fantlab ru

Все отзывы посетителя Ouroboros_8

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по датепо рейтингупо оценке
– [  2  ] +

Жоэль Диккер «Правда о деле Гарри Квеберта»

Ouroboros_8, 2 октября 17:37

. ֍ РАЙ ПИСАТЕЛЕЙ, или КТО ТАКАЯ НОЛА КЕЛЛЕРГАН ֍

ЦИТАТЫ:

«…через несколько месяцев силой обстоятельств призрак Нолы вновь возникнет в нашей жизни.»

(Жоэль Диккер. «Правда о деле Гарри Квеберта». 2012)

«Если у вас есть хоть на грамм честности, напишите правду о Гарри Квеберте: он последняя тварь, извращенец, подонок и убийца.»

(Жоэль Диккер. «Правда о деле Гарри Квеберта». 2012)

«— Мне угрожали. Несколько раз. Похоже, кто-то очень не хочет, чтобы я докопался до правды. И я подумал, что, возможно, эта правда заслуживает книги.»

(Жоэль Диккер. «Правда о деле Гарри Квеберта». 2012)

«Маркус Гольдман». Так называется серия романов Жоэля Диккера, в которой пока (?) три романа:

1. «Правда о деле Гарри Квеберта» (2012) / «La Vérité sur l'affaire Harry Quebert».

2. «Книга Балтиморов» (2015) / «Le Livre Des Baltimore».

3. «Дело Аляски Сандерс» (2022) / «El caso Alaska Sanders».

Распиаренный «Квеберт», ставший давным-давно международным бестселлером, наконец-то попал и мне в руки. Я настороженно отношусь к тому, что значится под грифом «Бестселлер», впрочем, также, как и к тому, что обходится без читательского внимания: поживём – увидим – почитаем – для себя оценим.

… Не сразу, но всё же обратила внимание, что в романе нумерация глав от начала к эпилогу идёт в обратном порядке: от 31 к 1. Впервые вижу такое. В конце концов, надеюсь, станет ясно почему.

А ещё Диккер присвоил своему главному герою, именем которого названа серия романов, прозвище – Великолепный! Ух, ты!!! Прямо какой-то мистический фетиш: «Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт»!

Но мне – нравится. Что стоит за этим «великолепием»? – Живой человек со своими тараканами в голове: интересный типаж, показанный в развитии. Маркус Гольдман. «Золотой человек»! Автор нашумевшего романа. И … сдувшийся на вершине писательской славы.

***

«Гранитный штат». Так прозвали в США маленький штат в Новой Англии – Нью-Гэмпшир. Маленький городок на берегу океана с поэтичным названием – Аврора. Здесь 33 года тому назад произошла странная и жуткая история, концы которой, как говорится, – в воду. Вернее, – в землю. И искать эти самые концы предстоит Великолепному – Маркусу Гольдману.

А это, вообще, возможно? – Не коп. Срок давности – немыслимый. Улик – нет! От слова «совсем». Толпа орёт: «Распни его! Распни!!!» И его: друга и учителя Маркуса уже заключили в тюрьму. Что происходит? Неужели Гольдман в самом деле верит, что сможет спасти своего друга, учителя?

«Сделаю все, что нужно, чтобы докопаться до истины, и смою пятно с вашей чести.»

Жоэль Диккер лихо завернул интригу. Даже я, читатель, не верю в невиновность Гарри Квеберта и талант сыщика-следователя его ученика – Маркуса.

Я могу поверить в отношения (не любовь) между зрелым мужчиной (Гарри) и юной, 15-летней девушкой Нолой. Но как быть с названием романа, принёсшим славу Квеберту, о Ноле и посвящённом Ноле, – «Истоки зла»? Какого зла? Зло многолико … А «Совы не то, чем кажутся».

Читателю не известно содержание романа Гарри Квеберта. Уж не здесь ли таится разгадка преступления? Обычно так и бывает в книжных историях: много произведений о «реальных» убийствах, истоки которых находятся на страницах книг.

Кстати, через две недели Маркусу сдавать редактору – Рою Барнаски свой новый роман. А у него, как говорится, ещё «и конь не валялся» …

***

И затянуло. Жоэль Диккер неожиданно оказался для меня очень понятным и интересным собеседником, с которым, тем не менее, хочется иногда поспорить. Но в чужой монастырь … и далее по тексту.

Книгу делает не только интрига и развитие сюжета. И даже не столько замечательный текст ... Книгу делают мысли, идеи, рассуждения автора обо всём, что так или иначе связано с сюжетом. Пусть даже и без того уже практически всё сложилось в твоём мировоззрении, но интересно, как нужные, полезные, а иногда и новые детали, укладывающиеся в твоё мировоззрение, преподносит автор. И не укладывающиеся, если такое случается, тоже интересны.

Вот почему из этой книги так много выписанных цитат. Людям нравится. Много единомышленников. Похоже, что «Квеберт», в самом деле, – бестселлер.

***

Уничтожить Гарри Квеберта! В маленьких городках могут разыграться отнюдь не маленькие страсти. И ведь трудно сохранить всё в тайне. Не то, что в большом городе. Почему же все словно воды в рот набрали? Все всё знают? Многие видят … Городок, одним словом. Автор точно подметил нравы и менталитет жителей небольших поселений.

«— С ума сойти! Почему же никто не увидел связи?

— Откуда я знаю, писатель. Вот это-то и надо вытащить на свет божий.»

***

А дальше скандальная криминальная история становится всё интересней и интересней.

«Тогда мне и в голову не пришло, что я стою на пороге одного из самых крупных скандалов 2008 года.»

***

Жоэль Диккер, можно сказать без преувеличения, – мастер круто замешанного детектива. Читателя ждут прямо-таки «американские горки» сюжета. Только и смотри, чтобы не слететь с очередного виража! И да, в своё повествование он, как бы невзначай, подмешивает искорки юмора: приятный бонус для читателя.

Не вдаваясь в детали, ясно скажу одно: мне было чрезвычайно интересно. Но отнюдь не потому, что всё нравилось. Редко бывает, когда в книге нравится всё.

Особенно меня увлекли взаимоотношения двух прославившихся писателей: учителя и ученика. История 67-летнего Гарри Квеберта необычна, загадочна и полна неоднозначных смыслов. Этот персонаж постоянно держал внимание под напряжением: я не доверяла ему … Не знаю, как будет у тебя, дорогой читатель.

Зато его ученик – Маркус Гольдман мне был симпатичен. Ещё бы! Ему предстоит продолжить серию романов.

Особенно хорошо, на мой взгляд, Диккеру удалось показать личностный и профессиональный рост подопечного Гарри Квеберта – Маркуса Гольдмана. Он, словно Пигмалион, кропотливо ваявший свою Галатею, оттачивал характер и нравственность своего ученика. В итоге учитель назвал его другом. Это дорогого стоит.

Что же касается основной любовной сюжетной линии, то на мой взгляд, она необычна, недосказана, не показана: таится где-то глубоко в недрах романа, чтобы потом полоснуть со всей силы по сердцу. Со мной так и случилось: аж до слёз. Наверно, так и было задумано Диккером: хотите верьте, хотите – нет.

Возможно, кому-то почудился отголосок Набоковской «Лолиты», но нет: и близко не родня. 15-летняя Нола Келлерган – совсем не нимфетка. Здесь абсолютно иная история. И уж Гарри Квеберт никак не тянет на Гумберта: он не стремится к своей любви, а, наоборот, – убегает.

Запретная любовь? 1974 год … Ах, какой поэзией дышит эта идиома в наш развращённый XXI век! Но тогда, в Америке 70-х много ли было запретов? К тому же, разве запреты не существуют для того, чтобы их нарушали?

Гарри Квеберт, писатель, как и всякий художник, нуждается во вдохновении. Без вдохновения творческая личность не способна к творчеству. «Н-О-Л-А». Нола Келлерган. Кем она была для Квеберта? И какой удел уготован музе? Может быть лишь для того, чтобы ярко вспыхнуть, а затем угаснуть, как свеча, уступив место новой музе? Жоэль Диккер оставляет своё мнение за собой: он повествует, а решать тебе, читатель.

Описываемые отношения в семье священника (вся семья Келлерганов) – психопатические. Это просто ужас какой-то! Кем могла вырасти красавица – белокурая, хрупкая, изящная, зеленоглазая Нола? Ей внушили (?), что она гадкая. «Уж лучше быть, чем понапрасну слыть» … Или здесь что-то иное? Тоже будешь решать потом, когда дочитаешь книгу.

Каждый из нас увидит, поймёт, почувствует то, что сможет. Автор своих оценочных суждений не высказывает. Ни в отношении Нолы, ни в отношении остальных многочисленных персонажей романа. И это радует. Это уже – высший писательский пилотаж (я так думаю).

Иллюзии ... Иллюзии ... Иллюзии … Не они ли правят в мире? Можно ли без них прожить? – Нет, это решительно невозможно. Бедный Гарри кричит (!) о своей любви. Как же ему не кричать, если жизнь пуста?.. Но муза, вдохновение и любовь – разве одно и то же?

Молчит автор. Выразительное молчание. Умница. Ищите ответы сами: не вчера, чай, родились …

… Объём книги достаточный настолько, что позволяет и вжиться в произведение, и думать-передумать мысли всякие, вздрагивая на каждом новом повороте сюжета. Ух, классно! И очень реалистично! Ну, хочется, по крайней мере, верить! Разве не за это мы любим детективные истории? А в «Квеберте», к тому же, много психологических головоломок. Поди-ка догадайся, что у кого на уме!.. Так что, думаю, не нарушу интригу, если скажу, что «нежданчиков» здесь много: порою крýгом голова. Какая связь? Какая тайна? Шаг за шагом распутывается ужасный клубок.

***

Криминальная история. Ищи, кому выгодно.

Убийца тот, на кого меньше всего думаешь.

Работают ли эти книжные прописные истины в романе Жоэля Диккера «Правда о деле Гарри Квеберта»? – Читай, и ты увидишь сам. И потом, что такое правда? Говорят, она у каждого своя. Тем более, что

«… правда не всегда там, где ее ищут, и не стоит полагаться на первые впечатления.»

К сожалению, не обошлось и без рояля в кустах. Как чёрт из табакерки! Но, наверно, иначе было никак. Да и уже стало ожидаемым, что в конце подобного рода произведения автор припасёт неожиданную развязку, или концовку после развязки.

***

Хочу пожелать нам всем не переставать удивляться, как дети, чтобы не наступило пресыщение от огромного множества множеств художественной литературы. Не утратить вкус к чтению! Читать и получать удовольствие. В каждой книге обязательно есть что-то полезное … Главное, чтобы книга была хорошей.

И, наконец, «Правда о деле Гарри Квеберта», на мой взгляд, – роман из разряда хороших книг массовой, развлекательной, художественной литературы. Его стоит прочитать. Напрасно я так долго откладывала чтение.

Оценка: 9
– [  3  ] +

Александра Маринина «Благие намерения»

Ouroboros_8, 15 августа 21:44

֍ ПОДМОСКОВНЫЕ ДАЧНИКИ, или ПОСЛЕВОЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ ֍

Цикл «ВЗГЛЯД ИЗ ВЕЧНОСТИ».

Том I. «Благие намерения»

«Да чтоб ты знал, благими намерениями вымощена дорога в ад. Забыл небось? Очень часто благие намерения ведут к разрушительным

и даже гибельным последствиям …»

(Александра Маринина «Благие намерения». 2009)

«– Хороший человек из тебя вырос, Любаша. Добрый.»

(Александра Маринина «Благие намерения». 2009)

Боже мой, как же хорошо после иностранной литературы («иностранки») окунуться в наше – родное, русскоязычное, со знакомыми именами персонажей! А если это в добавок ещё и Маринина, тем более – семейная сага из серии «А. Маринина. Больше, чем детектив», то это просто – бальзам на душу. Давненько я не читала любимого автора.

***

«Благие намерения» – первая книга цикла «Взгляд из вечности» (2009). Ещё будет «Дорога» и «Ад». Прямо ассоциация возникает какая-то невесёлая, если союз «и» заменить на предлог «в».

Встречает читателя вступление – «От автора». Чистосердечное и доверительное, как будто Марина Анатольевна обращается к друзьям. Не только к тем, что упоминаются во вступлении. Понимаешь, что труд писательский – не лёгок … А явить миру своё «дитя», рождённое в муках творчества, и страшно, и ответственно. Часто ли мы задумываемся об этом?..

***

Это чтение для любителей сериалов. Когда первая книга трилогии прочитана, с нетерпением ждёшь вторую: что же будет дальше? Длинная история. Начинается в послевоенные годы.

Маринина вводит в повествование фантастические персонажи: Камень, Ветер, Ворон и Змей. Интересно получается. Всё это персонажи одушевлённые: мыслящие, рассуждающие и повествующие.

Камень, тысячи лет пролежавший в лесу и вросший в землю, покрытый мхом, – философ.

Ворон – путешественник во времени и поставщик информации из разных временных отрезков. Он обожает наблюдать, подсматривать за какой-нибудь выбранной семьёй, а потом всё рассказывать Камню – благодарному и философствующему слушателю.

Змей – мудрец. Он тоже может, как и Ворон, заползать в какое-нибудь время, а потом поговорить с Камнем. Змей и Ворон – соперники. Ворон ревнует Змея к Камню.

А Ветер – он и есть ветер: ветреный и непостоянный. Летает, куда хочет. Интересы у него переменчивые, как погода. Но сериал, который повествует Ворон, а Змей дополняет и комментирует, Ветру тоже нравится. У него свой интерес в этом сериале имеется …

Итак, нам предлагается сериал, посвящённый жизни одной семьи, протянувшийся во времени: семейная сага.

На мой взгляд, особенно интересно будет читать людям поколения автора: тех, кто застал то время, которое протекает в романе. Маринина выписывает картины происходящего убедительно в соответствии с временным промежутком недалёкой истории нашей страны – СССР и после.

В произведениях Александры Марининой подобного рода, которых я прочла немало, главными являются люди с их судьбами, которые зависят от характеров персонажей. Это произведения психологические, драматические и одновременно исторические.

… Всё начинается с дачной жизни. Очень похоже на дачный посёлок в Подмосковье из «Тимура и его команды» А. Гайдара. Такие же дачи. Похожая атмосфера. Компания ребят. Но они – другие. Послевоенные.

Две семьи: Головины и Романовы. Сначала будем окунаться в жизнь каждой из них. Затем появится семья, которую дадут по отпрыску из каждой: Люба Головина и Родислав Романов.

И … смотрим «кино»: сериал. А смотреть помогают наши ранешные знакомцы: Камень, Ветер, Ворон и Змей.

Мне нравится, как пишет Маринина: легко и понятно. А судя по вступлению, такая лёгкость даётся нелегко: необходимо вдохновение. И, к счастью, оно пришло к автору. Первая книга – очень интересная и, как полагается, заканчивается на самом интригующем месте.

Продолжение следует.

Оценка: 9
– [  3  ] +

Хорхе Луис Борхес «Богословы»

Ouroboros_8, 15 августа 21:40

֍ РЯБЬ НА ВРЕМЕНИ, или О ТОМ, ЧТО БОГУ НЕ ИНТЕРЕСНО ֍

«…Платон в Афинах учил, будто в конце веков все возродится в прежнем своем виде, и он будет здесь, в Афинах, перед той же аудиторией снова проповедовать это же учение.»

(Хорхе Луис Борхес. «Богословы». Рассказ. 1947)

«…не найти и двух одинаковых душ, и самый гнусный грешник столь же драгоценен, как кровь, ради него пролитая Иисусом Христом.»

(Хорхе Луис Борхес. «Богословы». Рассказ. 1947)

«Время не восстанавливает то, что мы утратили: вечность хранит это для райского блаженства, но также для огня адова.»

(Хорхе Луис Борхес. «Богословы». Рассказ. 1947)

«Богословы» (1947) – третья новелла из сборника «Алеф» Хорхе Луиса Борхеса – гения и эрудита со сверхъестественным объёмом знаний, неординарность личности которого проявилась ещё в раннем возрасте. К сожалению Борхес в 55 лет ослеп. Но такой генетический изворот судьбы способствовал (как мне кажется) развитию внутреннего зрения, позволившего стать ему тем, кем он признан: легендой для всей мировой культуры.

***

Нисколько не претендуя ни на что, поделюсь некоторыми мыслями и чувствами, которые пробудил во мне рассказ «Богословы» Х.Л. Борхеса.

Ничто не возникает из ничего и не исчезает бесследно. Эту истину, думаю, каждый из нас помнит со школы. Но я сейчас не о законе сохранения массы и энергии. И М.В. Ломоносова «приплетать» сюда не собираюсь. Я о книгах. О чтении.

В рассказе Борхес говорит устами секты монотонов или «ануляров»:

«… история – круг и нет ничего, что не существовало бы прежде и не будет существовать в будущем.»

Пусть у него – круг. Но мы-то с вами знаем, что история ещё интереснее, чем круг: спираль с расширяющимися витками … А вот загадочное описание Колеса лично у меня вызвало аллюзию на Стивена Кинга и его роман-эпопею «Тёмная Башня». Не менее загадочное, чем у Борхеса, «ка» – Колесо, которое больше, чем просто судьба … Всё повторяется. Уходит, чтобы снова вернуться, но уже в изменённом качестве. Это касается и истории, и литературы, и искусства …

И тут же у Борхеса в одном и том же абзаце текста:

«В горных областях Колесо и Змея вытеснили Крест.»

Вот те на!!! Если бы не сноска к этой «сентенции», я бы и не узнала, что Колесо и Змея – символы язычества и сатанизма для христиан. В общем, – ересь по мнению богослова Иоанна Паннонского – персонажа рассказа.

Для меня же ересью выглядит спор двух богословов: Иоанна Паннонского и Аврелиана. Не советую этому словоблудию придавать большого значения: скоро сами поймёте, что всё это ересь. Автор же показывает нам двух пустословов, которые изощряются в критике друг друга, стараясь её замаскировать под богословский спор.

«Иногда мужчина добивается любви женщины, чтобы забыть о ней, чтобы больше о ней не думать; так и Аврелиану хотелось превзойти Иоанна Паннонского, чтобы избавиться от неприязни, которую испытывал к нему, но отнюдь не для того, чтобы причинить ему зло.»

В конце концов спорщики запутались в противоречивых, но общепринятых богословских утверждениях. Борхес – знаток религий и истории. Он виртуозно описывает спор Иоанна Паннонского и Аврелиана, используя знание богословских текстов и приводя тонкие места и подводные течения толкований библейской истории.

Борхес повествует о, неизбежно возникающих в любой религии, религиозных распрях. А уж то, что историю человечества на протяжении многих веков сопровождали религиозные войны, наверно, никому объяснять не надо. Приверженность к одной религии и неприятие, насаждение другой – важный триггер для возникновения бунта, хаоса и войн. Это знание и в наше время используют элиты недружественных стран в целях эскалации напряжения в обществе. За примером далеко ходить не надо …

Всё течёт. Всё изменяется. Все катаклизмы в обществе – всего лишь рябь на времени. И мы с вами – тоже всего лишь рябь. Как сказал Омар Хайям:

«Мы – рябь на времени.»

А уж множественные и разнообразные секты, окружающие богословов-пустословов, – яркое проявление и доказательство словоблудия последних. И тоже ничто иное, как та же рябь на времени.

«Истории они известны под разными именами (спекуляры, абисмалы, каиниты), но самым общепринятым было гистрионы, данное им Аврелианом и дерзостно ими подхваченное.»

Дальше автор повествует о мракобесии этих еретических сект. Для Истории – шелуха. Для Времени – рябь.

В конце концов богослов Иоанн Паннонский был обвинен в приверженности к ереси. Что и следовало ожидать. Но он упрямо придерживался своего мнения, и при этом «допустил величайшую оплошность – спорил с блеском и иронией». Судьи же слушать его не хотели. А ведь совсем недавно им восхищались. Вот так: рябь на времени … Суета сует.

«Бог так мало интересуется религиозными спорами …»

Борхес вволю поизмывался над богословами.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Хорхе Луис Борхес «Мёртвый»

Ouroboros_8, 15 августа 21:38

֍ ЗМЕЯ НА ГРУДИ, или О НЕИЗБЕЖНОСТИ СУДЬБЫ ЭКСТРЕМИСТА ֍

«Во главе стола захмелевший Оталора громоздит здравицу на здравицу и бахвальство на бахвальство; эта шаткая башня – символ неизбежности его судьбы.»

(Хорхе Луис Борхес. «Мёртвый». Новелла. 1946)

«Им движет тщеславие и вместе с тем смутное понятие о верности.»

(Хорхе Луис Борхес. «Мёртвый». Новелла. 1946)

«… ему позволили и любовь, и власть, и славу, потому что уже считали мертвым, потому что для Бандейры он был уже мертв ...»

(Хорхе Луис Борхес. «Мёртвый». Новелла. 1946)

«Мёртвый» (1946) – вторая новелла из сборника «Алеф» Хорхе Луиса Борхеса – выдающегося аргентинского писателя, поэта, эссеиста, философа, филолога, переводчика, литературного критика.

Читать Борхеса интересно. Интересно, для кого он творил? Кто должен понимать Борхеса? Думаю, что в первую очередь писал он для себя. Как и положено выдающимся творческим личностям. Борхес – не массовая развлекательная литература. Но если тебе интересно, читай. Понимаешь – прекрасно. Кажется сложным для понимания? – Никто не неволит читать: читай то, что нравится. Но всё равно познакомиться с творчеством знаменитого аргентинца – прелюбопытнейшее занятие. По крайней мере, – для меня. Не претендуя на истину в последней инстанции. Думаю, у каждого Борхес свой. А как же иначе?

Искушённый читатель видит, если не все, то многие ходы и тайные переходы «лабиринтов» Борхеса. И это, на мой взгляд, не есть хорошо: произведение воспринимается, как некий механизм, который, умудрённый опытом, читатель знает, как и где заводится.

Для неискушённого читателя никакого лабиринта и вовсе не существует. Что это было? – спросит он, войдя и тут же выйдя. Упс! Я ничего не понял! Кажись, что-то упустил.

Не отчаивайтесь. Ощущение, что что-то упустил может возникать и у искушённых тоже. Это нормально. Это – лабиринт! В нём множество комнат. Попробуй обойди их все и не запутайся. Задача не из лёгких.

Хорошо, что Борхес романов не писал … В новеллах, рассказах трудно бывает не заблудиться, а уж в романах можно было бы такого нагородить, что сам чёрт ногу сломит. Но не так страшен этот самый чёрт, как его малюют! Если помнить, что Борхес уже создал свой лабиринт, то ты, уважаемый читатель, попасть сначала можешь в самый его центр. Почему ты решил, что стоишь у входа, а не в центре? Такая вот история и приключилась в первой новелле сборника «Алеф» под названием «Бессмертный».

Да, Борхес он такой. Пишет изящные небольшие новеллы, но порой, чтобы разобраться, необходимо повторное прочтение, чтобы понять, где ты находишься вначале …

***

А на этот раз всё просто, как апельсин! Никаких тебе головоломок и лабиринтов! «Мёртвый» – история в жанре реализм. Правда, напоминает притчу в силу своей назидательности.

Кстати, Борхес когда-то хотел больше внимания уделять жанру реализм, описывая простые истории из жизни своего народа. Но не тут-то было: он заряжен на другое повествование. Реализм для Х.Л. Борхеса – слишком примитивно. Даже в «Мёртвом» он не может избежать назидательности и некоего иносказания.

Автор прекрасно разбирается в теории заговоров: знает, как они организуются, осуществляются и … разоблачаются.

Крошечная новелла о битве за власть двух умов: старого и прожжённого контрабандиста Асеведо Бандейры («соединены фамилии матери и деда Борхеса») и молодого, 19-летнего алчного и тщеславного хвастуна – Бенхамина Ота́лоры, метившего занять его место.

«Женщина, сбруя и жеребец – вот атрибуты, важнейшие составляющие того человека, которого он стремится уничтожить.»

Вывод:

- Попытка экстремизма в отдельной бандитской группировке мало чем отличается от методов экстремистской деятельности в широком масштабе.

- Власть всегда должна быть готова к отражению экстремистских поползновений.

Мораль:

- Не кусай руку, хлеб тебе дающую.

- Не возжелай жены ближнего своего.

- Не стремись к власти противозаконным путём.

И наконец, ты уже изначально мёртв – мертвее не бывает, если пренебрегаешь выводами и моралью, которые проводит Хорхе Луис Борхес.

И ещё: змея, которую ты пригреваешь на своей груди, обязательно тебя когда-нибудь укусит.

P.S.

Не особо известная (на мой взгляд) и очень простая для понимания новелла Борхеса.

Оценка: 9
– [  2  ] +

Хорхе Луис Борхес «Бессмертный»

Ouroboros_8, 15 августа 21:35

֍ ОМЕРЗИТЕЛЬНЫЙ ГОРОД, или ГОМЕР – БЕССМЕРТНЫЙ ТРОГЛОДИТ ֍

«…продлевать жизнь человеческую означает продлевать агонию и заставлять человека умирать множество раз.»

(Хорхе Луис Борхес. «Бессмертный». Новелла. 1947)

«Смерть (или память о смерти) наполняет людей возвышенными чувствами и делает жизнь ценной.»

(Хорхе Луис Борхес. «Бессмертный». Новелла. 1947)

«Троглодиты оказались Бессмертными ...»

(Хорхе Луис Борхес. «Бессмертный». Новелла. 1947)

Первая новелла из сборника «Алеф» Хорхе Луиса Борхеса называется «Бессмертный». Принято считать, что сборник этот – лучший.

Классика, как считают многие из нас, но он не был признан классиком. И Нобелевскую премию в области литературы не получил. Знаменитый аргентинский писатель. Жил: 24 августа 1899 – 14 июня 1986 г.

Читать Борхеса полезно: мозги прочищает – заставляет размышлять. Главное – не стремиться искать сложности там, где их нет. Это миф, что Борхес сложен и непонятен: читать его могут только те, кто семи пядей во лбу.

Всё несложное повествование «Бессмертного» (не стоит вдаваться в детали!) весьма увлекательно и направлено к одной-единственной цели – вникнуть в суть понятия «бессмертие». А когда поймёшь, о чём толкует Борхес, тогда приобретёт ещё большую ясность идиома «Помни о смерти».

И может перевернуться с ног на голову то, что понимается под «бессмертной душой» … Вот тут мне, верующему человеку, стало как-то не по себе … Когда я стала думать об этом. Но. Но человек не создан для вечной жизни на земле. Слава Всевышнему. А у бессмертной души совсем другое измерение.

Бессмертие на земле – хуже ада. Вдуматься только: умопомрачительная повторяемость всего. Хуже, чем обратное развитие плода в утробе матери …

«Ничто не случается однажды, ничто не ценно своей невозвратностью. Печаль, грусть, освященная обычаями скорбь не властны над Бессмертными.»

***

Причудливый рассказ. Так и веет от повествования и Лавкрафтом, и особенно Говардом с его знаменитыми историями о Конане-варваре … Образ Бессмертных – фантастический, завораживающий.

Множество литературных исторических отсылок усиливают ощущение бесконечности, повторяемости: лабиринт зеркальных отражений.

Борхес – поэтизирует прозу. И делает это настолько мастерски, что порою дух захватывает. Великолепные фантастические картины рисует воображение: немыслимое сменяется ещё более невообразимым и затейливым. Повествование похоже на покрывало в стиле пэчворк.

Чем дальше читаешь, тем больше понимаешь, что рассказчику доверять нельзя. Есть такой литературный приём: «ненадёжный рассказчик». Вот его-то и использует Борхес. Так что читала я с улыбкой на лице… В конце – всё понятно. Даже почему Гомер – троглодит. Правда при этом, – бессмертный. Естественно.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Анна Данилова «Подарок от злого сердца»

Ouroboros_8, 24 июня 13:28

💔֍ КАЗУС ТРИБУЛЕ, или «РУСАЛКИН БЛЮЗ» ֍💔

ЦИТАТЫ:

«– Две состоятельные женщины были убиты в форме официанток! Да вам памятник надо будет поставить, если вы распутаете это дело.»

(Анна Данилова (Дубчак). «Подарок от злого сердца». 2007)

«– Понимаешь, теперь, когда ее застрелили, получается, что ее смерть была выгодна только одному человеку – мне!»

(Анна Данилова (Дубчак). «Подарок от злого сердца». 2007)

«– Вы все уже отравились этим страхом, и они тоже.»

(Анна Данилова (Дубчак). «Подарок от злого сердца». 2007)

Пятый в серии «Следователь Марк Садовников» – роман «Подарок от злого сердца» (2007) сразу начинается, как говорится, «с места в карьер». Криминальная драма предстаёт перед читателем в первых же строчках романа. Думаю, что не сломаю интригу, если поведаю, с чего завертелась удивительная история. Этого будет слишком мало, чтобы понять содержание всей книги. Но зато какая интрига!!!

Саратов. В элитном ресторане «Риголетто» убита, не оформленная на работу, официантка, представившаяся Таней и взявшая на жалость «директоршу», сославшись на сложные жизненные обстоятельства и отсутствие денег. Абсурд и безрассудство невероятные, конечно, со стороны администрации: богатый ресторан и берёт работника буквально с улицы. Куда более невероятной выглядит ситуация, когда на следующий же день «Таню» расстреливают в подсобке, изрешетив из пистолета и залив кровью маленькое помещение. А ещё невероятнее то, что в её очень дорогой дамской сумочке обнаруживаются деньги: «куча денег»! И уж совсем «ни в какие ворота не лезет», что она оказывается владелицей известного и дорогого в городе парикмахерского салона.

Данилова такая. У неё всё ярко, громко, образно и невероятно: дышите полной грудью, товарищи! «Криминал» на грани фантастики.

***

Дело со странной официанткой произошло в 2006 году в родном и любимом Анной городе Саратове. Далее автор описывает события 2007-го. Такое же убийство официантки. Точь-в-точь. «На том же месте, в тот же час». Так и будем «качаться», словно маятник, туда-сюда-обратно от главы к главе. Такова структура романа на этот раз.

Пишет Данилова прекрасно: текст лёгкий, образный и со всеми необходимыми средствами художественной выразительности. Главное, их в меру и к месту.

Фабула романа очевидна и цепляет в самом начале своей необычностью и таинственностью. Это же надо такому случиться? Сначала расстреливают в подсобке одну «официантку», оказавшуюся женой богатого предпринимателя и владелицей собственного «бизнеса красоты» – Марину. Затем её муж: этот «барыга» Саша Русалкин женится на другой официантке из того же ресторана – Тамаре. А через год и её расстреливают в той же самой подсобке. Сам Русалкин – муж обеих Русалкиных – Марины и Тамары умирает от сердечного приступа. Случись такое в кино, я бы сказала: «Что за чушь?»

Но не буду спешить с выводами. С Даниловой я «знакома» давно и знаю, как она умеет расставлять свои «силки», чтобы читатель отложил книжку только, добравшись до развязки. А потом будем думать, «что такое хорошо и что такое плохо».

Задумки сюжетов своих романов Анна Данилова строит на знании людской психологии, пороков и страстей человеческих. Поэтому читать Данилову лично мне всегда интересно. И какой бы сюжет она ни изобрела, всегда хочется сказать: «А почему бы и нет?» И звание своё – Королева психологического детектива, пожалуй, ей очень даже подходит.

***

Марку Садовникову, старшему следователю прокуратуры, ясно, что оба дела «Русалок» связаны. Но первое убийство так и не было раскрыто в 2006 году. А теперь, ровно через полгода, – снова …

… Ну и крутую же схему преступлений измыслила Анна Данилова! В неё вовлечены, как минимум, четыре фигуранта. Криминальное действие сводится к реализации убийства с помощью наёмного убийцы – киллера. Читателю предоставляется возможность окунуться в «кухню» этого криминального квартета, в котором каждый сам себе на уме, и побывать в «шкуре» каждого из них: быть свидетелем внутреннего мира и мыслей, мотивов поступков каждого. Такого «кордебалета» лично я ещё не встречала!

«Подарок от злого сердца» не только по структуре повествования отличается от предыдущих романов серии «Следователь Марк Садовников» (напоминает по стилю Александру Маринину), но и не похож на них по содержанию. Нам предстоит читать психологический роман о судьбах основных персонажей – Марины, Тамары, Александра (это всё «Русалки») и тех, кто так или иначе связан с ними. Очень интересно. Особенно для тех, кто любит творчество писателей, схожих по амплуа с Даниловой: Марининой, Поляковой, Михалковой, Михайловой и других.

Конечно же, основой всех основ, главным и вечным двигателем большинства преступлений являются ДЕНЬГИ. Именно они сводят людей с ума. А если не деньги, то МЕСТЬ. Или то и другое вместе.

Каждый с ума сходит по-своему. Вот и в этот раз история о таком безумии. Старая тема. Но. Но у Даниловой она всякий раз звучит по-новому. На этот раз – весьма неожиданно … Моё мнение. Немного ниже скажу, почему.

Много денег. Очень много денег – громадное наследство, свалившееся в одночасье на беременную официантку Ларису (Лару) Британ. Интересно, что бы вы делали, уважаемый читатель, с таким подарком?..

Уж не приложила ли сама наследница – Лара свою ручку к этому наследству? – Об этом и предстоит узнать всем: и Марку Садовникову, и его жене – художнице Маргарите Орловой, и нам с вами.

«А вот Лара – темная лошадка! К тому же – наследница.»

***

Подумалось: уж больно идеальная личная жизнь у Марка с его любимой и обожаемой женой Ритой. Сейчас она беременная. Они ждут ребёнка. Но в серии 13 романов … Рита – «помощница» старшего следователя прокуратуры Марка Садовникова в распутывании наиболее сложных дел. Обладая незаурядным умом, проницательностью и большой долей авантюризма, она совершает рискованные поступки, которые в конечном итоге способствуют раскрытию дела.

***

Ах, «Риголетто»! Неспроста же Аннушка в своём романе присвоила такое название ресторану, ставшему ареной убийств. Мне пришлось восполнять пробел в образовании и обращаться к Виктору Мари Гюго.

Шутовские проделки в духе Трибуле во всей этой мелодраме с переодеванием в костюм официантки постепенно обретают смысл. Оммаж французскому классику. Да, уж … «Король забавляется». У Анны Даниловой «пьеса» получилось ещё более художественной и своеобразной: поклон известному автору, классику предполагает именно такой «реверанс»: необходимость, уместность и развитие. А кто «шут» и, кто «Король» в этой запутанной истории, думаю, читатели разберутся сами.

«…но и безнаказанными я этих людей тоже оставить не хотела. И что получилось? Какой вывод напрашивается? Надо было молча проглотить все, что со мной случилось, забыть (!) и продолжать жить дальше, словно ничего и не произошло?»

– Именно … Если бы Трибуле так поступил, то не было бы и истории о нём.

Но не только «фишку», заимствованную у Виктора Мари Гюго, использует Данилова в «Подарке от злого сердца». Судя по всему, автор – дама начитанная: ей известна история «идеального убийства» скромного портного из Лондона – Говарда Грина, жившего в XIX веке, в котором фигурировали дневниковые записи.

Так что Анна Данилова не только прекрасно развлекает своих читателей, она ещё способствует расширению их кругозора.

Оценка: 9
– [  3  ] +

Виктор Гюго «Король забавляется»

Ouroboros_8, 23 июня 13:15

֍ ШУТОВСКОЕ РЕМЕСЛО ТРИБУЛЕ, или КЛОКОЧУЩАЯ НЕНАВИСТЬ УРОДОВ ֍

ЦИТАТЫ:

«В руках природы и людей

Я становился все жесточе и подлей.

Вот ужас: быть шутом! Вот ужас: быть уродом!»

(Виктор Мари Гюго. «Король забавляется». Драма. 1832)

«Я проклят стариком!»

(Виктор Мари Гюго. «Король забавляется». Драма. 1832)

Трибуле. Риголетто. Придворные шуты у трона короля. Трибуле – прототип Риголетто из одноимённой оперы Дж. Верди.

Виктор Гюго в роли драматурга, на мой непрофессиональный взгляд, оказался не хуже прозаика. По крайней мере, драма «Король забавляется» (1832) заставила сердце учащённо забиться. Неожиданно …

И пусть литературные критики отводят ей далеко не первое место среди драматических произведений Гюго.

… Сначала я увидела шута в новом для себя ракурсе. Драматург тонко подмечает человеческие мотивы поведения: изъян тела, уродство отражаются в полной мере на душе, характере человека. Не зря же говорят: «Бог шельму метит». Он полон злобы: готов огрызаться и мстить, насмехаясь, над любым, лишённым внешних, телесных, уродств, человеком. Без разбору. Если он шут придворный, ему всё должно прощаться за свой «длинный» язык. Вроде, как компенсация за физическое уродство. Таково ремесло горбуна: зло шутить, высмеивать, насмехаться … И постепенно превращаться в злобную горгулью.

А так уж и всё прощали шуту?.. И что в душе и за душой придворного шута Франциска I – Трибуле?

«Всем людям на земле, мильонам тварей всех

Позволено рыдать, когда им гадок смех.

А мне запрещено! И с этой мордой злобной

Я в теле скорчился, как в клетке неудобной.

Противен самому себе до тошноты,

Ревную к мощи их и к чарам красоты.»

Виктор Гюго взывает не только к человечности: в шуте Трибуле увидеть человека. Не только почувствовать, что его физический изъян испортил характер горбуна. Но увидеть, что шута-урода формирует уродливое дворянство: Король и его двор.

Откуда бы взяться острословию, цинизму, язвительности и откровенному глумлению над свитой Короля, если бы при дворе Франциска I всё было благополучно?

Так ремесло шута трансформируется в ненависть. А сколько можно таскать всегда и повсюду в душе «Старуху Ненависть»?

«И ярко наряжать в свой надоевший смех

Старуху Ненависть!»

В яркие, блестящие наряды облачён Король и вся его свита. Яркий смех. Яркие наряды. Вот оболочка циничной «Старухи Ненависти».

И не только шуту такая ноша не под силу. Уязвлённое едкими шутками дворянство тоже ищет выход для своей ненависти: жестоко отомстить зарвавшемуся Трибуле. И даже неприкосновенность и вседозволенность придворного дурака – ничтожно хлипкая преграда между бесправным бедняком и кичливой знатью.

Ненависть. Она правит всем при дворе Франциска I, обретая разные обличия: от ярости и гнева до скуки и безразличия. Любви и состраданию здесь не место.

И, скорее всего, насолить шуту Короля – это всё равно, что уколоть самого монарха. А придворным было за что ему мстить. За поруганную женскую честь своих жён, дочерей, сестёр, ставших игрушками в руках развращённого монаршего красавчика-ловеласа. А ведь именно таким Франциска I и рисует Гюго.

Любое действие рождает противодействие. Месть – порождение ненависти. Не она ли главный психологический лейтмотив пьесы? А разве месть чем-то не напоминает подлость? – Можно порассуждать …

***

Если не брать во внимание историческую и политическую стороны пьесы (не очень-то легко!), сомневаясь в их справедливости, а рассматривать её с эмоциональной, психологической и узко направленной на судьбу одного человека – горбуна Трибуле (у него на самом деле был прототип при дворе Франциска I) точки зрения, то мы увидим трагическую историю, исполненную глубокого драматизма.

Само ремесло шута, как называет его автор, – безнравственно по своей сути!

Вот спусковой крючок для разыгравшейся трагедии.

… Отдельно следует взглянуть на дочь Трибуле – 16-летнюю невинную девочку – Бланш. Сирота (без матери), укрытая от жадных похотливых взоров не только монарших особ, но мужчин вообще, она выросла хрупким, нежным цветком, обречённым быть растоптанным.

Трагедия Бланш – это трагедия Трибуле. Можно ли было отцу сберечь дочь? – Создаётся впечатление неизбежности её трагического конца.

А её невольная жертвенность выглядит какой-то увечной, противоестественной: уродливой. Ведь политического мотива: жизнь за корону здесь нет. Король же предстаёт ветреным и неисправимым подлецом и циником, якобы, труп которого в мешке пинает Трибуле.

«Расти из кошки тигр! И из шута — палач!

(Приподымается)

А если бы еще он слышал, как я дерзок,

Он, не могущий встать!

(Снова наклоняется над мешком)

Ты слышишь? Ты мне мерзок!»

Не мудрено, что драму запрещали, а зрители ей рукоплескали. Больное общество: так и должно быть. Жалок Трибуле в своём уродливом возмездии. Жалок зритель, рукоплещущий Трибуле. Жалкой и нелепой выглядит сама попытка заткнуть рот поэту – Гюго.

***

Предисловие Гюго к «Королю» лучше прочитать, как послесловие.

«Трибуле ненавидит короля за то, что он король, вельмож — за то, что они вельможи, людей — за то, что не у всех у них горб на спине. Его единственное развлечение — беспрерывно сталкивать вельмож с королем, ломая более слабого о более сильного. Он развращает короля, портит его, разжигает в нем низменные чувства; он толкает его к тирании, к невежеству, к пороку; он натравливает его на все дворянские семьи, беспрестанно подстрекая к тому, чтобы соблазнить чью-нибудь жену, похитить чью-нибудь сестру, обесчестить чью-нибудь дочь. Король — лишь паяц в руках Трибуле, всемогущий паяц, разбивающий все жизни, а шут дергает его за ниточку.»

(Из Предисловия «Король забавляется»)

Оценка: 9
– [  3  ] +

Сэмюэл Беккет «В ожидании Годо»

Ouroboros_8, 23 мая 19:35

֍ БЕЗНАДЁЖНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, или ТРАГИКОМЕДИЯ АБСУРДА ПУСТОТЫ ֍

ЦИТАТЫ:

«Я провел всю свою жизнь в грязи, и ты хочешь, чтобы я в ней видел разницу? Посмотри на эту мерзость! Я из неё никогда не вылазил!»

(Сэмюэл Беккет. «В ожидании Годо». 1949 )

«В. – Мы больше не рискуем думать.

Э. – Тогда на что мы жалуемся?»

(Сэмюэл Беккет. «В ожидании Годо». 1949 )

«Что мы здесь делаем, вот о чем мы должны себя спросить.»

(Сэмюэл Беккет. «В ожидании Годо». 1949 )

Абсурд – он и есть абсурд! «Театр абсурда» – из этой же категории. Пьеса «В ожидании Годо» Сэмюэля Беккета, сыгравшего впервые роль драматурга, по мнению многочисленных критиков, которые сходятся и расходятся в своих мнениях о данном произведении, единодушны в одном: это – образец, мерило драматургии абсурдистского толка. Правда, не у нас, а у них – на Западе.

Сам Беккет напрочь отказывался растолковывать скрытый символизм своей трагикомедии. И это радует. У абсурда не может быть логического объяснения. На то он и абсурд. Понимай, как хочешь. Руководствуйся собственным опытом и мировоззрением. Как Бог на душу положит. Знания. Опыт. Чувства. Эмоции. Смысл. Это всё моё будет.

В этом и прелесть абсурдистской прозы и драматургии. Я, как мне кажется, ещё не читала ничего подобного, не считая нашего В.В. Маяковского. Это мой первый опыт. Но разглядывать скрытые явления, подводные течения и второе дно очень интересно. А поскольку автор пьесы даёт карт-бланш в руки, сам не пытаясь ничего объяснять, буду интерпретировать эту трагикомичную историю самостоятельно.

Вот я уже и заголовок придумала …

***

Трагикомедия, или трагедия и комедия в одном флаконе. И смех, и грех. Сэмюэл Беккет взывает к чувствам, пренебрегая логикой. Эмоции – на переднем плане. Но эмоции – результат мыслительной деятельности: у абсурда должен быть, если не смысл, то назначение. Читающий должен попытаться представить и понять, что хотел сказать автор, и какой отклик в своей душе находит его трагикомедия «В ожидании Годо». По этой причине нет и быть не может однозначного понимания и восприятия пьесы Беккета.

Лично я воспринимала пьесу применительно к нашему времени. Почему-то забывалось, что она написана и впервые поставлена в конце 40-х и начале 50-х прошлого столетия. Само произведение содержит в себе акцент на ничтожности времени (со временем ничто не меняется!), пренебрежительном к нему отношение. Прошивка действий актёров множественными пустыми паузами, «долгим молчанием» явно взывает не к Вечности, но Пустоте.

Время – непреходящая и самая важная ценность человеческой жизни низводится к нулю. А ведь действующие лица – две пары стариков. Им ли не дорожить своим временем? А они не знают, как распорядиться им. Бессмысленное существование. Это не жизнь. Это – имитация жизни.

Упование на приход какого-то господина Годо, от которого не понятно, что ожидать, – единственное оправдание нахождения на сцене двух старых бродяг, бездельников – Эстрагона (Гого) и Владимира (Диди).

В конце I-го действия появится Мальчик, который внесёт побуждение к действию на сцене: лёгкое дуновение свежего ветерка, призывающее к движению, у стариков вызывает скованность и прирастание к помосту: они не хотят двигаться!

«Молчание.

Э. – Ну что, идём?

В. – Идём.

Они не двигаются.»

Интересно, что к концу I-го действия кажется, что ты уже всё знаешь об этих чудиках – Гого и Диди. Почему? – Да вот они приметы старости налицо: замедленность и повторение мыслей, движений, действий, слов … (о бессвязности речи нам даёт представление другая пара), ухудшение (?) памяти, нежелание (?) вспоминать. Болезни, повадки, темперамент Эстрагона и Владимира тоже налицо.

Эти двое идут на целый день к старому, засохшему дереву ждать Годо. И надеются на его скорое появление. Но он не появляется. Зато появляется голод. Но перекусить нечем, разве что завалявшейся морковкой да парой репок в карманах Диди, которыми утолить голод невозможно.

О чём это свидетельствует? – О беспомощности, неуверенности, тщетности пустого ожидания. Ожидания чего? – Пустоты! Но старые бродяги этого не понимают.

Скудный и весьма условный сценический реквизит (я постановку пьесы не видела), который ясно проступает в ходе чтения пьесы. Бутафория. Минимализм. Всё призвано подчеркнуть пустоту и тщетность человеческого существования.

Но особого внимания заслуживают главные бутафорские реквизиты: шляпы-котелки (их довольно часто используют клоуны в цирке, и они напоминают комических персонажей Чарли Чаплина и другие); разбитые, раздолбанные, рваные башмаки Гого … Что это, как не комическая окраска представления – котелки. А рваные башмаки отчётливо всплывают в виде образа на обложке одного из изданий книги Джорджа Оруэлла «1984. Скотный двор (сборник)».

Но мы не знаем, что в сущности представляют собой эти люди. Автору это не важно. Важен итог: то, к чему они пришли к завершению своего земного существования: бедности, голоду, неуверенности в завтрашнем дне – ожиданию Годо. Как будто с его появлением они получат смысл своей оставшейся жизни. Какое горькое разочарование …

Подумалось. Счастлив лишь тот человек, который ничего не ждёт от жизни. Сэмюэл Беккет говорит об этом же, только по-другому. Ожидание, промедление бывает смерти подобно, и уж никак не способствует Жизни. Необходимо Действие. И Гого, кажется, уже готов, но …

«Э. – Пойдем.

В. – Мы не можем.

Э. – Почему?

В. – Мы ждем Годо.»

Они не могут уйти. Они будут ждать каждый день не известно чего, или кого: Годо. Ожидание неизвестности. Ожидание будущего. Скованность действий. Они сами уготовили себе такую жизнь: НЕЖИЗНЬ.

Братья Стругацкие в своей повести «Улитка на склоне» проводят идею неизвестности будущего: мы не можем знать, каким оно будет, но обязаны здесь и сейчас жить настоящим и стремиться его сделать наилучшим. В этом залог прекрасного будущего.

А господин Сэмюэл Беккет нагоняет тоску зелёную. Нет, это не наш образ жизни, не наша позиция.

А вот если посмотреть на пьесу «В ожидании Годо» с сатирической точки зрения, то такая сатира лично мне понятна.

Всё зависит от внутренней, духовной наполненности человека. От неё будут зависеть точки зрения на произведение Беккета. И понятным становится Беккетовское демонстративное нежелание объяснять скрытый символический смысл своей трагикомедии. Он тоже «ждёт Годо»?

Нас принуждают совершать глупые, бесполезные действия? Как это делают долго и упорно Гого и Диди, обмениваясь дурацкими, клоунскими котелками. Настолько долго обмениваться (почти жонглировать), чтобы самый тупой читатель (зритель) понял, что их НИКТО НЕ ЗАСТАВЛЯЕТ. Они делают это сами: ДОБРОВОЛЬНО! Где ДОБРО, а где ВОЛЯ решать нам самим. И это наш собственный ВЫБОР.

А кто заставляет нас УБИВАТЬ ВРЕМЯ? Эту самую великую ценность. Гого и Диди только этим и занимаются. У них нет иных занятий. И они оправдывают себя тем, что ожидают Годо. Видимость деятельности. Сколько нас таких? – Тысячи.

«В. – Пусть настанет ночь. (Пауза.) У нас назначена встреча, этим все сказано. Мы не святые, но у нас назначена встреча. Сколько людей может вам ответить так же?

Э. – Тысячи.»

А чем мы оправдываем свою бездеятельность, нежелание думать и поступать? Ожиданием Годо? Или «ждём у моря погоды»? Созвучная идиома с предложенной Беккетом. И не стоит искать философский, или религиозный смысл: не нужно упражняться в изобретательности. Всё гораздо проще.

Думаю, позабавился бы Сэмюэл Беккет, читая многообразные и противоречивые толкования его трагикомедии «В ожидании Годо». Наверняка, ничего подобного ему даже в голову не приходило. Посчитав, что он не очень хороший писатель, решил попробовать себя на поприще драматургии. А нам, читателям, и даже критикам, не стоит напускать на себя учёный вид. Особенно, когда мы имеем дело с абсурдом. Учёные на то они и учёные, чтобы применять свои знания на практике. Только вот иногда из этого происходит то, что принято называть «заумь». На самом деле в этой истории ничего необычного нет: простая житейская история.

Мораль: каждый должен заниматься своим делом, а не ждать у моря погоды.

***

Но нас ждут ещё два колоритных персонажа: Поццо и Лакки. Они гораздо интереснее Гого и Диди!

В отличие от бездельников Эстрагона и Владимира, они развивают видимость активной деятельности. В моём воображении эта «сладкая парочка» на самом деле чрезвычайно горька. И тут тоже можно обратиться к скрытому символизму.

Поццо, изображающий из себя гегемона, понукает бессловесным народом. Этот процесс в пьесе показан в развитии и с использованием средств «театра абсурда». Всё получилось понятно и внушительно: гегемон – слепой, его раб – народ – глухой и немой. Прелесть какая! Суета сует! Даже и сказать больше нечего.

Хотя, нет: читатель в сценах с участием Поццо и Лакки найдёт немало занятных мыслей.

… Беккет показал лишь одну из сторон существующей реальности. Сатирическое изображение недостатков, существующих в обществе вне времени, с помощью «театра абсурда» достойно вытаскивания «за ушко да на солнышко». Но я бы не стала возводить в абсолют эти недостатки (апатия, безразличие, лень, закостенелость и узкоплёночность мышления, необразованность, глупость …), приводя с их помощью к общему знаменателю всё бесконечное многообразие и красоту реальной жизни.

Но Беккет гнёт свою линию. Трагикомедия «В ожидании Годо», получившая признание и широчайшую известность во всём мире, дала толчок ко многим другим его произведениям такой же направленности. Да и не только одному лишь автору она послужила поводом к развитию … Поэтому в целях самообразования не мешало бы прочитать эту весьма интересную вещицу.

За сим откланиваюсь. Думаю, я свою миссию выполнила. Благодарю за чтение сего опуса.

Оценка: 9
– [  2  ] +

Агота Кристоф «Доказательство»

Ouroboros_8, 22 мая 00:16

КНИГА II. «ДОКАЗАТЕЛЬСТВО». Роман

КНИГА III. «ТРЕТЬЯ ЛОЖЬ». Роман

ЦИТАТЫ:

«Еще нам надо было научиться жить друг без друга. Поодиночке.»

(Агота Кристоф. «Доказательство». 1988)

«Твоя страстная и мятежная душа может увлечь тебя далеко и привести к самым страшным порокам.»

(Агота Кристоф. «Доказательство». 1988)

«Какой бы грустной ни была книга, она не может быть такой же грустной, как жизнь.»

(Агота Кристоф. «Третья ложь». 2005)

Сначала появилось имя одного из братьев-близнецов, с которыми нас познакомила Агота Кристоф в романе «Толстая тетрадь». Его зовут Лукас. Ему – 15; с начала событий прошло 9 лет. Но кто автор повествования в последующем романе – «Доказательство», написанном два года спустя после «Толстой тетради»? Кто наблюдает за событиями и подробно их описывает ... Кто? – Можно строить свои догадки.

***

Действие романа начинается в тот же день, в который закончилась история «Толстой тетради». Помним, что Агота Кристоф изначально вовсе не замышляла трилогию. Продолжение появилось по просьбе читателей, которым было интересно, что же дальше произошло с близнецами.

Лукас остался совсем один. Кто ещё может описывать его действия, если не брат? – Автор? А если это второй из близнецов продолжает вести дневник? – Очень похоже. Но предыдущий роман закончился тем, что брат Лукаса перешёл границу: близнецы разделились. Тогда как?

… Закончилась война. Послевоенное время. Захиревший Маленький Город. Мёртвый и пустой.

«Молодые люди, даже те, что не учатся, уезжают отсюда в живые города. Наш город стал мертвым и пустым. Закрытая, забытая пограничная зона.»

Лукас – привлекательный юноша. Никогда не учился в школе. В наследство от Бабушки получил дом, огород и приусадебное хозяйство. В наследство от Войны – травмированную психику и что-то ещё ...

«Лукас говорит:

— В моей душе никогда не будет мира.»

О существовании брата-близнеца в книге нет ни звука. Как будто и не было его вовсе … «А был ли мальчик?» Многие в Маленьком Городе не могут припомнить брата Лукаса …

Ближе к середине книги Лукас упоминает имя своего брата: Клаус.

… Лукас покупает в лавке новую толстую тетрадь, стопку бумаги и карандаши для письма. Имеет ли это значение для идентификации персонажей? Кто из братьев вёл дневниковые записи в первой книге? Читатель может пофантазировать.

***

Появляются новые персонажи: молодая женщина с изломанной судьбой – Ясмина с грудничком на руках – Матиасом. Лукас, как будто не лишён сострадания, но готов утопить ребёнка, если Ясмина этого хочет. Она не хочет. Между ними возникает псевдосемейные отношения …

Автор продолжает выдумывать жизнь Лукаса. У него появляется любовница: женщина-библиотекарь – Клара 35-и лет. В библиотеке намереваются уничтожить практически все книги: «пустить под нож». Лукасу она напоминает его мать, к смерти которой он остался равнодушен (?) (события первой книги).

Лукас пытается заполнить пустоту одиночества различными способами. Не забывает он посещать и священника – кюре … Автор показывает нам человека, выросшего из Войны, покалеченного Войной не физически, но нравственно. И кажется, что описание его жизни – лишь выдумка, фантазии, иллюзия: дневниковые записи – книга. Всё это напоминает бегство от ужасов войны.

А что же на самом деле? Тайна. Загадка. Ребус. «Совы – это не то, что кажется» … Вспомнишь и про «Твин Пикс», и про «Дом странных детей Мисс Перегрин» …

… Лукас Т. пытается жить «поодиночке», без брата-близнеца. Это ещё одно из упражнений братьев, с которыми читатель познакомился в первой книге. Большую часть романа автор описывает жизненные перипетии молодого Лукаса в нелёгкие послевоенные годы в Маленьком Городе.

Лукас переживает новую тяжелейшую психологическую драму. Кажется, она сокрушила его окончательно. Настолько, что он исчез из города. Ему было тридцать лет. И снова тайна: тайна исчезновения.

***

Наконец в город возвращается Клаус. Двадцать лет спустя после исчезновения Лукаса. Но кто это? Лукас под другим именем? Ведь Клауса никто не помнит. «Иных уж нет, а те уже далече» …

Вот так, дорогой читатель, тоже будешь ломать голову над разными событиями: туману Агота Кристоф напустила предостаточно. Война, похоже, дело мутное: под её покровом может скрываться что угодно.

Автор «раскрывает» нам историю Клаусса (двойное «с»). А я уже ничему не верю … Как будто Агота Кростоф подсмеивается над своим читателем: мол, я здесь хозяйка и что хочу, то и ворочу … Хотели продолжения? – Нате вам!

Мои впечатления описаны по ходу чтения. Но я старалась не разрушать интригу: не раскрывать сюжет. Не знаю, что будет дальше и в конце.

***

А дальше появляется Антония и её новорождённая дочь Сара. И мир перевернулся для детей до неузнаваемости …

«Я еще не подобрал слова, чтобы назвать то, что с нами случилось. Я мог бы сказать драма, трагедия, катастрофа, но в уме я все равно говорю просто «это», и названия для этого нет.»

Агота Кристоф продолжает с завидной изобретательностью плести всё новые и новые кружева, возвращая нас к началу Войны, когда Лукассу и Клаусу было по четыре года.

А время течёт своим чередом. А мы глядим, как оно утекает сквозь пальцы-судьбы персонажей романа, заставляя всё глубже и глубже увязать в песке переживаний. Где быль, а где небылицы? Поди попробуй разгадай.

***

Последняя страница. Можно было бы поставить точку. Грустная история. Тревожная. Но она не окончена. Мне так показалось. Интересно, какой могла бы стать «Четвёртая ложь», а?..

***

У трилогии «Толстая тетрадь» очень тонкая психологическая подложка. И только сложив все три части большого романа, понимаешь это. Продолжение к законченному первому роману написано, на мой взгляд, с удивительной изобретательностью. Я не встречала до сих пор таких историй о Войне, которые бы показали ужас военного времени, отразившийся в искорёженных психике, душах и судьбах людей. Страшная история, растянувшаяся на 50 лет. Написана необычно и талантливо.

P.S.

В самых жутких ситуациях спастись можно единственным способом: укрывшись за ложью. Тот, кому это не удаётся, может сойти с ума.

Оценка: 9
– [  1  ] +

Агота Кристоф «Толстая тетрадь»

Ouroboros_8, 12 мая 13:53

֍֍ ГОЛАЯ ПРАВДА, или НЕДЕТСКАЯ ШКОЛА ЖИЗНИ И ВЫЖИВАНИЯ ДЕТЕЙ ֍֍

КНИГА I «ТОЛСТАЯ ТЕТРАДЬ». Роман

ЦИТАТЫ:

«Это самые умные дети, которых я когда-либо встречал.»

(Агота Кристоф. «Толстая тетрадь». 1986)

«Они как один человек.»

(Агота Кристоф. «Толстая тетрадь». 1986)

«Надо уметь убивать в случае необходимости.»

(Агота Кристоф. «Толстая тетрадь». 1986)

Нашумевший роман. Много прочтений. Все уже всё о нём знают (?). Критики постарались объяснить всё, что поддаётся объяснению (?).

Меня больше интересовала эмоциональная сторона романа-трилогии Аготы Кристоф «Толстая тетрадь». Вернее, эмоционально-нравственное послание писательницы: что она хотела донести миру? – Похоже, что ПРАВДУ, о которой не все знали.

Кого-то в книге ждут открытия. Для себя. Не все же «Черепахи Тортиллы», прожившие триста лет. Кого-то такая неприкрытая ПРАВДА будет вгонять в краску, а у наиболее чувствительных натур вызывать шок.

… Чувства. Причины их зарождения, развития и умирания. Им суждено будет рождаться в декорациях Второй мировой войны. В Маленьком городе.

Доносить свои чувства до нас будут братья-близнецы. Причём доносить чувства они будут с помощью описания действий. У романа такая особенность: роман-действие.

«Слова, обозначающие чувство, очень расплывчаты; лучше избегать их употребления и придерживаться описания предметов, людей и себя, то есть точно описывать факты.»

Занятный стиль изложения: примерно так пишут книги для детей. Сначала с нами и общаются дети. С помощью дневника – толстой тетради, которую они прячут на чердаке. Очень умные и хитрые братья-близнецы: два в одном флаконе. Местоимение – «мы» лишено индивидуальности, поэтому читатель не догадывается, кто из близнецов ведёт рассказ. Они – не разделимы.

Несмотря на скудость и даже отсутствие художественных средств выразительности, картины происходящего, окружающая атмосфера предстают зримо и ощутимо: первая сигнальная система читателя должна работать чётко. А чтобы это происходило, автор виртуозно подключает вторую сигнальную систему – СЛОВО. Это тоже есть особенность её книги.

Я вижу необычных близнецов. Обычно близнецы не очень-то и рады тому обстоятельству, что их двое и что их путают. Обычно между ними существует некая соревновательность, и они нелегко переносят больший успех одного из них, считая успех одного поражением другого. Не такая уж и простая жизнь у близнецов на самом деле.

Близнецы не хотят быть похожими друг на друга. Как только у них возникает право голоса, они отказываются от того, чтобы их одинаково одевали. Стремление проявлять свою непохожесть на другого: индивидуальность и независимость – всё это естественные потребности человека.

В романе же у Кристоф всё с точностью до наоборот: близнецы как единый организм. Это не нормально. Фантастика.

Учёные пытались исследовать близнецов на предмет особой ментальной связи между ними: подгоняли реальные факты из их жизни под некую выдуманную теорию. Но нет и быть не может никакой научной базы под такой вымышленной теорией. Автор решила по-своему: есть! Я принимаю правила её игры, которые будут уточняться по ходу повествования.

***

Итак, тема двойственности. Тяжёлые жизненные обстоятельства: война, брошенность матерью, отсутствие отца, оставление бабушке, которую никто иначе не называет, как Ведьма (!) – это всё усиливает монолитность детей, оставленных на произвол судьбы.

Автор, используя необычные средства выразительности, показывает, как формируется характер человека, его мотивы поведения.

Зарождение НЕЛЮБВИ – основная идея романа «Толстая тетрадь». НЕЛЮБОВЬ находится и в центре последнего (?) романа Агот Кристоф «Вчера». Как она возникает, формируется, развивается и действует.

Гротесковые и яркие краски, которые использует Кристоф, очень приходятся к месту: так смотрят на мир дети. Иногда их действия (игры) лишены смысла. Они совершают то, что объяснить потом не могут: их поступками руководят глубинные инстинкты. Это демонстрирует сюжет с бабочками.

Я вспомнила из своего детства, что тоже делала такую же глупость в саду. А мама, оказывается, за мной наблюдала из окна. Только сказала мне об этом уже в моём зрелом возрасте. У мамы был свой (взрослый!) взгляд на мои действия: соединение бабочек. А я потеряла дар речи и не смогла объяснить маме, почему я это делала. Не почему! Просто так! Они соединялись, и я их соединяла и отпускала в полёт парой. Глупость. Бессмысленность. Инстинкт продолжения рода? У меня. Но не у близнецов. По мнению автора. Психологи «разобрались» по-своему. Не стоит им всегда доверять: в любом правиле бывают исключения.

Роман очень интересный. Очень. Не развлекательный. Конечно, страшный. По-человечески. Внутри него – порода человеческая. Вот они, сапиенсы. Ошибки природы. Но мы же не такие. Мы – ХОРОШИЕ. Да?

Что делает с человеком НЕЛЮБОВЬ? Какие механизмы внутри нас она включает? – Мы можем сами ответить на эти вопросы. Но Агот Кристоф всё делает в сто раз понятнее: выпуклее, весомее, жгуче, острее… Талантливо. Распад монолита – близнецов может вызвать критическая масса созревшей НЕЛЮБВИ: бба-бахх!!!

P.S.

Следующий роман трилогии называется «Доказательство».

P.S. P.S.

Агота Кристоф, создавая «Толстую тетрадь», вовсе не замышляла написать трилогию. Первый роман следует рассматривать, как самостоятельное, завершённое произведение. Второй роман, явившийся продолжением первого, возник по многочисленным «заявкам» неравнодушных и заинтересованных читателей. Но оба последующих романа в трилогии не самостоятельны: они – продолжение «Толстой тетради».

Оценка: 10
– [  3  ] +

Агота Кристоф «Вчера»

Ouroboros_8, 7 мая 12:08

֍ РАЗОРВАННОЕ ВРЕМЯ, или КАЗУСЫ ЛЮБВИ И ОДИНОЧЕСТВА В ЭМИГРАЦИИ ֍

ЦИТАТЫ:

«Зыбкий серый туман витал над крышами, над жизнью. Ребенок сидел во дворе и глядел на луну.»

(Агота Кристоф. «Вчера»)

«Завтра, вчера… что означают эти слова? Реально только настоящее.»

(Агота Кристоф. «Вчера»)

«Я мог бы быть свободным и счастливым, потому что никого не любил.»

(Агота Кристоф. «Вчера»)

***

Есть депрессия, а есть депрессивное расстройство. И, как говорят в Одессе: «Это две большие разницы». Для лечения расстройства нужен специалист – доктор, врач. А вот ЧТО происходит в этом состоянии с чувствами человека, его мироощущением – это и есть одна из идей романа «Вчера» Аготы Кристоф.

Роман написан в 1995 году. У нас он публиковался в журналах значительно позднее.

… Удивительно и совершенно по-разному оказывает своё влияние одиночество на людей. Да и само понятие – «одиночество» каждый понимает по-своему. У каждого индивидуума – свой внутренний мир. И то, что каждый с ума сходит по-своему, это, думаю, общеизвестный факт. Вот об этом будем читать в романе …

В связи с темой одиночества как не вспомнить афоризм Михаила Лабковского: «Одиночество – это не отсутствие людей, это – нелюбовь к себе». Гениальное высказывание. На мой взгляд. Об этом случайная для меня книга – «Вчера» Аготы Кристоф.

… Фабрика. Монотонные действия на конвейере, или у станка. Лично я не представляю себя в такой профессии. Возникает образ персонажа Чарли Чаплина, где он сходит с ума на фабрике, выполняя однообразные, монотонные действия … «Потогонная система». Понятно, не от хорошей жизни…

«— Такова реальность рабочей жизни. Будьте довольны, что вообще имеете работу. А сколько людей осталось безработными!»

Почему одни люди способны к преодолению трудностей, а другие от них впадают в депрессию? Почему «жажда жизни» присуща далеко не каждому из нас? – Потому что мы разные, и не каждый может стать героем. Шандор Лестер – не герой. И мне совсем не хочется применять афоризм: «Не он такой, а жизнь такая». Он – такой! И мне он не симпатичен.

… Автор не лишена чувства юмора. Некоторые её пассажи весьма забавны.

«Йоланда может показаться красоткой тому, кто не видал ее при пробуждении.

Тогда это всего лишь маленькое помятое существо с обвисшими волосами, расплывшимся макияжем и черными разводами туши вокруг глаз.»

Как будто все остальные выглядят привлекательно «со сна». Хотя и в этом кроется глубокий смысл: что делает НЕЛЮБОВЬ с восприятием всего и вся с человеком.

«Я смотрю ей вслед, когда она идет в ванную: ноги у нее тощие, ягодиц и грудей почти нет.»

… А вот и ещё одно из проявлений НЕЛЮБВИ: к своей родине, будучи в эмиграции. Трудно не согласиться с автором, которая вкладывает текст в уста своего персонажа-эмигранта о том, что Родину он не любит. Любил бы, не эмигрировал. Родина – это там, где человеку хорошо. Точно также, как и то, что не та мать, которая родила, а та, что воспитала.

«Самая моя забавная ложь среди всех — это когда я сказал тебе, что мне безумно хочется вновь увидеть родину.»

Это не единственная ложь. Он научился окружать себя ложью повсюду: защитная реакция от жестокого мира. Психиатр смог бы точнее объяснить природу этого явления.

Так автор шаг за шагом рисует образ своего персонажа в надежде, что тот, кто будет читать её книгу, сможет его понять. Вот такая задача стоит перед нами: понять человека.

Но есть в романе и Правда. Жестокая. Неприглядная. Страшная правда. Глина, с которой в детстве играл малыш, лепя из неё (уж извините) вторичные половые признаки мужчин, женщин, в том числе своей матери … Такое вот детство Тобиаша Хорвата (позднее – Шандор Лестер). Из чего-то же слепилось то, с чем/кем знакомит нас автор.

Часовая фабрика. Здесь 10 лет работает Шандор Лестер: «вот уже десять лет, как я сверлю на своем станке одни и те же отверстия в одних и тех же деталях».

Такое вообще возможно? Я не верю. От этого за гораздо меньшее время можно реально сойти с ума. Разве нет?

И жизни совсем нет. У эмигрантов. Совсем нет жизни. Как такое может быть? Человеку некогда сходить в магазин за хлебом. Вообще – в магазин. Да и платят на фабрике «гроши».

«— Хлеба тоже нет. Я не успеваю ходить по магазинам. Мне, знаешь ли, работать надо.»

Какое-то фантастически беспросветное существование … Фантасмагория. Гротеск.

Однако, бинокль и велосипед наш «герой» купил! Приобретения не из дешёвых. И труд по ремонту своей халупы (иначе не назовёшь) он Яну оплачивает. А тот в свою очередь умудряется ещё своей жене и детям из этих денег что-то высылать …

Да и каким-то непостижимым образом Лестеру удаётся халтурить переводчиком на судах. Как? Ему же даже за хлебом сходить некогда! Не понятно.

А дальше – смерти: погибают люди. Эмигранты. Безнадёга. Ужас какой-то. Жесть!!!

Но однажды всё переменится …

***

Иногда попадётся тебе книга, которую ты не просто читаешь, а которая побуждает тебя думать, анализировать, привлекая весь твой, накопленный за жизнь, опыт и твоё мировоззрение: есть о чём судить и с чем сравнивать … Вот она такая – «Вчера» Аготы Кристоф. И про Агату (нашу) Кристи вспомнишь. Тоже мадам далеко не добренькая была …

Раскрывать содержание – не надо. Слишком душевная книга. На каждую душу она ляжет по-разному. Это зависит от многого в каждом из нас …

Оценка: 10
– [  7  ] +

Стивен Кинг «Роза Марена»

Ouroboros_8, 20 апреля 18:16

֍ КОНЧЕНЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ, или БЕЗУМИЕ, ПОМНОЖЕННОЕ НА УМЕНИЕ И ОДЕРЖИМОСТЬ ֍

«Если бы Норман узнал, почему Рози ушла и что ее подтолкнуло на этот шаг (другими словами, если бы он узнал про пятнышко крови на простыне), он бы, наверное, успокоился. Или, наоборот, еще больше взбесился.»

(Стивен Кинг. «Роза Марена». 1995)

«Норми, ты сошел с ума, проговорил теперь этот спокойный, отчетливый голос. Ты конченый псих, по всем признакам и стандартам. И ты сам это знаешь, правда?»

(Стивен Кинг. «Роза Марена». 1995)

Почему автор не любил свой роман «Роза Марена», называя его «закостенелым»? Несмотря на это, он принимался по книге писать сценарий для фильма. Фильма, который хотели снять, да так и не сняли.

Объём «Розы» – не маленький. И заполнять его нужно было не только содержанием и развитием темы. Когда читаешь многостраничное произведение, написанное хорошо, бывает так, что сам сюжет находится где-то рядом, а ты с не меньшим увлечением следишь за мыслями автора, его подачей … себя на страницах романа.

В этом, по крайней мере, нет никакой закостенелости: всё живо, образно, подвижно … Искусство написания книги – вечно. Книга «застывает» лишь на время, пока кто-то снова не возьмёт её в руки и не примется читать.

Тема домашнего насилия – незатихающая боль, поэтому роман актуален. Читать – интересно. Тем более, – Кинга, который над текстом работает усердно, вкладывая в него душу: не халтура – мастерство. Даже, если тебе уже известен сюжет. Всё равно – интересно! А вот анализировать и делать выводы об идее будем потом: после прочтения. Если захочется … Иногда просто достаточно погружения в роман и всё …

***

Своё знакомство с Кингом у меня началось с его мега эпопеи «Тёмная Башня». Так угодно было провидению. Кстати, и здесь, в «Розе Марене», Провидению отводится не второстепенная роль. Провидение – это важно. Это – судьба. Это больше, чем судьба. Это – ка. Поэтому многое мне было понятно из того, о чём пишет Кинг: и «дикая роза на заросшем сорняками пустыре», и аллюзия на Срединный мир, который проник в эту книгу, и ка …

«… ка – это колесо, которое вращает мир, и всякий мужчина и всякая женщина, попытавшиеся воспротивиться и остановить его, попадут под его сокрушающий обод.»

Уж так водится во Вселенной Стивена Кинга: его романы очень часто переплетаются, или, хотя бы, соприкасаются. «Роза Марена» соприкасается с «Тёмной Башней». Для меня, например, это что-то вроде дополнительного бонуса: приятно чувствовать свою причастность (читательскую) к чему-то огромному, в котором и для меня, скромного читателя, находится уголок …

***

Мистическая составляющая в романах Кинга, на мой взгляд, настолько органично вплетается в реалистичное повествование, что уже и мистику воспринимаешь, как нечто реальное, действительно, по-настоящему происходящее. В этом магическое притяжение очень большой части Вселенной Стивена Кинга. Роман «Мареновая роза» («Роза Марена») как раз из числа таких.

Здесь всё по-настоящему. Правда, с некоторой долей преувеличения – гротеска. Там, где есть место для мистики, для гротеска тоже место найдётся, потому что это всё работает на усиление эмоциональности. Если попадаешь в эту магическую петлю, держать она будет до самого финала, не ослабевая напряжения.

«Роза Марена» – это роман о женщинах. Кроме главной героини, попавшей в рабство к сумасшедшему мужу-полицейскому, – Рози Макклендон, ещё много второстепенных женских образов, играющих совсем не второстепенную роль.

Но главное не в этом. У меня ни разу не возникло ни капельки сомнения, ни чуточки фальши, которую мог бы допустить автор-мужчина, пишущий о женщинах! Кинг не только точно передаёт эмоции психопата-садиста Нормана Дэниэльса (мужской взгляд подобного типа людей на женщин), но и весьма достоверно рисует женскую психологию, женские взгляды на жизнь, женские мотивы поведения, ничуть не отрывая их от общечеловеческих. Забываешь, что пишет мужчина!

640 страниц текста. Но это уже 29-й по счёту роман Кинга. Помню, в первых его книгах я, бывало, изнывала от затянутости. Но только не здесь. Да, «кирпичик» нормальный. Но не хотелось, чтобы он поскорее закончился. Это дорогого стоит: мне интересно было всё. При том, что длинных и нудных описаний у Кинга нет. Вообще, – нет!

Любит Стивен детали? – Безусловно, любит. Это его стиль. А как без деталей ты попадёшь в «кино», то есть атмосферу? Кинг – мастер детализации. Детали – это важно. Без них было бы убого и не по-кинговски.

Из «украшательств» романа очень эффектно выглядит обращение к Древнегреческой мифологии. Кинг по-своему обыгрывает мифологические сюжеты, размещая их в Срединном мире «Тёмной Башни». Два в одном флаконе.

Триллер. Ужасы. Причём, ужасы человеческие. Из разряда реально существующих и не исключительных. Страшно.

Страшно и жалко было до слёз заблудившуюся в чужом городе Рози, измотавшуюся в блужданиях поиска приюта для жертв домашнего насилия. Она не плакала. А я ревела …

Психология жертвы и психология насильника. Эта тема проработана Кингом просто отлично. Понравилось, что он не оправдывает Дэниэлса, отсылая в его кошмарное детство. Не делает из садиста тоже жертву – жертву обстоятельств.

И ещё один важный момент хочу отметить. Четырнадцать лет издевательств и избиений, страха и унижений главной героини – это «не кот чихнул»! Перед тобой, читатель, не сказочка со счастливым концом: «Стали они жить-поживать, да добра наживать» … Вот за это автору отдельное спасибо. Всё, как в жизни.

Книжка – «толстая», как я уже сказала. Есть о чём подумать и порассуждать. Не надо «бежать», отслеживая только сюжет …

P.S.

Михалкова Елена и «Роза Марена» – идентичное восприятие сильной женщины в «Тигровый, чёрный, золотой», готовой на всё: и в пасть тигру, и быку – на рога. Страх перед женщиной, который мужчина должен иногда испытывать … Вообще, страх – эмоция очень полезная.

«– Ты храбрая, Рози. Ты хорошо сражалась за своего… за своего друга. Ты смелая женщина, и у тебя доброе сердце.»

Но ведь не только это необходимо для счастья жить вместе. Необходимо умение держать себя в руках. Особенно, сильной женщине.

«Нет… пока ты держишь себя в руках. Пока ты владеешь собой. Но все это сводится к одному, согласна?»

Опасно быть слабой женщиной. А сильной – не опасно?

Оценка: 9
– [  4  ] +

Джонатан Страуд «Последняя осада»

Ouroboros_8, 13 апреля 16:26

֍ ОТВАЖНЫЕ, или КОМАНДА ОСАЖДЁННЫХ ֍

ЦИТАТА:

«Если враг отбил твою атаку — это ещё не поражение.»

(Джонатан Страуд. «Последняя Осада»)

Магический реализм Джонатана Страуда в книге «Последняя осада», как мне кажется, по вкусу может прийтись не только подросткам, но и взрослым. Читаем же мы Владислава Крапивина, независимо от возраста.

Вот и «Последняя осада» чем-то напомнила Крапивина. Но только отчасти. Может потому, что про подростков. Наш Крапивин по сравнению со Страудом на порядок выше. И не потому, что «наш», а потому что пишет проникновеннее, понимая особенности возрастной психологии мальчиков и девочек, проникая по-отечески в самую глубину мальчишеской души. И давая взрослым читателям не только вспомнить свои потребности в детстве и отрочестве, но и взглянуть на промахи в воспитании, а также – важные позитивные моменты, которые следует учесть самим родителям.

Их трое, ребят-подростков: Маркус, Эмили и Саймон. И один стародавний английский замок, «работающий» в настоящее время музеем. Со смотрителем. Замок – не просто локация, но и персонаж романа.

Приключения ребят, попавших в странную историю. Антагонистами выступают в противостоянии с троицей: Гаррис – злобный и вредный страж музея; старшие братья Саймона; отец Маркуса, работники социальных служб и полицейские.

Фабула: в закрытый на зиму замок (как у Кинга в «Сиянии»), оставленный на попечение сторожа, пробираются трое подростков. Любопытство вскоре сменяется более серьёзными мотивами их пребывания в замке. А всё начиналось всего лишь с игры. Так часто бывает.

Дух подростковой романтики. Проблемы отцов и детей, взрослых и подростков.

Ну, а потом в духе Кинга, как в упомянутом «Сиянии». Одухотворение заснеженного замка, наподобие «Оверлука», пропитанного кровью и тайнами. Знакомая идея сюжетных объектов, которыми могут являться здания, сооружения, а также сама природа … Вот она – магическая воля неодушевлённых объектов.

В целом всё неплохо. Далеко до Крапивина в его лучших романах (реализм). Далеко до магии Стивена Кинга. Зато продуманная социальная и психологическая основа романа. Хорошо прописаны образы главных персонажей. Акцент на вечных и непреходящих общечеловеческих ценностях. Верность. Отвага. Честь.

Ребятам и взрослым, на мой взгляд, должно понравиться.

Оценка: 8
– [  3  ] +

Елена Михалкова «Тигровый, черный, золотой»

Ouroboros_8, 13 апреля 16:15

֍֍֍ МНОГОХОДОВЫЕ ИНТРИГИ, или «КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ» В МУЗЕЕ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ИСКУССТВА ֍֍֍

«– Работа называется «Бенгальские тигры», – сдержанно ответила Анаит.

Бабкин издал горловой звук, который свидетельствовал о сильном воздействии искусства на его неокрепшую душу. Илюшин благоговейно помолчал.»

Роман «Тигровый, чёрный, золотой» Елены Михалковой – «новое из Михалковой», вышел в 2022 году.

Спасибо, Елена Ивановна, что не ставите точку в цикле «Расследования Макара Илюшина и Сергея Бабкина». Думаю, что я – не единственная поклонница Вашего творчества и полюбившихся персонажей этой серии.

Даже не заметила, как прочитала один за другим все романы о незаурядном дуэте частных сыщиков и невероятной интуиции лидера в расследованиях – симпатичного и обаятельного «вечного студента» Макара Илюшина. «Медвежонок» Сергей Бабкин любим не меньше Макара. Сама удивляюсь, как персонажи книг, когда читаешь циклы (серии) постепенно становятся твоими друзьями.

***

Сразу же порадовало, с первых страниц, что Елена избрала юмористический стиль повествования. Очень мило. Тут же вспомнился «Человек в коричневом костюме» Агаты Кристи, любимый писателями-детективщиками, пишущими в «лёгком» детективном жанре. Достойная учительница – королева детектива Агата Кристи. Маленький поклон в её сторону (оммаж) – это тоже приятно.

Меня зацепило с конца 1-ой главы: хорошо цепляет. Ну, а дальше всё покатилось, как по маслу. Прям наше женское всё: хлебом не корми – дай поскандалить, или со стороны посмотреть, как другие «грызутся». Как «мышь музейная» – Юлия Кулешова – фу-у-у … и впрямь мышами запахло! Умеет же Елена Ивановна настолько быть выразительной и убедительной …

… Идея романа проступила довольно скоро и отчётливо: «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами». Пробьются, если у них имеются деньги и связи. До Парижской выставки в Лувре дойдут. Были бы деньги… Так и пускают пыль в глаза. А народ, кичась своим «пониманием» живописи, или любой иной формы искусства, в котором не понимает абсолютно ничего, будет напускать на себя важный вид знатока …

Кстати, вспомнилась совсем небольшая, аналогичная по идее, вещица о художнике: «Рождение знаменитости» Андре Моруа (1957).

***

Что же относительно самого романа? Общее впечатление: книга понравилась. Но осталось какое-то чувство маленькой неудовлетворённости. Как будто книгу начинал один автор, а закончил другой. Это сугубо личное впечатление. Возможно, из-за того, что слишком крутая и стремительная развязка. А может быть так и было задумано автором.

Елена Михалкова, на мой взгляд, не написала ни одного, похожего на другой, романа. Все они разные. Цельные. И этот – не исключение.

На этот раз автор решила погрузить своего читателя в сферу «интеллектуальной» художественной элиты. Бомонд. Для меня художники – народ ещё более непонятный, чем музыканты. Искусство – вообще фантастическая область. Каждый видит и понимает его по-своему. Я преклоняюсь перед людьми, чья профессия – искусствовед. Хорошо знакома с одним из них. Ходячая энциклопедия. Много надо было учиться. Очень много знает человек. Ещё бы! Работает в Эрмитаже. При этом очень скромно живёт. Кстати, похожа на Анаит.

А кто из людей искусства живёт богато? Каким путём достигается это богатство? – Об этом, главным образом, роман «Тигровый, чёрный, золотой». Елена сведёт нас с такими персонажами, которым самое место за решёткой.

Но есть и положительные герои. Очень живой и яркой получилась 25-летняя искусствовед – Анаит. Чудо, как хороша. А характер какой!

В романе много персонажей. У Елены всегда так: большая компания. Сюжетная линия одна – музейная. Странное преступление произошло в музее: кража странных картин. Пачкотня предпринимателя Бурмистрова, разбогатевшего на продаже сантехники. Теперь – художник. От слова «худо». Но … В общем, читать надо.

Сюжет закручен хитро и умно. Получилась «богатая» криминальная история. Елена Ивановна на этот раз поражает познаниями в области не только живописи, но и ювелирного искусства. Здесь «подружились» два направления тонкой сферы человеческой: создание картин и украшений. Украшения жизни. Вложение капитала. Бизнес. Преступления на почве алчности. Самая реальная тема для лучших детективных историй: деньги, нажива.

А ещё в этот раз МНОГО Бабкина и Илюшина. Класс! Я упивалась встречей с любимыми героями. С самого начала и до конца они не исчезали со страниц романа. Это было впервые.

Автор показывает их в развитии. Всё-таки время движется неумолимо. Да и сама Елена в своей творческой ипостаси тоже меняется: чувствуется зрелость автора в сочетании с молодостью. Она по-прежнему неистощима на выдумку сюжета. В постоянном поиске.

Хорошая книга во всех отношениях для своего жанра. Есть о чём подумать после прочтения. У меня всегда так бывает после встречи с Михалковой – исследовательницей человеческих душ и характеров.

P.S.

«Подведем итог: минус три игрока и зачищенное поле. Меня смущает в этой картине только одна деталь…»

Оценка: 8
– [  7  ] +

Иэн Бэнкс «Осиная фабрика»

Ouroboros_8, 3 апреля 20:56

֍ ВОПЛОЩЕНИЕ СМЕРТИ, или «ПОЧЁТНЫЙ МУЖЧИНА» ֍

ЦИТАТА:

«Хотелось бы, чтоб он ощущал вес этой вины все двадцать четыре часа в сутки, чтобы не знал ни сна, ни покоя и просыпался в холодном поту от ночных кошмаров, если ему таки удастся заснуть. Он это заслужил.»

(Иэн Бэнкс. «Осиная фабрика».1984)

Знаменитый … Скандальный … Распиаренный … Стоил ли он того?

Трудно приступать к чтению романа, который уже распекли, обсудили и оценили люди в огромном количестве. И тех, кто ругает и плюётся, очень много. А мы почему-то тянемся своими ручонками к тому, что многие считают бякой. Почему?

Ответ очевиден. К плохому тянется плохое внутри каждого из нас. Но ведь есть и хорошее. И тоже внутри нас. Не потому ли так велик веерный разброс мнений об этом романе: «Осиная фабрика», написанном дебютантом Иэном Бэнксом в 1984 году?

Лично меня уже подготовили (сама виновата!) к тому, ЧТО я должна увидеть и ЧТО должна понять. Чёрт! Никогда ничего не читай перед новой книгой!

***

… Душа человеческая – очень тонкая субстанция. А книга – инструмент, нацеленный прямо в душу. А поскольку книги пишут сегодня все, кому не лень, и без цензуры, то мы можем получить прямо в свои руки орудие, которое сами добровольно, без принуждения вонзим в собственную душу.

А душа каждого из нас со своим запасом прочности. Не всё она сможет вынести. Не забываем, что автор, принёсший своё творение миру, не предъявляет нам справку от психиатра о своём психическом здоровье. А с учётом того, как утверждают специалисты в области психиатрии, что 25 процентов человечества – социопаты (психопаты), то вывод напрашивается очевидный. Не усугублять, если уже есть некие отклонения, читая то, что тебе читать не надо. Не позволять никому проводить эксперименты над твоей психикой.

А вообще, чтобы понять, хорошая ли тебе досталась книга, достаточно после чтения ответить на несколько простых вопросов.

1) Есть ли пища для размышлений? Иногда, чтобы разобраться в том, какую идею явил автор миру в своём многослойном произведении, потребуется повторное прочтение.

2) Обладает ли автор чувством меры и адекватности во всех причудах, которые преподносит своему читателю? Это своего рода литературные такт и этика. Мы не должны испытывать рвотный позыв от чересчур сочного натуралистического описания некоторых сцен.

3) Насколько идеальны, или неидеальны персонажи? Если присутствуют сплошь отрицательные персонажи – это чересчур. Многие изобретатели «шедевров» грешат этим. Совершенно идеальных героев тоже не должно быть. Снова вопрос чувства меры. Мы не можем жить в мире психопатов! Их только 25%-в! Кто-то должен им противостоять.

4) Имеется ли авторский опыт переживаемых событий? Это самый тонкий вопрос, на мой взгляд. Никому не захочется признавать себя алкоголиком, или сумасшедшим, маньяком … Но зато должен быть обширный опыт изучения проблем, освещаемых в произведении. Получается, что «бабушка надвое сказала», или «я – не я и лошадь не моя».

5) Не менее тонкий вопрос: оставляет ли книга в душе то, что ей было необходимо? Как хочешь назови: послевкусие, послечтение. Обычно я спрашиваю себя: «Ну, теперь-то твоя душенька довольна? Понравилось тебе? Хочешь ещё такого?»

А если ты хочешь забыть книгу, как страшный сон, то о каком качестве её можно говорить? За что её прославлять и производить в бестселлеры? Правда, остаётся ещё один вопрос. А КОМУ она могла понравиться?.. Кто восхваляет её и пищит от восторга? Но это уже совсем другая тема для разговора.

***

«Ты был взвешен, ты был измерен и был признан никуда не годным.»

(Из фильма «История рыцаря» (A Knight's Tale)

«Осиная фабрика» – это книга, которая более, нежели любая иная, не позволяет в наших читательских отзывах касаться содержания и развития её сюжета. Мы – не литературные критики. Нам не дозволено рушить интригу.

Но. Если бы не сногсшибательная развязка, то лично я заявила бы: «Вся эта книга – сплошной треш! Мусор! Хочешь – читай до конца, разбирайся в ней в соответствии с пониманием качества прочитанного, а также новым наполнением твоей бессмертной души. Хочешь – не читай, если душа никак не принимает то, что пытаешься читать».

С самого начала ясно, куда нас приглашает автор. Добро пожаловать во внутренний мир калеки. Известно, что физические увечья наносят вред психическому здоровью индивидуума. Срабатывает механизм замещения. Какая угодно болезненная нехватка чего бы то ни было будет чем-то замещаться. И отнюдь не чем-то благообразным. Роман об этой, так называемой, «заместительной терапии».

Читатель, знакомый с «Повелителем мух» Уильяма Голдинга, уже в первой главе без труда узнает и остров, и тотемы: «Жертвенные Столбы». Только у Голдинга мощно – огромная кабанья голова на шесте, а здесь – жалкие прутики с мышиными головками: одно название – «Столбы».

Поэтому и всё остальное выглядит таким же жалким, мелким … Увечным. Нелепым. Пародийным.

Читая текст, после каждого эпизода останавливаюсь, чтобы ответить себе на два вопроса: а) О чём я прочитала? и б) Для чего это было нужно?

И если ещё на вопрос а) можно ответить, то на вопрос б) ответ не находится. Например, сцена оправления своих биологических потребностей в туалете, сидя на унитазе… Вот поэтому я и говорю: треш, мусор. Его здесь пруд пруди.

Американский юмор про газы, который мне лично никогда не был понятен и ничего, кроме раздражения, никогда не вызывал. Ладно б в кино, но читать?

«Я все равно узнаю, сколько ты выпил, по твоему бзденью. – Он издевательски фыркнул, словно взбзднул.»

В этом романе я чувствовала себя, как трезвый на пьяной сельской свадьбе. Мало того, что все пьяны, так ещё местный дурачок с гармошкой достаёт…

Вне всякого сомнения (для меня), автор, обладая неплохим языком и манерой изложения текста, ещё очень далёк от писательского мастерства. Кусков текста, не имеющих смысла и значения, настолько много, что выбрось их, и от книги останется тоненькая брошюра. Замысел автора останется без изменения, а трешовые куски текста не будут раздражать. Кроме «обычного» литературного мусора множество ненужных подробностей, которые не раскрывают ничего.

Особенно это очевидным становится тогда, когда в конце книги проясняется идея романа. А на протяжении всей книги она совершенно не ясна. Поэтому и тошнит от всей этой мерзости, которой напичкана, как булка изюмом, «Осиная фабрика». Поэтому так много читательского негодования.

Вместо вывода

Идея романа ясна. Насилие над природой человека вызывает сопротивление, которое может обернуться непредсказуемыми последствиями.

Автор явно злоупотребляет чувством меры и адекватности во всех своих художественных причудах.

Перебор отрицательного в персонажах. Хотя в современной литературе даже приветствуется отсутствие положительных персонажей, но переизбыток мерзости – это плохо. Пожалеть читателя надо: не все такое надругательство над человечностью могут выдержать.

Автор, на мой взгляд, не имел личного опыта переживаний своих персонажей. Отсюда чрезмерная фантазия, гротеск …

Была ли книга для души? – Нет, конечно. Прочитала, проскакивая мусорные куски. Оценила. Взвесила потребность для ума и сердца. Постараюсь забыть. О повторном прочтении и речи быть не может.

P.S.

Не мешало бы автору (впрочем, и читателям) не только вспоминать о Боге, но и не забывать о дьяволе. Он не дремлет.

Не интересно. Хорошо, что книга небольшая. Я её всё-так «добила».

Оценка: 6
– [  2  ] +

Роберт Кормье «Beyond the Chocolate War»

Ouroboros_8, 20 марта 11:01

֍֍֍ «ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ», или ПРАВО СВОБОДНОГО ВЫБОРА ֍֍֍

ЦИТАТЫ:

«Это уже было не задание и не шутка на школьном дворе. Это было нападение, организованное насилие.»

(Роберт Кормье. «После Шоколадной войны». 1985)

«Из-за Арчи он потерял все свои годы учёбы в средней школе и единственную девушку, которую он когда-либо любил.»

(Роберт Кормье. «После Шоколадной войны». 1985)

«Знаешь что, Оби? В любое время ты мог бы сказать «нет», когда угодно. Но ты… в голосе Арчи было презрение.»

(Роберт Кормье. «После Шоколадной войны». 1985)

Для тех, кто знаком с «Шоколадной войной» (1974) американского писателя Роберта Кормье, будет интересно и продолжение этой повести – «После Шоколадной войны» (1985). Конечно же, при условии, что первая книга дилогии произвела впечатление.

Итак, антиутопия. И снова Новая Англия. Теперь у «гнилого городка», где разворачиваются события, я вижу название: Монумент. Странное название для городка, однако («но об этом я подумаю потом»). Школа для мальчиков та же – «Тринити» (здесь в кавычках).

Прошло полгода с момента Шоколадной войны. Появились другие персонажи. И даже – женский.

Встречает нас новый персонаж – Рей Банистер, как и прежде Джерри Рено, – новичок в школе. Но в отличие от Джерри, который новое место обучения вначале воспринял с восторгом и надеждой, Рей её ненавидит, как и городишко Монумент.

««Тринити» была маленькой задавленной школкой, в которой учились подозрительно странные парни, которые вдобавок ко всему были ещё и не слишком дружелюбными.»

«Весёленькое» же дело затеял Рей по прибытии в новые места обитания: он строит гильотину. Кому головы рубить собрался? Об этом предстоит узнать. Да, Рей увлекается фокусами и магией.

А что же Джерри? В конце «Шоколадной войны» он покинул нас изувеченным физически и сломленным морально. Так закончилась «война» для жертвы тех событий. Он был один. Один – в поле не воин… И вот Джерри вернулся из Канады, где проходил длительный курс реабилитации: отец заскучал о сыне.

Пресловутая школьная организация шутников-манипуляторов Стражи здесь называется по-другому: «Виджилс» (the Vigils). Они по-прежнему проводят собрания и раздают задания. Идейный вдохновитель у них тот же – Арчи Костелло.

Прежним остался и президент (председатель) – Картер. Он лишился капитанства футбольной команды и не возглавляет боксёрскую, которая после известных «шоколадных» событий была распущена. Так что, у него остался один-единственный «портфель»: председателя (президента) общества «Виджилс», функции которого свелись к «роли держателя молотка», но «Он устал от всего этого дерьма».

«И, как президент, он был вынужден играть с Арчи в его игры и быть его чёрным ящиком со словами.»

«Виджилс» к этому времени утратила свою таинственность …

Брат Леон в данном переводе – Брат Лайн. Звучит, как «лай». Собачий лай. Так ему и надо. «Прелестный» персонаж, если использовать характерный лексикон жестокого, коварного и наигнуснейшего Арчи Костелло.

Скоро главные персонажи студенческого общества покинут школу: им остался последний учебный год. Должен же он напоследок ознаменоваться небывалыми выходками настоящих руководителей школы – компании отморозков «Виджилс» ?..

Неужели события прошлой осени с Джерри Рено никого и ничему не научили? Просто «канули в Лету»? И всё?

---***---

События предыдущей повести – «Шоколадная война» настолько душераздирающие и шокирующие (для меня, например), что душа просит сатисфакции – возмездия злодеям. Я хочу, чтобы виновные были наказаны: суд, возмездие, развал организации. Хватит и того страдания и тех точек невозврата, которые испытали персонажи первой книги.

Автор даёт понять, что «маятник справедливости» качнулся в сторону «обиженных и оскорблённых»: высшая школа «Тринити» с её «Виджилс» становятся притчей во языцех …

«– И «Тринити», она произнесла это так, слово швырнула бомбу, прямо в лицо Оби. То, что я продолжаю слышать о «Тринити». Все мои друзья говорят…»

А внутри организации зреет «нарыв» – бунт. Кто-то устал от проделок «Превеликого и ужасного Арчи Костелло». У кого-то растёт ненависть против него. У кого-то – зависть. А кто-то по-прежнему пресмыкается.

Ненависть. Зависть. Порой одно является продолжением другого. Рано или поздно они должны дать свои всходы. Но что-то должно быть ещё…

Арчи – легенда Тринити скоро уйдёт из школы. Он должен оставить после себя приемника. Может быть это будет «годовалый» Баунтинг?

Читатель увидит, что «Second» может оказаться ещё круче Арчи: он не брезгует прямым насилием … И даже сам «великий и ужасный» опасается «малыша» – кандидата в приемники:

«– Тогда, что? спросил Арчи, понимая каким опасным был этот маленький ублюдок, и какая осторожность с ним нужна. Это уже было не задание и не шутка на школьном дворе. Это было нападение, организованное насилие.»

Ребята из «Виджилс» взрослеют. А взросление способствует тому, что старые «игры» надоедают. Ситуация последующего получения образования в других ОУ заставляет задуматься о проделках, которые могут им навредить в дальнейшей жизни. Короче, «деточки» начинают включать мозги.

Арчи «перегнул палку». Так внутри группы появляется Предательство… Найдёт ли «повелитель» предателя?

«Написать такое письмо было крысиным актом.

Информатор.

Предатель.

Он стал одним из тех, кого он всегда ненавидел, и теперь ему приходится скрываться в темноте, бояться предстать перед миром.»

---***---

Много событий произойдёт в «После». Все они не просто интересные, а требуют анализа и самооценки. Если их перебирать и оценивать, отдавая должное писательскому мастерству и проницательности автора, его знанию психологии и прозы жизни, получится длинный отклик. Боюсь не удержаться и меня понесёт… Поэтому – очень кратко и по существу свои соображения о повести.

1. «После Шоколадной войны» читать можно отдельно от предыдущей книги – «Шоколадная война»: автор аккуратно напоминает ключевые моменты предыдущей повести. Поставим Роберту Кормье это в заслугу: в хорошем цикле произведений так и должно быть.

2. Ничуть не меньше упыря Костелло виноваты те, что позволяли ему упражняться в садизме, отнимая личность, превращая человека в биомассу, подвластную чужой воле и действующей по команде.

3. Случай антагониста – Арчи Костелло – тот случай, когда гений и злодейство совместны: чистое зло. Кормье создал образ потрясающего злодея: Сатана отдыхает.

4. Конец света возможен даже в отдельно взятой школе для некоторых учеников. Такой, как «Тринити». Школьные годы для родителей – ещё более ответственная пора, чем для их детей. Доверительные, чуткие отношения в семье – единственный способ избежать ломки личности ребёнка. В повести роль родителей практически отсутствует. Думаю, таким образом автор привлекает внимание к роли родителей.

Нет и связи родителей со школой. А иногда никакие усилия не приносят желаемого результата. Почему? – Об этом становится понятным в самом конце.

5. Параллель между «Повелителем мух» (1954) Голдинга и «Шоколадной войной» Кормье – очевидна. Все проблемы рождаются и умирают в нашей собственной голове. «Великий и ужасный» – это ещё одна аллюзия: на Волковского «Волшебника Изумрудного города».

6. Эх! Не так страшен черт, как его малюют! Почему автор, словно слепого котёнка носом, тычет в эту мудрость? – Да потому, что читатель (?), как и все персонажи «Шоколада» подпали под жуткое очарование зла! И повесть «После» нужна для того, чтобы очнуться!!! Вот такие фокусы и магия …

7. «Короля делает свита». Единственный способ противостоять манипулированию – перестать бояться. Но научиться жить в мире в согласии с миром и самим собой – вещь, не менее необходимая.

Мне осталось добавить, что эта «шоколадная история» просто великолепна. Я так думаю.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Роберт Кормье «Шоколадная война»

Ouroboros_8, 17 марта 12:28

֍֍֍ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ САДИЗМ, или ЖЕСТОКИЕ ИГРЫ С ПРИНУЖДЕНИЕМ ֍֍֍

ЦИТАТЫ:

«Арчи не любил насилия — большинство из его заданий были упражнениями в сфере скорее психологической, нежели физической.»

(Роберт Кормье. «Шоколадная война». 1974)

«— Нет. Я не буду продавать конфеты.

Города пали. Земля разверзлась. Небо лопнуло. Звезды померкли. И страшная тишина.»

(Роберт Кормье. «Шоколадная война». 1974)

«Хуже того — он поддался на шантаж брата Леона. Если учителя занимаются такими вещами, то в каком же мире мы живем?»

(Роберт Кормье. «Шоколадная война». 1974)

Антиутопия. Вымысел и реальность … Католическая школа в романе «Шоколадная война», придуманная в 1974 году американским писателем Робертом Кормье. Книга для подростков? Скорее, – о подростках. А значит, – и о взрослых. Книга – для всех.

Антиутопия – это роман-предупреждение. Собираясь в новое «путешествие», понимаю, легко и радостно не будет. Будет больно …

Так и есть. С первых же страниц …

«… и его поразило открытие, что боль — это вовсе не что-то определенное, она коварна и многолика, режет тут и выворачивает там, жжет тут и терзает там.»

Ну, что ж? – Нас предупредили.

***

Школа в антиутопии – это «антишкола»: такая, какой быть не должно. Школа унижений Тринити. Не должно, но ведь что-то похожее бывает. И у них, и у нас.

«Преподаватели Тринити хотели мира любой ценой — главное, чтобы с виду в школе была тишь да гладь и никакого членовредительства. А во всем прочем — полная свобода действий.»

Что-то новое? Для меня – нет. А только ли в сфере образования чиновники желают такой внешней «благодати»? – Везде и повсюду: армия, полиция, медицина и вся социальная сфера … Все создают видимость деятельности, значимости и своей необходимости.

Внешнее благополучие, а там хоть трава не расти. «Главное, чтобы костюмчик сидел». К чему приводит такое попустительство, каких монстров оно способно породить – ведущая идея «Шоколадной войны» Кормье. Об этом он ясно даёт понять на первых же страницах повести.

Антиутопия нужна для освещения проблем.

Проблема «качества» учителей. Как и в любой иной сфере деятельности, человеческий фактор всегда был, есть и будет оставаться ведущим. И тут дело даже не в профессиональной компетентности, хотя, безусловно, она важна. Дело в личностных качествах педагога.

«Так значит, учителя — такие же люди? Такие же испорченные, как злодеи, о которых читаешь в книжках, которых видишь в кино и по телевизору? А он-то всегда боготворил учителей, думал когда-нибудь и сам стать учителем, если сможет победить робость.»

Роберт Кормье нарисовал типаж карьериста и лизоблюда с манией величия, помноженными на комплекс неполноценности: брат Леон – амбициозен и жесток. «Прелестный» типаж. Как же он напоминает дореволюционных «наставников» из «Кондуита и Швамбрании» Льва Кассиля. Ничего не меняется, хоть «утопись» !! Такие были, есть и будут, как и те, чьё имя Учитель пишется с заглавной буквы. Увы, в этой книге таких нет. Ни одного. Антиутопия же …

Проблема «качества» обучающихся. Всё, как в реальной жизни: «в семье не без урода». А вот здесь нам предлагают такой типаж СОЦИОПАТА, что просто – «мама, не горюй»! Арчи Костелло – неформальный лидер студенческого тайного общества шутников-манипуляторов – Стражей. Безжалостный дьявол, гениально изобретательный в унижении и жестокости. Всё, что мне было известно о социопатах, меркнет перед образом этого антигероя. Аж дух захватывает перед его гнусными «заданиями» по низведению личности подростков Тринити до состояния «ничто». Прирождённый изверг!

«Как правило, очутившись перед Арчи и Стражами, эти так называемые крепкие орешки мигом превращались в большую порцию дрожащего желе.»

Персонаж, издевающийся над своим одноклассником, у которого даже имени-то нормального нет, а только безликое «ММ», из романа испанского писателя Элоя Морено «Невидимка» – жалкая, бледная тень по сравнению с Арчи Костелло! И «народ» – безмолвствовал: школьники «не замечали» издевательств ММ над способным и ярким учеником.

Почему я вспомнила это произведение? – Написанное в 2018 году и вызвавшее сенсацию на родине писателя – Испании, оно включено в список обязательной школьной литературы. Здесь всё по-другому.

«Шоколадную войну», напротив, в США запрещали о оспаривали. До тех пор, пока в 1988 году Кит Гордон не выпустил фильм под одноимённым названием. Это ли не повод прочитать первоисточник? И «народу» здесь отводится совсем другая роль.

Проблема объекта травли – изгоя. Особенно ярко проявляется в детской и подростковой среде, потому что ещё не сформировался коллектив: действуют законы стаи. Любое отличие индивидуума от других членов стаи вызывает протест и желание изгнать «чужака». А дальше – дело случая: как повезёт. Травли может и не быть. Если «среда» относительно не агрессивно настроена против не такого, как все.

Но травля может быть не только спонтанной, но и тщательно спланированной и организованной с вовлечением огромного количества людей. В «Шоколадной войне» размах травли выглядит ужасающим.

Джерри Рено – первокурснику-новичку средней школы для мальчиков Тринити страшно не повезло. Он попал под прицел Арчи Костелло – великого и ужасного манипулятора. Из-за своей необычности: несгибаемой воли, силы духа, целеустремлённости … Подающий надежды в спорте (американский футбол).

Проблема жажды власти. Почему одни из кожи вон лезут, добиваясь положения сверху, а другим на это положение глубоко наплевать? Кто из них сильнее?

Власти достигают разными путями. И пути эти зачастую далеко неблаговидные. Об этом тоже рассуждает автор «Шоколадной войны». И вот типичная психология владыки-манипулятора, свойственная карьеристам:

«Интересно, подумал он, Оби и вправду меня ненавидит? А может быть, и все остальные тоже? Но какая, собственно, разница? Никакой, пока Арчи остается у власти.»

Проблема школьной организации. Детские и подростковые неформальные организации возникают стихийно там, где взрослым до детей нет дела. Если Ангелу нечем занять детей, то этим делом займётся дьявол. Не так ли?

Проблема отцов и сыновей. Не совсем Тургеневская, но от этого не менее, а даже более, значимая. Отец Джерри жалок в своей отстранённости от сына. Погружение в себя после смерти матери подростка преступно, если есть ещё сын.

Так что, Роберт Кормье поднимает далеко не детские проблемы. И разобраться в них под силу зрелым людям: пожившим и понимающим.

Главная проблема всех проблем в романе – манипулирование и манипуляторы. Читающим подросткам роман будет полезен: они пока всё впитывают на уровне эмоций, а повзрослев, разберутся (Бог даст), что к чему и о чём автору следовало писать, а о чём – не стоило.

Порою понять, что тобой управляют (манипулируют в собственных интересах) бывает не просто. Даже прямое указание на манипулятора иногда вызывает недоверие и непонимание: «Да нет … Не может быть».

А если ты однажды поймёшь, что тобой манипулирует тот, кто должен быть вторым после Бога – отец, учитель, то … мир просто рушится. И всё.

«Хуже того — он поддался на шантаж брата Леона. Если учителя занимаются такими вещами, то в каком же мире мы живем?»

… Книга читается легко, благодаря «лёгкому» перу автора. Перевод на русский – хороший. Особенно для подростков – будет самое то, и по форме, и по содержанию. Но не для отдыха и развлечения: книга заставит думать, сопереживать главному герою. Хотя, возможно, Рено вызовет неоднозначные эмоции. Не забываем, ему всего 14 лет.

С каким же замирание я всякий раз открывала книгу! Внутри меня что-то сжималось: что ещё выдумает какой-нибудь урод, чтобы жестоко унизить себе подобного?!!

Кроме лидера Стражей и членов этой, не такой уж тайной, организации, уродов хватает … Эмиль Янза – гроза школы чего только стоит … Мразь. Автор, видимо, решил собрать все человеческие пороки в одном месте – школе Тринити и явить миру сущность человеческую: подростки ещё не усвоили способность взрослых к мимикрии и проявляют свою природу не то что открыто, а даже с неким лихим вызовом.

Задания Стражей, вернее, одного из них – Арчи Костелло, вот где УЖАС. Изощрённое издевательство над человеком, глумление над всем тем, что формирует его личность, отличает от других – это покруче садизма физического. Ломка внутреннего «Я» человека – его души: тщательно продуманное психологическое насилие, а ещё точнее, – психологический садизм делает чтение этой книги душераздирающим. Страшно! Страшно! Страшно!..

«…Ему хотелось есть, у него болела голова и было такое чувство, что все исправится, стоит ему только выскочить отсюда и во весь дух помчаться по улице, прочь от своего ужасного задания.»

Зачем нужны эти подлые задания? – Садисту мало упиваться чужой болью. Он стремится доказать хорошему парню, что он дерьмо – точно такое же, как все они, как весь мир – дерьмо. Вытащить наружу тёмную часть его эго (ведь она есть у каждого) – это же прикольно, круче любой игры. Игры, в которых игрушки – люди. Злые игры. Игры, достойные зрелых и продвинутых садистов …

«Арчи был противен ему по многим причинам, но в первую очередь потому, что он умудрялся выставлять всех людей в таком свете — как грязных, развращенных, испорченных. Словно в мире вообще нет ничего хорошего.»

Очень жалко было паренька Гаструччи – Стручка. Красавец под метр девяносто, спортсмен, великолепный прирождённый бегун, достойный зависти и восхищения. Прекрасные физические данные меркнут перед слабой силой духа. Точнее полным её отсутствием. Желание угодить всем – «Ахиллесова пята», которую подметил школьный дьявол и вмазал по ней, выдумывая задание для Стручка. Автор даёт понять: учитесь, ребята! Укрепляйте силу духа! Не давайте себя сломить.

Эх! Как тут не вспомнишь наших ребят – молодогвардейцев! Они не боялись «потревожить Вселенную»! Не боялись противостоять врагу. Теперь о них знают все. Несгибаемые… И если отдать свою жизнь, так только за то, что этого стоит. Только так и не иначе.

История Стручка – это ещё «цветочки». Джерри – вот настоящий «плод». Если чуть пристальней вглядеться в «шоколадную войну» как явление в истории школы Тринити, то напрашиваются аналогии с политической обстановкой в мире. Вглядитесь только! Те же методы! Те же войны! То же принуждение!!!

… История принудительной продажи «благотворительных» конфет, на первый взгляд, мне показалась абсурдной. Это потом она приобрела глубокий социально-нравственный, вернее, безнравственный, смысл.

Именно продажа шоколадных конфет в коробках и является спусковым крючком для развития сюжета. Продать каждому ученику Тринити по 50 (!) коробок шоколадных конфет – это задание в духе Стражей: норма продаж завышена вдвое по сравнению с обычной нормой. Но исходит этот амбициозный план от выскочки – отца Леона, и.о. директора школы, который попал в больницу. Леон решил явить своё превосходство над заболевшим директором: вот как надо добывать деньги на нужды школы.

И что? Все, как стадо баранов, с удвоенной силой и энтузиазмом начнут втюхивать недотёпам бросовые конфеты, приобретённые по дешевке, как неликвид, по удвоенной (!!) стоимости по сравнению с прошлыми продажами? При том, что Брат Леон лицемерно заявляет:

«… наше мероприятие чисто добровольное, Тринити никого не принуждает участвовать в нем против его воли, в этом слава и достоинство Тринити …»

Самое отвратительное, что главный манипулятор – это не «великий» Арчи, а наставник, временно осуществляющий руководство школой, Брат Леон. Манипулятор манипуляторов. Трус и садист по натуре. И такой конструкции сюжета книг о школьной травле ещё не было. Мы бы знали.

Раздвинем рамки повести. Ну, точно всё происходит, как в мире: политическая «Большая игра»! Правила этой игры – технологии управления народами и массами.

«— Видишь ли, Картер, людям свойственны две вещи: жадность и жестокость. Так что у нас здесь идеальный расклад. По части жадности: каждый платит доллар в надежде выиграть сотню. Плюс пятьдесят коробок конфет. По части жестокости: приятно смотреть, как два дурака бьют, а то и калечат друг дружку, если ты сам в это время спокойно сидишь на трибуне. Вот почему мой замысел сработал, Картер, — потому что мы все скоты.»

… Сюжет развивается в соответствии с вышеназванными проблемами. Линейно. Логично. Сюжетная линия одна: повесть.

Оторваться невозможно.

Эмоционально тяжёлое чтение.

И важно видеть то, о чём говорит Роберт Кормье, не сказав и слова …

Очень интересно, куда выведет в конце концов автор. Ждёшь до последней строчки … Но он ещё не всё сказал: последует продолжение – повесть «После Шоколадной войны».

P.S.

Как правило, истории о травле, психологическом манипулировании «хеппи эндом» (благополучной развязкой) не заканчиваются. Это всегда – драма. И уже то, что жертва пытается противостоять угнетателям, – заслуживает внимания. А вот восхищения? – Это вряд ли. Погибшие герои навсегда останутся ГЕРОЯМИ. Смерть жертвы – это смерть жертвы … Она достойна сожаления и участия; способствует переоценке ценностей.

Есть о чём думать и размышлять. Так бывает только после чтения хорошего и отличного произведения.

«Осмелюсь ли я потревожить вселенную?

Да, наверное. Мне так кажется.»

Оценка: 10
– [  3  ] +

Анна Данилова «Delete»

Ouroboros_8, 15 марта 15:37

💔֍ ПЛЮСЫ И МИНСЫ ХОЛОСТЯЦКОЙ ЖИЗНИ, или НЕПРЕОДОЛИМАЯ ПРИТЯГАТЕЛЬНОСТЬ ПОРОКА ֍💔

ЦИТАТЫ:

«…знаю Леню совсем мало, но вижу, как он любит порядок, как быстро управляется в кухне, движения его точны до автоматизма.

– Вот они, плюсы холостяцкой жизни…»

(Анна Данилова (Дубчак). «Delete». 2008)

«– Это только в кино все быстро распутывается, и важные свидетели появляются на экране с завидной быстротой, неожиданно, как из ларца…»

(Анна Данилова (Дубчак). «Delete». 2008)

«– Знаешь, о чем я мечтаю?

– Знаю. Чтобы я сварила холодец.

– Нет. Чтобы моя жена наконец занялась своим творчеством и не лезла в мои, прямо скажем, небезопасные дела…»

(Анна Данилова (Дубчак). «Delete». 2008)

В цикле под названием «Следователь Марк Садовников». Роман «Delete» (2007) – третий. Анна Данилова непредсказуема, а аннотация к книге не всегда может раскрыть содержание: тайны и сногсшибательные повороты сюжета непременно будут.

Когда настроение отдохнуть: почитать про наших детективно-развлекательное с нашими менталитетом и атмосферой, чуть-чуть ностальгией и … духом Даниловой можно провести какое-то время в обществе Анны и перенестись в, обожаемый ею, город Саратов.

***

Завязка романа настолько зловеще интригующая, что я подумала, не мистический ли триллер предлагает автор.

Воистину неожиданно! И это в день накануне свадьбы главных персонажей цикла – талантливой художницы Риты Орловой и следователя прокуратуры Марка Садовникова, лихо раскручивающих самые невероятные и загадочные преступления. Правда, как правило, дело касается знакомых Риты.

«– Я же говорила тебе: чтобы понять мотив, надо знать участников этой драмы, трагедии, называй, как хочешь.»

Психов различных видов и сортов всегда хватает. Что бы делали писатели массовой развлекательной литературы, если бы психопатов на самом деле не было? – Пришлось бы их выдумывать! Впрочем, не имея психических отклонений, люди способны на многое. Очень многое … На то они и люди …

***

Кто убийца? – Это вопрос, вокруг которого разворачивается повествование в настоящем детективном романе, или в романе с криминальной составляющей. Снова Анна Данилова выносит на суд читателей очередную головоломку. И снова (уже ожидаемо) не просто будет её разрешить. Только не Рите Орловой! С её-то сверхъестественной проницательностью! Но, чем ближе к завершению романа, тем очевиднее становится, куда ведёт автор.

Лавры первенства в раскрытии преступления, несомненно должны принадлежать женщине. Рита Орлова (в этой книге она вышла замуж за следователя прокуратуры – Марка Садовникова) – ведущая скрипка в оркестре! Без неё теперь не обойтись.

Автор так устроила взаимоотношения между известной художницей и следователем прокуратуры, что последнему ничего не остаётся, как отпускать свою суженую на «вольные хлеба» в расследовании очередного запутанного дела, которые посыпались, как из рога изобилия на этот «антикриминальный дуэт», стоило им только сойтись. Теперь вот и вовсе: муж и жена … Сатана им в помощь.

В честь свадьбы, что ли, на этот раз аж три криминальных трупа с интервалом убийства в один день. А вскоре присоединится к ним ещё один. Жуть, конечно. С ума, можно сказать, сойти!

Итак, два трупа женских и два – мужских. История, приключившаяся с этим народом, – сногсшибательная. Всё в духе Даниловой. А у неё так просто никто не умирает. Это ещё заслужить надо … Надо же такое придумать: нарочно!! И фиг бросишь: интересно же узнать, чем всё закончится.

В романе параллельно идут две сюжетные линии. У Риты есть сестра – Наташа (Ната) Генц. Тот ещё персонаж. Нам предлагают «кордебалет», который устраивает Ритина сестренка – вдова недавно преставившегося Михаила Генца. Так что забавно понаблюдать за семейными перипетиями этих персонажей во главе с мамой сестрёнок – Ксенией Илларионовной. Тоже – особа не совсем обычная. Даже журналистка Арина Затонская, поклонница творчества Орловой, заметила:

«– Ты не обижайся на меня, Рита, но, по-моему, твоя сестра – особа, мягко говоря, легкомысленная.»

… А, вообще-то, всё не так просто. И автор оставляет читателю подсказки, чтобы он сам, не хуже Риты, сообразил, что к чему. Поэтому я и не бросаю этот цикл, условно названный в честь Марка Садовникова, но на самом деле рулит здесь Рита. Психологический ход такой. Молодец Аннушка. Знает, как приручить мужчин … Её Рита ведёт себя сообразно данной тактике. Главное, Марк от неё без ума.

Я же, как читатель детективного романа, подозревала всех и вся …

«– Понимаю. Ты решила подозревать всех и вся. Ну что ж… Может, это и правильно, – согласилась Арина.»

И уж совсем мне было не понятно, как работает голова Риты … Правда, есть один существенный момент. Рита, в отличие от правоохранительных органов, знает почти всех участников драмы. Она может конструировать мотивы поведения подозреваемых и выстраивать версии, до которых никто не способен додуматься: уж больно невероятными они представляются на первый взгляд.

История – захватывающая. Человечная. Только люди-человеки могут и карать, и миловать так, как происходит в романе «Delete». Только люди способны находить непреодолимую привлекательность в самых гнусных человеческих пороках … И только люди способны вынести то, на что другие представители животного мира не способны.

P.S.

Я благодарна автору – Анне Даниловой за то, что она, в совершенстве владея русским языком и создавая, на первый взгляд, лёгкие тексты, заставляет задуматься о тяжёлых проблемах. Так устроен мир Анны Даниловой и наш с вами. Жизнь и смерть всегда неразрывно идут рядом.

Оценка: 9
– [  4  ] +

Агата Кристи «Человек в коричневом костюме»

Ouroboros_8, 14 марта 21:30

֍֍֍ «НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК», или МЕНЬШЕ ДЕНЕГ – МЕНЬШЕ ЗАБОТ ֍֍

ЦИТАТЫ:

«Каждое зло как-то компенсируется. Меньше денег – меньше забот. Меньше успехов – меньше завистников. Даже в тех случаях, когда нам не до шуток, нас угнетает не неприятность сама по себе, а то, как мы ее воспринимаем.»

(Сенека)

«Он начал подтрунивать надо мной, узнав, что я веду дневник.»

(Агата Кристи. «Человек в коричневом костюме». 1924)

«В непроходимых джунглях Британской Гвианы мы обнаружили второй Кимберли.»

(Агата Кристи. «Человек в коричневом костюме». 1924)

Думаю, что Агата Кристи в рекомендациях не нуждается. Если, конечно, вы любите эту писательницу. Если не знаете, то, наверняка, полюбите, узнав. Конечно, в том случае, если вас занимают загадочные, детективные и приключенческие истории. А вообще-то, мне трудно представить, что кто-то не знаком с «Великой отравительницей».

Ею написано так много, что читать – не перечитать. Есть же ещё и другие авторы, заслуживающие внимания … «Человека в коричневом костюме» (1924) захотелось перечитать (переводчик Татьяна Шишова) после того, как авторы двух других современных детективных историй ссылаются в своих книгах на этот роман, называя его любимым.

С самого начала знаменитая писательница, словно обращаясь ко мне, говорит:

«А раз так, то – вперед! Анна Беддингфелд начинает повесть о своих приключениях…»

***

Итак, главный женский персонаж – Анна Беддингфелд, от лица которой ведётся часть повествования. Если одним глазком заглянем в оглавление, то убедимся, что повествование от Анны чередуется с дневниковыми записями сэра Юстаса Педлера, являющегося главным мужским персонажем. Такова структура романа.

О, Анна! Я уже её люблю! А всего-то прочла пока пару глав. Агата Кристи удивила безмерно: она что? – Может писать с юмором? Вот это да … На Агату Кристи не похоже. От слова «совсем». Видимо, мало я её знаю. Надо восполнять «пробел в образовании».

Читатели, пожелающие прочитать «Человека в коричневом костюме», познакомятся с очень умным персонажем – бывшим полковником Рейсом. Когда-то он был агентом Британской разведки, сотрудником MI5. Впоследствии Агата Кристи сведёт своего читателя с Рейсом ещё трижды: «Смерть на Ниле», «Карты на стол», хотя эти романы об Эркюле Пуаро. В «Сверкающем цианиде» Рейс достанется читателю уже в преклонном возрасте.

… Если нет такого поджанра в детективном жанре, как юмористический детектив, то его следовало бы выдумать. На мой взгляд, «Человек в коричневом костюме» Агаты Кристи, как нельзя лучше, подошел бы под такое определение. Хотя иронии и подтрунивания над главной героиней – Анной, у которой внезапно (на ровном месте) проснулся сыщицкий талант пополам с авантюризмом, хватает.

«Я долго думала и наконец весело вскочила на ноги. Ну разумеется! Нужно отправиться на место преступления! Хорошие сыщики всегда так делают. И всегда что-нибудь находят. Что-нибудь, упущенное полицией.»

В отличие от иронического детектива, который подчиняется определённым канонам и сюжету по шаблону, здесь автор не загоняет себя в установленные рамки, но при этом острит, тонко шутит и переплетает различные жанры и сюжетные линии так, как ей заблагорассудится.

Тонкий английский юмор …

«– Вчера вы выглядели совсем больной. Мы с полковником Рейсом даже решили, что нам посчастливится присутствовать на похоронах в открытом море… Но вы нас разочаровали.»

Получается нечто среднее между авантюрно-приключенческим любовным романом, детективом и юмористической прозой. И если вы не лишены чувства юмора, то вам представится возможность похихикать или даже похохотать …

Так что, лавры родоначальницы иронического детектива остаются, как принято считать, у Иоанны Хмелевской, а у Агата Кристи, – всегда разной, неожиданной и самобытной, – титул всемирно признанной «королевы детектива».

***

Кто не хочет, читая детективный роман, почувствовать себя не глупее автора, написавшего умную и запутанную детективную историю? В романах Агаты Кристи главная роль в распутывании тайны отводится не столько следственным действиям, сколько рассуждениям и умозаключениям. Вот почему Скотленд-ярд отдельно, а сыщик-дилетант отдельно.

А мы-то с вами кто? – Дилетанты.

Для того, чтобы вычислить преступника, надо хорошо знать всех подозреваемых: знать и понимать, кто чем живёт и дышит; его тайны и мотивы поведения. Хороший автор детективного романа должен оставлять психологические и иные подсказки. А читатель, который эти подсказки увидит, ищет того, кому выгодно. Самое главное – читатель не должен, закрывая книгу, чувствовать себя обманутым и разочарованным …

***

Почитав, милую моему сердцу, нашу современницу – Анну Данилову (Дубчак), подвизавшуюся, как говорится, на ниве детективного жанра, я стала переносить и на Агату Кристи, от которой уже изрядно отвыкла, полученный опыт чтения детективных романов с секретом внутри и ошеломительной развязкой в конце. Наметила подозреваемых и внимательно отслеживала их поведение, поступки … Что-то подсказывало мне, что «бомба взорвётся» по принципу Даниловой: логике вопреки.

Ну, так и произошло. «Виновника торжества», стоящего за двойным убийством, мне удалось вычислить сразу. Поэтому острота сюжета лично для меня была несколько утрачена. Пришлось поставить себя на место читателя, который подозревает всех. В общем-то, Агата Кристи, как правило, руководствуется именно этим принципом: «Подозреваются все!»

А вот, что касается мотивов преступлений, то кроме «алмазной» темы, которая определилась в самом начале, ничего было не ясно… Это и служит мотивацией дочитать роман до конца. Кто, с кем и почему не поделили «криминальные» алмазы? Или было что-то ещё?..

Разгадать суть задумки автора на этот раз было не так уж и сложно. Просто необходимо вникнуть и внимательно прочитать предисловие, а потом сложить два и два.

Обнаружение в непроходимых джунглях Британской Гвианы второй Кимберли – спусковой крючок для развития сюжета и основа для интриги «Человека в коричневом костюме».

Ах, алмазы! Вечная страсть и вечная тайна … Алмазы пробуждают алчность и жажду лёгкой и незаконной наживы – детективная линия. Алмазы зовут в путешествие в места их происхождения – приключения. Там, где алмазы, часто возникают интересы высокопоставленных фигур: «известных политических деятелей». Это уже попахивает предательством, шпионажем …

Вот такой «коктейль» идей и направлений с незамысловатой любовной ноткой, предлагает своим читателям Агата Кристи. И я, например, с удовольствием приняла сей «напиток» из рук бабушки Кристи. А, судя по тому, что улыбка почти не сходила с моего лица, мне это нравилось.

Я прекрасно провела время на «вполне приличном судне» с выразительным названием «Замок Килморден»; одним глазком взглянула на Южную Африку, Кейптаун (кто хочет «нырнуть» в Африку поглубже – это к Жан-Кристофу Гранже, пожалуйста).

«Кстати, сразу скажу, что это не история о Южной Африке. Гарантирую, что тут не будет местного колорита…»

Поупражнялась в наблюдательности и проницательности вместе с Анной …

Кроме всего прочего насладилась прекрасным русским текстом – переводом Татьяны Шишовой. И, само собой, не смотря на видимую простоту, кажущуюся временами наивность, в «Человеке в коричневом костюме» есть глубокий смысл, который заставит снова переосмыслить произведение. Разве не прав Сенека?

И когда-то, время спустя, кому-то, возможно, захочется перечитать этот роман.

Оценка: 9
– [  5  ] +

Жоржи Амаду «Генералы песчаных карьеров»

Ouroboros_8, 11 марта 16:47

֍֍֍ БЕСПРИЗОРНЫЕ ЖЕРТВЫ БРАЗИЛИИ, или ОТВЕРЖЕННЫЕ И НЕПОКОРЁННЫЕ ֍֍֍

«КАПИТАНЫ ПЕСКА» (пер. Е.И. Беляковой, 2000)

ЦИТАТЫ:

««Бразилия решила проблему беспризорных — они попросту уничтожаются».»

(Из предисловия переводчика Е.И. Беляковой к роману Жоржи Амаду. «Капитаны песка».)

«Оборванные, грязные, полуголодные, дерзкие, то и дело сыплющие ругательствами, с неизменным окурком в зубах, они были настоящими хозяевами города, в совершенстве знавшими и беззаветно любившими его, они были его поэтами.»

(Жоржи Амаду. «Капитаны песка». 1937)

«Безрадостное существование отверженного мальчишки полно греха: Фитилю приходилось почти ежедневно воровать, нагло врать, выпрашивая милостыню у порога богатых домов.»

(Жоржи Амаду. «Капитаны песка». 1937)

«Эра Варгаса» ...

Жетулиу Дорнелис Варгас правил Бразилией в 1930-1945 гг. Жоржи Амаду роман «Генералы песка» («Генералы песчаных карьеров») напишет в 1937 году – самый пик правления Варгаса. Какой период истории Бразилии ни возьми, вечно её сотрясают исторические катаклизмы.

Диктатура Варгаса практически ничем не отличалась от любой иной диктатуры фашистского государства. В один ряд можно поставить Муссолини, Гитлера, Варгаса, Хуана Перона … А 1937 год знаменателен для Бразилии переворотом и принятием новой Конституции – Эстадо Ново. Национализм – превыше всего. В условиях этого режима и происходит действие романа.

Не забываем и о том, что Бразилия – страна, в которой рабство было отменено позднее всех стран в мире. Огромные массы свободных людей оказались не у дел: не знали куда их девать и что делать с этой свободой. В полном смысле этого слова: нет жилья, работы, элементарной социальной защиты …

В результате стали возникать фавелы – трущобы с немыслимой плотностью населения: настоящие человеческие муравейники. Люди, проживающие в фавелах, – неработающие люди. И численность их значительно превосходит численность относительно благополучного населения и богачей, особенно в крупных городах. Понятно, что преступность возрастает в геометрической прогрессии. Жизнь человеческая ничего не стоит. А людям надо как-то выжить …

К тому же, Бразилия – страна контрастов между ужасающей нищетой и невероятным богатством. И тех, кто мешает благополучию «благополучных» можно убивать без суда и следствия, как бродячих собак. Это было и это есть до сих пор. В первую очередь под уничтожение подпадают самые социально незащищённые слои населения: бездомные, беспризорные дети.

«Так называемые «эскадроны смерти», которые раньше занимались убийствами политических противников режима, теперь за деньги уничтожают беспризорников. Убийство уличного подростка стоит от 40 до 50 долларов.

… По данным «Национального движения в защиту детей улиц», с января 1988 года по декабрь 1990 года от рук наемных убийц погибли 4 611 детей.»

В такой атмосфере разворачивается действие романа Жоржи Амаду, ставшего классикой.

И, да. Читаю роман под названием «Капитаны песка» (!) в переводе Елены Ивановны Беляковой.

А начала – в переводе Александра Богдановского (Долдон, Вертун, Богумил, Леденчик … – это у Богдановского). Затем сравнила. Моё предпочтение – Белякова. Небо и земля. Специалисты отмечают, что перевод Богдановского (1975) изобилует ошибками. Когда это выяснила, пришлось перечитывать с начала. Всё к лучшему.

***

Подростки – народ безбашенный! Их дерзость, наглость и ярость в условиях выживания может восхищать и ужасать самых отъявленных, матёрых преступников. Для загадочного бразильского города Салвадор да Баия, бандформирование «Капитаны песка», состоящее из сотни детей от 8 до 16 лет во главе с 15-летним подростком, стало серьёзной проблемой в городе, о которой пишут газеты. Так начинается роман. Автор сразу же даёт понять читателю идею романа.

В какой-то аннотации к одному из изданий книги я прочла, что это роман о трудных подростках. Разве? – На мой взгляд, – в корне неверное понимание проблемы, которую ставит 25-летний Жоржи Амаду. Тысячи подростков по всей Бразилии лишены крова, внимания и заботы. И что же? – Кто-то полагает, что всё дело в них самих, подростках: они трудные, не хотят учиться, хотят грабить, воровать, поэтому бегут домашние дети из дома, пополняя ряды уличных бандитов? Жоржи Амаду пишет:

«Капитаны песка не похожи на других детей… Они знают о жизни все, даже тайны любви… С самого детства они ведут жизнь взрослых мужчин. Разве можно обращаться с ними, как с учениками иезуитского колледжа, идущими к первому причастию? У этих есть мать, отец, сестры, духовники, и еда, и одежда — у них есть все…»

В «Капитанах песка» автор в первую очередь знакомит нас с внутренним миром тех, кто вынужден скитаться, бродяжничать, пробиваться случайными заработками и воровать, грабить, чтобы выжить. А ведь среди них встречаются несомненно одарённые, талантливые дети!

С какой же любовью и Жоржи Амаду, и переводчик – Елена Белякова создают книгу! Белякова влюблена в «капитанов». Это чувствуется, особенно после чтения романа в другом переводе. Правда, со стилистикой не ладно: мешанина из настоящего и прошедшего времени не на пользу восприятия романа.

… Религия. Бог. Священник в лице падре Жозе Педро. Что ещё остаётся обездоленным, никому не нужным детям Бразилии? Но даже это им не позволено! Жозе Педро, пытаясь облегчить участь детей, сам подвергается нападкам:

«— Вы доставили нам массу хлопот, падре, своими порочными идеями о воспитании. Надеюсь, что доброта сеньора архиепископа, дающего вам приход, заставит вас больше думать о своем долге и отказаться от всяких там советских нововведений.»

А ведь дети – граждане Государства. Фактически. Но не юридически. Что может сделать для них Государство? – Немногочисленные «исправительные колонии» и приюты, в которых выжить сложнее, чем на улице?

Жуткими красками рисует исправительную колонию для бездомных детей Амаду. В неё подростки попадают прямо с улицы. Без суда и следствия. Как бродячие собаки.

… Мальчишки. Капитаны песка – мальчики. Видимо, у девочек-подростков судьба иная. Ещё более незавидная … Господи!!! Помоги им!!!

«Но все же священник надеялся, что в один прекрасный день Господь вдохновит его, научит, что сделать, а пока просто дружил с ребятами и по возможности предотвращал дурные поступки. Именно ему удалось искоренить педерастию в группе.»

Примечательно, что Жоржи Амаду к мужеложству (педерастии) относится, как к греху. И предводитель шайки бездомных мальчишек, впитавший наставления священника, – «Педро Пуля, если можно так выразиться, очистил банду от гомосексуализма, как хирург — рану от гноя.» 1937 год, однако … Ещё не всё загублено.

Но что может сделать один священник против системы? Его судьба – быть отвергнутым ею.

Ещё интереснее и кажется неправдоподобным появление в банде капитанов девушки 14 лет – Доры. Это всё равно, что появление женщины на корабле: быть беде. До этого события повествование носило некий налёт баллады или сказания о капитанах песка, а с появлением Доры это ощущение усиливается. Автор не смог совсем оторваться от фольклорного стиля изложения, характерного для более ранних его произведений. Например, «Жубиаба», «Мёртвое море».

Я никак не могла отделаться от ощущения, что меня ЧТО-ТО напрягает. Не могла понять, что именно. Может быть, излишняя драматизация, а потом, присоединившаяся к ней, мелодраматичность? А может быть мешал фильм – «Генералы песчаных карьеров», оставивший след в душе от создателей картины?..

Хотелось больше реализма. И меньше назидательности с карамельным сюсюканьем и слезливостью по поводу отсутствия материнской ласки, возможности прижаться к маминой груди и поцелуя на ночь. Все ли благополучные дети получают в своей семье такие знаки внимания? – Насколько мне известно, далеко не все. Разве это повод для ожесточения сердца?

В этой связи образ Хромого, мотивы его девиантного поведение мне кажутся искусственными – преувеличенными.

Не верилось и в идеальный образ Доры – «новой музы байянских беспризорников». Всё, что происходило с первого момента появления её под весьма условной крышей склада (пакгауза), где обитают ребята, чересчур романтично. Сначала её едва не растерзала толпа подростков-самцов, а на другой день она стала для них «мать Терезой»: мать, сестра, любимая, супруга одному из них. Не верю, как говорил «сами-знаете-кто».

«Ее появление было необыкновенным чудом, фантастическим счастьем: неожиданно они обрели мать и сестру, одно присутствие которой согревало душу.»

… Видимо, Жоржи Амаду хотел сделать своё произведение балладой в прозе. Такому ощущению способствуют ясная фабула; сильный, напряжённый драматический сюжет; яркое выражение чувств персонажей и самого автора (переводчица тоже посодействовала!); байянские песчаные пейзажи, завораживающие своей опасной, преступной непредсказуемостью, поэтические описания моря и звёздного неба, на котором одной из звёзд стала Дора …

«Поэтому только он видел, что Дора стала звездой и пролетела по небосводу. Она появилась для него одного, засверкала над его головой, когда он хотел покончить с собой, когда уже тонул.»

… Финальные главы «Капитанов песка» не только служат эпилогом романа, повествующем о том, как сложилась судьба основных персонажей, но и вселяют надежду в революционное преобразование: оптимизм и надежду на лучшее будущее.

P.S.

Почему распространённым названием и фильмов, и книг про песчаных капитанов (капитанов песка) является «Капитаны песчаных карьеров»? На самом деле у Жоржи Амаду никаких карьеров нет. Есть море, морской песок, занимающий обширную прибрежную полосу. Даже дюны не упоминаются, не то что карьер. Песчаный карьер – это выработка, где добывается песок.

А ещё есть звёзды. У героев сердца превращаются в звёзды. И любимые, которые исчезают в ночи, тоже превращаются в звёзды на небе, чтобы освещать путь … Очень поэтично пишет Амаду.

Оценка: 9
– [  3  ] +

Анна Данилова «Первая жена Иуды»

Ouroboros_8, 12 февраля 19:19

💔֍ АЛОГИЧНАЯ МАРЬЯЖНАЯ ДРАМА, или С ШИРОКО ЗАВЯЗАННЫМИ ГЛАЗАМИ ֍💔

ЦИТАТЫ:

«Да, я могу сказать, что я его где-то и когда-то видела… Хотя это неправда. Я его никогда не видела. Я его чувствовала…»

(Анна Данилова (Дубчак). «Первая жена Иуды». 2007)

«– А подруга твоя, Тамара, вообще… у меня нет слов… Привела с вокзала незнакомого человека, поселила в своем доме… Рита, ты сама-то в это веришь?»

(Анна Данилова (Дубчак). «Первая жена Иуды». 2007)

«Она и сама еще не поняла, что с ней происходит и как могло такое случиться, что она так легко впустила в свою жизнь мужчину. К тому же своего зятя…»

(Анна Данилова (Дубчак). «Первая жена Иуды». 2007)

И снова дорогая моему сердцу Анна Данилова (Дубчак). Люблю за лёгкость, развлекательность, психологизм и неистощимую изобретательность. Продолжаю цикл под названием «Следователь Марк Садовников». Роман «Первая жена Иуды» (2007) – второй в этом цикле. Интересно, что на этот раз нафантазировала Аннушка …

Так-так-так … Видим из аннотации необитаемый остров под палящим солнцем. Где-то я уже такое читала. У ещё одной, не менее одобряемой мною, писательницы – Елены Михалковой. «Остров сбывшейся мечты» (2008).

Ага … А у Даниловой идея про женщину на необитаемом острове родилась раньше … Впрочем, под иным ракурсом.

***

Марк Садовников – следователь прокуратуры. Натуральный во всех отношениях. Причём, весьма привлекательный, что приятно.

«– Марк, какой же ты красивый… С ума можно сойти!»

Анна Данилова не изощряется в фантазиях относительно внешности своих персонажей. Всех их она создаёт нормальными, симпатичными людьми, подчёркивая отдельные «приметы»: ярко-рыжие волосы, синие глаза и т.п. Просто она их любит! И чем-то они напоминают фигуры на шахматной доске: все одного вида, и увечных среди них нет. Это оправдано типом её произведений: детектив-загадка, детектив-игра, люди – шахматные фигуры.

Ей нет нужды увечить и уродовать своих героев, как сделала это, например, Джоан Роулинг с сыщиком – Кормораном Страйком в серии своих детективных романов, начинающихся «Зовом кукушки».

Главное в романах Даниловой – психология человеческих взаимоотношений, беды и пороки людей – её современников. А фантазии заключаются в перипетиях судеб, характеров, устремлений и психологии поступков.

Сказать, что её произведения целиком и полностью «сказочные», я бы не сказала. Точнее, «сказка – ложь, да в ней намёк». Жизнь преподносит такие сюрпризы! Почему бы не поверить Анне? На минуточку. На часок. Главное – вынести урок. А романчик Даниловой может и забыться …

… Марк додружился со своей соседкой по площадке – Ритой Орловой, свободной художницей, до того, что, похоже, дело закончится свадебкой. Марк и Маргарита (звучит-то как!) – партнёры не только в любви.

«Она жила в своем измерении, но позволила себе впустить туда Марка со всеми его проблемами, бессонными ночами, кучей грязных сорочек и комплексов. И он был ей бесконечно благодарен за это. За такое искреннее доверие, любовь и преданность он платил ей самыми чистыми и сильными чувствами.»

Любопытная Марго всюду суёт свой миленький носик. Кстати, Рита тоже очень хороша собой. Вообще, у Даниловой с портретами персонажей и героев всё изящно и толково.

И на этот раз Маргарита залезла, как говорится, «поперёк батьки в пекло». Загадочное убийство в Саратове москвича Михаила Рубина, таинственного (!) любовника школьной подруги Риты – Вероники. И почти в то же время – другое убийство. В Москве убита домработница ещё одной давней подруги Орловой – Тамары Рындиной по имени Зося. Зося почти год прожила в Саратове в прислугах у Рындиных, а даже её фамилию наниматели не знают. Странно.

«– Это больше, чем странно, – заметил Павел.»

Вообще всё странно. Но у Даниловой по-другому и не бывает. Жуть, как интересно!

Одна из сюжетных линий – история с любовными играми: враньё с клубничкой.

«Она хотела повторения этих ощущений, но для этого ей надо было при встрече с мужчиной, как минимум, надевать повязку на глаза…»

«– Понимаю, всё это звучит более, чем пошло…»

Может, кому-то читать про это не интересно, но жизнь – есть жизнь. Во всём её многообразии и удивительных проявлениях. Порою не всеми приемлемыми.

Персонажей довольно-таки много. У Даниловой обычно так и бывает: её интересуют люди, характеры, поступки, мотивы. Чтобы следить за действием и не запутаться в персонажах, я обычно составляю «карту-схему» действующих лиц. Как «следователь», следую за умозаключениями автора. Редко доводится её предвосхитить. Хотя наметилось понимание логики писательницы в построении сюжета, и стало ясно, к чему, возможно, приведёт повествование. Но порой Анна бывает восхитительно непредсказуемой: алогичной.

«Отсутствие логики – это та самая мышеловка, в которую попадаются те, кого мы с тобой ищем…»

Точно также, как и читатель, пытающийся рассуждать логично … Вот в чём вопрос. Надо научиться мыслить нелогично: стать на позицию автора.

«Он курил на кухне, представляя себе, как Рита, обворожительная, интригующая и умнейшая женщина, расставляет этому ресторанному болвану свои логические сети. Он и сам готов был попасть в эту же сеть, если бы имел к этому делу хоть какое-нибудь отношение.»

Данилова играет с читателем в, придуманную ею же, игру. Задача читателя – разгадать ходы автора (психологические, логичные и алогичные), чтобы вычислить преступника. Она бросает читателю вызов: кто кого? И это с каждым шагом становится всё интереснее …

«– Изучаю психологию. И логику заодно.»

А самое интересное – она в поддавки с нами не играет. А ты как хочешь: хочешь – просто читай увлекательную книгу, хочешь – разгадывай головоломку …

«– А при чем здесь эта книга?»

… Всё-таки женщины – удивительные существа!!!

А всё остальное в лучших традициях детективного жанра: всё самое «вкусное» в конце.

«– Очень интересное дело, скажу я тебе…»

Оценка: 8
– [  4  ] +

Томас Гиффорд «Леденящий ветер»

Ouroboros_8, 15 января 10:02

֍ РАСА ГОСПОД, или РЕАЛИИ ЧЕТВЁРТОГО РЕЙХА ֍

ЦИТАТЫ:

«Существовала главная задача: бороться против общего врага – России.»

(Томас Гиффорд. «Сокровища Рейха». 1975)

«– Планы. Нацистские планы оккупации, захвата стран, главных городов и крупных корпораций во всем мире… если они выиграют войну. – Он замолчал, пожевал конец сигары. – А также если проиграют ее. То есть в любом случае – будь то победа или поражение ...»

(Томас Гиффорд. «Сокровища Рейха». 1975)

«… если это нацистское предприятие действительно настолько широкое, мощное и опасное, то почему никто – ни ЦРУ, ни русские, ни кто-либо другой – до сих пор не раскрыл его и не положил этому конец?»

(Томас Гиффорд. «Сокровища Рейха». 1975)

Томас Гиффорд – для меня открытие. «Сокровища Рейха» (1975) – первый из, переведённых на русский, романов, который я читаю. И не маленький: 480 страниц текста.

Подумалось, почему так мало переводов? Судя по первому моему впечатлению от «Сокровищ», автор заслуживает большего внимания. Руку мастера видно сразу. И перевод хорош.

Такой текст я обожаю: мысль скользит по строкам, и не появляется внутренний контролёр качества письма. Значит, всё отлично. У Гиффорда в романе текст с лёгкостью преобразуется в образы: словно смотришь фильм, и нет препятствий для восприятия действия.

Отличная, интригующая завязка. К концу первой «четвертинки» – бомба! Настолько уже обострилось и без того остросюжетное повествование с самого начала: меня зацепило сразу. Интерес возник. Главное, чтобы дальше не пропал.

***

Итак, идёт охота на главного героя – американца Джона Купера, писателя, 34-х лет отроду, внука американского финансового магната – Остина Купера, при жизни активно сотрудничавшего с нацистскими режимами не только Германии.

«Он установил тесный финансовый контакт с фирмой Круппа и стал, таким образом, своего рода связующим звеном между немецкими и англо-американскими денежными тузами.»

Основная идея романа «Сокровища Рейха»

Триумвират: экономика, политика, война вершат судьбы мира. Это и есть ведущая идея романа. Но экономика руководит политикой. Война – не отделима от первых двух. В основе любой войны – экономические интересы, для достижения которых не бывает запретных средств.

«Он нуждался в деньгах и не гнушался никакими средствами для их добывания.»

«Политика – мразь, пошлость, словоблудие, когда дело касается власти …»

Эти расхожие идеи не чужды никакому режиму, когда казна пуста …

Идеология – служанка экономики. И идеи, которые человечество использует при этом, отнюдь не нравственные, не направленные на сохранение жизни людей и мира во всём Мире. Разве не это прослеживается во всей многовековой истории конфликтов и войн? Ложь. Фейки. Уничтожение, подтасовка и манкирование историческими документами. Королевство кривых зеркал …

Тенденция: чем дальше, тем страшнее, безнравственнее и бесчеловечнее. Как будто следование «великой» цели: уничтожение на Земле рода человеческого, не оправдавшего надежд Вселенского разума, если таковой существует.

«Люди – странные существа.»

… Роман состоит из двух частей. Вторая часть – наибольшая. Ей отводится 75%-ов от объёма. Главный герой – Джон Купер, воистину неустрашимый (безбашенный!) устремляется в Буэнос-Айрес. Он решает пойти по следам убитого брата – Сирила, прибывшего из Аргентины в фамильное родовое гнездо – Куперс-Фолс на встречу с братом и любимой девушкой, но встретил там свою смерть.

Джон Купер – странный человек. Никакой нормальный, на которого охотятся, судя по всему, мощные и влиятельные силы, дважды по счастливой случайности избежавший неминуемой гибели в результате покушения, не станет бросать вызов этим неведомым силам. Причём в одиночку! Донкихотство какое-то! С кем он собрался состязаться? И ради чего? Брата не вернёшь, а все остальные его ближайшие родственники умерли.

Цели Купера не ясны. Это полное безумие! В этом я вижу психологическую недостоверность сюжета: живая мишень сошла с ума. Как крыса, загнанная в угол, бросается на своего преследователя? Но у Джона были альтернативы действий. Не разумнее ли ему было залечь на дно, и писать свою книгу?..

Томас Гиффорд объясняет поведение своего главного героя неким «импульсом», возникшим у него после убийства с целью самообороны. Возможно, на самом деле в психике Джона произошёл какой-то сбой. Или жажда понять, что происходит, почему вокруг него гибнут люди сильнее естественного чувства самосохранения?..

«Сейчас мною руководили не эмоции, а тот импульс, который зародился и рос у меня в душе с того дня, когда я убил верзилу около своего дома.»

… Неугомонный Джон Купер, которого преследуют убийства, но сам при этом он остаётся живым по чистой случайности, в Аргентине, встречаясь с нацистскими преступниками, опять же случайно обнаруживает след своей родной сестрёнки Ли, которую оба брата – Джон и Сирил считали погибшей вместе с матерью во время бомбёжки в Лондоне. Теперь путь его лежит в Глазго (Шотландия): он должен её найти.

Очень похоже на романы французского писателя-журналиста, колесившего по белу свету, Жана Кристофа Гранже. Не только по стилю, но и по содержанию. Тема нацизма, фашизма – любимая тема Гранже.

В Глазго, и на то имеются все основания, охота на Джона не прекратится.

«– Иисус Христос и все святые… По существу, если такая тенденция сохранится, старый Глазго ждет новая волна преступлений, да? Пока вы здесь, я имею в виду…»

Да, уж. Всё в лучших традициях боевика … Адреналин в крови «бурлить» будет не только у ГГ, но и читателя тоже.

«Содержание адреналина в моей крови повысилось, сердце колотилось с перебоями, в боку болело.»

Ещё бы! Третье покушение …

На этом о содержании достаточно. Дальше будет Лондон и Германия (Мюнхен). Если кого-то заинтригует роман, то он его отыщет. Увлекательнейшее чтение. Всё самое «вкусное» – ещё впереди. А «вкуснее» всего сам текст и художественная манера повествования со всякими литературными «штучками».

О ЧЁМ ОКАЗАЛОСЬ НЕВОЗМОЖНЫМ НЕ ДУМАТЬ ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ

1. Это роман-предупреждение: войны Новейшей истории не заканчиваются, они только затихают на время, чтобы с новой силой вспыхнуть вновь.

2. Проигравшая на поле боя сторона готовится к реваншу. Всегда.

3. Раса господ ведёт подготовку к новому сражению после поражения, которое начинается с обработки мозгов тех, кто будет принесён в жертву в новой войне. При этом морали и нравственности места нет.

4. Совершенствуются методы управления народами и массами. Истинные ценности подменяются ложными. Прививается опасный вид безумия – ненависть к целому народу – расизм как наиболее действенный метод управления.

5. Нацизм (национал-социализм, проповедующий принципиальность расовой принадлежности), а также фашизм (тоталитарная власть государства, во многом схож с нацизмом), существовавший в Италии, Румынии, Испании, Португалии, Бразилии и других странах, – мощнейшие орудия в борьбе за власть и сохранение (развитие) экономики. Используется широко в мире до сих пор, в том числе и в качестве инструмента для промывания мозгов и управления массами: сталкивание лбами народов с целью разжигания войны и усиления экономики.

6. Неонацизм (любое иное название нацистской, фашистской идеологий) – живучее явление и триумф воли нацистов и фашистов набирает новые обороты в соответствии с законами диалектики.

7. «Пятая колонна» (испанский термин 30-х годов) как подрывная деятельность во вред своей стране и в пользу другого государства, наверно, есть не только у нас. У нас же достаточно вспомнить примеры предательства первых дней ВОВ и кровавую дань, принесённую советским народом в результате этого предательства. Примеров «Пятой колонны» в Новейшей истории можно привести немало.

8. Проблемы, на которые закрывают глаза и затыкают уши, не исчезают. «Слепоглухонемые добровольцы» платят высокую цену за своё, так называемое, неведение.

9. История никого ничему не учит, но она повторяется. При этом, на минуточку (!), роман написан в 1975 году: без малого пол века тому назад. Дальнейшие комментарии, на мой взгляд, излишни … Просто его надо читать. К тому же автор постарался сделать чтение увлекательнейшим, несмотря на некоторые моменты, которые не влияют в целом на оценку художественного (!!!) произведения.

10. Автор, мягко говоря, приукрасил роль и значение своего Отечества – США, а также Великобритании, как во Второй Мировой войне, так и борьбе с нацизмом и саму нацистскую идеологию, политику Соединённых Штатов …

«Однако все дело в том, что мы не видим иного пути, другого способа обороны против русских и китайцев. Вопрос однозначен: или мы, или они, Джон, и борьба предстоит долгая…»

«Вашингтон и нацистское движение – это одно и то же, Джон. Именно это я и пытаюсь втолковать тебе.»

P.S.

«Леденящий ветер» – это другое название и издание «Сокровищ Рейха» Томаса Гиффорда: Воениздат, 1984. Его отличает большая предварительная статья: «Предисловие доктора философских наук Д. А. Волкогонова». Я её прочитала внимательнейшим образом. Сначала. В принципе, мне она, как оказалось, и не особо-то и нужна. Всё и так понятно. Тем более, у меня сложился собственный взгляд на события, происходящие сейчас в мире, тяжёлым шлейфом тянущие за собой идеи национал-социализма. Актуальность романа «Сокровища Рейха» в этой связи очевидна.

Оценка: 8
– [  6  ] +

Татьяна Королёва «Тимур и его команда и вампиры»

Ouroboros_8, 26 декабря 2022 г. 11:19

֍ РОМАН ТАТЬЯНЫ КОРОЛЁВОЙ И ПОВЕСТИ АРКАДИЯ ГАЙДАРА, или ВСЁ СМЕШАТЬ И ЛЮДЕЙ ПОСМЕШИТЬ ... ֍

Повесть Гайдара «Тимур и его команда», не смотря на первую публикацию её в 1940-м году, до сих пор пользуется интересом у читателей различных возрастных читательских аудиторий. Относить её к разряду книг, устаревших и вышедших из употребления, преждевременно. Книга эта в рекламе не нуждается: списывать её в литературный секонд-хенд, по меньшей мере, высокомерно. И Татьяне Королёвой – автору «Тимура и его команды, и вампиров» в реанимировании её с помощью хтонической нечисти в виде вампиров, на мой взгляд, смысла не было.

Попробую пояснить свою мысль.

Во-первых, сами литературные приёмы – кроссовер и мешап, как порождение кроссовера, были придуманы, чтобы привлечь внимание потребителя, якобы, к тому, что он ещё до сих пор не видел: удивить. Коммерческий проект.

А иначе зачем? Современный читатель не успевает прочесть огромное множество хороших книг. Если говорить о наших читателях, то ни на вкус, ни на чувство юмора большинство из нас не жалуются. И нам есть чему удивляться. В хорошем смысле слова. Всё-таки, мешап – это не наше изобретение. А нам своим есть чем гордиться!

Во-вторых, использовать приём мешап может только талантливый писатель. Только в этом случае произведение может выйти удачным. Если автор бездарный, то получится, как говорится, курам на смех. В этом плане автор сильно рискует не получить развитие первоисточника и потерпеть фиаско в использовании не такого уж простого приёма – мешап. Или ещё того хуже: получить жалкую пародию на первоисточник с ярко выраженной претензией на продаваемость своего «шедевра».

В-третьих, с фантазией, что ли, у авторов напряженка? Ну, почему вампиры? Прям засилье в мешапе какое-то вампирами, «зомбями» … Иногда попадаются демоны, оборотни.

В-четвёртых, допускаю, что автор делает своего рода поклон (оммаж) повести Аркадия Гайдара «Тимур и его команда». Но и в этом случае должно быть развитие авторского произведения.

Между прочим, «Пищеблок» Алексея Иванова с его вампирами от 2018-го, а вампиры Татьяны Королёвой – старше аж на 6 лет. Но у Иванова не было и быть не могло Тимура Гараева!!! В противном случае была бы полностью разрушена концепция «Пищеблока».

«Тимур и его команда» – не самый удачный выбор произведения, на мой взгляд, для «микширования» с целью получения микса «Тимур с вампирами».

У Королёвой – Тимур без команды. Гайдаровская идея не только не получила дальнейшего развития, она загублена на корню. Приём мешап не реализован в своей основной, развивающей идее. Военно-патриотический дух авторской повести уничтожен хтонической нечистью: он рассыпался в прах, как рассыпаются вампиры авторицы.

Тимур, лишённый команды, и вампиры – это тупик. Причём, тупик морально-нравственный, обернувшийся деградацией и смертью Ольги Александровой – старшей сестры Жени, дочери боевого красноармейского командира. Так кто же победил?

Зачем же понадобилось смешивать «Божий дара с яичницей»? А ещё точнее, как в известном народном фразеологизме: «На хрена козе баян?». То есть оба объекта: повесть Гайдара и вампиры выбраны случайно, чтобы народ посмешить? Только вот смех получается сквозь слёзы …

***

По объёму произведение Королёвой в два раза больше, чем повесть Гайдара. Но вот до романа оно не дотягивает: сюжетная линия одна, как в повести. Раздувание объёма ничем не оправдано. Сразу же бросается в глаза излишняя многословность. Когда сравниваешь с только что прочитанным «Гайдаровским Тимуром», приятных эмоций не возникает: Королёва – не королева, лучше Гайдара ей не бывать. А уж, если мешап, то «мешай» профессионально! Чтобы не получался вульгарный трэш.

… С какой стати авторица молочницу переименовала в Нюру? У Гайдара Нюрка – девчонка, гоняющая и догоняющая свою вредную козу. Она тоже в команде Тимура. А молочница – бабушка Нюрки.

… Зачем слово «бронедивизион» упоминается аж 4 (!) раза? У Гайдара – единственный раз в первом предложении и всё!

«Вот уже три месяца, как командир бронедивизиона полковник Александров не был дома.»

(А. Гайдар. Тимур и его команда)

Такое многоразовое повторение убивает и опускает «ниже плинтуса» это грозное военное слово: опошляет его. Неужели авторица не чувствует Гайдаровскую поэзию прозы? А может быть она это делает нарочно? – Я бы не удивилась … Один раз со слов автора, ведущего повествование, у Гайдара – это военная тайна. Повторенное четырежды устами глупой девчонки Женьки (а именно такой рисует её Королёва!) оно звучит до неприличия глупо.

Да это подрывная диверсия какая-то!

… А откуда у старушки-молочницы взяться молодёжному платью из крепдешина (воздушный, полупрозрачный китайский шелк, и очень дорогой): последний писк моды начала 50-х, если действие разворачивается летом 1939 года? Это – косяк: старушка и крепдешин – две вещи не совместны.

«…смутная тревога закипала в груди под цветастым крепдешиновым платьем.»

... А Сбербанк в СССР возник только лишь в 1987 году! Ляпы, всякого рода косяки встретятся ещё не раз. Главное, авторица не чувствует время локации: получается фальшивка.

«— Дядя точно — первостатейный деляга. Такому хоть Сбербанк подломить, хоть кассу — плевое дело.»

Это что за издевательства?!

… И как это по женски-девичьи: куча ненужных подробностей, речевых и стилистических ошибок, не говоря уже про другие.

«Овраг зарос крапивой — листья больно жалили нежную кожу, оставляя болезненные красные пупырышки.»

А что, крапива жалить может не больно? Пупырышки от ожога крапивой бывают другого цвета? Болезненные? – Какие же ещё? «Больно» и «болезненные» – тавтология. Авторица свой текст вычитке не подвергала? – Похоже, что не вычитывала. А я ведь цитату даже не выбирала: взяла первую попавшуюся.

***

И, как сказал Великий русский поэт,

Ах, вижу я: кому судьбою

Волненья жизни суждены,

Тот стой один перед грозою,

Не призывай к себе жены.

В одну телегу впрячь не можно

Коня и трепетную лань.

Забылся я неосторожно:

Теперь плачу безумствам дань...

(А.С. Пушкин. «Полтава»)

Иносказательно: о двух не подходящих друг другу людях; о двух неподходящих друг другу, взаимоисключающих идеях; о двух несовместимых идеалах … Даже у жизни и смерти есть точка соприкосновения. Но её нет и не может быть у Света и тьмы. У Правды и лжи. Даже если ложь оправдана в интересах Государства. Но она всё равно – ложь.

… Интересная, фантастическая, развлекательная получилась бы история про вампиров, если бы Татьяна Королёва не переступила красную черту: историческую память нашего недалёкого прошлого, крепко завязанную с идеологией и воспитанием народа, благодаря которым мы, наш великий народ, выстояли самую страшную и тяжелейшую битву за всю историю человечества на Земле. Великий народ с его гениальным Главнокомандующим не допустили начаться Третьей мировой войны в 1946 году.

Думать надо, в какие игры играешь. Чтобы не заиграться. Не забыться! Совсем. Тогда не до смеха будет.

Оценка: 2
– [  2  ] +

Анна Данилова «Самый близкий демон»

Ouroboros_8, 24 декабря 2022 г. 13:54

💔֍ ЧИСТО ЖЕНСКОЕ УБИЙСТВО, или ОБЪЕКТ ДЛЯ НЕНАВИСТИ ֍💔

ЦИТАТЫ:

«Ненависть, скажу я вам, это страшная сила…»

(Анна Данилова (Дубчак). «Самый близкий демон». 2007)

«И моя сестра никак не могла взять в толк: почему же кому-то природой отпущено все: и красота, и ум, и прекрасные физические данные, а некоторым – уродство, отсутствие ума, вкуса…»

(Анна Данилова (Дубчак). «Самый близкий демон». 2007)

«Она словно подпитывалась ею, любовалась – и одновременно ненавидела.»

(Анна Данилова (Дубчак). «Самый близкий демон». 2007)

Для тех, кто любит циклы романов и романчиков. Особенно, – с детективным и психологическим сюжетом. Ну, а уж, если нравится Анна Данилова с псевдонимом Дубчак, то стоит обратить внимание на криминальный цикл под названием «Следователь Марк Садовников». Роман «Самый близкий демон» (2007) – первый в этом цикле.

Как водится, в первой книге – знакомство с главным героем. Неожиданно 40-летний Марк Александрович Садовников – следователь прокуратуры оказывается просто брутальным красавцем с синими глазами.

«… высокий, худощавый, у него была красивая голова с густыми темными волосами, впалые щеки, до которых так и хотелось дотронуться, пощупать, колючие они или нет.»

Внешняя привлекательность на такой должности, скорее, помеха … А, когда выясняется, что у следователя к 40 годам личная жизнь так и не сложилась, то в этом нет ничего удивительного. На самом деле всё бывает гораздо хуже …

В общем, я сначала настороженно отнеслась к новому «блюду» – Марку Садовникову, как и к «Самому близкому демону» в целом. Неужто Данилова ещё чем-то может удивить? Не станет ли она повторяться?

***

Когда выясняется, что у Садовникова в разработке сразу несколько дел, то это располагает, так как вызывает доверие к происходящему. В жизни следователи не занимаются одним-единственным делом, как зачастую описывают в романах и показывают в кино. До 2007 года у следователя в разработке было сразу несколько дел: 3-5 «живых» и 2-3 «глухаря», плюс до 10 материалов проверок. Им не позавидуешь. После 2007-го эта «арифметика» стала возрастать в геометрической прогрессии: до 10 «живых» дел и 40 материалов проверок уже в 2007-м.

И ещё. Не следует смешивать и путать работу следователя и сыщика – опера. Для оперов следователь – Царь и Бог на месте происшествия.

Анна Данилова замечательно владеет пером. Уже только за это мне нравится её творчество. И обращаясь к нему, я знаю, что получу то, что хочу. Но это вовсе не означает, что «она» будет не интересна. Наоборот, ни одна из прочитанных книг Анны меня не оставила разочарованной.

Так и произошло с «Самым близким демоном». Это детективный роман, замешанный на психологизме человеческих отношений. Для тех, кому интересно взглянуть на жизнь сквозь призму страстей человеческих, будет интересно. Не зря Данилову (Дубчак) называют Королевой психологической драмы. Да, она такая …

Отмечу несколько моментов, не раскрывая всего сюжета романа, но лишь слегка к нему прикоснувшись. В основе сюжета – две семейные драмы, которые не переплетаются, но проходят по касательной относительно друг друга. В одной семье найден труп Михаила Генса. Он – муж Наташи – сестры главной героини – художницы Маргариты Орловой. Её же сосед по лестничной клетке – Марк Садовников – следователь прокуратуры, которому поручено расследование дела Генса. Уже намечается «клубок» близких отношений.

А когда в парке находят труп Виолетты Крупиной – молодой, привлекательной женщины рядом с коляской полугодовалой дочки, то «клубок» близких отношений начинает расти, словно снежный ком. И связующим «веществом» этой сложной конструкции из человеческих душ, страстей и пороков является следователь – красавец Марк Садовников.

Читатель оказывается вовлечённым в следственные действия. Это роман – расследование хитроумного убийства и самоубийства. Неожиданные повороты сюжета делают его увлекательным. Чем дальше, тем всё чудесатее и чудесатее. Но. Но первый роман цикла – «Следователь Марк Садовников» гораздо меньше похож на сказку из другого цикла Даниловой – «Адвокат Елизавета Травина», чтение которого я не так давно завершила. Рука Мастера узнаваема, но Анна не повторяется.

Главная тема романа – зависть. Она вечная, а поэтому неисчерпаемая: дна не видно. А уж сколько «блюд» с завистью можно приготовить! На этот раз мастер психологической драмы предлагает читателю особенный «рецепт». Такого сочетания «ингредиентов» лично я ещё ни в жизни, ни в романах не встречала. Вот уж удивила Аннушка, так удивила!!!

Чтение книги закончила вчера. До сих пор где-то внутри крутится и заставляет душу сжиматься эта термоядерная смесь от Даниловой из удивления, негодования и страха за род людской. Автор умеет растревожить душу. Иногда – сильно.

Ненависть и зависть как энергия для существования. Именно это даёт силы, чтобы чувствовать себя живой. Но не жить своей жизнью, как нормальный человек. Глубоко копнула Анна Данилова: добралась до самых тёмных и гнусных глубин этих человеческих пороков.

Читайте и увидите, куда уводит ненависть. Имеет ли любовь к ней отношение? Можно ли любить и лелеять свою ненависть? Какую роль играет любовь к себе? Эти и многие другие вопросы ждут читателя на страницах «Самый близкий демон». А отвечать на них будем мы сами ...

Оценка: 9
– [  7  ] +

Аркадий Гайдар «Тимур и его команда»

Ouroboros_8, 21 декабря 2022 г. 20:04

֍֍ ДОВОЕННЫЕ ВОЛОНТЁРЫ ПО ЗОВУ СЕРДЦА, или «КРАСНАЯ АРМИЯ ВСЕХ СИЛЬНЕЙ!» ֍֍֍

ЦИТАТЫ:

«Всем нам свобода и честь дорога,

Красная армия – марш на врага;

Ведь от тайги до британских морей

Красная армия всех сильней!»

(Музыка: Самуил Покрасс. Слова: П. Григорьев) https://stihi.ru/2010/05/17/774

«– А это значит, что из этого дома человек ушел в Красную Армию. И с этого времени этот дом находится под нашей охраной и защитой. У тебя отец в армии?

– Да! – с волнением и гордостью ответила Женя. – Он командир.

– Значит, и ты находишься под нашей охраной и защитой тоже.»

(Аркадий Гайдар. «Тимур и его команда». 1940)

«– Я стою… я смотрю. Всем хорошо! Все спокойны. Значит, и я спокоен тоже!»

(Аркадий Гайдар. «Тимур и его команда». 1940)

ПЕРЕЧИТАННАЯ КНИГА

Хорошо написанная книга неизменно должна вызывать положительные эмоции. Хорошая книга вне зависимости от возраста, в котором её читали, а потом перечитывали, так и остаётся хорошей книгой.

Повесть «Тимур и его команда» Аркадия Гайдара мне захотелось перечесть неспроста. Во-первых, получить дозу дофамина от хорошего чтения. Во-вторых, в качестве «приквела» перед планируемым прочтением другого произведения: «Тимур и его команда и вампиры» Татьяны Королёвой. А про вампиров желание прочитать сей опус возникло после недавнего прочтения «Пищеблока» Алексея Иванова. Посмотрим, что из всего этого получится в итоге.

Сейчас же, читая Гайдара, ловлю себя на улыбке, не сходящей с моего лица. Вряд ли эта повесть заставит меня хмурить брови. Но ощущения и впечатления, само собой, совершенно иные, чем в школьные годы, когда я с Тимуром, Женей, Ольгой и Мишкой Квакиным встретилась впервые. Это даже не ностальгия по юности. Это что-то совершенно иное, чему пока не подберу определения…

Переосмысление.

***

Повесть «Тимур и его команда», действие которой происходит летом 1939 года, – полна символизма. Ощущение, что уже идёт война. Гайдар то и дело подбрасывает символы. То Ольга запоёт: «Летчики-пилоты! Бомбы-пулеметы! Вот и улетели в дальний путь.». То Георгий напомнит достославную Катюшу: «Девчонки там у них разные… Катюши!». Ощущение тревоги и общей беды повсюду. Вот и молочница горюет:

«Я, дорогая, сына в Красную Армию служить проводила. И как пошел, вина не пил. «Прощай, – говорит, – мама». И пошел, и засвистел, милый.»

И много, много других символов войны повсюду: «походная красноармейская мотоколонна», «Дом лейтенанта Павлова. Того, что недавно убили на границе», «конноартиллерийский дивизион». «военный эшелон» … Да и сам полковник Александров – отец Ольги и Жени уже три месяца, как на фронте.

Жгучее слово «похоронка» ещё не звучит, но «Красная армия», красноармейцы и «фронт» звучат, не умолкая. И погибшие на фронте оставляют будоражащий след, определяя идеологию и мотивы поведения первой советской (сначала литературной) команды Тимура Гараева без управления со стороны взрослых (!!!)

Так, недавно погибший на границе, красноармеец, лётчик Павлов, жена и маленькая дочка которого сейчас проживают в дачном посёлке, видимо, принимал участие в вооружённом конфликте у реки Халхин-Гол (Бои на Халхин-Голе) на территории Монголии. В июне 1939 года там происходили самые тяжёлые бои. Одной стороной конфликта являлась армия Японской империи. Другой – армия Монгольской Народной республики и СССР. Победила советско-монгольская группировка.

Атмосфера военной обстановки в повести оправдана. Если обратиться к истории, то станет понятно почему.

Гайдар сначала написал в 1939 году сценарий к кинофильму «Тимур и его команда». После выхода на экраны фильма в 1940-м он на основе киносценария пишет повесть.

Киносценарий писался сразу же после начала Советско-финской войны, которая происходила в период с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года.

Гайдар несколько грешит датировкой происходящих реальных событий, касающихся вооружённых конфликтов. Жертвуя исторической справедливостью, он действие повести переносит на август 1939 года, так как 1 сентября начнётся новый учебный год, и дети уедут из дачного посёлка, чтобы сесть за парты в школе. Не беда, на мой взгляд.

Над повестью Гайдар работал с середины июня и до конца августа 1940-го. Именно с момента предъявления ультиматума СССР Литовской Республике (14.06.40 г.): до введения туда войск.

А 15 июня такие же ультиматумы получили Латвия и Эстония. Потом все три прибалтийские страны были оккупированы советскими войсками. Так что тревожный военный лейтмотив повести имеет под собой историческое объяснение. И термин «оккупанты» по отношению теперь уже к России имеет исторические корни. «Оккупация» Прибалтики имела правильное стратегическое решение.

Эпизод повести с предъявлением ультиматума «гнуснопрославленной» шайке атамана Мишки Квакина с его верноподданным Петькой Пятаковым по прозвищу Фигура, пожалуй, наиболее интересный: кульминационный. Он есть и в фильме, и в повести. Только в повести понятие «ультиматум» приобретает более осмысленное историческое значение. Поэтому в повествовании Гайдар подробно останавливается на «технологии» написания ультиматума, привлекая для разъяснения дядю Тимура – Георгия Гараева.

Естественно, мальчишкам совсем не подходит то, что им объяснил про ультиматум по протоколу Георгий. Им гораздо понятнее то, что они видели в своих учебниках истории: картину Ильи Репина «Запоржцы» (1880-1891), известную также под названием «Казаки пишут турецкому султану».

Исторический факт, запечатлённый на картине: борьба казаков с турками, татарами и ляхами (поляками). Запорожцы и украинцы представлены, как свободолюбивый народ, не терпящий посягательств на свою свободу со стороны Турции и Польши.

Тогда Правобережная Украина принадлежала Речи Посполитой, заключившей мирный договор с Турцией. Принято считать, что в 1676 году казаки Правобережной Украины в нелицеприятных выражениях отправили турецкому султану депешу с требованием о прекращении разорительных набегов на Оттоманскую Порту. Текст письма был исполнен гнева и ругательств.

Решение Переяславской рады 1654 года о присоединении Левобережной Украины к России в школьных учебниках трактовалось, как обращение за помощью к России. За этим обращением последовала война Руси с Речью Посполитой.

В 1939 году произошёл очередной раздел Польши. Осуществление его производилось Германией с СССР. Так произошло присоединение к Советскому Союзу Западной Украины и Западной Белоруссии.

Обращение Аркадия Гайдара к знаменитой картине Ильи Репина совсем не случайно. Письмо казаки, судя по легенде, написали вскоре после присоединения Украины к России. Поэтому и такая вольность в его лексическом оформлении! Оно символизирует радость от освобождения от турецкого ига. Но в то же время язык его написания – это язык имперских амбиций и экспансии.

… Так что, никаких тонкостей международной дипломатии Тимур и его команда соблюдать не собираются. Они поступают по-своему, по-простому. Но зато используют пионерскую символику: «последний медный горн». Тимуровцы – настоящие пионеры. И они этим гордятся.

Забавно, что никто из шайки Квакина не понимает истинного смысла ультиматума. Единственный, кто понял и объяснил доходчиво, – бритоголовый Алешка: «Бить будут». За что? – За разорительные набеги на сады и огороды дачного посёлка шайки Квакина.

Интересна организация отряда Тимура. В его составе было не менее 50-ти подростков. Пионеры не просто играют в войну, используя игровые моменты, взятые у военных: дозоры, сигналы, позывные, разведка, планирование, карта, парламентёры, пленные … Они занимаются важной волонтёрской деятельностью, на подобие бойскаутов. Причём, ими никто не руководит из взрослых. В отличие, например, от молодогвардейцев с руководящей и направляющей …

Это удивительно. И в реальной жизни мало вероятно. Было потом Тимуровское движение, но руководили им люди постарше.

Тимур сам не стремится на фронт и пресекает на корню желание ребят отправиться в Красную армию: им найдётся важное дело дома. А война, наподобие гражданской, происходит с внутренним врагом – шайкой уличных хулиганов во главе с атаманом Мишкой Квакиным. Так что внутренняя война с разного рода деструктивными элементами – никогда не затихающий конфликт.

А вот концовка истории о Тимуре и его команде в фильме и повести не равнозначные. Читатель, думаю, поймёт, почему.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Анна Данилова «Убийство в соль минор»

Ouroboros_8, 16 декабря 2022 г. 13:52

֍💔 НЕСЧАСТЛИВЫЙ ПОЕЗД, или ДВЕННАДЦАТИЛЕТНЯЯ ТВАРЬ 💔֍

ЦИТАТЫ:

«Но уж слишком фантастичная нарисовалась история, сказка!»

(Анна Данилова. «Убийство в соль минор». 2014)

«Получается такая «соленая» цепочка»: Елена Николаевна Соленая — Маргарита Соленая (кличка мадам Соль) — Валентина Соленая (еще одна мадам Соль).»

(Анна Данилова. «Убийство в соль минор». 2014)

«Я слушала, и мне казалось, что она рассказывает не о моей матери, а обо мне. Как это точно сказано: обезумевшие от любви!»

(Анна Данилова. «Убийство в соль минор». 2014)

Чужая тайна рождения. Даже как-то неловко прикасаться. Это, с одной стороны. А с другой – интересно очень. Тем более, что никто ведь не узнает, только – читатель, которому автор поведает тайную историю.

Анна Данилова написала ещё одну сказочную «крим стори»: «Убийство в соль минор» (2014). И на этом для меня заканчивается цикл романов под названием «Адвокат Елизавета Травина». Жаль расставаться с полюбившимися главными героинями: Елизаветой Травиной и Глафирой Кифер. Хотя не им в романах отводится ведущая роль. Это особенность цикла: частное детективное агентство автору необходимо в качестве «затравки» для развития сюжета и его финальных аккордов.

На сей раз – история с ярким мелодраматическим содержанием. Удивляться не стоит: почему бы не быть такому жанру, как мелодраматический детектив? Я так думаю. Автор же утверждает:

«Жизнь куда круче любой мелодрамы.»

А от себя бы добавила: « … в которой найдётся место для преступления». Но это уже ближе к драме.

***

«Убийство в соль минор» Анны Даниловой (Дубчак) – это вымышленная многослойная и совершенно невероятная сказка. Но иногда хочется абстрагироваться от не менее невероятных реалий нашего времени, чтобы переключиться на что-то увлекательное: дать возможность отдохнуть психике и избавиться от нервного тика, вызванного суровой действительностью. В этом, наверно, и заключается миссия массовой развлекательной литературы. И хорошо, что есть такие книги и такие авторы, как Данилова. Она мастер психологической драмы.

Сюжет очень сложный. В основе его – судьба молодой женщины, не знающей своих родителей, но одержимой идеей узнать своё происхождение.

Валентина Фёдоровна Солёная – главная героиня романа была в младенческом возрасте оставлена на холодных ступеньках детского дома. Мать-кукушка даже записки не оставила … Если вдуматься, ситуация жуткая и странная, к тому же криминальная. Но заведующая детдомом – Елена Николаевна Солёная почему-то в правоохранительные органы не обращается. Подкидыш получает «крещение» от заведующей: девочку назвала она – Валентина Ивановна Солёная. Но не удочерила. Так начинается биография Соль. Прозвище органично вытекает из фамилии – Солёная.

У заведующей детдомом есть своя дочь – Маргарита. Незаконнорожденная. Елена воспитывала её сама, но чаще ею занималась бабушка. Марго и является режиссёром этого, чудовищно срежиссированного, жизненного спектакля.

В 12 лет (возраст Лолиты Набокова) сбежавшая из дома со взрослым парнем (помоложе Гумберта Гумберта), она была сущей оторвой… Но и на её долю выпали нелёгкие испытания. Бедная девочка.

В конце концов она становится французской подданной – мадам Коблер. Парадокс жизни: такие не тонут. Но. Но, как верёвочке не виться …

В романе есть и другие интересные персонажи. Все они живые, со своими характерами и жизненными принципами. Сплетение судеб и характеров – основная тема «Убийства в соль минор».

Почему такое название? – Общество, влиться в которое стремилась Валентина, – музыкальный бомонд. Она чувствовала каким-то непостижимым образом, что в её семье были музыканты, или художники. Увенчались ли её поиски своих корней успехом читатель узнает сам.

… Как причудливо тасуется колода. Мессир Воланд был прав. Переплетение судеб и характеров – картина, вызывающая грустное, печальное настроение: соль минор.

«Музыка, особенно классическая, вообще обладает способностью пробуждать в человеке чувства и чаще всего пробивает душу на грусть …»

Оценка: 9
– [  6  ] +

Алексей Иванов «Пищеблок»

Ouroboros_8, 8 декабря 2022 г. 13:07

֍💔 ТУШКИ И ПИЯВЦЫ, или КРАСНАЯ ХТОНИЧЕСКАЯ НЕЧИСТЬ В РЕТРО-СЕТТИНГЕ КРОВОСОСУЩИХ 💔֍

ЦИТАТЫ:

«… он верил в красный флаг и красную звезду, в серп и молот и Гражданскую войну, в орлят, которые учатся летать, и в честный коллектив.»

(Алексей Иванов. «Пищеблок». 2018)

«Они, люди, сами виноваты. Они наплевали на тайну, скрытую в алых знамёнах и пятиконечных звёздах, в серпе и молоте. Людям эта тайна оказалась не нужна. А вампирам – нужна. Вампиры не просто обманывали и не просто пили кровь; они извратили всю суть серпа и молота, всю суть флага и звезды. Но Валерке эта суть была очень дорога. Чем ещё дорожить-то?»

(Алексей Иванов. «Пищеблок». 2018)

В 1991 году пионерия в России прекратила существование на государственном уровне: приказала долго жить. А в 1980-м (описываемое время в романе) она находилась, стало быть, «при смерти»? Не думаю так: «пациент, скорее жив, чем мёртв», ибо до его кончины ещё 11 лет, однако! Буду считать это отправной точкой, которая должна внести ясность (для меня) в роман Алексея Иванова – «Пищеблок». Судя по аннотации автора, читатель должен повеселиться с вампирами.

««Пищеблок» – простая и весёлая история о сложных и серьёзных вещах.»

На самом деле пионерия в описываемое время ещё не загибалась и не задыхалась от партийной идеологии: снимать пионерские галстуки не спешили. Даже тогда, когда пришло время их снять, многие делали это неохотно. Были и те, конечно, кто радовался, что, наконец, не нужно стирать и гладить шелковый галстук. А ностальгия по пионерии возникла довольно-таки скоро … Ибо взамен пионерской организации ничего другого детям не предложили. Вот как-то так.

***

Пионерлагерь под многообещающим названием – «Буревестник»: «Пусть сильнее грянет буря!» Олимпийская смена – Олимпийские игры 1980-го. Это был один из наиболее ярких и запоминающихся моментов истории СССР. А смена – обычная в не совсем обычном пионерском лагере. Корпуса – как пряничные домики: ажурные теремки. Мы попали в сказку? Тогда будь готов! В сказке, чем дальше, тем страшнее. – Всегда готов!

На мой взгляд, оценку советской пионерии, как и идеологии в целом, Алексей Иванов даёт с позиции себя – взрослого, способного к анализу и переосмыслению своего пионерского детства. Задним умом мы все крепки!

Эта «взрослость», идущая вразрез с детским мироощущением того поколения, просачивается в текст про детей, вызывая некую искусственность и недоверие к повествованию. У детей не возникают критические мысли об идеологии и всякой советской, пионерской атрибутике и символике. Не по «росту» пока ещё им такие мысли, как у командира IV отряда Анастасийки Сергушиной.

«– Так тут в лагере вообще одни глупости. Совсем слепой, что ли? Все эти флаги, линейки, речёвки, «свечки» – это же всё игрушечное.»

По крайней мере, образ такого мышления для пионеров – не типичный. В 80-е слишком сильна и крепка ещё была советская идеология в советских детских воспитательных и образовательных учреждениях, пока всё окончательно не развалилось с развалом Союза. А детский возраст – самый внушаемый, поддающийся любому воспитанию.

В то время ни пародировать, ни критиковать существующую реальность не пришло бы в голову большинству взрослых, не то что детей. Критическому мышлению тогда не пытались обучать. О нём даже не упоминали: не знали, что это такое.

Зато все хорошо знали, что значит понятие «дисциплина». Дисциплинированность воспитывали. И оценки за поведение ставили. И никто это насилием – вампиризмом не считал.

Ретроспективный взгляд на недалёкое прошлое часто бывает необъективным: почему-то возникает желание выразить запоздалую критику. Это немного бесит: «Дорого яичко ко Христову дню». У нас же всегда так: сначала – «Ура! Вперёд! Одобрям-с», а потом – «Всё плохо. Заидеологизированность. Вампиры. Кровопийцы».

… Книга про пионеров и пионеров-вампиров. Но вампиры – не только дети, но и взрослые: вожатые – студенты. И не только … Не покидает ощущение, которое укладывается в формулу: «Мухи – отдельно, компот – отдельно». Шикарная и довольно-таки полная художественная энциклопедия подростковой лексики того времени со всякими узнаваемыми «примочками». Детское мировоззрение обычных пацанов. Достоверное описание жизни, быта, взглядов, идейно-воспитательной работы сотрудников пионерлагеря … Автор пишет, пишет … А потом – «Обаце!!!» Надо же и о вампирах написать!..

А вампиры какие-то вымороченные: специально изобретённые под «Пищеблок». Близко не родня вампирам Кинговским из «Салема». Новая модификация кровососущих особенная: они «пляшут под дудку» писателя-затейника.

«Наверное, те, кого кусал вампир, даже не знают об этом. Вампир будто бы заколдовывает их. Или усыпляет, как доктора усыпляют больного, чтобы вырезать аппендицит.»

А ведь Иванов знает всё, что нужно, о вампирах. О том, что вампиры – это нежить. О том, что они без приглашения не заходят. О том, что укушенный сам становится вампиром … При этом он по большей части игнорирует это знание. Хотя у С. Лукьяненко в «Дневном дозоре» вампиры тоже – своеобразные.

Но для чего-то же эта хтоническая нечисть понадобилась А. Иванову. Для чего? – Это главный вопрос.

Кровь как проводник. В прямом и переносном смысле. Каждая из пяти частей романа сопровождается «кровавым» эпиграфом времён в «радиусе» Октябрьской революции и Гражданской войны. Например,

«Кровью народной залитые троны

Кровью мы наших врагов обагрим.

Г. Кржижановский, «Варшавянка». 1897 г.»

«Капли крови густой из груди молодой

На зелёные травы сбегали.

Н. Кооль, «Там вдали за рекой…». 1924 г.»

Для того, чтобы всем было понятно, что на уме у автора. Понятно, конечно, куда уводит читателя Алексей: уж больно «говорящие» эпиграфы. Героев Гражданской войны в романе не так уж много…

Все знают, что История человечества замешана на крови. Многовековая мировая история кровавых войн как конфликтов интересов, идеологий за обладание и подчинение «правильной» идее свидетельствует об этом. Мы всё ещё верим в то, что побеждает тот, у кого правда.

Ложь, искажение исторической справедливости, намеренная фальсификация и подтасовка фактов – это тот же вампиризм. И главный вампир – стратилат использует ложь, лишая пионеров истинной сути пионерской идеологии. А без идеалов ты мёртв. Словно ты стал пустым и сердце твоё не бьётся: зомби – ходячий мертвец. Зомби-вампиры – это управляемо-направляемые инфернальные сущности. Они каждое лето возникают в «Буревестнике» ...

***

Книга заинтересовала меня своей многослойностью и неоднозначностью. Да и сам автор, словно маятник, плавно качает идеи своего романа то в одну сторону, то в другую – противоположную. Только, вроде, определишься, о чём он хочет сказать, а он уже поворачивает в другую сторону. Например, крестов и нательных крестиков вампиры боятся: можно ими себя защитить от них. А потом вдруг вампир, как муху, глотает этот крестик. Есть и другие неожиданности такого рода. И много. Чтобы не быть голословной, вот ещё.

«Качели»: нормально – ненормально. Вначале Валерка уверен, что жить правильно – это не нормально. Но, похоже, он совсем запутался. По его мнению, Бекля со своими прислужниками – тоже правильный: у них свои правила. Классная авторская наводка! Кто же должен 12-летнему пацану объяснить сложности жизни и устройства мира?

Если правильным быть – ненормально, значит и стремиться не к чему. Без правил, а значит и законов, жизнь в обществе превращается в хаос: воцаряются ложь и беззаконие, а потом наступает война. Какая угодно: революция, гражданская, отечественная, мировая. Появляются реальные пиявцы – вампиры и тушки – укушенные: послушные вампирам доноры, которые питают кровососов и подчиняются их воле.

… Книга заставила рассуждать, думать, вспоминать, взмывая и опускаясь на подобных «качелях». А пишет Алексей Иванов очень хорошо: текст качественный. Особенно про пионерский лагерь – просто замечательно. Как и положено писателю, знающему то, о чём он пишет. Чем-то напоминает фильм Элема Климова «Добро пожаловать, или посторонним вход запрещён» (1964). Только вот эмоции «Пищеблок» вызывает совершенно иные: словно из тебя попытались высосать энергию и память.

Замысел автора понимаю, но саму идею его – не разделяю. Не может и не должно быть общего знаменателя в «красном вопросе» исторической справедливости нашей Родины. Должно оставаться место для сомнений и даже – заблуждений. Но и этого недостаточно. Ещё должно быть место для собственных убеждений.

Не могу и разделить авторского глумления над проявлением даже не пионерских, а просто общечеловеческих эмоций: помощь и оказание внимания одинокому старику-ветерану Гражданской войны.

«Сейчас я с ними буду печь пирог с малиной, и потом у нас чаепитие в гостях у Серпа. Демонстрируем тимуровскую заботу о поколении героев.»

Эти циничные слова произносит не пионерка, а вожатая – наставница.

Демонстрируем заботу? Демонстрация! Проявление добросердечности не может быть искренним? – Это уже ни в какие ворота не лезет!

Главный герой – Валерка – одиночка: изгой. Автор противопоставляет его всем остальным. А остальные кто? – Вампиры и тушки! Ничего себе общество!!! Вот и мечется парень из огня да в полымя: между вампирами и хулиганами – Беклей и его шестёрками. Нелегко в таком бедламе сохранять свою индивидуальность. Здесь с автором трудно не согласиться.

Чтобы мальчик не утратил веру в человечность, Алексей Иванов «награждает» своего героя настоящим другом. Такой искренней дружбе вожатого Горь-Саныча – студента, отбывающего практику в «Буревестнике», и пионера-пятиклассника можно только позавидовать. Сюжетная линия дружбы и «спасения человечества» от вампиризма – мощный стержень, на котором держится «Пищеблок». Это – не ЛВПГ, всё-таки.

«Через рукопожатие будто прострелила горячая искра. Валерка верил, что ГорьСаныч – надёжный друг, он не подведёт, и потому Валерка тоже не подведёт ГорьСаныча. Таких друзей у Валерки ещё никогда не было.»

… Несоветской молодёжи, наверно, будет не очень интересно. Современный детский оздоровительный лагерь разве можно сравнить с пионерлагерем? – Заблуждение, если кто-то думает, что похоже. В «Пищеблоке» сильны ностальгические мотивы для советской молодёжи.

Не все смогут понять то время, в котором не жили. Им ближе и понятнее Хэллоуин, чем Пионерский костёр и трудовой десант, помощь старикам-ветеранам, нормативы ГТО ...

Сюжетная линия о пионерах-вампирах для неискушенного читателя – своего рода замануха для развлечения. Чтобы читали все: коммерческий проект. А люди старшего поколения разберутся, кто вампир, а кто тушка (жертва).

Что же остаётся в конце концов? – Остаётся последний оплот: Вера. И символы Веры: Святая вода, Храм Господень, Святое распятие. Золотой крестик у Анастасийки и серебряный – у кривой бабы Нюры: спасение от пиявцев-кровососов. Это тоже символика. И отнюдь не игрушечная, когда есть Вера.

И Валерка, наконец, говорит о значимости и важности советской символики. Точно также, как сегодня мы говорим о ценности символики Российской: герб, флаг ..

.

… Вампиры – они ведь не только кровь сосут, но и, оказывается, – веру в идеалы …

P.S.

Мать любит своего ребёнка всяким: больного, увечного и даже преступника. Для ребёнка мать – это святое. Дети не вправе осуждать своих родителей, какими бы они ни были. Это закон христианской морали и нравственности.

Родина – она тоже мать. Мы знаем её историю … Но нас учили любить свою Родину. Со всем её прошлым. Любовь – не рациональна. Она – не выбирает. Иначе, какая же это любовь?

Оценка: 9
– [  4  ] +

Брайан Фриман «Бесконечность»

Ouroboros_8, 1 декабря 2022 г. 09:21

֍💔 КУРТКА МОЕГО ОТЦА, или ИДЕАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ 💔֍

ЦИТАТЫ:

«И вот теперь, много лет спустя, я чувствовал себя так, будто живу в бесконечной петле. Все они умерли из-за меня. Моя мать. Роско. И вот теперь Карли.»

(Брайан Фриман. «Бесконечность». 2021)

«– Мое зло не имеет пределов. Мое зло… бесконечно.»

(Брайан Фриман. «Бесконечность». 2021)

«– Множественные миры, Множественные сознания. Я посмотрел, что это такое. Весь этот бред кажется мне полным безумием.»

(Брайан Фриман. «Бесконечность». 2021)

Бесконечность. Урóборос. Звучит угрожающе. Как заклятие. Пространство, замкнутое на себя. Трудно представить. А всё неизвестное пугает …

Но как же я люблю читать книги, которые сразу затягивают своей дразнящей глубиной и неизвестностью! Особенно, если в центре повествования ЧЕЛОВЕК. Изучать и разгадывать человека можно бесконечно: это самое загадочное существо во Вселенной. Мне кажется, что, несмотря на целый ряд общих закономерностей, внутренний мир, психика каждого из нас индивидуальны. Не зря же психологию наукой признают не все. А сколько книг с интригующей психологической идеей! Детективы, триллеры, фантастика …

Вот и роман «Бесконечность» Брайяна Фримана – один из них. Сногсшибательно: три в одном флаконе: детектив, триллер, фантастика! Разумеется, если только читателю нравится такой «коктейль». Лично мне – как-то не очень … Видимо, не встречала книг, в которых такое сочетание было удачным: всегда какой-то из «компонентов» – лишний. Это, как рождение тройняшек: они, как правило, не добирают в весе. Но я решила рискнуть, даже, несмотря на то, что с самого начала «рисунок» романа проступал довольно отчётливо. Надежда на то, что автор сумеет удивить.

***

Детективная линия. Известно, что идеального преступления не существует. Это, если речь идёт об одном и том же реальном мире. А если преступник может укрыться в одном из множества параллельных миров? – Тогда он неуловим. А безнаказанность, как всем хорошо известно, рождает ещё большие преступления: он может убивать бесконечно, радуясь тому, что не поймали. При этом детектив хромает на обе ноги.

Зато перед нами предстаёт образ беспощадного, кровожадного суперубийцы. Триллер. Но какой-то бутафорский триллер: недоделанный.

Фантастическая линия. Теория Множества Вселенных. Параллельные миры. Параллельные миры внутри человека. Вот на какую фантазию отважился автор романа «Бесконечность» – Брайян Фриман. И ведь фантастические идеи автора не совсем лишены научных обоснований. В соответствии с принципами квантовой механики параллельные вселенные существуют. Эта сюжетная линия, на мой взгляд, наиболее удачно проработана в романе.

А разве вы, уважаемый читатель, ничего такого подобного в своей жизни не замечали? Например, вдруг пропавшие ключи от дома, хотя вы точно помните, что положили их именно сюда. Или появившийся невесть откуда в доме предмет, который никто из домочадцев явно не приносил? А окно, ещё недавно совершенно чистое, вдруг оказывается со следами, которые оставляют мухи, но в вашей квартире нет и никогда не было ни одной?! А это что за подтёк на мебели, зеркале? Откуда он взялся? – Вот то-то и оно …

Психологическая линия. Автор достаточно хорошо осведомлён в теории психологии человека. По крайней мере, на банальном, широко используемом писателями, уровне. Ничего особенного. Обычные штампы: психотравма, полученная в детстве; стремление получить наказание за совершённое преступление; ревность; зависть … Стандартный набор.

Но это вовсе не «минус» в оценке произведения. Без всего, выше перечисленного, нельзя обойтись. Задача автора заставить читателя сопереживать персонажам, почувствовать их душевное состояние, заглянуть в самую их глубину. … Фриман пытается это делать, но получается недостаточно хорошо. Лично я так и не смогла сопереживать ни одному из главных персонажей (героев здесь нет). Автор слишком увлёкся фантастикой …

***

Какие бы противоречивые чувства не терзали меня (наслаждением книгой, о котором говорит автор после романа, я не назову!), окончательно всё встало на свои места, кода текст дочитан до последнего слова. И вот только тогда меня накрыло восхищением. Теперь вижу и многослойность произведения, и замысел автора, и Множественные миры самого текста. И ВТОРОЙ ШАНС (!!!) не только главному персонажу, ставшему для меня, наконец, главным героем, но и самой «Бесконечности».

О чём эта книга? – О внутреннем мире каждого из нас. О добре и зле внутри собственного эго. О преодолении своих слабостей и пороков. О способности ценить жизнь. О любви, конечно, как начале всех начал.

Второй шанс автор даёт книге в самом конце, в финальных сценах: читатель не должен уйти разочарованным. А на протяжении всего текста чувствуешь напряжение и ждёшь … ждёшь и боишься, что тебя оставят у «разбитого корыта». Так было со мной.

Развязка вытянула роман! Только тогда начинаешь думать и понимать, что тебе хотел сказать Брайян Фриман. Только теперь хочется пристальней вглядеться в картину «Полуночники» Эдварда Хоппера.

«Это была картина, которую я видел уже тысячи раз.

Я находился в Институте искусств и смотрел на «Полуночников».»

Разве не бесконечное множество миров заключено под этой «стеклянной витриной», куда наблюдателю входа нет? Наблюдатель видит почти схематичные наброски фигур задержавшихся посетителей кафе. Сколько наблюдателей, столько и представлений об этих людях. И ни единого не будет верного!.. Смотреть можно бесконечно.

Главная идея романа, на мой взгляд, показать, что хозяином своей жизни является сам человек. Можно и нужно идти наперекор обстоятельствам. Тебе нет нужды носить «куртку своего отца», который на твоих глазах, когда тебе было 13 лет, убил твою мать. От комплекса несуществующей вины необходимо избавиться. И тут психология, как говорится, встаёт в полный рост…

«– Она психотерапевт, приславшая меня сюда. Это ей принадлежит мысль о мосте между Множественными мирами.»

… Хорошая книга. Не жалею, что прожила с ней кусочек своей жизни.

Оценка: 9
– [  3  ] +

Анна Данилова «Одинокие ночи вдвоём»

Ouroboros_8, 19 ноября 2022 г. 17:13

֍💔 АЛЛЕРГИЯ НА ПАРТНЁРА, или ПОИГРАЕМ В ДОЧКИ-МАТЕРИ 💔֍

ЦИТАТЫ:

«Аллергия на партнера. Это была не выдумка женщины, которая живет с нелюбимым мужчиной.»

(Анна Данилова. «Одинокие ночи вдвоём». 2009)

«…приходится жить с человеком, которого она не переносит на физиологическом (не говоря уже о психологическом) уровне.»

(Анна Данилова. «Одинокие ночи вдвоём». 2009)

«– Даже и не знаешь, что хуже – быть съеденной людьми или собаками?»

(Анна Данилова. «Одинокие ночи вдвоём». 2009)

Ну, вот. Захотела прочитать что-то лёгкое: развлекательно-сногсшибательное, детективно-сказочное, как умеет писать неподражаемая Анна Данилова (Дубчак), как тут началось такое! Ужас! В первых строчках (до начала всех начал) стая одичавших собак загрызла молодую женщину. Насмерть. Кажется, сногсшибательное началось. Мороз по коже…

«Медиков и спасателей собаки долго не подпускали к жертве, пока та не перестала подавать признаки жизни. Медики зафиксировали смерть. Собаки пытались вернуться, чтобы закончить трапезу …»

Зацепило. А что будет дальше, посмотрим …

Цикл «Адвокат Елизавета Травина» происходит от этого романа: «Одинокие ночи вдвоём». А поскольку я прочитала почти все книги цикла, то от «первенца» были особенные ожидания. Такое чувство, думаю, понятно тем читателям, которые читают циклы произведений: нам важно всё, от истока до устья.

***

Жуткие истории привлекают читателя потому, что «в душе тайно радуясь тому, что эта страшная история не касается меня лично.»

И первая история цикла, на мой взгляд, могла бы занять достойное место среди других, если бы не пресловутый «рояль в кустах». Насколько мне помнится, в остальных историях этот инструмент не появляется.

Остальное повествование, как и необычная идея произведения, продуманы хорошо. Это же надо такое! Аллергия на партнёра. Данилова приводит научное обоснование этому явлению. Оно-то и явилось идеей книги.

Три убийства, искалеченные судьбы. Разве это «лёгкое» чтение? При этом такая психологическая «турбулентность», что хоть «Караул!» кричи. Невероятная история. В духе Даниловой (Дубчак).

Всё ещё нахожусь под впечатлением: мусолю мысленно в голове произошедшее. Есть ли среди персонажей положительные? – Есть, но как же им нелегко выживать в этом мире!

Остальные персонажи ведут себя гнусно, но у них имеется своё Alienatio mentis (Помрачение ума.) И каждому воздаётся по делам его.

Удивительный персонаж – Дина Каракозова. Неоднозначный. Красавица с помутившимся умом. И поучительной судьбой.

Мне нравится постоянный персонаж цикла – адвокат Глафира Кифер. В первой книге цикла автор даёт возможность узнать её подробно. Красавица с пышными формами. Умница и добрейшей души человек.

«Это ты весишь, моя дорогая, сто пятьдесят восемь килограммов …»

В каждой истории автор затрагивает морально-нравственные ценности. И эта не исключение: матери и дочери. А рассуждения на эту тему у разных читателей могут быть разными. Главное, Данилова побуждает рассуждать.

Вот такое «лёгкое» чтение.

За «рояль в кустах» пришлось оценку снизить.

Оценка: 8
– [  0  ] +

Джеффри Дивер «Спящая кукла»

Ouroboros_8, 14 ноября 2022 г. 23:01

. ֍֍ АНАТОМИЯ ЛЖИ, или КОШАЧЬЯ ИНТУИЦИЯ КАЛИФОРНИЙСКОГО КРЫСОЛОВА ֍֍֍

ЦИТАТЫ:

«Моя книга посвящена Терезе Кройтон — той самой девочке, которая выжила, — ее родственникам и друзьям. Называться книга будет «Спящая кукла». Так когда-то прозвали Терезу.»

(Джеффри Дивер. «Спящая кукла». 2007)

«— Управлять! — заключила Дэнс. — Вот ключевое слово для характеристики Дэниэла Пелла.»

(Джеффри Дивер. «Спящая кукла». 2007)

«Я — тот, кто, наигрывая на флейте, увлекает вас туда, куда мгновение назад вы боялись ступить.»

(Джеффри Дивер. «Спящая кукла». 2007)

Уже ясно, что это будет цикл детективных романов про Кэтрин Дэнс – полицейского психолога, специалиста по кинесике – языку телодвижений. Первый роман цикла – «Спящая кукла». Есть, переведённые на русский, второй – «Кресты у дороги» и третий – «Твоя тень».

В моём читательском багаже этот детектив оказался самым необычным: ничего подобного прежде я не встречала, и ни с каким иным романами сравнить не могу. Есть много историй, когда полицейские для расследования преступлений в свою команду приглашают самых разных специалистов: экстрасенсов, хиромантов, дегустаторов (сериал «Нюхач»), ясновидящих и т.п. Всё это выглядит фантастически не правдоподобно.

В «Спящей кукле» Дивера совсем другая история. Во-первых, Кэтрин Дэнс (главная героиня) – полицейский психолог, специалист по кинесике – языку жестов, взглядов, мимике: телодвижений. Я не знаю, действительно ли в штате полиции существует такая должность, но введение её в роман сделало его незабываемым (по крайней мере, для меня) и увлекательным.

Во-вторых, Джеффри Дивер отводит лжи (обману, вранью, лукавству) как персонажу роль важного свидетеля, который либо что-то скрывает от следствия, либо призван содействовать раскрытию преступление.

«Саманта Маккой и ее ложь скрылись за дверью дома.»

Способы уличения во лжи, её разоблачение – важный познавательный компонент романа Дивера: такой своеобразный «научпоп» в художественном произведении. Ведь ложь выступает в качестве средства манипулирования людьми, подчинения их воле манипулятора. Поэтому детектив имеет яркую психологическую окрашенность.

Протагонист Кэтрин Дэнс – матёрый преступник-психопат, прекрасно разбирающийся в психологии, – серийный убийца-манипулятор – Дэниэл Реймонд Пелл: 43 года, белый; получивший прозвание «Сын Мэнсона» из-за схожести почерка преступлений и почитания им известного маньяка-душегуба Чарльза Мэнсона. Пеллу грозит смертная казнь за убийство семьи Кройтонов и своего подельника – Джеймса Ньюберга. К тому же возникает подозрение, что за Пеллом тянется не один кровавый след.

Автор посвящает роман «Спящая кукла» Терезе Кройтон – 9-летней девочке, случайно выжившей в ходе резни семьи Кройтонов. Она спала в своей спальне под грудой игрушек (?). Поэтому получила прозвание «Спящая кукла». Мне такая ситуация кажется мало вероятной и загадочной. Это как же надо было спать, когда убивают мать, отца и двух детей? А потом ещё завязалась драка между Пеллом и его подельником Джимми, в ходе которой последний был убит. Бывший прокурор – Джеймс Рейнольдс говорит:

«— Моя гипотеза заключалась в том, что Джимми отказался убивать детей и устроил драку с Пеллом. Тогда тот убил и его.»

И Тереза всё это время спала?! Пять трупов. Девять лет – большая девочка. Почему она «спала» не в своей кровати, а зарывшись среди игрушек, и, притворившись куклой? Почему она была наверху? Почему утверждает, что в ту ночь она рано легла спать тогда, как вся семья ещё сидела за обеденным столом, когда пришли убийцы? Странно всё это.

Вот и Кэтрин Дэнс, назначенную руководителем операции по поимке беглого Пелла, берут сомнения относительно Спящей Куклы – Терезы Кройтон.

«— Сейчас ей, наверное, лет семнадцать, — подсчитала Кэтрин. — Мне бы очень хотелось с ней побеседовать. Кое-что из того, что ей известно, может нам пригодиться.»

А что ей могло быть известно, ели она спала? И никто 8 лет не сомневался в том, что она, действительно, спала.

И, тем не менее, Джеффри Дивер посвящает роман Терезе. Такое посвящение выжившей девочке придаёт роману некую правдоподобность: видимо, у Терезы существует реальный прототип. Обычно посвящение своих произведений авторы делают реально существующим людям: отцу, матери, брату, другу, жене … А здесь – персонажу книги. Несомненно только одно:

«Она не погибла во время резни, устроенной Пеллом, зато погибло ее детство.»

Да ещё то, что 50-летний писатель Мортон Нэгл пишет книгу о людях, которых так или иначе задели злодеяния Пелла: важно отразить масштаб зла, исходящий от одного психопата. Словно круги по воде от брошенного камня, расходится травмирующая боль преждевременной смерти родных, знакомых, вовлекая в свой омут всё большее число людей.

«Я хочу написать книгу о людях, пострадавших от зла. Об их испытаниях. Какими они были до того и какими стали после. Как изменилась их жизнь. И какой могла бы она быть, если бы им не пришлось столкнуться с преступлением.»

… Если бы не побег Дэниэла Пелла из тюрьмы, то расследовать Кэтрин Дэнс ничего бы не пришлось. В этой связи остаётся без ответа вопрос: почему матёрого убийцу, приговорённого к смертной казни, содержащегося в неприступной цитадели – тюрьме «Капитола» (капитальная тюрьма?), из которой сбежать ещё никому не удавалось, переводят в тюрьму, из которой, по мнению Дэнс, вполне себе устроить побег возможно? И побег был совершён. Да ещё как хитроумно!!!

Теперь начинается игра двух интеллектов – Дэнс и Пелла: кто кого перехитрит. Кэтрин Дэнс надеется поймать Дэниэла Пелла. Но Пэллу – манипулятору, самоуверенному главарю «семьи», противостоять практически невозможно: кажется, у инспектора Дэнс нет шансов против Пелла. Тем более, что «Пелл умел, когда нужно, превращаться в психоаналитика.»

Но игра только начинается… Стянуты лучшие силы КБР – Калифорнийского бюро расследований, привлекается ФБР – федералы.

***

По жанру «Спящая кукла» – крутой детектив с элементами триллера и боевика. Круто замешанный на психологии (кинесике), он чем-то смахивает на научпоп – ликвидация безграмотности в вопросе определения, когда человек лжёт, да и много чего ещё скрывает. Но только ничего не укроется от грамотного психолога – специалиста по психологии жестов, или языку тела – полицейской – психолога Кэтрин Дэнс.

Но не только кинесика интересует Джеффри Дивера в этом романе. Гораздо интереснее психология маньяка, помешанного на жажде власти над людьми. Дэниэл Пелл – фигура безумно интересная. Никогда прежде мне не приходилось настолько вплотную ощущать «биение сердца» этого чрезвычайно умного и внешне привлекательного психопата.

Он восхищается Гитлером. Идентифицирует себя с Гамельнским крысоловом. И не спроста. Ему удаётся создать свою мини-общину, которую её члены называю «семьёй». Часто в тексте встречается слово «секта», но ничего общего с сектой эта группа людей не имеет. Себя же Пелл величает Калифорнийским крысоловом. Эта история о нём.

Не вдаваясь в подробности и развитие сюжета, скажу лишь, что следить за перипетиями жизни полицейских города Салинас («Салатница страны») округа Монтерей, штат Калифорния, уложившимися в одну неделю и 576 страниц (!) текста было очень увлекательно. Американские горки! Столько неожиданных поворотов сюжета в одном романе не встречала прежде.

Особенностью романа (и весьма приятной), на мой взгляд, является то, что написан он умным автором, поэтому персонажи его живут и действуют соответственно. Давненько я не встречала такого «натурального» детектива.

Столкновение двух интеллектов: полицейского и фанатика-психопата грандиозное. Помимо этого, в романе явственно проступают очертания государства – США и характерные черты менталитета американцев: образ жизни, мышления. Особенно примечателен в этом отношении персонаж – Уинстон Келлог (Вин) – специальный агент ФБР. Шефская помощь в расследовании. Эксперт по сектам. Советую к нему приглядеться повнимательнее.

Очень важная мысль пронизывает роман: мелочей в расследовании любого криминального события нет. Сыщик должен подмечать абсолютно всё. Любой свидетель ценен. Даже спящий ребёнок! Никогда не знаешь, где найдёшь.

Название романа – «Спящая кукла». Говорящее название. Тереза Кройтон, прозванная Спящей куклой, сама того не ведая, сыграла главную роль в этом произведении и спасла не одну жизнь. Так бывает. Немыслимо…

Мне кажется, что для ценителей и любителей детективного жанра «Спящая кукла» Дивера – подарок.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Джо Хилл «Маска моего отца»

Ouroboros_8, 14 ноября 2022 г. 01:43

֍ НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗМОЖНО, или ДОМ МАСКАРАДОВ ֍֍֍

ЦИТАТЫ:

«Найди себе маску. Включайся в игру.»

(Джо Хилл. «Маска моего отца». 2005)

«Только юные способны найти путь сквозь чудеса и иллюзии темного леса.»

(Джо Хилл. «Маска моего отца». 2005)

«И в этом доме есть одно правило: каждый, кто в нем живет, должен носить маску. Так было всегда.»

(Джо Хилл. «Маска моего отца». 2005)

А некоторые всю жизнь играют в игры и носят маски, ведь

«Выдуманное всегда лучше настоящего.»

Да кто бы спорил!!!

Я ещё пока не дочитала весь сборник рассказов Джо Хилла «Призраки XX века» (последний остался и ещё один из середины), но этот – «Маска моего отца», на мой взгляд, мог бы послужить замечательным завершающим аккордом всего сборника. Резюме, так сказать.

Ух, как классно! Восторг и упоение.

Кто понимает, тот поймёт. Не факт, что все поймут одинаково. Главное, – то, что родилось в твоём воображении: то, что ты понял, или чего-то не понял. Тогда ещё подумай. Говорю я себе.

Стивен Кинг дождался достойного литературного приемника. Даже больше. Сбылась мечта любого учителя: ученик превзошёл своего наставника. На мой взгляд, в этом основная идея рассказа «Маска моего отца». Плюс роль матери и отца в становлении писателя.

Здесь под флёром мистического скрываются множественные аллегории, которые читателю следует разгадать. Поэтому даю волю своей фантазии и делюсь своими соображениями.

Всё начинается, как внезапный уикенд семьи (папа, мама, Джек) за город в коттедж, расположенный в лесу у озера, в котором жил до своей кончины прадедушка 13-летнего мальчика. 13 лет – любимый Кинговский возраст, воспетый во многих его произведениях. Вообще Кинг, как известно, обожал подростков, отводя им роли главных персонажей.

Мама – главная затейница в играх, домоправительница во всём, что касается семьи и творчества. Одним словом – нерв и муза семейства. Это с её лёгкой руки происходит вся эта мистическая и философская история. Об этом свидетельствует игра, которую она затеяла ещё в автомобиле по дороге к коттеджу.

Во-первых, она отвлекла сына от общения с компанией с девочками, когда могло произойти что угодно в отсутствии контроля со стороны взрослых, забрав неожиданно Джека в лес. Устроив в авто увлекательную игру с преследованием «карточных людей», она сделала так, что скучно не было.

Жена Кинга – Табита такой же светлый ангел-затейник. А может быть, это всего лишь одна из масок? Откуда нам знать, что в семье бывало на самом деле?

Здорово она «застегнула» рот мужа на замочек «молнию», показав, кто в доме настоящий хозяин.

«Она потянулась к отцу и провела пальцем по его губам, будто закрывая их на «молнию».

— Я сама все расскажу, — объявила она. — А тебе говорить запрещаю.»

Во-вторых, именно она направляла своего сына на путь творчества, приучая к маскам. Все творческие люди носят маски. И писатели в том числе.

Писатели хоррора всегда живут и действуют там, где празднуется бесконечный Хэллоуин.

«— В этом доме всегда Хэллоуин. Он так и называется: Дом маскарадов. Но это тайна. И в этом доме есть одно правило: каждый, кто в нем живет, должен носить маску. Так было всегда.»

… Карточные люди, которые преследуют не отца, а всё семейство, кто они? – Это завистники, которые мешают развиваться и творчески процветать одарённым людям. Преследователи, вставляющие палки в колёса: критиканы, болтуны с узкоплёночными мозгами и прочие пожиратели таланта.

«— Все из-за того, что нам необычайно везет. Никто не должен быть таким удачливым, это вызывает у них ненависть.»

«Все, кто в масках, прячутся от карточных людей, как и мы.»

Мама – хранительница и оберегательница, вдохновительница и заступница – главный идейный стержень рассказа. На самом деле, Джо Хилл – это псевдоним сына Кинга – Джозефа Хиллстрома Кинга. Долго он скрывался под псевдонимом – маской. Уже привыкли.

«— Я же говорила, что тебя никто не должен видеть, — сказала мама.»

… Фантастические мистические сцены в лесу описаны восхитительно и правдоподобны. Они не просто украшают рассказ, как, впрочем, нет ни единой сцены, не несущей смысловую нагрузку.

«Только юные способны найти путь сквозь чудеса и иллюзии темного леса.»

Так говорит мать своему 13-летнему сыну, отправляя его в «тёмный лес». А чтобы не заблудиться и выйти из него живым и невредимым, Джеку придётся сыграть в карточную игру без правил. С кем бы вы думали? – Ну, уж нет! Не скажу. Это настолько чудесно и невероятно! Прочитайте сами. И ещё будет нечто чудесное …

Но самая настоящая «бомба» – это образ отца и его главнейшая миссия. Ведь рассказ называется «Маска моего отца». Сын принимает маску своего отца, которая пугает его вначале, а потом приходится впору. Весьма символично. Словно эстафетная палочка. На самом деле – это жертвенное самоотречение. «Король умер! Да здравствует король!»

Но маска-то одна и та же. Та же, да не та! Защищает и обязывает. Спасает и вдохновляет.

Отец остаётся в Доме маскарадов. Навсегда. Его дальнейшая судьба не известна. Но он готов отдать себя всего по частям Карточным людям, оставаясь с ними в Доме и давая жизнь своему сыну, которого увозит мать. А сын приобрёл карт-бланш, благодаря своим родителям, с которыми встретился чудесным образом там, где встречи невозможны …

Бесподобный рассказ. Потрясающий.

Оценка: 10
– [  3  ] +

Джо Хилл «Завтрак у вдовы»

Ouroboros_8, 7 ноября 2022 г. 21:33

֍ ПРЕДЧУВСТВИЕ, или ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ОБ ОСТОРОЖНОСТИ ֍֍֍

ЦТТАТЫ:

«Она попросила его больше никогда не прыгать с поездов, только когда те остановятся или совсем уж медленно двигаются; не то в следующий раз он не отделается подвернутой лодыжкой.»

(Джо Хилл. «Завтрак у вдовы». 2002)

«Самое плохое обычно случается с лучшими из людей. С самыми добрыми.

И чаще всего без причины.»

(Джо Хилл. «Завтрак у вдовы». 2002)

Чтобы распознать доброго и совестливого человека, вовсе не обязательно обладать какими-то экстрасенсорными способностями. Очень часто доброту можно почувствовать сердцем. Для этого достаточно совсем немного общения.

Рассказ Джо Хилла «Завтрак у вдовы» (2002) о человечности: качествах, присущих людям, и отражающих светлую сторону нашего эго. Правда, жестокости и бесчеловечности здесь тоже хватает.

Лето 1935 года. В это время происходят события небольшого рассказа Д. Хилла. Почему автор выбрал это время? – Тридцатые годы называют периодом Великой депрессии в США и ряде других стран.

Правление Рузвельта. Не просто так выбран этот год. Хилл хочет что-то сказать своим читателям. А чтобы его понять, необходимо обратиться к истории США.

Период 1935-1939 года – период реформ, направленных на поддержание наиболее социально незащищённых (как говорят у нас), бедных слоёв населения. Он получил название второй «новый курс». Демократы ратовали за социальную справедливость. Их новые законы должны были защитить бедные слои населения и взять под контроль иные слои.

С 1935-го правительство США приобрело решающую роль в управлении социальной жизнью американцев. От правительства стало зависеть практически всё: работа, жильё, транспорт, уход на пенсию … Централизовано почти всё. Полную централизацию Рузвельту осуществить не удалось: медицина и безработица в части страхования остались вне юрисдикции правительства.

Вот как-то так. В этой связи, думается, у рассказа есть второе дно.

Помимо человеческих персонажей здесь имеется персонаж технический: поезд. А поезд, как известно ещё с времён «Тёмной Башни» отца Джо Хилла – Стивена Кинга, – это образ (символ) течения жизни. Злобный и коварный был поезд у Кинга: говорящий паровозик «Чу-Чу». У Джо поезд вполне реальный – товарняк, напоминающий наши составы времён Гражданской войны. С их помощью ещё передвигались беспризорные и бродяги всякие.

Вот и у Хилла тоже самое. Всё происходящее очень напоминает разруху и неприкаянность в стране – Америке.

Хороший такой бродяга – Киллиан. Честный и порядочный. Но бедный и неприкаянный: мотается на товарняках по стране в поисках какой-то приемлемой жизни. А работы нигде нет. И охранники на станциях гоняют таких бродяг. Люто гоняют. Порой забивают до смерти.

Вот и умер его друг по несчастью – Гейдж. А Киллиан даже похоронить его по-человечески не смог: нечем могилку вырыть. И молитв не знает, чтобы за упокой души помолиться. Но ни одеяло с бедного друга не снял, ни на ботинки его целые не позарился, хотя сам – почти босый. Совестливый.

Так о чём же рассказ? Да всё о ней же – совести. А ещё о том, что совестливых и добрых за версту видать. Ну, за милю, если по-ихнему.

Не получаются у Джо Хилла рассказы злобными. Не кровожадный он писатель.

Есть ли в рассказе мистика? Да, пожалуй, что и есть. Если интуитивно один в другом чует доброту и родственную душу и желает помочь, когда сам обездолен, и дети играют в странные игры – в покойников и погребение. Разве это не промысел Божий, или Ангельское научение? Отдать последнее и постараться уберечь неосторожного путника?..

А слова на дорожку разумных таких девчонок – прямо в яблочко. Прямо сногсшибательная фраза! Не буду её приводить. Может быть, вы сами прочтёте рассказ? И не скажете потом, что ничего не понятно.

А я напоследок вот что скажу. Мы все каждый Божий день «одеты для этой роли».

Берегите себя! Будьте внимательны и осторожны. И уж тем более, не прыгайте с поезда на ходу: дождитесь его полной остановки, или, хотя бы, когда он замедлит ход.

Отличный рассказ. Высший балл.

P.S.

Этот рассказ входит в сборник «Призраки двадцатого века».

Оценка: 10
– [  3  ] +

Виктор Черняк «Куклы Сатила»

Ouroboros_8, 2 ноября 2022 г. 21:19

.֍❤ ПРОБЛЕМЫ С ЖЕНЩИНАМИ, или ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В КУКОЛЬНОМ ТЕАТРЕ ֍❤

ЦИТАТЫ:

«Сток один из немногих, кто имеет собственное мнение, остальные куклы, Сток поддакнул: все кругом куклы. И я кукла, и дома у меня кукла.»

(Виктор Черняк. «Куклы Сатила». 1991)

«— Удобная штуковина. Молчит, не просит есть, не нужно покупать шубы и возить на острова. Мечта.»

(Виктор Черняк. «Куклы Сатила». 1991)

ПЕРЕЧИТАННАЯ КНИГА

Страшно перечитывать книги, которые были прочитаны очень давно: можно получить то, чего совсем не ожидаешь. Я помню, как повесть Виктора Черняка «Куклы Сатила» впечатлила меня в своё время: начало 90-х. Столько, как говорится, воды утекло. А в одну реку, к тому же, не ступают дважды. Но всё же решила рискнуть (будто других книг нет). Что получится, опишу после. Если будет что сказать.

***

Как я и предполагала: кое-что изменилось. Тогда, в начале 90-х, «Куклы Сатила» вызвали «взрыв мозга»: настолько отличалась повесть от других книг в жанре детектив. Сегодня, когда мир буквально захлёбывается книжной продукцией и в бумажном, и электронном виде, читателя вряд ли чем-то можно удивить.

Попытка автора показать «их мир», когда ещё не объявили о рухнувшем «железном занавесе» (это официально произошло в 1993 году), выглядит немного наивной и даже слегка раздражающей. Но простительной. Идеология. И никуда от неё нельзя было деться.

Забавно звучат «закордонные» топонимы: Большая река, Шнурок, залив Кающегося Грешника, озеро Слезы Марии. В этом, в общем-то, нет ничего удивительного. Переводчики на русский поначалу так и делали в своих переводах зарубежной литературы: передавали, где возможно, дословный перевод топонимов. Например, в переводе Эрлихмана Кинговского «Жребия» («Салимов удел» и др.) топонимы встречаются в дословном переводе: Королевская река …

«Ливень зарядил с утра. Из окна квартиры Сток видел кипящий Шнурок, несущий воды под арочным мостом. На горизонте лентой извивалась Большая река.»

Трудно было тогда Виктору Черняку передать дух капстраны того времени, поэтому его почти нет. Разве что, отсутствие чернокожих негритянок среди кукол Паллиса красноречивее любых слов. Заграничные имена – всего лишь указание на то, что действие происходит «у них». Главный смысл в том, что «у нас» такая история невозможна! Наши милиционеры – это не их полицейские!

И тем не менее, Виктор внимателен к деталям: автомобиль «Ланча», компьютер и многое другое, создают атмосферу происходящего, эффект присутствия и способствуют развитию воображения.

«…побыстрее добраться до Старого города. Розовые фасады барочной испанской церкви отражали солнце, распятие перед входом в молельный зал сверкало серебром. По реке плыли яхты, пестрые паруса, яркие флаги, загорелые люди свешивались за борт, почти чиркая спинами по воде, запрокидывали лица навстречу теплу.»

Повествование яркое, образное. И в целом история не потеряла за все прошедшие годы своей остроты и проблематики. Одиночество человека в большом городе – одна из проблем. Другая – продажность, предательство друзей и полицейских.

Идея повести – психологические игры с людьми, как с куклами.

Основной социально-психологический мотив – взаимоотношения мужчин и женщин.

… Ещё родители (ныне покойные) главного персонажа – служащего Стока подозревали, что он вряд ли создаст семью.

«… о родителях, всегда сомневавшихся, что сын устроит личную жизнь …»

Так и есть: он постоянно терпит «фиаско» в отношениях с женщинами. Вот и последняя из них – Сьюзн со скандалом бросила его. Автор рисует Стока, как человека слабого, бесхарактерного, ведомого:

«… человеку не слишком хваткому, предпочитающему отступление сражению.»

Но, тем не менее, за вялым фасадом, бывает, скрываются дьявольские страсти, махровый эгоизм и нетерпимость к раздражающим и унижающим достоинство факторам. Так что, Сток мог бы оказаться «тёмной лошадкой». Но вся философия Стока сводится к следующему:

«Не надо загонять друг друга в угол. Кивнул, дал добро, живи как хочешь, как получается, чего мешать.»

Что скажете?

Я бы сказала, что образ Стока идеально подходит на роль жертвы.

… «Весь мир – театр. В нём женщины, мужчины – все актёры.» – давно сказал Шекспир. Ничего не меняется. Виктор Черняк разыграл замечательное криминальное представление о человеческих слабостях и пороках. Повесть написана в 1991 году, но актуальность её не потускнела до сих пор.

Лейтенант полиции Сатил появляется только в самом начале и в самом конце повести. Всё остальное время читателя будет занимать история двух друзей – Стока и Эмери. Но это история Сатила: его полицейская игра. К подозреваемым он относится, как к актёрам – куклам кукольного театра.

«Лейтенант Сатил видывал актеров, пытающихся разыграть невиновность на таких вот не слишком удобных скамьях.»

Эта история выглядит гораздо более правдоподобной в наше время, чем в описываемые годы (конец 80-х, начало 90-х). И всё благодаря техническому прогрессу. Реалистичными куклами от младенцев до секс-игрушек сейчас никого не удивишь. Это уже не фантастика, как казалось тогда, когда вышла повесть В. Черняка.

Но всё равно я не осталась разочарованной и получила от чтения сегодня удовольствие даже большее, чем тогда. Тем более, что сюжет был уже забыт, оставалось только чувство, что когда-то книга вызвала интерес.

А, главное, сегодня я смогла в полной мере оценить качественный текст Виктора Черняка, который выглядит просто шикарно на фоне многих авторов нашего времени. В то время ТАК практически писали все: это было нормой.

История не закончилась. Автор оставил читателям возможность подумать о том, что будет дальше.

Оценка: 9
– [  2  ] +

Агата Кристи «Кукла в примерочной»

Ouroboros_8, 30 октября 2022 г. 21:29

֍ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННАЯ СУЩНОСТЬ, или ВСЕМ ПРАВИТ ЛЮБОВЬ֍❤

ЦИТАТЫ:

«И все же каким-то забавным образом она и в самом деле кажется живой, да?»

(Агата Кристи. «Кукла в примерочной». 1958)

«Понимаешь, во всей этой истории не за что уцепиться. Есть только кукла, которая все время оказывается на новом месте.»

(Агата Кристи. «Кукла в примерочной». 1958)

Ох, и никто бы вообще внимания не обратил на эту дурацкую куклу из кукольного театра, если бы не клиентка пошивочного ателье – миссис Феллоуз-Браун со своим пекинесом – Фу-Лингом. Так бы и лежала она в кресле, практически сливаясь с окружающим интерьером…

Если бы у себя в доме вы обнаружили, не принадлежащий никому из домашних, предмет, что бы вы сделали? – Я бы постаралась выяснить, чьё это. Ничьё? – Тогда выбросить немедленно! Всё-таки, как ни крути, мистические предрассудки живы в каждом из нас. Мало ли что?..

Вот и миссис Феллоуз-Браун, клиентка пошивочного ателье, советует модисткам: «На вашем бы месте я бы от нее избавилась.»

В ателье – чужая кукла, и ничья. Либо кто-то из клиентов забыл, либо кто-то оставил намеренно.

Но вот что странно. Первое: никто первое время не замечает куклу. Второе: вдруг ухудшается память и наваливается тотальная рассеянность на Алисию Кумби, хозяйку ателье: «С ума сойти! — воскликнула она. — Просто с ума можно сойти, когда все улетучивается из памяти в следующий же момент.» К тому же ещё она стала «терять» свои очки, а без них ничего не видит.

… Агата Кристи накручивает детективную интригу: кто-то из работников ателье перемещает тряпичную куклу из одной комнаты в другую, с дивана – в кресло, с кресла – за столик. Ей даже удаётся каким-то непостижимым образов выбираться из запертой комнаты.

Какова же цель этих невероятных перемещений куклы, внушающей страх и злобное отвращение? – Если кукла решила отвоевать ателье: комнату за комнатой, а потом избавиться от всех, кто в нём работает, то нужно поверить в мистическое происхождение этих событий. Ибо более никому не выгодно лишаться дохода от работы в ателье.

Тут-то и становится понятно, что рассказ написан не в жанре детектива, а – мистического реализма. Вот тогда всё и становится на свои места. И читатель в конце концов понимает, о чём хотела сказать своим читателям Агата Кристи.

Просто потрясающий финал! Для любителей магического реализма – бальзам на душу. Что в мире важнее, желаннее и искомее, чем любовь?

Очень светлый рассказ. Если бы меня спросили, в какой цвет он окрашен, то я бы ответила: в изумрудно-мятный…

Оценка: 9
– [  2  ] +

Ю Несбё «Ревность» и другие истории»

Ouroboros_8, 23 октября 2022 г. 22:59

֍֍֍ ОТРАВА ДЛЯ ЛЮБВИ, или СЛАБОСТЬ, СОПРЯЖЁННАЯ С НЕНАВИСТЬЮ ֍

ЦИТАТА:

«Меня вечно привлекает нечто, мне чуждое, недоступное. Ложь. Женщины. Логические задачки. Человеческое поведение. Убийства. Все, чего я не понимаю.»

(Ю. Несбё. «Ревность»)

Их семь. Семёрка – число духовного порядка. Мистика, глубина мышления и нестандартные идеи свойственны числу семь. Ревность, как одна из самых сильных эмоций человека, толкающего его на немыслимые поступки, возможно, также имеет мистическое происхождение. И уж точно побуждает человека глубже мыслить для принятия нестандартных решений, продиктованных не самим ли дьяволом?

Семь рассказов Ю Несбё о ревности под одной обложкой.

1. ЛОНДОН

Ночной полёт, или Притяжение разбитых сердец

Очень неожиданно.

Я не прочитала аннотацию к книге, поэтому сначала думала, что передо мною роман. Вот для завязки авантюрного романа «Лондон» – потрясающая вещь! Я уже было начала фантазировать, как начнут развиваться дальнейшие события. И тут БАЦ! Приплыли…

Ну, а если рассказ и вещь законченная, то она замыкается сама на себе, как тот же урóборос.

Ревность, как и глупость человеческая – бесконечна. Именно об этом и поведал нам Ю. После смерти нет жизни. Есть только ВЕЧНОСТЬ. И пустота. И бессмертная душа в этой пустоте.

Вы этого хотите? Нет? Тогда не совершайте невероятно глупых поступков: помните о ВЕЧНОСТИ и о том, что оттуда назад пути нет. Ах, а сколько всего бы ещё могло случиться … Роман!

«Я, как Гамлет, сомневаюсь. А вдруг царство мертвых еще более печальная юдоль.»

Хороший рассказ. Я прочитала его дважды, чтобы уловить, в какой момент произошло то, что должно было произойти по сюжету, и поставить точку в рассказе.

2. РЕВНОСТЬ

Фри-соло Фтонуса, или Парадокс – слово греческое

«Другие скалолазы затихли, заметив, что я лезу фри-соло, то есть без веревки и без страховки.»

Старший инспектор Никос Балли – специалист по ревности из Афин. Он, как никто, знает, что унижение и ненависть – вещи взаимосвязанные. Ревность и зависть – эмоции, сходные по своей природе. Не зря же Фтонус в греческой мифологии – олицетворение ревности и зависти. Вот почему Никоса Балли прозвали – Фтонус, или Ревность.

Не трудно догадаться, что действие детективной истории происходит в Греции. А точнее – на острове Калимнос. Никос же вызван из Афин в качестве специалиста по ревности (!) для расследования исчезновения туриста – Джулиана, одного из братьев-близнецов Шмидов, которые не очень рады тому обстоятельству, что родились парой:

«Я говорил Хелене, что у меня есть брат, но что мы близнецы и внешне неотличимы, не сказал. О таком мы обычно не рассказываем.»

Франц Шмид – оставшийся близнец и познакомившийся первым с Хеленой, заявляет об исчезновении Джулиана: расследование начинается.

Близнецы, если очень похожи, любят всем морочить голову. Ю Несбё, используя сходство и несхожесть двух однояйцевых близнецов, придумал парадоксальную ситуацию.

Получилась интересная криминально-психологическая история. Пусть и предсказуемая. Зато Несбё – прекрасный рассказчик. И стиль у него хороший.

… Автор сообщает нам, что в Греции практически отсутствует преступность. А мы знаем, что в Норвегии, родом из которой Ю. Несбё, преступность тоже – явление редкое. Остаётся только сочинять убийства, похищения людей и прочие преступления. Вот так и развлекается. И заодно нас развлекает.

А ещё Несбё любит пофилософствовать. Вот и на этот раз не удержался:

«— Куда ведет другая дорога, та, которую мы не выбрали. И возможно ли жить счастливо, когда рядом с тобой все время маячит чужая могильная плита.»

3. ОЧЕРЕДЬ

Знай своё место, или Не лезь без очереди!

«Я с рождения стояла в очередях — и я их все помню.»

«Очередь» – мини рассказ. Какая связь между очередью и ревностью? Это только на первый взгляд кажется, что связи нет.

Из предыдущего рассказа выяснили, что Фтонус в греческой мифологии – олицетворение ревности и зависти. Так вот, в этой миниатюре речь идёт о зависти. А у ревности и зависти корни одни и те же.

Живут две чернокожие сестры – беженки. Бедно живут. На всём экономят. Зато в Европе. Теперь то мы знаем, что это та ещё «опа». И чернокожих, как прежде унижали по расовому признаку, так и унижают сейчас.

Главная героиня – одна из сестёр терпеть не может и очереди (помнит их все в своей жизни!!!), и когда лезут вне очереди.

«Ненавижу, когда без очереди лезут.»

Очереди никто не любит. Но относятся к этому явлению все по-разному. Если ты научишься терпеть, то твоё сердце биться будет ровнее, когда вынужден будешь томиться в очереди. Очередь – не самое страшное явление в жизни: можно и потерпеть.

Как относятся в очереди к тем, кто пытается пролезть без очереди? – Наверно, вы тоже заметили, что все реагируют по-разному. Лично я – по ситуации: надо уступить, если человек просит. Просит – это не лезет: не наглеет.

Ну, а если парень – косая сажень в плечах, нагло прёт без очереди, да ещё требует, чтобы ему продали не батончики «Марс», а коробку снюсов? У них там в магазинчиках «Севен элевен» («7/12»), снюсы продаются, как конфеты?..

Интересная ситуация получается …

Умение терпеть, а, главное, понимать, ЧТО и ПОЧЕМУ ты ДОЛЖЕН потерпеть, а ещё лучше – ПОНЯТЬ ситуацию – это дар Божий. Знай своё место и не завидуй ни королевской семье, ни благополучию правителей страны, ни богачам: они за всё платят свою цену.

О терпении молить надо. Тогда и Он вмешается и даже без очереди. Не всегда «Жернова Бога мелют медленно, но верно». Иногда – и глазом моргнуть не успеешь …

Интересный рассказик.

4. МУСОР

Управление гневом, или Ревность как война за обладание

«Ну, не может парень прийти и забрать то, на что не имеет права. То, на что имею право я. Иначе будет война. Кому-то придется умереть.»

«Гнев — это не выход.»

Если ты простой работяга и работаешь с подручным на мусоровозе, не очень-то приятно, что твой подручный когда-то работал психологом и теперь старается всё контролировать с точки зрения психологии. Особенно, когда его не просят.

Но провалы в памяти, неконтролируемый гнев – это уже диагноз. Тут не психолог нужен, а помощь психиатра. Психиатр, кстати, у Ивара – главного героя рассказа имеется (!).

Но психологи – народ ушлый и дотошный. И, если во время смены на мусоровозе, остаётся резерв времени, то вполне может состояться сеанс психоанализа.

«Мусор» – рассказ о ревности психически нездорового человека и его … сообщнике.

Очень изящный рассказ получился. И циничный. Одно другому не мешает. Ю Несбё – несомненно мастер.

5. ПРИЗНАНИЕ

Роковая любовь к конфетам «Твист», или Обычный ревнивый парень

«И конечно, поход в магазин по субботам — и какая же трагедия, если ты забудешь купить «Твист».»

Ревность не проходит сама по себе. Она ищет выход. Часто таким выходом бывает месть. А месть, как известно, – блюдо холодное. А, хорошо продуманная, месть – коварна.

Кто лучше, чем муж, знает повадки и привычки своей жены? И если она дала тебе полный отлуп, ибо ты из себя ничего не представляешь: обычный парень, фотограф, а всё материальное благополучие обеспечивалось бизнесом папы жены, то тебе только остаётся подчиниться и уйти.

Лаконичная миниатюра «Признание» – это монолог уязвлённого «обычного ревнивого парня» перед молчаливым полицейским. Вот кто его тянет за язык признаваться? – Никто. Просто он же художник и представляет на суд зрителей свой настоящий «шедевр». Даже, если этот «шедевр» окажется последним…

Автор использует психологическую ситуацию, когда преступник не в силах умалчивать о совершённом преступлении. Снова требуется выход для эмоций.

6. ОДД

Цена оправдания хайпа, или Надёжная изоляция от внешнего мира

«Не сможет оправдать хайп, ведь его превратили в своего рода супермена, циничного интеллектуала, который анализирует мотивы человеческих поступков, а вдобавок — предсказывает социокультурные тренды и выявляет проблемы современного человека.»

А от этого рассказа у меня мозги куда-то набекрень съехали. Если честно, сомневаюсь, правильно ли я поняла автора.

Есть ли в рассказе ревность? – Есть. Но какая и к кому? И ревность ли – главная сюжетная линия? – Нет, ревность побочная линия сюжета, так как ревнует второстепенный персонаж.

Главное, на мой взгляд, – метаморфозы, которые происходят с главным героем – писателем «тонких книжонок» – Оддом Римменом, приводящие его к деградации личности. Да и был ли он вообще личностью: тем, кого мы называем настоящим (хорошим) писателем?

Одд Риммен вызывает у меня неприятные чувства. Он на самом-то деле – серая моль, прикидывающаяся яркой бабочкой, благодаря тому, что вынужден был следовать издательским запросам и инструкциям. При этом ему приходилось глубоко скрывать от всех своё презрение к писательскому мастерству знаменитых писателей-классиков. Именно поэтому он и приобрёл популярность в определённых кругах. Но его тошнило от того, что он писал на потребу издательству. Он даже сам не понимал, что пишет: критики в его книгах находили то, чего он даже не подозревал!

«…просто Одд — парень, который ждет, что его вот-вот раскусят, как человека среднего ума: чувство родного языка у него тоже чуть выше среднего, а вот самокритичная сдержанность и самоконтроль — намного ниже среднего.»

Его сделали хайповым писателем, а он – непризнанный «гений», который затаил злобу на весь белый свет: яркое проявление нарциссизма. Он ещё напишет свой лучший роман. Гениальный!

Слабак, оторванный от реальной жизни. «Писатель», не способный выйти из собственной зоны комфорта для реализации главной миссии писательства: отражать существующие реалии мира.

«Он был способен подчинить свой слабовольный характер и выйти из зоны комфорта — но только если это происходило на листе бумаги, в фантазиях, в мечтах, в творчестве, которое, независимо от темы и степени интимности, само по себе было зоной комфорта,

надежно изолированной от внешнего мира.»

Сначала мы видим безумное поведение Одда: он презирает, боится и читателей, и издателей, и всех, кто связан с издательским делом. Но не писать не может: очень похоже на психическое заболевание – графоманию.

Затем ему приходит в голову блажь увести когда-то брошенную им женщину, чтобы просто насолить нынешнему её бойфренду и самоутвердиться. Пустота в душе … Одд может обойтись без Эстер. Не писать он не может: «Писательское призвание было выше его личного».

Ненормальность Одда приводит к гротескно-сатирической сцене с убийством и последующим закапыванием трупа: утрачена связь с реальностью. Всё, как будто не по-настоящему: в книге, на сцене …

Ю Несбё показывает, в кого в конце концов превращается Одд Риммен: в душевнобольного графомана – порождение хайпового мейнстрима.

А вот теперь и место найдётся для ревности: писательской ревности. Ревность – она же ещё и зависть. Зависть к настоящим гениальным писателям, которые не боялись выходить из зоны комфорта: никого не боялись и отражали мир таким, каков он есть на самом деле.

Мораль: писательство на потребу рыночной экономике – прямой путь к деградации и сумасшествию. Если ты псих и хочешь писать то, что хочешь, пиши: найдутся такие же психи, которые любуются тобой и которые: «тебе прямо в сердце вводят безоговорочную любовь.»

Печально всё это.

7. СЕРЁЖКА

Разбуженный хищник, или Обвести вокруг пальца

«Сережка просто так не свалится, если сидеть прямо.»

Ревность зачастую способна открыть в человеке такое коварство, которого он в себе не предполагал.

Обычно коварство склонны проявлять женщины. Каково же было моё изумление, когда в рассказе «Серёжка» мужчина оказался коварнее женщины. Но его «изобретательность» для меня была предсказуема. Вывести на чистую воду и избавиться от соперника, подстроив автокатастрофу, мужчины могут лучше, чем женщины.

***

На мой взгляд, очень даже неплохой сборник рассказов. Все они многогранные, тонкие … Я получила удовольствие от чтения.

Оценка: 9
– [  1  ] +

Анна Данилова «Мишень для тёмного ангела»

Ouroboros_8, 23 октября 2022 г. 13:36

֍💔 САМОЗВАНКА-ПОЧТАЛЬОНКА, или КОЛОССАЛЬНАЯ АФЕРА С НЕПРЕДСКАЗУЕМЫМ РЕЗУЛЬТАТОМ 💔֍

ЦИТАТЫ:

«Вот только подробности этой колоссальной аферы мы уже никогда не узнаем.»

(Анна Данилова. «Мишень для тёмного ангела». 2016)

«Интрига была мощная. Мы все трое просто онемели в предчувствии очередной сегодняшней бомбы.»

(Анна Данилова. «Мишень для тёмного ангела». 2016)

«Даже если бы он рассказал мне, что Эля – инопланетянка, я бы удивилась меньше.»

(Анна Данилова. «Мишень для тёмного ангела». 2016)

Поскольку мне нравится творчество писательницы Анна Даниловой (Дубчак), мне хотелось собрать всю «коллекцию» романов, объединённых в цикл «Адвокат Елизавета Травина». И вот, как мне думалось, что я добралась до последней книги цикла – «Мишень для тёмного ангела» (2016), выясняется, что романов в цикле не 10 и не 14, а 12. Просто разная информация на разных сайтах. Я попробовала сама соединить по порядку в хронологической последовательности романы Анны Даниловой об адвокатском агентстве «Травина & Кифер», и вот, что у меня получилось.

1. Одинокие ночи вдвоём (2009)

2. Две линии судьбы (2010)

3. Красивая, богатая, мёртвая … (2012)

4. Смерть отключает телефон (2012)

5. Серебряная пуля в сердце (2013)

6. Ангел в яблоневом саду (2013)

7. Признания грешницы (2014)

8. Приговорённый к жизни (2014)

9. Прекрасный возраст, чтобы умереть (2014)

10. Убийство в соль минор (2014)

11. Из жизни жён и любовниц (2015)

12. Мишень для тёмного ангела (2016)

Может быть, кому-то эта информация пригодится. Правда, я не могу быть уверена до конца, что не есть ещё романы (рассказы) с главными персонажами – Елизаветой Травиной и Глафирой Кифер. Всё-таки написала Анна много: плодотворный писатель. Некоторых это обстоятельство напрягает. Меня – нет.

***

Анна Данилова гениальна в своём роде: как мастер психологической интриги, на основе которой развиваются события её криминальных историй. Она просто фонтанирует сюжетами, и кажется, что источник этот неиссякаем.

Вот снова замысловатая, запутанная так, что сам чёрт ногу сломит (не будь помянут к ночи!), история о человеческом коварстве, сребролюбии, предательстве и подлости вкупе с наглостью.

«Разбавляя» время от времени своё чтение романами с ярко выраженной «сказочной» развлекательной направленностью, я с удовольствием обращаюсь к творчеству Анны Даниловой (Дубчак).

Когда такой роман, как «Мишень для тёмного ангела» постоянно держит в напряжении, то не знаю, для отдыха ли он. Но то, что он интересен и захватывает, – это точно.

Я уж было подумала, что ничем меня не удивишь, но … На этот раз перед читателем развернётся колоссальная мошенническая схема, в которую верится с трудом. И в то же время думаешь, а почему бы нет? Чего только в жизни не бывает?

***

Отцы и дочери. Эта тема настойчиво проступает в романе в двух сюжетных линиях: Женя Зимина и её отец – Трушин Геннадий Алексеевич; Эля Киреева и её папа – почтальон.

Родителей не выбирают. Банально, но никуда от этого не денешься. На что способен отец ради дочери? Какое влияние оказывает на формирование характера и последующую социализацию? Как тут не вспомнить: «От осинки не родятся апельсинки» ?..

«Почтальонский» сюжет Киреевых меня просто ошарашил: в жизни бы в голову самой не пришло, что служение на почте может быть настоящим «золотым дном»! Зачем получать образование в «институтах-университетах»? Почта – вот где тёплое местечко – золотое дно! Кошмар …

Совершенно в духе триллера другая «родительская» сюжетная линия. И очень правдоподобная. Умолчу, дабы интригу не нарушить. Интрига линии Жени Зиминой так и осталась не раскрытой до конца. Читатель, думаю, поймёт почему.

Любовь и ревность. Извечная, неиссякаемая тема – порождение множества острых литературных сюжетов. Здесь ревность приобретает самые уродливые формы, граничащие с безумием, которые на человечности ставят большой жирный крест. И даже совершённое преступление не излечивает от ревности: злоба продолжает жить в памяти.

Тема ревности проходит в двух сюжетных линиях: Жени Зиминой и Эльвиры Норкиной (Скворцовой). Интересно, что Анна Данилова придаёт разнонаправленный вектор этим двум ревностям. Важно! Автор показывает, как схожие ситуации могут привести к совершенно различным результатам. Побеждает человечность.

Несмотря на «сказочность» криминальных историй Даниловой в них всегда обнаруживается глубокий смысл.

Жажда красивой жизни. Эта тема тоже стара, как свет. Никто не жаждет красивой жизни, заработанной усердным трудом, бессонными ночами, солёным потом и кровавыми мозолями. Никто не хочет учиться, чтобы стать богатым и успешным.

Мечта о лёгких деньгах, привитая родителем своему чаду, – это страшно. В конце концов у разбитого корыта могут оказаться и дети, и родители. Такую идею проводит в романе Анна Данилова. И не так уж она далека от истины. Не только в сказках наказание за неправедную жизнь неминуемо.

Ложь и супружеская неверность. На этот раз эта тема раскрывается неприглядно до безобразия. Она проходит через две сюжетные линии: Жени и Саши Зиминых, а также Евгения Борисовича Норкина, которого читатель уже не застанет в живых, но след от этой личности крупного московского бизнесмена – омерзительный. Впрочем, как и от всего бизнес-сообщества, в котором вращались Норкины. Автор рисует гнусную атмосферу круговой безнравственности и порока бизнес-элиты.

Предательство и подлость. Звери лучше людей: они не способны на подлость и предательство. Анна Данилова в сюжетной линии «американки» Лидии Вдовиной-Осборн подводит читателя к мысли о том, что границ у этих пороков не существует. Но платить по своим счетам за всё рано или поздно приходится. И лучше – рано. Когда поздно, можно и не пережить наказание.

… Вот и закончилась очередная «сказочная» krim story Даниловой. Мне остаётся только сказать автору «спасибо» за доставленные минуты удовольствия. На этот раз роман, адски запутанный и чертовски интересный …

«…мне так нравятся такие истории… Вот прямо хочется взять и написать еще одну сказку!»

(Анна Данилова. «Мишень для тёмного ангела». 2016)

Оценка: 9
– [  3  ] +

Стивен Кинг «Кэрри»

Ouroboros_8, 12 октября 2022 г. 16:51

֍֍ АРМАГЕДДОН В ЧЕМБЕРЛЕНЕ, или ОГНЕННЫЙ МЕЧ КАРАЮЩИЙ ֍֍

ЦИТАТЫ:

«Каждый уходящий день она вычеркивала жирным черным фломастером, хотя сама понимала, что это свидетельствует о довольно паршивом отношении к жизни.»

(Стивен Кинг. «Кэрри». 1974 г)

«Господь отвернулся от нее, и что же тут удивительного? Весь этот ужас был и Его рук делом тоже.»

(Стивен Кинг. «Кэрри». 1974 г)

Кэрри … Кэрри … Кэрри … Кэрри …

Как же много написано отзывов о самом первом изданном романе Кинга – «Кэрри». Ещё бы. Классика!

«Классика», выброшенная сначала Стивеном в мусорную корзину, как хлам. Вытащенная из неё Табитой – женой будущего маэстро и по сути «изнасилованная» мужем под бдительным оком жёнушки, которая его заставила-таки дописать роман …

Мне стало интересно, что же может получиться из «хлама», когда автор пишет через «не хочу». И вообще, что он понимает о девочках-подростках? В общем, приступила к чтению в скептическом настроении.

***

И сразу же. О! Любимый Кингом штат Мэн. И мистическое число «19». Боже мой, до «Тёмной Башни» ещё, как пешком до Венеры …

«… г. Вестоувер (штат Мэн), 19 августа 1966 года …»

С первых же страниц настораживает страшный град камней, обрушившийся на крышу дома одинокой Маргарет Уайт. Средь бела дня. При ясной погоде. Камни с неба. Мистика.

Ущерб незначительный: всего-то на 25 долларов. Дочери Маргарет Уайт – Кэрри (Кэриетте Уайт) три годика: невинное дитя. Кому камни прилетели? – Маргарет, ясное дело. Так автор, словно Сам Всевышний, направил перст указующий на грешницу. И предупредил …

… Школа. «Милая» школа … Время и страны меняются, суть – никогда. В «обычную» школу обучающиеся, как ходили, так и ходят, кто за чем. Мотивация зависит от способностей и социального статуса.

Школьная травля, как была, так и есть, так и будет: нет-нет, да и прорвётся где-нибудь. Это закон стаи: изгнать, исторгнуть из своих рядов непохожих.

Родительское давление на администрацию школы с целью «защитить» своё чадо от «произвола учителей» – такое же распространённое явление, как и школьная травля – буллинг. Не важно где: и у нас, и у них.

Всё выше перечисленное Стивен Кинг описывает в «Кэрри», рисуя атмосферу развернувшейся драмы в Ювинской школе города Чемберлена («Чистеньком Американском Городке»), штата Мэн.

Фантастические (дьявольские) способности жертвы буллинга – совсем не просто призваны для усиления драматизма повествования. Когда Бог помочь и спасти не может, остаётся только за помощью обратиться к дьяволу. А то и вовсе обращаться к нему не надо: сам найдёт. И тогда может произойти битва – конфликт интересов: война за души. Армагеддон как крайняя фаза разрушения…

Кинг с самого начала показывает ненормальность (дьявольский фанатизм – извращённое поклонение Богу) матери Кэрри – Маргарет Уайт. Её психопатическая крайняя жестокость и деспотизм в отношении дочери, на мой взгляд, своего рода месть Богу за неудавшуюся личную жизнь. Её вера в Господа не тиха и смиренна, а наоборот, дика и яростна: сама того не замечая, она молится на перевёрнутое распятие. Фактически Маргарет поклоняется Сатане.

И дочь свою она приносит в жертву дьяволу, лишая девочку даже самого элементарного: возможности помыться в душе и спать на подушке …

«Душа у них не было: мама говорила, что это грех.»

И это ещё цветочки … Автор описывает ужасные издевательства матери над единственной дочерью.

В романе Стивена Кинга «Кэрри» отчётливо проступает религиозная тема: вечное противостояние мира и любви войне и ненависти.

Гнетущая атмосфера. Тревожное ожидание. Это серьёзный минус чтения впервые произведений хорошо известных, тем более, положенных в основу экранизаций.

Что порадовало при всём при том и было неожиданным? – Образ и мотивы действия директора школы – мистера Грэйла. Не часто в художественной литературе встретишь адекватного руководителя, который, несмотря на угрозу увольнения, судебных разбирательств, не идёт на поводу влиятельного родителя – мистера Харгенсена, дочка которого (Крис Харгенсен) – «маленькая дрянь».

Директор встаёт на защиту учителя физкультуры – мисс Дежардин, которая, в свою очередь, защищает несчастную жертву травли – Кэрри Уайт. Он готов к самым худшим последствиям, вплоть до снятия с должности, но не изменяет морально-этическим принципам.

Вот это диво дивное: в реальных ситуациях, на сколько мне известно, зачастую всё бывает с точностью до наоборот. Лишь бы родители были довольны: можно пожертвовать и учителем. Но это в наши дни.

А что же дети – «виновники торжества»?

«После четырех сотен смертей и разрушения целого города очень легко забывается один важный факт: мы были детьми. Да, детьми, которые хотели сделать как лучше…»

Самой юной из «детей» – Кэрри было шестнадцать («милая мисс Шестнадцатилетняя»). Остальные старше: 17, 18 и даже 19 лет. Инфантильность таких «деток» – беспомощность их родителей. Они только внешне кажутся взрослыми и изображают отцов и матерей. На самом деле это типаж «я-же-мать»: за своего ребёнка глотку перегрызу, а когда он выходит из-под контроля и творит безобразия, беспомощно разводят руками …

Об этом Кинг тоже говорит. Ему ли не знать? Он работал в школе и уборщиком, и учителем. Не случайно его первый небольшой роман о школе.

Не со всем согласиться можно с автором. Например, он с помощью персонажа Томми (Томас Росс – школьник) утверждает, что дети лишены сострадания:

«Дети даже не осознают, что причиняют кому-то боль. У них нет сострадания. Понимаешь?»

Это не так. Откуда тогда сострадание появится у взрослых? Его воспитывают и прививают, если ребёнок с рождения не психопат и, если родители занимаются его воспитанием.

А вот то, что дети и подростки бывают более «безбашенными» и жестокими, чем взрослые, – это факт. У них нет такого страха перед смертью, как у взрослых, – не понимают, насколько жизнь хрупка. Особенно в наше время – век компьютерных игр-стрелялок и тому подобного. К тому же дети более изобретательны на всякие подлянки и жестокие розыгрыши.

… Странным и неоднозначным показался мне персонаж – Сьюзен Снелл. Она не из «банды» Крис Харгенсен. Но из разряда приспосабливающихся. Вот именно от таких-то, которые «ни вашим, ни нашим» и жди беды.

Не помню кто сказал, но кто-то очень умный: «удовлетвори базовые потребности человека и окажется, что он не знает, чего хочет». Чего хотела Сьюзен Снелл? Она сама не знает. Она не знает, почему иногда принимала участие в травле Кэрри. Она не знает, как искупить свою вину перед униженной девушкой, но в то же время боится впасть в немилость к неформальному лидеру среди девушек – Крис Харгенсен.

Сьюзен Снелл ничего лучше не смогла придумать, как «сдать в аренду» своего парня, которого любит, – Томми на время выпускного балла Кэрри. Это нелепая ситуация. Ни одна девчонка не пойдёт на такое. Самой остаться дома, лишив себя выпускного, ради невнятного, призрачного искупления своей вины? Непомерная жертва для девушки: выпускной бывает один раз в жизни. Тем более, она уже понесла наказание от администрации школы за травлю Кэрри в душевой.

Кэрри, принимая предложение пойти на бал с чужим парнем, выглядит полной дурой. Кинг в самом деле не понимает девушек (женщин)? Нелепее ситуации выдумать невозможно!!! Причём, как Кэрри не могла понимать, что поступает гадко? – Она понимает: в ней уже окончательно проснулась ведьма!

Из чувства самосохранения обычная жертва школьной травли ни за что бы не явилась на школьный бал: она осталась бы дома. Тем более, что её мать-фанатичка не пускала. Но ведьма вышла из-под контроля: она бросает вызов.

Непомерным наказанием выглядит и недопущение на выпускной бал дочери адвоката, влиятельного человека в городе, – Крис Харгенсен. Это же полнейший афронт! Недопустимо. Произвол администрации школы.

… Чего не достаёт благополучным школьникам Ювинской школы? Они не знают. Зато очень хорошо понимает Кэрри, чего она хочет: жить своей жизнью.

… Когда случилось то, что случилось в школьном зале во время бала: подстроенное Крис с её дружками, полное унижение Кэрри перед «всей» школой, то оно должно было вызвать шок у всех присутствующих, но никак не смех. Гротеск в этой ситуации вызывает недоумение: такого не должно было случиться. Вообразить смех невозможно. Изумление. Страх. Ступор. Что угодно, но не смех. Как бы в оправдание автор пишет:

«Нам просто ничего не оставалось. Или смейся, или плачь – но кто за все эти годы хоть раз пожалел Кэрри?»

Отчего же ничего не оставалось? А гробовое молчание? Немая сцена. Было бы в самый раз, уж если пожалеть не смогли …

Но немая сцена – это наше: Гоголевское.

А здесь? Одни свиные рыла? Это по-американски?

Но то, что последовало за этим смехом, логично. «Фантомас» разбушевался. А как же иначе?

… Мне кажется, что я понимаю, почему Кинг не любил «Кэрри». Мало того, что он не мог не видеть эти несоответствия и противоречия, так ещё и текст раздут невероятно (по настоянию Табиты). Причём после того, как сюжет уже пришёл к своему завершению: читатель всё увидел, интрига раскрыта. А нам продолжают «впихивать» факты хроники с места происшествия, фрагменты документов следствия, журналистских расследований и тому подобное. Пустое. Мы уже основное блюдо съели. Спасибо.

… Главное, на мой взгляд. Положа руку на сердце, найдутся такие читатели, у которых Кэрри Уайт вызывает жалость, сострадание? Вот то-то и оно. В первую очередь она не вызывает сострадания у автора, и он всё сделал для того, чтобы оно не возникло у читателя.

«Неожиданно Сью охватил ужас, нет, хуже, потому что она даже не знала, как назвать это ощущение: истекающее кровью несуразное существо со всей его болью и предсмертными муками на пропитавшемся машинным маслом асфальте вдруг показалось ей жутким и никчемным.»

Обычно жертвы травли не вызывают сочувствия у окружающих. Осуждение травли как асоциального явления – это да. Сопереживания – нет. Парадокс ли это? Думаю, нет. Одиночки не выживают. Выжить можно только в группе, обществе. Из глубины человеческого сознания вылезает: разве могут быть ВСЕ НЕПРАВЫ?..

Весь город знал, что Кэрри травили много лет: с начальной школы. Все в её школе знали, что она – «Гадкий утёнок». И вдруг на выпускной явилась «Прекрасная лебедь». Какие эмоции это появление должно было вызвать у окружающих? – Явно, не восхищение, а, скорее, собственное унижение: «Ты – дурак. Садись, «два«!» Поэтому и последующее унижение Кэрри пришлось, как нельзя, кстати: «Ура! Наши победили!» Отсюда и всеобщий смех, и радость в зале.

В отличие от сказки Андерсона, Кэрри-лебедь появилась не перед своими – такими же, как она, лебедями, а всё перед теми же обитателями скотного двора. Свои бы приняли. Как принял Томми, который её и прежде не отторгал, но автор его быстренько удалил с арены действия. Чужие – не приняли бы никогда в силу сформировавшегося годами устойчивого стереотипа. Так и в жизни происходит.

Вывод: изгои-одиночки вряд ли могут рассчитывать на место в стае, которая их отторгает. Надо искать другую стаю. Примеры такого определения своего места и обретения счастья есть. Знаю, что говорю, не по наслышке.

Христос не ошибается. И не принимает участия в том, что делают сами люди. Но ведает обо всём. И попускает. А выбор – за нами.

«… КЭРРИ УАЙТ ГОРИТ ЗА СВОИ ГРЕХИ В АДУ. ХРИСТОС НИКОГДА НЕ ОШИБАЕТСЯ».

P.S.

«Что будет, если она такая не одна? Что будет с нашим миром?»

Вопрос, конечно, интересный … Уж больно много оружия накопилось в нашем мире, в том числе ядерного. Армагеддон в рамках одного города, одной страны вряд ли на этом остановится. Должно же хватить здравого смысла, чтобы не допустить. Но ведь не всё решает «стая» …

Господи, храни нас, грешных, от искушения – «весь мир в ногах валяться будет.»

P.S. P.S.

И всё-таки он сделал это. Кинг вытянул «Кэрри». Неплохо. Даже, я бы сказала, хорошо.

Оценка: 8
– [  4  ] +

Джо Хилл «Деревья-призраки»

Ouroboros_8, 8 октября 2022 г. 17:21

֍ И У ДЕРЕВЬВ ЕСТЬ ДУША, или ПРИВЫЧКА К ЖИЗНИ ֍

ЦТТАТЫ:

«Привычка к жизни настолько сильна, что бросить ее мгновенно деревья не могут.»

(Джо Хилл. «Деревья-призраки»)

«То, что бывают деревья-призраки, в каком-то смысле логичнее существования призраков-людей.»

(Джо Хилл. «Деревья-призраки»)

О том, что растения: деревья, травы, цветы обладают разумом (и даже – сверхразумом) я впервые узнала очень давно из фантастического романа Клиффорда Дональда Саймака «Всё живое...» («Вся плоть – трава»). С тех пор, несмотря на то, что это фантастика, и мысль эта, и сам смысл романа Саймака глубоко въелись, как мне кажется, в подсознание. Поэтому к крошечной миниатюре Джо Хилла «Деревья-призраки» я отнеслась с интересом и вниманием.

В самом деле, если у флоры есть разум, то должна быть и душа. Джо Хилл только уточняет идею Клиффорда Саймака.

Миниатюра Джо Хилла, словно камушек, брошенный в озеро, от которого расходятся круги по воде. Это в манере и стиле письма автора: он любит не договаривать, оставляя простор для читательского воображения.

Вот поэтому после прочтения «Деревьев-призраков» вспоминается много чего: и лес-батюшка, и сакральное знание Кельтских друидов с их гороскопом, основанном на родстве душ растений и человека …

Наша Православная Христианская церковь учит, что бессмертной душой обладает только человек; у животных и растений души нет. Поэтому разумом, как и душой деревья наделяют парапсихологи и писатели – волшебники-фантасты. Но. Но фантазировать запретить человеку невозможно: сколько бы мы безвозвратно потеряли, разучившись фантазировать и мечтать о несбыточном …

Хотя Джо Хилл сразу же предупреждает своих читателей, что он прекрасно осведомлён в области парапсихологии: приводит интересные истории о «нашествии» деревьев-призраков; знает о том, что парапсихология наукой не является, он, тем не менее, приводит пример из своей личной жизни. Дело читателей: хотите верьте, хотите – нет.

Можно не верить. Но восхититься изящной миниатюрой Джо Хилла, которая разбудила в душе что-то доброе и хорошее, по-моему, нельзя. Вот такая магия слова: заставит поверить во что угодно … Видимо, мы много чего не знаем (и не узнаем никогда), но мы можем почувствовать. Душой.

От автора ожидают страшного и ужасного? – Конечно!

А не страшно, когда бездумно вырубают леса – зелёные легкие планеты? Да что там далеко ходить за примером. У соседней многоэтажки у подъездов вырубили кусты сирени и рябинки: кому-то стало нужно расширить тротуар, чтобы ставить свои автомобили. Возмущения и обиды жильцов было много. А толку? Сделано! Может быть этих, кто вырубал, замучают деревья-призраки? Хорошо бы …

Оценка: 10
– [  3  ] +

Джо Хилл «Последний вздох»

Ouroboros_8, 8 октября 2022 г. 15:45

֍ СМЕРТОСКОП, или МУЗЕЙ ПОСЛЕДНЕГО ВЗДОХА ֍

ЦТТАТЫ:

«— Эти колбы герметично запечатаны. В каждой из них содержится последний вздох какого-то человека.»

(Джо Хилл. «Последний вздох»)

«Я всегда говорил, что люди коллекционируют самые странные вещи.»

(Джо Хилл. «Последний вздох»)

«Мы все производим разные типы тишины.»

(Джо Хилл. «Последний вздох»)

Чудно, конечно. Коллекционеры – народ особенный. И не только потому, что они могут коллекционировать всё, что угодно. У них в принципе особое существование, ибо мозги повёрнуты в сторону страстного собирательства объектов своего коллекционирования. Они готовы платить немыслимые деньги за объект своего вожделения.

Как правило, объекты эти – материальные, вещественные. А можно ли собирать то, что руками потрогать нельзя?.. Что такого нематериального можно коллекционировать? В чём это хранить? Можно ли хотя бы как-то его увидеть? Или услышать? Попробовать?..

Джо Хилл удивил – так удивил! Ни за что сами не догадаетесь, что собрал в объёме более ста образцов доктор Элинджер – персонаж из рассказа «Музей последнего вздоха».

Начало повествования таинственно-мрачное, как и сам владелец музея, очень внешне напоминающий ходячий скелет, словно только для приличия обтянутый кожей…

В его музей почти никто не ходит. Разве что забредут случайные посетители. Но ведь случайного ничего не бывает… Интересно, что «Это бесплатная экспозиция». Значит, посетителей здесь ждут. Отчего же мало, кто сюда попадает?

… Невероятно эфемерный рассказ. Он сам собой напоминает лишь вздох и по краткости изложения, и по мистическому содержанию, словно «укол зонтиком» …

А в общем-то, это жуткая, дьявольская история о том, что не надо ходить куда попало и не следует проявлять беспардонное любопытство к тому, чем интересоваться не следует. Имейте уважение, господа! А то не ровён час … Дьявол тоже кое-что любит собирать. И кстати, невещественное …

Бесподобный рассказ. Удивительно тонкий и глубокий. Для тех, кто понимает.

Оценка: 10
– [  3  ] +

Джо Хилл «Плащ»

Ouroboros_8, 5 октября 2022 г. 20:50

֍ А НЕКОТОРЫЕ УМЕЮТ ЛЕТАТЬ, или ОБЫКНОВЕННОЕ ВОЛШЕБСТВО ֍

ЦТТАТЫ:

«Мне было больно снимать этот плащ. Без него я чувствовал себя голым и беззащитным.»

(Джо Хилл. «Плащ»)

«Я читал комиксы запоем, без особого удовольствия и без особых мыслей, читал их просто потому, что не мог не читать.»

(Джо Хилл. «Плащ»)

«Но я оторвался от крыши и повис в ясном морозном воздухе в тридцати футах над газоном.»

(Джо Хилл. «Плащ»)

Не позавидуешь, подумалось мне, писателю, который не может не писать, но у него папаша – мировая знаменитость в области литературы. Тут тебя «добрые» читатели будут оценивать либо на полный ноль (в лучшем случае – 1 балл, и то, когда ноль поставить система не даёт), либо будут проявлять фальшивую благосклонность, как к отпрыску «звезды».

Да бог с ними, с этими оценками! Не «красный червонец», чтобы всем нравиться. И пусть сравнивают с отцом – Стивеном Кингом. Да хоть камни с неба! Пиши, парень, пиши!!! А читатели разберутся. Не дураки, поди.

***

Первый сборник рассказов Джо Хилла – «Призраки двадцатого века». Это первая его печатная книга, вышедшая в 2005 году. А начал он публиковаться с 1997-го. Рассказ «Плащ» (другое название – «Накидка») входит в указанный сборник.

Читая Хилла, не следует забывать, что писатель он американский до мозга костей, как и его знаменитый папа. Что это значит? – Проза обоих Кингов замешана на их культуре, особенно на американском кинематографе и комиксах. Тем, кто смотрит американские блокбастеры, читает американские комиксы и тому подобное, будет проще понять.

… В рассказе американские дети (два брата – Никки и Эрик) играют в супергероев. Супергерои – это чисто американское изобретение, присущее их менталитету. Повзрослев, старший перестаёт играть в эти игры:

«Случилось это внезапно, без предупреждения.»

А главное, он стал стесняться того, что играл в них: осознание взросления. Но взрослым-то он ещё не стал!

«…теперь он хотел, чтобы все забыли, что когда-то он был героем.»

Когда рассказ подошёл к концу, почему-то подумалось, что всё очень похоже на непредсказуемые узоры в детской игрушке – калейдоскоп. Чуть-чуть изменил местоположение трубы, слегка встряхнул её и вот … новое направление сюжета, новый поворот, совершенно непредсказуемый. Это уже узнаваемый почерк Джо Хилла.

Новелла (или рассказ?) соткана из волшебства, детской сказки и ужаса. Читаешь и думаешь: про что это? О чём хотел рассказать автор? Да бог его знает, что ОН хотел. Важнее для меня, как читателя, то, что я чувствовала в начале, на протяжении и в конце.

Вот этими чувствами и хочу поделиться.

Первое ощущение – уплывающее детство. Вот два американских мальчика с разницей в возрасте три года. Старший Никки, неожиданно наигравшись в детские игры в Суперменов, не понимает, что младший его брат – Эрик ещё, как минимум три года нуждается в этих играх.

Никки ещё не стал взрослым и далёк от таких понятий, как ответственность старшего за младшего. У них, в Америке, видимо, это не воспитывают, не прививают. Это наш, русский менталитет: старший за младшего; один за всех и все за одного.

Как выразительный результат, Никки на правах старшего и более сильного (хитрого) выбирает себе более престижные роли Супергероя, Человека-Ветра, а младшему доставались роли побеждённого, униженного Злодея. И ведь они никогда не менялись ролями. А? Каково? Не по-американски ли?

Это обязательно должно привести к логичной развязке, когда мальчики вырастут.

Второе ощущение и очень яркое – аллюзия к замечательной и доброй детской книге Марии Крюгер «Голубая бусинка». Ах, какие там замечательные полёты … Кстати, Роулинг не была первооткрывательницей летающего автомобиля в «Гарри Поттере»: Мария Крюгер сделала это задолго до неё в этой же «Бусинке». Да и вообще, кому в детстве не хотелось полетать? Да только ли в детстве? Засыпая, многие представляют себя в тёплом и мягком пушистом облаке, плывущем над землёй …

Третье ощущение – нежелание взрослеть младшего из братьев – мечтательного Эрика. И желание, как мне показалось, отыграться на старшем брате за унижения. И это у него получилось. Причём, не один раз. И очень сильно. Кажется, что Эрик не прилагал к этому никаких усилий. Никки досталось за его самоуверенность и желание доминировать. Поделом, однако.

Четвёртое ощущение – месть за предательство и непонимание жены. Жестоко. Вот тебе и ужас. Да ещё какой! Можете представить падающую Булгаковскую Маргариту?..

Пятое ощущение – охлаждение матери. Неприятная особа. И Эрика она, кажется, не любит. Вернее, она любила его, когда он был маленьким. Ведь это же она сшила ему плащ Супермена из голубого детского одеялка.

История с этим плащом-одеялком очень трогательная вышла. Аллегория: одеялко, как любовь матери, уменьшалось и уменьшалось по мере того, как рос Эрик. А он именно в нём-то, вернее в материнской любви, черпал силы для полётов. «Печалька» …

Ну, и так по мелочи: комиксы. Американские комиксы, как отравляющие наркотики, въедающиеся в душу и туманящие мозг, замедляющие развитие. В рассказе нашло отражение страстное увлечение Кинга-старшего комиксами. Насчёт младшего – не знаю.

Вот такая новелла. Про жизнь. Про то, что она похожа на калейдоскоп: местами трогательная, как плащ Супермена из детского одеялка. Местами волшебная, фантастическая, как полёты вопреки законам гравитации. Порою забавная, как неудавшееся стремление Старшего брата перещеголять младшего… И со всеми атрибутами – порождениями XX века в XXI-м – электронная почта, Супергерои, комиксы …

Что мне больше всего нравится во всех рассказах Джо Хилла, так это то, что он перенял от своего отца – Стивена изящный, утончённый, стиль изложения (старая школа!), психологическая разрисовка, без которой, кажется, уже и не мыслима современная литература. Ну, а неожиданные зигзаги сюжета – кто же их не любит? Ждёшь одно, а выходит совсем другое…

Меня Джо Хилл порадовал в очередной раз. Как будто я пришла за товаром не в лавку старьёвщика, торгующего всякой рухлядью, а в элегантный современный бутик, где товар – штучный.

Оценка: 9
– [  2  ] +

Сторм Константайн «Всё от кошки лишь кожа её»

Ouroboros_8, 4 октября 2022 г. 17:47

֍ КОГДА ТОШНИТ ОТ РЕВНОСТИ, ВСПОМНИ, ЧТО ТЫ СВОБОДНА, КАК КОШКА ֍

ЦИТАТЫ:

«Он — жертва в войне собственной жизни.»

(Сторм Константайн. «Всё от кошки лишь кожа её». 1996 г)

«Он сломал себе шею. Одни говорят, что причиной этому был несчастный случай на охоте, другие — что он в пьяном ступоре упал с главной лестницы.»

(Сторм Константайн. «Всё от кошки лишь кожа её». 1996 г)

Говорят, что ревность – наиболее распространённая причина семейных скандалов и разводов. Даже пьянство одного из супругов – на втором месте после ревности.

А ещё говорят, что женщины по натуре своей сродни кошкам.

О женской природе, мужской ревности и кошке новелла Сторм Константайн – «Всё от кошки лишь кожа её». Эта новелла входит в сборник «Финт хвостом». Она 12-я с начала сборника. Не очень удачный перевод названия, на мой взгляд. Но что поделаешь: какой уж есть. Может быть, прочитав эту новеллу, вы придумаете получше …

Когда женщину достаёт по самое «не хочу» ревность мужа, очевидно страдающего паранойей, она сначала начинает издавать «нечленораздельные вопли глубокого возмущения». Затем в ней с неудержимой силой пробуждается кошачье свободолюбие и она, наконец, берёт свою жизнь в свои руки.

«— Да замолчи же! — Голос Нины стал тоном ниже от презрения. — Знаешь, меня тошнит от такой жизни!»

Триггером, который привёл в движение скрытые механизмы истинно женской свободолюбивой натуры главной героини новеллы – Нины явилась совместная поездка с мужем в поместье Элвуд Грэндж.

По всему это исторический памятник старинной архитектуры. Автор живописно рисует эту культурную поездку молодой пары. Мне представлялся Петергоф с его туристами-паломниками.

Но как же здорово оторваться от толпы и забрести туда, куда не водят экскурсоводы. Такая возможность представится читателю. Правда, придётся разделить компанию вместе с Ниной.

Зато можно будет послать подальше ревнивого мужа, который раздражает своей ревностью до невозможности. Вот от него-то и сбегает главная героиня.

Потом произошло очень прелюбопытнейшие событие. Мистическое оно или нет, судите сами. Поскольку я идентифицировала себя с главной героиней, то для меня мистики нет: всё так, как могло бы произойти и со мной при соответствующих обстоятельствах.

… Кошку, если ты хочешь, чтобы она была с тобой, завести следует. А если муж всеми фибрами души против, то ему об этом придётся сильно пожалеть. Почему? – А вот прочитайте-ка новеллу.

Мне понравилось. Даже не знаю, что больше … Мяу!

Оценка: 9
– [  3  ] +

Джейн Йолен «Удивительная фауна. Глава №37: Кошачья»

Ouroboros_8, 4 октября 2022 г. 13:29

֍ КОШАЧИЙ РЕКВИЕМ, или «А КОШКУ ОБИДЕТЬ ЛЕГКО» ֍

ЦИТАТА:

«Так плачет в полночь

Забытая крошка

В спаленке ледяной.»

(Джейн Йолен. «Удивительная фауна/Глава№37: Кошачья». 1996 г)

Стихотворение. Автор — Джейн Йолен. С удивительным названием. «УДИВИТЕЛЬНАЯ ФАУНА/ ГЛАВА № 37: КОШАЧЬЯ». Обнаружено стихотворение в кошачьем сборнике – «Финт хвостом».

Я в ступоре. Стихи вообще комментировать нелегко. Ими нужно дышать… И чувствовать.

Постепенно, приходя в себя, вспомнилось:

«У кошки четыре ноги,

Позади нее длинный хвост.

Но трогать ее не моги

За ее малый рост, малый рост.

А кошку обидеть легко,

Утюгом ее между ушей.

И не будет лакать молоко,

И не будет ловить мышей.»

https://youtu.be/_Vv_Y_ii2aw

Почему это вспомнилось: и «Республика ШКИД», и Мамочка, и ..? – Уж больно стихи Джейн «жалистные». Впрочем, как и песня Мамочки – персонажа из фильма в исполнении Александра Кавалерова, ставшая воистину народной, так как обросла дополнительными куплетами: поди разберись, кто что дописал!

У Джейн Йолен стихи более «художественные»: витиевато-замысловатые, поэтому очень уж красивые.

«Покрытьем щебенки проследует

Кисонька-неудачница.

Так грязь по жизни протащится

Хоть падай, хоть стой! —

Мокрой дорожкой простой.»

Но это же в переводе. При переводе стихов с иностранного на русский теряется часть их очарования: они приобретают новое звучание. Смысл сохраняется. Уже хорошо. А «музыку» услышать можно только в оригинале.

Но и в переводе Нины Ивановны Сидемон-Эристави (псевд. Н. Эристави) стихотворение впечатляет.

Это маленький реквием на кошачьею смерть. И наша вина. У каждого – своя.

«Кости — в гробах крохотных,

Суть костного мозга лелеющих,

В крошечных пароходах,

Плывущих по рекам, как лебеди.

Так палец, облитый вином,

Укажет нам нашу вину.»

Красиво. Талантливо. Убийственно для тех, кто чувствует свою вину.

Спасибо авторам сборника «Финт хвостом». Они разыскали настоящую жемчужину.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Карин Слотер «Хорошая дочь»

Ouroboros_8, 29 сентября 2022 г. 18:20

֍ ДВОЙНАЯ СДЕЛКА С ДЬЯВОЛОМ, ПОРОЧНЫЙ КРУГ И ТЕОРИЯ О ЕДИНОРОГЕ ֍

ЦИТАТЫ:

«Их «сделка с дьяволом» раньше не казалась ей важной частью истории, но теперь Чарли поняла, что это было чуть ли не самое важное.»

(Карин Слотер. «Хорошая дочь». 2017)

«Не разорвать никак порочный этот круг.»

(Карин Слотер. «Хорошая дочь». 2017)

«Саманта, я хочу сказать тебе очень важную вещь: в прощении есть смысл.»

(Карин Слотер. «Хорошая дочь». 2017)

«Кто отверг Христа ученье,

Стали дьявола рабы.

Ожидает их паденье,

Неустроенность судьбы.»

(Неизвестный автор. «Порочный круг»)

Слышали пословицу: «Один переезд равен двум пожарам»? Так вот, не верьте. Пожар – ужаснее переезда. Даже ни в какое сравнение не идёт. Какое счастье, если читающего эти строки минула чаша сия. Пусть ни с кем не будет!

Завязка романа Карин Слотер «Хорошая дочь» (The Good Daughter, 2017) начинается с очень яркой картинки: описание жизни погорельцев – семьи Куинн, Пайквилль, штат Джорджия, США. Не приведи, Господь. Привычный уклад жизни каждого из них (муж, жена и двое дочерей-подростков) неожиданно разрушен. Они остались живы. Но жить дальше не очень получается …

Я прежде не была знакома с творчеством этой писательницы. Но с уверенностью могу сказать: руку мастера видно сразу. Ещё одна поговорка приходит на ум: «Дьявол кроется в деталях». Это точно. Обожаю, когда в тексте – множество деталей и нет ни одной лишней: каждая «рассказывает» что-то важное.

«— Сэм, — Гамма указала на оконный кондиционер, — включи эту штуку, а то здесь дышать нечем.

Саманта не сразу отыскала кнопку включения на большом металлическом ящике. Двигатель дернулся. Холодный воздух с запахом мокрой жареной курицы засвистел через вентилятор.»

Представили и ощутили? Да? – Бедная курица, жареная в перьях … «Прелести» перевода на русский.

***

Ну, а дальше без шуток. Совсем. Настолько, что читать трудно. И писать тоже … От шокирующего описания сцены насилия над живыми людьми – матерью и девочками 13-ти и 15-ти лет такое мощное воздействие на читательское воображение, что гневу и ярости против мерзавцев – братьев Кулпепперов, учинивших расправу, едва находится место внутри себя. Сила слова не только лечит, но и калечит. Хочется только молиться. За всех нас.

С самого начала книга вызывает сильнейший эмоциональный отклик. Поэтому читать не только интересно, но и тяжело. Как забег на короткую дистанцию: пробежал «стометровку» и нужно отдышаться.

***

У романа «Хорошая дочь» Карин Слотер, на мой взгляд, глубокий смысл: христианский, социальный, нравственный, психологический. Это один из тех романов, когда читать нужно между строк. Для этого просто спешить не нужно. Автор ничего от нас не скрывает. (Вот тебе и детектив! Вот тебе и триллер! На самом деле – глубокая социально-криминальная драма).

… Унижение рождает другое унижение, ещё более гнусное. Страх рождает ненависть, в ответ на которую родится ещё больший страх и ещё большая ненависть, алчущая мести. Месть – в унижении, желании заставить страдать. Одна месть рождает ещё более страшную месть … И так по кругу. Как разорвать порочный круг?

«Не разорвать порочный круг» – говорит Рассел (Расти) Куинн – «адвокат проклятых» (вёл дела криминальных элементов) в свои 74 одной из взрослых дочерей – Саманте (Сэм). Обе сестры, и Саманта, и Шарлотта (Чарли) Куинн стали адвокатессами, как их отец.

Спустя 28 лет после страшных событий с расстрелом в упор из дробовика их матери – Гарриет (Гаммы) – потрясающей женщины на глазах обеих сестёр, они так и остались в том «замкнутом порочном круге» и никак не могут вырваться из него, чтобы жить счастливой жизнью. Но ведь ничего и не было сделано для этого. А можно ли было что-то сделать? В этом и есть главная тема романа.

Вот что странно. Чарли едва не изнасиловал бугай – подонок Захария Кулпеппер. Саманту – едва не убил выстрелом в голову его брат – Дэниэл Кулпеппер, но закопал её живьём в могилу … Разве не должна быть после таких трагических событий немедленная, длительная и качественная психологическая реабилитация?.. Почему все силы и усилия врачей различных специализаций, в том числе и психологическая помощь, были направлены на реабилитацию только старшей сестры – Саманты? А что же Чарли?..

Всё сложилось так, как сложилось. Кошмар никуда не делся, но приобрёл другую изощрённую форму. Карин Слотер бесподобно описывает жизнь девчонок после «катастрофы».

Сюжетная линия сестёр Куинн провозглашает христианские идеи смирения и прощения, без которых нормальная, полноценная и счастливая жизнь не может состояться. Автор не говорит об этом прямолинейно. Об этом читаем между строк. Об этом говорит судьба сестёр, их взгляды. И, конечно же, неустроенность в личной жизни.

«Горькая ирония мироздания не ускользнула от ее внимания: и она сама, и Сэм оказались полными неудачницами в вопросах жизни и смерти.»

Если простить невозможно, необходимо постараться забыть. Для себя. Для своей нормальной жизни. И упрекать жертву в том, что она забыла, никто права не имеет. А как в жизни бывает? Всё ли так «просто»? Хорошие лайфхаки хорошо смотрятся, но не всегда ими можно воспользоваться.

Расти говорит об убийце, подонке Захарии Кулпеппере:

«Я забыл его, чтобы продолжить жить. В моем сознании он стерся и перестал существовать. Но я никогда не прощу его за то, что забрал у меня мою родную и единственную женщину.»

Интересно. Лично у меня всё с точностью до наоборот: постараюсь простить, но забыть не смогу, так как с подсознанием не поспоришь – это сильнее меня. Может, забыть и простить – это одно и то же? А может, враньё всё это?!!

… Ложь. Умалчивание – это та же самая ложь. Даже может быть хуже лжи во сто крат. Это та же сделка с дьяволом. И вот ты уже в его ловушке.

Возможна ли жизнь в Аду? – Конечно, ведь душа бессмертна. Только что это за «жизнь»? Сплошное мученье.

Может ли быть Ад на земле, когда душа ещё не покинула своего временного пристанища? – Прочитайте роман Карин Слотер «Хорошая дочь», и вам покажется, что ничего невозможного не бывает, если заключить договор с дьяволом, принеся ему жертву. Ну, а какую жертву, – не трудно догадаться.

И ангел может стать рабом дьявола, заложив свою душу за благополучие своих самых дорогих людей. Только вот оказывается, что благополучие это – только видимость ... С дьяволом договориться нельзя. На то он и дьявол.

И снова автор не говорит ничего напрямую. Карин не морализаторствует. Читатель сам всё должен понять.

***

Детективная (условно) сюжетная линия: стрельба в школе. Келли Уилсон – 18-летня девушка-второгодница устроила в школе стрельбу из револьвера. Изгой-одиночка. Убила 2-х человек. Интересная история. Более запутанная, чем история сестёр. И с таким же невероятно неожиданным финалом.

Роман многостраничный. Чего в нём только нет! Читается легко, но в эмоциональном плане тяжеловато. Затягивает. Мне понравился. Для тех, кто любит разбираться в перипетиях людских судеб, характеров и ищет вопрос на самый главный вопрос: как быть счастливым, несмотря ни на что.

Оценка: 10
– [  5  ] +

Уильям Берроуз «Русский»

Ouroboros_8, 23 сентября 2022 г. 18:19

֍ КОТ-ПРИЗРАК, или НЕУБИВАЕМЫЙ РУССКИЙ ֍

ЦИТАТЫ:

«Похоже, между парнем и его зверюгой существовал какой-то жутковатый договор».

(Уильям Берроуз. «Русский». 1988 г)

«Надо ли объяснять, что весьма скоро Русский всем уже под завязку осточертел?»

(Уильям Берроуз. «Русский». 1988 г)

«— Да избавят ли нас от этого поганого Русского?»

(Уильям Берроуз. «Русский». 1988 г)

«В чём сила, брат?» – герой Сергея Бодрова говорил, что сила – в правде. Достаётся же правдолюбам-правдорубам за их правду-матку. Никто правду о себе знать не хочет, тем более, – слышать. Тем более, – на людях: во всеуслышание.

Уильям Берроуз в 10-м рассказе «Русский» (Ruski, 1988) из сборника ужасов и саспенса «Финт хвостом» показывает, что бывает «противным русским» за любовь к правде.

Можно в новелле увидеть многое и связать с русским народом: аллегория, на мой взгляд, очевидная. Иначе зачем было давать рассказу название «Русский»? Знаем же мы другой похожий рассказ про говорящего кота у Саки (Гектор Хью Манро) – «Тобермори».

Русский – это имя замечательного кота из породы «русский голубой». На самом деле окрас у него лиловато-серый.

Его хозяин, словно волшебник, возникший «ниоткуда», прибыл с весьма определённой целью. Коту отводится роль своеобразного детектора лжи, или полиграфа. С его помощью хозяин, устраивающий шикарные приёмы для гостей на своей вилле, словно «Великий Гэтсби», выуживает правдивую информацию о каждом из них. С непременным озвучиванием!

Ну, ни дать, ни взять «кэгэбэшник», да и только! Понятно, что очень скоро:

«Все мечтали увидеть, как Русский сдохнет, но не хотели лично вмешиваться в это дело …»

На всякого «кэгэбэшника» найдётся свой «цэрэушник». Но действует он грубо, очень грубо:

«Кошачий череп разбивается, точно яичная скорлупа, на гостей брызжет кровью и мозгами.»

А вот о том, что произошло дальше, прочитайте сами. Если заинтриговались. Или придумайте, чем всё закончилось.

Я же закончу словами другого кота: мультяшного Леопольда. Да что тут говорить? – Вы всё и сами знаете.

Отличный рассказ.

Оценка: 10
– [  1  ] +

Марк Биллингхэм «Вниз по кроличьей норе»

Ouroboros_8, 20 сентября 2022 г. 20:26

֍ ПОДСОЗНАНИЕ МОЖЕТ ВСЁ, или «КАК ДЕЛИШКИ В ДУРДОМЕ?» ֍

ЦИТАТЫ:

«— Убийство у нас в дурдоме… Я сожгу тут все к …м, дотла!..»

(Марк Биллингхэм. «Вниз по кроличьей норе». 2021)

«... преступления раскрываются только потому, что живые люди вроде меня задают вопросы!»

(Марк Биллингхэм. «Вниз по кроличьей норе». 2021)

«Большинство людей здесь слишком обдолбаны лекарствами, чтобы помнить, что и кому они говорили бо́льшую часть времени, не говоря уже о том, что делали.»

(Марк Биллингхэм. «Вниз по кроличьей норе». 2021)

Даже не мечтай понять, что творится в душе и, связанном с ней, разуме душевнобольного человека! Фантастика на грани гениальности? – Возможно … Сколько их, непризнанных гениев? И все они среди нас. И каждый «гениален» по-своему.

Если преступления, в результате которых имеются трупы, происходят в психиатрической клинике, то какими должны быть следственные действия? Могут ли быть больные свидетелями по делу? Бред … Зазеркалье какое-то, или Страна Чудес. И, как говорит главная героиня (забегаю вперёд), скатившаяся в «кроличью нору»:

«… мне оставалось только гадать, насколько надежными могут оказаться любые наши показания.»

Ключевое слово – «наши».

***

С первых же строчек романа Марка Биллингхэма «Вниз по кроличьей норе» (Rabbit Hole, 2021) становится ясно, куда мы угодили. Психиатрическая клиника. Лондон. Современность: уж очень «выразительная» лексика.

Встречает нас персонаж явно с нарушенной психикой – Лис (Алиса Армитейдж), кажется из её доверительного рассказа (повествование ведётся от первого лица), у неё диссоциативное расстройство идентичности, или что-то в этом роде:

«… если верить моей матушке, и буквально несколько месяцев тому назад я служила в должности детектива-констебля …»

Не доверять матушке Алисы, видимо, оснований (по крайней мере, пока) нет. Так что Лис оказалась в полной … Ну, там, где любой из нас хотел бы оказаться меньше всего, если, конечно, он не «доброволец» – informals – «неформал».

Пленницей «кроличьей норы» она оказалась: «rabbit hole» … Можно ли доверять рассказу Лис? – Это вряд ли: подсознание может всё. Помните, как в экранизации Скорсезе по роману Денниса Лихэйна «Остров проклятых» ?..

Итак, решаем, остаёмся среди «психов» (психически нездоровых людей), или выбираем другой роман.

Меня что-то остановило от желания уйти отсюда подобру-поздорову: решила, – остаюсь. Посмотрим-поглядим: мнения о книге противоречивые; неплохо для себя определиться со своим.

***

Мой отзыв (рецензия) – это, скорее, эмоциональный отклик на процесс «вживания» в текст, и будет похож на пометки, появляющиеся по ходу чтения. Почему бы нет?

О выразительности лексики автора (переводчика, должно быть, тоже) я уже сказала. Это сразу бросается в глаза. Стиль повествования – разговорный со всякими словечками: жаргонизмами, вульгаризмами, откровенными ругательствами и другими усилителями эмоциональности. Дело вкуса, вообще-то. Мне – не очень. Кому-то – в кайф.

Конечно же, переводчик (Артём Лисочкин) во всю старался русифицировать английские разговорные выражения и обороты (дело было в Великобритании, Лондон). Это, чтобы нам было понятнее: адаптация к русскоговорящему читателю. Вообще-то слух режет из уст английского констебля:

«А нюх, как у собаки, а глаз, как у орла – это как раз про нашу Феми.»

О, еэ!..

Радует, конечно, что автор (?) знаком с нашим мультиком «Бременские музыканты» и песенкой Гениального Сыщика. Но как-то в это верится с трудом.

А вот русское слово «кутуль» (мн.ч. «кутулú») я встретила впервые. Оно специфично лишь для некоторых регионов России. Благодаря Артёму – переводчику, теперь буду знать, что оно обозначает.

«Тони, как обычно, терпеливо стоял у выхода с собранными кутулями …»

… Написано с немалой долей юмора, шуток и иронии. Заявлено, что роман – триллер … Хотя постебаться можно в любом литературном жанре. Лишь бы это не выходило из ряда вон, точнее, – из рук вон плохо. Так по-русски говорят. Как это по-английски будет ?..

Марк Биллингхэм, наградив свою главную героиню именем Алиса, а переводчик Артём Лисочкин, взяв на себя смелость (наглость?) присвоить роману название – «Вниз по кроличьей норе», тут же вызвал ассоциацию с Кэрроллом Льюисом и его Алисой. Для такого названия в реалиях нашего времени дурка – самые подходящие «декорации».

«Кроличья нора» («rabbit hole») – это наше подсознание, которое контролирует 95% жизни. Может быть не стоило переводчику – Лисочкину переводить авторское название романа по-своему? Откуда знать, что там в «rabbit hole» у Марка Биллингхэма?

«Падение в кроличью нору» – не что иное, как «погружение» в своё подсознание. И кто его знает, что там на самом дне этой «норы»?

***

… Странно, что «у них в дурдоме» в столовке есть ножи и вилки. У нас не во всякой школе они есть: только ложки…

… А уж какие характеристики обитателей психушки, отделения «Флит» для нас составила Алиса – пан Сусик со своей записной книжечкой из советской кинокомедии «Трембита» отдыхает. Едкие, меткие, выразительные, да ещё и каждому значительному персонажу присвоила кликуху: Ходунок, Певичка, Ждун, Гроссмейстер, Тварь, Косячок … Так что, в умственных способностях и наблюдательности Лис не откажешь: она далеко не глупа.

Вряд ли вообще сюжет романа смог получить развитие, если бы дело происходило в реальной психиатрической клинике с реальными душевнобольными. Марку Биллингхэму приходится признать, что обитатели отделения «Флит» (Отделение Смерти по образному выражению Алисы Армитейдж) не такие уж сумасшедшие:

«У большинства здешнего контингента мозги все-таки более или менее на месте…»

Когда читаешь «Вниз по кроличьей норе», то есть вникаешь в рассказ Лис, забываешь, что она психически больная (!). Её история, которая вовсе не похожа на вымысел (ощущение, что написано в стиле реализм, чему, возможно, способствует стиль изложения), наводит на мысль, где проходит грань между здравомыслием и «потёкшей крышей»? Кажется, что эта грань очень тонка: стресс, к тому же усугублённый наркотой и бухаловом, – и ты уже летишь с «катушек» с подорванной психикой. Вот это страшно. По-настоящему.

Кстати, сказку Кэрролла про Алису не все могут читать. И не всем, кто её читал, она нравится. Я тоже из их числа. Ощущение бредовых галлюцинаций душевнобольного человека: хочется убрать книжку от себя подальше. Не знаю. Возможно, срабатывает какой-то защитный механизм подсознания – собственной «кроличьей норы».

***

История Алисы Армитейдж, рассказанная Марком Биллингхэмом, не отличается особой глубиной. Мне трудно выделить основную идею. Разве, что он хотел поведать об «играх» подсознания, о хрупкости человеческой психики, способной влёгкую сорваться в посттравматический синдром … Но этого недостаточно для написания интересной книги. А больше ничего-то и нет. Простите.

Повествование от первого лица главного персонажа в многостраничном произведении (416 страниц) очень утомляет: ощущение, что преодолела страниц 800 текста.

Большой объём романа, на мой взгляд, не оправданный: действие развивается в час по чайной ложке. Зачем столько текста, если он не способствует развитию сюжета. А пребывать в психиатрической клинике среди душевнобольных людей читателю, который на свою психику не жалуется, – удовольствие ещё то. Как трезвому – на пьяной свадьбе.

Как Лис страдала провалами в памяти, так и в самом тексте хватает «провалов». Не ясно, кто такая Лис на самом деле. Не ясно, какие у неё взаимоотношения с членами её семьи. Не ясно, где реальность, а где «кроличья нора» с её бойфрендом – Энди. Не ясно … Не ясно …

Короче, на психологический триллер роман, по моему мнению, не тянет. Он – как чемодан без ручки …

P.S.

У сказки Л. Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес» есть другие названия: «Вниз по кроличьей норе» – одно из них. Также в каком-то из многочисленных переводов оно звучит, как «Море слез и бег по кругу». Только вдумайтесь. Звучит не очень-то весело.

На мой взгляд, Кэрролл в своей сказке «Вниз по кроличьей норе» ставил задачу: воздействовать на читательский ум, чтобы заставить работать воображение. Кроме того, у него получилось воздействовать на подсознание: страшно до жути (моё мнение взрослого человека – не ребёнка).

Волей-неволей будешь сравнивать оба произведения (переводчик «постарался»). Но Биллингхэм пошёл иной тропой: он ставил совершенно другие цели-задачи, наверно, ведомые только ему. У него не сказка, а роман о людях с больной психикой, глубоко погружённых в своё подсознание: «rabbit hole».

В реальной жизни психотерапевты употребляют такие понятия, как «кроличья нора», «синдром Алисы из Страны Чудес» … Не стоило переводчику так вольно переводить название романа: оно вводит в заблуждение. Ждёшь чего-то гораздо большего! Лично я всё пыталась усмотреть «параллели» между двумя одноимёнными произведениями. А их нет. Ничего подобного. Чувствую себя обманутой.

Оценка: 8
– [  2  ] +

Анна Данилова «Из жизни жён и любовниц»

Ouroboros_8, 14 сентября 2022 г. 00:39

֍💔 ПОДРОСТКОВЫЙ ЭГОЦЕНТРИЗМ, или ЖИЗНЬ НА СВОЕЙ КОЛОКОЛЬНЕ 💔֍

ЦИТАТЫ:

«– Но какое у нее было тело, а ноги, кожа, волосы!..

Не понимаю, как можно было уничтожить такую красоту?»

(Анна Данилова. «Из жизни жён и любовниц». 2015)

«Да это же был настоящий крик боли! Одиночество захлестнуло этого маленького человека, и ему

стало страшно. Он как бы потерял мать.»

(Анна Данилова. «Из жизни жён и любовниц». 2015)

«Но самое ужасное, что его ДНК совпадает — полностью — с ДНК насильника вашей дочери.»

(Анна Данилова. «Из жизни жён и любовниц». 2015)

Десятый роман «Из жизни жён и любовниц» (2015) Анны Даниловой (Дубчак) из цикла «Адвокат Елизавета Травина» следует после романа «Прекрасный возраст, чтобы умереть» (2014). Это предпоследний роман цикла.

***

В школе приучают мыслить нестандартно. Говорят, что такие работники, нестандартно мыслящие, наиболее востребованы на рынке труда. Может быть, может быть … Только, думается мне, знать стандарты поведения и образа мышления тоже полезно. В принципе, одно не противоречит другому: когда что-то выходит за рамки привычного, оно обращает на себя внимание и становится чем-то необычным. А разве умение подмечать необычное не важно для криминалистов, сыщиков, следователей в ходе раскрытия преступлений. Конечно, иногда это может быть и ложный след. А иногда?..

… Грязный и большой мужской носовой платок в дамской сумочке 15-летней девчушки наряду со всякой девичьей дребеденью – это в порядке вещей? Лично мне бы он показался неуместным. Зачем Анна Данилова использует такой говорящий «артефакт», когда речь заходит об убийстве этой девчули в выше поименованном романе? – Правильно. Чтобы мы обратили на него внимание.

Затем, что читатель тоже хочет вести расследование вместе с персонажами очередного серийного романа – «Из жизни жён и любовниц». И обращать внимание приходится на всё, в том числе и на «большой мужской носовой платок» … В хорошем детективном романе автор обязательно оставляет подсказки.

Свои детективные истории Данилова располагает на толстой-толстой психологической «подушке». Поэтому читать её интересно должно быть тем, кому любопытно докапываться до самой сути мотивов поведения людей, а не просто результатов их действий: что двигало персонажем?

Тема психологии подростков, их взросления, взаимоотношений с людьми – достаточно сложная тема. Но тем она и интересна. Не всякий подросток (!) способен облечь в слова те чувства, которые им обуревают, толкая на необдуманные поступки.

Сложный возраст … Задаёшь 15-летнему вопрос: «Ты почему это сделал?», не надеясь получить на него вразумительный ответ, разве что – «Не знаю». А он либо и в самом деле не даёт себе отчёта, что им двигало, либо не надеется на понимание взрослого. В этом возрасте взрослые воспринимаются чуть ли не как враги, которые отбирают у них детство. Отсюда и подростковая агрессия. Недаром Питер Пэн не желал взрослеть …

Анна Данилова разбирается в сложной теме взаимоотношений взрослых и подростков. Она умеет облекать в слова чувства, которые не могут высказать несовершеннолетние: у них другие средства и способы самовыражения …

«— Ты рассказал о своих страхах маме? — спросил Мирошкин, и сам удивляясь тому, с каким терпением он выслушивает все это. Ведь, если разобраться, все это не имеет прямого отношения к тем криминальным делам, которые он расследует.

— Я попытался, но она меня не поняла. Она стала другой, понимаете?»

Психология подростков – одна из ведущих тем романа. Другая – психология семейных отношений. Кажется, что тут можно объявить миру нового? Пожалуй, ничего. Но Данилова может из чего угодна сделать «конфетку»: маленький праздник для развлечения.

… Роман двуслойный: два преступления, или два дела – две сюжетные линии. Они косвенно пересекаются и запутаны чрезвычайно. Как будто автор поставила цель: читатель без неё не должен разобраться! Сплошные секреты:

«— Ну если у Глаши могут быть от нас секреты, то почему бы и мне немного не поиграть с вами в кошки-мышки?»

Атмосфера секретов так и сохраняется практически до самого финала: никто ничего не понимает, даже сыщики, они же следователи и адвокаты в роли сыщиков – Лиза Травина – адвокатесса – умница, красавица и её бессменный и надёжный «ординарец» – пампушка Глафира Кифер. Обе дамы обладают гениальной интуицией.

«Она же у нас человек импульсивный, к тому же у нее, как и у меня, прекрасно развита интуиция.»

В этом они напоминают их мужское отражение – персонажей Елены Михалковой – Макара Илюшина и Сергея Бабкина. Но только лишь напоминают. Не более. Обе писательницы оригинальны по-своему, и обладают собственным почерком и обаянием также, как и их любимые персонажи.

… Я знаю, что среди читателей встречаются настоящие гуру, которые с лёгкостью распутают и не такие сложные головоломки, и ничего-то автор детективных историй скрыть от них не может: разгадают любой замысел. Мои же гипотезы не находили своего подтверждения: не знала уже, что думать. Столько жён и любовниц! Да и мужики-то все непростые: бизнесмены, деляги.

Понимаешь, что за всеми событиями детектива положено быть деньгам. Это самый правильный мотив – стандартный. Месть? Бывает, но не самый разумный мотив: жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на месть. Единственный достойный роман про месть, как я думаю, – «Граф Монте Кристо». Но это классика к тому же. И также стандартный подход.

Одно из преступлений в романе – изнасилование. Почему насильник избавляется от своей жертвы? Логика подсказывает, что из-за страха разоблачения: никто не хочет в тюрьму. И в конечном итоге эта сюжетная линия должна прийти к своему логичному завершению (типичное мышление), хотя преступление не такое уж и распространённое, и типичное. А если мыслить нестандартно?..

Именно на такое нестандартное осмысление смерти Полины Блохиной наводит своих читателей Анна Данилова. Думаю, что мнения читателей разойдутся.

… Тяжёлое ножевое ранение Дениса Борисова и следственные действия Сергея Мирошникова, следователя прокуратуры, совместно с криминальным квартетом «Травина & Кифер» развернулось в такую невероятную историю, что только можно поражаться нестандартному мышлению автора. А включение в сюжет душевнобольного персонажа – шизофреника побило все рекорды креативности! Ну и ну!

P.S.

Эх, жаль, серия заканчивается: последний роман остался.

Оценка: 9
– [  2  ] +

Алекс Михаэлидес «Девы»

Ouroboros_8, 6 сентября 2022 г. 14:23

֍💀 УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ, или СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЧУЖОГО ВОСПРИЯТИЯ 💀֍

ЦИТАТЫ:

«Иногда Мариане чудилось, будто какая-то злокозненная богиня из древнегреческих мифов навела на нее проклятие: терять всех, кого полюбит.»

(Алекс Михаэлидес. «Девы». 2021)

«— У Фоски есть группа студенток-фавориток, которых он собирает на отдельные, закрытые занятия ...»

(Алекс Михаэлидес. «Девы». 2021)

«Себастьян не смотрел на нее через призму чужого восприятия; он составил собственное мнение. Может, и ей попробовать так же?»

(Алекс Михаэлидес. «Девы». 2021)

Аннотация к роману «Девы» (2021) Алекса Михаэлидеса разбудила в памяти роман Донны Тартт «Тайная история» (1992). Что это? Очередная история о студентах (campus novel)? И снова «пропитка» античным культурным наследием? Надо посмотреть. А для начала – абстрагироваться от Донны Тартт и её «Тайной истории». Хотя это не просто, если ты читал эту книгу …

***

Роман «Девы» Алекса Михаэлидеса как оммаж – дань уважения: работа-подражание знаменитой писательнице не так уж и плох. Не шедевр, конечно. «Девы» – второе произведение Алекса после романа «Безмолвный пациент». Он в начале творческого пути: пробует себя в качестве писателя после создания целого ряда синопсисов.

… Когда убийца (злодей) «назначен» в самом начале романа – это настораживает, если, конечно, он не один из ведущих персонажей произведения, как, например, доктор Ганнибал Лектер в романах Томаса Харриса. К тому же следует отметить для себя, кто именно из героев отвёл роль убийцы персонажу.

У любителей литературных психологических детективных историй со временем развивается психологическое чутьё (если можно так выразиться). Что такое детективный роман? – Это игра, которую затевает автор с читателем, в которой всегда начинают «чёрные». Вот и смотрим, кто же затеял весь этот «сыр-бор». А потом постепенно должен проясниться мотив.

Главная героиня – Мариана Андрос – талантливый психотерапевт, специализирующийся на групповых сеансах:

«Мариана глубоко верила в психотерапию, прекрасно разбиралась в этом деле …»

Но она уже год пребывает в посттравматической депрессии из-за гибели своего мужа. Её наставница, научный руководитель во время учебы на психотерапевта, а потом – супервайзер предлагала ей пройти полный курс лечения. Но Мариана отказалась, хотя и не могла объяснить почему.

Депрессия, или меланхолия – это не шуточки! К тому же Мариана очень рано потеряла мать. И вместе с тем она, как тётя и опекун (?!), отвечает ещё и за Зои – студентку Кембриджского университета, колледжа Святого Христофора, где случилась жуткая трагедия: убийство лучшей подруги Зои – Тары Хэмптон. И это не единственное убийство.

В таком депрессивном состоянии, думается мне, не то что непросто вести детективное расследование, но и мало вероятно адекватно воспринимать реальность. А между тем Мариана сама взяла на себя роль сыщика-следователя. Слишком самоуверенно в её нынешнем положении. Отсюда и всякого рода «косяки» … Зато жизненно: она – не супер-детектив, а несчастная 36-летняя женщина, взвалившая на свои плечи непосильную ношу. Справится ли? Ей самой бы кто помог.

Ошибки, заблуждения – не только спутники тех, кто пытается что-то делать. У заблуждений – психическая и психологическая основа, плюс недостаток профессиональной компетентности. А большие ОШИБКИ, по мнению Аристотеля, как утверждает автор, могут стать основой хорошей фабулы (для романа).

Крайняя степень ошибочного поведения – психологическая слепота: человек не может и не хочет адекватно воспринимать окружающую действительность, близких людей и даже своих родителей. Он даже сам себя не знает и не понимает. Не способен не то что к самоанализу, даже – самоконтролю. Шоры на глазах, «розовые очки», витание в облаках … Приятная сладость липкого самообмана. Такая ошибочность и самообман, на мой взгляд, и есть одна из тем романа «Девы» Михаэлидеса.

… Великолепно выписан образ Эдварда Фоски: красавец-профессор преподает курс греческой трагедии в Кембридже. В него поголовно «влюблены» все студенты колледжа. И есть за что. Даже читателю сложно не подпасть под его ослепительно сияющее обаяние. «Нарциссический социопат, умело манипулирующий людьми» – такой вердикт выносит ему Мариана. Она – профессиональный психотерапевт. И, как говорится, всё «своим аршином мерит». Но слово «профессиональный» не всегда равно – «компетентный».

«Их взгляды встретились, и в этот миг все сомнения развеялись. Отныне Мариана была совершенно уверена: она смотрит в глаза убийцы.»

… Забавно, что персонажи из предыдущего романа – «Безмолвный пациент» чудесным образом «эмигрировали» в роман «Девы». Это Рут, которая была психотерапевтом Тео Фабера в кампусе после неудачной его попытки суицида – отравление парацетамолом. В дальнейшем – они друзья с Тео.

Эта же самая Рут, проживающая в Лондоне, была научным руководителем Марианы во время её учебы на психотерапевта, а потом стала её и Тео супервайзером. В обоих романах она играет роль Светлого Ангела, к которому прибегают и Мариана, и Фабер в случае жизненного кризиса или тупика.

Тео Фабер – главный герой «Безмолвного пациента» собственной персоной возникает здесь и в том же качестве: криминальный (судебный) психотерапевт. Так Алекс Михаэлидес перекидывает мостик от одного романа к другому и делает ещё один реверанс, но только уже не в отношении Донны Тартт, а себя, любимого: самопиар в условиях рыночной экономики уже давным-давно не чужд искусству.

«Мариана ревновала наставницу к Тео и даже слегка ему завидовала, поскольку тот был любимчиком Рут.»

Ну, кто кого любит больше всех, понятно: Алекс Михаэлидес не ровно дышит к своему персонажу Тео Фаберу.

Появление «старых» персонажей в «новой» книге – не подсказка ли это, или намёк на то, что в «Девах» всё будет также, как в «Пациенте»? А может быть, совсем наоборот, и это такое «лассо», чтобы поймать читателя, а потом оставить его с носом?.. Как бы то ни было, читать было интересно.

«Почему убийца пытается сбить нас с толку? Что мы, по его замыслу, не должны увидеть? От чего он отвлекает наше внимание? Найди ответы на эти вопросы, Мариана, и ты его вычислишь.»

Эти вопросы из уст Тео Фабера, адресованные «доморощенной сыщице» – Мариане, с большой долей вероятности адресованы и нам – читателям. Вот и разбираемся, догадываемся, анализируем, вычисляем …

Неплохо, когда автор не теряет контакта с читателем: пишет не только для себя, но и держит руку на читательском пульсе. В хорошем детективе обязательно должны быть подсказки. Проницательный Тео Фабер – помощь «тяжёлой артиллерии» депрессивному психотерапевту – Мариане. Бедняжка, наделённая редким даром сострадания …

«— Ты наделена редким даром: способностью сострадать. — Тео улыбнулся. — Ничего удивительного, что Рут так высоко тебя ценит.»

А на мой взгляд, психотерапевт должен быть не столько сострадательным, сколько объективным и компетентным. Разве не за этим к психологу обращаются за помощью? А реветь и мотать сопли на кулак можно, уткнувшись в мягкую грудь мамы: кто ещё более призван сострадать, как не мать? Но внятного, бескомпромиссного совета от мамы можно не получить: она априори всегда на стороне своего чада.

Тут нужен беспристрастный и грамотный совет специалиста. Такой, какой может дать Рут: профессиональный и честный, но горький, как полынь. Когда-то же должен наступить момент истины: прозрения и самопознания.

Как мне думается, именно на такие размышления пытается навести своих читателей Михаэлидес. Влияние Рут помогает Мариане совершить перелом во взглядах на своего отца, а то, что произойдёт дальше – следствие этого прозрения ...

«Мариана помедлила, тщательно подбирая слова.

— Еще в раннем детстве Ифигения приняла проявления деспотизма отца за любовь. С тех пор эта ошибка влияла на ее восприятие окружающего мира.»

Главная идея романа «Девы» – психологическая: любовь-нелюбовь в семье и её влияние на формирование личности индивидуума. Причём не только в семье. На этапе взросления, получения образования роль наставника, воспитателя, педагога не менее важна. А порой и более …

Психология отношений сквозит практически в любой современной книге, особенно – детективного жанра. Беспроигрышный вариант. А главное, – интересно.

Алекс Михаэлидес и в «Безмолвном пациенте», и в «Девах» не просто предупреждает, а буквально внушает: психическое здоровье – вещь хрупкая и никаким иным видом здоровья человек заменить его не может. Берегите свою психику. Будьте компетентны в вопросах её сохранения и укрепления. А главное, – учитесь видеть, зреть в корень, отыскивать истоки того, что с нами происходит …

«Девы» – интересный роман и по форме, и по содержанию. Михаэлидес вовсе не стремился подражать Донне Тартт. Идея его романа – иная. Он только покружил немного вокруг профессора, преподающего греческую трагедию, напоминая читателям о ключевом персонаже «Тайной истории» – Джулиане Морроу, чтобы потом преподнести неожиданный сюрприз.

И если Тартт делает основной акцент на воспитании в семье, колледже, роли родителей и наставников, то Алекс Михаэлидес – на психологии и психике как первооснове этого воспитания (!). Это так трудно, но порой просто жизненно необходимо: посмотреть правде в глаза:

«Необходимо узнать. Понять. Посмотреть правде в глаза.»

P.S.

Двойное манипулирование как психологическое воздействие с целью обогащения на страницах романов я встречаю уже не в первый раз. У Михаэлидеса оно скрыто невероятно глубоко. От этого роман приобретает особую остроту и увлекательность.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Андрей Рубанов «Стыдные подвиги»

Ouroboros_8, 2 сентября 2022 г. 12:50

֍ ЛИРИЧНО И ЩЕМЯЩЕ, или СО МНОЮ ВОТ ЧТО ПРОИСХОДИТ … ֍

ЦИТАТЫ:

«Я рожден, чтобы быть счастливым и свободным ...»

(Андрей Рубанов. «Стыдные подвиги». 2012)

«Москва — жестокий город, сам знаешь; хамы и прочие черти будут портить тебе жизнь — а ты улыбайся, понял?»

(Андрей Рубанов. «Стыдные подвиги». 2012)

«Столица хороша для растиньяков: пламенных карьеристов, махинаторов, разного рода наглецов.»

(Андрей Рубанов. «Стыдные подвиги». 2012)

Когда-то давно прочитала пару романов Андрея Рубанова. Понравилось. Зацепило. Было где-то на задворках памяти: прочитать ещё. До сих пор есть. Ещё бы! Его «Хлорофилию» разбирали на уроках литературы в школе!

Но у моей читательской судьбы странные повороты: зигзаги удачи сменяются незнакомыми закоулками … В общем, Рубанов так и оставался бы в планах на будущее, если бы не этот воробей с сигаретой в клювике на обложке и интригующее название: «Стыдные подвиги».

Я всё думала: отчего подвиги стыдные? Если стыдные, разве это подвиги? Ответ, видимо, получу после прочтения книги.

Это роман из рассказов. Можно было бы назвать сборником рассказов, но все они связаны единой тематикой. И только самый последний – «Яшка» выбивается из общего строя. И то, как посмотреть …

У любого писателя, достигшего определённого уровня известности, возникает потребность, когда, с одной стороны, необходимо своим читателям заявить о себе, как о личности, а с другой – накопилось время для воспоминаний и анализа основных вех своей жизни, неразрывно связанных с историей своей страны. Рефлексия, однако. У писателя такая возможность есть. Грех ею не воспользоваться.

Рубанов – творец, пишущий мастерски. Читать его тексты приятно. Читая его «Подвиги», я то и дело ловила улыбку на своём лице. А после прочтения рассказа «Новый год в Коломне» не удержалась от восклицания: «Прелесть какая!» Ну, а «Яшка» заставил прослезиться и зашморгать носом … Лирично и щемяще на душе становится от простых рассказов Андрея «за жизнь».

Так что, «Подвиги» я бы сравнила с табакеркой эмоций, на крышке которой изображён серп и молот с надписью: «СССР». И хотя автор охватывает и исторический период после развала Союза, но корни-то глубже … Принимать только такой «табачок» следует дозированно: не нужно весь сразу.

Рассказы, конечно же, автобиографичны. А что ещё лучше получается у писателя, как не то, что он знает лучше всего? А для Рубанова, как утверждают литературные критики, типично писать в автобиографическом ключе. Они же утверждают, что большая половина его произведений именно так и написана. Так что, это узелок на память.

«Стыдные подвиги» Рубанова, на мой взгляд, – отражение «стыдных подвигов» нашей страны: какова жизнь, такие и правила; какие правила, такова и судьба. Написано о собственной судьбе, подкреплённой фактами своей богатой биографии (армия, бизнес, зона): от подростка до писателя с хорошей долей юмора и самоиронии (!) Автор, в первую очередь, писал для читателей, чтобы нам было интересно. Вряд ли будет интересно современной молодёжи, если они

«… мальчики и девочки, рожденные в восьмидесятом, восемьдесят первом, восемьдесят втором — новейшее поколение, они вообще ничего не знали про Союз Советских, руководящую роль и Продовольственную программу. Нежные, непуганые, красивые, они умели наслаждаться.»

… Заметным маркером сквозь все рассказы проходит линия важности труда для формирования личности человека.

Будь то подросток, сам смастеривший скрипку для собственного самоутверждения (рассказ «Брусли»), или глава семейства, способный «изваять» платяной шкаф навечно (рассказ «Подстава»):

«Труженик и мастер, он презрел систему, заставляющую человека спешить, ловчить и вкручивать дешевые железные шурупы вместо медных, положенных по государственному стандарту».»

В любом деле труд сопряжен с совестью и целеустремлённостью. Если трудишься, то делай на совесть и стань мастером! В любом деле: будь ты строитель и кладёшь кирпичную кладку, или балерина, «крутящая» фуэте несколько часов кряду (рассказ «Новый год в Коломне»).

И при этом автор вовсе не выглядит назидательным учителем. О благородстве и красоте труда читатель додумается сам. Впрочем, как и о самости – самостоятельности – тоже. А может и не додумается вовсе.

Стыдно ли должно быть автору за свои «подвиги»? – Думаю, что нет. А ещё думаю, что он немного лукавит, давая такое название книге: психологический трюк – покаяться прежде, чем тебя могли бы отругать … Тогда тебя, скорее, успокоят и постараются понять.

Не знаю. Возможно, ошибаюсь.

Оценка: 9
– [  1  ] +

Алекс Михаэлидес «Безмолвный пациент»

Ouroboros_8, 1 сентября 2022 г. 15:49

֍💀 МЕРТВЫЕ НЕ БОЛТАЮТ, или БОЛЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОГО НЕ ЛЮБИЛИ 💀֍

ЦИТАТЫ:

«Что бы вы чувствовали на месте Алкесты? Самый близкий на свете человек оказался трусом и обрек вас на гибель. Это же настоящее предательство!»

(Алекс Михаэлидес. «Безмолвный пациент». 2019)

«… и тут Рут просто сказала: «Боль человека, которого не любили». Я увидел, как эта формулировка предельно четко описывала мое недавнее состояние и является одновременно моим прошлым, настоящим и будущим.»

(Алекс Михаэлидес. «Безмолвный пациент». 2019)

С первых же строчек романа: пролог – автор открывает тему последующего повествования. Ясно, что будет психологическое произведение с психической составляющей: главная героиня – Алисия, намереваясь вести дневник, сама себя убеждает в том, что она нормальна и у неё нет проблем с психикой.

«… Тут появятся исключительно радостные, счастливые, нормальные мысли… И никакого безумия.»

Как правило, в романах всё оказывается с точностью до наоборот: читателя предупредили на самом «пороге» о том, что душевное состояние героини не в порядке: она – душевнобольная. Теперь пусть читатель сам решает, двигаться ли ему дальше.

Я сначала засомневалась. Много прочитано на эту тему …

Решила всё же рискнуть, хотя понятие «бестселлер» вовсе не синоним качественной книги. А ещё побудила к прочтению «Безмолвного пациента» рецензия известного литературного критика. Надо было проверить, всё ли так уж «хреновастенько», как она пишет … И вообще, люблю читать, когда «Отшумели вешние дожди»: ажиотаж и страсти вокруг новой книги поутихли и можно читать спокойно и без оглядки на чьё-то мнение: личное – превыше будет … Для себя, конечно.

«Я не испытывал ни малейшего желания разгребать заметки профессора: точка зрения Диомидиса была и так понятна. Я же хотел составить собственное мнение.»

***

Давая свою читательскую оценку книге, главным критерием оценивания считаю, интересно мне было читать, или – нет. На мой взгляд, в этом должны быть схожи любительские (непрофессиональные) рецензии читателей и профессиональные – критиков. А интерес и незаинтересованность, как известно, дело сугубо личное: зависит от опыта, образованности, эрудиции, профессии и профессионализма. И не только. Поэтому каждый рецензент отражает то, что он смог увидеть. А то, чего не смог, – ну, извините, так и останется за бортом читательской лодки вместе с писателем.

Так что, на рецензии, которые нам пришлись не по вкусу, сердиться не стоит: человеческий фактор, однако. Может человек вообще не с той ноги встал, настроение плохое ... Вот так и написал: под настроение.

Прежде, чем писать о том, что я увидела в «Безмолвном пациенте», следует абстрагироваться от других книг по аналогичной тематике: сравнивать нельзя. Это железное правило. Почему? – Никому не интересен твой читательский «рюкзак» за плечами, и не стоит кичиться его размером: неэтично с любой точки зрения. Интересно, что ты думаешь об ЭТОЙ книге, под каким ракурсом ты ЕЁ рассматриваешь, а лучше она или хуже других … о вкусах не спорят.

Я хочу «подружиться» с автором: понять, о чём он пишет, стать на его позицию. С Михаэлидесом как-то сразу получилось: словно взял за руку и повёл за собой. Завязка – бурная и эффектная. Это возбуждает интерес. Уже бросать книгу не хочется.

А когда Алисия говорит о своей работе художницы: «Я предпочитаю знать, куда двигаюсь. Именно поэтому я всегда начинаю работу с огромного количества предварительных набросков, желая максимально точно представлять конечный результат на холсте.», то соглашаюсь с ней и автором, что для меня тоже предпочтительнее приступать к чтению новой книги, когда вначале вижу наброски. Не только писательство, но и «читательство» – труд и процесс творческий. Вот почему, на мой взгляд, Михаэлидес сразу представляет «наброски» романа, чтобы стало понятно, куда будем двигаться дальше.

… Название книги раскрывается тоже сразу: ясно, кто безмолвный пациент (по крайней мере, один из них). А дальше очень хочется узнать, почему так странно ведёт себя Алисия, и удастся ли Тео Фаберу – судебному психиатру помочь ей, и чего это будет ему стоить и почему. А главное, как Алекс Михаэлидес напишет свою «картину маслом»: воплотит идею романа в тексте. Надеюсь, что не получится так, как пишет Алисия в своём дневнике:

«Всякий раз, когда у меня появляется идея, замысел того, что́ это должно быть, я не в силах воплотить его в жизнь. В итоге выходит нечто пустое, безжизненное.»

Автор явно переживает за своё детище: свой дебютный роман. Трогательно … А для нас, читателей, – ответственно.

***

Когда перевёрнута последняя страница, самое время осмыслить, что ЭТО было.

Это роман о Любви. В общечеловеческом смысле, заповеданной людям Иисусом Христом, и в узком смысле – тоже: любовь между мужем и женой. Любовь и предательство – основная тема романа. А сделать роман триллером – это дело второе, чтобы привлечь внимание массового читателя: все хотят получить увлекательно-развлекательную книгу.

Из «Колодца Любви» можно черпать и черпать: всё равно до дна не вычерпаешь! Мир держится на «основном инстинкте». А если в теме любви развить идею её психологической основы и психической составляющей человека, то может получиться весьма интересное произведение.

Плюс – разбавить повествование криминальной историей с элементами триллера – «не свежо, как в первый день», конечно, но в целом, если автор не лишен писательского таланта, а переводчик не подкачал, то получиться может очень даже увлекательно.

Михаэлидес все эти писательские краски смешивает на своей палитре. К тому же ещё украшает сюжет загадочной древнегреческой трагедией Еврипида «Алкеста» – о супругах Алкесте и Адмете.

Пусть идея включения элементов трагедий, основанных на мифах и легендах древних культур, не нова, но это же не плагиат: никому не возбраняется. Главное, у Алекса введение мифически героев Древней Греции хорошо продумано: живописно и органично вплетается в канву загадочной и психологической художественной истории. К тому же способствует раскрытию замысла романа.

«Алкеста возвращается из царства Аида. Она снова жива, но не хочет или не может говорить о том, что пережила на том свете.»

Никто из тех, кто вернулся из Ада, не говорит о том, что там пережил!

Но особенно мне понравилась «находка» Михаэлидеса в подаче проблем и противоречий любви. В свою картину о любви он добавляет краски христианской морали и нравственности. Семья и Любовь. Оба понятия нерасторжимы. Так должно быть, согласно религиозным канонам. Но мы же знаем, что это далеко не так на самом деле. Автор не пытается, а прямо говорит, в чем причина и домашнего насилия, и нелюбви ...

В романе важное место отводится картине Алисии с изображением распятого Христа в образе её мужа – Габриэля Беренсона. Что это? Сам Габриэль поначалу противится позировать Алисии, полагая, что сие деяние есть кощунство и глумление над образом Спасителя. Потом он соглашается. Картина была написана незадолго до трагических событий, когда погибает Габриэль.

А ведь у этого эпизода глубокий нравственный и сюжетообразующий посыл. Глава семьи – муж и отец не потому главный, что он мужчина, а потому, что создан по образу Христа. Жена и дети могут видеть в нём образ безграничной Любви, готовой на самопожертвование, чтобы спасти, защитить, утешить, направить … Об этом мы все должны знать и помнить. И детей своих так воспитывать. А если твой главный мужчина не есть образ Спасителя, то ни жена, ни дети ему ничем не обязаны: ни уважением, ни послушанием …

Утратив образ Христа в лице своего отца, главная героиня чувствует себя не просто преданной, а убитой. Потому она подсознательно хочет видеть образ Спасителя в своём муже… А дальше сюжет романа развивается логично и правдоподобно.

Несмотря на то, что «Безмолвный пациент» – дебют автора, и он вместе со своим главным героем Тео Фабером сообщает нам:

«Четкого плана я не придумал – имелся лишь смутный замысел. Подобно неопытному художнику, я держал в голове финальный образ работы, не представляя, как достичь желаемого результата.»,

всё у Алекса Михаэлидеса получилось отлично. На мой взгляд. Чего не могу сказать о Тео Фабере…

Многослойный сюжет. Замысловатая многоходовка. Неожиданный финал. Ожидаемая концовка. Хороший слог … Мне было интересно. Это – главное. Книга с глубоким смыслом, несмотря на развлекательность. К тому же познавательная для широкой читательской аудитории. Одни только «контрперенос» и «психологическое детоубийство» чего стоят …

«То, что он сделал, называется «психологическое детоубийство», и Алисия это поняла. «Он убил меня. Папа только что убил меня», – сказала Алисия.»

А литературные критики, конечно, очень много знают. Это хорошо. Ещё лучше бы было так «критиковать» книги и их авторов, чтобы читателям читать хотелось, а не наоборот. Я вовсе не призываю не делать критические замечания. Просто должно быть «золотое сечение», чтобы не получалось так, что «За деревьями леса не видать» …

P.S.

Далеко не у всех может быть личный психотерапевт. И даже лучший друг (подруга) есть не у каждого. Тогда на помощь могут прийти книги. Такие, в которых есть несложные ответы на сложные вопросы. «Безмолвный пациент» Алекса Михаэлидеса – одна из них.

P.S. P.S.

У каждого психотерапевта должен быть свой психотерапевт.

Оценка: 10
– [  1  ] +

Анна Данилова «Приговорённый к жизни»

Ouroboros_8, 18 августа 2022 г. 17:24

֍💔 СМЕРТЕЛЬНЫЕ ШОУ МОРАЛЬНЫХ УРОДОВ, или СТРАХ РАЗОБЛАЧЕНИЯ 💔֍

ЦИТАТЫ:

«Если ты хочешь знать мое мнение вообще по поводу родственников, то оно у меня твердое: кровь не играет большой роли в отношениях людей.»

(Анна Данилова. «Приговорённый к жизни». 2014)

«– Знаешь, я не первый год живу и знаю, что испытывает человек, который долгие годы пытается забыть свои прежние грехи и которого снова пытаются ударить лицом в дерьмо…»

(Анна Данилова. «Приговорённый к жизни». 2014)

«То есть получается, что чем циничнее, чем отвратительнее шоу, чем большее отторжение оно вызывает у нормальных, здоровых людей, тем выше у него рейтинг, тем больше денег получают авторы такого эфира.»

(Анна Данилова. «Приговорённый к жизни». 2014)

Восьмой роман «Приговорённый к жизни» (2014) Анны Даниловой (Дубчак) из цикла «Адвокат Елизавета Травина» следует после романа «Признание грешницы» (2014).

… Когда денег куры не клюют, потому что клевать нечего – это одно дело. А вот когда денег много: ну, очень много, то обязательно жди какой-нибудь беды, потому что кто-то непременно захочет их отнять.

… Чужие тайны, оказывается, могут навредить тебе ничуть не меньше, чем разоблачение твоих собственных, которые, как тебе казалось, похоронены навсегда.

Анна Данилова умеет придумывать замысловатые сюжеты для своих историй. Этим она мне и интересна. А ещё нравится стиль, в котором пишет Данилова: текст получается лёгким, воздушным. Повествование – ярким и образным. Книга затягивает.

Главные герои: Лиза Травина, Глафира Кифер, Денис Васильев, Сергей Мирошкин, Дмитрий Гурьев и другие – все, кто ведёт расследование запутанного дела, – приятные и порядочные люди, страстно обожающие то, чем занимаются. Они призваны вызывать у читателя положительные эмоции. Данилова не боится казаться несовременной, когда стало чуть ли не нормой, что в книге либо совсем отсутствуют положительные герои, либо предлагают сопереживать не очень-то и положительным: других-то нет …

На этот раз автор предлагает распутать ещё более запутанное дело, чем во всех предыдущих романах цикла, вместе взятых. Невероятная история! Конечно, нашим доблестным правоохранительным органам в жизни вряд ли приходится расследовать дела, похожие на те, которыми занимается адвокатское бюро «Травина & Кифер». В жизни всё банальнее и проще, как утверждают представители этих самых органов. И страшнее …

У Даниловой иногда тоже бывает страшно, но не в её стиле смаковать кровавые подробности, хотя порою крови хватает. Анна увлекает многоходовыми интригующими преступлениями, постепенно расширяя круг, причастных к действию, лиц. Психологические мотивы поведения участников «марлезонского балета» – вот что вдохновляет автора.

… Легко или трудно сломать человеческую жизнь? – Я не знаю … А как живётся тем, кто сломал кому-то жизнь? А как – тот, кому её сломали? Если, конечно, он смог выжить … Чего стоит семейная жизнь, когда нет доверия и скрывается прошлое?.. Разве страх разоблачения грехов прошлого не разобьёт семейное счастье вдребезги?.. Об этом роман «Приговорённый к жизни».

«– Мне хочется увидеть их лица… Так же, как они хотели увидеть лица всех тех, чьи жизни они сломали.

– Надеюсь, что это случится.»

Вообще, несмотря на кажущуюся лёгкость и занимательность, Данилова вовсе не шутит. И её роман «Приговорённый к жизни» к разряду иронических детективов (кстати, ничего против которых я не имею) не относится. Она поднимает в каждой книге цикла различные социальные проблемы и пороки общества.

Алчность (сребролюбие) – одна из повторяющихся из романа в роман тем. «Приговорённый» – не исключение. Но эта тема стара, как свет. А вот оборотная сторона шоу-бизнеса, различных ток-шоу и алчность мега популярности, рейтинговое умопомешательство как изобретение дьявола – эта тема достаточно актуальна в наше время. Её тоже автор раскрывает в романе. Получилось сногсшибательно!

И ещё есть одна достойная тема. Может быть, кто-то знает (смотрел) фильм 1961 года «Евдокия» Татьяны Лиозновой, снятый по одноимённой повести Веры Пановой? Но уж цитату из этого фильма: «Отказываюсь. Я ему ехидна», наверно, знают все. Здесь тоже будет «ехидна». Только совсем не похожая на злополучную алкоголичку Анну Шкапидар из фильма: страшнее …

… Вот книга прочитана. А я не знаю, толи радоваться, толи огорчаться такому финалу. Нет, всё-таки он печальный, если не сказать – трагический (автор не договаривает). А как вы думаете, прочитавшие книгу? Не приводит ли уродство физическое к уродству моральному?.. Почему-то с испокон веку говорится: «Бог шельму метит»...

P.S.

Всё-таки умница Анна Данилова (Дубчак): пишет просто и увлекательно о простых жизненных вещах, а задуматься всегда есть о чём. И как-то весло у неё получается писать о серьёзном, как будто пьёшь компот из «веселой, расписанной петухами и ромашками, чашки». А на самом донышке может оказаться … Ну, кому как повезёт: мы-то с вами разные.

Оценка: 10
⇑ Наверх