Рецензия на книгу Роберта


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «vvladimirsky» > Рецензия на книгу Роберта Хайнлайна «Ворчание из могилы»
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Рецензия на книгу Роберта Хайнлайна «Ворчание из могилы»

Статья написана 18 марта 2016 г. 13:38

Я не отношусь к числу одержимых коллекционеров: «последнюю рубашку продай, но редкую «рамочку» на полку поставь!». Уважаю таких людей, но нет, я не из них. Есть, однако, книги, которые существуют только в виде «малотиражек», так что время от времени приходится раскошелиться. Не на «художку», конечно: приличной художественной литературы хватает и в более-менее бюджетном секторе. Другое дело профильный нон-фикшн. Биографии, мемуары, все такое. Вот, например, сборник писем Роберта Хайнлайна: вряд ли у нас его когда-нибудь издадут полноценным тиражом, а в работе уже пару раз пригодилось. Ну и для расширения общей эрудиции, само собой. 8-)

«Любой, кто ищет в этой книге ответы, обманывает себя»


Роберт Хайнлайн. Ворчание из могилы: Письма. / Robert Heinlein. Grumbles from the Grave, 1989. Пер. с англ. Swgold. — Липецк: Крот, 2014. — 560 с. — Тир. 500.


Спорить о творчестве Роберта Энсона Хайнлайна, о подтекстах, аллюзиях и реминисценциях, о мотивах и взглядах писателя, легко и приятно. Тем более что сам мэтр, одновременно работавший над «Чужаком в стране чужой», романом, ставшим одной из «библий хиппи», и напористо-милитаристскими «Космическими рейнджерами» дал обильный материал для диаметрально противоположных интерпретаций. Но если вы опасаетесь, что выход «Ворчания из могилы», сборника избранных писем Р.Э.Х., подготовленного вдовой писателя, положит конец этим увлекательным дискуссиям, расставив все точки над «i», спешу успокоить: не дождетесь! Скорее эта книга подкинет уголька в топку неутихающих споров о личности и творчестве автора.

«Ворчание из могилы» разбито на тематические разделы («Истоки», «Глянец и подростки «Скрибнера», «Почта почитателей и прочая трата времени», «Путешествия» и т.д.), составленные из писем разных лет. За редкими исключениями это выдержки из переписки Хайнлайна с двумя корреспондентами: легендарным Джоном Вудом Кэмпбеллом, первым издателем Р.Э.Х., и Лертоном Блассингэймом, который долгие годы оставался бессменным литературным агентом писателя. Вероятно, именно такой выбор диктует основные темы книги: во-первых, обсуждение расценок, гонорарных ставок, роялти, возможных рынков сбыта и допустимых сокращений в текстах; во-вторых — многословные отчеты о том, «как я провел лето», где побывал и что повидал, с какими проблемами столкнулся при строительстве очередного «родового гнезда», сколько времени невозвратно потратил на переписку с поклонниками, интервью журналистам и выступления перед библиотекарями.

Парадоксально, но о своих книгах Хайнлайн пишет крайне скупо — если не считать технические и деловые аспекты. Что ж, его право: писатель, который так и рвется объяснить, что он «на самом деле» имел в виду, и впрямь выглядит нелепо и жалко. Тем не менее портрет Р.Э.Х. на этих страницах вырисовывается весьма специфический. С одной стороны, автор «Космических рейнджеров» предстает человеком неприятно меркантильным и циничным (не раз повторяет, что пишет «для денег», выражает готовность внести любые правки, лишь бы поскорее получить чек), с другой — болезненно ранимым и амбициозным (один из лейтмотивов книги — «брошу писать, как только получу первый отказ»). Зная то, что мы знаем о Хайнлайне сегодня — например, что всю жизнь в его столе лежал ранний, невостребованный издателями роман «Нам, живущим», — принять такую характеристику непросто. Впрочем, ждать подлинной искренности от переписки, которую писатель ведет со своим литагентом, было бы, мягко выражаясь, странно.

Складывается впечатление, будто большую часть своей взрослой жизни Хайнлайн прожил в вакууме — и литературном, и политическом. Нет, он, конечно, читал не только научные журналы, инструкции и бюллетень Американской стрелковой ассоциации — но и, например, Эрнеста Хемингуэя, Джеймса Джойса (о котором отзывался без восторга) и даже Джона Барта. Встречаются в письмах и редкие упоминания писателей-сверстников из «фантастического цеха» — но нет никаких свидетельств, что Р.Э.Х. следил за их творчеством хотя бы вполглаза. И такое возможно — чукча, в конце концов, не читатель. Но трудно поверить, что все бури в англо-американской фантастике — триумф «новой волны», разрушение традиционных жанровых табу, выход SF из гетто — обошли его стороной: романы Хайнлайна свидетельствуют об обратном. То же с социальными потрясениями: молодежные бунты, «дети-цветы», сексуальная и психоделическая революции, рок-н-ролл, Вьетнам, Уотергейт — автор «Чужака в стране чужой», если судить по его письмам, обо всем этом слыхом не слыхивал. Но книги-то, книги говорят о другом!..

Раскрывается Р.Э.Х. только тогда, когда очередной редактор начинает «хотеть от него странного», поучать и направлять — иными словами, принимает на себя обязанности цензора. Вот тут, в пылу спора, грандмастер действительно несколько раз пробалтывается о вещах, принципиальных для понимания всего его творчества. Любопытно сравнить эти письма с перепиской братьев Стругацких, изданной недавно отдельным пятитомником. Казалось бы, разные страны, разная экономическая и политическая система, разная идеология... Но когда речь заходит о редакторских правках, вызванных требованиями цензуры, сходство эмоциональной реакции писателей бросается в глаза. Как и советские редакторы шестидесятых-восьмидесятых от АБС, их американские коллеги требовали от Хайнлайна правок, которые он считал абсурдными, бессмысленными, ханжескими и, хуже того, искажающими исходный замысел. Что характерно, в послевоенных США требования цензуры объяснялись теми же причинами, что и в Советской России: заботой о нравственном здоровье подрастающего поколения. Болезненно-ранимого писателя это бесило, выводило из себя, что отчетливо видно по письмам, хотя Вирджиния Хайнлайн, вдова писателя, изрядно выхолостила и сократила переписку, чтобы привести образ своего мужа в соответствие с официальной иконографией.

Однако самыми живыми выглядят завершающие главы книги, посвященные «Чужаку в стране чужой». Из них можно узнать, к примеру, что Хайнлайны состояли в переписке с девушкой из «семьи» Мэнсона — по их уверениям, не подозревая об увлечениях фанатки. Жаль, что вдова писателя не включила этот материал в общую подборку. Ну и, конечно, одно развернутое письмо поклонникам, приведенное тут без сокращений, стоит десятилетней эпистолярной хроники «Хайнлайн-Блассингэйм». В паре цитат из этого мини-эссе о творческой философии и жизненных взглядах Р.Э.Х. сказано больше, чем на сотне предыдущих страниц:

«Я всегда должен держать в уме, что мой потенциальный читатель может потратить свои деньги на пиво, а не на мои истории, я должен каждую минуту осознавать, что я конкурирую за деньги с пивом — и что я не могу себе позволить упустить клиента. Если бы я производил, скажем, картофель или говядину, то я мог бы быть уверен, что мой продукт имеет некоторую ценность на рынке. Но история, которую не любят читать клиенты, не стоит НИЧЕГО».

Или:

«Я задавал вопросы.

Я не давал ответов. Я пытался встряхнуть читателя, освободить его от некоторых предубеждений и побудить его думать самостоятельно, направить мысли в новое, неиспробованное русло. В результате каждый читатель получил от этой книги что-то свое, потому что он сам находил свои ответы <...>

Любой, кто ищет в этой книге ответы, обманывает себя. Она — приглашение подумать, а не уверовать».

Жаль, что не все «Ворчание из могилы» так написано — получилась бы нетленка, не уступающая лучшим романам Р.Э.Х. А так — всего лишь библиографическая редкость, книга, обязательная к прочтению для каждого уважающего себя хайнлайнофила... ну и для хайнлайнофоба, само собой, тоже.


Источник:

сайт Книжной ярмарки ДК им. Крупской


Предыдущие рецензии в колонке:

(ссылки на рецензии кроме трех последних убраны под кат)

— на книгу Майкла Муркока «Византия сражается»

— на книги Марии Галиной «Куриный бог» и «Автохтоны»

— на книги Павла Крусанова «Ворон белый. История живых существ» и «Царь головы»

— на книги Феликса Пальмы «Карта времени» и «Карта неба»

— на книги Виктора Пелевина «S.N.U.F.F.» и «Любовь к трём цукербринам»

— на книги Уильяма Гибсона «Нейромант» и «Граф Ноль. Мона Лиза овердрайв»

— на книгу Дмитрия Казакова «Черное знамя»

— на книги Умберто Эко «Откровения молодого романиста» и «Сотвори себе врага»

— на антологию «Зеркальные очки» под редакцией Брюса Стерлинга и книгу «Машина различий» Уильяма Гибсона и Брюса Стерлинга

— на книги Сергея Носова: «Полтора кролика» и «Фигурные скобки»

— на книгу Кима Стенли Робинсона «2312»

— на книги Питера Уоттса «Морские звезды», «Водоворот», «Бетагемот» (трилогия «Рифтеры»)

— на книгу Нила Стивенсона «Вирус «Reamde»»

— на сборник статей и рецензий Сергея Шикарева «13»

— на книги Вернора Винджа «Пламя над бездной» и «Глубина в небе»

— на книгу Александра Золотько «Анна Каренина-2»

— на книгу Дэна Симмонса «Фазы гравитации»

— на книги Майкла Суэнвика «Хроники железных драконов», «Однажды на краю времени» и «Танцы с медведями»

— на книгу Нила Геймана «The Sandman. Песочный Человек. Книга 4. Пора туманов»

— на книгу Романа Арбитмана «Антипутеводитель по современной литературе: 99 книг, которые не надо читать»





1550
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение18 марта 2016 г. 13:50 цитировать
«Но история, которую не любят читать клиенты, не стоит НИЧЕГО». Интересно, он это сказал до того, как наваял 1000-страничную непродирабельную «Достаточно времени для любви», или после? :-)))
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение18 марта 2016 г. 13:54 цитировать
По хронологии — до.
 


Ссылка на сообщение18 марта 2016 г. 14:13 цитировать
Вообще по риторике Хайнлайн Дивова напоминает: та же любовь к броским фразам, то же декларируемое презрение к условностям и бравирование профессионализмом.
 


Ссылка на сообщение18 марта 2016 г. 14:55 цитировать
Про Олега не знаю... ну то есть — знаю, конечно; мне просто не приходило это в голову, но, да, параллели между появлением Хайнлайна на вручении премий (входил внезапно, в сверкающем костюме, весь из себя, будто под фанфары) и Олега там же (фразы про бензин этц) напрашиваются.
 


Ссылка на сообщение18 марта 2016 г. 16:47 цитировать
скорее Дивов, так как был намного позднее Хайнлайна.
и уступает очень сильно.
у Хайнлайна всё же многие книги не развлекательная литература на раз, у Дивова — именно такая.
 


Ссылка на сообщение18 марта 2016 г. 16:45 цитировать
там не тысяча страниц.
и книга очень хороша.
а вот «Число зверя» — ну, не идеальна.
 


Ссылка на сообщение18 марта 2016 г. 18:04 цитировать
Ну 800 страниц — примерно, у меня издание «Поляриса» 8-) И книга разваливается на несколько частей при этом. Не лучшее творение РАХ, притом, что к позднему его творчеству я очень лоялен и «Иова» страшно люблю, и «Пятницу» тоже.
 


Ссылка на сообщение20 марта 2016 г. 14:54 цитировать
у меня не заваливается.
но ты забываешь о том, что там был уменьшенный формат книги.
и все же — намного лучше она «Числа зверя».


Ссылка на сообщение19 марта 2016 г. 12:31 цитировать
[и даже Джона Барта]
Интересно,а почему ДАЖЕ? Я его читал с большим удовольствием.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение19 марта 2016 г. 14:04 цитировать
Джон Барт — писатель для снобов и эстетов, типичный представитель «высокой литературы», икона американского постмодернизма, университетский умник. А РЭХ всеми силами создавал образ простого честного парня со Среднего Запада. Не его литература категорически.


Ссылка на сообщение20 марта 2016 г. 02:43 цитировать

цитата

А РЭХ всеми силами создавал образ простого честного парня со Среднего Запада. Не его литература категорически.

Опаньки! Да вы что,рецензии Владимирского не читали? он убедительно показал, что «это лишь впечатление»...


Ссылка на сообщение21 марта 2016 г. 16:47 цитировать

цитата vvladimirsky

Как и советские редакторы шестидесятых-восьмидесятых от АБС, их американские коллеги требовали от Хайнлайна правок, которые он считал абсурдными, бессмысленными, ханжескими и, хуже того, искажающими исходный замысел. Что характерно, в послевоенных США требования цензуры объяснялись теми же причинами, что и в Советской России: заботой о нравственном здоровье подрастающего поколения.


Читал я сборник статей о фантастике — польский, изданный в конце 70-х или начале 80-х. Была там глава об Эллисоне — когда у нас ни об каком Эллисоне никто не слышал. А в статье пимерно такая фраза о положении в американской фантастике до новой волны:
Фантастику издавали люди с ментальностью 40-летних харцеров.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение23 марта 2016 г. 19:30 цитировать
Пожалуй.Но что тогда говорить о наших нынешних?




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх