FantLab ru

Виктор Пелевин «Жёлтая стрела»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.13
Голосов:
1650
Моя оценка:
-

подробнее

Жёлтая стрела

Повесть, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 117
Аннотация:

Вся жизненная суета на самом деле — дорога в никуда. Мы забываем, что живём, забываем просто быть и даже не задумываемся над этим. Но есть среди нас и исключения...

Примечание:

Первая публикация — журнал «Новый мир», 1993 год, номер 7.


Входит в:

«Модель для сборки», 1995 г.

— сборник «Сочинения», 1996 г.

— сборник «Все повести и эссе», 2005 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 41

Активный словарный запас: низкий (2489 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 65 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 35%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1993 // Крупная форма

номинант
Интерпресскон, 1994 // Средняя форма (повесть)

номинант
Бронзовая Улитка, 1994 // Средняя форма

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Желтая стрела
2012 г.

Издания:

Бубен Верхнего Мира
1996 г.
Желтая стрела
1998 г.
Собрание сочинений в 3-х томах. Том 1. Чапаев и Пустота
1999 г.
Желтая стрела
2000 г.
Затворник и Шестипалый
2001 г.
Чапаев и пустота. Желтая стрела
2001 г.
Generation
2003 г.
Желтая стрела
2003 г.
Желтая стрела
2003 г.
Омон Ра. Желтая стрела
2003 г.
Омон Ра. Желтая стрела
2003 г.
Омон Ра. Желтая стрела
2003 г.
Песни царства «Я»
2003 г.
Сочинения в 2 томах. Том 2. Омон Ра. Generation `П`. Желтая стрела
2003 г.
Желтая стрела
2004 г.
Омон Ра. Желтая стрела
2004 г.
Виктор Пелевин. Все повести и эссе
2005 г.
Желтая стрела
2007 г.
Виктор Пелевин. Все повести и эссе
2010 г.
Желтая стрела
2011 г.
Желтая стрела
2012 г.
Повести, эссе и психические атаки
2015 г.
Желтая  стрела
2015 г.
Полное собрание сочинений. Том 2. Затворник и Шестипалый
2015 г.
Желтая  стрела
2016 г.

Аудиокниги:

Элементы — модель для сборки
1995 г.
Бубен Верхнего Мира. Принц Госплана
2004 г.
Желтая стрела
2006 г.
Лучшие романы. Избранная проза. Выпуск 1
2013 г.
Желтая стрела
2015 г.
Собрание сочинений
2016 г.

Издания на иностранных языках:

The Yellow Arrow
1996 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Повесть прочитал совсем недавно, хотя в общих чертах знал и сюжет и основную идею – из критики да из песни Арии «Горящая стрела», написанной Маргаритой Пушкиной как раз мо мотивам этой повести. Собственно, из песни о ней впервые и узнал, еще не зная, кто такой Пелевин вообще. Потом как-то подбирался к повести в студенческие годы, но все откладывал на потом – вещь короткая, прочитать всегда успею – и вот добрался.

Поезд как метафора общественной жизни – образ напрашивающийся. У Пушкина, помнится, на этот случай была телега – но то было иное время, а в нашу эпоху массового человека нужен поезд. Что же такое «Желтая стрела»? Если смотреть поверхностно – замороченная перестройкой и политическими переворотами Россия, потерявшая цель и ориентиры и на полном ходу въезжающая в катастрофические 90-е. Если смотреть более глубоко – человечество, как таковое, живущее в массе полубессознательно, под управлением животных инстинктов; ведомое кучей крупных и мелких «фюреров»; не желающее видеть окружающий мир таковым, как он есть и задумываться, для чего мы все здесь; и уж тем более не задумывающееся о конечности своего бытия (на этот счет у Пелевина есть еще рассказ «Тарзанка»).

Смысл повести – в необходимости осознанного существования, избавления от иллюзий и повседневной суеты, поглощающей личность. «Ехать в поезде и не быть его пассажиром» — то есть отдавать себе отчет, что то, что тебя окружает – не есть ты сам. Здесь Пелевин изящно предвосхитил знаменитую проповедь Тайлера Дердена из «Бойцовского клуба». Впрочем, Пелевин оптимистичнее – в соответствии с близким ему буддийским учением, конечной целью он видит побег из поезда, то есть просветление, освобождение от оков пространства и времени, окончательную духовную свободу.

Но буддийскими нравоучениями «Желтая стрела» не ограничивается. Сильна в повести и сатирическая составляющая. Атмосфера обреченности и странных метаний в поезде, так знакомая пережившим 90-е, напоминает песню Nautilus Pompilius «Титаник» — то же ощущение движения к неведомой и страшной цели, та же бессмысленная и злобная суета перед лицом смертельной опасности. Дельцы и аферисты предстают жалкими с их хитрыми планами продажи алюминиевых ложек и дверных ручек. Радует и матерная этимология слова «бизнес» (мне самому в детстве, возможно, в силу советского воспитания, это слово казалось отвратительным на слух и напоминало другое слово, созвучное, но нецензурное, которым в народе именуют акт и процесс хищения). Иронизирует автор и над «протестным искусством» заодно с пропагандой «духовности» — расписывающий пивные банки-сувениры смелыми «антисистемными» лозунгами человек признается, что делает это лишь из-за популярности таких настроений, чтобы заработать. Актуально в начале 90-х, когда стало можно говорить что угодно и сразу стало очень много «антисоветчиков» и прочих «смелых» деятелей, которые раньше были удивительно лояльны. Да и сейчас, когда протест вновь стал модным брендом и некоторые на нем неплохо зарабатывают. Тема будет развита Пелевиным в «Generation П», в рассуждениях об альтернативной музыке.

Очень показательна сцена разговора девочки с матерью. Девочка хочет покинуть однообразную унылую повседневность поезда, но мать уже не может представить иного, чем смерть, избавления от рутины и несвободы. Для повзрослевшего и погрязшего человека немыслимо ничто другое, кроме окружающего его ежедневно скучного мирка, даже если во всех окнах мелькают бескрайние просторы – он уже научился их не видеть, для своего же удобства.

Итог: одна из лучших философских повестей Пелевина. Заслуженно культовая вещь.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Этот поезд в огне

И нам не на что больше жать.

Этот поезд в огне

И нам некуда больше бежать.

Эта земля была нашей

Пока мы не увязли в борьбе.

Она умрет, если будет ничьей

Пора вернуть эту землю себе.

«Поезд в огне» Б. Гребенщиков

С чего бы начать. Наверное с того, что собираясь прочесть данную повесть, я был знаком, грубо говоря, с двумя трактовками смысла, заложенного в ней.

Первый — присущий большинству отзывов — общефилософский. Действительно, за суетой повседневности мы перестаем слышать стук колес, начинаем двигаться по инерции, всё реже возвращаемся мыслями к глобальным вопросам, не ищем во всём хаосе жизни какую-то систему или порядок, дабы объяснить себе зачем, откуда и куда мы направляемся. Вся жизнедеятельность начинает сводиться к удовлетворению банальных потребностей (вспомните художника на банках: он рисовал на банках что-то такое, над чем каждому надо было бы задуматься; а в реальной действительности, в действительности поезда, он сам не разделял своих порывов, его реальные желания — сходить с женой в театр и воспитать ребенка). Что интересно, никто не понимает Андрея: если он с кем-то заговаривает на подобные темы, его сразу приписывают к разряду мистиков или людей несерьезных. Но больше всего пугает именно то, что пассажиров не интересует, куда/откуда/зачем они едут. И это чувство инерции в повести крайне депрессивно.

Второй смысл добрался до меня из лекции Дмитрия Быкова, касающейся творчества Пелевина. В лекции он хвалил эту повесть больше остальных, указывая на наиболее точное описание движения России (Советского Союза) к разрушенному мосту. Конечно же, Быков зачастую находит политический подтекст там, где его нет или где он не главный, и я прекрасно понимал, что необходимо прочитать и найти самому, где же истина — в философии или в истории. Честно признаюсь, настраивался на философию. Но... товарищи, эта повесть — чистой воды аллегория на советскую действительность. Вот наиболее показательные примеры, которые я отмечал при прочтении:

1) — Это как? — тихо спросил Гришу Андрей. — Что за схема?

— Как, как. Платишь старшему проводнику, а он чайные ложки списывает. Это человек серьезный — берет только валютой. Условие такое — ложки надо переломать, потому что целые за погрантамбур не пропустят.

2) В одном вагоне сразу в трех местах пели под гитару — и, кажется, одну и ту же песню, гребенщиковский «Поезд в огне», но разные части: одна компания начинала, другая уже заканчивала, а третья пьяно пережевывала припев, только как-то неправильно — пели «этот поезд в огне, и нам некуда больше жить» вместо «некуда больше бежать».

3) В последних вагонах перед границей уже давно не было горячей воды, а эту печку, было похоже, не топили лет десять, с самого начала Перецепки.

4) — Вот так, Андрей. Вот так. Говоришь, нынешние из окон не кидают? А надо кидать. Вот именно как раньше делали — руки-ноги вязать и головой вниз на шпалы. Публично. Тогда и чай будет сладкий, и вежливость в коридоре. И друга твоего никто тронуть не посмеет.

5) (Судя по тексту, поезд едет по направлению на запад. Ближе к концу произведения в окне главный герой видит, что на траве у насыпи валяется реклама «Rolex», «Pepsi-cola» и пр. А позже среди леса Андрей замечает возвышающуюся вершину церкви, блестящую на солнце.)

После таких жирных прозрачных намеков основной посыл повести становится понятен тут же. Здесь и списание гос имущества, и песня Гребенщикова, и Перецепка-Перестройка, и воспоминания о репрессиях с тоталитаризмом, и пугающая своей необычностью дорога в 90-тые. И правда, Андрей с Ханом осознают всю неизвестность и бесцельность происходящего, и именно поэтому им жить сложнее всего. Но если брать в целом, то навалившаяся эпоха 90-х годов испугала многих, своей обманутостью (вера в коммунизм себя исчерпала, а надо было по привычке во что-то верить), своей неизвестностью как жить дальше, резким изменением ценностных ориентиров и, словом, переворачиванием жизни с ног на голову. Единственное, что осталось неясным, так это метафора с крышей: почему, находясь на крыше, еще сложнее сойти с поезда? и что такое за метафора этой самой крыши? Если кто-то может подсказать, буду рад услышать мнение.

Подводя итог, скажу, что мне данная повесть крайне понравилась. Весьма точная историческая и политическая аллегория, переданная с тяжелым внутренним настроением. Кстати говоря, фабула произведения во многом имеет сходство с «Градом обреченным» А. и Б. Стругацких. У них даже главных героев зовут одинаково — Андрей.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Трудно сойти с этого поезда, даже на время трудно. Засасывает рутина дней. Раньше пыталась бороться с этим — выходила на случаных остановках, шла в случайном направлении. Так, мне казалось, можно обмануть такую давящую предопределенность. Встретить того, кого не должна была встретить, увидеть то, что в обычных обстоятельствах бы не увидела.

С возрастом это намного труднее. Ты уже не принадлежишь себе, ты всем должна, обязана, у тебя множество социальных ролей и совсем нет времени остановиться, задуматься , услышать стук колес...

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Идея, разумеется, хороша. Отдельные абзацы — привычно для Пелевина восхитительны. Однако чистой воды сюрреализм с серьёзным лицом лично меня не вдохновил. Перенос окружающей действительности в образ поезда, как кажется, требует более обстоятельного подхода. Иными словами либо увеличения объёма произведения либо сжатия его до гениальных нескольких страниц. В таком виде, каком повесть существует, она напоминает некий черновик, сборник недоработанных отрывков. Впрочем, я не знаток данного жанра. Возможно, в этом и есть гениальность, кто знает. Но особого умиления она не принесла.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

написать что-нибудь внятное очень сложное... читал что эту повесть Пелевин написал по мотивам трудов Кастаньеды, которого в свое время пытался осилить в студенческие годы... вещь ирреальная... и поэтому не поддающаяся какому-то было бы внятному рассуждению... поэтому могу сказать только, что захватывает и интересно читать... но концовка как-то разочаровала...

всю дорогу рисовалась ситуация, что люди в поезде — мир, а вне — поезда — попадают люди только после смерти... и живым туда нет дороги... я подумал... какой молодец Пелевин как точно придумал и провел параллели с нашим миром... с помощью закрытого мира поезда пытается описать наше трактовку бытия после смерти...

но после определенных действий выясняется, что там вне поезда жизнь есть (города... села, мосты и тунели)... что главный герой сошел с поезда... что вдоль поезда разбросанны трупы, которые надо полагать с поезда видны, а с наружи — нет... я очень сильно засомневался в правильности своих догадок.... и продолжаю сомневаться.... :glasses:

в общем интересное начало и запутанное все потом.... как всегда.... не хочу сказать, что Пелевин плох... не буду раздувать щек ,что он гений... скорее всего... просто прекращу его читать... ибо не понимаю его глобальных задумок...

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На мой взгляд, вполне неплохо, хотя и не сильно «глубоко». Персонажи скорее поверхностны, схематичны и просты. Мир «Желтой стрелы» сильно напоминает мне общественно-коммунальное прошлое, «воспетое» многими авторами... Финал произведения вполне логичен и предсказуем.

А по поводу ассоциаций, могу сюда добавить еще и братьев Стругацких с «Градом обреченным», и Андрея Маккаревича с «Вагонными спорами«! :smile:

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

О произведении я узнала на одной конференции. Девушка делала доклад, как сейчас понимаю, не совсем о том и про то, но с душой, да так, что самой захотелось прочитать. И прочитала, в поезде у купе проводников,так как во всём вагоне в 12 часов ночи свет выключили (символично, не правда ли?). Очень сильное впечатление. Не знаю, будет ли произведение жить века, но вероятно долго. Хотя... Всё возможно! Но его актуальность от времени не зависит. Настоящее, будущее, прошедшее — не имеет значения. Во все века есть свои проводники, честные и не очень, ложки и дверные ручки, которые хочется украсть: вдруг обогатят! Очень удачная, на мой взгляд, аллегория движения поезда как движения жизни. И упаси Боже, что автор ограничивает людей, загоняя их в единое пространство! Поезд под названием «Желтая стрела», здесь только место обитания социума — нормальных пассажиров, со своими бытовыми проблемами, в его стенах они совершенно добровольно. Есть за окнами поле, оно для «ненормальных». Туда социум скидывает всю грязь, сам, мало от неё очищаясь... Можно было бы, конечно, обойтись без поезда, и всех за окно без подстаканников. Но поезд в движении, а поле нет. А жизнь-то на месте не стоит!

P.S. Каким быть пассажиром, или не быть им вообще — дело совести! К глубокому своему стыду о Хайнлайне не имею никакого представления. Пришлите, пожалуйста, можно без перевода.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

...Ох не хило быть духовным — в голове одни кресты. А по свету мчится поезд, и в вагоне едешь ты...

Отблеск высшей гармонии можно представить по-разному. И через призму духовного возрождения; и через излияния подспудно серой, — а местами и чёрной, — нашей привычной действительности. Посмотреть истинным взором на осточертевшее пространство всеобщей жизни и смерти... -Пожалуй, Пелевин поднаторел в описании последнего.

Повесть «Жёлтая стрела» — это с одной стороны тёплый и разухабистый привет из 90хх. Напёрсточники на корточках с их неизменным походным арсеналом. Марш турецких тренировочных костюмов в перемешку с променадом пива в руках. Разхристанные «братки» с вечным дележом своего тесного мира, — в коем по обыкновению всем всего ущербно не хватает...

С другой стороны, — если уходить вглубь от поверхности текста...

«Жёлтая стрела» — это поезд, несущийся без остановок к давно разрушенному мосту. Поезд, в котором едут все персонажи автора.

Пассажиры, которые ничего не знают о своём маршруте, — и главное: не хотят особо ничего знать. Так удобнее и проще, — на время как бы отодвинуть неизбежное и понадеяться на просторное русское «авось».

Хотя на самом деле, — и у меня здесь идеальное совпадение с авторской оригинальный мыслью по поводу знаков, символов и сложных шифров бытия: «Писем вокруг полно — было бы кому прочесть».

Но только ведь это вечная песнь... Songs, that voices never share... Мета язык постепенно утерянных истин по-прежнему мало кто может адаптировать на привычную «кириллицу»...

Безумно интересно читать Пелевина через призму времени: осмысливая на глубокий философский лад его безусловные истины.

Всё исчезает, превращаясь в пыль. Каждая следующая секунда неслышно и стремительно сменяет предыдущую. Каждый миг мы уходим от себя вчерашних к себе ещё не случившимся. И нет никакой уверенности, что этот краткий миг не будет последним...

Способность ухватить миг настоящий, — происходящий и длящийся в здесь и сейчас — это ведь тонкое умение / виртуозное искусство, которому приходится учиться всю жизнь.

У Пелевина здесь не просто рассредоточены какие-то сухие концепты соц-арта, авангарда или постмодерна. Везде сочится его душа, — гибкая, мудрая, живая.

Красивейшая, тонкая и очень пластичная философия Пелевина в глубоком ключе буддийских доктрин и знаний, виртуозно задаёт основной тон повести под перестук колёс стремительно несущегося поезда...

-СВ, купе, плацкарт, тюремные вагоны... У кого на что хватило средств, возможностей и везения. Всё как обычно в нашей жизни, — привычный антураж от vip роскоши до гнетущего запустения.

В каждом вагоне по авторской задумке разворачиваются замысловатые мизансцены и разыгрываются миниатюры привычной жизни обывателя. Здесь и мрачные, щемящие душу похороны. И бессмысленные, — но одиозные, — восклицания тоном Чацкого «А воры кто!?..» И глубокое самокопание главного персонажа (мистика и созерцателя в одном лице) в поисках себя, — живого и настоящего.

Все слова, заключённые в буквы — бессмысленны. Все ощущения себя живого — единственная возможность уцелеть в этой давке уже давно обесцененных понятий и правил. Уметь уловить себя настоящего — это самый главный дар и талант, данный от рождения каждому.

Ощупывать истоки истины краем сознания, — искру которого впоймать предельно сложно — это редкое умение, доступное многим, — но постижимое для единиц.

Ведь мы обычно сосредоточены на чём угодно, — и бесконечный поток постоянных «я — желаний» буквально захлёстывает собой всё наше существование.

В сущности никаких сложных форм нет, — есть только сознание. Именно оно определяет наше ощущение этого мира. Всё остальное — иллюзорное представление о сути вещей.

Ускользающий и вечно убегающий авторский постскриптум, — не такой уж трудный для понимания, — но его всегда очень сложно «протащить» и встроить в наши привычные реалии. По сути — это костяк повести и мудрое «заигрывание» с родным и вдумчивым читателем:

PS Всё дело в том, что мы постоянно отправляемся в путешествие, которое закончилось за секунду до того, как мы успели выехать.

PPS Под стук колёс летящего день и ночь поезда: там-там, там-там, там-там... Вот так, собственно и пролетает в кромешной тьме и суете вся наша жизнь.... Словно где-то там, за голубой зорькой, за снежной далью нас по-прежнему что-то ждёт, к чему не жалко стремиться и лететь на бешеном разгоне скорого поезда.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отзыв относится не только к данной повести, но и ко многим другим произведениям автора.

Первое, о чем стоит сказать, Виктор Пелевин относится к тому разряду авторов, произведения которых читают ради подтекста. Его особенностью среди такой категории писателей есть частые остроумные игры слов, в том числе иностранных, ну и конечно всем известная эксцентричность, которую кто-то обзовет кичливостью, а кто-то оригинальностью, на ваш вкус, в выборе названий своих трудов. То есть главное, что следует сказать, сюжет его книг ценен не сам по себе, а только как оболочка, в которой автор держит свои размышления и чувства, а потому поверхностный синопсис не имеет смысла, нужно очерчивать ощущения, они скажут больше.

Прочтение книг Виктора Пелевина всегда вгоняло меня в глубокую печаль и уныние. Его серые, неприглядные панорамы страшили меня много сильней, чем преувеличенная мрачность, а тем паче загадочность книг так называемых «мастеров ужаса». Даже Хичкоку (а на его стороне было не только слово, но и сила экрана) не удавалось заставить прочувствовать меня так, как Пелевину. Видно, страх слабее пустоты безнадежности, которую неизменно испытываешь после ознакомления с творчеством автора.

Кроме того, вышеописанной эмоции сопутствует некоторая растерянность, озадаченность человека, который вдруг понял, что потерялся. Возможно, в пустой комнате. По-моему, хуже всего потеряться в пустой комнате, ибо некому тебя найти да и тебе не к чему выйти. Звучит напыщенно, но это тот случай, когда помпа соответствует истине. А может быть, хуже всего то, что где бы ни находился все превратится под влиянием Пелевина в пустую комнату?

Важно, что в палитре автора светлых красок очень мало, но с другой стороны, от этого те, что есть приобретают баснословную ценность. Исходя из этой драгоценности и дефицита (видимо, внутреннего) волей-неволей писателю приходится расставлять светлые мазки вдумчиво, с филигранной точностью стратега, в чьем распоряжении крайне ограниченный контингент войск. Продолжая метафору могу сказать, что свои бои за высказывание себя и внимание читателя Пелевин выигрывает, хотя и с переменным успехом.

В этой повести автор не изменил своему кредо «Настоящий писатель всю жизнь пишет одну книгу» и продолжил темы, начатые им ранее и продолженные в более поздние периоды, которые лаконично можно обозвать «общефилософскими», но такая формулировка не только унижает за своей избитостью и бесформенностью авторские установки, но и не способствует раскрытию ни вопросов, ни пограничных ответов, предлагаемых автором. Впрочем, касательно ответов, я всегда думал, что задача философии — напоминать миру о тех вопросах, которые мир не разрешил и заставлять последнего сомневаться в тех ответах, которые он дал. Этим Виктор Пелевин и продолжает заниматься в «Желтой стреле», не самой сильной, но достойной своей работе.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отлично подойдёт в качестве введения в Пелевинскую прозу. Когда мне было всего девять лет, мне на руки попалась эта повесть. Разумеется, тогда я мало что понял из прочитанного, но идея о поезде показалась оригинальной и запомнилась. Спустя семь лет я уже всерьёз взялся за творчество автора, но теперь основная задумка «Жёлтой стрелы» показалась мне довольно примитивной и простенькой — особенно в сравнении с другими произведениями Пелевина. Тем не менее, за философскую глубокомысленность, и возможность перечитывания по много раз с новыми мыслями ставлю девятку.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мчится поезд «Желтая стрела» (страна) из Ниоткуда (социализм) в Никуда (капитализм), а в конце пути разрушенный мост... Обитатели поезда давно забыли, что они пассажиры ( граждане), а может никогда этого не знали. Есть штабной вагон и локомотив, но его никто не видел. Стук колес, как воздух, никто не замечает. В поезде идет обыденная жизнь. Мелкие дельцы продают за кордон, предварительно сломанные ложки, покрупнее воруют подстаканники, ну а самый крупный бизнес приватизирует купейные двери. Художники на эксорт расписывают, под хохламу, банки из-под пива. По крышам вагонов бредут куда-то на запад музыканты. Главный герой читает книжку о путешествиях по железным дорогам Индии, и мечтает сойти с поезда живым. Но поезд никогда не останавливается. Вся повесть пропитана какой-то безысходной поэзией, особенно это чувствуется в аудиокниге начитанной Владом Коппом. Поэма о том времени.

«ПРОШЛОЕ – ЭТО ЛОКОМОТИВ,

КОТОРЫЙ ТЯНЕТ ЗА СОБОЙ БУДУЩЕЕ.

БЫВАЕТ, ЧТО ЭТО ПРОШЛОЕ

ВДОБАВОК ЧУЖОЕ.»

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первое прочитанное произведение у Пелевина...

Что ж, пару дней ходил, будто «плитой придавленный». Умеет автор «загрузить» в чужой мозг свои мысли...

Если в целом, то — красивый язык, мегасимволизм каждой фразы и тонны философии «за кадром».

Мне очень понравилось.

Конечно, когда уже сочувствуешь ГГ, то хочется чего-то более определённого в финале, конкретного, что-ли. Но жизнь — она ведь никого не балует! Сапогом по носу сьездить — это уж запросто. А плюшки халявные — так они только у писателей-фантастов :)

В общем, финала хочется такого, чтоб был стопроцентный «хеппи энд», а автор нарочно делает последнюю сцену размытой — мол, каждый по-своему понять должен.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Коротко, емко, исчерпывающе и самодостаточно.

Ничего лишнего и ничего пропущенного.

Все эпизоды/главы «служат лучу», то есть раскрывают какой-то аспект идеи «поезда жизни.

Минимум эмоций и без соплей, но это здесь и не нужно.

Лучше меньше., да лучше... — это, кажется, утверждал еще Ленин в стаье про НЭП.

И все-таки, автор пытается скопировать в своих произведениях стиль Стругацких из «Града обреченного», мне во всяком случае вспомнилось это, а еще всплыли романы «Синяя борода» и всякие «Колыбель для кошки» и др. Воннегута.

Дело в том. что Воннегут несмотря на свое авторское якобы «сатирическое видение» находит что-то такое, чем может восторгаться или что может любить. То есть писатель может оценить блестящий, но предательский ход по отношению к своему делу, к себе, то есть он может «отдать должное» пусть даже отрицательному таланту.

Пелевин, как и г-н Чхартшвили любит только себя, Акунин в большей степени, Пелевин- в ничтожной, а вот способность восхищаться сильным и умным врагом у них отсутствует. Поэтому сильных эмоций, как любви, так и ненависти они не пробуждают.

Несколько умозрительное произведение, но написано хорошо. Композиция и структура составлена отлично.

Но «ключевой», запоминающейся, эффектной фразы нет.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Хорошо всё придумано и продумано», — так я подумал после того, как прочёл «Жёлтую стрелу». Читая, проводил аналогии с тем, что происходит у нас в жизни, и видел сходства. В целом, наверное, каждый немного по-своему понимает суть повести, и это, я думаю, один из основных плюсов. Для меня «Жёлтая стрела» — это наиболее запомнившееся произведение данного автора, и если кто-то спросит, что бы ему почитать из Пелевина, то я буду советовать именно «Стрелу»:)

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Что-то тут Пелевин упростил для себя задачу. Метафора мчащегося поезда, куда-то в никуда... ну не серьезно, для притчи сгодится. От Пелевина хочется бы позакрученней.

Но вот описание этой поездной реальности очень мне понравилось. Умело и наблюдательно схвачена растерянность людей, их попытка встроится в новую реальность дикого капитализма. Такая опустошенность людей, когда на них нахлынули новые правила жизни, такие дикие, искажающие их былую реальность. Вот это все очень недурственно.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх