Трилогия Астровитянка


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «vad» > Трилогия "Астровитянка" доступна на Фантлабе
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Трилогия «Астровитянка» доступна на Фантлабе

Статья написана 25 августа 2015 г. 14:04


Автор рисунка: Илья Руднев


Научно-популярная трилогия Николая Горькавова «Астровитянка» стала доступна для свободного чтения на Фантлабе.


справка об авторе:

Горькавый Николай Николаевич — доктор физико-математических наук, астроном, активный популяризатор науки.

Закончил физфак Челябинского госуниверситета и аспирантуру в Институте астрономии РАН в Москве. 12 лет работал в Симеизской обсерватории, получил одну из последних Государственных премий СССР — за астрофизику в 1989 году. С 1998 года работал в НАСА, получил премию Американской академии наук.

Автор романов трилогии «Астровитянка» и цикла «Научные сказок» (сборник поданных для детей историй о великих открытиях и их авторов) и ряда других работ нацеленных на подростковую аудиторию — популяризирующую науку и пробуждающие интерес к ней.

цитата Николай Горькавый

Я всячески за рост бумажных продаж, ведь я получаю процент от каждой проданной книги, и любые допечатки тиража приносят мне определённый доход, совсем не лишний.

Но моя позиция в вопросе электронного распространения определяется не только тем, что это, судя по всему, полезно для бумажных продаж. Предположим, что это вредно для них. И тогда передо мной выбор — бороться против бесплатных библиотек и, в идеале, тем самым увеличивать свой гонорар, но одновременно резко сокращать число читателей, включая подростков, прочитавших мою книгу. И это неприемлемая для меня цена денег.


Автор любезно дал разрешение на публикацию трилогии «Астровитянка» в открытом доступе на сайте Лаборатории!


«Астровитянка»
Николай Горькавый
Астровитянка
2008, роман

Ее зовут Никки. Она — космический Маугли. После гибели родителей она осталась совсем одна на крохотном астероиде. Ее единственным другом и наставником был компьютер, который спас ей жизнь и стал частью ее тела. Девочку нашли и вернули в большой мир, когда ей было тринадцать. Но те, кто убил родителей девочки, никогда не оставят ее в покое. Космическая Маугли должна умереть. Вот только убить ее не так уж просто. У юной и хрупкой девушки — железная воля, отточенный ум и, главное, она умеет находить друзей. Настоящих друзей...


«Теория катастрофы»
Николай Горькавый
Теория катастрофы
2009, роман

Никки — редчайший случай соединения острого ума, необъятной эрудиции (посредством "встроенного" компьютера), сверхскорости и сверхудачливости. Она учится в самой крутой школе Солнечной системы, у самых лучших учителей (хотя иногда трудно понять, кто кого учит), у нее множество верных друзей. Врагов, правда, тоже немало, и все норовят ее убить...


«Возвращение Астровитянки»
Николай Горькавый
Возвращение Астровитянки
2010, роман

Никки, космический Маугли, и ее друзья строят город своей мечты, а попутно — управляют миром и решают проблему: как сделать счастливым каждого достойного человека Земли и ее окрестностей. Развернутая перспектива владений императрицы Никки — венерианские аэростаты, метановые моря Титана, металлические туманы и "электрические драконы".






Ник. Горькавый
Астровитянка
Научно-фантастический роман


Всем умным молодым людям Земли, Луны и дальнего космоса.
Челябинскому Научному Обществу Учащихся — чудесному феномену, проросшему в трещинах официальных воспитательных структур.
С надеждой, любовью и благодарностью посвящается эта книга.


Пятикилометровый астероид медленно вращался, подставляя Солнцу серые, изрытые кратерами бока. К освещённому краю космической каменной горы, пофыркивая маневровыми двигателями, подплывал патрульный крейсер Спейс Сервис с амбициозным названием «Марсианская Джоконда». В рубке «Джоконды» вполголоса переговаривались командир крейсера — лейтенант Дик Джонсон-бей и глава спасательной группы Патрик де Рубиник.

— Посмотри-ка! — Командир вдруг указал на тускло блестящую конструкцию из шаров и цилиндров, показавшуюся из-за горизонта астероида. — Разрази меня гром! Это не просто зонд, а целый корабль!

— Судя по всему, — напряжённо всмотрелся Патрик в экран, — малый исследовательский фрегат класса «фобос». Но оранжерея явно больше обычной… И не очень понятно с рубкой… Ага! Именно рубкой он и ударился. Похоже на зверски неудачную посадку…

— Эх, бедолаги… — Капитан крейсера был молод и откровенно расстроился.

— Компьютер, — скомандовал негромко глава спасателей. — Дай список судов, пропавших без вести в районе этих орбит.

На экране появились изображения семи кораблей.

— Класса «фобос» только два, — подытожил Патрик, — из остальных похож ещё древний «ганимед»… Нет, у него сбоку заметный выступ шлюза. Все случаи — старые: один «фобос» пропал в тридцать первом году, второй — десять лет назад. Значит, живых нет. Сигналы, очевидно, из автоматического аварийного блока. Почему только такие слабые? Корабль-то — удивительно, но почти цел… В подобных случаях SOS-системы поют на всю Солнечную систему в десятке диапазонов…

— Кого возьмёшь? — спросил лейтенант Джонсон-бей.

— Пойду с медиком-стажёром Бениной, пусть привыкает… — Патрик вздохнул и наморщил лоб. Из-за этой привычки на его загорелом лбу выделялись светлые полоски.

Две фигуры в скафандрах выбрались из шлюза приземлившегося крейсера, наклонились вперёд и плавно, будто в воде, двинулись к разбитому кораблю.

— Восьмого марта 52 года. Расследование аварии фрегата класса «фобос» на астероиде номер 4654. Запылённость обшивки небольшая… — Старший спасатель, не теряя времени, привычно бубнил в микрофон информацию для отчёта. Кибер-ассистент Патрика оформлял реплики в официальный отчёт, уточняя имя и размер астероида, приставляя к годам всем известный век и убирая нечаянную ругань и жаргонизмы. — Не думаю, что он стоит здесь больше нескольких лет… Фатальные повреждения рубки… Уровень радиации снаружи в норме… Шлюз реголитом не засыпан, пробуем войти через главные двери…

Фрегат вблизи увеличился до размеров трёхэтажного дома, и стало видно, что весь он практически уцелел. Лишь шар передней рубки, принявшей на себя весь удар при несчастливой посадке, смялся под чудовищной силой инерции и глубоко вдавился в рыхлый грунт, усеянный оскаленными валунами и серыми скалами.

Патрик с Бениной подошли к главному шлюзу. Вдруг его массивные створки бесшумно раскрылись.

— Канис меня задери!.. — осёкся Патрик, всё ещё бормотавший в микрофон. — Рулевой компьютер цел, что ли? База, нас приглашают…

Они осторожно заглянули в проем люка и, не найдя ничего примечательного в открывшемся шлюзе, забрались в него. Входная дверь плавно закрылась, и в камере зашипел воздух.

— Святой Амбарцумян! Здесь даже воздуховоды исправны!

Когда же открылся внутренний люк шлюза, то космонавты остолбенели и онемели…

В ярко освещённой кают-компании их встречала высокая худая девочка с огненно-рыжими волосами, одетая в длинное, почти до пола, вечернее платье изумрудного цвета, очень помятое и не по росту. Глубокое декольте платья открывало неуместную белую майку-безрукавку с застарелыми пятнами и лохматой прорехой на плече, а на спине девочки красовался ещё и чёрный засаленный рюкзак. Пыльные босые ноги подростка нервно переминались на светлом пластике пола.

— Здравствуйте, люди! Приветствую вас на борту «Стрейнджера», — срывающимся голосом сказала девочка. — Как же вы медленно чалились! Проходите, пожалуйста, и садитесь! Гость — это драгоценный камень на подушке гостеприимства! — И она указала на роскошно сервированный стол.

— База, у нас живой человек!.. Очень странный… — очнулся и сдавленным голосом сообщил спасатель.

— Сам вижу… — ошарашенно откликнулся лейтенант Дик из рубки патрульного крейсера. — Эвакуируйте её немедленно!

— Спокойно, я ещё не разобралась…

Медик Бенина немедленно взяла ситуацию в свои руки, как и полагается, если вопрос идёт не просто о разбитом корабле, а о живом человеке, и быстро отбросила шлем за спину.

— Здравствуй! Как у тебя мило! — улыбнулась она девочке.

Спасатель посмотрел на анализатор атмосферы, помедлил и тоже снял шлем.

— Привет! — хрипло сказал он.

Вдруг девочка смело подошла к ним и неожиданно потрогала прямые белокурые волосы Бенины — та стояла, замерев, — потом поерошила жёсткие каштановые кудри Патрика и даже слегка потянула их — тот только удивлённо таращил глаза.

— Демон Максвелла! Совсем другие! — явно огорчилась девочка и стремительно повернулась к столу.

Патрик и Бенина посмотрели друг на друга — Патрик вопросительно округлил глаза, но Бенина поднесла палец к губам — тихо, мол, — и сделала приглашающий к столу жест. Вслед за медиком спасатель послушно снял скафандр, и они прошли в середину кают-компании, всё ещё ошеломлённо озираясь. Стол оказался сервированным на несколько персон, с целой батареей бутылок с вином и тарелок с разноцветными салатами. В центре стоял гигантский благоухающий букет жёлтых роз.

— Я знаю… я читала… вы с дороги и устали, вам нужно обязательно поесть и отдохнуть… Эх, так и не поняла, что значит «баньку истопить»…

Бормоча, девочка в почти лихорадочном возбуждении орудовала у плиты. Она достала из духовки огромное блюдо, полное жареной форели, и поставила его на стол.

— Вот… вы самый большой, вам — Эрика…

Она ловко нагрузила и подала Патрику тарелку с ещё скворчащей крупной форелью. Спасатель, прошедший через десятки аварий, кровь и трупы, всё никак не мог прийти в себя от такого странного оборота: на разбитом корабле вместо разгребания грязных обломков он попал на званый приём.

— Помилуй меня протуберанец!.. Кто это — Эрик?.. — растерянно спросил он, взяв тарелку и наколов на вилку кусочек рыбы с золотистой корочкой.

— Это я вам одного знакомого зажарила…

Патрик чуть не подавился.

— А! — махнула Никки рукой. — Он всё равно был неважным собеседником… Да и мне уже ничего не нужно… Я ведь могу отправиться с вами?

Она встрепенулась и ожидающе посмотрела на гостей.

— Конечно! Мы за тобой и прибыли… — дипломатично покривила душой Бенина, посматривая на окологлазный монитор. — Тебя зовут Никки?

— Да. Вижу, вы уже получили мой файл. А как ваши имена?

— Бенина Мильдоса-Рен.

— Патрик де Рубиник.

— Невыразимо приятно… Попробуйте зелёный салат, это авокадо. — Никки подвинула к ним одну из тарелок. — Я его редко делаю — очень медленно растёт, ленивая скотина… Но безумно вкусен, особенно с оливковым маслом — его хорошо синтезирует мой биохимический реактор. Да и форель я хорошо готовлю… Так, конечно, мне кажется — сама рыба угрюмо молчит на эту тему.

— Всё просто потрясающе! — удивилась Бенина, попробовав угощение. — Когда ты столько наготовила?

— Да я уже девять часов за вами слежу! Волосы даже успела покрасить, лучшее мамино платье достала…

— А волосы зачем красила? — по-женски заинтересованно спросила Бенина.

— Ну… — уклончиво сказала девочка. — Рыжий вроде бы хорош к зелёному платью.

— Ты здесь… одна? — осторожно задала медик вопрос, который, как она опасалась, мог вызвать серьёзные осложнения.

— Да. — И девочка отвернулась к плите.

Патрик оторвался от вкусной форели и настороженно спросил, возвращаясь к профессиональным обязанностям:

— Никки, ты можешь рассказать, почему произошла авария?

— Я неважный летописец, — сказала Никки, не поворачиваясь, — пусть вам Робби расскажет…

— Кто это — Робби? Ещё один знакомый?

Баритон компьютера неожиданно наполнил рубку, заставив гостей вздрогнуть. Робби вступил в разговор очень официально:

— Докладываю резюме последнего полёта. Научный корабль МарсоИнститута «Стрейнджер» вылетел 15 февраля 42 года по маршруту Марс — Земля с двумя членами экипажа, Айваном и Сюзан Гринвич. Пассажир — Николь Гринвич. В ходе полёта экипаж открыл второй, ранее неизвестный спутник астероида 4654 и решил пролететь возле редкой тройной планеты для сбора научных данных. Это противоречило запланированному маршруту, поэтому пилоты ничего не сообщили базе о предполагаемом манёвре. Третьего марта, в момент сближения с главным телом астероида, на корабль было совершено внезапное нападение, в результате чего он столкнулся с планетоидом, рубка разрушилась, и экипаж погиб. Пассажир Никки Гринвич осталась жива.

Сразу три голоса слились в хоре:

— Что-что?!

— Какое нападение?!

— И ты мне ничего не сказал?!

Робби переждал шум и ответил сначала Никки:

— Извини, пожалуйста, но ты никогда не спрашивала прямо, а сам я счёл эту информацию разрушительной для твоей психики в условиях подобной изоляции.

Бенина удивлённо подняла брови и машинально кивнула.

— На корабле есть множество доказательств нападения, — сказал Робби. — Практически вся электроника корабля в критический и точно рассчитанный момент времени была выведена из строя электромагнитным выстрелом. Боевые поля вызвали сверхсильные токи и массовые короткие замыкания в электрических цепях. Корабль оказался полностью парализован и разбился об астероид. Можете убедиться сами: начинка большинства микросхемных блоков расплавлена или повреждена. Я еле собрал из остатков слабенький SOS-передатчик.

— Кто… это сделал? — Никки опустилась на стул, и её синие глаза потемнели от давней боли.

— Не знаю… — ответил всезнающий Робби.

Бенина с тревогой смотрела на девочку. Лицо Никки побледнело и покрылось испариной. Бенина не знала, что в этот момент острая боль пронзила шею девочки, а её ноги стали неметь. Так всегда случалось, когда прошлое дотягивалось до Никки.

Робби уверял её, что это лишь фантомная боль. Робби — хороший друг, но он так и не понял своей электронной головой, что человек живёт в мире иллюзий, которые реальнее реальности.

Любой ребёнок пребывает в непоколебимом и наивном убеждении, что родители всегда будут рядом с ним, ласковые и заботливые. Слишком ранняя потеря иллюзий может так ранить душу, что даже воспоминания будут причинять невыносимую боль — да-да, конечно, фантомную, но всё равно пронзительную, сбивающую с ног.

Через некоторое время девочка пришла в себя и даже подала гостям свежезаваренный чай. Кажется, он не привёл их в восторг, но это была последняя её заварка — сама девочка не пила чая уже года два.

Патрик встал из-за стола и отправился на осмотр корабля, обшаривая все углы своей коллекцией анализаторов. Никки всё ещё находилась в полушоковом состоянии от прилёта гостей и от драматического сообщения Робби, но по-прежнему старалась играть роль гостеприимной хозяйки — и где только научилась подобной светскости? Девочка показывала Бенине, как она тут хорошо устроилась, хвасталась оранжереей, розами и прудом с форелью. Бенина не подавала виду и даже вежливо восторгалась, но позже почти в истерике рассказывала лейтенанту Дику, с которым была на дружеской ноге:

— Десять лет без родителей и взрослых! Никакой медицинской помощи… О боги! Она молочные зубы дёргала себе сама!.. Волосы не стрижёт, а пилит каким-то жутким резаком, непонятно, как голову себе не отрезала… Отслеживаются периоды серьёзного голодания… все руки в шрамах и мозолях! А эти живые цветы перед заклиненной дверью рубки! Провести всю жизнь возле могилы родителей… Ни школы, ни подруг… Я, взрослая, — с ума бы сошла! А она, поразительно, — весёлая, как жаворонок!

И вот вещи Никки упакованы в два больших кофра, и возле шлюза собралась группа людей: Патрик, Бенина, Никки, сам лейтенант Дик, не усидевший в командирском кресле, и ещё один корабельный врач — глава крейсерного медотсека.

— Ты уверена, что твоих родителей нужно оставить на корабле? — осторожно спросил у девочки лейтенант в скафандре с откинутым шлемом. — Мы могли бы попробовать откопать рубку снаружи или вскрыть дверь изнутри…

— Что вы собираетесь делать со «Стрейнджером»? — в ответ спросила Никки.

— Ничего, — удивился лейтенант Дик. — Он полностью выведен из строя и давно списан. Все нужные данные с него мы сняли.

— Тогда он остаётся моим домом. С собственным семейным кладбищем… Родители тут были вдвоём так долго, что… не знаю, как вам это объяснить… — нахмурилась Никки. — У меня нет другого места, куда я могла бы их перевезти… а сюда я ещё вернусь.

Она замолчала, и Бенина стала облачать Никки в скафандр, принесённый с крейсера. Медик ничего не сказала насчёт изумрудного вечернего платья, хотя оно никак не подходило для скафандра, но попробовала снять с Никки чёрный рюкзачок, чтобы присоединить его к чемоданам.

— Нет! Нет! — вскрикнула громко Никки. — Нельзя!

Бенина отдёрнула руку от рюкзака.

— Почему? — озадаченно спросила она.

— Робби, объясни… — недовольно буркнула Никки, продолжая одеваться.

Робби из рюкзака произнёс длинную тираду, но не посвящённые в таинства медицины поняли из неё только то, что при аварии у пассажирки Никки Гринвич был сломан третий шейный позвонок. С тех пор процессор Робби постоянно подсоединён к шейному импланту Никки, и его отключение вызовет паралич, немедленную остановку дыхания и необратимую смерть первой категории в течение шести минут…

Все слушали Робби в потрясённом молчании и полной неподвижности — за исключением Никки, деловито совмещающей скафандр, вечернее платье и рюкзак. Она уже застегнула шлем, и только тогда эмоциональная Бенина взялась за свой космический костюм, прерывисто не то вздохнув, не то всхлипнув.

...

(далее читайте в самом романе)




Скачать первый романа трилогии в любом удобном для чтения формате, а также читать его онлайн можно на странице романа. Там же есть ссылки и на продолжения.

Николай Горькавый «Астровитянка»

Читайте, получайте удовольствие, ставьте оценки и пишите отзывы!





1267
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 14:49 цитировать
Не рад. Свободный доступ — это хорошо, возможно.
Но превращать фантлаб в библиотеку, имхо, неправильно. Отрывки — согласен, целиком текст — это чересчур.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 14:59 цитировать

цитата Gourmand

Отрывки — согласен, целиком текст — это чересчур.

а) вы опоздали примерно на три-четыре года, когда принималось решение и делались первые выкладки.
б) личное согласие/не согласие не имеет никакого значения без обоснованной аргументации.
 


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 15:02 цитировать
Извините, я на фантлабе недавно. Не знал, что была такая дискуссия. Ну ок. Значит, так тому и быть.
 


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 15:17 цитировать

цитата Gourmand

Не знал, что была такая дискуссия.

Дискуссия была преимущественно среди администраторов и итоговое решение принималось Креатором. Но выкладываются тексты регулярно, примерно каждые несколько месяцев. Поэтому я и удивился, что вы обратили внимание только сейчас.


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 15:00 цитировать
vad, спасибо. Пусть будет больше на ФЛ таких вот штучных вещей. Тем более отечественной НФ.


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 15:06 цитировать
Здорово. Ещё бы «Прикладное терраформирование» Эдуарда Катласа, тоже хорошая современная отечественная НФ. Но вижу ссылку на Литрес, так что наверное не судьба :)
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 15:21 цитировать
Наличие ссылки на литрес не влияет на свободную публикацию. Это решает автор — он может не только продавать книги, но и/или свободно распространять.


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 15:22 цитировать
Надо почитать. Пожалуй, это смешнее будет, чем мучить «Морских звёзд».


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 15:23 цитировать
Первая книга у него получилась хорошей. Но продолжение...
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 18:33 цитировать

цитата olexis

Но продолжение...

Третья — чистейшей воды политико-философский манифест, разбитый для удобства автора на фрагменты-рассказы-иллюстрации. Имеющий весьма условное отношение к первым двум книгам.

А вот вторая, хотя и послабее, но все же по-своему хороша, ИМХО. Или вы только про ее финал?


Ссылка на сообщение25 августа 2015 г. 17:08 цитировать

цитата olexis

Первая книга у него получилась хорошей


:cool!:




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх