FantLab ru

Марина и Сергей Дяченко «Казнь»

Казнь

Роман, год (1998 год написания)

Перевод на польский: П. Огожалек (Kaźń), 2006 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 39

 Рейтинг
Средняя оценка:7.81
Голосов:714
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Сочинительница историй Ирена Хмель странствует по тропе миров, созданных гениальным безумцем --ее бывшим мужем. Чтобы вернуться, женщине надо найти самого создателя, и лишь от нее зависит судьба людей, кого она встретит на своем пути. Можно, наверное, сделать еще шаг. Вот только каким окажется следующий мир? Выбор, вечный выбор между поступком и бездействием, любовью и ненавистью.

Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 348

Активный словарный запас: средний (2945 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 52 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 31%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Странник, 2000 // Крупная форма

лауреат
Сигма-Ф, 2000 // Крупная форма, романы

Номинации на премии:


номинант
Мраморный фавн, 1999 // Роман

номинант
Бронзовая Улитка, 2000 // Крупная форма

номинант
Интерпресскон, 2000 // Крупная форма (роман)

номинант
Мечи, 2001 // Лунный Меч

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (7)

Казнь
1999 г.
Казнь
2001 г.
Казнь
2004 г.
Петля дорог
2006 г.
Казнь
2007 г.
Казнь
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Kaźń
2006 г.
(польский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 октября 2010 г.

Роман с загадочным для меня смыслом. Возможно, он, словно мой нашкодивший младший брат, прятался где-то на последних страницах, но так как я была уже не в состоянии гнаться за мыслью авторов, я его благополучно не заметила под кучей словесного хлама и возлежащего на нём пана Анджея. И было не очень ясно, он прячется потому что он такое великий и себе набивает заслуженную цену, или он просто такой фиговый и стесняется.

Что мы имеем в итоге(кроме так и неоткопанного товарища смысла):

-тормозящую писательницу пани Хмель, чьи способности действовать в критических обстоятельствах спят как сторожа на военном складе

-её бывшего мужа Анджея, который не производит впечатления сумашедшего учёного, хотя вроде бы как должен. И вобще как герой картон картоном, зато с потрясающей способностью портить всем жизнь.

-мелькнувшую Карательницу, которая, по сути, единтсвенный живой персонаж.

-вампира Семироля, который стоит где-то между графом Дракулой и, не к ночи будь помянутым, Эдди Калленом. Циник, любит детей, пьёт кровь четверых своих слуг на ферме. Герой вроде и интересный, но к моменту своего исчезновения, он уже порядком «износился».

-бескорыстного рыцаря Река, бьющего горшки на улицах, спасающего пани Хмель, и вобще ведущего себя то ли как юродивый, то ли как любитель лёгкой дури.

-четверых жителей фермы среди которых мы замечаем бывшею жрицу любви, врача, молодого ревнивого человека и Сита, который словно тень мелькает во владениях вампира. У меня почему-то возникла ассоциация с игорем.

-пес Сэнсей и черепашка, красной нитью преследующие меня во время чтения.

-типа реальный мир, откуда пришёл моделятор и его бывшая тормознутая жена. До pani autorki так и не доходит, что собственно, и её мир может быть МОДЕЛЬЮ

-мир правосудия, из которого Создатель благополучно слинял в неизвестном направлении, очевидно боясь быть приконченным очерёдным маньяком, а возможно даже собственной женой.

-средневековый мир Провидения, из которого Создатель тоже слинял по той же скользкой дорожке, но по объективным причинам: я бы тоже не хотела оказаться среди местной инквизиции.

-...и какой-то сюрреалистический мир, в котором Анджей был наконец-то прижат к стенке. К слову, он сопротивления не оказал.

Помянем отдельно картонных героев. Противный персонаж он тоже должен быть живыми(в правдивости Лидки Сотовой и Самохиной я не сомневалась ни минуты). Здесь- живых нет. Только дохлые.

Оценка: 5
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 января 2013 г.

Что ж...

Все романы Дяченко олицетворяют для меня идеальное воплощение различных риторических вопросов.

В «Казни» также самое важное — «что», а не «как», хотя именно в этом романе «как» какое-то, как уже отметили выше, взъерошенное, недоделанное, бледное.

Роман от этого хуже и не стал, может быть, и восприятие вложенных в него мыслей не притуплялось, но ощущение, что тебе чего-то не «допоказали», чего-то не «додали» понять, остается; тянет, требует проверить, не залипла ли страничка в книге, не перескочил ли ты случайно с 100-й на 150-ю страницу.

Концы у Дяченко никогда не были развернутыми и никогда не расставляли все по местам: обычно это все делалось в процессе, а конец нужен лишь для того, чтобы читатель понял: это не конец, это начало. А весь роман есть лишь предисловие к чему-то бОльшему, о чем уже просто так не напишешь, что просто так уже не скажешь.

Может, именно поэтому многие ругают конец «Казни»: он такой же. Все мысли уже сказаны и поняты, все выводы уже сделаны, и цель, изначальная цель, на которой и выстроился весь сюжет книги, не так уж и важна, отошла на второй план, и потому серовата.

О чем эта книга? Да все о том же, о вечном. О любви и предательстве, о долге, о чести... философия «сотворения мира» — это та же любовь, точнее, ее отсутствие, и как следствие отсутствия этой любви — смерть, абсолютный конец: «Создатель мертв».

«Что вы думаете о смертной казни?» — этот вопрос поднимается изначально в реальности, и потом в каждой из реализаций этой реальности, но все ведет к тому, что думает о ней сам Творец. А Творец не может вспомнить: ему это не так важно, он уже реализовал мысль, и забыл о ней. Риторический вопрос. Вопрос без ответа, потому что его нет. Врач, делающий эвтаназию, он убийца? Вампир, пьющий кровь для продления жизни, — убийца? Женщина, делающая аборт, — убийца? Люди, делающие злое добро, чтобы с ним доброго зла не приключилось, они убийцы? А сам Творец? Если нет, то почему он допускает все это? А если да, то какой же из него Творец?..

Есть ли край у Вселенной? А если есть, то не является ли конец началом?

Творец — статичная функция, из раза в раз повторяющая саму себя, без развития — без любви. Его творения гораздо более живы, чем он сам, но все они держатся на этой функции. Странно и страшно, ведь сама мысль, что творения гениальнее творца, и при этом творцу плевать на собственные творения, ужасна.

В конце концов, все те герои этого романа, кто научился любить — так или иначе продлились, развились, продолжились и выросли, потому что приходилось жертвовать, потому что любовь — это всегда жертвенность. А Создатель жертвовать не научился, потому что он всегда был влюблен в себя. Открыт в бесконечность, но не наружу, а вовнутрь, и потому обречен на вечное одиночество.

Мне сложно оформить мысли после прочтения «Казни» в единый структурный текст: они разбегаются, как и в самом романе.

Книга стОящая. Слегка «недомаринованная», но стОящая.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 июля 2010 г.

Прочел книгу четыре года назад, перечитал на днях. Впечатление в целом положительное, но сильной книга не показалась ни тогда, ни сейчас. Разберу как обычно по пунктам достоинства и недостатки.

1. Яркий пример дяченковского стиля – яркого, простого, лаконичного, и в то же время невероятно поэтичного и выразительного. Произведения Дяченко удивительно хорошо читаются, это редкость для по-настоящему умной литературы. И простота вовсе не делает их примитивными.

2. Психологизм, как всегда у авторов – на высоте. Четко и правдоподобно смоделированы самые неестественные и невероятные ситуации – вроде психологической атмосферы вампирской фермы или нравов жителей бредового мира Провидения. И все это без длительных рассуждений и занудства – мысли главной героини перед нами как на ладони, но не только она – и вампир-адвокат, и бескорыстный рыцарь – все эти невероятные типы предстают перед читателями совершенно живыми людьми, которых можно понять.

3. Общая концепция романа, фантастическое допущение, композиция – нет, это не так уж ново, об искусственных мирах писали и раньше, но Дяченко нарисовали свою версию рукотворных вселенных, непохожих ни на что, бывшее до них.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Цепочка миров, один примитивнее другого – сначала полицейское государство, потом лубочное Средневековье, снежная постапокалиптическая пустыня без людей – и в конце концов – абсурдная игровая площадка с бессмертными и неутомимыми ребятишками, играющими в хоккей…
Моделятор словно бы расписывается в своем бессилии, цепочка миров – приговор ему, человеку, никогда не знавшему, чего хочет, не понимающему конечной цели своих экспериментов. человеку, заигравшемуся в Бога. Отдельное спасибо авторам за образ Анджея Кромара – гениального безумца, человека, ставшего Создателем, но не избавившегося от своих человеческих страстей и недостатков. Не случайно Ирена в конце романа мечтает о том, чтобы в грядущем мире имя Моделятора стало бы именем Сатаны. Никогда никого не жалевший Анджей лишен одного важного для Бога качества – о безразличен к судьбе своих творений, которые бросает и забывает с такой же легкостью, как бросил и забыл любимую женщину.

Теперь о недостатках романа:

1. По прочтении не покидает одна мысль – а о чем, в конце концов, книга? Авторы подняли массу важных вопросов, но ни один не дотягивает до уровня самого важного. О чем книга – о том. что бывает, когда Создатель – бездушный эгоист? О том, что создания могут быть сложнее творца? И совсем не ясно в контексте этого, почему от мира к миру произведения Ирены Хмель возрастают в своем качестве? Миры деградируют – или так сказывается идеализированное представление Анджея о своей бывшей супруге? Без авторского комментария этих недосказанностей не понять.

2. К предыдущему пункту – и причем тут казнь? Дурацкая выходка Анджея на вечеринке? Отдание Ирены на корм вампиру? «Схлопывание» моделей? Название, имхо, никак не связано с магистральными идеями романа. Это еще более запутывает читателя в понимании.

3. Идея о том, что наш мир – тоже модель – дань моде. Мысль об иллюзорности бытия в последнее время стала в фантастике своего рода штампом.

4. Главный недостаток – смазанность финала. Правдоподобный, но нудный диалог ни о чем, гибель искусственных миров и спасенная из модели Ирена – и полное отсутствие выводов.

Итог: прекрасный образец Дяченковской книги, увлекательная психологичная вещь, несколько депрессивная, но вполне приятная. Заствляет задуматься о многом и «погрустить о всяком непонятном». Но «Казнь» поражена основной болезнью интеллектуальной прозы – это умная книга ни о чем.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 августа 2011 г.

Это десятый роман супругов, мной прочтённый, и, полагаю, плохой. Располагая наличествующим у меня опытом, могу чётко выделить три особенности творчества авторов. Во-первых, даже если роман и плохой, он в то же время всё равно хороший — потому что писать Дяченко умеют, тут не поспоришь. Вторая особенность: до самого конца невозможно понять, книга хорошая или плохая, — потому что написано-то неизменно классно, а «мессидж», нравственные, так сказать, выкладки, всегда умело выводятся в самый конец. В-третьих, это то, что малая форма авторам не даётся — тоже уникальность своего рода; обычно бывает наоборот.

Почему плохо... Персонажи явно полнейшие авторские марионетки, ни на секунду невозможно подумать, что они живут своей жизнью. «Казнь»... Несомненно тут подразумевается многоплановость названия применительно к сюжетным злоключениям героев: как бы формальная казнь Ирены и о-очень глубоко скрытая, доступная лишь самому вдумчивому читателю казнь творца «на эшафоте его бренных фантазий». Главный герой... наделённый гениальностью настолько, что едва из ушей не льётся, оказывается как человек полнейшим ничтожеством... Ведь как поучительно, а? «Юности честное зерцало»: «Не облизывай перстов и не грызи костей...» О! А вдруг и наш мир тоже кем-то создан?! И под конец — рояль в тумане и бог из рояля...

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 октября 2016 г.

Плохой роман, не только потому что сюжет провисает (примерно половина романа — топтание на месте), но и из-за неубедительности персонажей.

Героиня представляется авторами, как замечательная писательница. Но, простите, она, во-первых, изумительно глупа (дура не может быть хорошей писательницей, поскольку неспособная к анализу и не умеет становиться на точку зрения других людей), во-вторых, начисто лишена воображения (некоторые дуры всё же фантазёрки, но это не тот случай, тут дура занудная, как школьный завуч). Оказавшись в необычной ситуации, она не способна осознать необычность и действует, как будто ничего странного вокруг неё не просиходит. Воля ваша, я не могу представить хорошую писательницу с таким бэкграундом. Даже для писания каких-нибудь серийных «женских детективов» надо быть чуть-чуть посообразительней.

Муж героини, в свою очередь, совершенно безлик. Обычно в книжках, даже если положительный герой какая-то телятина недоваренная, то уж злодей по всякому ярок, упруг и цепляет внимание. Но здесь не тот случай. Если героиня большую часть книги ноет «это не может быть, это не может быть, это мне, наверно, снится», то злодейский герой тем более не действует, а резонёрствует поразительно скучно. Ну, понятно, что придуманные им виртуальные миры сляпаны из стандартных деталей, утащенных из типовой дамской фэнтези, это логично, раз по сюжету ему положено быть бездарностью, но всё же нельзя «ухабистую дорогу описывать ухабистыми стихами».

В общем, этот роман, который мне в 1999 году расхваливали как «книгу года» — полный отстой. Только для фанатов супругов Дяченко, коих, как я понимаю, немало. Уверен, они найдут достоинства даже в этом романе, а я — пас. Больше ни одну книгу этих авторов в руки не возьму.

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 декабря 2014 г.

Все мы немножко демиурги. Каждый способен и умеет сотворять себе свой мир, с той или иной степенью комфортности и обустроенности, условности или напротив полной материальности и детальности. Люди, у которых это творящее начало выражено в сильной степени, с лёгкостью выстраивают себе вполне реальные планы жизни и мироустройства, куда ничтоже сумняше включают других людей со всеми их волями, желаниями и поступками. И получается потом, что все эти включённые в несвои миры люди проживают несвои жизни, существуют в этом мире по написанному не ими сценарию...

И имеется целая отработанная и действенная психотехнология визуализации и программирования основных жизненных событий в своей собственной жизни, своего собственного существования. И частично других людей... в той или иной степени и мере — тут уж всё будет зависеть ещё и от столкновения воль, и от вашего и чужого искусства управлять и направлять.

Часто ли мы задумываемся, какой именно, чьей конкретно жизнью мы живём? Своей собственной, хотимой, пестуемой и лелеемой, выстроенной своей собственной волей и своими собственными желаниями? Или всё-таки являемся винтиками-шпунтиками чужой воли и чужого мироустройства. Где кончается моя, твоя, наша свобода и начинается жизнь чужая? Чью мельницу я-ты-мы крутишь, живя туда, куда ты живёшь сейчас?..

Хорошую книгу написали Дяченки, хотя всё-таки совсем не о том, о чём думалось и писалось мне и мной в этом отзыве... :-)

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 августа 2008 г.

Лихо закрученный сюжет вдруг обернулся пустышкой. Внезапно тебя озаряет и ты видишь, как писался роман.

«а что если женщина попадет в мир, созданный ее мужем? Оригинально? Не очень? Да ерунда, выкрутимся как-нить!» и дальше авторы именно это и делают: выкручиваются. «думаете, вампиры плохие? Нет, они хорошие! Ага, теперь вы подумали, что хорошие? Нет, они плохие. Ой, ну, ладно, догадались: они не плохие и не хорошие. Просто люди обычные» Итак, мы догадались, а объем романа все еще недостаточен. Чем набивать будем? «А тогда отправим-ка героиню в следующую модель. И там мы героиню башкой об стол, об стену, об дерево. Будет знать, как по моделям шастать» А дальше объем до романного догнали, можно выпускать мужа. И поскольку создателю сказать собственно нечего (как и авторам романа), читаем якобы умный диалог с моралью: «А создание-то лучше своего творца».

Дальше закрываешь книгу, тупо смотришь перед собой: «Весь этот огород ради такого финала? Да-а-а... Писателями не рождаются. Ими становятся»

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 октября 2010 г.

Думаю, авторы не мучились с названием новой книги. И книга вышла легкая, чистая, без провалов и болотистых длинных периодов ни о чем. Правда, сразу надо сказать, что книга вовсе не о писательнице госпоже Хмель, которая любит обдумывать все произошедшее, лежа на диване и натянув плед до подбородка. Еще она медлительна, как многие писатели. Она быстрый ответ, свою реакцию сначала обдумывает и передумывает, описывая в уме словами. Так вот, книга не о госпоже Хмель. И не о том, что все миры могут быть Моделями, и у каждого мира — моделятор. Не о том, что живущие в Моделях уверены в своей реальности — а как иначе? Они же живут! Не о справедливости и не справедливости разных миров. И даже не о квесте «найди моделятора и прекрати это безобразие».

На самом деле, как мне показалось, и я даже не настаиваю, если кто-то найдет другой смысл, это книга о семейной жизни и взаимоотношениях между мужчинами и женщинами. Очень сложных отношениях и очень трудной жизни вдвоем. И конечно о любви и нелюбви, о ненависти, о долге, о порядочности и непорядочности, об обязанностях, о разных обязанностях и разном поведении мужчин и женщин... Но как фантастически интерсно все это написано! Как прикрыто словами и объяснениями совсем о другом! Как много опять вложено в простой казалось бы сюжет: надо пройти через ворота и найти человека. И все закончится. И будет все хорошо.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 ноября 2009 г.

Одиночество...

Может ли жить человек в полном одиночестве? Стоит ли стремиться домой, где его ждет только глупая черепаха и собака? Стоит ли возвращаться ради этого? Почему бы не попробовать построить новую жизнь в другом мире? Чем-то лучше, чем-то хуже... реального мира??? Но откуда такая уверенность в том, что «реальный мир» не является чей-то моделькой?

Создатель Анжей... Разве он не одинок? А Семироль? А громила Сит? А Ник? А Эльза? Разве им есть к кому идти за помощью? Разве им есть к кому обратиться в трудную минуту? Нет... Они могут надеяться только на себя.

Человеку всегда нужна опора. Нужна поддержка. Только тогда он сможет достичь своей цели.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 июня 2011 г.

В какой-то момент начинаешь забывать, кто герои, какие цели они преследуют — и для чего, собственно, Ирена Хмель взялась искать своего бывшего мужа. «Биография» вымышленных персонажей отпадает, как шелуха, и остаются только характеры. Коллизия между ними. Идея...

Идея — это поединок творения со своим творцом (в данном случае — действительно творцом, «делателем миров». Но это может быть и писатель, и художник, и... продолжите сами).

Творец отвечает за тех, кого создал. А они за него? А если он ошибется, и творение выйдет с заметным «глюком» — он виноват, или все-таки тут действует правило «что хочу, то ворочу»?

А брак, супружеская любовь — это не такой же точно поединок? (Да, да, очевидно, что Дяченко пишут «и о себе тоже»).

С одной стороны — Анджей имел право сделать все то, что сделал, и Ирене не в чем его упрекнуть, хоть она и страдала из-за него. А с другой — все-таки усовестила же его (почему в финале и появляется новая реальность. Где ей будет лучше — хотя там, похоже, вообще никого, кроме нее с ребенком, и нет. Но, м.б., ей это и было нужно?)

Что же касается того, КАК написано (а не того, ЧТО) — это типичные «ранние» Дяченко. Мир(-ы) очерчен(-ы) бледными мазками, «где» и «почему» — не особо-то уточнено, гораздо важнее, «кто».

В «Скруте» и «Ритуале» такая скупая манера письма раздражала; тут — она как раз к месту.

Хороший роман, пусть и не лучший. По психологичности, допустим, тот же «Цифровой» куда зрелее и сильнее... Но и эта книга — по-своему глубока.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 апреля 2011 г.

Прочитала за день, как, впрочем, и любых еще нечитаных Дяченко – уж что-что, а в умении писать языком читабельным, пусть не всегда изысканным, но таким, который правда приятен, им не откажешь.

Начало, как и часто у Дяченко, непонятное, но за эта непонятность не отталкивает, а, наоборот, привлекает: что же это такое, что дальше?

Сама история весьма в духе мастеров, когда психология поведения ставится на первый план, а уж все остальное служит к ней декорацией, созданием условий, в которых человек проявит себя как-то по-иному. Даже вторая модель, псевдосредневековая, где сам Создатель велел, не грешит файрболами, летающими налево и направо и ордами темных властелинов (да и маловата она для такого размаха), а вполне себе уютненькая, не без изюминки.

Где-то видела, что ругали конец романа, дескать, не понятно о чем. Вернулась Хмель в реальность? Живет в модели? А, может, реальность – тоже модель? Так это в духе Дяченко – оставить все на усмотрение читателя, они и после «Казни» не один раз так делали.

Единственное что в минус, так это показавшаяся мне не слишком убедительной главная героиня. Остальных героев я не трогаю – они созданные модели, и вести себя, по идее, должны в том направлении, которое им задал Создатель.

В общем, чтобы дальше не растекаться мыслью и не переходить в пересказ романа, подведу итог: на мой взгляд, вещь слабее многих похожих романов. Дяченовских, разумеется. Но, с другой стороны, это 1999 год. Так что твердая семерка – меньше ставить Дяченко у меня рука не поднимется, даже если они напишут нереальный трэш.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 августа 2010 г.

Странная книга об очень-очень-очень медленно соображающей женщине (самая простая мысль до нее доходит в среднем порядка 7-ми часов), очень-очень-очень медленно путешествующей по мирам (аж 3-м!), в поисках мужа с непонятно какой целью. Вот что нужно было написать в аннотацию. В чтении по ощущениям книга медленно-муторная. Какие-то лубочные персонажи на фоне лубочных миров. Медлительность (читай — тормознутость) главной героини доходит местами просто до дебилизма. При этом она работает преподавателем! А как она на вопросы студентов с такой-то «скоростью» мышления отвечает?

В общем довольно много ИМХО ляпов и «недописанностей».

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 февраля 2009 г.

Дяченки как всегда молодцы... так закрутить сюжет лихо... читал и не мог оторваться... путешествие по мирам понравилось... писатели очень интересно продумали как минимум два мира: гемоглобинозависимых и мира Провидения... просто супер... особенно как они описаны ... все предусмотрено... ни к чему не подкопаться... Дяченко вообще мастера создания миров, УНИКАЛЬНЫХ, они щедро ими разбрасываются не превращая их в бесконечные циклы... что особенно приятно... и здесь: два представленных и разработанных мира щедро соеденины в одном небольшом романе... :appl:

идея книги проста: Человек не должен быть одинок!!! и тогда ему все под силу... ведь ВСЕ... абсолютно все герои этой книги во всех мирах — ОДИНОКИ... и результат мы видим... на протяжении всего романа...

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 января 2011 г.

Один из немногих романов Дяченок, который начинается не как подростковый. Достаточно серьезная и продуманная вещь. Вот только мне, как читателю, не открылась, так сказать, красная нить смысла сего произведения. Здесь и подобие социального умозрительного эксперимента, в котором анализируются и сравниваются несколько жизненных устоев, в каждом из которых своя интерпретация казни человеческого существа. Вот только осталась непонятной фраза, прошедшая через весь роман: «А что вы думаете о смертной казни?». Казалось бы, центральная мысль в свете названия романа. Но как-то всё... испортил вампир с непонятно маниакально-романтическим характером. Хотя именно на его примере и показана машина правосудия первой модели.

Вторая модель описана в гораздо меньшем объеме и передана через рыцаря Река. Что характерно, если еще первая модель жизненна хоть на чуть-чуть, то вторая — абсолютно не способна существовать. В последующих романах Дяченки выйдут все-таки на путь истинный («Пандем», «Армагед-дом»).

Здесь и беременность главной героини Ирены Хмель (вот что еще нравится в книгах Дяченок — имена героев всегда оригинальны и неповторимы). И в связи с этим роман плавно перетекает из социальной вещи в жизнеописание одинокой женщины, вынужденной опираться на других мужчин, в общем-то ей не нужных. Здесь выступает на центральный план уже психология, делая данное произведение вроде и серьезным, умным, с хорошим сюжетом, неплохой проработкой героев, но каким-то взъерошенным. Будто причесать забыли.

В любом случае, ценителям творчества Марины и Сергея Дяченко ознакомиться с романом стоит. Даже необходимо.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 октября 2015 г.

Остается только воскликнуть «Браво, мастера!». Одна из самых напряженных и самых эмоциональных вещей авторов. И, конечно же, как всегда, главный герой их произведений — это жизнь. Жизнь и люди, причем люди самые что ни на есть обыкновенные, такие, как мы с вами.

Достоинств у романа столько, что для их пересчета пальцев на руках может и не хватить: он умен, он оригинален, он очень увлекателен и держит в напряжении до последних страниц, его текст легок и емок одновременно, а передача психоэмоционального состояния главной героини выше всяческих похвал. И конечно, после книги есть над чем поразмыслить. Только, как это ни странно, не над судьбой главной героини (она-то как раз проста и понятна), а над Анджеем Кормаром — понять его, оценить его поступки, присмотреться, что есть от него в тебе и твоих знакомых....

Но все это не самое главное в книге. А самое главное, это то, что пройдя вместе с любимой героиней весь этот путь с начала и до самого конца, вдумчивый читатель может с полным правом сказать вместе с ней: «Я имела глупость думать, что наш мир устроен не слишком хорошо… Я ошибалась. Это очень грустный… и очень красивый мир».

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу