FantLab ru

Владимир Набоков «Лолита»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.62
Голосов:
652
Моя оценка:
-

подробнее

Лолита

Lolita

Роман, год (год написания: 1953)

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 89
Аннотация:

Гумберт Гумберт с детства обожает девочек-подростков с определённой внешностью, которых он называет нимфетками.

После неудачной женитьбы и последующего развода он переезжает в Америку. Гумберт случайно останавливается в доме вдовы Шарлотты Гейз, которая живет вместе с двенадцатилетней дочерью Лолитой. Увидев девочку, Гумберт теряет голову и решает остаться в доме любой ценой...

© sham
Примечание:

Роман основан на повести «Волшебник» (1939).

Работа над романом велась пять лет, с 1949 по 1953 г. Впервые издан 15 сентября 1955 г. парижским издательством «Olympia Press», специализировавшемся на публикациях запрещенной в странах английского языка литературы, так как Набоков не смог найти для неё издателя в США. 21 июля 1958 г. роман был опубликован нью-йоркским издательством «G.P.Putnam’s Sons». Русская версия впервые издана 30 августа 1967 г. нью-йоркским издательством «Phaedra».

При переводе «Лолиты» Набоков по неизвестной причине пропустил в третьей главе второй части романа одиннадцатый абзац. В издании приводится в переводе Александра Свирлина, обнаружившего в 2003 г. этот пропуск.

Входит в:

— условный цикл «Антологии Макса Фрая»  >  антологию «Книга извращений», 2002 г.  >  Фроттеризм


Номинации на премии:


номинант
Национальная книжная премия / National Book Awards, 1959 // Художественная литература

Экранизации:

«Лолита» / «Lolita» 1962, Великобритания, США, реж: Стэнли Кубрик

«Лолита» / «Lolita» 1997, США, Франция, реж: Эдриан Лайн



Похожие произведения:

 

 


Лолита
1967 г.
Лолита
1980 г.
Лолита
1989 г.
Лолита
1990 г.
Машенька. Камера-обскура. Лолита
1990 г.
Машенька. Лолита
1990 г.
Том 5 (Дополнительный). Лолита. Переводы
1990 г.
Избранное
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита
1991 г.
Лолита. Камера обскура
1991 г.
Король, дама, валет. Подвиг. Лолита
1992 г.
Лолита. История любви
1992 г.
Приглашение на казнь. Лолита
1994 г.
Лолита
1997 г.
Том 2. Лолита. Смех в темноте
1997 г.
Лолита
1998 г.
Лолита
1998 г.
Лолита
1998 г.
Лолита
1999 г.
Лолита
1999 г.
Лолита
1999 г.
Лолита
2000 г.
Лолита
2000 г.
Лолита
2000 г.
Лолита
2001 г.
Лолита
2001 г.
Лолита
2001 г.
Лолита
2001 г.
Лолита
2001 г.
Книга извращений
2002 г.
Избранное
2002 г.
Лолита
2002 г.
Том второй. Приглашение на казнь. Лолита. Другие берега
2002 г.
Избранные сочинения в 3 томах. Том 3
2003 г.
Лолита
2003 г.
Лолита
2003 г.
Лолита. Король, дама, валет. Подвиг
2003 г.
Защита Лужина. Камера обскура. Лолита. Рассказы
2004 г.
Лолита
2004 г.
Лолита
2004 г.
Лолита
2004 г.
Лолита
2004 г.
Лолита
2004 г.
Лолита. Машенька. Защита Лужина
2004 г.
Лолита. Ада, или Эротиада
2005 г.
Лолита
2006 г.
Лолита
2006 г.
Лолита
2006 г.
Лолита
2006 г.
Лолита
2008 г.
Лолита
2008 г.
Лолита
2008 г.
Лолита
2009 г.
Лолита
2009 г.
Том 4. Волшебник. Лолита
2010 г.
Волшебник. Лолита
2012 г.
Лолита
2013 г.
Лолита. Романы. Повести
2013 г.
Лолита. Романы. Повести
2013 г.
Малое собрание сочинений
2013 г.
Лолита
2014 г.
Лолита
2014 г.
Лолита
2014 г.
Лолита
2015 г.
Волшебник. Лолита
2018 г.
Лолита
2018 г.

Аудиокниги:

Лолита
2005 г.
Лолита
2005 г.
Лолита
2009 г.
Лолита
2009 г.
Лолита
2015 г.

Издания на иностранных языках:

The Annotated Lolita
1991 г.
(английский)
The Annotated Lolita: Revised and Updated
1991 г.
(английский)
Nabokov: Novels 1955-1962
1996 г.
(английский)
Lolita
1997 г.
(английский)
Lolita
2000 г.
(английский)
Lolita
2005 г.
(английский)
Lolita
2006 г.
(английский)
Lolita
2007 г.
(французский)
Lolita
2008 г.
(немецкий)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 января 2019 г.

«Лолиту» прочёл ещё 20 лет назад в 1998 году, с тех пор не перечитывал, но восприятие несколько изменилось. Понятно, что у Гумберта не всё в порядке с головой, да и у Лолиты, пожалуй, тоже. При чтении сложно кому либо сочувствовать. Скорее ощущаешь любознательное высокомерие, эк его корёжит и было бы из-за чего. Но вот конец истории, Куилти этот, заставляет многое переосмыслить — вот где настоящее чудовище, здоровое и циничное. Назвать «Лолиту» апологией педофилии можно с теми же основаниями как «Убийство Роджера Экройда» призывом к истреблению английской аристократии.

При этом с возрастом понимаешь, что основная беда Лолиты не в Гумберте, а в отсутствии рядом отца, мужчины, которого можно взять за образец и любовь которого в состоянии защитить уязвимую детскую натуру, дать тот стержень, что позволит стать хозяйкой своей судьбы на долгую и счастливую жизнь. Любите своих детей, занимайтесь ими! Мы только звено той цепи поколений из прошлого в будущее, но мало произвести на свет ребёнка. Чтобы цепь была надёжной и прочной, необходимо затратить массу усилий. А то ведь одни отцы даже алименты не платят, другие платят, но ребёнка не видят, оставляя без необходимого внимания, третьи, даже живя в семье, вечно заняты чем-то ещё.

Сам роман написан хорошо, довольно богатым языком, насыщен образами, при этом местами ощущаешь, что перевод, пусть и авторский. Однако, для книги об американских реалиях это нормально и даже в плюс. Понятно, что мало кто считает мощный пласт реминисценций и аллюзий, заложенный в текст романа. Так ведь для этого и существуют критики, с лупой разбирающие каждую строчку вот уже не одно десятилетие.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 января 2019 г.

Что ж... Если это — история несчастного больного человека (а такая точка зрения популярна в отзывах), то, наверное ей место не на книжных полках, а в закрытых медицинских архивах. Если это детектив (а гг по законам многих стран, в т.ч. и нашей, является уголовным преступником, а повествование — не что иное, как история его преступления), то изложение книги совершенно неприемлемо, ибо попытка оправдать действия преступника , вызвать симпатию/сочувствие к его личности, совершенно аморальна, и сродни приравниванию жертвы и преступника. Так что не возьмусь обсуждать не сильно меня впечатлившую литературную составляющую, однако моральная сторона книги вызывает омерзение. Впрочем, неудивительна её относительная популярность : на западе со второй половины 20 в. как никогда сильно педофильное лобби во властных группировках, потому поддержка издания осуществлялась солидно и дорого. Фильм сняли качественный, с авторитетными артистами , тиражи огромные по всему миру (правда, уже спустя несколько лет после написания, во многом даже после смерти автора). Моё личное мнение : произведения, пропагандирующие (т.е.выставляющие в сколь либо выгодном, сочувственном ключе) сексуальные перверсии(т.е. извращения, по-русски) должны до массового читателя не допускаться законом. И ничего неоднозначного при оценке книге нет.

Оценка: 1
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 января 2019 г.

В далеком 1996 этот роман потряс меня. А сейчас, когда я отец и у меня растет дочь, да и годы как никак, ничего кроме омерзения это не вызывает. И уж тем более перечитать- не удалось ( не смог) и спустя несколько лет.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 января 2019 г.

Пора обедать. А значит: отложить книгу, которую я сейчас читаю, и идти на кухню. С гримасой отвращения закрываю обложку и шепчу про себя: «какая мерзость»… Пытаюсь вспомнить: читала ли я в своей жизни что-то настолько же мерзкое. Да, читала. Бывало и хуже, правда, не часто. Но если те, другие книги, которые хуже, вызывали прям-таки бурю эмоций, то эта – лишь апатичную брезгливость. Наверное, именно поэтому и не хочется ставить книге единицу, хотя она, пожалуй, её и заслуживает.

Я читаю Лолиту.

Само имя героини стало синонимом слова «нимфетка», получившим широкое распространение опять же благодаря этому роману. И одного я не понимаю: почему нарицательным не стало имя героя? Ведь не будь таких, как он – сытых лысеющих мужчин среднего возраста, испытывающих нездоровую страсть к ещё не оформившимся девочкам – тогда не было бы и девочек, которые вполне естественно хотят повзрослеть как можно быстрее. А герой, хоть и понимает всю противоестественность своих влечений – всячески им потворствует. И презирает всё и вся вокруг себя, кроме объектов своего сексуального влечения.

Но как не прискорбно, а к этим разочарования (разве что в меньшей степени) я была готова. А чему я была не готова – так это к качеству русского языка. Человек, научившийся читать, писать и думать по-американски, взялся переводить на уже утерянный собой язык самого себя. На выходе получаем орфографические ошибки, неуместный французский, совершенно нечитаемое для русского человека построение прямой речи. А при попытке фонетически перевести слова «girl», автор даёт целых три варианта транскрипции. Единственный плюс стиля автора – смелость с эпитетами.

И конец. Да, ещё одна причина, почему не ставлю единицу.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Лолита хоть и немного, но повзрослела, а герой сам себя и извёл с потрохами.

Оценка: 2
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 января 2019 г.

Неоднозначный роман. Честно говоря, не ожидал такой откровенности хотя я и не ханжа. Если коротко, то роман о мужчине по имени Гумберт Гумберт, который приезжает из Европы в США и знакомится с женщиной и ее дочкой Лолитой тринадцати лет в которую влюбляется и растлевает ее, а потом начинается «роуд муви» и предсказуемо не самый не счастливый конец.

Перед прочтением я посмотрел лекцию Дмитрия Быкова о смысле романа «Лолита» и понял, что в это произведении можно найти много смыслов. И кстати я рекомендую посмотреть данную лекцию. Кто-то говорит, что он о любви, кто-то кричит о педофилии, другие находят образы растления Америки Европой. Лично я увидел здесь жалкого, несчастного и больного человека, который изначально был обречен на ужасную судьбу и который постепенно сходит с ума. Это прослеживается по динамике и стилю повествования, которые из четкого изложения переходит в какой-то откровенный бессвязный бред к концу романа.

Хочу отметить одно, что роман не оставит равнодушным никого. И я думаю его стоить прочесть ради понимания жанрового феномена Лолиты.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 ноября 2018 г.

Да это же литературный сводный брат знаменитого «никем не читанного, но всеми осужденного» Б.Пастернака!

Тот, как известно, со своим «Доктором Живаго» опоздал на 30 лет.

В.Набоков же, как настоящий консервативный англофил – на целых 60!

Ведь вся эта скандальная книга – не что иное, как типичный образчик т.н. «натурализма» — направления в литературе, царившего в конце XIX в. (см. Э.Золя, Г.Мопассан, А.Доде и т.п. Куприны-Арцыбашевы).

Уже первое детально-натуралистичное упоминание ротового неба, зубов, розовых коленок, не говоря уже о волосах растущих из ушей должны были подсказать откуда растут ноги романа-анахронизма.

А, главное — куда они ведут!

Да, да!

Или в ЗАГС или к прокурору.

ГГ «выбрал» второй вариант.

А всякий уважающий себя читатель выберет третий – ФТОПКУ!

P.S.

Все, кто хотел отведать педофильской «клубнички» БЕЗ извращенного смакования ворсистости ковров и запылистости шифанеров, читайте книгу

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Э.Арсан «Эммануэль и ее дети»
.

А еще лучше – погодите немного, по нынешним временам, ждать ее экранизации (а то и показа по ТВ) осталось недолго.

Оценка: 1
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 октября 2017 г.

Что могу сказать? Понравилось, но совершенно не ожидал, что роман будет совсем не эротического характера. Достаточно сложная драма, сложная ровно настолько, насколько необходимо, чтобы вызвать своего рода жалость не только к Лолите, но и к главному герою.

Язык прекрасен, описания богаты, передача чувств на высоте. Множество пикантных и метких замечаний касательно внешности, эмоций и отношений.

Концовка тут двойная — последняя встреча с Долорес и убийство Куильти. Последний понравился своей странной обреченно-нигилистической харизмой.

Надо сказать, что множественные пируэты, отсылки и анаграммы не играют для меня никакой роли. Считаю, что это самое легкое и последнее, на что надо обращать внимание.

Вечные странствия напомнили роман «В дороге» за авторством Керуака.

А Гумберт Гумберт был обречен с самого несчастного детства.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 апреля 2017 г.

«Лолита» — менее всего роман о прискорбном и частном клиническом случае с криминальной окраской. Это лишь самый поверхностный пласт произведения. И даже не только история болезненной, греховной, извращенной, а потому обреченной, но настоящей любви. Прежде всего, это и роман об искусстве и художнике.

Любовь и вожделение утонченного европейца Гумберта Гумберта к американской девочке-подростку Долорес Гейз — это метафорическое изображение «романа автора с английским языком» и его метаморфозы в американского писателя. И в данном плане Лолита, чьей душой герой тщится завладеть, колеся сначала с ней, а потом в погоне за ней по американским городам и весям, выступает воплощением самой современной Америки.

Отношения Лолиты и Гумберта закончились неизбежным крахом. Гумберт так и не обрел своего рая, потому что искал его не там. Его роковое заблуждение ломает не только жизнь героя, но отнимает детство у Лолиты. Парадокс налицо. Ведь педофилией как таковой в романе Набокова и не пахнет. Главный герой, он же главный «злодей и совратитель», Гумберт Гумберт в финале романа приезжает к Лолите. Ей 17 лет, она беременна. И при встрече этому самому «совратителю» становится ясно: никакие нимфетки-малолетки ему не нужны и не больно-то интересны. А нужна только она одна. Пусть даже носящая под сердцем чужого ребёнка.

Оценка: 6
–  [  37  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 октября 2016 г.

Я тут выскажу своё мнение, только своё, не претендующее на абсолютную истину.

С моей точки зрения, с субъективной точки зрения, с кучи книг, прочитанных мной в течение жизни, «Лолита» — одна из самых переоценённых книг мировой литературы.

Прежде всего, написано плохо.

Я не читал английский оригинал, знаком только с авторским переводом на русский язык — и что сказать? — напыщенные, тяжеловесные пассажи, стилистический выпендрёж на пустом месте. А как же иначе? Автор-то позиционирует себя, как непревзойдённого стилиста и исключительного знатока русского языка, тут уж, конечно, нельзя писать просто, надо пританцовывать и подвывать, плавно помахивая руками над головой. Иначе никто не поверит, что стиль — есть. Есть ли «стиль» у Пушкина? Есть ли «стиль» у А.Н.Толстого? И тот и другой писали книги, чтобы рассказать некую историю, а стиль появлялся, как смазка сюжета, как приятное добавление к интересной истории. Поэтому, чтобы увидеть стиль Пушкина, надо напрячься. А «набоковский стиль» буквально в глаза бросается. Очень сложно его не заметить, напрягаться не надо. Только это дурной стиль. Так не говорят, да и читать «набоковские» пассажи трудно, они не звучат при произнесении вслух, в них нет музыки русского языка, зато есть напряжение унылой лекции, читаемой с профессорской кафедры засыпающим студентам.

Кроме того, неинтересный сюжет. Вся история Гумберта Гумберта, Куильти Куильти и Лолиты Лолиты умещается на паре страничек. Для того, чтобы из двухстраничного рассказика получился роман, Набоков вставляет туда ненужные эпизоды (русский офицер, не смывший воду в унитазе — зачем это? какое отношение это имеет к педофилии ГГ или его любовной истории?), вставные главы (длиннейшее описание дурацкой поездки к эскимосам — какие эскимосы? при чём здесь эскимосы? — ни один из поклонников романа не смог мне объяснить, для чего нужна эта глава), утомительные перечисления (список учениц класса Лолиты — просто передранная страница телефонного справочника). В общем, в текст «для атмосферности» и издательского листажа влито несколько вёдер воды.

Вдобавок, роман настолько по-ученически иллюстрирует популярные фрейдистские брошюрки, что Набоков специально в пердисловии предупреждает, что к роману с фрейдистскими критериями приближаиться НЕЛЬЗЯ. А то исчезнет «волшебство очарования». Ибо писалась «Лолита» откровенно по статейкам фрейдистов (не самого Фрейда, а его примитивных коммерческих подражателей) и слишком заметно, как мало в строении романа собственно творчества. Просто раскрашенная фрейдистская схема, иллюстрация к популярному изложению фрейдизма, и всё. Например, история с сорвавшимся любовным свиданием в детсве Гумберта Гумберта — пересказ главы о формировании невроза из учебника психоанализа.

Наконец, в романе банально нет образов. Как выглядит Гумберт Гумберт, что он за человек? Что он любит, кроме двенадцатилетних девочек? А мы не знаем. Он не человек, а сюжетная функция. Мама Лолиты? Пустое место, картонная фигура. Сама Лолита? И о ней мы не узнаём ничего, так что все сюжетные повороты, типа потери Лолитой девственности в лагере для скаутов и бегства с Куильти Куильти оказываются полной неожиданностью для читателя. Ничего не вытекает из характера Лолиты, потому что никакого характера у неё нет. Чуть лучше обстоит дело с Куильти Куильти, но этот вроде бы эффектный персонаж механически составлен из разнородных деталей, плохо пригнанных друг к другу и, вдобавок, не имеет никакого прошлого: подобного литературного героя можно придумать, но нельзя выстроить ему биографию, он появляется из ниоткуда, по сюжетной надобности, не имея генезиса. И так весь роман. Пустота. Болтовня. Картонные персонажи. Высокопарные, напыщенные рассуждения, не стоящие выеденного яйца.

Роман писался явно на скорую руку, может, за пару недель, для денег и для скандала.

Ну, скандал разразился, да. И прославил скандалиста. Отличный коммерческий рассчёт. Набоков с тех пор был признан мэтром, пишущим профессором и вообще сделал карьеру. Был риск, что скандал его уничтожит. Но Набоков рискнул и выиграл. К моменту написания «Лолиты» он понял, что его карьера русского писателя провалилась, потому что нет людей, которые могли бы и хотели бы читать хорошие книги по русски — уже сверстники Набокова предпочитали французский и английский, а более молодое поколение русский язык вообще не знало. Попытка стать англоязычным писателем тоже провалилась — два романа, очень старательно написанных, не вызвали ни малейшего интереса у читателей. Поэтому Набоков пошёл ва-банк, выбрал наиболее скандальную, как ему казалось, тему и украсил её множеством ссылок на престижную Большую Литературу. Плюс сам сюжет является развёрткой довольно пошлой метафоры: <b>пресыщенная извращённая Европа соблазняет и развращает юную и свежую Америку</b> или, если хотите, наоборот — <b>юная и хищная Америка соблазняет и бросает старую извращённую Европу</b>. Матафора эта неточная и ничего не объясняющая, но привлекательная своей кажущейся интеллектуальностью. При чтении «Лолиты» можно почувствовать себя умным без малейшего напряжения умственных способностей. Это ценно!

И такой трюк принёс профессору филологии Владимиру Набокову большой успех как у читателей, так и у литератроведов.

Кстати, если бы сам Набоков не настаивал так упорно на скандальности темы — никто бы не заметил, что «Лолита» «ужасная», «порнографичная» и «скандальная». Романов о любви взрослого мужчины к девочке-«нимфетке» более чем достаточно, от Достоевского до Колетт, и читателей это никогда не шокировало. Сам Набоков тому пример — в «Камере Обскура» (кстати, этот роман на две головы выше «Лолиты» и много лучше написан) развратная героиня тоже девочка-подросток, и ничего, никто не ахал в ужасе. Набокову пришлось буквально изо-всех сил выпячивать «извращённость» выбранного им в «Лолите» сюжета, чтобы вызвать скандал.

Набоков молодец. Он ловок и умён, как жулики-портняжки из сказки Андерсена «Новое платье императора», которые поставили умников в такое положение, что все были вынуждены врать и притворяться, находя несуществующие достоинства в пустоте.

Оценка: 5
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 августа 2016 г.

«Лолита» — самый популярный роман Владимира Набокова. Этот труд более полувека исследуется литераторами и поклонниками, до сих пор преподнося ошеломляющие открытия. Самая известная аналитическая работа — «Ключи к “Лолите”», где Карл Проффер продемонстрировал, что смысловая насыщенность произведения числом этажей глубже любой подземки из наиболее фантастических диггерских небылиц.

Выдающийся мировой классик не просто вплёл в это творение бесчисленные отсылки, языковые игры, цитаты, подсмыслы и аллюзии, а буквально соткал из них самостоятельное интеллектуальное пространство, насытив его потрясающей гаммой оттенков, чьи тончайшие нити связаны хитрейшими хирургическими узлами. Роман напоминает прозрачный лабиринт с множеством ходов, лестниц и лифтов, невидимых для глаз слабого калибра: сколько ими не стреляй — всё вхолостую, если нет убойного заряда эрудиции.

Для начитанного читателя всё тоже не просто: Набоков расставил изощрённые капканы, выстроив вдоль них узнаваемые сюжетные конструкции, как бы намекающие на знакомый исход, играющие на узнавании, ввергающие в искушение предугадать дальнейшие события, но неизбежно уводящие прочь от истины.

На одном из смысловых этажей «Лолита» — это произведение о тексте, его возможностях, недоступных рядовому писателю, силе слова, понятии литературы, как магического акта и метода постижения красоты. Также данный роман — история искусства, но избирательная, вычленяющая любимые Набоковым работы, обыгрывающая, переиначивающая, но отдающая им дань уважения летопись художественных узоров — ход, ранее использованный в «Подлинной жизни Себастьяна Найта».

Есть в произведении черты и других работ Владимира Владимировича. Не смотря на разнообразие тем, он оставался верным себе — писал о том, что ценил более всего, о вещах, вызывавших восхищение, содрогание, трепет: женщинах, доме, детстве, бабочках, литературе, любви — эти элементы наследуются работами Набокова, как гены, мутируя, но сохраняя узнаваемость, и сосредотачиваясь в главном мотиве автора — утрате. Из книги в книгу она представляется смертью («Соглядатай»), предательством («Камера обскура»), иммиграцией («Дар»), разлукой с возлюбленной («Машенька»), арестом («Приглашение на казнь»), ностальгией («Подвиг»), безумием («Защита Лужина»), но всегда сохраняются главные акценты: нечто осталось в прошлом, безвозвратно.

Сама Лолита — такой же наследуемый вектор Набоковского творчества. Нимфетка прошла долгий путь становления и развития образа, плавно перетекшего из реальной утерянной любви в недостижимый художественный призрак Машеньки («Машенька»), а затем в — неверную Марту («Король, дама, валет»), предающую влюблённого в неё мужчину, что обрело ещё большую рельефность в персонаже Магды («Камера обскура»). Юная соблазнительница по кусочкам вбирала в себя черты героинь не только Набоковских, но и мировых произведений. Её черты восходят к Матильде — соблазнительнице из «Монаха» М.Г. Льюиса, но ещё более ранний, вероятно, старейший, источник подсказывает стихотворение Владимира Владимировича — «Лилит», рассматривающее первородную женщину, как молодую искусительницу — это найдёт отражение в сочетании детской наивности и дьявольского расчёта объекта обожания Гумберта Гумберта, хотя и оставит открытым вопрос, была ли девочка такой сама по себе или сформировала эти качества с подачи Куильти.

В Лолите слилось несколько литературных потоков, и выше приведён лишь один. Неоспоримо, что героиня и сама фабула романа взяты из двух редакций повести «Волшебник». В «Даре» также фигурирует краткое отступление, описывающее сюжет грядущего произведения. Та же наивная девочка присутствует и в «Приглашении на казнь», где ей отведено не так уж много внимания.

Лолита — уникальный персонаж, живой, энергичный, достоверный. Её характер, повадки, привычки, фразы, трансформации психологии — всё создано с ювелирной тщательностью, заставляющей восхищаться гениальностью автора. В литературе с большим трудом можно разыскать сопоставимых по уровню проработки героев — и это притом, что нимфетка даже не является протагонистом произведения. Фактически, получить представление о девочке можно ещё до первой встречи, при помощи бытовых мелочей, да и сами мелочи в романе живут своей жизнью, иногда предвосхищая события, — незримо для первого прочтения.

Нимфетка вернётся в творчество Набокова ещё несколько раз. Её отголосок промелькнёт в «Прозрачных вещах», ну а «Ада» отведёт девочке центральную роль, существенно дополнив образ — однако, это уже будут новые истории, не имеющие достаточно общих признаков с тем вектором, чья цель и апогей — «Лолита».

Помимо самой героини, в романе достаточно ярких персонажей с индивидуальными чертами, двумя-трёмя штрихами обрисовывающими всю жизнь человека. Идеальный пример — парикмахер, исчерпывающие сведения о котором сообщаются в двух предложениях: «В Касбиме очень старый парикмахер очень плохо постриг меня: он всё болтал о каком-то своём сыне-бейсболисте и при каждой губной согласной плевал мне в шею. Время от времени он вытирал очки об моё покрывало или прерывал работу дряхло-стрекотавших ножниц, чтобы демонстрировать пожелтевшие газетные вырезки; я обращал на это так мало внимания, что меня просто потрясло, когда он наконец указал на обрамлённую фотографию посреди старых посеревших бутылочек, и я понял, что изображённый на ней усатый молодой спортсмен вот уже тридцать лет как помер».

Отдельного рассмотрения заслуживает протагонист. К сожалению, современные писатели усердно демонстрируют, как трудно придумать интересного главного героя с индивидуальными чертами, но вот Набокову это удалось в вышей степени искусно. Гумберт Гумберт — харизматичная личность, имеющая прекрасное чувство юмора и поэтический взгляд на мир, а также ощущаемое при чтении обаяние. Многое здесь унаследовано от Германа Карловича — центрального персонажа «Отчаяния», — но в «Лолите» всё восходит на принципиально иной, несопоставимый ни с чем уровень.

Трагедия Гумерта Гумберта базируется на стихотворении Эдгара По «Аннабель Ли» и личными переживаниями Набокова, вызванными разлукой с первой любовью, но не ограничивается ими. Литературный первоисточник и субъективный опыт используются для художественного оформления страданий, в то время как фактологическая база взята из трудов по психологии. Владимир Владимирович не пишет наобум, не пытается заполнить отсутствие знаний фантазией, а действительно исследует вопросы сексуальных девиаций с научной точки зрения. Жизнь главного героя иллюстрирует идеальную картину для формирования педофильских наклонностей, учитывая все стадии: от борьбы до оправдания, от отторжения до принятия порицаемых обществом склонностей.

Однако, «Лолита» никогда не была, и быть не могла сухим изложением фактов: Набоков, как настоящий писатель, пропускал через себя все эмоции, наделял каждый пассаж ноткой понимания, прочувствовал переживание персонажа, потому роман получился настолько убедительным и искренним. Произведение психологически безупречно, поскольку написано с усердной, сосредоточенной работой над каждым словом.

Впору упомянуть о главном и часто не понимаемом мотиве романа. Лолита — не просто причина вожделения главного героя, не смотря на то, что и в этом есть доля правды. Для него она — объект воздыхания, та самая, отобранная болезнью первая возлюбленная, утрата которой не давала покою всю жизнь. В лице нимфетки Гумберт Гумберт обрёл шанс вернуться назад, подарить второй половинке всё тепло, некогда недоданное Аннабелле Ли, и протагонист искренен в своём порыве, как бы это не противоречило социальным условностям.

Любовь и страсть идут неразрывно. Было бы ханжеством обвинять Гумберта Гумберта в том, что в его случае не произошло иначе, и следует отметить — именно Лолита в итоге соблазнила воздыхателя. Он же боролся за её счастье, старался совместить в себе роль заботливого отца и очарованного поклонника, возносящего любимую на пьедестал, но, увы, такое стремление слишком сложно реализовать.

Набоков приводит читателя к потрясающей по глубине драме, где оба — жертвы, и они же — угнетатели друг друга. Все хотят счастья, но причиняют лишь боль. И как бы ни хотел Губмерт Гумберт обеспечить Лолите здоровое, радостное и полноценное существование — не выйдет. Она утратила детство, не нашла цель в жизни, лишилась рационального представления о действительности. Нимфетка — демон, но кем или чем созданный? Неправильным воспитанием? Ранним сексом? Куильти? Обстоятельствами? А может, это естественная склонность особой породы людей? Ответа нет, и каждый волен найти его самостоятельно.

Сложно и неправильно обвинять Гумберта Гумберта, сделавшего всё для Лолиты. Он — пострадавший не в меньшей степени. Его любовь, ради которой герой готов пожертвовать всем — свободой, временем, статусом, жизнью — достойна восхищения, и именно она — главная тема романа — чувство, не видящее перед собой никаких преград, управляющее человеком даже после смерти объекта воздыхания. Страсть, как таковая, уходит на второй план, и финальные главы произведения доказывают — дело не в похоти, девиациях или психологических расстройствах, а тех невероятной силы преданности, теплоте и нежности, что может испытать человек.

Сюжет в двух словах выстроен следующим образом: главный герой, страдающий от утраты первой любви, встречает в доме, где снимает жилплощадь, девочку, напоминающую ему ту самую, давно утерянную девушку. Обстоятельства приходят к тому, что протагонист становится единственным опекуном ребёнка, и они вдвоём отправляются странствовать по США, с целью начать всё сначала. За всем этим скрыты десятки побочных мотивов, значительно усложняющих историю и превращающих роман в настоящее детективное расследование.

Язык и стиль «Лолиты» — образцы высшего искусства, независимо, читаете Вы роман на английском или русском — автор у обоих текстов один — Набоков. Он проявил непревзойдённое мастерство, по праву создав работу, наголову превзошедшую практически всё, что есть в мировой литературе. Пожалуй, тягаться с данным произведением смогут лишь лучшие творения Джойса и главный труд Пруста — но все они слишком непохожи, чтобы выявить явного лидера.

Что выделяет «Лолиту» — это тщательный отбор каждого слова, так, чтобы оно уместнее всего смотрелось в предложении, благозвучно укладывалось в общий тембр, искрилось аллитерациями и языковыми играми. Весь роман необычайно музыкален, благодаря изумительному чутью автора. Образность просто зашкаливает. Красота метафор выходит на недостижимый для других писателей уровень, создавая действительно уникально произведение, заслуживающее верхних строчек всех литературных рейтингов.

Ну а всякому, кто не увидит хоть толики перечисленного и возопит, дескать, «Лолита» — грязь, остаётся лишь пожелать отправить в свою бесполезную голову поезд из красных колёс крысиного яда или чего-нибудь поубойнее, ибо, если человек делает столь бездумные заявления, не в состоянии прочесть и оценить роман, к жизни он явно не приспособлен.

Необходимо отметить, что у «Лолиты» есть две экранизации:

– Чёрно-белый фильм 1962 года, в основу которого лёг фоторобот обглоданных костей сценария, написанного Набоковым. От оригинального произведения — практически ничего, но картина получилась интересной и смешной. Хорошо воспринимается, как приложение к роману;

– «Лолита» 1997 года, едва ли не дословно воспроизводящая оригинальный сюжет. Кино во всех отношениях потрясающее и дающее правильное представление о романе, хотя, по объективным причинам, не способное продемонстрировать всю красоту языка.

«Лолита» — то редкое произведение, относительно которых действительно справедливо использовать характеристику «шедевр». Шедевр на всех уровнях: сюжета, персонажей, проработки текста, новизны для литературы и прочих аспектов, учитываемых в оценке художественной работы. Набоков лишний раз подтвердил свою гениальность, подарив миру один из лучших романов в истории человечества.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 июня 2016 г.

Одни говорят, что это величайший роман, другие, что откровенная, ничем не прикрытая порнография. Так кому же собственно верить?

Один из исследователей Набокова Карл Проффер пишет:«Тот, кто берется за чтение автора-садиста вроде Набокова, должен иметь под рукой энциклопедии, словари и записные книжки, если желает понять хотя бы половину из того, о чем идет речь Это немного досадно, поскольку произведения искусства могут потребовать умственных усилий, несоразмерных пользе, от них получаемой, — хотя литературные головоломки порой увлекательны. Читатель обязан быть исследователем. Мало кто из писателей требует от своей аудитории больше, чем Набоков. Исходные данные предполагают, что идеальный читатель «Лолиты» должен быть опытным литературоведом, свободно владеющим несколькими европейскими языками, Шерлоком Холмсом, первоклассным поэтом и, кроме того, обладать цепкой памятью.

Приведу всего лишь 3 примера.

1) В нескольких автомобильных номерах, которые Гумберту удается припомнить, тоже мелькают литературные аллюзии. (например, ВШ 1564 и ВШ 1616. Этот номер скрывает Вильяма Шекспира, родившегося в 1564-м и умершего в 1616-м.) Еще один автомобильный номер (КУ 6969 и КУКУ 9933) указывает на число 342.

«КУ» и «КУКУ», несомненно, обозначают «Куильти» и лагерь «Ку». Общим знаменателем для обоих номеров должно быть число 342 (возможно, из-за четырехзначных номеров с двумя повторяющимися цифрами, кратными трем)«По словам Гумберта, он регистрировался в 342 мотелях. Кроме этого, Лолиту он впервые увидел в доме Гейзов, находившемся на Лоун Стрит, 342, а впервые познал ее в комнате номер 342 «Привала Зачарованных Охотников».

2) Над кроватью в комнате, которую Гумберт снимает у Шарлотты Гейз, висит репродукция «Крейцеровой сонаты» Ренэ Принэ. Бетховен тут, конечно, ни при чем, а вот одноименную повесть Толстого также считали чрезмерно откровенной и она была запрещена цензурой.

3) Продолжим эту занятную и ловкую игру со смекалкой и памятью. «Странник, обладающий нимфеткой, — поясняет Гумберт — очарованный и порабощенный ею, находится как бы за пределом счастья». Здесь вспоминаем Очарованного странника Лескова. У главного героя в татарском плену была несколько жен. Первая ему не понравилась. Тогда « Ну, так они заметили, что я ею стал отягощаться, и сейчас другую мне привели, эта маленькая была девочка, не более как всего годов тринадцати... Сказали мне:

«Возьми, Иван, еще эту Наташу, эта будет утешнее».

Я и взял.

— И что же: эта точно была для вас утешнее? — спросили слушатели Ивана Северьяныча.

— Да, — отвечал он, — эта вышла поутешнее, только порою, бывало, веселит, а порою тем докучает, что балуется.

— Как же она баловалась?

— А разно... Как ей, бывало, вздумается; на колени, бывало, вскочит; либо спишь, а она с головы тюбетейку ногой скопнет да закинет куда попало, а сама смеется. Станешь на нее грозиться, а она хохочет, заливается, да, как русалка, бегать почнет, ну а мне ее на карачках не догнать — шлепнешься, да и сам рассмеешься.»

Это всего лишь 3 примера, а в романе таких завуалированных намеков на произведения других авторов сотни. И нужно действительно быть очень начитанным, чтобы увидеть их все и понять их смысл.Толпы разочарованных обывателей, которые прочтут «Лолиту» как грязную книжонку (и даже многие более интеллигентные люди), вообще не заметят литературных реминисценций Набокова. Перечитывая роман по второму-третьему разу, смиренный читатель будет заново прослеживать цепочку намеков, которые он пропустил при первом чтении. В некоторых случаях — наиболее очевидных — он будет поражаться собственной первоначальной слепоте, в других — более изощренных — восторгаться набоковским мастерством, интуицией и непомерными требованиями, которые предъявляет автор к читателю для полного понимания своего произведения.

Героиню романа Джойса «Поминки по Финнегану» , возлюбленную Хамфри, зовут Анна Ливия Плюрабель; отроческую «ривьерскую» любовь Гумберта Гумберта, пробудившую его нимфетоманию, зовут Аннабелла Ли (позднее она возродится в Лолите). Хамфри и Анна Плюрабель Джойса символизируют, в числе прочего, Адама и Еву. Гумберт и Аннабелла у Набокова варьируют ту же библейскую тему. После Аннабеллы «Гумберт был вполне способен иметь сношения с Евой, но Лилит (т. е. Лолита) была той, о ком он мечтал» . Перед фантастической перспективой обладания Лолитой Гумберт «был податлив, как Адам… в известном плодовом саду», и когда Лолита (то бишь Аннабелла, Аннабель Ли, Анна Ливия Плюрабель, Ева и Лилит) входит в гостиную Гейзов, дабы впервые неосознанно стать воплощенным инструментом гумбертовского оргазма, она держит «в пригоршне великолепное, банальное, эдемски-румяное яблоко». Как говорил поэт, «запретный плод вам подавай, а без того вам рай не рай». Она подбрасывает яблоко, Гумберт перехватывает его, но потом возвращает и, когда она жадно вгрызается в плод, начинает свои тайные манипуляции. При этом Гумберт отмечает, что она «была налита яблочной сладостью», и любуется ею, «пожирающей свой незапамятный плод, поющей сквозь его сок». Тема «Адам—Ева—яблоко» возникает вновь, когда Ло появляется в ярком ситцевом платье «с узором из красных яблочек»

Многие фразы и предложения в «Лолите» являются аллюзиями, это своеобразные ключи к книге. Ниже в алфавитном порядке перечисляется лишь часть авторов, аллюзии на которых присутствуют в книге:

Андерсен, Ханс Кристиан

Аристофан

Беллок, Хилари

Бичер-Стоу, Гарриет

Блейк, Уильям

Бодлер, Шарль

Браунинг, Роберт

Бэлло, Реми{

Бюргер, Август

Вергилий

Верлен, Поль

Гёте, Иоганн Вольфганг

Гоголь, Николай Васильевич

Голсуорси, Джон

Гольдони, Карло

Гюго, Виктор

Данте

Джойс, Джеймс

Дойль, Артур Конан

Достоевский, Ф. М.

Жид, Андре

Ибсен, Генрик

Катулл

Каупер, Уильям

Килмер, Джойс

Киплинг, Редьярд

Китс, Джон

Кокто, Жан

Кольридж, Сэмюэль Тэйлор

Кристи, Агата

Кэрролл, Льюис

Ленорман, Анри Рене

Марло, Кристофер

Мелвилл, Герман

Метерлинк, Морис

Милн, А. А.

Мэтьюрин, Чарльз Роберт

Овидий

Олкотт, Луиза Мэй

Петрарка

По, Эдгар А.

Поклей, Жан Батист

Пруст, Марсель

Пушкин, Александр

Рембо, Артюр

Роллан, Ромен

Ронсар, Пьер де

Ростан, Эдмон

Руссо, Жан Жак

Сад, Донасьен Альфонс Франсуа, маркиз де

Сервантес, Мигель де

Скотт, Вальтер

Софокл

Стивенсон, Роберт Льюис

Суинберн, Элджернон Чарльз

Тургенев, Иван Сергеевич

Флобер, Гюстав

Хопкинс, Джерард Мэнли

Чехов, Антон Павлович

Шатобриан, Франсуа Рене де

Шекспир, Уильям

Шеридан, Ричард

Шоу, Джордж Бернард

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 октября 2015 г.

Книга не понравилась.

С трудом продирался через описания, диалогов очень мало. Набоковские «Защита Лужина» или «Приглашение на казнь» куда как веселее читались.

Видно, что переведено с английского на не очень хороший русский. Ех. крестословица — калька с Crossword. А как вам «делать постель» (make bed), носильные вещи — как я понимаю, это одежда, и т.д.

Орфография хромает. «чорт» и «шопот» — ни в какие ворота не лезут. Может быть так писали до реформы в СССР, а Набоков уже не жил в России после революции, не знаю.

4 из 10.

Оценка: 4
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 октября 2015 г.

Речь здесь не о литературных достоинствах романа и всего творчества Набокова. Они неоспоримы. Тем неприятнее читать довольно поганую вещь великого писателя.

Часто говорят, что «Лолита» — роман о любви, пусть и несколько извращённой. Нет. На первых как минимум 300 страницах здесь нет никаких признаков любви. Только желание стареющего подонка завладеть малолеткой и использовать её как вещь, независимо от желаний девочки. В результате остаётся впечатление не просто извращения, а какого-то особо гнусного извращения.

Гумберт же, повторяю, именно подонок. Безусловно, можно быть хуже его, но опуститься ниже очень трудно. И его видение мира и людей соответствует видению мелкого поганого человечка, который почему-то считает себя выше других. По сути, это книга о том, во что может превратиться современный для Набокова раскрепощённый интеллектуал, если он так и не нашёл смысла жизни, зато обрёл значительную свободу действий. Правда, как показало время, фантазию свободомыслящих бездельников автор сильно недооценил.

А любовь всё-таки появляется. Когда до Гумберта доходит, что Лолиту он потерял, тут его пробивает по-настоящему. Тут он даже начинает вызывать некоторую симпатию.

Как известно, в Америке «Лолиту» поначалу запретили. Когда же всё-таки напечатали, Набоков покинул Штаты и больше туда не возвращался. Дело здесь не только в пропаганде извращений. Всё-таки «Лолита» нигде не переходит грани, отделяющей литературу от порнографии, даже по меркам пятидесятых. Думаю, американцы отреагировали ещё и на то, как эмигрант изобразил их страну. Их можно понять. Допустим, в Россию хлынули беженцы из Америки (ну, допустим), и вот один такой беженец, прожив с десяток лет в безопасности и относительном комфорте, написал книгу, где изобразил русских тупыми скотами. Всех поголовно. Что бы мы на это сказали? Вот это самое.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 августа 2015 г.

Дошли руки и до этой классики. Название то давно стало именем нарицательным, но сюжет я представлял лишь в общих чертах. Произведение оказалось более откровенным, чем я предполагал, но и более сложным, нежели о нем часто думают те, кто не читал. Стиль написания прекрасен, описание Америки тоже, в очередной раз убеждаюсь, что не так и многое там поменялось.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 февраля 2015 г.

Гумберт, любишь ли ты Лолиту?! Гумберт Гумберт. Неужели ты жалеешь себя? Или хочешь вызвать жалость у «уважаемых присяжных женского и мужского пола»? А чего ты боишься: быть разоблачённым или потерять её, Лолиту, «свет жизни твоей, огонь твоих чресел»? Или же ты болен? Но чем?!

Вопросы, сплошные вопросы, словно утренний туман, окутывали моё сознание во время прочтения и не смогли рассеяться до сих пор. Возможно, как раз-таки наличие большого количества именно вопросов не позволили мне закрыть книгу ещё на середине, когда главный герой только познакомился со своей жертвой (жертвой ли?).

Ещё в начале книги, когда перед тобой мелькают страницы, полные плотских терзаний мальчика, юноши, мужчины, ты всё ожидаешь встречи с загадочным существом, имя которому Лолита. И когда же это наконец происходит, то что ты испытываешь: разочарование, щедро приправленное отвращением? А в голове волчком крутится навязчивая мысль: «О, боже, что за бред сумасшедшего извращенца! Надо постараться срочно забыть!». Наверное, это и правильно; именно такой и должна быть реакция нормального человека. Но разве не будет ли подобное мнение излишне однобоким?

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Не смотря на все те ужасы, что творились в голове у Гумберта и активно воплощались в жизнь, я не могу назвать роман «Лолита» безнравственной книжонкой или литературно оформленной порнографией. Но что же это тогда? Скорей всего «Лолиту» можно рассматривать как историю длиною в жизнь, где мы видим не только сумасшедшего маньяка, прикладывающего детские носочки к интимным местам (опять же, если судить о главном герое по-мещански поверхностно), но и нечто большее: образ американской молодёжи, трудные отношения в неполных семьях, неравенство странной, порой непонятной, любви. И в этой истории нет ни отрицательных, ни положительных героев. Главное, нет жертв. Каждый из них прямо или косвенно виноват в исходе своей судьбы.

Но их нельзя и обвинять в чём-либо. Кто знает, как он повёл бы себя на месте мужчины, сходящего с ума от любви к самому обычному подростку; как строилась бы жизнь превратись ты в простую, весьма недалёкую, вдову, живущую нелюбимым родным ребёнком и скорбящую по безвременно усопшему второму чаду; а каковы бы были мысли и поступки девочки, в окружающем мире которой потеря девственности в двенадцать или тринадцать лет является нормой.

Неизвестно, как складывались бы их жизни, неизвестно, как они завершились бы. Лишь отчасти предсказуема смерть Лолиты. Почему-то именно её судьба не представляется по-другому, и, возможно, это лучший исход для неё.

По завершению чтения книги всё также витает в мыслях самый простой и обыденный вопрос: любил ли Гумберт Г. Долорес (его Лолиту) Гейз? Судя по тому, как главный герой постоянно желал нимфетку, находящуюся даже в больном состоянии, или спешил насладиться миниатюрным, почти мальчишеским Лолиты ещё до того как ей минет четырнадцать лет, — можно смело заявить, что никогда не любил. Но как Гумберт боялся потерять Лолиту (не разоблачения, а именно потерять), пытался заботиться о ней (всё же, живя со своей матерью, девочка вряд ли бы достигла успехов в теннисе), безвозмездно привёз нуждающейся падчерице необходимую сумму денег. И, самое главное: даже беременность Лолиты (окончательное и бесповоротное завершение или исчезновение нимфетства) ничуть не уменьшили чувств главного героя. Он всё также нежно и трепетно продолжал относиться к своей Лолите.

Если кому-то покажется, что этого мало, обратите своё внимание на последний абзац последней главы второй части книги. Возможно, именно здесь мы видим любовь Гумберта такой, какой не встречали на протяжении всего романа: чистой и пылкой, не омрачённой извращёнными терзаниями плоти.

Сложно сказать, можно ли оценить «Лолиту» в десять баллов (я не писатель и не критик, осуждать не имею права). Но для себя отмечу сей роман твёрдой семёркой или восьмёркой. И наверняка когда-нибудь перечитаю вновь. Хотя бы для того, чтобы задать Гумберту те же вопросы.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх