтора классических телешоу, и идея снимать под нее сериалы ранее никому в голову не приходила. Несмотря на свои непомерные амбиции и желание заработать побольше, студийные чиновники были совсем не уверены в успехе своего будущего проекта. Понравится ли любителям кинофильмов о Кирке затея с запуском длинного телесериала? Воспримут ли поклонники оригинального шоу новых персонажей? Сработает ли на нашем продукте еще не отлаженная толком система синдикации? Все выглядело так, будто под ногами создателей располагалось огромное минное поле, по которому им предстояло не только пробираться на цыпочках, но и вальсировать.

Рик Берман: «Запуск ТНГ с самого начала мне казался чем-то вроде азартной игры, потому что это должно было быть телешоу, распространяемое по методу синдикации, что уже само по себе довольно рискованная затея, и сиквел старого сериала, который по большому счету, так и не сорвал своего куша на телевидении. Кроме того, это должна была быть научная фантастика, причем в то самое время, когда этот жанр полностью отсутствовал на телевидении. И еще, как будто предыдущих трех страйков было недостаточно, это был мой первый опыт в должности исполнительного продюсера. И я знал, что если что-то пойдет не так, он одновременно станет и последним.»

Кстати, Вы не заметили, что на протяжении этой статьи сам проект именуется то «спин-оффом Стар трека», то «новым сериалом», без указания точного названия? Все дело в том, что создатели очень долго не могли определиться с тем, каковым будет имя их будущего детища. Первая часть названия даже не обсуждалась — разумеется, это Star Trek, а вот какие именно слова будут стоять дальше никто не знал. В качестве рабочих гипотез фигурировали такие варианты как Star Trek: Future Trek (Стар Трек: Дорога Будущего») и Star Trek: Enterprise VII (видимо по аналогии с эпизодами «Звездных войн»). Потом возник вариант «Star Trek: A New Generation», который какое-то время даже считался окончательным. Но Родденберри это название не нравилось — на его взгляд, само словосочетание «Новое поколение» не раскрывало всей концепции его шоу. Иное дело — «Следующее поколение», которое указывает на не только на преемственность между командой Пикара и экипажем Кирка, но и на то, что новый сериал является следующей и гораздо более высокой ступенью эволюции, в сравнении со своим предшественником. Из-за замены «нового» на «следующее» в команде продюсеров и сценаристов разгорелись очередные баталии, но Родденберри удалось настоять на своем. Казалось бы, одно единственное слово, но от его замены смысл названия действительно изменился! Так, доселе безымянный «спин-офф», «новый сериал от Родденберри» или даже просто «проект» окончательно превратился в «Star Trek: The Next Generation».

Первые трения между Родденббери и студией начались еще до премьеры сериала и касались производства пилотной серии. Джон Пайк настаивал на том,что сериал должен открываться сдвоенным (то бишь полуторачасовым) эпизодом, по его мнению это поможет зрителям лучше адаптироваться к изменениям, произошедшим в мире Стар трека за минувшие 70 лет и привыкнуть к новым персонажам. Родденберри же считал, что для введения поклонников в курс событий спин-оффа хватит обычной серии, и его позиция имела под собой вполне рациональное обоснование: дело в том, что к моменту данного спора, на столе Родденберри уже лежал сценарий 45-минутного пилота под названием «Encounter at Farpoint» за авторством Дороти Фонтаны, съемки которого должны были стартовать всего через 2 недели. Однако, Пайк пошел ва-банк и пригрозил, что в случае отказа от идеи сдвоенного пилота, его студия немедленно разорвет сделку по производству сериала, и Родденберри останется ни с чем. Впоследствии, Пайк признавался, что с его стороны это был обычный блеф: к тому моменту, в проекте уже были задействованы слишком серьезные средства, чтобы давать задний ход, но автор сериала принял его угрозу за чистую монету. Родденберри попросил Фонтану заново переписать сценарий, расширив его ровно вдвое, но сценаристка отказалась, мотивируя тем, что рукопись является полностью законченной и самодостаточной и любое растягивание сюжета попросту убьет все интригу. Оригинальный вариант Фонтаны повествовал о знакомстве Пикара с его новым первом офицером Уильямом Райкером и первом совместном задании, в ходе которого им предстояло раскрыть загадку отдаленной колонии поселенцев на планете Денеб IV. И Родденберри не оставалось ничего иного, как самому сесть за печатную машинку и вписать в сценарий совершенно новую сюжетную линию, которая на первый взгляд не имела никакого отношения к истории Фонтаны и впервые представляла зрителям, пожалуй, самого необычного персонажа за всю историю существования его авторской вселенной. Так появился Q — крайне высокомерное и заносчивое создание, обладающее нездоровым чувством юмора и практически безграничной властью.

Брэннон Брага: «Q является одной из наиболее интересных находок Джина для «Следующего поколения». Просто посмотрите на этого персонажа: Q — это Бог. Джин сделал постоянным персонажем своего шоу самого Господа!»

Да, все так и есть: Q — капризный божок с прогрессирующей манией величия, который считает, что во Вселенной ничего не происходит без его персонального дозволения, в то время как Пикар и команда «Энтерпрайза» — люди из будущего, в котором технический прогресс окончательно и бесповоротно изжил все религиозные предрассудки. Их противостояние — извечный конфликт между миром прагматичной науки с ее фазерами, трикодерами, высокоскоростными двигателями и религии, где целые планеты создаются и слетают со своих орбит лишь по щелчку божественных пальцев. Причем, концепция противостояния богов и поборников научно-технического прогресса мягко говоря не нова — она фигурировала еще в оригинальном сериале (к примеру ей посвящен второй эпизод второго сезона TOS «Who Mourns for Adonais?»), да и сами сцены с участием Q своими декорациями и диалогами очень напоминают американское телевидение эпохи 60-х. Мотивация Q сведена к единственной фразе «потому, что я так хочу», внятное объяснение природы его способностей также отсутствует, заставляя поклонников сериала цитировать легендарное высказывание Артура Кларка: «Любая достаточно сложная технология по своей сути неотличима от магии». Однако Q — не просто персонаж и не очередная инопланетная раса, скорее еще одна сюжетная функция; что-то вроде сценаристкой палочки-выручалочки, которая на протяжении всех 7 сезонов позволит им штопать сюжетные дыры и заставлять экипаж «Энтерпрайза» совершать поистине невозможные вещи. Полеты за миллионы световых лет, перемещения во времени, путешествия за гранью возможного — на протяжении всего сериала найдется не один десяток подобных примеров, обусловленных единственной причиной: «Так захотел сценарист Q». Фанаты франшизы до сих пор спорят, насколько уместно было появление подобного персонажа в сеттинге, который всегда тяготел к сугубо научной фантастике (Правило №2, подпункт второй: «никакой магии», не забыли?), но факт остается фактом: с момента своего возникновения в пилотной серии TNG, Q стал одним из постоянных (и наиболее узнаваемых) героев нового телешоу, а его трения с Пикаром являются той самой нитью с иголкой на конце, которая последовательно протыкает все 7 сезонов, один за другим, сшивая их в единое целое. Плюс, помимо «Следующего поколения», актер Джон Де Лэнси повторит ту же роль в одном эпизоде спин-оффа спин-оффа Star Trek: Deep Space 9Q-Less» s01e05) и в трех сериях спин-оффа спин-оффа спин-оффа Star Trek: Voyager («Death Wish» S02e18, «The Q and the Grey» S03e11, «Q2» S07E19), а само имя Q и термин The Q Continuum станут нарицательными для обозначения всех персонажей, наделенных безграничными возможностями, природа которых никак не поясняется авторами и остается где-то за кадром.

Джон Де Лэнси в роли Q и Патрик Стюарт в роли Пикара на съемках пилотного эпизода «Encounter at Farpoint» (s01e01-02)

У всех сценаристов и продюсеров, принимавших непосредственное участие в создании первого сезона TNG данный период их жизни обычно связан с крайне неприятными воспоминаниями. Разница лишь в используемых ими выражениях: если Дэвид Герролд описывает данную ситуацию с помощью вполне невинного слова «mess» (беспорядок, бардак), то ведущий сценарист двух первых сезонов Морис Хёрли сравнивает сложившуюся обстановку с сумасшедшим домом («Сuckoo's nest»). Одной из главных причин этого беспорядка была деятельность личного адвоката Родденберри, Леонарда Мейзлиха. После инцидента с потерей авторских прав на Кирка и его команду, Родденберри очень боялся, что студия с помощью каких-нибудь хитрых юридических проволочек отберет права и на экипаж капитана Пикара, поэтому его правой рукой в производстве сериала стал личный поверенный Мейзлих, которому он полностью доверял. Де юре (то бишь, на бумаге) адвокат не имел никакого отношения к производству сериала или телевидению, он не занимал важных должностей и уж тем более не обладал никакими полномочиями, однако де факто (то бишь, на деле) от него зависело буквально все. Он от лица Родденберри негласно руководил всем штатом сценаристом и продюсеров, принимал решения об их повышении или увольнении, проталкивал к производству те сценарии, которые нравились лично ему и даже не стеснялся собственноручно их переписывать. Обладая несносным характером и весьма приблизительными представлениями о съемках телевизионного сериала, Мейзлих оказался тем самым камнем раздора, который расколол некогда дружную креативную группу TNG. Первым адвокатского произвола не выдержал продюсер Эдди Милкис — он покинул сериал еще до выхода в эфир пилотного эпизода. Затем произошел конфликт между Мейлихом и Дэвидом Герролдом: учитывая все пожелания Родденберри и социально-утопическую направленность сериала, Герролд написал сценарий под названием «Blood and Fire», который в аллегорической форме призывал все население Земли немедленно начать бороться со СПИДОМ, за что Мейзлих прилюдно назвал его «заразным вонючим педиком». В итоге Герролд ушел из сериала, концепцию которого он помогал создавать, не написав для их общего детища ни одного эпизода. Следующей «жертвой» юриста стала Дороти Фонтана, которая неоднократно заставала Мейзлиха копающимся в ее столе и личном компьютере — она ушла из сериала, сочинив в общей сложности 5 эпизодов. Последним участником съемочной группы оригинального сериала, которого Родденберри привлек с созданию спин-оффа был продюсер Роберт Джастмен; он сумел собрать всю волю в кулак и доработать под руководством Мейзлиха аж до конца первого сезона, после чего тоже уволился.

Роберт Джастмен, продюсер первого сезона: «Мейзлих превратил мою жизнь в ад. С самого начала у меня был заключен контракт лишь на первый сезон, но уже ближе к середине, я понял, что ни за что на свете не останусь на съемки второго. Противостояние с адвокатом дорого обошлось моему здоровью — у меня начало расти давление, вновь активизировались давние проблемы с сердцем, и я решил, что просто не хочу больше этим заниматься.

Родденберри очень тяжело переживал уход из сериала всех друзей и преданных соратников.

Дэвид Герролд, соавтор концепции «Следующего поколения»: «Джин буквально плакал, когда все его друзья ушли. Он понял, что остался совсем один. Ему даже в голову не приходило, что все мы стали жертвами травли со стороны его собственного адвоката.

Второй проблемой, которая превратила жизнь сценаристов первого сезона в форменный ад стал, как ни странно сам Родденберри, точнее его весьма специфический стиль руководства. Главным критерием подходящего сценария стало жесткое соответствие выдуманному им канону, в то время, как сами история, атмосфера и персонажи не играли принципиальной роли. Морис Хёрли вспоминал, как находясь на должности главного сценариста и действуя в полном соответствии с «заветами» Родденберри, он вынужден был отвергать прекрасные сценарии с превосходно прописанными персонажами, только потому, что они не соответствовали представлениям Джина об обществе будущего, полностью изжившего межличностные конфликты и наоборот, давать зеленый свет на производство откровенно слабых историй, единственный плюс которых заключался в том, что они идеально вписывались в канон. Вбейте в поисковую строчку гугла фразу «Star Trek: Worst Episodes Ever», перейдите на любой произвольный сайт и в полученном анти-топе Вы обязательно встретите множество серий из первого сезона TNG, там практически наверняка будут фигурировать такие наименования как «Justice» (S01E08), «Angel One» (S01E14), «Skin of Evil» (S01E23) и конечно же «Code of Honor» (S01E04). И ответ на вопрос «Почему?» будет вполне очевиден — все дело в том, что большинство сюжетов первого сезона придумывались авторами еще во времена разработки мультсериала «Star Trek: The Animated Series» и так и неосуществленной «Второй фазы» и к моменту своего попадания на экран успели безнадежно устареть. Наверное ни один жанр не стареет с такой стремительной скоростью, как научная фантастика: казалось бы еще вчера зрители покрывались мурашками от одного вида инопланетного пришельца, завернутого в кусок черной фольги, однако после просмотра «Чужого» или «Нечто» подобные образы уже не вызовут у них ничего кроме развеселого смеха. Прибавьте к этому совершенно ужасные диалоги из все того же эпизода Skin of Evil, когда инопланетное существо изъясняется с землянами в стиле: «Ха-ха-ха! Жалкие людишки! Вы ничего не можете противопоставить моей огромной Силе! Я буду править Вселенной! Му-га-га! , и в итоге сложится совсем уж удручающая картина. 20 лет назад этот эпизод непременно стал бы рейтинговым хитом и удачным жанровым дополнением к фильмам вроде «Нечто из открытого космоса», однако проблема заключалась в том, что к моменту его телетрансляции за окном стояла уже вторая половина 80-х.

И говоря о провальных сериях первого сезона TNG невозможно не упомянуть «Code of Honor» — единственный эпизод за всю историю трековской франшизы, за который люди, так или иначе причастные к его появлению на свет (включая продюсеров и актеров) до сих пор продолжают извиняться перед всеми поклонниками сериала. Сюжет серии повествовал о любвеобильном инопланетянине, который хотел забрать Ташу Яр в свой личный гарем и строго говоря не имел ни малейшего отношения к жанру «научной фантастики». Тем более, что сам инопланетянин представлял собой двухметрового негра, разговаривающего с типичным африканским акцентом — просто перенесите действие из космических далей на Землю начала XX века и получите готовый сценарий немой мелодрамы про прекрасную белую девушку, похищенную похотливыми чернокожими, примитивная драматургия и расисткие стереотипы прилагаются. Поклонники до сих пор недоумевают, как Родденберри, который в рамках «Оригинальных серий» внес поистине неоценимый вклад в развенчание расовых стереотипов, мог выпустить под своим именем нечто подобное. И что самое грустное, недоумение — чувство, которое возникает от просмотра не только «Кода чести», но и подавляющего большинства серий первого сезона «Следующего поколения». На современном телевидении господствуют гораздо более жестокая конкуренция: если сериал показывает один плохой эпизод за другим, то уже через месяц после начала эфира он автоматически становится аутсайдером в гонке за рейтинг и через какое-то время неминуемо сходит с дистанции. Но к счастью для TNG и всех поклонников телевизионной фантастики, 30 лет назад эти неписанные телевизионные законы были намного мягче...

И ответ на вопрос, благодаря кому сериал едва не оказался на самом дне рейтинговой таблицы, вновь окажется неутешительным для преданных поклонников — в этом была вина самого Родденберри.

Рик Берман: «Когда сценарии не соответствовали требованиям Родденберри (а такие встречались довольно часто), Джин их просто переписывал, вычеркивая все моменты, которые не вписывались в его видение. Большинству авторов это не нравилось, и они тут же увольнялись».

Мелинда М. Снодграсс «Джин мог полностью переписать сценарий за 3 дня до начала съемок. Подобный подход мало кому нравился».

Морис Хёрли: «Джин мог взять сценарий и сказать: «вот история, которую мы будем снимать». Потом через пару дней терял к нему всякий интерес, выкидывал сценарий, находил следующий и говорил: «Нет, вот та история, которая нам нужна».

Если верить Герролду, к концу производства первого сезона, из сериала уволилось более 30 сценаристов — в других телешоу такого количества увольнений не насчитывается и за 10 лет. Айра Стивен Бэр вспоминал, что когда его приняли на работу, в комнате, где сценаристы обсуждают свои коллективные решения стояла огромная доска с перечнем всех уволившихся и уволенных, которая напоминала список бойцов, павших в длинном и кровопролитном сражении. Люди приходили и тут же уходили, им на смену приходили новые, которые проработав на новом месте всего-лишь пару недель, тут же отправлялись вслед за своими предшественниками. Не случайно, снятый в 2014 году документальный фильм Уильяма Шатнера о съемках «Следующего поколения» носит говорящее название «Chaos on the Bridge» («Хаос на мостике»). Сценарист Трейси Торме сравнил этот этап существования сериала с кораблем, который плывет сам по себе, при полном отсутствии капитана. Однако весь трагизм ситуации заключался как раз в том, что капитан присутствовал на борту: выставив всю остальную команду, он остался на своем судне один одинёшенек.

Джонатан Фрейкс в роли Райкера на съемках эпизода«Skin of Evil» (S01E23)

Еще одним элементом родденберриевского видения стала униформа Звездного Флота; по мнению демиурга франшизы одежда офицеров будущего должна была сидеть на них тютелька в тютельку, без единой складочки. При создании «Оригинальных серий» эта идея превратилась в кошмар для всей съемочной группы: как только Родденберри замечал на униформе даже самую малюсенькую складочку, съемки тут же останавливали, и к помятому актеру спешил отряд дежуривших за кулисами костюмеров с утюгами; таким образом съемки каждой серии растягивались втрое дольше положенного. Поэтому при создании костюмов для экипажа «Следующего поколения», Родденберри решил учесть все ошибки прошлого и велел художникам изготовить их из материала, который никогда не мнется, таким материалом оказались полиуретановые эластичные нити, также известные как спандекс. Однако, решив прежние проблемы с остановкой съемок и необходимостью регулярной глажки, спандекс предложил создателям новые, которые ни в чем не уступали старым. Материал очень хорошо сохранял в себе естественные человеческие запахи, поэтому через несколько часов непрерывных съемок, на площадке стоял такой смрад, будто сериал снимали в раздевалке школьного спортзала. Дабы костюмы лучше сидели на членах экипажа, Родденберри велел художникам пошить униформу как минимум на один размер меньше положенного, поэтому помимо неприятного запаха, актеры страдали от дискомфорта. Постоянное пребывание в такой униформе наносило серьезный вред здоровью; по словам Патрика Стюарта после съемок каждой серии он был вынужден ходить на прием к мануальному терапевту. Вдобавок, после того, как актеры поднимались из сидячего положения, спандекс постоянно норовил сползти вниз, из-за чего у Стюарта появилась привычка незаметно для камеры одним движением одергивать свой костюм; среди съемочной группы TNG этот характерный жест даже прозвали «маневром Пикара». Ну и наконец, еще одно свойство данного материала, которое сделало работу актеров просто невыносимой — спандекс практически не пропускал воздух, поэтому под светом софитов в нем было чертовски жарко. Актеры ненавидели свои костюмы, благодаря этому элементу концепции Родденберри, съемочный процесс для них превратился в настоящую пытку.

Левар Бёртон, исполнитель роли Джорди Ла Форжа: «Мы ненавидели наши космические костюмы. В них не было карманов. И то, что они называли этот материал эластичной тканью делу совершенно не помогало. На самом деле, он не скрывал от зрителей вообще ничего».


Постоянные проблемы с авторами и актерами лишь усиливали предчувствие грядущего коллапса. Большинство участников съемочной группы настолько не верили в то, что из этих мучений вылупится нечто такое, что окажется достойным внимание, что многие актеры (включая и самого Патрика Стюарта) первый год съемок жили на нераспакованных чемоданах. Впрочем, в этом они были не одиноки, в телевизионный сезон 1987 года провал новому творению Родденберри предсказывали вообще все, кому не лень, начиная с телевизионных критиков и заканчивая преданными фанатами «Оригинальных серий». Нельзя просто так взять и вернуть в телеэфир телешоу родом из 60-х — это же просто не-воз-мож-но!

Рик Берман: «Когда Джин начинал работу над новым сериалом, многие пророчили ему сокрушительный провал. Это не сработает, нельзя просто так взять и создать новых Кирка и Спока и вообще, да как вы смеете».

Патрик Стюарт: «Все говорили, что у нас ничего не получится. Нельзя вернуть к жизни сериал, ставший настоящей телевизионной иконой. У вас не выйдет заменить тех актеров, как не старайтесь».

Джон Де Лэнси, исполнитель роли Q: «Процесс съемок был чертовски захватывающим. Но во время работы над первым эпизодом, мало кто из съемочной группы вообще отдавал себе отчет, что именно у нас получится: римейк культового шоу 60-х или нечто абсолютно новое».

Последние капли масла в костер дружного негодования подливали и сами актеры из классического сериала, которым казалось, что запустив новое шоу, Родденберри таким образом предал все идеалы старого. Продолжая участвовать в съемках кинофильмов по мотивам «Оригинальных серий», они ничуть не скрывали своего отношения к спин-оффу:

Джордж Такей, исполнитель роли Хикару Сулу в «Оригинальных сериях» и кинофильмах: «Когда началось «Следующее поколение», мы были немного обескуражены. Тогда нам казалось, что мы — и есть «Стар Трек»: наши персонажи, наши истории, наши взаимоотношения и сделали Стар Трек тем, чем он является. Поэтому, мы считали, что «Следующее поколение» просто обязано провалиться. Мы не собирались смотреть ни единой серии из него».

Леонард Нимой, исполнитель роли Спока: «Когда только объявили о запуске нового сериала, я подумал: «Да как это вообще может сработать? Стар Трек БЕЗ НАС — Вы наверное шутите!».

И первые эпизоды нового сериала действительно вызывали у поклонников TOSа немало вопросов.

Джудит Ривз-Стивенс, автор многочисленных романов о «Стар треке», включая цикл Shatnerverse: «Было очень странно видеть на экране пилот «Следующего поколения», учитывая длительный промежуток времени между ним и закрытием оригинального сериала. У меня ушло немало времени на то, чтобы привыкнуть к новым персонажам в знакомой вселенной.».

Однако потом в эфир начали выходить все новые и новые серии — и многие из поклонников поняли, что TNG совсем не так уж плох, как они ожидали. И не просто неплох, а иногда даже хорош. И даже не просто хорош, а местами даже лучше оригинального сериала, при производстве которого тоже было множество самых различных проблем. Да, большинство сюжетов первого сезона были откровенно среднего качества и производили такое впечатление, будто их писали еще в эпоху президентства Кеннеди, а спустя 20 лет просто выудили из пыльного ящика и протерли тряпочкой. Да, шоу выглядело очень старомодным, но большинству поклонников «Оригинальных серий» именно это и было нужно. А кроме того, шут с ними с историями, ибо сами персонажи приковывали к себе внимание с первого взгляда. Внешне суровый Пикар, мрачный Ворф, обаятельный Райкер, крайне любознательный Дэйта — несмотря на то, что каждый из них был ничуть не похож на Кирка, Спока, Скотти и Чехова, в них были сразу же заметны следы присутствия той самой магии, которая за 25 лет до этого сделала первый научно-фантастический сериал о покорении космических глубин ТЕМ САМЫМ «Стар Треком», культовым и неповторимым. Премьера сериала привлекла внимание 15.7 миллионов американских телезрителей. Впоследствии рейтинги немного просели, но но время трансляции всего первого сезона средняя численность аудитории держалась между 10 и 12 миллионами, что автоматически сделало TNG самой просматриваемой программой за всю историю телевизионной синдикации. Однако это совсем не означает, что первый сезон TNG был действительно идеален, скорее наоборот: качественная проработка персонажей порой вытягивала сериал из зыбучей трясины, в которую его упорно пытались затащить сценарий и режиссура.

Брент Спайнер в роли Дэйты, Патрик Стюарт в роли Пикара и продюсер Роберт Джастмэн на съемках эпизода «The Big Goodbye» (s01e11).

В середине первого сезона Родденберри устал от производственных дрязг — от постоянных споров со студийными чиновниками и обычными сценаристами у него случился нервный срыв. Заручившись клятвенным обещанием, что принцип подбора сценариев не изменится и во главе угла будет по-прежнему стоять соответствие его утопического канону, демиург передал все полномочия шоураннера и ведущего автора Морису Хёрли, а сам вместе с женой укатил отдыхать на Таити. И с первых же минут пребывания на новой должности, Хёрли отчаянно пытался придумать, каким образом обойти главное табу Родденберри, запрещающее сценаристам вовлекать экипаж в любые межличностные конфликты. Решение лежало на поверхности — если конфликты ВНУТРИ коллектива запрещены на уровне заповедей, надо было организовать конфликт ВОВНЕ его, то бишь придумать «Энтерпрайзу» нового могущественного врага вместо подобревших клингонов из оригинального сериала. Сперва решено было ввести в сериал новую враждебную расу под названием ференги (от. англ. слова “foreigner» — иностранец), которая должна была стать главными противниками Звездного Флота и всей Федерации. Однако эти планы расстроили мастера по гриму: впервые появившиеся на экране в эпизоде The Last Outpost (s01e05), ференги вовсе не походили на грозных злодеев — с маленькими зубками и огромными ушами, они скорее смахивали на обычных гоблинов и впоследствии были переделаны в главных галактических купцов, скупердяев и мелких жуликов, по совместительству — комедийных персонажей и неиссякаемых источников всевозможных гэгов и шуток. Таким образом, вопрос с новыми противниками Федерации, которые могли бы стать источниками внешнего конфликта, по-прежнему оставался нерешенным. И тогда сценарист Трейси Торме предложил собственный вариант решения этой проблемы в эпизоде под названием «Conspiracy» (S01e25), согласно сюжету которого экипаж «Энтерпрайза» приходил к выводу, что ряд высокопоставленных офицеров Звездного Флота захвачены инопланетными паразитами.

Трейси Торме, сценарист 6 эпизодов первого и второго сезона: «Этим сценарием я попытался разорвать существующий шаблон сериала и предложить зрителям историю совсем иного типа. Мрачную, более загадочную, похожую на те фантастические картины, которые можно было увидеть в кинотеатрах на протяжении 80-х».

И у него действительно получилось — эпизод со взрыванием голов и демонстрацией весьма натуралистических спецэффектов, настолько сильно выделялся на фоне всех остальных серий первого сезона, что во время демонстрации его по британскому телевидению, телеканалу BBC даже пришлось вырезать несколько финальных сцен, дабы серию можно было смотреть детям. Однако сами аниматронные спецэффекты с ползающими жуками сильно ударили по сериальному бюджету, поэтому запланированного продолжения эпизода так и не последовало. Вместо этого Хёрли и соавторы решили использовать сюжет с очередным вторжением похитителей тел для того, чтобы представить зрителям нового могущественного врага. В финале «Conspiracy» Дэйта обнаруживает неизвестный сигнал, который ведет к радиомаяку, расположенному в неисследованной части космоса. В следующем эпизоде (и финале первого сезона) «The Neutral Zone» (S01e26), «Энтерпрайз» находит в Нейтральной Зоне следы действия неизвестного могущественного врага и... на этом сюжет обрывается, а второй сезон начинается так, будто этих полутора эпизодов с таинственными намеками и вовсе не было. На самом деле, это следы вмешательства забастовки гильдии американских сценаристов 1988 года, из-за которой авторам пришлось удалить из сезона множество сюжетных линий и целых сценариев. Согласно первоначальной идее Хёрли, все эти таинственные недомолвки должны были привести Пикара к встрече с новым ужасным противником — Коллективом Борг, которая должна была состояться уже в первом эпизоде второго сезона, но потом грянула забастовка, в результате которой, первой в эфир ушла серия, поставленная по сценарию, написанному еще 10 лет назад, для неснятой «Второй фазы», интрига разорвалась, и первое появление боргов состоится лишь 15 серий спустя, в знаменитом эпизоде «Q Who?» (S02E16).

Морис Хёрли: «Если в сериале нет конфликтов и никакого напряжения между персонажами, значит между ними нет вообще никаких взаимоотношений. Именно поэтому, я придумал боргов. Я хотел столкнуть героев с новой угрозой, дабы у них возник конфликт».

На самом деле, борги возникли в сериале лишь потому, что руководство «Парамаунт» посчитало инопланетных жуков-мозгоедов излишне затратным противником. То ли дело борги, которые по сути представляли собой обычных статистов в черном к приклеенными к черепам фрагментами техногрима! Однако это обстоятельство не помешало им стать не только одним из самых узнаваемых символов стартрековской вселенной, но и одним из наиболее смертоносных антагонистов в истории научной фантастики. Конечно, сам образ биоэлектронных гибридов, обладающих коллективным разумом и единственном инстинктом в виде бесконтрольного размножения, трудно назвать очень оригинальным, ведь до этого уже были хотя бы те же кибермены из вселенной «Доктора Кто». Но во вселенную Родденберри он вписался практически идеально, ведь боргам неведомы такие понятия как мораль, совесть, добро или зло. Они не строят зловещих планов, не умеют злобно хохотать и не хотят захватить Вселенную, дабы безраздельно править ею аки император Палпатин. По сути, борги — это смертельно опасный биотехнический аналог земной саранчи, которая будет размножаться до тех пор, пока не заполонит собой каждый космический корабль, каждый астероид и каждую обитаемую планету. Борги — идеальный противник для Звездного Флота и всей Федерации в целом, поскольку на них не действуют, ни гуманистические проповеди, ни дипломатические уловки, ни призывы к миру, они олицетворяют собой ту самую неконтролируемую стихию, остановить которую можно лишь в результате кровопролитной войны. Так, бюджетные ограничения вкупе с техническими недоделками подарили обычным зрителям и поклонникам TNG поистине культовых антагонистов. Ну и разумеется, одну из наиболее цитируемых фраз всех времен:

The Borg: «We are the Borg. Your biological and technological distinctiveness will be added to our own. Resistance is futile.»

Создание борга

Однако пока зрители наслаждались новыми элементами любимого шоу, за его кулисами продолжалась нешуточная борьба. Вскоре к конфликту «сценаристы VS видение Родденберри VS шоураннер» подключился и каст сериала. Несмотря на то, что первый сезон TNG обладал крышесносящими рейтингами, которые на много пунктов опережали даже самые смелые чаяния студии, на зарплате и условиях проживания актеров это никак не отразилось. Они по-прежнему жили в трейлерах на заднем дворе павильона «Пармаунт», где зачастую не было даже горячей воды, потому что студийные чиновники жалели денег на номера в приличной гостинице и вынуждены были по 15 часов в день носить эти ужасные неудобные костюмы. Первой не выдержала Дениз Кросби, исполнительница роли Таши Яр — она объявила о своем уходе, не доработав даже до конца первого сезона. Комментируя ее решение, глава Paramount Domestic Studios Джон Пайк лишь злорадно ухмыльнулся: «Она решила, что снявшись в 20 эпизодах нашего сериала стала настоящей звездой и сможет начать полноценную карьеру в Голливуде. Что ж, пожелаем ей удачи!» Потом начался конфликт между исполнительницей роли Беверли Крашер Гейтс Макфадден и шоураннером Морисом Херли: актрисе не нравилось качество диалогов в его сценариях, тогда шоураннер ее просто уволил, якобы за неумение вжиться в роль, и во втором сезоне корабельным врачом «Энтерпрайза» стала доктор Кэтрин Пуласки. В перерыве между съемками первого и второго сезона к создателям сериала обратилась известная комедиантка Вупи Голдберг, которая являлась настолько большой поклонницей оригинального шоу, что готова была сниматься в спин-оффе за треть от своего обычного гонорара, и на каком-то этапе, Хёрли на полном серьезе рассматривал возможность сделать новым корабельным доктором «Энтерпрайза» именно ее. Однако в итоге для Голдберг написали специального персонажа Гуинан (которого она впоследствии описывала как: «В Стар треке я сыграла местного Йоду»), а роль врача досталась актрисе Диане Малдур. Хёрли потом объяснял свое решение тем, что Малдур участвовала в съемках аж двух эпизодов оригинального сериала и это якобы должно было очень понравиться фанатам, но на деле вышло совсем наоборот. И дело не в актрисе, просто сама Пуласки как персонаж была прописана из рук вон плохо: постоянно пыталась подчеркнуть собственную значимость, читала всему остальному экипажу морали с видом сельского капеллана и по малейшему поводу (а часто и вообще без него) третировала милейшего Дэйту. Фанаты такому поведению были совсем не рады, и рейтинги тут же поползли вниз.

С другой стороны, во втором сезоне TNG были и свои несомненные удачи: первая — уже упоминавшийся мной ранее эпизод «Q Who?» (S02E16) с явлением расы боргов, вторая — написанная в лучших традициях рассказов Азимова о «Трех законах роботехники», серия The Measure Of A Man (S02e09), в которой представ перед импровизированным судом, андроид Дэйта вынужден доказывать, что тоже является живым существом.

Филлис Стронг, сценаристка «Вояджера» и «Энтрпрайза»: «Первый сезон был попыткой сериала найти свое лицо, но при он слишком старался переделать некоторые вещи из оригинала. Поэтому, первым эпизодом TNG, который по-настоящему привлек мое внимание стала серия из второго сезона « The Measure of a Man», где Дэйта на судебном процессе пытался доказать Звездному Флоту, что не является машиной. Это было очень здорово, серия вызвала у меня сильный эмоциональный отклик. Именно такие эпизоды сделали меня поклонницей сериала».


Однако отдельные интересные идеи потонули в целом потоке из крайне сомнительных решений, бесконечных конфликтов между участниками съемочного процесса и уже упоминавшейся мной ранее забастовки членов гильдии американских сценаристов, благодаря которой во втором сезоне было выпущено лишь 22 эпизодов вместо запланированных 26, и над сериалом нависла вполне реальная угроза закрытия.

Патрик Стюарт: «Один чиновник со студии сказал мне: «если забастовка затянется, готовьтесь — ваш сериал стоит первым в очереди на закрытие».

Учитывая перспективу закрытия и жесткий запрет на использование услуг членов гильдии, продюсеры решили самостоятельно сварганить эпизод, который при неблагоприятных условиях мог оказаться финалом всего сериала. Эта серия называется «Shades of Gray»(S02e22) и заслуженно считается худшим эпизодом за всю историю «Следующего поколения». По сюжету (если можно так выразиться), Райкер подвергается воздействию опасной инопланетной инфекции, атакующей его память. Все действие серии разворачивается в корабельном лазарете, где он лежит без сознания и на протяжении 45 минут экранного времени просто... вспоминает события предыдущих двух сезонов. Подобные эпизоды, которые на 99 процентов состоят из уже показанного ранее материала обычно практикуются при съемках сериалов с непрерывным циклом производства, то бишь мыльных опер. Представьте ситуацию, когда Вам нужно снимать очередную серию, а исполнитель главной роли очень некстати заболел, Вы приглашаете какого-нибудь другого актера, заставляете его 40 минут сидеть с задумчивым видом, потом идете в монтажную и просто делаете коллаж из его задумчивого лица с кадрами из предыдущих серий. Однако, в рамках жанра фантастического сериала эта методика использовалась впервые, и «Shades of Gray» удостоился сомнительной славы первооткрывателя.

А между тем, конфликт между шоураннером и актерами перешел в свою финальную стадию. Качество сценарного материала опустилось на такую глубину, что в один прекрасный день, Патрик Стюарт просто отказался зачитывать текст, написанный Хёрли: «Я эту ахинею играть не стану. Перепишите или я ухожу». Когда исполнителя главной роли поддержали весь остальной каст, Хёрли велел Берману... уволить их всех, пообещав, что гипотетический третий сезон начнется со взрыва старого «Энтерпрайза» и представления новой команды, которой предстоит расследовать сей инцидент. Однако Берман посчитал, что гораздо менее затратным станет решение уволить самого Хёрли, что он и сделал. По словам бывшего шоураннера, когда он покидал павильон студии «Парамаунт», на его губах сияла счастливая улыбка.

Морис Хёрли: «Я был безумно рад навсегда свалить из этого дурдома»

Вместе с Хёрли решено было отправить в отставку и доктора Кэтрин Пуласки, вернув на ее место Беверли Крашер. Так как расставанию с Гейтс Макфадден предшествовало несколько бурных сцен с участием самой актрисы, пригласить ее обратно попросили хорошего друга Патрика Стюарта, который впоследствии назвал телефонный звонок, где он вынужден был извиняться за глупость и недальновидность шоураннера и продюсеров «одним из самых неловких моментов за всю его жизнь». На место Хёрли студия позвала 40-летнего сценариста и продюсера Майла Пиллера, и одновременно с его приходом, старый TNG образца первых двух сезонов затерялся где-то в дороге, а на его месте возник совсем другой сериал, который и по сей день является самым любимым научно-фантастическим телешоу миллионов зрителей по всему миру.

Майкл Дорн в роли Ворфа, Патрик Стюарт в роли Пикара и режиссер Джозеф Скэнлан на съемках эпизода Contagion (s02e11).

Если судить по начальным сериям третьего сезона, на первый взгляд, будто бы ничего и не изменилось: те же актеры, тот же «Энтерпрайз», тот же экипаж с полным отсутствием конфликтов между его членами. Но на деле с началом третьего сезона в жизни сериала произошли как минимум два важных изменения. Первое коснулось костюмов: почувствовав, что весь каст уже находится на пределе, продюсеры сменили гнев на милость, пригласили нового художника по костюмам и велели ему заменить все образцы униформы из спандекса очень похожими на них внешне костюмами из габардина. Второе изменение коснулось еще одной наболевшей проблемы — качества сценариев. За сравнительное недолгое время пребывания на посту ведущего автора TNG, Пиллеру удалось то, что на протяжении целых двух сезонов упорно не получалось у Хёрли — найти новый подход к сочинению историй, который бы сделал их интересными и захватывающими, даже без разговоров на повышенных тонах и выяснений отношений стенка на стенку. Ранее сценарный фокус был нацелен сразу на всю команду «Энтерпрайза» и при таком ракурсе сразу же в глаза бросались все недостатки родденберриевской концепции: постоянно соглашаясь друг с другом и мило улыбаясь, персонажи толком не взаимодействовали друг с другом. И Пиллер решил мучившую Хёрли дилемму конфликта при полном отсутствии конфликта самым очевидным образом — расфокусировал общую картину и сосредоточился на каждом персонаже в отдельности. Ведь, когда Родденберри придумывал свою знаменитую концепцию, он имел ввиду лишь столкновения между различными особями и ни слова не сказал внутренние конфликты персонажей с самими собой. Внутренний конфликт Дэйты заключается в том, что он хочет, но физически не может стать человеком. Конфликт Пикара состоит в том, что он вынужден скрывать свои человеческие чувства и эмоции под маской чопорного офицера, поскольку только так он может быть наиболее эффективным командиром. Внутренние противоречия Райкера заставляют его метаться между авантюристической натурой и жестким следованием правилам, в то время, как Ворф ака «клингон на мостике» просто разрывается между своей звериной сущностью и более утонченным земным воспитанием. Обнажите зрителю их внутренний мир, продемонстрируйте в деталях все их метания, и вы получите ту самую Синюю Птицу, за которой столь безуспешно гонялись на протяжении последних двух лет: КОН -ФЛИКТ.


Рональд Д. Мур: «Майкл сменил приоритеты сериала. Он предложил сконцентрироваться на героях. Вот история Ворфа, вот история Пикара, вот история Дэйты. Он говорил: «перед тем, как приступить к написанию сценария, сперва подумайте, как он повлияет на наших героев, как изменит их отношение к себе и друг другу.» И это изменило абсолютно все».

Концентрация на характерах персонажей дала еще один закономерный эффект — герои сериала начали эволюционировать. С каждым следующим сезоном Дэйта становится все более человечным, Ворф из существа, движимого одними голыми инстинктами превращается в одного из лучших офицеров Звездного Флота, что же касается Пикара, то ДО и ПОСЛЕ знаменитой сюжетной арки «The Best of Both Worlds» (s03e26 — s04e01), он фактически воспринимается как два разных персонажа с тем же именем. И в этом заключается еще одно принципиальное отличие спин-оффа от оригинального сериала — в «Стар треке» 60-х годов герои вообще не менялись: на протяжении всех 79 эпизодов, Кирк балагурил и цеплялся к любой юбке, Маккой неизменно утверждал, что он доктор, а не [подставьте сюда любую профессию], а Спок не переставал удивляться, насколько все это «Fascinating». И это ни в коем случае не дефект персонажей оригинального сериала, просто неотвратимая дань той телевизионной эпохе, в которой он создавался. В телевидении 60-х ковбой всегда оставался ковбоем, детектив детективом, шпион шпионом, ведь зрители уже успели привыкнуть к характеру любимого героя, так зачем же их расстраивать? И нельзя сказать, чтобы за минувшие 20 лет, ситуация сильно изменилась, поэтому «Следующее поколение» стало одним из первых сериалов, который прогнул под себя телевизионный мир и ввел моду на персонажей, менявшихся к лучшему или худшему, на протяжении каждого из сезонов.

Смена подхода к написанию сценариев оказалась для TNG чем-то вроде спасительного круга, с помощью которого сериал удалось вытащить из глубокой лужи, и он тут же рванул вперед, развивая предельную скорость. Знакомые герои засияли новыми красками, из сценариев пропало ощущение затхлости, будто тебе пытаются скормить историю 50-х годов в блестящем фантике из 80-х. Словно кто-то резким движением выпустил из больного тела весь гной, благодаря чему пациент тут же пошел на поправку.

Рональд Д. Мур: «Если бы мы не изменили подход к сюжету и персонажам, сериал бы продолжал идти дальше, но он бы уже не стал таким прорывом, каким в итоге оказался ТНГ. Это был бы совсем другой сериал, и мне кажется, что история «Стар Трека» на нем бы и закончилась. Не было бы ни «Дип Спейс 9», ни «Вояджера», ни новых кинофильмов».

Брэннон Брага: «Начиная с третьего сезона, весь контроль над шоу от Джина и Рика перешла в руки Рика и Майкла, и личного участия Джина в работе над сериалом становилось все меньше и меньше. И Майкл вместе с Риком заставили шоу работать и сделали его гораздо лучше».

Трейси Торме: «Если бы они не изменили формат, Родденберри вошел бы в историю как автор и продюсер одного культового телешоу, которое продержалось в эфире всего-лишь три сезона».

Майкл Пиллер и Рик Берман проводят экскурсию по съемочной площадке TNG для 40-го Президента США Рональда Рейгана

Кроме того, Пиллер стал тем человеком, которому удалось решить терзавшую сериал словно орел — печень несчастного Прометея, проблему с увольнениями и бесконечной перестановкой кадров. К тому моменту уже стало вполне очевидно, что далеко не все профессиональные телевизионные сценаристы, нанятые из других шоу про адвокатов, врачей и секретных агентов, могут писать хорошие истории для научно-фантастического сериала про покорение космоса. В 60-е годы Родденберри решал проблему нехватки квалифицированных авторов путем приглашения известных фантастов вроде Теодора Старджона, Роберта Блоха или Харлана Эллисона. Но была и еще одна категория людей, которые прекрасно разбирались во всех перипетиях шоу, отлично знали характеры персонажей и даже самых тончайших нюансах сеттинга, и Пиллеру пришла в голову очень смелая мысль: «А что если доверить написание новых историй... самим фанатам?».

Рик Берман: «Майкл считал, что TNG абсолютно уникален и полагал, что настолько исключительному и нестандартному шоу нужны столь же уникальные и исключительные авторы. Поэтому он объявил open script submission policy, при которой любой поклонник сериала мог прислать по почте свою идею или сразу готовый сценарий, и мы рассматривали каждую из этих заявок.»

Open script submission policy — открытая политика предоставления сценариев, являлась новаторским изобретением Пиллера. Он знал, что многие поклонники шоу пишут собственные фанфики о приключениях полюбившихся героев — так, почему бы не воспользоваться этими идеями и не перевести их на профессиональный уровень? Фанаты присылали по почте идеи для новых эпизодов, потом каждая из них тщательно рассматривалась сценарной группой сериала. Если специалисты считали, что сюжет сработает, автора приглашали на студию, где его идею перерабатывали в профессиональный сценарий, и вскоре он мог увидеть свое имя в титрах очередного эпизода на правах автора оригинального сюжета. Руководство «Парамаунт» поначалу было в ужасе от пиллеровской идеи: «Да вы вообще понимаете, что творите? Вам же сейчас хлынет такой поток сценарной графомании, который просто смоет всю студию!» И в чем-то они были правы — поток действительно хлынул: каждый месяц на имя студии приходило более сотни заявок с сюжетами для новых эпизодов. Да, среди всего этого материала попадалась откровенная графомания, и бессвязная писанина людей, которые очень болезненно реагировали на отказы и начинали угрожать сценаристам физической расправой. Кроме того, было огромное количество идей с неплохим потенциалом, читая которые сценаристы просто не знали, как заставить их правильно работать. Во время работы над седьмым сезоном, Рональд Д. Мур показал своему соавтору Брэннону Браге свой личный архив, сформированный из идей, которые нуждаются в доработке, и Брага просто обалдел от их количества — там было свыше 500 историй на самые различные темы! Однако, в остальном, открытая политика продемонстрировала себя с самой лучшей стороны — в офис сценаристов сериала хлынул огромный поток сюжетов самого различного качества, лишь успевай их отфильтровывать. Некоторые поклонники предлагали по одной единственной истории и тут же растворялись во тьме безвестности, оставив от себя страницы IMDB лишь с единственной заполненной строчкой (примеры см. здесь, здесь и здесь). Другие же буквально фонтанировали интересными идеями и задерживались в офисе надолго. Для Пиллера не имело значение, что у человека нет образования или свидетельства об окончании сценарных курсов, главное — это идеи, которые он приносит в команду. Поэтому, любой поклонник, который предлагал команде интересные идеи, мог получить постоянную работу и в итоге самому стать одним из сценаристов сериала.

Брэннон Брага: «Майкл Пиллер всегда был в поисках следующего классного сценариста, которого можно было бы пригласить в команду. Потому он всегда пробовал новых людей. Некоторые из них оказывались хороши и присоединялись к персоналу, большинство отсеивалось. Переписыванием их сценариев приходилось заниматься нам, штатным авторам.»

Айра Стивен Бэр, сценарист 3-х эпизодов «Следующего поколения»: «У Майкла была гораздо более эффективная политика управления персоналом, чем у его предшественника. Он приглашал нового сценариста и давал ему ровно 10 недель, дабы доказать, чего он реально стоит. Не справился — до свидания. Справился — добро пожаловать на постоянную работу. «.

Рене Эчеваррия, сценарист 16 эпизодов: «В то время, я жил в Нью-Йорке и пытался создать собственный театр. Я обожал Стар Трек и когда услышал об этой новой политике, тут же отправил им собственный сценарий. Я понятия не имел, понравится ли им моя идея и как это вообще работает, но Майклу Пиллеру она пришлась по душе, и мне предложили постоянную работу».

И об исключительной дальновидности Пиллера как ведущего сценариста и шоураннера говорит тот факт, что многие непрофессиональные авторы, которых он привлек к работе над сериалом, впоследствии расправили свои плечи и вымахали в признанных мэтров современной телефантастики. Рене Эчеваррия — автор сериала 4400, Рональд Д. Мур — создатель римейка «Battlester Galactica», Брэннон Брага — автор «Flashforward». Не говоря уж о том, что отработав до финала седьмого сезона в рядах TNG, они продолжили нести вахту в строю других сериалов стартрековской франшизы: Мур и Эчеваррия работали над Star Trek Deep Space 9, на счету первого — 30 эпизодов, в потрфолио второго — 23, Брага написал почти 50 серий для Star Trek Voyager и на пару с Берманом является одним из авторов Enterprise. Вот и получается, что смелая затея Пиллера в итоге сформировала не только будущее одной отдельно взятой франшизы, но и всего современного телевидения. В частности, именно из-за наличия open script submission policy, во второй половине 90-х годов, один безвестный начинающий автор осмелится отправить свои идеи шоураннеру своего любимого телесериала «Секретные материалы» Крису Картеру, и именно опираясь на успешный опыт TNG, продюсер решит дать ему шанс. Этого молодого автора звали Винс Гиллиган, и всего 10 лет спустя он станет создателем одного из самых инновационных шоу в истории телевидения — «Breaking Bad».

Лолита Фатжо: Благодаря open script submission policy, к финальному сезону TNG у нас скопилось свыше 5000 оригинальных сценариев.

Творческая группа сериала: сценаристы Майкл Пиллер, Рональд Д. Мур и Айра Стивен Бэр

Пришла пора более подробно поговорить о том самом эпизоде, благодаря которому TNG удалось окончательно выбраться из тени своего великого прародителя. Третий сезон фанаты восприняли более, чем благосклонно и протяжные вопли: «Они убили Кирка, сволочиииии» раздавались все реже и реже. Поклонники оригинального шоу оценили множество новых деталей и прочную связь с сериалом-первоисточником, более того они готовы были даже принять Дэйту как попытку заменить отсутствующего Спока. Единственным персонажем, с кем они так и не сумели примириться был... сам Пикар, которому (исключительно на их взгляд) не хватало кирковского обаяния и остроумия. Новый капитан казался им излишне суховатым, чрезмерно суровым и недостаточно человечным, все споры между поклонниками TOS и TNG обычно заканчивались «убойным» аргументом: «Если наш капитан — ковбой, то ваш больше похож на вахтера». И в этих обвинениях действительно присутствовала доля истины, по крайней мере до выхода в эфир ТОЙ САМОЙ серии.

Патрик Стюарт: Иногда я чувствую, что мой персонаж совсем непохож на героя в его классическом понимании. В некоторых сценах он скорее ведет себя как социальный работник или дипломат.

Перед Пиллером стояла казалось бы невыполнимая задача: взять полностью сформировавшегося персонажа, которого зрители наблюдали уже на протяжении трех сезонов и... заставить аудиторию в корне изменить свое отношение к нему. Наиболее проницательные зрители конечно догадались, что Пикар был чувствительным человеком, который предпочитает просто прятать все свои эмоции под маской черствого сухаря, однако для большинства аудитории он и был тем самым сухарем, так каким же образом заставить поклонников разубедить в том, во что они истово верят?

Рональд Д. Мур: Мы сидели в сценарной комнате и обсуждали возможности возвращения в сюжет третьего сезона боргов. И тогда Майкл сказал, что по его мнению сезон должен завершиться клифхангером невиданной силы, каких раньше никто не делал за всю историю «Стар трека».

И не только в «Стар Треках», но и на всем тогдашнем американском телевидении. Тогдашний зритель знал непреложную истину: пока он смотрит свое любимое шоу, и актерам платят нормальные зарплаты, их герои подобно бессмертным богам переживут любые опасности и невзгоды. Сезоны могли оканчиваться клифхангерами, но они никого не могли обдурить, ведь зритель всегда точно знал, что в следующем сезоне герой все равно вернется на маленький экран, и это чувство никогда его не подводило. Пиллер хотел изменить это положение вещей и создать такую историю, которая бы заставил поклонников выпрыгнуть из любимого кресла, испытав самый мощный эмоциональный всплеск с момента героической смерти Спока в финале полнометражки «Гнев Хана». И параллельно он хотел доказать, что прицепившаяся к TNG еще со времен первых сезонов презрительная кличка «Стар трек второго сорта» не имеет ничего общего с реальностью и заставить наиболее упертых фанатов TOS уважать его творение наравне с оригиналом. Первая часть сценария «The Best of Both Worlds» была взята им буквально из жизни: в переживаниях офицера Райкера, которому предложили командовать собственным кораблем сквозят воспоминания самого Пиллера, которому за несколько месяцев до этого, также точно предложили оставить команду TNG и заняться собственным сериалом. Боязнь перемен, сомнения, робкий взгляд на своих коллег, с которыми за время работы он успел стать настоящими друзьями — все это было не понаслышке знакомо самому автору, поэтому он всего-лишь вложил в голову героя эмоции, которые когда-то переживал сам. А потом, когда зритель покупается на эту обманку и думает, что уже точно знает, чем именно завершится финальный эпизод сезона, его ждет тяжелый удар по затылку: капитан Пикар попадает на борт Куба Боргов и сам становится членом Коллектива.

Джонатан Фрейкс: «Мы все были шокированы смелостью сценаристов оставить Патрика на кубе Боргов. Тогда мы на полном серьезе считали, что продюсеры собираются пересмотреть условия контракта Патрика и вычеркнуть его из сериала. Теперь это обычное явление. Телешоу вроде «Лоста» или «Карточного домика» регулярно убивают своих персонажей и даже не заморачиваются по этому поводу. Но это был 1990 год.»

Айра Стивен Бэр: «Поклонники Трека всегда считали Пикара кем-то вроде чиновника. Вот Кирк — да, это герой и настоящий мужик, а наш капитан — просто обычный бюрократ. И в этом заключалась гениальность идеи Майкла: взять такого персонажа, потом превратить его в борга, а затем превратить обратно, но теперь уже сделав гораздо более человечным, чем он казался ранее».

Рональд Д. Мур: «Мой любимый момент этой серии начинается, когда мы в первый раз видим Патрика в костюме борга. Когда он смотрит в камеру и говорит прямо в лицо зрителю: «Я — Локутус». Это по-настоящему шокирующий момент. Вы понимаете, что шоу пошло совершенно другим путем, чем вы ожидали. Вы осознаете это, а потом через некоторое время понимаете, что Вам это нравится. Wow, вот это действительно разрыв шаблона.»

И не только разрыв, основанный на разрушении зрительских ожиданий, но и колоссальный прорыв для всего сериала в целом. За 3 сезона существования в телевизионном эфире, TNG собирал отличные рейтинги, но при этом мало кто из зрителей воспринимал его хоть сколь-нибудь всерьез. В отличие от несомненно культового оригинала, где с рейтингами все обстояло не столь гладко, зато практически каждый эпизод провоцировал публичные дискуссии: TOS постоянно обсуждали по другим каналам, в газетах и радиопередачах, многие решения создателей касались настолько спорными, что ненавистники без устали строчили кляузы руководству телекомпании с требованием немедленно закрыть закрыть закрыыыыыыыть. Это был сериал, который постоянно вызывал очень громкий общественный резонанс, в то время как «Следующее поколение» изначально представляло интерес исключительно для поклонников самого «Стар Трека» и всего жанра научной фантастики.

Рональд Д. Мур: «Люди часто забывают, что поначалу TNG вообще не воспринимали за полноценный «Стар Трек». Первые сезоны разделили фанатов на два враждующих лагеря. Вы могли поехать на конвенцию поклонников «Стар трека» и купить там футболки с изображением капитана Кирка и огромной надписью: «Я — настоящий треккер. Забудьте о существовании лысого парня». В то время мы считались «Стар треком» второго уровня. И когда вышел «Best of Both Worlds» сериал вдруг оказался в самом центре внимания. О нас заговорили люди, которые даже не являлись поклонниками TNG, о сериале начала писать практически вся пресса в стране. И все пребывали в настоящем напряжении: что же случится с Пикаром?

Двухсерийная арка «The Best of Both Worlds» стала поворотным моментом в истории не только TNG, но и всего «Стар Трека». Дальнейшая судьба Пикара стала темой для оживленных разговоров, причем даже среди людей, которые никогда не интересовались фантастикой и не знали имени этого персонажа. Летом 1990 года сюжетный поворот с «тем лысым парнем, который потом засиял лампочками» затмил собой не только политические дебаты, но и обсуждение тогдашних чемпионатов по бейсболу и американскому футболу. И это был тот самый момент, когда история из жизни выдуманных парней и девушек, летающих по нарисованному космосу внутри железной бандуры с крылышками и живущих в мире родденберриевских фантазий, наконец-то подобрала ключ к сердцу и разуму простых зрителей, из тех, кто всегда предпочитал смотреть «Даллас» вместо «Сумеречной зоны». И если финал 1 части сумел заставить говорить о себе даже тех людей, которые ранее никогда не интересовались сериалом, можете себе представить, что в это время творилось в лагере тех, кто являлся его преданными фанатами:

Джордан Хоффман, критик и активный член трековского комьюнити: «Поклонники помоложе не понимают, какое значение для TNG имел тот факт, что это был сериал, распространяемый на условиях телевизионной синдикации. Это значит, что один и тот же эпизод могли транслировать в разное время по совершенно разным телеканалам. Я в то время жил в Нью-Йорке и специально ездил к моей бабушке в Джерси, ведь таким образом я смог посмотреть ту серию целых три раза за одну неделю. И я переживал этот момент с «Продолжением следует» снова и снова.

Патрик Стюарт в роли Locutus of Borg в эпизоде The Best of Both World, part I (s03e26)

В телевизионном мире клифхангер считается одним из наиболее простых и в то же время эффективных способов привлечения зрительского внимания. Ты выпускаешь пулю в ключевого персонажа или просто оставляешь его болтаться на скале, удерживаясь одной рукой за поверхность (причем, в буквальном смысле, ведь одно из прямых значений английского слова cliffhanger — скалолаз). Однако сам прием является всего-лишь началом шахматной партии, которой обязательно требуется соответствующее завершение: если в конце серии показать пулю, которая летит в направлении героя, а следующий эпизод начать с кадра, в котором она просто пролетает мимо, весь эффект от клифхангера будет сведен к нулю, и мимолетный всплеск внимания со стороны зрителей закончится столь же быстро, как начался. Но в случае с клифхангером из «The Best of Both Worlds» вся сложность заключалась в том, что первая часть эпизода писалась Пиллером фактически вслепую.

Рональд Д. Мур: «Когда Майкл написал первую часть, он сказал: «Я понятия не имею, как нам закончить эту историю. Мы закончим серию клиффхангером и о дальнейшем разрешении ситуации задумаемся лишь, когда начнем работу над четвертым сезоном.» Потом собрали команду сценаристов для нового сезона, и среди них я был единственным, кто остался после третьего. Мы сели все вместе, и Майкл сказал: «Хорошо. Я не знаю, куда это нас заведет, но давайте попробуем как-нибудь выпутаться их тупика, в который мы себя сами загнали».

Разрешение ситуации с Пикаром вызвало такой ажиотаж, что для сохранения в секретности от широких масс, все экземпляры сценария второй части сценария «The Best of Both Worlds» были помечены особыми водяными знаками. Пиллер и другие члены креативной группы поначалу планировали сделать арку, состоящую из трех связных между собой эпизодов: вторая часть TBoBW должна была включать в себя масштабную битву между Звездным Флотом и кубами боргов за космическую систему Wolf 359, но от этой идеи пришлось отказаться по двум причинам. Первая — разумеется, деньги: несмотря на то, что TNG был едва ли не самым дорогим телепроектом своего времени, до бюджетов Лукаса и старших товарищей, бороздящих просторы космоса на большом экране, ему было очень и очень далеко. Вторая причина заключалась в том, что Родденберри был категорически против растягивания одной истории на целых три серии. Собственно говоря, он неприятно морщился даже от наличия в сезонах двухсерийных арок потому, что как и любой продюсер и сценарист, начинавший свою карьеру на телевидении еще на заре 50-х, Родденберри просто не мог представить себе иной формы повествования, кроме классической схемы: один эпизод — одна история. В 60-е годы все телеканалы показывали эпизоды в произвольном порядке, чем надолго отучили сценаристов писать длинные истории с продолжениями. И воспитанный на этих суровых реалиях, Родденберри до самого конца карьеры придерживался все тех же правил: если сценарий не может рассказать историю за 40 минут экранного времени, значит это плохой сценарий, и его автора нужно гнать в шею. И любые приводимые сценаристами аргументы «за» вроде примеров с британскими фантастическими сериалами «Blake 7» и «Доктор Кто» не оказывали на демиурга StarTrekversа никакого эффекта, поэтому все 7 сезонов «Следующего поколения» пройдут под негласным девизом: никаких длинных арок, никакого сквозного сюжета». Видимо даже у тех людей, которые считаются новаторами и жанровыми революционерами, присутствует их собственное «слепое пятно».

Четвертый сезон TNG стартовал в американском телеэфире 24 сентября 1990 года с демонстрации второй части «Лучшего из обоих миров» (кстати говоря, в 2009 журнал TV Guide поставил обе половинки истории на 36 место в сотне лучших эпизодов за всю историю американского телевидения). Масштаб действия был урезан из-за бюджетных ограничений, а итоговое разрешение ситуации сильно напоминало классический прием deus ex machina , но все это уже было не столь важно, ведь следом за второй частью про «лысого парня с красным фонариком» в эфир вышел эпизод «Family» (S04E02), который стал самым важным сегментом в раскрытии Пикара как персонажа и одним из ключевых моментов в истории всей телевизионной фантастики. Здесь нет ни космических исследований, ни приключений, ни контактов с инопланетными цивилизациями, просто после превращения из Локутуса обратно в Пикара, герой Стюарта возвращается на Землю в свою родную деревню, где проводит время в компании семьи своего брата. Важность этого эпизода заключается в том, что впервые за всю историю сериала образ сурового капитана трескается, и под его осколками зритель видит настоящего Пикара: идеально правильный Гражданин Галактики впервые снимает свою униформу и под ней скрывается совершенно обычный человек, который смеется и плачет, испытывает различные эмоции и с неуверенностью смотрит в собственное будущее. Внутренний мир идеального сверхсущества из XXIV столетия на поверку оказывается таким же точно, как и у простых зрителей, рожденных во второй половине века XX, и отринув разделяющие их вехи технического прогресса, звездолеты, фазеры и прочую непонятную техническую фиговину, герой и его аудитория впервые приходят к полному взаимопониманию. Значение этого эпизода невозможно переоценить, ведь это по сути первый раз в истории кино и телевидения, когда простому зрителю дают возможность отождествить себя с героем из далекого будущего. Люк Скайуокер владеет неподвластной посторонним джедайской магией, Хан Соло играючи управляет неповоротливой звездной махиной, от одного вида внутренностей которой полезут на лоб глаза у любого современного инженера. А Пикар — вот он весь прямо перед вами: валяется в грязи, работает в поле, предъявляет брату претензии на старые детские обиды. Однако именно это обстоятельство вызвало бурный протест со стороны самого Родденберри:

Рональд Д. Мур: «Из-за сценария «Семьи» у нас разгорелась настоящая борьба. Родденберри ненавидел его. Он хотел избавиться от него. Это была моя единственная встреча с Джином, когда я, Пиллер и Рик Берман приехали к нему в офис, и Джин просто сказал: «это не 24 век. Конфликт братьев отражает устаревшие отношения, которые есть сейчас, но их не будет в 24 столетии. К тому времени, человечество навсегда избавится от подобных проблем. Я ненавижу этот сценарий». И я тогда был еще совсем зеленым автором, поэтому от столь жесткой критики мне показалось, что моя сценарная карьера только что умерла. Но мы вышли из кабинета Родденберри, и я спросил у Майкла с Риком: «Что же мне делать дальше?». И Майкл ответил: «Просто иди дописывай свою историю, а мы пока здесь немного поработаем с Джином». И это был последний раз, когда я слышал какие-либо претензии от Джина. Не знаю, как им удалось его переубедить, но эпизод был снят и показан по телевидению.»

«Семья» — один из наиболее важных эпизодов в истории Трекверса, поскольку он впервые демонстрирует зрителю изнанку родденберриевской утопии. Он показывает, что выстроенное общество светлого завтра является прежде всего результатом долгих волевых усилий всех членов земного сообщества, а не результатом сверхспособностей, возникших в результате случайной генетической мутации, когда все люди на Земле ВНЕЗАПНО проснулись, и в один прекрасный миг ВДРУГ решили, что война это плохо. Показав внутреннюю борьбу Пикара и те усилия, которые приходится приложить внешне идеальному человеку для того, чтобы собрать себя по крупицам после тяжелой моральной травмы, Мур не просто приблизил героев к собственной аудитории, но и поднял драматургическую планку сериала на качественно новый уровень. Отныне сериал не будет стесняться драматических ситуаций, открытого проявления эмоций или использования на полную катушку блестящего актерского таланта Патрика Стюарта, что в свою очередь приведет к созданию таких великолепных эпизодов как «The Inner Light» (S05E25) и «Chain of Command, Part I and II» (S06 E10-11). И очень жаль, что этого не осознавал сам великий Родденберри.

Джин Родденберри и Джонатан Фрейкс на съемках эпизода «Future Imperfect» (s04e08)

Именно после финала третьего сезона TNG начинает превращаться в настоящий культурный феномен. Растет количество и популярность книг, издаваемых о приключениях пикаровского экипажа, не говоря уж о фанатских конвенциях, аудитория которых с каждым годом неуклонно разрастается.

Патрик Стюарт: «Во время съемок первых сезонов меня постоянно приглашали принять участие в каких-то конвенциях, но я всегда отказывался, так как просто не понимал, что это такое. И вот, после производства третьего, меня официально пригласили принять участие в фанатской конвенции, проходящей в Денвере. Меня прямо из аэропорта привезли в нужное место, провели через черный ход, а потом предупредили: «Ваш выход через 10 минут». И я спросил: «Хорошо, а в зале вообще хоть кто-нибудь есть?». Я спрашивал на полном серьезе. И вот я вышел на сцену и в тот самый момент впервые в жизни понял, что чувствовали Битлз на стадионе Ши. Зал был набит битком, и все присутствующие в нем были очень рады меня видеть».

И даже более того: растущая с каждым сезоном популярность TNG оказалась той самой спасительной соломинкой, не позволившей утонуть кинофраншизе более старших товарищей в лице Кирка и Спока, которая после сокрушительного провала фильма 1989 года «Звездный путь V: Последний рубеж» переживала совсем не лучшие времена. Голливудская фортуна в очередной раз показала себя вертлявой изменчивой стервой, все былые кассовые успехи оказались мигом забыты, и в руководстве «Парамаунт» стали открыто поговаривать о том, что «Стар трек» уже полностью себя изжил. Однако пример с TNG легко опровергал этот тезис, ведь количество поклонников телешоу наоборот увеличивалось: так может, изжил себя не весь «Трек», а только тот, что повествовал о приключениях Кирка и Спока? Именно в это время среди руководства «Парамаунт» впервые возникает идея заменить постаревший экипаж «Энтепрайза NCC-1701 посвежевшей и на тот момент гораздо более популярной командой звездолета NCC-1701-D. Но учитывая график производства новых сезонов, у актеров и создателей сериала просто не было времени работать над полнометражкой, поэтому эту затею решено было переложить в (не самый) долгий ящик и дать команде Джеймса Тиберия последнюю возможность попрощаться с их преданными поклонниками («Звездный путь VI: Неоткрытая страна»). Таким образом, можно констатировать, что к осени 1990 года известность спин-оффа значительно превзошла популярность самого оригинала.

Так почему The Original Series просуществовал всего-лишь 3 сезона, в то время как TNG продержался 7 лет и закончил эфирную гонку с результатом в 176 эпизодов, что на 97 серий больше, чем у оригинального сериала?

Во-первых, это конечно, несравненно более удачное время для выхода. В 1966 году TOS мчался впереди паровоза истории, многие из его идей зрители и коллеги по цеху осознают лишь со временем, и на переосмысление уйдет более 10 лет, вплоть до появления в кинотеатрах лукасовской «Новой надежды». TOS в какой-то степени напоминал артподготовку перед успешным сражением, он подготовил зрителя к выдвижению основных войск и дал время хорошенько обдумать стратегию. Именно благодаря ему, зерно лукасовских нетленок упало в уже подготовленную почву, и одним из первых ростков, что взошли на этой грядке и стал TNG. Эпоха 70-80-х годов медленно, но верно перестраивала сознание массового зрителя, внушая ему, что фантастика — не макулатура для маленьких детей, а вполне серьезная литература; что комиксы — это не просто картинки с вываливающимися изо ртов героев облачками с дурацкими надписями, а полноценный вид массового искусства. И именно здесь из земли показались корни «Следующего поколения» и довершили разрыв всевозможных шаблонов, доказав, что и телевидение — приют не только для убогих мыльных опер, и телевизионная фантастика может оказаться столь же захватывающей и разнообразной, как и картины с участием «старших братьев». Неплохо для одного телешоу из синдикации?

Во-вторых, уже упоминавшаяся мной ранее открытая сценарная политика. «Следующее поколение» стало первым сериалом в истории, который сочиняли сами поклонники. Это помогло шоу максимально сократить дистанцию между создателями и зрителями.

В-третьих, это идея голографической палубы (ака голодек). Это изобретение впервые появилось еще в недолго просуществовавшем мультсериале Star Trek: The Animated Series, но тогда авторы не смогли ее реализовать нужным образом. В концепции сериала, голографическая палуба — это место для отдыха экипажа, где члены команды разыгрывают истории из жизни любимых книжных и кинематографических персонажей. Дэйта в роли Шерлока Холмса, Пикар в роли Филлипа Марлоу из чандлеровского «Долгого прощания», Райкер в роли Робин Гуда, Ворф в роли бандита из классических вестернов и т.д. Однако на самом деле, эпизоды из голопалубы — это отдых прежде всего для самих зрителей: возможность перевести дух от больших космических приключений, с других планет вернуться к чему-то более спокойному и привычному, ведь большинство серий с использованием голодека предназначены в основном для comic relief. Впоследствии, с появлением еще двух спин-оффов — «Далекого космоса 9» и «Вояджера» идея голопалубы продолжит развиваться, пополнив ряд пародийных зарисовок фантастическими фильмами 50-х, викторианскими романами и картинами о Джеймсе Бонде. Но как говаривал рассказчик в финале одного культового фильма: «это уже совсем другая история...»

Брэннон Брага: «Голопалуба была величайшим изобретением, придуманным Джином для «Следующего поколения».


В-четвертых, игра актеров. Только поймите меня правильно: Уильям Шатнер — прекрасный актер, и представить в роли Кирка кого-либо другого будет действительно сложно. Однако в отличие от чисто телевизионного Шатнера, Патрик Стюарт был актером совершенно иного уровня, за плечами которого была выучка Королевского Шекспировского театра и огромное количество сыгранных трагедий. Поначалу члены съемочной группы подшучивали над этим фактом, во время съемок первого сезона к двери гримерки Стюарта кто-то даже приклеил бумажку «Beware: Unknown British Shakespearian actor!» (Осторожно: Неизвестный британский актер Шекспировского Театра»). Даже сами Родденберри и Берман, когда нанимали Стюарта на работу не представляли, насколько мощный драматический потенциал таится в исполнителе главной роли, а другие авторы поначалу просто боялись использовать его на полную катушку. Человеком, который первым догадался приоткрыть дверь и выпустить наружу весь актерский потенциал Патрика стал Майкл Пиллер в обеих частях «The Best of Both Worlds», и эта дверь уже больше не закрывалась вплоть до самого финала сериала. Если Шатнер отдавал своему персонажу все, что умел, но так ни разу не вышел за рамки образа, написанного Родденберри, то Стюарт делал гораздо больше, и за счет его прекрасных навыков и огромного актерского опыта, Пикар получался гораздо глубже и многограннее, чем персонаж, написанный в сценарии.

В-пятых, это гораздо более глубокая проработка научно-фантастического сеттинга. Как бы Родденберри не противился внедрению в сериал отдельных серий, посвященных клингонам, это все же произошло. Данными эпизодами преимущественно занимался все тот же Рональд Мур, который за это даже получил от других сценаристов специальное прозвище «the Klingon guy». Однако начав разработку Ворфа как персонажа в эпизоде «Sins of the Father» (S03e17), Мур очень быстро понял, что несмотря на огромную популярность этой расы среди трековских фанатов, все знания о клингонах исчерпываются лишь их внешним обликом, воинственным нравом и любимым оружием. Правда, был еще т.н. «клингонский язык», который специально для первого полнометражного фильма был специально разработан известным лингвистом Марком Окрандом, но какой смысл от целого языка, если зрители практически ничего не знают об их обычаях и местной культуре? И Муру пришлось восстанавливать эти пробелы с нуля: быт их родной планеты, общественная иерархия, всевозможные обычаи и ритуалы — все эти элементы, которые впоследствии будут использованы во всех сериалах-спиноффах и неисчислимом количестве романов и комиксов, были разработаны им фактически в одиночку. А следом за Муром подобную работу проделают и другие авторы уже в отношении Альянса Ференги, планеты Бэйджор, Кардассии, Ромуланский империи и т.д. и т.п. В отличие от тех же «Звездных войн», авторам которых просто нравилось экспериментировать с аниматронными спецэффектами и мимолетно демонстрировать в кадре всевозможных экзотических существ, в TNG практически каждая инопланетная раса имела свою проработанную историю. И такая полнейшая экзотика, как Институт Изучения Клингонского Языка, самоучитель клингонского или даже отдельная Википедия на великом и могучем клингонском, никогда бы не появились на свет без TNG и Мура с его кропотливыми культурными изысканиями. Иными словами, доктор Шелдон Купер был бы очень расстроен.

Каст TNG, Джин Родденберри Рик Берман и Майкл Пиллер на съемках юбилейного сотого эпизода «Redemption, part II» (S05s01)

21 сентября 1991 года с эпизода «Redemption, part II» (S05s01) стартовал пятый сезон «Следующего поколения». Начало съемок этой серии отмечали как настоящий праздник, ведь это был юбилейный сотый эпизод. По такому случаю испекли огромный торт, а на съемочную площадку заглянул сам Родденберри. Несмотря на то, что в то время у него уже были серьезные проблемы со здоровьем, и он не выходил из дома без кислородного баллона, создатель телевселенной не хотел никого грузить своими проблемами и искренне радовался юбилею вместе с остальными членами съемочной группы. Тогда актеры не могли даже представить, что видят его в последний раз — 24 октября 1991 года автора сериала не стало.

Сьюзен Сэкетт: «Мы были на съемках, когда сразу после ланча Майкл Пиллер попросил всю съемочную группу сериала подняться в его офис. Я сразу поняла, что что-то случилось, у меня было очень нехорошее предчувствие по этому поводу. И тогда он объявил всем нам, что Джин умер.

Несмотря на все противоречия, возникшие на съемках TOS и TNG, до самых последних дней своей жизни Родденберри оставался мозговым центром придуманной им вселенной. Автор, опередивший свое время. Человек, осмелившийся плюнуть на примитивные стереотипы и выведший из обывательского болота за собой целый отдельный жанр. И действительно глубокий мыслитель:

Джин Родденберри (из речи перед студентами, 1976 г): Мы хотели сказать, что худшая вещь, которая может случиться со всеми нами в будущем, так это если люди внезапно спрессуются в единую массу, которая будет действовать, говорить, видеть и думать одинаково. Если мы не сможем научиться наслаждаться мелкими различиями, восхищаться ими внутри нашего собственного вида здесь на этой планете, то мы не заслуживаем права выйти в космос и встретить разнообразие, которое там без сомнения есть.

Правда заключается в том, что Родденберри был очень сложным человеком. Некоторые поклонники его буквально обожествляют, сравнивая чуть ли не с философами уровня Махатмы Ганди. Другие — наоборот, при каждом удобном случае стараются развенчать миф о нем, как о великом мудреце, вложившем всю свою душу в придуманную им концепцию утопического будущего. А Истина, как водится, всегда лежит строго по середине:

Дэн Масден, президент официального фэнклуба «Стар Трек»: «Джин однажды сказал мне, что он хотел, чтобы о нём говорили правду, как он выразился «пересчитали все бородавки». После его смерти многие поклонники были безутешны, они просто рыдали в телефонную трубку. Их собственные жизни были настолько переплетены с придуманной им вселенной, что они просто не представляли, как им жить дальше. Но творение Джина будет жить и процветать даже через много-много лет после его смерти.»

К тому моменту вселенная «Стар Трека» уже превратилась в целую индустрию, которая приносила компаниям десятки миллионов, поэтому о том, что все это может закончиться со смертью ее автора не могло быть и речи. На должность куратора телевизионной вселенной Джина был лишь один достойный кандидат — исполнительный продюсер TNG Рик Берман, которого в качестве своего преемника утвердил лично Родденберри.

Рик Берман: «Я думаю, что Джин искренне верил в свою концепцию лучшего будущего для всего человечества. И я думаю, что в какой-то мере я ее унаследовал, поскольку она пунктиром проходит через все те сериалы и фильмы, что мы сделали уже после его кончины».

Патрик Стюарт: «Заменив Джина на его посту, Рик сразу же начал планировать дальнейшее будущее всей франшизы. Он говорил о новых телепроектах и полнометражных кинокартинах. Он постоянно делился с нами своими мыслями и творческими планами, чего Джин никогда не делал».

Как сказал бы на чистом французском сам капитан Пикар: «Le Roi est mort, vive le Roi!".


Леонард Нимой в роли Спока и Дениз Кросби в роли Селы на съемках эпизода «Unification II» (s05e08)

И так уж получилось, что первое полноценное пересечение двух телесериалов трековской франшизы произошло лишь после смерти ее создателя. В декабре 1991 года в прокат выходил последний фильм о команде Кирка — «Star Trek VI: The Undiscovered Country», и чиновникам «Парамаунт», которые были сильно обеспокоены тем, как бы он не повторил позорную судьбу своего предшественника, пришла в голову идея сделать двухсерийный кроссовер между двумя экипажами «Энтерпрайза». Правда, события фильма и сериала отделяют друг от друга почти 70 лет, ну да это не беда — у вас же есть этот парень с длинными ушами — да, именно Спок! Так вот, мы где-то слышали, что он вроде как бессмертный! Таким образом, Леонард Нимой появился в роли посла Спока в двухсерийной арке «Unification I- II» (s05e08-09), где присутствует даже небольшая отсылка к сюжету «Неоткрытой страны». Однако он не был первым членом основного каста TOS, который появился в кадре «Следующего поколения»; в этом вопросе пальма первенства принадлежит ДеФорресту Келли, который исполнил в «Оригинальных сериях» роль доктора Леонарда Маккоя: в пилотной серии TNG он сыграл роль старого адмирала, о котором заботится Дэйта, причем в таком гриме, что большинство фанатов даже не поняли, что перед ними находится сам великий Боунз!

Леонард Нимой о своем участии в «Unification»: «В этой истории Спок играет роль не просто бессмысленного камео, вокруг него строится весь сюжет. Для меня как актера это был уникальный шанс заглянуть в будущее своего персонажа и увидеть, чем он будет заниматься через 75 лет после событий последнего фильма. Съемки в этом шоу подарили мне чувство глубокого внутреннего удовлетворения. В конце концов, 25 лет назад моя актерская карьера началась именно с этого персонажа, сыгранного на телевидении, и теперь этот круг замкнулся.»

Третьим и последним появлением актеров из TOS на съемочной площадке TNG станет участие Джеймса Духана (он же главный инженер «Энтепрайза» Скотт «Скотти» Монтгромери) в эпизоде «Relics» (S06E04). Однако поток камео знаменитостей на этом отнюдь не иссяк. Если внимательно присмотреться к исполнителям ролей второго и даже третьего плана, то можно встретить немало знакомых лиц: звезда популярнейших в то время ситкомов Cheers и Frasier Келси Граммер, звезда NBA Джеймс Уорти, Фамке Янсен,Эшли Джадд, совсем еще юная Кирстен Данст или например, будущий доктор Келсо из «Клиники». Огромным поклонником TNG являлся голливудский актер Робин Уильямс, который даже собирался поучаствовать в съемках любимого сериала, сыграв роль межвременного авантюриста Берлингоффа Расмуссена в эпизоде A Matter of Time (S05E09) однако съемки спилберговского «Хука» очень некстати затянулись, в итоге роль исполнил канадский актер Мэтт Фрюер. На момент выхода трансляции сериала самой большой звездой, участвовавшей в съемках TNG считалась Вупи Голдберг, которая сыграла роль Гуинан в 28 эпизодах, чем привлекла к сериалу дополнительное внимание со стороны массового зрителя. Актриса рассказывала, что являлась огромной поклонницей «Оригинального сериала» и приняла решение посвятить себя актерской профессии, впервые увидев на экране Нишель Николс, которая исполняла роль лейтенанта Ухуры. Поэтому, когда она услышала о том, что собираются снимать новый сериал, то сама позвонила на студию «Парамаунт» и предложила свои услуги. Популярность Голдберг на тот момент была столь велика, что секретарша главы телевизионного подразделения студии Джона Пайка даже повесила трубку, решив, что ее разыгрывают! Однако приз за самое странное камео за всю историю «Следующего поколения» достается британскому барабанщику Мику Флитвуду, бессменному лидеру популярной в 70-е годы рок-группы «Fleetwood Mac», из которого гримеры сериала решили сотворить форменное нечто, причем в самом прямом смысле этого слова.

Брент Спайнер: «Знаете, за что я люблю Стар трек? У нас в прошлом году была серия, в которой Мик Флитвуд появился на экране в виде инопланетянина с огромной рыбьей головой, причем о внешнем облике пришельца в сценарии не было сказано ни единого слова».

Еще одной характерной чертой «Следующего поколения» стал т.н. «технотреп» ака technobabble trekspeak. «Технотрепом» называет прием, когда персонажи фильма увлеченно обсуждают то, чего в природе не существует, из серии «А подайте ка мне тот триплсинхроквазотрон, а теперь с его помощью мы постараемся высвободить весь оставшийся тринилэтилфенилдебил и зарядить им синюю в желтую крапинку бериллиевую матрицу». Дабы Вам стало понятно, о чем именно идет речь в контексте сериала, приведу небольшой отрывок из репортажа со съемок пятого сезона TNG, опубликованного в американском еженедельнике «Entertainment Weekly»:

«Актриса Гейтс Макфадден расхаживает по съемочной площадке, заучивая реплики своей героини Беверли Крашер: «Я зафиксировала незначительные колебания окружающих визуальных рецепторов. Визуальные рецепторы? « она проверяет сценарий — «Я зафиксировала незначительные колебания окружающего декионного поля». Закрывает сценарий. «Боже, как же я ненавижу этот технотреп. Должна существовать специальная номинация «Эмми» за заучивание подобных терминов».

Technobabble Trekspeak впервые возник в сценариях TNG, дабы предать миру сериала большую убедительность и поначалу его концентрация в сюжетах была относительно небольшой. Однако со временем авторы стали выстраивать вокруг этих терминов целые серии, и тогда зрителям стало совсем не до смеха. Когда герои начали на полном серьезе обсуждать чертежи варп-двигателей или устройства телепортов, технотреп утратил свою первоначальную функцию и превратился в ее полную анти-тезу: убедительность псевдонаучных диалогов мигом мутировала до уровня циркового аттракциона, когда два ребенка изъясняются друг с другом на выдуманном ими языке. Но справедливости ради, необходимо отметить, что проблема «технотрепа» достигнет своей критической массы значительно позже окончания «Следующего поколения» — самый пик этой сценарно-сюжетной катастрофы застанут лишь максимально терпеливые поклонники «Вояджера» и «Энтерпрайза».

Брент Спайнер в роли Дэйты и профессор Стивен Хоукинг на съемках эпизода Descent part I (s06e26)

Пятый сезон TNG подарил поклонникам пронзительную летопись угасшей инопланетной цивилизации в эпизоде «The Inner Light» (S05E25) (получившем свое название в честь одноименной песни The Beatles), который пополнил копилку наград сериала первой премией «Хьюго» за лучшую художественную постановку. Однако вскоре после этого, руководство «Парамаунт» решило, что одного телевизионного «Стар трека» им маловато будет. Поэтому первая половина шестого сезона TNG представляет собой по сути одну большую взлетную площадку для запуска сериала-спиноффа «Дальний космос 9» — первого и к превеликому сожалению, далеко не последнего. Для поэтапного введения зрителей в предысторию «Дальнего космоса», в шестой сезон вкрутили тему освобождения планеты Бэйджор от войск Кардассианской Империи, которая в сеттинге СТ олицетворяет собой собирательный образ всех тоталитарных режимов XX века. Также специально для спиноффа в шестой сезон ввели нового сквозного персонажа — бэйджорку энсин Ро Ларен в исполнении Мишель Форбс, которая должна была стать одной из главных героинь «Deep Space 9», но в последний момент актриса отказалась от данного предложения, так как не хотела связывать себя долгосрочными обязательствами с телевидением.

Однако подлинной кульминацией подготовки к запуску «Дальнего космоса» можно по праву считать двухсерийную арку «Chain of Command, Part I and II» (S06 E10-11), в которой каноны родденберриевской вселенной впервые дали серьезную трещину. По сюжету Пикара отправляют с секретным заданием в тыл Кардассианской империи, но миссия проваливается, и капитан «Энтерпрайза» попадает в плен. Центральное место арки занимает допрос Пикара кардассианским офицером Галом Модредом в исполнении британца Дэвида Уорнера, который из обычной рутины превратился в поединок двух шекспировских персонажей, причем в буквальном смысле слова, ведь оба актера в свое время начинали свою карьеру с одной и той же театральной постановки «Гамлета». Суть эпизода довольно проста: ловко манипулируя сознанием пленника, поочередно применяя к нему такие средства как дезориентацию, ложь, унижение и грубое физическое воздействие, Модред планирует сломать Пикара. Символом произошедшего слома должна стать совсем незначительная ложь: над столом в кабинете Модреда висит светильник с четырьмя лампами, но в подтверждение своей полной капитуляции перед противником, герой Стюарта должен признать, что видит перед собой их не четыре, а пять. В перерывах между сценами допроса нам показывают «Энтерпрайз» и Райкера, который в этом эпизоде вынужден решить, что ему важнее: привязанность к Пикару или строгое повиновение приказам Звездного Флота, однако зрителю это неважно, ведь все его внимание приковано к актерскому поединку между аксакалами британской театральной сцены. «Chain of Command» стал одним из первых эпизодов Трека, который разрушил родденберриевскую аксиому, заложенную им в фундамент вселенной еще при создании «Оригинальных серий»: враждебных цивилизаций не бывает, встречаются лишь отдельные враждебные особи. Кардассианская империя из «Chain of Command» камня на камне не оставляет от этого утверждения: пока одни ее представители мухлюют перед лицом Звездного флота и идут на откровенный подлог, палач Модред пытает невиновного человека в той же комнате, где за пять минут до этого играла в кубики его маленькая дочь. И это не отдельные враждебные особи, а целая система, которая полностью построена на распространении лжи и насилии. Получается, что Родденберри ошибался?

Начиная с эпохи комиксов о Флэше Гордоне, космическая фантастика считалась несерьезным жанром, что и неудивительно, ведь на фоне карикатурно выглядящих имперских штурмовиков из «Звездных войн», любые намеки в сторону реальных пыток и концентрационных лагерей воспринимались бы столь же уместно, как кадры из порнофильма в мультсериале о Барби. Первыми, кто осмелился привнести в свою выдуманную вселенную невыдуманное реальное зло стали именно авторы шестого сезона TNG, и после этого эпизода, мир, который придумал Джин больше никогда не станет таким как прежде. Однако, как и в случае с «Семьей», разрушение канона происходит не просто так, а выступает в роли своеобразного трамплина, который поднимает сериал на новую, доселе невиданную драматургическую высоту. Впервые за всю историю существования трековской вселенной, авторы задаются вопросом: «а что если идеальный человек из светлого будущего, наделенный высочайшим чувством морали будет вынужден вступить в прямое противодействие с теми, у кого любые представления о морали вообще отсутствуют?». И что могло бы дальше произойти с Пикаром, если бы хитрый маневр его друзей не увенчался успехом — через какое именно время гражданин утопической Федерации будущего наконец признался бы, что видит перед собой не четыре, а пять, шесть, семь, а затем и восемь огней и после этого выложил своим мучителям все, что они от него хотели услышать? Но финальная точка вовремя обрывает эпизод, заставляя эти вопросы бесконечным хороводом прокручиваться в голове впечатлённого зрителя. И после окончания последней сцены, в голове еще долго будут звенеть четыре английских слова: «There Are... Four Lights».

TNG — это идеальное воплощение настоящей командной работы, где каждый член экипажа играет роль важного винтика в огромном механизме «Энтерпрайза». Андроид Дэйта занимается научными вопросами, доктор Бэверли Крашер — медицинскими, советник Диана Трой — дипломатией и коммуникацией с неизвестными инопланетными видами, Ла Форж возглавляет инженерную службу звездолета, Ворф — службу безопасности. За все время существования сериала был лишь один центральный персонаж, которому так и не удалось найти четкого места в иерархии TNG — энсин Уэсли Крашер, юный и чрезмерно любознательный вундеркинд, словно переехавший во вселенную Трека из типичного детского сериала про озорного малолетнего гения наподобие вот этого. С самого первого сезона главная и единственная проблема Уэсли заключалась в том, что он был... просто не нужен. Его образ гиперактивного назойливого подростка впервые начал утомлять еще во второй серии, и даже когда, начиная с третьего сезона авторы стали копаться в характерах всех членов «Энтерпрайза», Уэсли и здесь остался в пролете, ибо его характер был очевиден еще с премьеры пилота и ему просто некуда было эволюционировать. Сценаристы приходили и уходили, но никто из них не представлял толком, что им делать с этим заносчивым юношей, поэтому на протяжении первых четырех сезонов Уэсли просто был. Вот сцена, в которой Уэсли сидит за штурвалом звездолета, а следом идет эпизод, где Уэсли доверили сказать целую фразу (которую мог произнести любой другой персонаж), а вот Уэсли исчез и больше не появится до самого конца эпизода, да и слава Богу! Потому, что по мнению большинства поклонников TNG, единственная цель существования Уэсли Крашера заключалась в том, чтобы раздражать и доводить их до белого каления. На самом деле, это конечно не так, просто сам персонаж был разработан еще в то время, когда планировалось, что TNG станет спиноффом «Оригинальных серий», предназначенным исключительно для детей. Но концепция сериала со временем сильно поменялась, идеи заигрывания с детской аудиторией ушли в далекое прошлое, местами даже обнажилась нешуточная драма, а Уэсли остался; словно о не вовремя задремавшем персонаже Эльдара Рязанова из «Гаража» о нем просто забыли. Собственно говоря, единственная причина столь долгого существования в сериале персонажа, который не имел никакого развития и большую часть своего пребывания на экране путался у всех под ногами, заключалась в том, что Крашер являлся одной из составляющих авторской концепции Родденберри, которая в то время считалась неприкосновенной. Никто из сценаристов просто не осмеливался подойти к Джину и прямо сказать: «Знаете, мы просто не знаем, что нам делать с этим героем. давайте его просто выбросим в открытый космос или оставим на необитаемой планете». И непонятно, сколько бы еще могла продолжаться ситуация с Уэсли, если бы исполнитель этой роли Уил Уитон в конце четвертого сезона не принял решение добровольно покинуть основной каст сериала. Официальной причиной его ухода была попытка выстроить карьеру в Голливуде, но на самом деле актер просто не выдержал огромного прессинга со стороны фанатов:

Уил Уитон, исполнитель роли Уэсли Крашера: «Многие фанаты сериала были просто счастливы, когда я покинул шоу. Они ненавидели Уэсли, им была противна сама мысль о подростке, находящемся на капитанском мостике звезодолета. На одной из фанатской конвенций мне сказали: «Мы хотим, чтоб ты умер». Потом я принимал участие в еще одной конвенции в Лос-Анджелесе, так там была целая панель с названием «Решение проблемы с Уэсли». Представляете, целая панель!»

Патрик Стюарт пробует себя в роли режиссера

К началу седьмого сезона TNG являлся одним из самых просматриваемых сериалов на американском телевидении; общее количество зрителей по всем телесетям, приобретавшим шоу на условиях синдикации варьировалось 15 до 20 миллионов в неделю. Однако всего через полгода, в январе 1994 года пресс-служба «Парамаунт» сделала заявление, которое имело эффект разорвавшейся бомбы: седьмой сезон «Следующего поколения» станет... последним. Решение о закрытии сериала на самом пике его популярности и по сей день считается одним из наиболее странных событий в истории трековской франшизы. По этому поводу корреспондент Entertainment Weekly писал в мае 1994 года:

Решение «Парамаунт» об отмене сериала выглядит очень странным. «Следующее поколение» на данный момент является самым популярным сериалом, распространяемым с помощью телевизионной синдикации. К тому же, у него уже имеется два ответвления: «Глубокий космос 9» (второй сезон которого как раз транслируется в данный момент) и «Вояджер» (премьера которого состоится в январе 1995 год, на запускаемой в то же время «Парамаунтом» отдельной кабельной телесети). В этот год трековским сериалом отведено более трети всех съемочных павильонов, которыми в данный момент располагает данная студия, что делает эти шоу самой масштабной постановкой со времен картин Сесила Б. Де Милля. Отменить «Следующее поколение» сейчас, когда оно находится на самой вершине популярности? Крайне нелогично.

В не меньшем недоумении пребывали и сами члены съемочной группы:

Джонатан Фрейкс: «У меня есть небольшая теория на этот счет. Я думаю, что отмена сериала связана с тем, что студия не сможет одновременно снимать телешоу и полнометражные кинофильмы, которые уже анонсированы. Я просто не понимаю, почему фильм нужно снимать именно сейчас. Некоторые из нас еще сохраняют надежду, что руководство киностудии все же осознает, насколько много денег для них заработало наше шоу и изменит свое решение».

Рик Берман: «Все, что я могу вам сказать, это то, что идея закрыть сериал после седьмого сезона появилась у Парамаунт еще несколько лет назад. Этот план обсуждался руководством на протяжении как минимум последних двух лет, то бишь еще задолго до того, как они попросили нас сделать «Вояджер». Просто сами спросите у студии, зачем они это сделали.

Но студия предпочитала ограничиться лишь набором общих высокопарных фраз о том, как они гордятся качеством работы дружной команды сериала, о том, что уходить надо, когда ты сидишь на коне с высоко поднятой головой и прочее бла-бла-бла. Как водится, не получив достоверной информации, фанаты тут же начали строить собственные теории, согласно одной из них инициатива закрытия принадлежала Патрику Стюарту, который просто устал от этой роли. Но на деле, по-настоящему убедительными кажутся лишь два возможных мотива — съемки фильмов и деньги. Причем, если бы речь шла действительно о высвобождении актеров для эксплуатации их образов на большом экране, то для этого совсем не нужно было бы закрывать шоу — достаточно просто сократить сезон до 13 эпизодов, и тогда легко получилось бы совместить и то, и другое. Поэтому, остается лишь одна возможная причина, древняя как сам мир — money money money. Не секрет, что каждый следующий сезон успешного сериала обходится студии дороже предыдущего: чем больше рейтинги, чем больше денег приносит телеканалу отдельно взятое телешоу, тем больше ежегодная прибавка к зарплате, которую требуют себе ведущие актеры, и это вполне естественно. И если взять за основу слова Рика Бермана о том, что студия обсуждала вопрос закрытия TNG на протяжении нескольких лет, но окончательно эта идея дозрела до стадии реализации лишь после того, как они заказали производство второго спиноффа, все сразу становится на свои места. «Вояджер» с самого начала задумывался студией как прямая замена «Следующему поколению», эдакий TNG-lite, где в суповом наборе идет практически все тоже самое, что и у старших собратьев: общий сеттинг, космические корабли, даже те же сценаристы, за вычетом только оборзевших актеров. Однако если таковым был изначальный план студийных чиновников, спустя 20 лет остается лишь констатировать, что он не сработал: у «Вояджера» никогда не было ни таких рейтингов, как у TNG, ни аналогичной популярности среди фанатов. Все-таки, странный народ эти гики — подсовываешь им такое же шоу, как и то, что они любили, только с совершенно другими актерами и гораздо более топорно проработанными персонажами, а они еще носы воротят!

Пока студийные мыслители планировали пожертвовать одной прибылью во имя еще большей, в стане актеров сериала царили тоска и уныние. Телевизионный бизнес зачастую напоминает кривое зеркало, которому невозможно верить: в момент премьеры очередного сериала бывало читаешь о том, как актеры замечательно ладили на съемочной площадке, а потом проходит лет 20 и всплывает вся правда, которую телевизионные пиарщики так долго прятали за сусально-глянцевым образом: эти актеры друг друга ненавидели, а вон тот вообще кидался на своих коллег с ножом, еле отняли. Однако с кастом TNG все обстояло совсем не так, и если в этой насквозь лживой индустрии и существуют реальные примеры того, когда актеры на съемочной площадке настолько сроднились и сдружились, что фактически превратились в отдельную семью, тот это один из них.

Левар Бёртон: «В данный момент мы напоминаем семью, переживающую кризис. Это будет концом нашего семилетнего пребывания вместе. Нельзя завершить подобные отношения, не задев чувств всех, кто все это время находился рядом с тобой. Это будет очень тяжелое расставание.»

Марина Сиртис: «Я думаю, что все мы сейчас просто пытаемся представить, что будем делать вдали друг от друга и нашего шоу. На съемках последних серий было видно, что люди очень сильно переживают эту ситуацию и нередко даже срываются на других. Это что-то вроде защитного механизма, они полагают, что таким образом не почувствуют боли, когда шоу окончится.

Патрик Стюарт и Джонатан Фрейкс на съемках финального эпизода «All Good Things...» (s07e25-26)

Теперь, когда закрытие сериала уже было официально анонсировано, предстояла самая сложная часть — завершить историю. «Оригинальные серии» так и не получили внятного финала, их просто сняли с эфира после окончании трансляции третьего сезона. Однако с командой Кирка ситуация была гораздо проще — персонажи практически не развивались, поэтому закруглить историю можно было практически любым эпизодом, который бы завершался очередным прыжком в неизвестное и неизменной фразой «Engage!». Но у «Следующего поколения», несмотря на отсутствие сквозного сюжета оставалось еще довольно много неразрубленных сюжетных концов вроде любовного романа между Райкером и Дианой, и на то, чтобы рассечь их одним сильным ударом, авторам сериала выделялась аж целая арка, состоящая всего-лишь из двух серий. И когда написание этого сценария поручили творческому дуэту из Рональда Мура и Брэннона Браги, оба они поначалу удивились.

Рональд Мур: «Я был очень удивлен этим предложением. Шоураннером сериала был Майкл Пиллер и подразумевалось, что финал напишет именно он. Но известие о закрытии пришло так неожиданно, и в тот момент он был сильно занят со вторым сезоном «Дальнего космоса» и предстоящим запуском «Вояджера», поэтому в один прекрасный момент он просто сказал нам: «Нет, Рон и Бран, я хочу, чтобы финальную серию написали именно вы. Мы были очень польщены.»

И поставленная перед ними задача оказалась гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд: с одной стороны подвести жирную черту над одним из самых популярных сериалов в истории и поставить финальную точку в конце странствий капитана Пикара и его команды, причем сделать это таким образом, чтобы расстроенные известием о закрытии шоу безутешные фанаты вытерли слезы и сказали: «Да, вот это ФИНАЛ!», но с другой — черта должна была быть не особо жирной, а точка — при необходимости переходить в многоточие, ведь к тому моменту в разработке уже находились сразу несколько сценариев полнометражных кинолент, повествующих о дальнейших приключениях наших «финалистов».

Рональд Мур: «Мы с самого начала решили, что это будет серия, посвященная перемещениям во времени. Потом вспомнили о пилотной серии и подумали, что неплохо было бы вернуться к самому началу. И потом, кажется Майкл сказал, что финал должен олицетворять три стадии человеческой жизни.»

Брэннон Брага: «Мы решили, что без участия Q нам здесь просто не обойтись. Благодаря ему и идеям Майка о трех разных фазах одного и того же персонажа, мы получили фактически вариацию на тему «Рождественской песни» Диккенса, только в научно-фантастической обертке.

У соавторов было очень мало времени, чтобы написать финальную историю, ведь параллельно они работали над сценарием первой полнометражной картины «Звездный Путь: Поколения». Только вот, если на создание сценария фильма у них ушел целый год, то финальный эпизод пришлось написать всего-лишь за один месяц. Но несмотря на то, что они блестяще справились с поставленной задачей, настроение все равно было отвратительным.

Рональд Мур: «Финальная серия называется «All Good Things...», это начальная фраза из поговорки «Все хорошее когда-нибудь заканчивается». Но это поговорка была больше про нас самих, чем про наших персонажей. У героев то было все в порядке, они собирались двигаться дальше, а вот наши отношения с шоу заканчивались, как все хорошее.»

Брэннон Брага: «Я помню съемки финального эпизода. Я помню, что на площадке царило грустное настроение. Я помню, что у Марины Сиртис было такое лицо, будто она сейчас заплачет. Во время съемок завершающей сцены за покером, мы постоянно убеждали себя: «Ничего, мы еще сделаем фильм, так что на самом деле это еще не конец. Но аудитория тоже прекрасно знала, что полнометражка выйдет, и все вместе мы четко осознавали, что это совершенно иной опыт и так как раньше уже будет.»

«All Good Things...» вышли в эфир 23 мая 1994 года; этот эпизод и по сей день остается непревзойденным образцом того, как следует завершать длинные научно-фантастические сериалы, и ни «Вавилону 5», ни «Звездному крейсеру «Галактика»", ни другим спиноффам Стар Трека так и не удалось спихнуть его с этого заслуженного пьедестала. Двухсерийная арка длится всего-лишь 92 минуты, но умещает в себе такое количество идей, что их бы хватило сразу на пару полнометражных фильмов. Не впадая в обычные для телеконцовок сюсюканья, финал умудряется одновременно показать нам прошлое, настоящее и будущее: продемонстрировать последствия некоторых решений, что ждут героев за ближайшим поворотом судьбы, а затем, путем обратной эволюции вернуться к тому, с чего все начиналось и на протяжении всех 92 минут экранного времени дивиться тому, как много воды с тех пор утекло и насколько сильно изменился сериал и его герои за прошедшие 7 сезонов. Идеальный оммаж пилотному творению Дороти Фонтаны и Джина Родденберри с вездесущим Q, который стал последним в списке персонажей сериала, кого коснулась личностная эволюция. И вместо заранее прописанного будущего — чистая доска или если хотите, карточный стол, на котором рубашка за рубашкой, каждый открывает свою судьбу. У этого великолепного эпизода есть лишь одна большая беда — его концепцию впоследствии распилили на части, которые в свою очередь позасовывали в разные серии других научно-фантастических сериалов, в особенности это касается более поздних спиноффов самого «Стар Трека». В частности, я могу назвать с десяток серий «Вояджера», которые скомпонованы из частей «All Good Things...», причем преимущественно из разных. Интересно, если из всех этих элементов разных эпизодов собрать одну финальную серию TNG, за это полагается какой-нибудь бонус? Все это конечно совсем не умаляет достоинств самого финала, который одни поклонники считают одним из лучших эпизодов за всю историю «Следующего поколения», а другие — так и вообще самым лучшим. Скажите, Вы можете привести пример хотя бы парочки других сериалов, про которые можно сказать тоже самое?

«All Good Things...» иногда называют пиком всего «Стар Трека», поскольку это был последний эпизод за всю историю франшизы, который удостоился уже второй по счету премии «Хьюго»: ни «Дальнему космосу», ни «Вояджеру», ни тем более «Энтерпрайзу» подобное не удавалось. Однако наиболее важным признанием заслуг этого эпизода стала номинация седьмого сезона TNG на престижную телевизионную премию «Эмми» в категории «лучший драматический сериал». «Ну и что?» — скажете Вы — эка невидаль, какая-то номинация! У всех сезонов «Поколения» в общей сложности уже и так было 18 премий «Эмми», преимущественно за работу художника, музыку, грим и спецэффекты, так что решит еще одна номинация, тем более, что сама премия в тот год ушла к сериалу, название которого сейчас вряд ли кто вспомнит. Нет, Вы не поняли, давайте попробуем еще раз — «лучший драматический сериал». Не лучшую программу для детей, не лучшее комическое шоу для фриков, а именно драматический. Фантастику, которая всего-лишь за 10 лет до этого, считали низким жанром, побратимом эксплуатейшена и прочего треша, впервые признали драмой. Не штампованное шоу о тяжелых буднях полицейских и не очередной сериал про больничку, а историю об отважных исследователях из далекого будущего, которые бороздят просторы вселенной на космическом корабле «Энтерпрайз», то бишь телевизионный аналог pulp fiction, низкопробной дешевой литературы. Большинство фантастов золотого и серебряного века не удостаивались подобной чести — когда они публиковали свои рассказы в дешевых журнальчиках, суровые литературные критики обдавали их лишь холодным презрением. В середине 70-х годов, один знакомый спросил у лауреата премий «Хьюго» и «Небьюла», фантаста Филипа Дика, в каком жанре он пишет свои произведения и услышав ответ, лишь скорчил унылую гримасу: «А что-нибудь серьезное писать не пробовал?». Да, вручение номинации TNG было всего-лишь единовременной благотворительной акцией, рецидива которой мы безуспешно ждем до сих пор. Но главное — не терять надежды, ведь маленький шаг для одного отдельного взятого сериала уже обернулся огромным скачком вперед для целого жанра в целом.

Брэннон Брага: «На сегодняшний день на телевидении представлены абсолютно все доступные жанры: фэнтези, хоррор, научная фантастика, но тогда ничего этого не было. Тогда было только «Следующее поколение». И это был не только первый фантастический сериал, номинированный за лучшую телевизионную драму, но и первое номинированное шоу за всю историю телесиндикации. И эта номинация была очень важна для нас, мы расценивали ее как признание нашей работы. И пусть мы проиграли, но эта номинация стала настоящим заветом нашего сериала. Потому, что это было очень хорошее шоу.»

Уильям Шатнер, Рик Берман и Патрик Стюарт на съемках полнометражного кинофильма «Star Trek: Generations»

Как уже говорилось выше: «Парамаунт» была заинтересована в том, чтобы как можно скорее выпустить экипаж Пикара на большие экраны, поэтому работа над первым полнометражным фильмом началась задолго до окончания самого сериала. Сценарий был заказан Муру и Браге еще за год до окончания работы над TNG, и в определенный период работы, таймлайны этих проектов настолько совпали, что они параллельно работали над сценарием полнометражки и финальной аркой телевизионного шоу:

Рональд Мур: «Были моменты, когда мы начинали работать, а потом внезапно останавливались и спрашивали себя: «Подожди, а над чем именно мы сейчас работаем?» Потому, что у нас было две истории двухчасовой продолжительности, в обеих действие происходило на космическом корабле с участием одних и тех же персонажей. Неудивительно, что в один момент мы начали просто путаться в эпизодах: «Подожди, а эта сцена с Джорди в инженерном отсеке откуда — из фильма или сериала?».

Идея выстроить фильм в виде своеобразной эстафетной палочки, которая по сюжету переходит от команды Кирка к экипажу Пикара принадлежала Рику Берману и в целом была довольно логичной: несмотря на то, что Кирк с друзьями формально попрощались со зрителями еще в финале «Неоткрытой страны», у поклонников все равно остались вопросы о дальнейшей судьбе любимых персонажей. Согласно первоначальной идее в прологе должны были появиться все члены экипажа «классического» «Энтерпрайза»: Кирк, Спок, Маккой, Ухура, Скотти, Чехов и Сулу. Первым от подобного предложения отказался именно исполнитель роли Сулу Джордж Такей: по сюжету его герой должен был принять на себя командование экипажем после исчезновения Кирка, и актер чувствовал, что для его персонажа это будет огромный шаг назад по сравнению с финалом «Неоткрытой страны», где Сулу командовал собственным звездолетом. В результате, каноничного персонажа заменила его «дочь» Демора, на которую авторы просто переписали все реплики, изначально предназначенные Сулу. Леонард Нимой согласился появиться в роли Спока, но лишь при условии, что «Парамаунт» позволит ему поставить фильм (подобное условие уже было выдвинуто им при «воскрешении» Спока в начале 80-х, и тогда это сработало). Однако студия изначально планировала поручить постановку чисто телевизионному режиссеру из числа тех, кто работал над эпизодами «Следующего поколения», это бы позволило серьезно удешевить производство (в итоге им стал постановщик пилота «Дальнего космоса 9» Дэвид Карсон). Не получив желаемого, Нимой также отказался от участия в фильме:

Леонард Нимой: «Я сказал студии, что если они возьмут дюжину реплик, написанных для Спока и просто поменяют имя персонажа, никто даже не заметит разницы.»

И он оказался совершенно прав: в итоге его реплики переписали под Скотти, и никто из поклонников не заметил подвоха. После выбывания из проекта наиболее строптивых актеров, у авторов осталось лишь три персонажа из экипажа «классического» «Энтерпрайза»: сам Кирк, Скотти и доктор Маккой. 74-х летний Дефоррест Келли был бы рад в последний раз предстать перед зрителями в своей наиболее культовой роли, однако прямо перед началом съемок у него начались серьезные проблемы со здоровьем. В конечном итоге, по методу Сулу — Деморы, Спока -Скотти, все его реплики просто переписали под Павла Чехова в исполнении Уолтера Кёнига.

Первые фильмы по мотивам TOS появились на экране спустя 10 лет после закрытия телесериала, и отличия между высокобюджетной фантастикой 70-80-х годов и дешевым телешоу из 60-х были видны невооруженным взглядом. Однако с киноверсией TNG все было намного сложнее — к седьмому сезону сериал уже занял определенную техническую высоту и по уровню продакшена и спецэффектов не очень сильно отличался от того, что мог предложить зрителям тогдашний Голливуд. Так в чем же разница между сериалом и полнометражной кинокартиной? Как убедить поклонников, что «Star Trek Generations» является именно полноценным фильмом, а не киноверсии двухчасовой арки ныне закрытого телешоу? Брага, Мур и Берман считали, что добиться этого можно лишь одним способом — показав зрителям настоящую невосполнимую драму, иными словами — по ходу сюжета кто-то из членов экипажа «Энтерпрайза» должен был навсегда распрощаться с жизнью.

Рональд Мур: Мы хотели поднять ставки, сделать что-нибудь отличное от того, что делали на телевидении и по-настоящему большое. В сериале у нас уже была сильнейшая арка Пикара, и нам нужно было как-то ее превзойти. Так мы пришли к идее убить одного из персонажей.

Однако нельзя просто так взять и убить одного из героев многомиллионной франшизы. Когда в руководстве «Парамаунт» узнали о том, что сценаристы собрались угробить одного из персонажей TNG, то пришли в ярость — Муру, Браге и Берману в ультимативной форме категорически запретили трогать героев команды Пикара. Тогда сценаристам пришла в голову мысль убить самого Кирка, и к их огромному удивлению, судьба столь культового персонажа студию совершенно не волновала — к тому моменту было уже совершенно очевидно, что кирковская кинофраншиза уже полностью изжила свой коммерческий потенциал. Более того, против убийства Кирка не возражал даже сам Уильям Шатнер.

Уильям Шатнер: «Моя первая мысль была — «Убить Кирка? Они там что сдурели? Как я мог согласиться на такое? Но потом я понял, что это было необходимо. Мой персонаж умирал, спасая целую вселенную. В последней сцене мой герой погибал, придавленный обломками капитанского мостика, и я должен был произнести какую-то фразу, но на съемках я изменил свои реплики. Когда Кирк поднимался на мостик, тут же раздавалась фраза: «Капитан на мостике». Поэтому, когда мостик рухнул на моего персонажа я сказал: «Мостик на капитане», но кому-то со студии эта реплика показалась примером излишне черного юмора и ее вырезали. Так или иначе, в тот вечер я отправился домой с чувством глубокого удовлетворения. Я не чувствовал, что это было концом целой эры, только концом моего персонажа.»

По словам очевидцев на премьере фильма, на вопрос о смерти его персонажа, Шатнер ответил: «Наконец-то это случилось», однако по прошествии времени он сменил эту точку зрения на строго противоположную.

Фильм «Звездный Путь: Поколения» вышел в американский прокат 17 ноября 1994 года и при бюджете в 35 миллионов заработал 75 в национальном бокс-офисе + 45 за границей, тогда это считалось несомненным успехом. Однако с годами стало видно, что у этого фильма полно реальных недостатков. В связи с тем, что основная часть съемок проходила параллельно со съемками телесериала, большинство сцен снято в одних и тех же декорациях, что рождает те самые ассоциации с искусственно растянутой до двух часов серией телешоу, причем заметно более слабого качества, чем например все те же «All Good Things...». 20 лет спустя, сравнивая эти два сценария, Мур придет к выводу, что опыт, полученный им во время работы над «Поколениями» следует скорее отнести к категории личных разочарований.

Рональд Мур: «Я до сих пор горжусь сценарием «All Good Things...», но «Поколения» — скорее противоположный пример. Мы столько усилий вложили в этот сценарий, мы столько раз переписывали его снова и снова, что результатом этих трудов стало лишь полное разочарование. Своей ожидаемой цели мы в итоге так и не достигли, и это вогнало меня в депрессию.»

Несмотря на возросший бюджет и более качественные спецэффекты, «Поколения» не воспринимаются как самостоятельный фильм. В первой полнометражке по мотивам кирковского «Стар трека», авторы заново знакомят зрителей со своими героями, они будто бы перерождаются на большом экране, и из телеперсонажей превращаются в полноценных киногероев. Однако минимальное расстояние между финалом TNG и выпуском «Поколений» оказало создателям медвежью услугу, и в итоге фильм оказался предназначенным исключительно для тех, кто прекрасно знаком с реалиями предшествующего телесериала: если Вы по какой-то причине не знаете, почему героиня Вупи Голдберг живет более 100 лет, что из себя представляет голопалуба или кто такие сестры Дюрас, поверьте мне на слово — просмотр этой кинокартины вызовет у Вас множество вопросов.

Еще один серьезный недостаток — потеря того самого духа командного взаимодействия, культивируемого в сериале. Об этой проблеме через 20 лет после премьеры «Поколений» открыто поведал Брэннон Брага:

Брэннон Брага: «Проблема «Поколений» заключается в том, что это фильм не про экипаж «Следующего поколения». «Первый контакт» стал фильмом про экипаж, в то время как «Поколения» были фильмом о Кирке и Пикаре. Концепция встречи двух легендарных капитанов хорошо выглядела на бумаге, но на практике команде и двум ведущим персонажам оказалось чересчур тесно в одном фильме, и каждый из них постоянно перетягивал одеяло на себя. Честно говоря, я считаю, что «All Good Things…» вышли гораздо более слаженными и кинематографичными, чем «Поколения». Я думаю, что причина заключается в том, что тот сценарий был гораздо лучше.

Однако самым спорным моментом «Поколений» и по сей день считается смерть Кирка, многие поклонники до сих пор не могут принять ни сам факт гибели любимого персонажа, ни то, как она была реализована в фильме. Величайший герой Галактики умирает, будучи придавленным обломками мостика? Да Вы наверное просто издеваетесь! В 2008 году, в интервью фанатскому сайту trekmovie.com Мур так прокомментировал многочисленные обвинения в собственной некомпетентности:

Рональд Мур: «Я думаю, что сама идея убить Кирка неосознанно всплыла в нашем сознании, поскольку это должен был быть фильм о смерти. Точнее о смертности. Это фильм, где Пикар впервые осознает, что прожил уже большую часть своей жизни. Его брат умирает, старый «Энтерпрайз» умирает и тот самый полумифологический герой, которому он поклонялся долгие годы, тоже уходит из жизни. Но осознав и пережив эти события, он все равно собирается с силами и движется вперед. Я сейчас говорю о том, каким задумывался этот фильм, а не о том, каким он получился. Я думаю, что на тот момент мы с Брэнноном были еще неготовы написать сценарий на столь серьезную тему. Для этого материала нам просто не хватило зрелости, мы были еще совсем зелеными, причем не только в творческом плане, но и в жизненном.

Джонатан Фрейкс в качестве режиссера и актриса Элис Криге в роли Королевы Боргов, на съемках полнометражного кинофильма «Star Trek First Contact» (1996)

После коммерческого успеха «Поколения» студия немедленно санкционировала создание следующего фильма трековской франшизы. Продюсер Рик Берман хотел, чтобы сюжет новой картины вращался вокруг путешествий во времени, в то время как Мур и Брага настаивали на том, чтобы привести на большой экран наиболее сильного и в то же время, самого популярного противника команды Пикара за всю историю «Следующего поколения» — боргов.

Рональд Мур: «Боргов любили не только фанаты, но и мы сами. Но так уж получилось, что после четвертого сезона, в шоу мы их практически не использовали. Борги — очень грозный противник, их практически невозможно остановить. И это делает их идеальной оберткой для будущей истории. Потом мы объединили эту концепцию с идеей Рика о путешествиях во времени и поняли, что можем сделать и то, и другое».

Проблема заключалась в том, что студия хотела, чтобы фильм был сработан по определенным лекалам, и самым надежным лекалом того времени, золотым стандартом «Стар Трека» считался фильм 1982 года «Гнев Хана».

Рональд Мур: «Все хотели, чтобы мы сделали еще один «Гнев Хана», просто под другим названием. Наверное потому, что «Гнев Хана» стал первой полнометражкой, которая показала, как должен выглядеть по-настоящему успешный фильм о Стар треке: это приключенческий фильм, в нем присутствует отличный злодей. Но в то же время находится время для тем старения и для мелких комедийных вставок и в нем органично задействованы абсолютно все персонажи из оригинального сериала. Ты смеешься вместе с ними, а потом плачешь вместе с ними. И заканчивается все это на горькой ноте со светлой надеждой на будущее. И «Первый контакт» во многом построен по той же схеме.

Когда Мур говорит о горькой концовке, то имеет ввиду один из первоначальных вариантов сценария для «Первого контакта». Задолго до начала съемок фильма Брент Спайнер обратился к сценаристам с просьбой в финале умертвить его персонажа. В 1987 году, подписываясь на роль Дэйты, актер даже не предполагал, что она затянется на целых 9 лет. Ему нравилось шоу, нравился персонаж, но многочасовые сеансы в гримерке, где из живого человека делали «андроида», с каждым годом все больше и больше раздражали, а используемую при этом золотистую краску он просто возненавидел:

Брент Спайнер: «Я никогда не засекал, сколько времени точно занимает наложение моего грима. Но одно я знаю точно: когда все человечество вымрет, и мир обратится в прах, на Земле останутся лишь две вещи, которые точно переживут катастрофу: тараканы и эта чертова золотистая краска».

Сценаристам понравилась идея со смертью Дэйты, тем более, что это идеально отвечало формуле «Гнева Хана», где в финале столь же героически погибал Спок. И в отличие от ультиматума, предъявленного на съемках «Поколения», студия поначалу тоже была совсем не против: в конце концов, если актеру так сильно надоело работать над ролью, то пусть уходит. Но буквально за пару недель до начала съемок, это решение было изменено, в ход был пущен очередной ультиматум: ни один из членов экипажа Пикара не должен пострадать. И нового «Гнева Хана» не получилось.

Сначала второй фильм пикаровской саги должен был называться «Star Trek: Renaissance» и включал в себе гораздо больше параллелей со «Следующим поколением». Первоначальная идея перемещения во времени предполагала участие Q в исполнении Джона Дэ Лэнси, что являлась бы отличной отсылкой к эпизоду «Q Who?» (S02E16) и первому появлению боргов, однако эти планы были разрушены урезанием производственного бюджета со стороны «Парамаунт»:

Рональд Мур: «Парамаунт» практически открытым текстом дали нам понять, что не заинтересованы в производстве дорогих фильмов по мотивам «Стар трека», поэтому бюджет картины несколько раз урезали.»

В довершение всего, через пару месяцев, кинокомпания «Фокс» обнародовала название четвертого фильма о «Чужом» — «Alien Resurrection». В маркетинговом отделе «Парамаунт» испугались, что Resurrection очень смахивает на Renaissance, после чего картину об «Энтерпрайзе», Зефраме Кокрейне и боргах официально нарекли «Star Trek: First Contact». На роль режиссера фильма рассматривали кандидатуры Ридли Скотта и постановщика «Крепкого орешка» Джона МакТирнана, но Берман настоял на том, чтобы постановкой заведовал человек, не понаслышке знакомый с сериалом. К моменту окончания TNG трое из актеров основного каста (Патрик Стюарт, ЛеВар Бёртон и Джонатан Фрейкс) успели побывать в роли режиссеров сериальных эпизодов, и Берман считал, что один из них вполне может стать продолжателем дела Леонарда Нимоя, которому постановка третьего и четвертого фильма из кирковской франшизы помогла выбиться в голливудские режиссеры. На финальном этапе собеседования круг сузился лишь до Стюарта и Фрейкса, причем Патрик отказался от места в пользу своего друга, так как по-большому счету никогда не мечтал о карьере режиссера; постановка сериальных эпизодов была для него лишь курьезным экспериментом.

«Звездный Путь: Первый Контакт» и по сей день остается наиболее коммерчески успешным фильмом «пикаровской франшизы», его мировая касса составила 146 миллионов долларов. Сценарий гораздо лучше написан и содержит в себе кучу отсылок к телевизионным сериалам: так, первые минуты из воспоминаний Пикара отсылают к «The Best of Both Worlds», а последующая за ними битва звездолетов Федерации против кубов боргов напоминает тот самый бой за звездную систему Wolf 359, которую студийные чиновники не позволили реализовать на съемках четвертого сезона. Кроме того, фильм является своеобразным завершением сюжетной арки с превращением Пикара в борга:6 лет спустя, Патрик Стюарт вновь возвращается к одному из самых сильных образов шоу, и его игра действительно впечатляет.

Но определенные проблемы все же имеются. Стремясь следовать сценарной формуле «Гнева Хана», Мур и Брага ввели в сюжет фильма Королеву Боргов, что в общем-то вполне логично, ведь любому голливудскому фантастическому фильму нужен антагонист. Рядовые борги на эту роль не подходили, потому как, несмотря на всю свою грозность, являются совершенно безликими, а у злодея должна быть харизма. Таким образом, следуя по проторенной дорожке «Хана», сценаристы создают сильную эмоциональную связь между героем и антагонистом (Хан ненавидел Кирка за то, что тот изгнал его на необитаемую планету в эпизоде «Space Seed» (TOS), Пикар ненавидит Королеву за то, что она напоминает ему о том времени, когда он был частью Коллектива). Однако появление столь сильного и харизматичного персонажа как Королева, нанесло серьезный урон по образу самих боргов как одной из главных угроз благополучию всей Федерации: из бездумно размножающихся биомеханизмов и аналога космической саранчи, они превратились в обычных марионеток, слушающихся своего лидера. Сама идея ввести в сеттинг такого персонажа как «Королева Боргов» впоследствии была активно раскритикована фанастким сообществом. В 2011 году, отвечая на вопросы сайта startrek.com Брага ответил на эти обвинения следующим образом:

Брэннон Брага: «Я знаю, что есть люди, которым нравится этот персонаж и есть те, которые его ненавидят. Однако Королева Боргов стала находкой, которая заставила работать всю концепцию целиком. Мы очень быстро поняли, что борги не слишком годятся в качестве антагонистов для двухчасового фильма, поскольку они вообще ничего не говорят. Они словно зомби-роботы. И тогда мы с Роном придумали Королеву, которая оказалась наиболее интересной новой фишкой за весь фильм.

Впрочем, у «Первого контакта» есть определенные проблемы и помимо образа дрона-матки. Если картины кировковской эпохи больше напоминали классические приключенческие ленты, только в sci-fi сеттинге, то данный фильм большую часть времени представляет собой типичный фантастический боевик 90-х годов, пожалуй, это наиболее насыщенная экшеном часть трековской кинофраншизы. Хорошо это или плохо, пусть каждый решает самостоятельно, в частности реакция зрителей недвусмысленно свидетельствует о том, что именно этого они и ждали. Однако говоря о «Стар Треке» всегда есть такая вещь, как соответствие канону: если уж Джин Родденберри считал «Неоткрытую страну» «глупым фильмом, переполненным бессмысленными экшен-сценами», можете себе представить, каково бы было его мнение, если бы ему довелось увидеть «Первый контакт».

Впрочем, есть и альтернативная точка зрения на сей счет. 22 ноября 1996 года, в своем ревю на «Первый контакт», авторитетнейший американский критик Роджер Эберт писал:

Роджер Эберт: «Звездный Путь: Первый контакт — один из лучших из восьми фильмов, снятых о «Стар треке». Некоторые из ранних фильмов обладали очень неряшливыми спецэффектами, а первый фильм, вышедший в 1979 году очень бледно выглядел на фоне «Звездных войн». «Первый контакт» же извлекает максимум пользы из новейших f\x технологий, начиная с впечатляющих кадров изнутри глазного яблока Пикара и заканчивая впечатляющими панорамами космоса и убранства космического шаттла боргов, которым я искренне наслаждался. «Первый контакт» поставлен режиссером Джонатаном Фрейксом, который также снимал некоторые эпизоды сериала, и его дебютная кинопостановка наполнена удивительной энергией. Если предыдущие фильмы того же киносериала иногда начинали идти, куда не ступала нога человека, а в итоге приходили туда, куда никто не хотел попасть, то этот ступает в верном направлении.

И кто я такой, чтобы оспаривать мнение одного из наиболее известных кинокритиков в современной истории?

Джонатан Фрейкс в качестве режиссера, Гейтс Макфадден в роли Беверли Крашер и Патрик Стюарт в роли Пикара на съемках полнометражного кинофильма «Star Trek: Insurrection» (1998).

После коммерческого успеха «Первого контакта«студия решила окончательно перейти на схему: один новый стартрековский фильм — каждые 2 года. Однако несмотря на солидную кассу и успех у критиков, некоторые фанаты остались недовольны: в последней картине было слишком много экшена, фазеров, фотонных торпед, пиу-пиу, ба-бах — одним словом всего того, что создатель «Стар Трека» Джин Родденберри искренне ненавидел. В фильмах никогда не поднимались проблемы этического и морального выбора, характерные для сериала, а словосочетание «Первая директива Звездного Флота» если и произносилась на большом экране, то последняя часть фразы обычно тонула в шипении от выпускаемого фазерного заряда. Единственным фильмом кинофраншизы, где не было коварных злодеев, взрывов и космических битв была полнометражная лента 1986 года «Звездный путь: Возвращение домой», в которой экипажу «Энтерпрайза» удалось предотвратить гибель Земли при помощи... китов. Этот фильм, наполненный мощным экологическим посылом и мягким юмором, несмотря на полное отсутствие экшена стал самым кассовой частью кирковской кинофраншизы, заработав в американском бокс-офисе 109 миллионов долларов. Кроме того, это был любимый фильм самого создателя «Стар Трека»: когда сценаристы «Следующего поколения» начинали излишне увлекаться экшеном, Родденберри всегда приводил «Возвращение домой», как пример отлично написанной гуманистической истории, причем снятой без единого выстрела. И если гуманизм на экране приносит такие большие деньги и стоит гораздо дешевле, чем блокбастер со взрывами, так почему бы не повернуть время вспять и не попробовать повторить успех кинохита 10-летней давности?

К тому времени, Мур и Брага уже вовсю трудились над различными сериалами трековской франшизы (Мур — над Deep Space 9, а Брага — над «Вояджером»), поэтому Берман предложил написать сценарий нового фильма Майклу Пиллеру. Майкл написал сценарий с рабочим названием «Star Trek Stardust» («Звездный Путь: Звездная пыль»), сюжет которого был полностью зациклен на Пикаре и его этической дилемме: на одной из планет капитан обнаруживает Фонтан Молодости — целительный источник, вода которого омолаживает всех, кто находится с ним рядом. Однако Федерация находится в состоянии межгалактической войны с Доминионом (события сериала «Дальний космос 9») и остро нуждается в союзниках, поэтому согласно дипломатическому договору, эту планету нужно передать в руки Ромуланской Империи. Проблема заключается в том, что на планете проживает местное население, с которыми ромуланцы не станут церемониться — они будут либо переселены, либо просто уничтожены. Таким образом, прикрываясь патетичными фразами о спасении человеческих жизней в борьбе против опаснейшего врага, Федерация самым прямым образом нарушает собственные принципы. Ситуация усугубляется тем, что прибыв на планету, Пикар вступает в роман с одной из местных жительниц и постепенно понимает, что не может больше выполнять обязанности капитана Звездного Флота, ибо чувствует, что пойдя на сделку с ромуланцами, Федерация совершает огромную ошибку, которая еще аукнется ей в ближайшем будущем. Пикар решает проигнорировать приказы командования и помочь жителям, а в финале фильма уходит в отставку. Темы, поднимаемые в этой версии сценария по духу очень напоминают этические дилеммы из «Дальнего Космоса 9», да и сам вывод о том, что дипломатическая политика Федерации порой порой вынуждена жертвовать жизнями невинных людей, впервые прозвучал именно там — в двухсерийной арке The Maquis, part I and II (DS9 S02e20-21), одним из авторов которой был все тот же Пиллер. Одним из ключевых моментов этой истории являлось то, что она была полностью выдержана в духе классических эпизодов TNG, то бишь никаких погонь, никаких взрывов межгалактического масштаба, вообще никакого оружия.

Майкл Пиллер: На протяжении всего фильма не должно быть произведено ни единого выстрела.

После этой фразы у всех, кто видел фильм «Star Trek: Insurrection» должны поползти вверх брови: Позвольте, позвольте! А как же вон та перестрелка и та погоня и еще вот эта и та другая? А как же бессмысленный финальный взрыв?». А вот в этом как раз и заключаются отличия фильма «Star Trek: Insurrection» от сценария «Star Trek: Stardust» — огромное количество изменений, внесенных в оригинальную концепцию, причем всеми кому не лень — начиная с продюсеров и заканчивая актерами. Сценарий Пиллера не нравился ни Патрику Стюарту, который утверждал что подобным сюжетам место лишь на телевидении, ни Рику Берману, ни исполнительному директору Viacom Entertainment Group Джонатану Долгену. И каждый из них обладал полномочиями вносить нужные ему правки в сценарий, включая и самого Стюарта, который в титрах фильма числился сопродюсером, и все они самозабвенно правили, строгали и резали несчастную рукопись. В сюжете появился злодей, который хотел стравить Федерацию и Ромуланскую Империю, а этические дилеммы Пикара начали постепенно растворяться в погонях и выстрелах из фазеров. В самый разгар этих правок в процесс вклинился Брент Спайнер, который напомнил всем участникам, что он по-прежнему хочет, чтобы его героя полностью выписали из трековской кинофраншизы, в противном случае он просто отказывался от съемок. Так появилась сюжетная линия с ренегатом Дэйтой, которого в финале фильма приходилось убить Пикару. Однако праздник на улице Спайнера был несколько преждевременным, ведь переделки сценария продолжились и после начала съемок. В один прекрасный момент сцены с ренегатом Дэйтой оттуда пропали (хотя часть из них уже была отснята, а некоторые даже вошли в итоговую версию фильма), и к персональному экземпляру Спайнера даже прикрепили записку: «Извини, мы убьем тебя в другой раз».

Как это водится в Голливуде, сомнительная честь исполнить финальный аккорд в этой какофонии принадлежала студийным чиновникам: на предпоказе готового фильма руководство «Парамаунт» удивилось малому количеству зрелищных моментов и отправило картину на пересъемки. Именно тогда был отснят и добавлен тот самый бессмысленный финальный взрыв, который в контексте всего фильма воспринимается столь же уместно, как логотип «Мерседеса» на бампере «Москвича». Но и это еще не было концом всех мучений — после добавления взрыва, картину отправили на принудительный перемонтаж, в ходе которого из нее были вырезаны многие сюжетно важные эпизоды, в том числе практически все романтические сцены с участием Пикара.

Патрик Стюарт: Это было решение студии, которое до сих пор кажется мне совершенно необъяснимым. Я думаю, что аудитория ожидала своего рода романтической кульминации, которой в итоге так и не случилось.

«Звездный Путь: Восстание» вышел в прокат 11 декабря 1998 года и это был не фильм, а один сплошной бардак. Бесконечные переделки скрипта и наслоение друг на друга кусков от совершенно разных сценариев привели к тому, что излагаемая в картине история просто лишена всякого смысла. Вырезав из фильма всю линию с ромуланцами и упоминания о войне с Доминионом, авторы превратили историю о Фонтане Юности в полуторачасовой парад безграничной глупости. Поселенцы сидят на планете с фонтаном просто потому, что по своей природе эгоисты: у них есть источник, дающий им вечную молодость, а то, что во Вселенной еще есть смертельно больные, которых при помощи этого источника можно было бы исцелить — извините, ребята, но это не наши проблемы. В этом свете решение Пикара поддержать поселенцев и пойти против приказов Звездного Флота выглядит просто прихотью престарелого человека, который втрескался в женщину гораздо моложе себя, а решение экипажа поддержать его в этом — откровенной глупостью. Большинство эпизодов фильма просто лишены всякого смысла — скажем, сцена в самом начале, где Дэйта показывает поселенцам замаскированный штаб Федерации снималась еще по тому самому варианту сценария, где герой Спайнера числился главным антагонистом. Плюс, благодаря чиновникам «Парамаунта», многие сцены фильма кажутся незаконченными, другие же наоборот возникают на экране из ниоткуда, лишь усиливая у зрителя чувство полной шизофазии от происходящего.

Разумеется, фильм ждал сокрушительный провал в американском прокате, разочарованные отзывы поклонников и гневные ревю критиков. «Звездный Путь: Восстание» — это тот самый случай, когда вроде бы никто не виноват и в то же самое время все виноваты. В конце концов, если студии, продюсерам и актерам так не нравился изначальный сценарий Пиллера, то наверное нужно было не переписывать его до состояния бессмысленной каши, а просто взять вместо него какой-нибудь другой, который бы всех устраивал. Ах, у вас жесткий студийный график: по одну фильму — каждые два года? В таком случае, держите первый кассовый провал со времен «Последнего рубежа» и громче ревите в подушку. И единственный, кого по-настоящему жаль в истории с «Восстанием» — это Майкл Пиллер. Увидев на большом экране, что сотворили из его идеи, он написал книгу Fade In: The Making of Star Trek: Insurrection, которая прекрасно иллюстрирует тезис, что современный Голливуд уже давно не является фабрикой грез, скорее их кладбищем. К слову, это был последний сценарий, написанный им для «Стар трека» в любом его проявлении — 1 ноября 2005 года Майкл скончался от рака в возрасте 57 лет. Всю неделю после его смерти, канадский телеканал Space крутил в эфире написанные им эпизоды трековских сериалов.

Брент Спайнер, Марина Сиртис, Патрик Стюарт и Том Харди на премьере фильма «Star Trek: Nemesis» (2002)

По окончании съемок в «Следующем поколении» основной каст сериала подписал со студией контракт на участие в трех полнометражных картинах, срок действия которого истек на «Восстании». Учитывая провал последнего фильма, актеры решили, что их часть сделки полностью выполнена и разбрелись по другим проектам; в частности Стюарт даже успел подписать контракт на участие в другой известной кинофраншизе — «Люди Икс». И поэтому, когда через 3 года после неудачи с «Восстанием», люди со студии стали назойливо приглашать их на обсуждение проекта нового фильма по мотивам «Стар Трека», все были очень удивлены. Впрочем, дата была выбрана отнюдь не случайно — в 2002 году исполнялось ровно 15 лет с тех пор, как Пикар забрался на капитанский мостик «Энтерпрайза» и в первый раз произнес легендарное «Make it So!». В этот раз студия решила не пользоваться услугами авторов из трековских сериала и заказала скрипт голливудскому сценаристу Джону Логану («Гладиатор», «Машина времени», «Последний самурай»), который по совместительству являлся огромным поклонником вселенной Джина Родденберри. Можно смело сказать, что у Логана получилось именно то, что за 6 лет до этого не получилось у Рона Мура и Брэннона Браги: авторы «Первого контакта» отчаянно хотели сделать свой фильм похожим на «Гнев Хана», у Логана же фактически получился его римейк, только с участием команды Пикара. Как и «Гнев Хана», сценарий Логана концентрировался вокруг последствий поступков из далекого прошлого: в разгар военного столкновения с ромуланцами, противники приняли решение для осуществления диверсионной работы в тылу Федерации создать клон Жан-Люка Пикара. Правда, потом политическая ситуация изменилась, клон стал ненужен и его сослали на богом забытую колонию, добывать жизненно важный для Империи минерал. Уже в настоящее время генетический близнец Жан-Люка выбирается в открытый космос, где собирается вершить свою месть. В его списке обидчиков всего-лишь две строчки: на первом месте — руководство Ромуланской Империи, которое сослало его в шахты, тем самым обрекая на медленную мучительную гибель, на втором — виновник его появления на свет, то бишь сам Пикар... Вот совершенно ничего общего с «Гневом Хана», ведь правда же?

Впрочем, классические трековские фильмы как хорошее вино — с годами становятся только лучше, поэтому в самом копировании структуры культового сценария нет ничего криминального. Тем более, что десятый фильм с самого начала задумывался как подведение итогов 15-летней саги и прощание с любимыми персонажами: «All Good Things...» по сути являлся многоточием, призывающим поклонников приобретать билеты на просмотр полнометражных кинолент. Поэтому Логан решил довершить то, что нужно было сделать еще 8 лет назад: собрать воедино все линии, развязать все сюжетные узелки, наконец-то женить Райкера на Диане и дать всем поклонникам персонажей финал, который они заслуживали. В самый разгар работы над сценарием, в дверь Логана постучал неугомонный Брент Спайнер и напомнил о том, что сценаристы прошлого фильма пообещали убить его персонажа в следующий раз. Если попытаться проанализировать работу, проделанную Логаном, то мы придем к выводу, что был весьма крепкий сценарий с многочисленными цитированиями сериала, необходимым фансервисом, сильным антагонистом и драматическим самопожертвованием в конце и из него вполне мог получиться финал, который по своей силе переплюнул бы кирковскую «Неоткрытую страну». Но, как Вы уже наверное догадались по тону моего повествования, что-то пошло не так...

Постановка полнометражных фильмов по мотивам «Стар треков» почти всегда являлась внутренним делом, которым занимались лишь люди, которые сами уже давно варились в этом огромном котле, созданном Джином Родденберри. Единственным исключением стал Star Trek: The Motion Picture (1979), режиссер которого Роберт Уайз до начала съемок никогда не слышал о существовании сериала, но как известно, ничем хорошим это не кончилось, по крайней мере с точки зрения кинобизнеса. Последующие фильмы кирковской саги снимали Николас Мейер (который сам являлся большим поклонником телешоу 60-х) и сами актеры основного каста — Уильям Шатнер и Леонард Нимой. Что же касается пикаровской эры, то постановщик «Поколений» Дэвид Карсон до этого режиссировал эпизоды телевизионного сериала, не говоря уж о Джонатане Фрейксе, который отдал «Следующему поколению» семь лет своей жизни. И это касается не только одного «Стар трека», но и любого другого киносериала со своей внутренней мифологией: режиссер, который снимает фильм по «Звездным войнам» должен как минимум знать кто такие джедаи, а постановщик нового фильма киновселенной «Марвел»— не удивляться, когда на экране казалось бы обычный человек превращается в зеленого детину размером с дом. Извините за столь пафосное сравнение, но снимать фильм по вселенной с многолетней историей, не разбираясь в ее нюансах — это все равно, что пытаться экранизировать роман Толстого, не имея ни малейших представлений о том, что это была за война, с кем воевали, кто победил и какое оружие вообще использовалось в тот временной период: палки-копалки или протонные бластеры. А теперь, когда мы с этим разобрались, давайте представим себе офис руководства компании «Парамаунт пикчерз» накануне утверждения кандидатуры режиссера десятого фильма. На должность претендуют сразу три человека, каждый из которых не понаслышке знаком с трековской вселенной — двое актеров из основного каста TNG Джонатан Фрейкс и ЛеВар Бёртон и режиссер ТОГО САМОГО «Гнева Хана» Николас Мейер. Кандидатура первого сразу же отбрасывается, ведь он был постановщиком «Восстания», которое провалилось в прокате. Бёртона прокатывают из-за того, что он раньше работал исключительно на телевидении. Когда студия снимала дешевые фильмы о «Стар треке», они бы вцепились в него обеими руками, а сейчас — извините: бюджет фильма составляет 60 миллионов долларов + 30 — расходы на маркетинг, и мы на полном серьезе планируем догнать и перегнать лукасовскую «Атаку клонов». Кто у нас там еще остался — постановщик двух успешных фильмов кирковской франшизы, да вдобавок еще и номинант на «Оскар» за лучший сценарий? Тоже пусть шагает домой, ведь его последняя режиссерская работа вышла на экраны уже больше 10 лет назад. Что, никого больше не осталось? А давайте на должность режиссера позовем того парня, что монтировал такие известные ленты как «Супермен», «Смертельное оружие» и «Крепкий орешек»! Я слышал, что он тоже иногда фильмы снимает и если повезет, может быть даже догадывается о существовании «Стар Трека«!

Утвержденный на должность режиссера Star Trek: Nemesis 55-летний Стюарт Бэйрд действительно был профессиональным монтажером, который до этого поставил лишь пару фильмов. На вопрос руководства: «Знаком ли он со «Следующим поколением»?», Бэйрд ответил утвердительно, а студия предпочла не уточнять, хотя на самом деле речь шла о просмотре одной единственного эпизода сериала еще в конце 80-х! Глубину всех познаний Бэйрда о вселенной Родденберри прекрасно передает тот факт, что до самого конца съемок он искренне считал, что Джорди Ла Форж является... инопланетянином. Не имея ни малейшего представления о том, кто эти персонажи и как они связаны друг с другом, режиссура Бэйрда напоминала пьяного, который на ощупь пытается пробраться в собственный дом, но в итоге напарывается на каждый из острых углов. Скажем, в сценарии Логана имелся эпизод с участием Уэсли Крашера — на свадьбе Райкера и Трой, он подходил к Пикару, где они обменивались всего-лишь парой реплик. И как бы этого персонажа не ненавидели преданные поклонники шоу, он на протяжении долгих лет был его частью, поэтому эта крошечная (продолжительностью всего-лишь в 50 секунд) сценка тоже являлась неотъемлемой частью наследия TNG. И тем не менее, в прокатной версии она отсутствует. И вырезая из фильма камео Уила Уитона, режиссер беспокоился вовсе не о чувствах фанатов, которые увидят на экране повзрослевшего Уэсли, по правде говоря, он вообще не знал, кто это такой. Просто на свадьбе к лысому мужику, который стоит поодаль от парня с горбом в носу и слева от человека, чье лицо вымазано вазелином подходит какой-то парень, они о чем-то говорят, упоминают какие-то двигатели и какое-то странное место под названием «Академия Звездного Флота», а потом молодой парень куда-то уходит. Ну и зачем нужна сцена в моем фильме? Выкинем ее в мусорку, чтобы все те, кто понял, о чем там шла речь отыскали ее среди дополнительных материалов на DVD.

Уже на съемках было понятно, что ничего хорошего из этого фильма не выйдет, поэтому актеры просто отбывали номера, предписанные их контрактом со студией. Впоследствии, выступая перед поклонниками на многочисленных конференциях, они явно дадут понять, что работа над «Немезисом» не приносила никакого удовольствия. И разница заключается лишь в жесткости используемых ими формулировок, которые варьировались от

Майкл Дорн: Съемки были очень тяжелыми. Это, пожалуй был наиболее тяжелый из всех наших фильмов.

до

Патрик Стюарт: «Я думаю, что из всех фильмов, в создании которых я принимал участие, если кто и нуждается в выпуске расширенной режиссерской версии, так это «Стар Трек: Немезис». Правда, настоящая режиссерская версия скорее всего получилась бы еще короче прокатной, поэтому в данном случае, речь идет скорее о расширенном актерском издании.»

и даже

Марина Сиртис: Этот фильм режиссировал полный идиот.

Единственным достойным режиссерским решением Бэйрда можно считать поиск актера на роль главного антагониста. На роль клона Пикара по имени Шинзон предстояло найти молодого актера, который был бы не только внешне похож на Патрика Стюарта, но и мог сыграть на его уровне. Отвергнув предлагаемую студией кандидатуру Джуда Лоу, который в те годы уже считался вполне сформировавшейся голливудской звездой, Бэйрд предпочел ему 24-летнего британца Тома Харди, за плечами которого были лишь небольшая роль в мини-сериале «Band of Brothers» и эпизодическое камео в скоттовском «Черном ястребе». И не прогадал, ведь актерский поединок матерого Пикара-Стюарта и совсем еще юного Шинзона-Харди по сути является одним из немногих достоинств фильма, которые не были испоганены криворукой режиссурой. К сожалению, в связи с сокрушительным провалом фильма, роль Шинзона не принесла актеру широкой известности, и настоящая популярность придет к нему лишь 6 лет спустя, когда в 2008 году на экраны выйдут «Бронсон» и «Рок-н-рольщик».

«Звездный путь: Возмездие» вышел в широкий прокат 13 декабря 2002 года, если кому интересно это было пятница. Безбожно затянутый и перегруженный неуклюжими экшен-сценами, «Немезис» оказался настоящим надгробным камнем для всей кинофраншизы — кассовые сборы картины составили всего-лишь 43 миллиона в американском прокате + еще 24 — за рубежом. Фильм не спасли от провала ни любимые персонажи, ни драматическая развязка, ни многочисленные камео знаменитостей, начиная с Кейт Малгрю в роли адмирала Кэтлин Джейнэвэй (сериал «Вояджер») и заканчивая крошечным появлением на экране огромного поклонника «Стар Трека», известного кинорежиссера Брайана Сингера. Даже 14 лет спустя, «Немезис» по-прежнему остается одним из наиболее ненавидимых и презираемых фанатами фильмов трековской вселенной, ведь именно его провал заставил студию отменить сразу несколько готовящихся телепроектов и в итоге, через 7 лет привел к созданию пространственно-временной аномалии, так же известной как «перезапуск» киносериала под руководством человека-Лоста Дж. Дж. Абрамса. Кстати говоря, из всех 10 фильмов кирковско-пикаровской франшизы, творения Абрамса больше всего смахивают именно на «Немезис» — такое же полное безразличие к судьбе культовых персонажей, тотальное неуважение к сюжетной логике и неуклюжий, хоть и дорогостоящий экшен. И можно было бы еще долго рассуждать о том, что этот «Стар Трек» похож на фальшивые елочные игрушки и о роли вырвиглазных светофильтров в голливудском отображении будущего, но как говаривал рассказчик в финале одного культового фэнтезийного фильма: это уже совсем другая история...

Актерский состав «Следующего поколения» (слева направо): Левар Бёртон, Марина Сиртис, Брент Спайнер, Патрик Стюарт, Гейтс МакФадден, Майл Дорн, Джонатан Фрейкс

Актерский состав и исполнительный продюсер TNG 25 лет спустя (слева направо): Джонатан Фрейкс, Гейтс Макфадден, Патрик Стюарт, Левар Бёртон, Майкл Дорн, Марина Сиртис, Брент Спайнер, Рик Берман (фото из твиттера Рика Бермана, 2013)

Так, в чем же заключается значение «Следующего поколения? Если рассматривать его в рамках франшизы Родденберри, ответ будет очень простым: без TNG не было бы никакой франшизы. Да, остался бы сериал 60-х годов, о котором бы сейчас помнили исключительно наравне с другими телешоу наподобие «Затерянных в космосе», приблизившими для широкого зрителя наступление киноэры «Звездных войн». Полнометражные фильмы с участием Кирка и Спока тоже никуда бы не делись, но без огромного зрительского внимания вокруг TNG, думаю, что все и сами прекрасно понимают: история «Энтерпрайза» навсегда закончилась бы на легендарном вопросе «Какому Богу нужен звездолет?», прозвучавшем в финале шатнеровского «Последнего рубежа». А потом настали бы 90-е, мода на гигантские космические корабли сменилась бы охотой за летающими тарелочками, and That's All Folks!. И сегодня «Star Trek The Original Series» играл бы роль некогда грозного динозавра, величайшего хищника своей эпохи, со временем превратившегося в обычное чучело из музея палеонтологии, вокруг которого водят хороводы лишь первокурсники, да скучные экскурсоводы. И за примерами далеко ходить не надо — те же «Затерянные в космосе», чья киноэкранизация благополучно провалилась в 1998 году или скажем, сериал «Миссия: невыполнима», к которому по-прежнему выходят т.н. «киноверсии», но кто из их зрителей знает о существовании телевизионного оригинала?

Если говорить языком научной фантастики, TOS сравним с процессом терраморфинга планеты, которая была изначально непригодна для жизни. Благодаря телешоу 60-х на ней появился кислород, из земли стали пробиваться первые ростки жизни, а потом сюда прилетели другие люди и возвели на ней огромные города, сделав некогда дикую первобытную планету привлекательной для миллионов поселенцев со всей вселенной. «Следующее поколение» не просто сделало мир «Стар Трека» более просторным, сложным и продуманным, в первую очередь оно привлекло к нему огромное внимание со стороны людей, которые не просто не читали фантастику, но и на уровне врожденных инстинктов даже ее опасались. TNG впервые показал зрителям не просто абстрактный мир идеальных людей, которые бороздят космос на какой-то космической хреновине и борются против инопланетных рас с невыговариваемыми названиями, а вселенную, населенную такими же людьми, как и они сами — обаятельными, целеустремленными, эмоциональными, где-то даже ранимыми, и есть мнение, что именно в этот день, мы действительно сделали первый шаг по направлению к достижению этого утопического идеала. А значит, и цель с которой демиург «Стар трека» приступал к созданию сериала, можно считать полностью выполненной: это действительно, главное наследие Родденберри, которое продолжает жить и развиваться даже спустя четверть века после его смерти.

Журнал капитана, звездная дата 47988.1

Вся исследованная территория осталась далеко за спиной, впереди нас ждет лишь темная пугающая неизвестность. Говорят, что здесь водятся таинственные аномалии, представляющие опасность для всего живого. Более того, поговаривают, что одна из этих штук даже может полностью уничтожить всю нашу вселенную. Однако экипаж звездолета «Родденберри — 1966» не боится трудностей. Дамы и господа, мы направляемся прямиком в Темную Зону. Engage!

P. S.

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

Окончание следует...


P. P. S. 8 сентября 2016 года исполняется ровно 50 лет с момента выхода в эфир первого эпизода сериала «Star Trek» (The Original Series) под названием «The Man Trap». Этой знаменательной дате и посвящается данная статья.






3489
просмотры





  Комментарии
Страницы: [1] 2 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:11 цитировать
Дождались.^_^
Спасибище огромное за статью, труд воистину титанический.:beer: Надоть как-нибудь взяться да продолжить TNG смотреть, а то я как застрял в районе 10-й серии, так дальше и не продвинулся. Всё-таки первый сезон ну, очень вязкий, хотя я теперь и знаю причину, почему он такой.:-(
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:16 цитировать

цитата Мэлькор

Спасибище огромное за статью, труд воистину титанический

Не за что. :beer: Хотя врать не буду — после «Твин Пикса» это пожалуй самая тяжелая статья, над которой я когда-либо работал.

цитата Мэлькор

Всё-таки первый сезон ну, очень вязкий, хотя я теперь и знаю причину, почему он такой.

Я обычно всем своим знакомым советую с первыми двумя сезонами знакомится выборочно. Пилот + «Заговор» + серия про суд над Дэйтой + серия про боргов, а потом сразу переходить к третьему. К пропущенным сериям всегда можно будет вернуться потом, если сериал зацепит.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:24 цитировать

цитата fox_mulder

после «Твин Пикса» это пожалуй самая тяжелая статья, над которой я когда-либо работал.
И одна из самых длинных, если не самая.
Чёрт, материала тут просто завались.:-)))

цитата fox_mulder

Я обычно всем своим знакомым советую с первыми двумя сезонами знакомится выборочно. Пилот + «Заговор» + серия про суд над Дэйтой + серия про боргов, а потом сразу переходить к третьему.
Я, наверное, так и поступлю, если не смогу со второй попытки первый сезон осилить.:beer: Хоть и читерство это.:-)))

цитата fox_mulder

К пропущенным сериям всегда можно будет вернуться потом, если сериал зацепит.
Хотя, вот знаешь, всё познаётся в сравнении.
Даже серия вроде Code of Honor смотрится гораздо бодрее чем пилот тех же «Ходячих». На мой вкус.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:29 цитировать

цитата Мэлькор

И одна из самых длинных, если не самая.

Она просто так выглядит из-за того, что шрифты стали больше. 8:-0

цитата Мэлькор

Чёрт, материала тут просто завались.

Я сначала хотел прицепить в подвал статьи список использованных источников, но потом отказался от этой идеи — слишком большой перечень получился. :-)))

цитата Мэлькор

Даже серия вроде Code of Honor смотрится гораздо бодрее чем пилот тех же «Ходячих». На мой вкус.

Проблема пилота ХМ заключается в том, что это типичный среднестатистический зомби-муви. В то время, как «Code of Honor» местами смотрится на уровне фильмов Эда Вуда. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:39 цитировать

цитата fox_mulder

Проблема пилота ХМ заключается в том, что это типичный среднестатистический зомби-муви. В то время, как «Code of Honor» местами смотрится на уровне фильмов Эда Вуда.
У ХМ, впрочем, атмосфера хороша, спасибо Макрири. Да и видеоряд ничошный.
Зато Трек ламповый, и по сути это да актёры эпизод и вытягивают. Забыть ещё про тот бой.:-)))

цитата fox_mulder

Она просто так выглядит из-за того, что шрифты стали больше.
Зато цитаты отлично выделены.
И вообще более удобочитаемо.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:42 цитировать

цитата Мэлькор

Зато Трек ламповый, и по сути онаэто да актёры эпизод и вытягивают. Забыть ещё про тот бой

Ты еще такого боя не видел:

:-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:45 цитировать

цитата fox_mulder

Ты еще такого боя не видел:
Чот спектакль больше напоминает.:-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:47 цитировать

цитата Мэлькор

Чот спектакль больше напоминает.

Ну дык, что ты хочешь от солнечных 60-х? :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:48 цитировать
Мне особенно понравилось шипение.:-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:52 цитировать

цитата Мэлькор

Мне особенно понравилось шипение.

А мне — замедленные удары по резиновой маске :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:16 цитировать

цитата fox_mulder

А мне — замедленные удары по резиновой маске

Это классика :-[:-)))

цитата Мэлькор

Чот спектакль больше напоминает

Ты недостаточно хардкорен :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:23 цитировать

цитата febeerovez

Это классика

Ну это реально комично смотрится. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:33 цитировать

цитата fox_mulder

Ну это реально комично смотрится.

Да там потасовки вообще атас так то, особенно как Кирк перекатывается, кидает людей через себя и при этом в первых сериях ему стабильно рвут так форму, чтобы смотрелся мужественней :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:44 цитировать

цитата febeerovez

Да там потасовки вообще атас так то, особенно как Кирк перекатывается, кидает людей через себя и при этом в первых сериях ему стабильно рвут так форму, чтобы смотрелся мужественней

Издержки эпохи, когда создавался сериал. В старых сериях Доктора с этим дела обстояли еще хуже, там же вообще сериал позиционировался как познавательная передача для детей. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:53 цитировать

цитата fox_mulder


Издержки эпохи, когда создавался сериал. В старых сериях Доктора с этим дела обстояли еще хуже, там же вообще сериал позиционировался как познавательная передача для детей.

Да я понимаю, но все равно забавно :-)))


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:27 цитировать
Почти три года прошло! А я даже TOS так и не пересмотрел, так его разэтак :-)))

Спасибо, что написал эту супер-рецензию :beer:
По-моему скромному мнению — она достойна называться одной из самых-самых лучших твоих статей 8:-0

К TNG у меня отношение особое, я его хоть и не считаю самым лучшим космическим сериалом, но, в принципе, существование тех сериалов, которые я готов поставить выше в той форме, в которой они существуют — это заслуга TNG даже в большей мере, чем его славного предка TOS.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:32 цитировать

цитата geralt9999

Спасибо, что написал эту супер-рецензию

Не за что :beer:

цитата geralt9999

По-моему скромному мнению — она достойна называться одной из самых-самых лучших твоих статей

(краснеет, убегает из комнаты) :-)))

цитата geralt9999

К TNG у меня отношение особое, я его хоть и не считаю самым лучшим космическим сериалом, но, в принципе, существование тех сериалов, которые я готов поставить выше в той форме, в которой они существуют — это заслуга TNG даже в большей мере, чем его славного предка TOS.

Ну да. Можно утверждать, что ВСЕ фантастические сериалы 90-х годов, даже те, которые не связаны с космическими исследованиями («Секретные материалы», «Слайдеры» и т.д.) появились на свет именно благодаря успеху ТНГ.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:41 цитировать

цитата fox_mulder

Можно утверждать, что ВСЕ фантастические сериалы 90-х годов, даже те, которые не связаны с космическими исследованиями («Секретные материалы», «Слайдеры» и т.д.) появились на свет именно благодаря успеху ТНГ

Да, коммерческий успех TNG — это вообще большое дело.
Но даже на идейном уровне — не факт, что тот же перезапуск BSG случился бы точно таким, каким он случился, если б не TNG. А может и вообще не случился бы, учитывая, кто его перезапускал.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:44 цитировать

цитата geralt9999

Да, коммерческий успех TNG — это вообще большое дело.
Но даже на идейном уровне — не факт, что тот же перезапуск BSG случился бы точно таким, каким он случился, если б не TNG. А может и вообще не случился бы, учитывая, кто его перезапускал.

Вообще, фантастический жанр на ТВ двигали и продолжают двигать в основном люди, вышедшие из мастерской Пиллера. 4400, Слайдеры, БСГ, куча других проектов и сериалов, полностью все творчество Брайана Фуллера — всего бы это не было без ТНГ.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:48 цитировать
Остался б только Уидон один-одинешенек :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:51 цитировать

цитата geralt9999

Остался б только Уидон один-одинешенек

Он бы конечно был, но не факт, что без ТНГ и Х-файлов ему бы кто-нибудь позволил делать Баффи. Да и появление Светлячка тоже под сомнением.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:54 цитировать
Чисто на уровне влияний творческих — Уидон не особо Треку должен, но, канешн, тв — это коммерция, Баффи бы не было, если б Малдер и Скалли не доказали потенциальную коммерческую состоятельность этой всей нечисти, а если б не было Баффи — Светлячка б не было точно.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:57 цитировать

цитата geralt9999

Баффи бы не было, если б Малдер и Скалли не доказали потенциальную коммерческую состоятельность этой всей нечисти, а если б не было Баффи — Светлячка б не было точно.

А Файлы в свою очередь запускали именно потому, что ТНГ собирал огромную аудиторию, вот тебе и прямая связь. Про Вавилон 5 я вообще молчу: его Уорнеры запустили лишь потому, что это был ответ массовой экспансии Трека и при этом каждая серия обходилась в два раза дешевле, чем эпизод ТНГ.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:00 цитировать

цитата fox_mulder

Про Вавилон 5 я вообще молчу

Его я даже и не вспоминал — мне-то Вавилон меньше TNG нравится :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:03 цитировать

цитата geralt9999

Его я даже и не вспоминал — мне-то Вавилон меньше TNG нравится

Открою тебе страаааашную тайну — мне он нравится даже меньше, чем ДС9, даже не взирая на то, что Стражински в свое время любил нарезать круги над этим спиноффом с криками: «Украли, украли, украли». :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:06 цитировать
Это не тайна
Ну и украли же! :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:09 цитировать

цитата geralt9999

Это не тайна
Ну и украли же!

Сходство действительно имеется. Но с другой стороны, пилот Вавилона в свою очередь тоже подозрительно смахивает на сюжет «Неоткрытой страны»: загадочное убийство посла, заговор с целью подставить земного капитана и т.д.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:13 цитировать
Обычное совпадение

На самом деле к DS9 у меня никогда претензий особо не было.
Вот кто реально украл — так это Bioware для Масс Эффекта — но там и обижаться бесполезно, они отовсюду украли.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:16 цитировать

цитата geralt9999

Обычное совпадение

Угу, и таких «совпадений» в В5 полно, особенно в первом сезоне :-)))

цитата geralt9999

Вот кто реально украл — так это Bioware для Масс Эффекта — но там и обижаться бесполезно, они отовсюду украли.

Да тоже не особо. Жанр космической фантастики с инопланетной расой, которая мечтает всех уничтожить ведь не Стражински придумал.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:19 цитировать

цитата fox_mulder

Жанр космической фантастики с инопланетной расой, которая мечтает всех уничтожить ведь не Стражински придумал.

Там слишком много совпадений
Но уворовано по ходу трилогии отовсюду — и из BSG, и из Вавилона, и из Треков, и из Старгейта. Даже из Чужого немного.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:22 цитировать

цитата geralt9999

Там слишком много совпадений
Но уворовано по ходу трилогии отовсюду — и из BSG, и из Вавилона, и из Треков, и из Старгейта. Даже из Чужого немного.

Для игр это вполне нормально. Томб Райдер и Анчартед уворованы из Индианы Джонс, The Last of Us — из «Дороги». 99 процентов фэнтезийных РПГ косплеят «Властелина колец», все в порядке вещей.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:23 цитировать
Дык я и без претензий — но отметить факт уворования — необходимо
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:45 цитировать

цитата geralt9999

Дык я и без претензий — но отметить факт уворования — необходимо

Но тем не менее, Стражински об этом молчит. В отличие от.


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:31 цитировать
Мне осталось всего 4 фильма до TNG :-)))

Статья шикааарная, очень захватывающе, эмоционально, умно и интересно. Что тут еще можно сказать — обычный высший класс, топ и все дела. Я пойду в депрессию от зависти :-)))

*ушел пиарить статью на всех углах*
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 19:36 цитировать

цитата febeerovez

Мне осталось всего 4 фильма до TNG

*мысленно начал считать** :-)))

цитата febeerovez

Статья шикааарная, очень захватывающе, эмоционально, умно и интересно. Что тут еще можно сказать — обычный высший класс, топ и все дела. Я пойду в депрессию от зависти

Отставить зависть, а за остальное традиционное спасибо :beer:

цитата febeerovez

*ушел пиарить статью на всех углах*

А вот с этого момента поподробнее
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:15 цитировать

цитата fox_mulder

А вот с этого момента поподробнее

Ну я просто на всех форумах где есть рекомендую статью и все такое 8:-0
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 20:22 цитировать

цитата febeerovez

Ну я просто на всех форумах где есть рекомендую статью и все такое

А ну тогда все в порядке :-)))


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:09 цитировать
Просто чумовая статья. Как-будто остросюжетный документальный сериал с клиффхангерами посмотрел, даже всплакнул местами. Реально the best of. Пойду несколько эпизодов гляну, а-то и целый сезон.

цитата fox_mulder

Поэтому, первым эпизодом TNG, который по-настоящему привлек мое внимание стала серия из второго сезона « The Measure of a Man», где Дэйта на судебном процессе пытался доказать Звездному Флоту, что не является машиной. Это было очень здорово, серия вызвала у меня сильный эмоциональный отклик. Именно такие эпизоды сделали меня поклонницей сериала».

Вот она вот знает о чём говорит. После него я не смог отлипнуть от сериала.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:14 цитировать

цитата Kopnyc

Просто чумовая статья. Как-будто остросюжетный документальный сериал с клиффхангерами посмотрел, даже всплакнул местами. Реально the best of. Пойду несколько эпизодов гляну, а-то и целый сезон.

Спасибо, старался :beer:

цитата Kopnyc

После него я не смог отлипнуть от сериала.

И до какой серии хватило этого энтузиазма? :-)))


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:15 цитировать

цитата fox_mulder

И до какой серии хватило этого энтузиазма?

До последней!
Пятого. :-)))
Но я просто ждал, когда БД двух последних выложат. А не потому что мне сериал надоел.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:18 цитировать

цитата Kopnyc

Но я просто ждал, когда БД двух последних выложат. А не потому что мне сериал надоел.

Дык, они же уже года полтора-два как вышли. Надо наверстывать.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:25 цитировать

цитата fox_mulder

Дык, они же уже года полтора-два как вышли. Надо наверстывать

Дык. Уже пивасику в холодильнике место расчистил. Уже скачал на хард. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:25 цитировать

цитата Kopnyc

Дык. Уже пивасику в холодильнике место расчистил. Уже скачал на хард.

Ну тогда отпишись, как все осилишь. 8:-0
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:28 цитировать

цитата fox_mulder

Ну тогда отпишись, как все осилишь.

Окей. К сериалу Фуллера всяко должен поспеть.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:30 цитировать

цитата Kopnyc

Окей. К сериалу Фуллера всяко должен поспеть.

А ты в курсе, что первая серия должна выйти уже в январе?
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:32 цитировать

цитата fox_mulder

А ты в курсе, что первая серия должна выйти уже в январе?

В том то и дело. Или что, за 4 месяца не успею? На вояжер и дип спэйс я ведь не подписывался. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:34 цитировать

цитата Kopnyc

На вояжер и дип спэйс я ведь не подписывался.

А зря. Я бы с удовольствием почитал твои отзывы на Вояджер и Энтерпрайз. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:36 цитировать

цитата fox_mulder

Я бы с удовольствием почитал твои отзывы на Вояджер и Энтерпрайз.

А DS9 почему в списке нет?
Хорошо, без шуток: что бы ты порекомендовал взглянуть — Вояджер\Энтерпрайз\Вавило н 5 ? :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:41 цитировать

цитата Kopnyc

Хорошо, без шуток: что бы ты порекомендовал взглянуть — Вояджер\Энтерпрайз\Вавило н 5 ?

ДС9, тем более что это как раз спинофф ТНГ, хоть и с совсем другой атмосферой. Потом «Вавилон», благо у них много общего. В «Вояджере» есть интересные серии, но для того, чтобы добраться до них приходится перерыть руками немало мусорок. «Энтерпрайз» ужасен во всем, начиная с ушераздирающей песни и заканчивая концовкой, от которой плевались даже те, кому этот сериал нравился.
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:43 цитировать
Уговорил, слушай. Попробую глянуть «Энтерпрайз».
Моя слабость к трэшу до добра не доведет, чувствую. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:50 цитировать

цитата Kopnyc

Уговорил, слушай. Попробую глянуть «Энтерпрайз».
Моя слабость к трэшу до добра не доведет, чувствую.

В том то и дело, что там нет особого треша, только куча повторов с предыдущих трековских сериалов + никакущие персонажи и убогий каст. Треш там в основном для ценителей, в частности там есть одна серия, где экипаж находит куб боргов, который потерпел аварию в «Первом контакте». И когда инженер из 23 века за пару минут изобретает пушки, пробивающие щиты, которые Пикар не мог пробить столетие спустя, это вызывает чувство легкой шизофазии. :-D

Ну и серия про беременного старпома — это конечно тот еще трешачок. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:52 цитировать

цитата fox_mulder

Ну и серия про беременного старпома — это конечно тот еще трешачок.

Адреса, пароли, явки. №эпизода, т.е. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:55 цитировать

цитата Kopnyc

Адреса, пароли, явки. №эпизода, т.е.

Вроде бы оно. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:57 цитировать
7,2 / 10. Ты слишком предвзят. Но я записал. :-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:59 цитировать

цитата Kopnyc

7,2 / 10. Ты слишком предвзят. Но я записал.

Ты на рейтинги IMDB не смотри. Там сюжет заключается в том, что старпом вступил в контакт с инопланетянкой, а потом родил. Если уж это не тянет на категорию треш, то я вообще не знаю, что тогда подходит под это определение. :-)))


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:48 цитировать
Отдельное спасибо за «Ode To The Picard Maneuver«! Чёт залип. :-)))
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:52 цитировать

цитата fox_mulder

Отдельное спасибо за «Ode To The Picard Maneuver«! Чёт залип.

Всегда пожалуйста :beer:
А это видел?

:-)))
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 21:53 цитировать

цитата fox_mulder

А это видел?

Этот да. Но он похуже. :beer:


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 22:39 цитировать
Огромное спасибо за статью. Очень познавательно, и написано захватывающе. Даже пересмотреть захотелось8-)
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 сентября 2016 г. 22:50 цитировать

цитата NS 123

Огромное спасибо за статью. Очень познавательно, и написано захватывающе. Даже пересмотреть захотелось

Вам спасибо за то, что нашли время прочитать :beer:


Ссылка на сообщение2 сентября 2016 г. 08:32 цитировать
Огромное спасибо и от меня! Как раз то, что меня интересует в культовых вселенных — «кухня» создателей. Я пока смотрел только первый сезон Энтерпрайза, и даже в нем определенное обаяние присутствует. Будет ли подобная прекрасная статья о DS9, Вояджере и Энтерпрайзе?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение2 сентября 2016 г. 09:11 цитировать

цитата Kalvin

Огромное спасибо и от меня

Не за что :beer:

цитата Kalvin

Будет ли подобная прекрасная статья о DS9, Вояджере и Энтерпрайзе?

Ну вообще-то планируется, только вот о сроках ничего не скажу. Будет еще одна статья, посвященная всем трем оставшимся сериалам. Про ДС9 чуть попродробней, про остальные — покороче.


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 03:03 цитировать
Спасибо — отдали дань сценаристам, это по-настоящему важно. И хочется ссылок на источники, особенно там, где цитаты.

Только Дэвид Джерролд и Пикард, а не Пикар, и ламп — четыре:-)
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 03:16 цитировать

цитата snovasf

Только  Дэвид Джерролд и Пикард, а не Пикар, и ламп — четыре

Ненавижу ссылаться на русскую вики, но в данном случае сделаю исключение. Да, американцы произносят его фамилию как Пикард, но не будем забывать, что сама фамилия французского происхождения.
И с Герролдом та же история, вики считает, что фамилия произносится именно так, как я привел в статье.

цитата snovasf

и ламп — четыре

цитата

над столом в кабинете Модреда висит светильник с четырьмя лампами

цитата snovasf

И хочется ссылок на источники, особенно там, где цитаты.

Документальный фильм Chaos on the Bridge, материалы с Блю-Рей издания, тематические статьи из Entertainment Weekly, плюс многочисленные интервью, причем как с различных фанатских сайтов, так и с ютуба. Эта статья писалась столько времени, что по некоторым ссылкам уже открываются пустые страницы. ;-)
 


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 03:42 цитировать
Не нравится, а ссылаетесь ... Нелогично, как сказал бы известный персонаж

Про лампы шутка, намекающая на мое упорство по отношению к произношению Пикард, совершенно укрепившееся среди треккеров, так же как и Кирк (а не Кёрк). Француз он относительный — да, родился на территории бывшей Франции, но нет там больше тех стран. Вы же Detroit не Детруа произносите, да и в русской традиции у нас пикардийцы и Пикардия.

Ну а Джероллд мало того, что сам так себя называет, так и даже на фантлабе присутствует на удивление в правильном написании
 


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 03:49 цитировать

цитата snovasf

Про лампы шутка, намекающая на мое упорство по отношению к произношению Пикард, совершенно укрепившееся среди треккеров, так же как и Кирк (а не Кёрк). Француз он относительный — да, родился на территории бывшей Франции, но нет там больше тех стран. Вы же Detroit не Детруа произносите, да и в русской традиции у нас пикардийцы и Пикардия.

Неважно насколько относительный он француз. Родился во Франции и сама фамилия французская. Поездка в родную деревню, где у его семьи собственные виноградники как бэ намекает. А что касается традиций русских треккеров, то я к ним тоже принадлежу, причем уже лет 20 как. ;-)
 


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 17:27 цитировать

цитата fox_mulder

А что касается традиций русских треккеров, то я к ним тоже принадлежу, причем уже лет 20 как.

Приветствую в этом качестве
Тогда вам точно известно, что значится он Пикардом:-)
Нелогично отстаивать французское произношение в отношении персонажа американской франшизы о мире, где прежних стран не осталось. Виноградники — остались, семейные проблемы тоже, но не страны в видении Родденберри. Но если вам так нравится — спорить больше не буду.
 


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 18:09 цитировать

цитата snovasf

Приветствую в этом качестве
Тогда вам точно известно, что значится он Пикардом

Нет, неизвестно. Я ведь не зря написал в начале статьи, что сначала Пикара должны были звать Жульен, он должен был говорить с гипертрофированным французским акцентом и восхвалять Францию также, как Чехов возносил Россию. То, что в итоге ему поменяли имя и сменили концерт персонажа, ничего не меняет — фамилия все равно осталась французской. ;-)


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 08:36 цитировать
Павел, спасибо за мегастатью!
Видно как тебе нравиться писать об Треке и его истории. Читать мне понравилось не меньше ;)
Великолепные и интереснейшие подробности создания сериала!
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение3 сентября 2016 г. 08:45 цитировать

цитата vad

Павел, спасибо за мегастатью!
Видно как тебе нравиться писать об Треке и его истории. Читать мне понравилось не меньше ;)

Спасибо за добрые слова :beer:
Страницы: [1] 2 



Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх