FantLab ru

Все отзывы посетителя Une Pavol

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Джордж Оруэлл «Дни в Бирме»

Une Pavol, 26 декабря 2019 г. 14:30

Очень достойный роман, который читается и воспринимается, на мой взгляд, гораздо легче, чем знаменитый «1984». Простой по структуре, но вполне раскрывающий тему сюжет, реалистичные (порой во всей своей неприглядности) персонажи, красочные описания природы Юго-Восточной Азии. Насчёт описаний скажу отдельно: они дополнительно подчёркивают противопоставление мира «белых» и мира порабощённых туземцев, а также здорово погружают в атмосферу, позволяют почувствовать запахи, жару, увидеть палящее солнце.

Возможно, эта красочность, буйство природной жизни — одна из причин, почему «Дни в Бирме» не вызывают у меня того же чувства полной раздавленности и безжизненности, что и «1984». Хотя и здесь – чем ближе к финалу, тем острее – витало постоянное ощущение безысходности. Причём не безысходности данной конкретной ситуации, а невозможности выхода из этой трясины человеческой глупости, высокомерия, чёрствости, ксенофобии, неумения и нежелания сочувствовать.

Да, второстепенные персонажи – все, за исключением, пожалуй, восторженного добряка доктора Верасвами – вызывают у читателя отторжение, порой брезгливость, а иногда самую настоящую ярость. На их фоне пьяница, малодушный и вообще «пропащий человек» Флори выглядит особенно живым, настоящим, вызывающим острое сопереживание, несмотря на все свои недостатки и глупые иллюзии. Действительно, кто из нас не ощущал подобного одиночества, кто из нас не в силах понять отчаянную жажду обрести родную душу, единомышленника, настоящего друга и «своего» человека? Тем более автор довольно остро передаёт разочарование своего героя, в тоске Флори по родной Англии сквозит тоска по идеалам гуманизма, по свободе и душевной чистоте. (Вот и ещё один извечно актуальный вопрос – истинный патриотизм и патриотизм фальшивый, крикливый). И весь трагизм этой истории в том, что спасения отчаявшийся и ослеплённый надеждой герой искал там, где его совсем не было. И даже наоборот. Итог его отношений с Элизабет весьма символичен – ведь именно она, по-моему, является в романе наиболее полным воплощением того мира, который все 15 лет травил душу Флори. И недаром последние строки – о том, что из Элизабет получилась образцовая мэм-сахиб.

Это болото с самого начала не собиралось его отпускать.

Если честно, до начала чтения, я ожидала, что речь пойдёт об острых социальных конфликтах и межнациональных столкновениях – но этого почти не было, по сути самой главной проблемой оказалось духовное загнивание этого маленького общества-островка. И от этого, наверное, ещё грустнее.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Антуан де Сент-Экзюпери «Планета людей»

Une Pavol, 23 декабря 2019 г. 20:49

Удивительное произведение. Да, это сборник очерков, это несколько разных историй – и всё же, при всей этой внешней раздробленности, какая цельность мысли – в её развитии, в её философской глубине и художественной выразительности. И, по-моему, очень верно и правильно то, что «Планета людей» написана именно в такой манере. Прямой, не опосредованной, без изысков, самую малость отстранённой: подобно тому, как самолёт (как говорит сам автор) помогает ближе изучить мир, оторвавшись от него и поднявшись над ним, так и читатель через прозрачность очерка видит и слышит яснее. Сент-Экзюпери здесь хочет говорить – и он говорит, прежде всего как человек и уже потом как писатель. Он говорит искренне и невероятно пронзительно.

О возвышенном и уютно-земном. О звёздах, горах, пустыне, океане, смерчах и вихрях – и о тепле родного дома, фермерских полях, ручейках, трещинках на потолке. И всё это в равной мере пронизано упоительным восторгом и любовью к жизни, к миру, к природе и самим людям. Потому что Экзюпери говорит не о двух противоположных полюсах, а об одном: эта тяга к звёздам происходит из преданности земле, и всё самое возвышенное, что есть в человеке, порождается не неизведанными просторами космоса, а теплотой земли. И совершается во имя любви к ней.

Это книга о спасении от одиночества – в ночном небе, где не видно никаких ориентиров, или в безбрежной пустыне. Комендант маленького уединённого форта называет «своим парком» ящик с землёй из Франции. Пилот в ночи думает: а как там сейчас переживают за меня мои товарищи. Раб, дождавшийся свободы, спешит хоть как-то, ценой всего своего богатства, связать себя с окружившими его людьми. Это книга о мужестве, которое есть ответственность перед теми, кого нельзя оставить, — вспомним Гийоме в Латинской Америке и самого автора в Ливийской пустыне.

Это книга о нелюбви к обывательщине, канцелярской пошлости и бессмысленности. К «кабацкой музыке», уродующей людей и убивающей маленьких Моцартов. К тому, что не наша природа, а лишь налипшая грязь.

Это книга о том, что истиной может владеть самый обыкновенный крестьянин, если его труд раскрывает в нём самые лучшие его стороны, если душа его растёт на своей «благодатной почве».

«Истина человека – то, что делает его человеком».

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ренсом Риггз «Дом странных детей»

Une Pavol, 18 декабря 2019 г. 17:41

Поставила произведению относительно нейтральную оценку, потому что в нём нет ничего, из-за чего можно было бы ругаться или возмущаться — но и хвалить его собственно не за что.

Ощущение, что писал начинающий автор. Старательный — но прям совсем-совсем начинающий. Сюжет незамысловат, много чего предсказуемо, напряжение по ходу всего романа держится примерно на одном и том же уровне, без особенного накала. Возможно, накал снижается ещё и оттого, что автор выбрал такую отстранённую манеру повествования, особенно в первой половине — спокойный рассказ о том, как было дело. Рассказ ровненький, стилистически чистенький — но особого погружения в атмосферу и настроение так не испытаешь.

Иногда используются слишком избитые приёмы, как например, когда один из персонажей начинает рассказывать главному герою «всю правду». Диалоги несколько неправдоподобны и ближе к концу не всегда уместны (вернее, герои слишком много и слишком грамматически правильно говорят в ситуациях, к этому совсем не располагающих). Иногда возникало ощущение, что в той или иной сцене реакция героя должна быть совсем другой, что он вообще ведёт себя не так, как по идее должен был себя вести. Ну, и сама тема «особенного мальчика, который наделает дел, но в итоге всех спасёт» отдаёт развлекательной подростковой литературой, а современную подростковую литературу я вообще не жалую (даже для подростков — но это отдельный разговор).

В романе есть определённые моменты, которые наталкивают на кое-какие серьёзные размышления, затронуты кое-какие психологические и общечеловеческие проблемы, но они никак не развиты, не раскрыты. Если бы были раскрыты, можно было бы простить книге некоторые сугубо литературные огрехи и налёт «американской попсы» и сказать, что книга довольно хорошая. А так — всё довольно поверхностно. Почти всё место занимает развёртывание только лишь внешнего сюжета: всё время кто-то что-то делает или рассказывает другим, что было раньше, как обстоят дела сейчас и что может произойти в будущем.

Дочитала до конца, но продолжение читать определённо не стану.

Оценка: 4
–  [  6  ]  +

Альфред Бестер «Тигр! Тигр!»

Une Pavol, 1 декабря 2019 г. 13:30

Я бы, как и многие до меня, тоже не стала бы сравнивать это произведение с «Графом Монте-Кристо». Да, сюжетные отсылки к роману Дюма есть, и сам автор их не скрывал — но это лишь приём для расширения пространства текста, чтобы в малый объём (роман небольшой и по стилю динамичный, сжатый) вместить несколько смысловых пластов. Однако тема мести здесь всё же второстепенна или даже третьестепенна, а тема раскаяния раскрыта и того меньше (пожалуй, это будет моя главная придирка к «Тигру» — озарение и раскаяние описаны настолько вкратце, что это перерождение Фойла в человека совестливого и жаждущего наказания мне показалось не совсем правдоподобным, да и вообще эмоциям и переживаниям героев здесь уделено меньше внимания, чем это свойственно классике).

Интересен, конечно, мотив «выхода за границы». Отсюда и та путаница с чувствами, которая произошла с героем, когда он находился на границе жизни и смерти, и это существование вне пространства и времени, и — разумеется — задумка с джантацией, история которой неслучайно открывает в прологе всё повествование — это далеко не просто фон, не какое-то там фантастическое допущение, чтобы было интереснее — это действительно работает на идею.

Но главное — границы самого человека. Или вернее, преодоление человеческой ограниченности. Серости, глупости, скотства. И герой — именно такой герой, пусть и совсем непривлекательный, и должен был быть у этой книги. Пустой, эгоистичный, низкий и подленький — и вдруг, оказывается, гений джантации, человек с огромными возможностями, которого люди с затерянного в космосе астероида принимают чуть ли не за бога... Хороший финал. Я имею в виду то, что в итоге Фойл решил сделать с пресловутым ПирЕ. Эта кульминация, на мой взгляд, спасла весь роман, «сделала» его, как говорят теперь. Выбелила, высветила идею (мне по крайней мере это показалось важным): люди, мы такие замечательные, удивительные существа, наделённые таким потенциалом — но почему же мы такие свиньи?! Давайте не будем свиньями — или погубим себя.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Бернард Беккет «Генезис-2075»

Une Pavol, 29 ноября 2019 г. 20:47

Читала довольно давно, но помню, что поначалу подумалось: что-то вроде типичного young-adult. Однако неожиданно понравилось. Довольно интересный сюжет, есть над чем подумать и — как уже написали многие до меня — неожиданная, ударяющая по сознанию концовка. Для меня это прежде всего не постапокалипсис и не антиутопия (это всё внешнее, декорации), а философская фантастика, и основной вопрос, который поднимает автор: в чём принципиальное отличие человека от сколь угодно совершенного искусственного разума? Действительно ли человек ценен? Действительно ли он — чудо? Венец природы? И ещё — тема страстей человеческих, сильного стремления, жажды чего-то. Ведь человек — существо страстное по природе своей. Он ХОЧЕТ – полноценной жизни, свободы, выбора и пр. Этот мотив, думаю, как раз связывает воедино «постапокалиптическое» начало романа с последующими диалогами Адама и Арта. Страсти – угроза и опасность для человечества, его слабость, грех, но они также и неотъемлемая часть жизни человека. Интеллектуальный разум (в романе – робот Арт) может быть умнее человека, может обладать сознанием, осмысленно совершать поступки и отвечать на вопросы, понимать всё и действительно пропускать через себя – или наоборот, процессы мышления, происходящие внутри человека, можно рассматривать, как созданный кем-то механизм, но автор всё-таки находит между ними существенную разницу.

Концовка действительно сильная — и не только потому что неожиданная. Здесь как бы две кульминации, которые по смыслу сливаются в одну: собственно финал с Анаксимандр и то, что случилось между Адамом и роботом. И, по-моему, здесь говорится о неистребимости человека (не человека-физического или биологического, а человека стремящегося). То, что сделал Адам с роботом, его последний взгляд и вся судьба Анаксимандр — тому подтверждение.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Анна Семироль «Азиль»

Une Pavol, 21 ноября 2019 г. 20:24

«Азиль» Анны Семироль – по-моему, из тех произведений, про которые кто-то скажет, что не мог оторваться и прочёл на одном дыхании, а кто-то – что читал медленно, осмысливая, пережидая волны ярких переживаний, чтобы ничего не расплескать по дороге. Первое справедливо, потому что сюжет очень динамичен, грамотно выстроен и с определённого момента представляет собой настоящий снежный ком. Второе – потому что роман эмоционально тяжёлый, а конфликт проявляется и на личностном, и на социальном, и на общечеловеческом уровнях.

Сравнение со снежным комом уместно и здесь: один из основных мотивов романа, на мой взгляд, — умножение зла, его способность порождать само себя. Кажущийся замкнутым круг жестокости и мести. Это особенно отражено с образах персонажей: от некоторых поступков в целом симпатичных и положительных героев порой бросает в дрожь. Но реакции героев настолько правдоподобны в сложившихся условиях, что им нельзя не сопереживать. Тут хотелось бы выделить Бастиана – образ, наоборот, формально отрицательный, но вызывающий сопереживание, несмотря на своё стремительное движение от человека к зверю. Ну и, конечно, среди героев есть и просто добрые, чистые и сильные своей чистотой люди, которые непременно рождаются в любых разлагающихся мирах, будто ужас вокруг заставляет их ещё упорнее тянуться к свету.

Да, роман мрачен. Автор не щадит никого. Но хотелось бы оговориться: здесь нет ощущения полной безнадёжности и тупика, какое было характерно, например, для классических антиутопий прошлого века. Здесь немало красоты, светлых штрихов и даже целых сцен, а также лирические отступления (если вспомнить сказки Вероники), которые действительно пронизаны лирикой. И к кульминации всё это сплетается вместе.

Язык автора ровный и образный; когда надо, слова бьют по сердцу, когда надо – создают «картинку», ощущение присутствия; при этом я бы не назвала стиль «сочным» — он прозрачен и лаконичен, ровно настолько, чтобы передать нужную атмосферу сурового постапокалиптического общества и в то же время сохранить художественность. Повествование в настоящем времени в некоторых сценах казалось не столь естественным, как если бы было в прошедшем, но возможно, что это с непривычки. Зато такой ход позволил сделать действие ещё более динамичным.

Мир, а вернее, устройство Азиля, его структура продуманы детально и показаны с разных ракурсов, в противопоставлении роскоши и нищеты, ленивой пресыщенности и озлобляющего голода, фальшивости и естественности, лицемерия и искренности. Понравилось, что в книге делаются своего рода мостики, намёки на то, что и за пределами Азиля сохранилась цивилизация – расширяющие пространство книги, задающие масштаб и лишний раз напоминающие, что всё это – наша планета. С другой стороны, намёки эти очень ненавязчивы и не воспринимаются как оборванные линии, требующие обязательного продолжения. Поэтому роман выглядит цельным, законченным произведением – хоть и является, по словам автора, частью трилогии.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Напоследок хотелось бы отдельно сказать о финале. При беглом прочтении он может показаться немного неправдоподобным, чересчур сказочным (вообще роман в целом написан в очень реалистичной манере), но если вдуматься… Я не знаю, какая идея направляла Анну во время работы над «Азилем», но осмелюсь высказать здесь, что после такого финала вдруг стало ясно мне как читателю. Деятельной жертвенной любви (любви мужчины к женщине, матери к ребёнку, любви чистого сердца к людям и жизни вообще) – одной её уже достаточно миру, чтобы быть спасённым. И за напоминание об этой в общем-то простой, но важной мысли, за это чувство глубокого спокойствия за мир, уверенности в его справедливости и красоте, пусть даже скрытых за толстым слоем зла – роману и автору отдельная большая благодарность.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Фёдор Достоевский «Братья Карамазовы»

Une Pavol, 21 ноября 2019 г. 20:14

Возможно, прозвучит слишком высокопарно, но «Братья Карамазовы» — роман, который изменил мою жизнь. Это книга-путь. Путь через сомнения — сомнения страшные, всесокрушающие — к вере. По этому пути прошел в свое время и сам Федор Михайлович: он писал где-то (к сожалению, уже не помню, где), что всякий атеист содрогнулся бы, узнав, через какое неистовое по силе отрицание Бога и добра пришлось пройти ему. И как глубокий, тонкий психолог, избегая строгого морализаторства, автор швыряет читателя прямо в это самое отрицание, когда хочется просто схватиться за голову и закричать: «Для чего эта ахинея так нужна и создана?»

Сурово, болезненно, но очень эффективно.

В этой связи наиболее интересным и «цепляющим» для меня был образ Ивана. Безукоризненные доводы разума, помноженные на высокие представления о нравственности, но нравственности отшлифованной тысячелетиями человеческой цивилизации — против собственного несовершенства и несовершенства мира, доводящего до отчаяния. Глубокий экзистенциальный кризис, в котором есть что-то кьеркегоровское. И всё это вместе — против иррациональной, естественной силы, которую я назвала бы «присутствием добра» в человеке, которую Иван изо всех сил подавляет, но которая в итоге берет верх.

«Пойдешь, потому что не смеешь не пойти».

Причем не столь важно, будет ли это вера в Бога, в высшую справедливость или в добро вообще. Достоевский был православным христианином, жил в 19 веке и писал о православной стране 19 века — но это лишь оболочка, декорации. Если же смотреть вглубь — все переживания, заложенные в романе, актуальны и для современных людей с секуляризованным мировосприятием.

Читатель сомневается вместе с Иваном. Вместе с Алешей — слушает его, впечатляется его красноречием — но проходит через это и обретает веру. А глава «Не ты, не ты!» — была, пожалуй, самым эмоциональным эпизодом вообще из всех, что помню. У меня тряслись руки.

Другие персонажи, безусловно, тоже прописаны невероятно живо. Митя, Грушенька, Катерина Ивановна — я любила их за все их недостатки, слабости, страсти. Мотивы их поступков не всегда ясны рассудку, но сердцем чувствуешь — правда, все правда. Алеша для меня остался самым загадочным, а потому даже слегка пугающим — эта его склонность всех прощать и никого не судить... Очень жаль, что не был написан второй роман, где он должен был выйти на первый план, тогда как в «Братьях Карамазовых» описан, по словам автора, лишь эпизод из «первой молодости», своего рода подготовка к будущей судьбе.

Второстепенные герои вроде Миусова, Ракитина или Хохлаковой — характерны и легко запоминаются.

В текст вплетено множество аллюзий, добавляющих к истории второе, третье, еще бог знает какое дно... И при этом стиль очень легкий, простой, без претенциозности. Плюс захватывающий сюжет, нарастающий саспенс — тут роман не отстает от современной остросюжетной прозы. И — катарсис в конце.

Оценка: 10
⇑ Наверх