Харизматичные суперзлодеи


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Вертер де Гёте» > Харизматичные суперзлодеи советских комиксов. Часть первая
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Харизматичные суперзлодеи советских комиксов. Часть первая

Статья написана 31 мая 2019 г. 22:29

Советские графические произведения были ориентированы преимущественно на детей, лишь в перестройку ситуация стала меняться. Но без отрицательных персонажей не обойтись и в детских произведениях, они нужны для морально-этических выводов, да и просто "для движухи, экшена". Частенько "плохими ребятами" в комиксах становились банальные "профессиональные сказочные злодеи" — Баба-Яга, Карабас, Бармалей, Волк, Лиса... Но встречались и оригинальные и весьма колоритные фигуры.

Варфоломей — бес-искуситель из комикса "Павел и Вера" 1991 года.

Способности и оружие: "демонические" способности.

Особенности характера и поведения: порочен, высокомерен, прекрасно разбирается в картах (в игральных картах).

Создатели: Николай Смирнов© (художник, сценарист), А. С. Пушкин и В. П. Титов (первоисточник)

Варфоломей

Комикс, созданный уже на закате СССР, основан на классике русской готики "золотого века" — повести А. С. Пушкина и В. П. Титова "Уединённый домик на Васильевском" (1828). Если "русская готика" вам интересна, то, скорее всего, повесть и история её создания вам хорошо известны.

Конец 20-х годов 19 века. Владимир Титов, сын богатого рязанского помещика, направленный папой на обучение в Московский университет, окончил его и перебрался в Петербург. Юноша мечтает стать писателем, участвует в литературных тусовках, пишет, изредка печатается в журналах. На одном из литературных салонов, где присутствовал Титов, Пушкин, работавший тогда над поэмой "Влюблённый бес", желая произвести впечатление на присутствующих дам, рассказывает увлекательную историю о чёрте, влюбившемся в простую петербурженку. Рассказ имел успех, а Титова просто потряс; добравшись до дома, молодой человек быстро записал всё по памяти, а память у него была хорошая. Через некоторое время Титов обработал записи, превратил их в повесть, с этой рукописью заявился к Пушкину и попросил разрешения опубликовать произведение под псевдонимом. Пушкин, наверное, удивился такой наглости, но — почему не помочь начинающему писателю — дал добро.

Повесть вышла в альманахе Антона Дельвига «Северные цветы» с подписью "Тит Космократов": Титов поменял местами имя и фамилию, и перевёл имя Владимир (владеющий миром) на греческий ("космократор" — правитель вселенной). Произведение прошло совершенно незамеченным, лишь удостоилось нескольких отрицательных отзывов. Жуковский в разговоре с Дельвигом и Титовым, не догадываясь, что говорит с автором повести, упомянул о ней как о "длинной и бездарной повести какого-то псевдонима". На несколько десятилетий творение Титова было забыто. Вскоре Титов забросил литературу и сделал блестящую дипломатическую карьеру. Что касается Пушкина, то после публикации "Домика" он потерял интерес к истории о влюблённом бесе. Таким образом, русская литература потеряла очередной пушкинский шедевр, но приобрела неплохую готическую историю. Широко известно о причастности Пушкина стало только в следующем столетии, во времена "серебряного века", после обнародования мемуаров Андрея Дельвига, двоюродного брата издателя и поэта. Андрей Дельвиг, лично знавший многих знаменитых писателей, в завещании запретил печатать свои резкие и откровенные мемуары раньше 1910 года и в литературных кругах публикации ждали с нетерпением. Информация о связи Пушкина с произведением Титова привела пушкинистов в дичайший восторг — найдена неизвестная повесть Пушкина! Произведение тут же перепечатали в газете, в журнале, переиздали отдельной книгой с подзаголовком "рассказ А. С. Пушкина по записи В. П. Титова" и с послесловием Сологуба и одного из крупнейших пушкинистов Павла Щёголева. Отыскали письмо Титова, где он рассказывает о написании "Уединённого домика" и признаёт, что "апокалипсическое число 666, игроки-черти, метавшие на карту сотнями душ, с рогами, зачесанными под высокие парики, честь всех этих вымыслов и главной нити рассказа принадлежит Пушкину". Когда эйфория несколько утихла, специалисты задумались: насколько корректно считать повесть пушкинской? Безусловно, фабула принадлежит "Солнцу русской поэзии": в черновиках гения нашли краткую сюжетную схему, в целом соответствующую повести Титова. Но детали, язык, стиль — что здесь от Пушкина? Споры продолжаются до сих пор. Сейчас повесть обычно издают под именем Титова, или Титова в соавторстве с Пушкиным. Редкая антология "таинственной прозы" обходится без этого произведения. С начала 80-х, когда вновь возник интерес к романтической, готической прозе, произведение опубликовано в разных сборниках более двадцати раз.

Комикс сюжетно близок к повести. Варфоломей ("влюблённый бес") — мрачный, изысканно одетый субъект, обладающий странной властью. Интересная деталь — Варфоломей носит перстни и кольца на каждом пальце.

А. Пушкин
А. Пушкин
фрагмент комикса Н. Смирнов©
фрагмент комикса Н. Смирнов©
В. Титов
В. Титов

Ужасный волшебник Штосс из комикса "Приключения Колобка", 1970.

Способности и оружие: "Где он ни появится, сразу начинаются неприятности. Придёт в школу — там сразу возникает драка, появится на концерте — под певцом пол проваливается, пройдёт мимо пляжа — сразу снег с неба валится..."

Особенности характера и поведения: получает удовольствие от злых проделок, но иногда его способности "всё портить" могут сыграть и против него самого.

Кто придумал: Э. Успенский© (сценарий), Ю. Соостер© (художник)

Волшебник Штосс
Волшебник Штосс
Волшебник Штосс

Небольшой остроумный комикс о Колобке, помогающем милиции справиться с "ужасным волшебником Штоссом", был придуман Эдуардом Успенским для одноимённого детского журнала, а нарисован знаменитым иллюстратором фантастических и детских книг, а по совместительству — одним из главных советских художников-неформалов, получившим на исторической авангардной выставке в Манеже разнос от самого Хрущёва, эстонцем Юло Соостером, проживавшем в Москве (после освобождения из лагеря в 1956). Соостер испытал сильное влияние творчества Рене Магритта и, кто знает, возможно, Штосс в цилиндре — злой родственник магриттовских человечков в котелках. Для Соостера, скончавшегося в 1970, комикс о Штоссе стал одной из последних работ. Успенский, как обычно, позволил себе относительно смелые для того времени шутки. Странно, что рыдающий капитан милиции, обратившийся к Колобку с просьбой о помощи (милиция не справляется с волшебником) не вызвал у бдительных цензоров никаких вопросов.

Э. Успенский
Э. Успенский
Ю. Соостер
Ю. Соостер

Комикс читателям понравился и через десяток лет по инициативе Успенского был перепечатан "Весёлыми картинками". Если у относительно дорогого (65 копеек!) "Колобка" тираж составлял 200 тысяч экземпляров, то благодаря "Весёлым картинкам", выходившим почти восьмимиллионным тиражом, с комиксом познакомились очень многие.

Вредные волшебники Простуда и Ветер-в-голове. Комикс "Новогодние приключения Колобка, Деда Мороза, Снегурочки, вредных волшебников: Простуды, Ветра-в-голове и десяти тысяч школьников", 1970.

Способности и оружие: в результате общения с ними люди оказываются простуженными или безвольными; волшебники пытаются превратить детей в озорников при помощи отравленных конфет.

Особенности характера и поведения: вредные разгильдяи — дома у них бардак, бацилла-питомец не приучена к командам.

Кто придумал: Э. Успенский© (сценарий), Г. Огородников© и А. Семёнов© (художники)

сопроводительный текст

В 1970 году главный выдумщик советской детской литературы Эдуард Успенский придумывает ещё двух колоритных злодеев — это вредные волшебники "Ветер-в-голове" (с воздушным шариком вместо головы) и красноносая Простуда с "дрессированной" бациллой Бац-Бац. Вновь Успенскому помогают великолепные художники — Герман Огородников и Александр Семёнов, иллюстраторы детских книг и крокодиловские карикатуристы.

Хотя сюжет комикса не слишком оригинален и является заложником стереотипов новогоднего номера — злодеи хотят проникнуть на новогодний праздник под видом Деда Мороза и Снегурочки и превратить детей в хулиганов. Да это же схема каждой второй новогодней истории! Но рисунки забавны и текст неплох.

Г. Огородников
Г. Огородников
А. Семёнов
А. Семёнов

Хиханька и Дремота, руководители Всемирного Центра Озорства и Лени. Новогодние приключения Колобка (1977).

Способности и оружие: вооружены отравленными ленью и легкомыслием снежками.

Кто придумал: А. Семёнов© (сценарий и рисунки).

сопроводительный текст

Эту новогоднюю историю, похожую на историю с вредными волшебниками, Семёнов придумал и нарисовал уже самостоятельно. На этот раз Деду Морозу и Новому Году мешают добраться до места проведения новогоднего праздника руководители секретной злой организации — Всемирного Центра Озорства и Лени — Хиханька (директор) и Дремота (заместитель). Дремота — скучноватый, заторможенный тип, а вот Хиханька — советский вариант Джокера, с нарисованной вокруг рта улыбкой. Главная цель Всемирного Центра — заразить всех детей ленью и легкомыслием. "Новогодние приключения Колобка" — не совсем комикс, это эклектичное произведение объединяющее сказку, элементы комикса и игры. На тот момент Семёнов уже придумал и начал публиковать в Мурзилка "Ябеду-Корябеду" и можно сказать, что "Новогодние приключения Колобка" — из той же вселенной. Возможно, Центр Озорства и Лени — дружественная Корябеде организация.

Профессор Керн из комикса "Голова профессора Доуэля" (1984).

Создатели: В. Пощастьев© (художник), А. Беляев (автор романа-первоисточника).

Способности и оружие: "злой учёный", хирург, научившийся оживлять отделённые от тела головы животных и человека (что само по себе уже страшновато), но идею стянул у своего руководителя.

Особенности характера и поведения: эгоистичен, беспринципен, жесток.

Адаптация известным художником-иллюстратором одноимённого романа Александра Беляева (1937), одного из ключевых произведений советской фантастики. Роман, конечно же, входит в рекомендательный список Фантлаба "Книга на все времена" в рубрике "Русскоязычная фантастика".

Комикс из книги, подготовленной издательством "Русский язык" для изучающих русский язык иностранцев, со словарем на английском, французском, испанском, немецком языках. Через четыре года вышло переиздание с русско-вьетнамским словарём. Чтобы уместить приличный по размеру роман в тридцатистраничный комикс, сюжет пришлось заметно ужать. Помимо "Доуэля" в издание 1984 года входит ещё комикс-детектив "Охотничий нож" по рассказу Льва Шейнина. Авторы сценариев не указаны, но составителями книги являются Г. В. Алексеева, О. А. Яковлева.

Керн — талантливый хирург, но страшный, жестокий человек, готовый на всё ради денег и славы. Он убил своего учителя — профессора Доуэля, похитил его открытие. А затем фактически пленил оживлённую голову профессора.

А. Беляев
А. Беляев
В. Пощастьев
В. Пощастьев
.

фрагмент комикса В. Пощастьев©
фрагмент комикса В. Пощастьев©

А.Грибанов (Вертер де Гёте), 2019©





1563
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение31 мая 2019 г. 22:46 цитировать
Был у меня комикс «Голова проф. Доуэля»
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение31 мая 2019 г. 22:59 цитировать
С русско-вьетнамским словарём?
 


Ссылка на сообщение31 мая 2019 г. 23:00 цитировать
Да


Ссылка на сообщение1 июня 2019 г. 09:06 цитировать
Отлично, спасибо!
Где бы теперь найти «Павел и Вера» 1991 года?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение1 июня 2019 г. 11:23 цитировать
В третьем номере журнала «Забава». 1991 год.
 


Ссылка на сообщение1 июня 2019 г. 13:49 цитировать
Спасибо!


Ссылка на сообщение1 июня 2019 г. 23:31 цитировать

цитата Вертер де Гёте

Возможно, Центр Озорства и Лени — дружественная Корябеде организация.

А сама Ябеда-Корябеда будет, надо полагать, во второй части?
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение2 июня 2019 г. 08:12 цитировать
Не буду скрывать — должна быть.


Ссылка на сообщение9 июня 2019 г. 20:30 цитировать

цитата Вертер де Гёте

Вредные волшебники Простуда и Ветер-в-голове. Комикс «Новогодние приключения Колобка, Деда Мороза, Снегурочки, вредных волшебников: Простуды, Ветра-в-голове и десяти тысяч школьников», 1970.

Способности и оружие: в результате общения с ними люди оказываются простуженными или безвольными; волшебники пытаются превратить детей в озорников при помощи отравленных конфет.

Особенности характера и поведения: вредные разгильдяи — дома у них бардак, бацилла-питомец не приучена к командам.


Этот спектакль был ещё в журнале «Колобок» и на приложенной к нему пластинке.

У волшебников была специализация. Ветер-в-голове превращал всех, а не только детей, в озорников и пел песню:

Я ветер, я ветер, я, если захочу,
То в самой лучшей школе такое накручу,
Что классы превратятся в футбольные поля,
И на перилах ездить начнут учителя.

А Простуда тоже пела и потом всех детей простужала при помощи конфет «Ветерок». Они пришли на праздник вместо Деда Мороза и Снегурочки, пели песню «В лесу родилась ёлочка» с ошибками, а потом пришёл Колобок и всех победил.

Аудио

Такие спектакли в то время на новогодней ёлке показывали в Кремле или Лужниках. С разными злодеями: Волком, Бабой Ягой или Кощеем. В Лужниках они на коньках катались.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение10 июня 2019 г. 11:27 цитировать
Спасибо!
Собственно, фрагмент спектакля — окончание комикса из этого же номера «Колобка»
 


Ссылка на сообщение10 июня 2019 г. 13:48 цитировать
Середина. Лившиц и Левенбук играют злодеев, пришедших на ёлку. А начало и конец спектакля — в журнале, в виде комиксов.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх