fantlab ru

Ежи Жулавский «На серебряной планете»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.70
Оценок:
248
Моя оценка:
-

подробнее

На серебряной планете

Na srebrnym globie

Другие названия: На серебряном шаре; На Луне; Утраченный Рай

Роман, год; цикл «Лунная трилогия»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Есть три типа художественной литературы: романы о любви, исторические романы о деяниях великих личностей, и детские книжки. Чем они разнятся меж собой? Разнятся они предметом — чувства, дела, мысли, — соответственно. Так было со времен Древней Греции.

Ежи Жулавский поставил чистый эксперимент: действующих лиц трех жанрово различных романов он вынес из человеческого общества на пустую Луну, оставив переселенцам чистые чувства, дела, и мысли, — соответственно. Вынес недалеко, чтобы был близок локоть — на Луну. И устроил там сагу трех поколений (на самом деле — более трех поколений, потому что Дарвин не разрешил бы внешним условиям так быстро изменить человека). И вот первая книга: несчастная любовь. Драма человека, из благородства уступившего место в постели любимой женщины сопернику — драма смертельной опасности культуры, опасности вырождения и смерти. Декорации роскошны, мертвая Луна — это разверстая могила, буквально дышащая в спину, клекоча ожидающая «воспитанного человека», гордо несущего себя в небытие, в то время как душа его рыдает над утраченными возможностями.

С этим произведением связаны термины:
Примечание:

Первая версия романа опубликована в «Głos Narodu» в 1901-1902 годах. Вторая версия, отдельной книгой — издана в Львове в 1903. Третья и последняя — вышла вместе с двумя следующими томами в Львове в 1912.

Первым (или одним из первых) появлением романа на русском языке очевидно стоит признать публикацию в журнале «Новое слово» (январь 1911, стр. 83-103), где под названием «На Луне» был напечатан либо весь роман, либо его несколько сокращенный текст (точнее пока установить не удалось).

Жулавский Е. На серебряной планете. На украинском языке. Пер. с польск. Киев Сяйво 1927г. 330с.

Юрій Жулавський. На срібній планеті. Рукопис з Місяця: [Роман] / Пер. з пол. Л. та В. Пахаревських. – К.: Сяйво, 1927. – 330 с. – (Бібліотечка всесвітнього письменства). 1 крб. 80 коп.

Существует вольная экранизация данного произведения, осуществленная внучатым племянником писателя — режиссером Анджеем Жулавским. Фильм был снят в 1976-77 годах, запрещен к показу, частично уничтожен. Окончательно смонтирован и представлен публике в конце 80-х. Недостающие фрагменты режиссер комментирует по ходу картины.


Входит в:

— антологию «Лунариум», 1975 г.

— антологию «На Серебряной планете», 1993 г.

— журнал «Сокол 1 (44), 2003», 2003 г.


Экранизации:

«На серебряной планете» / «Na srebrnym globie» 1987, Польша, реж: Анджей Жулавски



Похожие произведения:

 

 


На серебряномъ шарѣ
1911 г.
На серебряной планете
1925 г.
На серебряной планете: Рукопись с Луны
1969 г.
Лунариум
1975 г.
На Серебряной планете
1993 г.
Лунная трилогия
1993 г.
Победитель
1993 г.
На серебряной планете
2012 г.

Периодика:

Сокол 1 (44)
2003 г.

Самиздат и фэнзины:

Лунная трилогия
2017 г.
Лунная трилогия
2019 г.

Издания на иностранных языках:

На срібній планеті:Рукопис з Місяця
1927 г.
(украинский)
Penkiese į mėnulį
1972 г.
(литовский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  9  ] +

Ссылка на сообщение ,

Задолго до Станистава Лема и Януша Зайделя среди польских литераторов жил и творил человек, которого по праву можно назвать основателем польской научной фантастики, хотя конечно он сам об этом не подозревал и едва ли понимал, насколько большое значение будут иметь некоторые его произведения.

Речь о замечательном Ежи Жулавском, который создал на пороге 20 века знаменитую «Лунную трилогию», куда вошли романы «На серебряной планете» (1902), «Победитель» (1909) и «Древняя Земля» (1911). Жулавский был не только писатель, но поэт и драматург, а к фантастике вообще относился несерьезно, написав трилогию как чистый эксперимент – причем эксперимент, окончившийся очень удачно.

Влияние Жюля Верна («Путешествие с Земли на Луну») и Герберта Уэллса («Первые люди на Луне») как во всей трилогии, так и в первом, самом ярком романе трилогии, бесспорно. И если от великого француза автор позаимствовал техническую составляющую, то есть описание и конструкцию космического аппарата, процесс полета, представления о лунных ландшафтах и атмосфере, то от именитого англичанина – образы местной флоры и фауны, принимающие порой совершенно устрашающие формы, а также некоторые черты социального устройства.

Сюжет у первого романа незамысловат: люди отправляются на космическом аппарате на Луну. Но что-то идет не так, и они терпят там бедствие. Пути назад нет, люди оказались в ловушке. Вынужденные как-то адаптироваться, они невольно начинают исследовать Луну и один за другим разгадывать ее секреты.

Луна в представлении фантастов 19 и начала 20 веков это конечно совсем не та холодная безжизненная планета, которую позже изучили ученые, а затем включили в свои тексты фантасты Золотого века научной фантастики. Луна – это населенная странноватыми существами планета с пусть и разреженной, но настоящей атмосферой; древний, загадочный мир, окутанный романтической аурой. И вот в этот мир попадают люди – пришельцы с совершенно другой планеты.

Жулавский увлекался историей, но не был силен в естественных науках. В этом плане Жулавский больше поэт и драматург, чем первооткрыватель и конструктор миров. Но подобная авторская особенность при явном таланте позволила тексту раскрыться совершенно с неожиданной стороны. Формально написанная как научная фантастика, Лунная трилогия и первый роман, по факту представляют собой обстоятельную притчу библейского размаха.

Аналогии с Библией и ветхозаветными временами очень яркие: Жулавский с поразительным эффектом присутствия описывает процесс появления трех и более поколений новых людей от колонистов, и их метаморфозы под влиянием лунной среды.

Роман «На серебряной планете» лучше и ярче всей трилогии описывает этот процесс. Первое поколение землян вынуждено постепенно занимать место полубогов в нарождающемся лунном обществе. Дети иного мира, они уже не могут перестроиться, но и их потомки больше никогда не узнают, каков этот прекрасный мифический первый мир. И тут явно возникает аналогия с Эдемом, из которого были изгнаны люди, и приземленным миром, где смертный человек вынужден сражаться за жизнь ежедневным трудом, кровью и потом. Роман пронизан одиночеством бога – существа высокоразвитого, прекрасно понимающего причины и последствия многих процессов, запустившего процесс генезиса, но уже не способного на него повлиять. Его потомки не так совершенны, как он, слабее и примитивнее, то есть хуже по многим параметрам, но он бессилен и ничего не может поделать с этим процессом деградации.

Получается, что лунное человечество пошло по пятам за земным, повторяя все его ошибки и главные вехи в развитии – от диких племен с архаическим мышлением до позднего средневековья и своей уникальной религией, и цивилизацией. Все это указывает на универсальность человеческого общества, и закономерностей, лежащих в основе его развития. Человек обречен совершать ошибки своих предков и повторять все их шаги, от первого о последнего. Человек останется таким, каков он есть, независимо от того, где живет – на Луне, на Марсе или иных мирах.

А еще Жулавский убедительно рисует цикличность любого исторического процесса, универсальность и неизбежность того будущего, которое уже заложено в нас природой. Конечно, учитывая значительный срок с момента написания и публикации Лунной трилогии, эта сага и конкретно роман «На серебряной планете» выглядят местами безнадежно устаревшими. Но в чем они никогда не потеряют своей актуальности – в том убедительном образе человека как созидателя и разрушителя, в его бремени, в его одиночестве и предопределенности, ярче всего раскрывшихся именно на бледных лунных пейзажах. Сила и ответственность, бессилие и безрассудство, ничтожество смертного существа и всемогущество бога – все это явления одного порядка, аспекты одной сущности, имя которой человек.

Оценка: 8
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Они стали первыми людьми на Луне, прилетев туда на допотопном снаряде a la Jules Verne. Чудом преодолев мертвые равнины видимой стороны, они достигли благословенных долин, раскинувшихся сразу за северным полюсом. Казалось бы, живи и радуйся! Только вот жизнь повернулась к ним совсем другой стороной...

Надо сказать, кое-чем стиль Жулавского напоминает Жюля Верна — по крайней мере, умением выражать внутренний мир своих героев и поднимать философские проблемы мирового характера. Существенное отличие лежит в эмоциональной сфере. Если произведения Верна оптимистичны и светлы, то первый роман «Лунной трилогии» являет из себя полнейшую их противоположность — он тёмен (в прямом и переносном смыслах), пессимистичен и пронизан духом неверия и упадничества. Да, члены экспедиции успешно прилуняются в Заливе Зноя, но при этом терпят небольшую аварию и сразу же испытывают на себе первую потерю: от многочисленных ран умирает организатор лунной миссии. Дальнейшие события будут развиваться по аналогичному сценарию: чем ближе к намеченной цели, тем больше потерь. Даже добравшись до нее, оставшиеся в живых счастливыми себя не почувствуют. Почему? Да потому что вся миссия была самой натуральной авантюрой. Ее участники не знали, что будут делать на Луне, хотя и понимали, что обратной дороги у них не будет. Странно и нелогично всё это: так долго готовиться, собирать международный экипаж, строить два корабля и вездеходы, прокладывать маршрут по лунной поверхности — и ради чего? Ради того, чтобы стать первыми? Именно так американская пресса представляла себе полет первого космонавта — как смертника, готового своим подвигом прославить родную державу. Слава богу, история пошла по иному пути. Жертвы, конечно, были, но вынужденные, а не запланированные заранее. А вот у Жулавского всё происходит как в песне Высоцкого про пациентов психлечебницы: «Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме.» Спрашивается, зачем тогда вообще задумали такую авантюру? Тем более это странно, что у них не было уверенности в том, что на обратной стороне Луны имеется пригодная для дыхания атмосфера, а также запасы пищи! Это сегодня каждый двоечник скажет вам, что атмосфера не может быть сосредоточена только на одной половине планеты — она либо имеется везде, либо нигде. Даже во времена Жюля Верна было ясно, что на Луне ее нет — слишком прозрачным и чистым был лунный диск. То, что герои романа «С Земли на Луну» увидели что-то подозрительное на обратной стороне, еще не значило, что писатель был в этом уверен — он просто хотел внушить своим читателям оптимизм будущих исследователей дальних планет. Главное — не разочаровываться и надеяться на лучшее. А первый роман Жулавского просто на самом корню убивает всякое желание летать на соседние планеты. В этом его главный «минус».

Второй минус связан с непродуманностью гипотезы вырождения человеческой натуры в условиях чужих планет. Во-первых, создать человеческую популяцию из детей одной-единственной женщины не удастся по известным даже детям причине: недостаточности разнообразия генетического фонда. Для положительного результата нужно было бы иметь хотя бы 200 особей. А в данном случае даже не стоило б и затевать всё это мероприятие! Во-вторых, даже если б браки между ближайшими родственниками не приводили к рождению нежизнеспособных уродов, земная колония всё равно б долго не протянула: девочки по статистике рождаются чаще мальчиков (особенно это заметно у небольших групп населения). Не исключено, что уже в пятом поколении в колонии могли остаться в живых только существа женского пола, что было бы приговором для ее будущего. В-третьих, в условиях пониженной гравитации рождались бы не карлики, как утверждает писатель, а наоборот — хилые и слабые гиганты. Желающие могут увидеть подобное в известном сериале «Экспансия» — в сцене, где Крисьен Авасарала допрашивает плененного обитателя Пояса астероидов, просто привязав его ремнями к голой стене. Основную работу здесь делает земная гравитация, истязая нежное тело «белтера». Словом, писатель явно не угадал с истинными причинами деградации поколений инопланетных поселенцев.

А вот что у него получилось, причем неплохо, — так это описание завораживающих воображение лунных пейзажей. Тут автор явно поработал с лунным атласом и, возможно, даже с телескопом. Трасса проложена грамотно, картины лунных равнин, ущелий и горных систем описаны близко к реальным (единственное исключение касается только Альпийской долины — она вовсе не узка и не так сложна для прохождения, как это описано в романе). Собственно, за такие вот захватывающие описания я и решил выставить произведению стандартную «семерку» (что должно значить «неплохо»). Но это, пожалуй, единственная светлая сторона «Серебряной планеты». Если вы человек с неустойчивой (или ранимой) психикой, чтение романа может стать причиной продолжительной и потому опасной депрессии, которая вполне может толкнуть вас к самоубийству. Так что если не чувствуете в себе уверенности справиться со своими эмоциями, лучше отложите книгу в сторону.

------------

РЕЗЮМЕ: очень пессимистичное по духу повествование о перипетиях первой экспедиции людей на Луну. Думаю, даже Армстронгу там было веселее, чем героям романа, хотя он и путешествовал в обществе двух угрюмых мужиков.

Оценка: 7
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Роман очаровал меня. Своей оригинальностью и каким-то фантастическим реализмом, когда есть чёткое понимание что в нашей реальности подобные события полностью исключены, однако за счёт напряжения человеческих переживаний героев романа, за счёт переносимых ими таких «земных» тягот и испытаний, создаётся настоящее сопереживание тяжести испытаний «таких же как я» людей на Луне. А когда повествование из «испытаний духа» трансформируется в «сказание об Избранном народе и их Отце», то хочется просто встать и аплодировать гениальной концепции автора, сумевшего так умело и наглядно показать довольно глубокое видение религиозных начал известной нам современной западной цивилизации. Наглядно показана концепция неизбежного превращения пророка как человека Знающего в наместника Бога на земле или даже в самого Бога.. в глазах средних обывателей, для которых то Знание, что даёт им пророк, априори всецело непостижимо, а значит и возносится до высшего культа, что порождает самобытную религиозность среди обывателей, которая не всегда может быть адекватна самому Знанию, каково оно есть на самом деле. Ещё множество других полезных мыслей могут родиться про прочтении романа, что есть несомненное благо от любого чтения.)

Оценка: 9
– [  12  ] +

Ссылка на сообщение ,

Читано неоднократно; в том числе изначально — в молодости (А начато как раз большим куском из «Лунариума»). И восприятие произведения, с течением времени, меняется существенно; собственно, потому, что она распадается на две части. В молодости мне больше нравилась первая; в зрелости — вторая.

Первая часть — мрачная, атмосферная; я бы даже сказал, страшная. Мрак, пустота, холод, тоска и смерть следуют за героями на их пути к обратной стороне Луны. Написано очень сильно. Единственное раннее «лунное» произведение, в котором описано путешествие; еще, правда, есть повесть Циолковского «На Луне» (где герои также путешествуют), но о литературных достоинствах последней можно говорить только с большой натяжкой.

Мучительное ожидание восхода Солнца; мучительное путешествие по пустыне, провалам, трещинам, пропастям; мимо бездны Коперника; через Море Холода и дикий хаос лунных материков; через пустоту; жуткие руины, в которых затаилось неведомое зло — эпизоды нанизаны на одну нить линейного повествования. Селенография была хорошо известна и во времена автора — поэтому все кажется жутко реальным и мучительно страшным. Стоит вспомнить веселый роман «Вокруг Луны» и несколько более философский «Первые люди на Луне»; не говоря уже о более рафинированных «Вокруг Солнца» Ле-Фора и Графиньи или «Изгнанников Земли» от Лори; или, о современных «Ракетный корабль Галилео» или «Лунная пыль».

Физики тут нет; техники тут нет — есть неимоверное напряжение душевных сил; есть подавляемый конфликт; зримо присутствует грань, отделяющее разумное от безумного. Есть ли любовная тема? Я не знаю.

Первая часть заставляет сопереживать.

Вторая часть — это, собственно, аллюзия на Книгу «Бытие». Она заставляет думать. На тему божественного; на тему деградации, на тему оторванности и обреченности, ну и о путях движения — как человеческой личности, так и цивилизации вообще.

Сюжет пространственно закольцован. Тема создания лунного человечества завершается темой создания мифа о создателе.

Может быть, произведение так сильно выглядит как раз потому, что в нем совмещены трудно совместимые вещи.

Ставлю 10; вероятно, потому, что редко какое художественное (да еще фантастическое) произведение заставляет так много думать. Продолжения не идут ни в какое сравнение с первой книгой, хотя «Победитель» неплох.

P.S. «О земля утраченная» — вот где таится ужас.

Оценка: 10
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Там, на Луне, на Луне

На голубом валуне

Лунные люди смотрят,

Глаз не сводят,

Как высоко над Луной

Каждую ночь шар земной

Очень красиво всходит и заходит!

Из х\ф «Про красную шапочку»

Впервые я прочел отрывок из этой книги в альманахе «Лунариум», будучи еще ребенком. Очень впечатлило тогда, очень захотелось узнать продолжение... Но, как и все остальные произведения, приведенные в «Лунариуме», оно обрывалось на самом интересном месте (что меня тогда очень огорчило). И вот я наконец выкачал этот злосчастный «Лунариум» и узнал, какие же именно книги я не дочитал в детстве.

Эту книгу Жулавского трудно отнести к научной фантастике. С одной стороны, очень строго и дотошно описана лунная география, цикл лунных суток, лунные либрации и т.д., задолго до каких-либо полетов на Луну автор описал ощущения от низкой гравитации, отсутствия перспективы в безвоздушной среде и т.п. Эта часть полностью или почти полностью соответствует тогдашним научным взглядам о Луне. А вот то, что на ней не может быть ни атмосферы, ни морей, ни животных с растениями, наверное, прекрасно понимали уже во времена Жулавского. Это выглядит невероятным и почти фэнтезийным открытием. Не менее невероятен и сам факт полета героев на Луну — путешествия в один конец, из которого они заведомо не должны были вернуться.

Стилем несколько походит на стиль Жюля Верна — во всяком случае, эмоциональность произведения поистине французская! — но вот безысходность происходящего, чужеродность описанного мира и надвигающееся отчаяние напоминают нам уже о Лавкрафте. Безжизненные ландшафты, безнадежный бесконечный путь, руины неведомого города, неведомо откуда взявшегося... Робинзонада в чужом мире, постепенная утрата привычной культуры и рождение новой мифологии и новой религии... Финальная часть особенно безысходна. Просто сочится тоской героя-рассказчика по навсегда утраченному и полузабытому миру, ставшему для него раем.

Теперь с нетерпением берусь за следующие части «Лунной трилогии». Возможно, почитаю и другие книги Жулавского.

...А все-таки хорошо, что я не дочитал ее в детстве.

Оценка: 9
– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

Жестокая книга. Настроение после прочтения — тяжелое. Веры в светлое будущее — никакой. Ощущение таково, что от космоса и других планет (хотя в романе речь идет о Луне) ничего хорошего ждать не стоит. Выброшенный в неведомое человек деградирует, стремительно и безповоротно. Вырванный из привычного ареала, он теряет индивидуальность, и любая борьба сохранить ее обречена, его психика расплавляется, а попытки найти опору в чуждой среде лишают разум способности к сопротивлению. В романе поднято столько тем, что не каждому современному фантасту дозволено приблизиться к этому уровню.

Оценка: 9
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Если в книге Жюля Верна больше физики, чем лирики, то в книге Жулавского все наоборот. Здесь и смерти дорогих, ставших близкими герою людей, и полные скорби монологи («О Земля! О Земля утраченная!»), и жизнь героя среди выродившихся людей Луны... Можно заметить, что книга так же глубока и полна философии, как романы Станислава Лема.

Оценка: 10
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Отличный роман! Очень красочные описания ландшафта, хорошо продуманные герои.. Чувство безысходности, страха и тоски по родной планете пронизывает весь роман, отчего книга читается на одном дыхании, заставляя переживать вместе с героями их страхи. Особенно последние слова: «О Земля! О Земля утраченная!». От этих слов прямо дрожь по коже. Роман невольно побуждает читателя по новому взглянуть на мир своей планеты, увидеть красоту Земли и поблагодарить Бога (или в кого кто там верит) за предоставленный человечеству дом.

Оценка: 10
– [  13  ] +

Ссылка на сообщение ,

Я читал этот роман в детстве (10 – 12 лет) и хотя с моей психикой ничего не случилось полностью согласен со swgold’ом. Страшное по своей силе произведение. Впрочем, первая часть романа, посвящённая путешествию по видимой части Луны, на перегонки со смертью, не смотря на всю её атмосферность меня впечатлила гораздо меньше, чем вторая половина книги, посвящённая описанию робинзонады на невидимой половине Луны. Разумеется, с точки зрения, современных знаний (да, наверное, и тогдашних) о Луне предположение о том, что на оборотной стороне спутника Земли существует атмосфера, вода и какая-никакая жизнь, выглядит дико, но ведь главное в книге это не её научная ценность, а психология людей, оказавшихся отрезанными от остального мира. А вот эта тема раскрыта на все двести восемьдесят три процента.

Стоит упомянуть, что весь роман представляет собой дневник, который вёл один из участников экспедиции, так что всё описанное представляет собой именно его точку зрения на все произошедшие события. Впрочем, вряд ли его спутники написали бы лучше или нечто кардинально иное.

Трагедия людей, начавшаяся катастрофой по прибытию на Луну и обернувшейся гонкой со смертью продолжилась дележом единственной женщины. Автор, обречённый на одиночество с отчаяньем наблюдает за деградацией лунного человечества. А самое страшное в том, что герою было суждено прожить долгую, очень долгую жизнь и в итоге превратиться для местного народца в бога…

Кстати, влияние Уэллса чувствуется в описании животного и растительного мира Луны. Автор придерживался мнения, что жизнь на Луне, вследствие её малых размеров, зародилась гораздо раньше чем на нашей планете, поэтому процесс эволюции ушёл гораздо дальше чем на Земле и теперь, когда жизнь практически остановила свой бег, там царит подлинный Конец Истории. Что-то в этих картинах есть и от картин умирающей Земли из «Машины времени». Хотя здесь имеет место именно аналогия, а не слепое копирование.

Книга действительно пропитана отчаяньем от разлуки с Землёй. Ощущение безысходности, которое сочится со страниц дневника столь велико, что не позволяет забыть роман спустя многие годы после его прочтения. Хотя, конечно, не совсем понятно, почему главный герой вообще согласился на путешествие на Луну в один конец, если он потом так сильно горевал о Земле.

Итог: если кратко – однозначно шедевр. Все остальные авторы отдавшие дань лунной теме, даже такие мэтры как Уэллс или Саймак, против Ежи Жулавского – просто котята. А вот продолжения, как это почти всегда и бывает, получились гораздо слабее.

Оценка: 10
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Есть книги, которые невозможно забыть, сколько бы времени ни прошло с момента первого прочтения. Конечно, технические подробности наивны, особенно в свете сегодняшних знаний, но это нисколько не умаляет произведение, ибо об этом просто забываешь и наслаждаешься настоящей литературой, которая и сегодня, и я верю, завтра будет поражать читателя.

Оценка: 10
– [  12  ] +

Ссылка на сообщение ,

Жуткий роман. Какое-то лавкрафтовское зло царит на Серебряном шаре. И кучка медленно умирающих людей, ползущих среди пепельных скал, наполовину мертвые внутри, с тупой безнадёжностью цепляются за жизнь, равнодушно проживают её остаток, с тем, чтобы последний вернулся туда, откуда начался этот путь, и с горечью выкрикнул своё «О, Земля! УТРАЧЕННАЯ!». Мороз по коже от этого всего. Такие вещи нельзя читать детям. Да и взрослым с неустойчивой психикой тоже не рекомендую.

Оценка: 10
– [  4  ] +

Ссылка на сообщение ,

Да. Страшноватая вещь. Написано с надрывом. Чтобы написать о такой тоске и невыразимых страданиях, надо это либо испытать на себе, либо увидеть очень близко. Техническая сторона книги, представления о Лунной жизни наивны — дело понятное, начало 20 века. Во всем остальном произведение на уровне. И по-моему, чрезмерные страдания, по сравнению с которыми смерть это награда — для романа минус. Нельзя так сгущать краски, иначе жить совсем расхочется.

Оценка: 8
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Исключительная книга. Согласен с отзывами практически во всем. Судьба автора также трагична. Он воевал в первой мировой и умер от брюшного тифа в 1915г. 10 баллов трилогии.

Оценка: нет


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх