FantLab ru

Все отзывы посетителя iskender-leon

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  11  ]  +

Эрик Фрэнк Рассел «И не осталось никого…»

iskender-leon, 29 июня 2013 г. 12:23

Прекрасная повесть. Смешная сатира — лучшая из возможных. По ходу чтения возникло стойкое подозрение, что нечто подобное я уже читал, причём довольно давно. Долго мучился, потом вспомнил: неподражаемо смешное общение землян и гандов очень напоминает допрос генералом Баан-Ну одного жевуна в повести Александра Волкова «Тайна заброшенного замка». Решительно никаких обвинений, но уверен, что эту повесть Рассела Александр Мелентьевич читал.

Видимо в случае с этой историей, как и во многих других его произведениях, где ярко проявляется антимилитаристская и антинасильственная позиция автора, главным для Эрика Рассела было ещё разок щёлкнуть по носу всё то, что он так не любил. А именно: милитаристов, военщину а-ля пентагоновские ястребы, сторонников теории «сильной руки». И откровенно говоря, удалось ему это блестяще. Но вместе с тем, произведение оставляет по себе больше вопросов, чем ответов. Создавая общество, способное противостоять оголтелому авторитаризму, писатель сделал его таким, что мне лично из этих двух вариантов более симпатичен именно авторитарный, а не тот рациональный индивидуализм, что царит на планете гандов. Справедливо подмечено в предыдущих отзывах, что совершенно непонятно, как в таком социуме могут выживать инвалиды, сумасшедшие. Наверняка нелегко приходится и людям творческих профессий — музыкантам, художникам, поэтам. На планете настоящий триумф честности, зато пропали, истаяли дымкой бескорыстие и великодушие. Кроме того, моё чувство недоверия просыпается в тот момент, когда один из гандов отказывается выполнять приказ землянина даже под угрозой смерти — мол с мёртвого нельзя получить вообще ничего, так зачем тебе меня убивать? К сожалению, из реальной жизни мы все знаем, насколько зыбко и ненадёжно это суждение. Убить можно и из-за тупой злобы или ярости и в холодном расчёте запугать этой смертью следующую жертву. И зря Рассел приплёл сюда Мохатму Ганди, который и вправду изобрёл и применил пассивное сопротивление как форму социальной борьбы, но впоследствии он же первый и призвал отказаться от этого метода, когда решил, что индийский народ не готов к нему.

Но заканчиваю с критикой — её слишком много как для положительного отзыва и оценки десять. Несмотря на всё вышесказанное, повесть была, есть и остаётся одной из лучших не только в творчестве автора, но и во всей британской фантастике.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Илья Варшавский «Ветеран»

iskender-leon, 29 июня 2013 г. 12:22

Не стану отрицать утверждение одного из лаборантов, что рассказ этот на любителя. Но дело в том, что я этот самый любитель и есть. Я не моряк, но родился, вырос и живу в почти приморском Николаеве, городе корабелов. С детства люблю морские рассказы во всём многообразии этого жанра, учился в судостроительном институте, имею специальность инженера судовых энергетических установок и оборудования, до последнего времени работал на предприятии, которое имеет самое непосредственное отношение к судостроению. Кроме того, как и все люблю и ценю хороший юмор, профессиональный же в особенности. Поэтому для меня ряд морских баек, знакомых и не очень, объединённых в единое произведение, поданное как советы и наставления от старого матёрого спеца молодому и начинающему — безусловный шедевр. Вместе с тем не считаю, что рассказ узкоспециализированный и подходит для ограниченного круга читателей. Уверен, что он способен подарить многим из вас по пятнадцать минут жизни, которую как известно продлевает смех.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Джек Лондон «На Сороковой миле»

iskender-leon, 29 июня 2013 г. 12:20

Невероятно сильный трагикомический рассказ от Джека Лондона. Там где самолюбие, глупость и гордыня пытаются подменить собою гордость — недалеко до беды. Вероятность трагического исхода увеличивается, когда подобная напасть обнаруживается у двух человек одновременно. Спор, возникший по пустяковому поводу превращается в крупную ссору и приводит к дуэли, событию не шуточному во все времена, а уж в маленьком посёлке среди снегов Юкона.... К счастью, в этой истории был ещё один герой — Мэйлмют Кид, персонаж, который не раз встречается на страницах рассказов Джека Лондона. В литературе в подобной ситуации мне чаще встречались противоположные ему люди — интриганы, злодеи и подстрекатели, чьи действия и приводили к трагедии. Но Кид не таков — понимая, что положение требует немедленных и решительных действий, он проявляет редкую находчивость и непреклонность, доведя эту историю до... Оставим финал загадкой для тех кто не читал, это одна из двух интриг этого рассказа. Вторая — вопрос, который задали Киду и ответа на который не знал он сам.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Джек Лондон «За тех, кто в пути!»

iskender-leon, 29 июня 2013 г. 12:19

Этот рассказ — одна из лучших литературных иллюстраций известной истины, неоднократно проверенной и доказанной самой жизнью: справедливость и закон — это зачастую совершенно разные вещи.

«Бьётся в тесной печурке огонь» — золотоискатели собрались в маленькой хижине, пьют горячий пунш и коротают время, рассказывая друг другу истории. Спокойное течение событий было прервано щёлканьем бича, лаем собак, а затем уверенным стуком в дверь...

Непередаваемый колорит Севера и его обитателей, немного юмора и иронии, собачья упряжка, делающая семьдесят миль за двенадцать часов по замёрзшей реке, двое невероятно уставших людей и очень короткая и блистательная защитительная речь — таковы вехи и образы этого рассказа. После каждого прочитанного рассказа Джека Лондона мне приходиться повторяться — блестяще!

Надеюсь и мне когда-нибудь выпадет случай произнести тост, похожий на этот: «так выпьем же за того, кто в пути этой ночью! За то, чтобы ему хватило пищи, чтобы собаки его не сдали, чтобы спички его не отсырели.»

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Джек Лондон «В далёком краю»

iskender-leon, 29 июня 2013 г. 12:18

«В двух словах он был таков:

Глуп, ленив и бестолков.» — Эдуард Успенский

И хорошо если на этом перечень недостатков был бы исчерпан. А если добавить к нему эгоизм, заносчивость, трусость, чёрствость и отсутствие всякого понятия о нравственности и благородстве? Так за каким же дьяволом Картер Уэзерби и Перси Катферт, каждый из которых вполне соответствовал вышеприведённой характеристике, потащились на Север? Как и тысячи других, их влекло к золоту. Но суровый северный край не раз разжёвывал людей куда более достойных, сильных духом и телом, настоящих великанов. Таких же как эта парочка, он не щадил никогда...

Немного жутковатая, но правдивая история о двух «мужчинах», зимующих на заимке золотоискателей и о том, как они превратились в двух зверей в клетке. Ещё один мощный рассказ от Джека Лондона.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ричард Матесон «Кнопка, кнопка…»

iskender-leon, 24 июня 2013 г. 16:31

Нажмите кнопку! Получите 50 тысяч долларов, а где-то в мире умрёт человек, незнакомый вам человек. Мало пятидесяти тысяч? Уверен, что спятивший миллионер или дьявол или чёрт знает кто, короче тот, кто предлагает вам эту сделку не задумываясь даст и миллион и больше... Вы только нажмите кнопку! Вы в замешательстве? Боитесь? Сомневаетесь? Прочь сомнения, за ту минуту пока я набрал эти строчки, в мире, по разным причинам, умерло больше ста человек. Вы просто... нажмите кнопку!

Рассказ этот страшен как гроза в открытом поле (кому не пришлось пережить, тот не в состоянии понять). Страшен тем, что чудовищно большое количество людей, хороших вроде бы людей, нажали бы эту кнопку. Уверен, что я бы поступил бы иначе. В самом деле уверен, но ведь ко мне никто и не обращался с таким предложением, пока что...

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Вероника Иванова «Третья сторона зеркала»

iskender-leon, 23 июня 2013 г. 09:58

Фабула этого достаточно объёмного цикла не сказать, чтобы совсем уж банальна, но встречается нередко. Герой идёт по жизни, помогая другим: чинит судьбы, врачует души, правит характеры, ежечасно сомневаясь, правильно ли он поступает. Как водится, по определённым причинам сам он находится в полном душевном раздрае и будучи не в силах помочь самому себе, влипает в крайне неприятные ситуации, из которых потом ему приходиться выпутываться с большими или меньшими потерями.

Для наиболее всеобъемлющего и сверхкраткого описания этих книг лучше всего подойдёт слово «само». Самокопание, самобичевание, самоистязание, самопоедание и ещё куча этих самых само. Очень утомляют бесконечные диалоги героя с собой, с некой сущностью, которая в этих романах заменяет привычное alter ego, с другими персонажами. Кстати, будьте готовы, что вам придётся прочесть подробнейшее описание выяснения отношений героя с каждым второ- и третьестепенным персонажем и вообще с каждым из тех, кого автор вообще удостоил собственного имени. Ещё больше устаёшь от описания магической системы. Все эти «нити», «кисея», «пряди», «кружево» и прочее, всё это уже было не раз. Попытка как-то по новому перестроить, связать, перекроить перечисленные понятия в нечто новое если и удалась автору, то я этого оценить не смог, поскольку уже к началу третьей книги утратил ориентацию в этом. Упомянутый герой, Джерон, постоянно меняет свой облик, создавая впечатление, что у него не что иное, как раздвоение личности. Он предстанет перед вами паяцем и шутом, неврастеником и фаталистом, мудрецом, дураком, целеустремлённым и решительным, растерянным и бесполезным, хладнокровным бойцом, самаритянином и палачом... По ходу развития событий это получит «оригинальное», но всё же объяснение — детство, понимаешь, у него тяжёлое было... К тому времени неприятное впечатление уже прочно закрепилось у меня в голове.

По объёму наполненности психологией и философией книги не уступят, пожалуй, даже книгам Терри Гудкайнда и Робин Хобб, по качеству — много хуже. Сознаю, что последнее предложение было абсолютно субъективным, но тут уж ничего не поделаешь. В математике аксиома не требует доказательств. В литературе же, особенно с уклоном в философию и психологизм писатель волен выбрать любую жизненную аксиому (пример: надеяться и верить; борись за своё счастье, Etc.) и начать доказывать её как теорему на n-ном количестве страниц. Очень часто они так и поступают. И тогда только мастерское владение словом, неожиданные откровения, способность автора эмоционально привязать читателя к героям или юмор способны спасти читающего от скуки, чего я в данном случае не наблюдаю. Короче, если ты взялся доказывать нам теорему Пифагора, то уж изволь доказать её новым способом или не берись вовсе, потому что старый мы уже знаем.

Большую иронию я усматриваю в том, что Вероника Иванова видимо очень хотела, чтобы её книги не были очередной коммерческой пустышкой, а между тем мой интерес во время чтения просыпался лишь тогда, когда на короткое время автор отвлекалась от проблем выбора, морали и всего такого. Тогда внезапно выяснилось, что Иванова оказывается способна писать интересное приключенческое фэнтези. Но всякий раз она тут же вновь седлала своего конька, а я снова начинал дремать.

Положив руку на сердце, вынужден признать что быть может эти книги не так плохи, как я тут расписал. Но не для меня. Ужасающая предсказуемость, не сюжетная, а общих впечатлений и ожиданий от каждой следующей книги, начиная со второй делают мою оценку невысокой, ниже чем у отдельных романов цикла. Очень уж неприятно было прочесть три скучноватых книги и знать, что впереди тебя ждут ещё пять таких же. Читал до конца, бросать ведь не люблю. Этим циклом я не открыл, как принято говорить, а закрыл для себя нового автора.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Кристофер Энвил «История с песчанкой»

iskender-leon, 22 июня 2013 г. 10:06

«Этого не может быть, потому что не может быть никогда...» Ничего удивительного, когда это произносит герой Чехова, который не смотря на всю свою комичность, в целом «жалкая, ничтожная личность». Но история знает немало примеров, когда учёные мужи в разные времена и по совершенно различным поводам, презрев великое сократовское «я знаю только то, что ничего не знаю», с глупейшим апломбом и упорством, достойным лучшего применения, почти дословно повторяли вышеозначенную фразу Василия Семи-Булатова, Войска Донского отставного урядника. Причины для этого бывали разными, но убеждённость в собственной правоте достаточно редка среди них. Намного чаще в этой роли выступали самодовольство, зависть, ограниченность, стремление к получению кафедры, званий и должностей, а в наше время — всё больше грантов, борьба за славу, публикации и прочее. Иногда доходило до абсолютного абсурда: кибернетика — реакционная лженаука. Короче, учёные тоже люди и бывает, что они изменяют выдержанному, методичному, спокойному, объективному подходу в науке.

Рассказ относится к любимому мною типу сатирико-юмористических произведений. Читается легко, от смеха сложно не удержаться. Очень рекомендую.

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Томас Шерред «Попытка»

iskender-leon, 22 июня 2013 г. 10:05

Ты стал бунтарем, и дрогнула тьма,

Весь мир ты хотел изменить

Но всех бунтарей ожидает тюрьма

Кого ты хотел удивить?

© группа «Машина Времени»

Повесть представлена как записки одного из героев, Эда Лефко, о тех событиях в его жизни, что последовали после случайной встречи с Мигелем Лавьядой, автором замечательного изобретения — прибора, позволяющего заглянуть в любой момент прошлого. Он вступает с изобретателем в партнёрство, которое со временем превращается в дружбу, равно как и его стремление обогатится за счёт продажи записей исторических событий, выдаваемых за художественные фильмы, под влиянием друга эволюционирует в попытку изменить наш мир к лучшему. Как понятно из названия рассказа, попытку тщетную.

Хотя история эта фантастическая, она имеет совершенно реальную, а на момент написания ещё и свежую жизненную основу. Чтобы лучше понять его, сделаем очень краткий экскурс в историю, собственно просто вспомним некоторые события, что происходили в США в 1946-1947 годах. Президент США Гарри Трумэн подписывает приказ о проверке лояльности государственных служащих. Сенат принимает закон Тафта-Хартли, приравнивающий политическую забастовку к уголовному преступлению. Создаётся ЦРУ. Но прежде всего следует упомянуть об активизации деятельности Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, истерии, которую она породила в американском обществе и той охоте на ведьм, которую она устроила в Голливуде, когда группа виднейших деятелей киноискусства, среди которых были такие люди как Бертольд Брехт и Чарли Чаплин, были заподозрены в антиамериканской (коммунистической) деятельности.

«Неоценённая попытка» является чрезвычайно едкой, написанной по свежим следам и на злобу дня сатирой именно на эти события. Но в более широком смысле её можно и думаю, нужно понимать как прямое указание на то, что человеческое общество не готово и не способно принять правду такой, как она есть. Люди в целом не слишком расположены ворошить историческое прошлое, подвергая сомнению сложившиеся догматы, особенно если это прошлое их собственной страны, религии или их самих. Мы охотно творим себе кумиров и способны яростно защищать их, не считаясь ни с какими доказательствами собственной неправоты. Представьте на минутку, что аппарат из этой повести появится в реальном мире и станет доступен каждому. Вряд ли правительство США обрадуется, если кто-то достоверно скажет, кто стоит за убийством Кеннеди или точно укажет на истинные причины вторжения во Вьетнам и Ирак? Желают ли руководители любой страны, чтобы все их действия тут же становились известны народу? Многие ли христиане решатся удостовериться, что Иисус в самом деле воскрес и вознёсся на небеса? Аналогичный вопрос легко сформировать для мусульман, буддистов и для представителя любой другой конфессии. Желает ли папский престол, чтобы запись церковного суда над Жанной д’Арк или Джордано Бруно мог посмотреть каждый желающий? Готовы ли вы к тому, что по прошествии сотен лет герои превратились в негодяев, а негодяи стали героями и в таком виде почитаются нами? Можно задать много подобных вопросов, а ответ будет один — и изобретатель, и изобретение протянули бы в реальной жизни ещё меньше, чем в повести.

Томас Шерред, мягко говоря, не слишком известный и плодовитый писатель. Но конкретно эта его вещь стоит вровень с лучшими фантастическими произведениями любого автора, а в малой форме поджанра фантастической сатиры даже претендует на первенство, имхо конечно.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Гарри Гаррисон «Последнее сражение»

iskender-leon, 22 июня 2013 г. 10:04

Один из отцов фантастики, Герберт Уэллс, считал, что с появлением атомного оружия войны станут невозможными.

Уже упомянутый на странице французский мыслитель шестнадцатого века, Мишель де Монтень считал, что изобретение огнестрельного оружия сделает такое явление как война, маловероятным.

Сатирик Феликс Кривин в микрорассказе «Пирровы победы» в юмористической форме предположил, что некоторые страны древнего мира требовали запретить слонов, как оружие массового уничтожения.

Гарри Гаррисон в своём рассказе спустился ещё ниже по мировой временной линии и в иронично-сатирическом стиле дал хорошего подзатыльника примерно ста миллиардам людей, жившим на этой планете. Именно так, и никак иначе. Знаете, это дорогого стоит. А в заключение позволю себе цитату из Станислава Лема и на том завершу отзыв, пока он не стал больше, чем сам рассказ: «Всё, что может быть использовано как оружие, будет использовано как оружие».

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Артур Порджес «1,98»

iskender-leon, 21 июня 2013 г. 15:06

Бывает и так — писатель сидит утром на веранде с кружкой утреннего кофе и читает газету. «Хм, из этого может что-то получится» — бормочет он, узрев на пятой странице любопытный факт, после чего решительно направляется к своему кабинету. Обстоятельства правда могут быть и иными: скажем не утро, а вечер и не веранда, а кресло у камина, но идея думаю ясна. Уверен, что в случае с Порджесом и его рассказом «1,98» примерно так оно и было.

Мало кого из читавших впечатлил этот рассказ. А мне понравилось. Да, на первый взгляд — слишком просто, немного юмора в литературном оформлении, почти анекдот. Но, во-первых мне импонирует, что автор не стал затягивать повествование и выжимать с неё дополнительные строчки и соответственно, доллары — всё лаконично и даже молниеносно. А во-вторых, намеренно или нет, но Порджесс уподобился тому ученику Платона, что принёс великому философу ощипанного петуха, как доказательство утверждения, что «Человек есть животное на двух ногах, лишённое перьев». В том смысле, что рассказ этот тоже шутливо посягает на одно чрезвычайно известное утверждение, а именно «человек есть мера всех вещей, существующих и несуществующих» философа Протагора. За объяснением того, как это ему удалось, я отсылаю Вас к тексту рассказа.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Эрик Фрэнк Рассел «Милый дьявол»

iskender-leon, 21 июня 2013 г. 15:05

Прилетит вдруг волшебник

В голубом вертолёте...

На самом деле всё произойдёт немного не так. Вертолёта не будет вовсе, а будет нечто сферическое и похожее на аэростат. Мы ещё такие штуки «летающими тарелками» называем, не иначе как от глупости, конечно. И вовсе не будет он голубого цвета, зато голубыми будут его пассажиры и экипаж. Ага, знаю я о чём вы подумали! Нет ребята, это цвет кожи у них такой. У них — это у марсиан, прибывших на Землю. Из-за уже упомянутой мной глупости встречать гостей некому — земляне вроде как вымерли. Унылая пустынная планета не заинтересовала пришельцев и все они быстро засобирались восвояси. Все, кроме одного...

Повесть полностью соответствует одному из двух своих переводных названий — «Милый дьявол». Оно в самом деле очень мягкое, лиричное, доброе и милое. В прежние времена можно было бы сказать, что это почти детская фантастика, но сейчас читательские возрастные границы сильно размыты. При чтении возникло ощущение, что и Рассела посетило то ощущение надвигающейся на человечество беды, которое кочевало от автора к автору во время холодной войны. И стало писателю тоскливо и чтобы развеять это ощущение он написал для себя и читателей немного наивную и бесконечно добрую сказку о добром самаритянине, то есть марсианине. Кстати это красит произведение — оно написано в те годы, когда истории о «добрых пришельцах» были намного более редки, чем о злых. Эта нехарактерная история о нашей планете в период, наследующий апокалипсису, тем не менее числится у меня в cписке лучших на эту тему.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Роберт Шекли «Извините, что врываюсь в ваш сон...»

iskender-leon, 21 июня 2013 г. 15:05

Хороший юмористический рассказ от признанного мастера. Если кто-то неожиданно попробует обратиться к вам во сне, лучше отмахнитесь от посетителя и перевернитесь на другой бок — в противном случае вы возможно будете обречены решать судьбу целого мира.

Сюжет этого рассказа не нов, об этом говорилось и писалось и ранее, а поэт Валерий Брюсов написал прекрасные стихи на эту тему. Я позволю себе привести их здесь полностью, хоть и под спойлером, поскольку они отражают не только идею этого произведения, но и некоторые мысли и выводы, вытекающие из него.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Мир электрона

Быть может, эти электроны

Миры, где пять материков,

Искусства, знанья, войны, троны

И память сорока веков!

Еще, быть может, каждый атом —

Вселенная, где сто планет;

Там — все, что здесь, в объеме сжатом,

Но также то, чего здесь нет.

Их меры малы, но все та же

Их бесконечность, как и здесь;

Там скорбь и страсть, как здесь, и даже

Там та же мировая спесь.

Их мудрецы, свой мир бескрайный

Поставив центром бытия,

Спешат проникнуть в искры тайны

И умствуют, как ныне я;

А в миг, когда из разрушенья

Творятся токи новых сил,

Кричат, в мечтах самовнушенья,

Что бог свой светоч загасил!

Мне очень не нравится мысль о том, что наша планета, галактика и вселенная — крохотная часть другого мира, который в свою очередь является незначительной частью ещё одного и так до бесконечности. Ага, там кто-то решил окунуться зимой в проруби, а у нас тут ледниковый период на незнамо сколько тысяч лет. Это, пожалуй наследственный психологический рудимент, память предков. Нет, мы давно знаем что Земля вращается вокруг солнца, а не наоборот, но где-то в глубине души всё же склонны считать себя пупом вселенной. Вот в таком смысле я и воспринимаю этот рассказ — как насмешку над антропоценризмом. Типичное для Шекли произведение, в хорошем смысле этого слова. Он помещает интересные и глубокие мысли в кокон юмора, а после читатели воочию наблюдают, как из него появляется очередная бабочка-красавица, одно из его замечательных произведений.

Оценка: 8
–  [  23  ]  +

Жюль Верн «Двадцать тысяч лье под водой»

iskender-leon, 16 июня 2013 г. 11:48

«Mobilis in mobile» – «подвижный в подвижном»

Как правило, фантастические книги или устаревают или нет. В случае с «Двадцатью тысячами лье под водой» всё не так. Кое-что сбылось очень быстро, кое-что остаётся фантастикой и по сей день, чего-то нет и не могло быть в принципе. Подробно описывать не стану, поскольку всё это разобрано задолго до меня в примечании на этой странице. Замечу однако, что эта книга возглавляет список тех фантастических романов, в которых авторы щедро предлагают множество интересных идей на сравнительно небольшой объём текста. Наши современники куда более скупы в этом плане, обычно ограничиваясь в лучшем случае одной идеей на одно произведение.

Мне книга никогда не казалась нудной или скучной. Помилосердствуйте ребята, она же битком набита приключениями: собственно охота за Наутилусом, попадание лодки в ледяной плен на одном из полюсов, подводная охота, стычка с дикарями, сражение с гигантскими спрутами и ещё много чего...

Любому увлекательному произведению нужна такая вещь как тайна. И она есть! Кто ты, капитан Немо? Ответ на этот вопрос мучил меня в детстве... какое-то время. И как же он загадочен и не похож на других любимых героев детства — Д’Артаньяна, капитана Блада, Квентина Дорварда, Зверобоя... Наверное у многих это было первое жизненное столкновение, во многих случаях наверняка не осознанное полностью, с тем, что принято характеризовать как «мир не делится исключительно на чёрное и белое».

И стиль изложения тоже всегда казался мне живым и увлекательным. Ей-богу, в детстве я с удовольствием читал даже латинские названия представителей морской фауны, не говоря уже обо всё остальном. А какие картины разворачивает Жюль Верн перед нами — останки затонувших судов, извержение подводного вулкана, чудеса подводной природы, тайны моря, такие например как никому не известный тоннель или Атлантида. Скажу честно, что лишь одному человеку да и то по прошествии многих лет и с применением современных технических средств и достижений удалось передать мне более яркие, запоминающиеся картины подводного мира. Это конечно был ещё один француз, великий соотечественник Жюль Верна — Жак-Ив Кусто. Я бы многое дал, чтобы хотя бы день провести на «Наутилусе», осмотреть судно, побывать в рубке, послушать лекцию профессора Аронакса в салоне, у открытого иллюминатора, послушать ворчание гарпунщика Неда Ленда и пожать руку капитану Немо, если бы он удостоил меня такой чести, конечно.

А ещё я изучал по нему географию и частично историю географических открытий. Книги Жюль Верна вообще прекрасно подходят для этой цели, ребёнок увлекающийся его романами впоследствии никогда не будет мямлить у доски, растерянно хлопая глазами в поисках Индийского океана или Ла-Манша.

Бесконечной любовью к морю наполнена эта книга: «Взгляните-ка на океан, разве это не живое существо? Порою гневное, порою нежное! Ночью он спал как и мы, и вот просыпается в добром расположении духа после покойного сна!» Или вот ещё: «Море — это всё! Оно покрывает собою семь десятых земного шара. Дыхание его чисто, животворно. В его безбрежной пустыне человек не чувствует себя одиноким, ибо вокруг себя он ощущает биение жизни.» А вот ещё две цитаты из романа и если в первом утверждении писатель, к огромному сожалению, ошибся: «Море не подвластно деспотам. На поверхности морей они могут ещё чинить беззакония, вести войны, убивать себе подобных. Но на глубине тридцати футов под водою они бессильны, тут их могущество кончается!», то во втором случае, я уверен, он бесконечно прав: «Творческая сила природы всё же превышает разрушительные инстинкты человека.»

Любые восторженные эпитеты применительно к этой книге кажутся мне затёртыми, слабыми и банальными. Нестареющий, нетленный шедевр мыслей, духа и надежд великого Мастера и Романтика, имя которому — Жюль Верн!

Оценка: 10
–  [  23  ]  +

Франсис Карсак «Бегство Земли»

iskender-leon, 15 июня 2013 г. 12:05

«Это я, Орк, говорю с вами, Орк Акеран, Верховный Координатор эпохи Великих Сумерек...»

Один из самых любимых мною фантастических романов вообще, самый любимый у Франсиса Карсака и наверное лучший производственный роман из тех, что я читал.

Чем он мне нравится? Многим:

— тем что автор не побоялся смешать в очень коротком романе множество популярных сюжетных ходов — перемещение разума, хронофантастика, звёздный ковчег, роман-катастрофа, спасение мира, вторжение чужих, ксенофантастика, изобретения, генетические мутации, социальный элемент... Не все из них основные, но все играют достаточно важную роль, без них роман был бы другим. У многих в результате такого эксперимента получился бы винегрет, а у Карсака — блюдо от шеф-повара (простите меня за кулинарную аналогию);

— своей динамичностью — читается очень легко, увлекательно, на одном дыхании;

— верой в будущее человечества, в разум и его возможности. Это так прекрасно — верить, что род человеческий способен превозмочь ярость умирающей звезды и не просто унестись к далёким звёздам, но прихватить с собою нашу общую мать — планету Земля;

— чередой отдельных ярких эпизодов. Я например, не очень люблю читать старые истории про Венеру, зная теперь насколько не соответствуют ранние представления об этой планете фактам, которые стали известны позднее. Но глава романа о венерианских джунглях понравилась мне чрезвычайно. Равно как и величественный и трагический эпизод с учёным Клобором на Марсе или гроза во время эксперимента на гидростанции.

Основные недостатки по мнению читателей это сухость изложения и наивность. С первым спорить не могу, склонен согласиться, что такой недостаток имеет место быть. А вот со вторым не согласен. Прежде всего, люди написавшие о наивности, к сожалению не указали, что конкретно им показалось наивным. Поэтому достаточно сложно поспорить с ними более предметно. Наивно движение фаталистов? Вряд ли — и в наше время на планете есть миллионы фанатиков, жаждущих апокалипсиса. Наивны предположения о социальном устройстве будущего — текны и триллы? Тоже сомнительно, в фантастике есть множество куда более причудливых социальных моделей чем разделение человечества по принадлежности к касте учёных. Наиболее моё обоснованное подозрение — предположение о том, что наивным кажется великое свершение, осуществлённое людьми будущего. Если так, то виноват в этом общий дух разочарования, витающей над почти заглохшей программой освоения космоса нынешнего человечества. Что я думаю по этому поводу, я уже написал выше и остаюсь оптимистом в этом отношении, давайте верить в лучшее будущее, каким бы маловероятным оно не казалось нам порой. Кроме того, прочитав другие романы автора — «Робинзоны космоса» и «Львы Эльдорадо», возьмусь утверждать что они куда более подходят под определение «наивный».

Рекомендую прежде всего поклонникам «классической» фантастики, но не только. Роман всего на 130 страниц, так что даже если не понравится, то много не потеряете, но такое развитие событий представляется мне маловероятным — я надеюсь что от прочтения этой книги вы получите огромное удовольствие.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Мишель Демют «Скучная жизнь Себастьяна Сюша»

iskender-leon, 15 июня 2013 г. 12:03

В детстве не понял этого рассказа. Это не так странно, потому что, как оказалось, понимать там не обязательно, скорее нужно чувствовать. И почувствовать удалось лишь сейчас. Если только ты не случайный гость на Фантлабе, то знай читатель, что эта коротенькая, на четыре страницы, ироничная, грустно-радостная и философская история — про тебя. Да, да — её герой именно ты, а ещё я и каждый, кто любит, ценит и не может обойтись без фантастики.

А ещё это предсказание — о том, что и тогда, когда земные звездолёты достигнут Антареса или, к примеру, дельты Ориона, люди всё равно будут читать фантастику.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Пьер Буль «Бесконечная ночь»

iskender-leon, 15 июня 2013 г. 12:03

Рассказ о временных петлях и парадоксах. Да, одна из самых популярных тем в фантастической литературе — подобных историй в ней хватает с избытком, едва ли не каждый фантаст нет-нет, да и отдаст должное этой теме. Но я читал эту историю давно, когда в багаже памяти ещё не было вороха других, подобных ей. Это во-первых. А во-вторых, важно то, как именно подана та или иная история: её обёртка, окружение, антураж. И в этом смысле действие рассказа, разворачивающееся под сенью одного из парижских кафе-шантанов в знаменитом квартале Монпарнас, очень мне понравилось. Немолодой книжник-букинист спокойно наслаждался жизнью летним днём под бокал пива, когда за его столик подсел властный горбоносый человек в алой тоге...

Есть недостатки у рассказа. Он однозначно покажется многим достаточно сумбурным и несколько наивным, излишне запутанным и даже чуток скучноватым. А меня выручает аналогия, возникшая по мере чтения — вторая половина рассказа по духу напоминает повесть Вильгельма Гауфа «Фантасмагория в бременском винном погребке». Автор как бы позволяет читателю усомнится в том, происходят ли описываемые события на самом деле или же это плод воображения героя рассказа, Оскара Венсана, подогретого парами от очередного бокала коньяка.

Рассказ написан вскоре после войны и несёт на себе отпечаток её воздействия на автора. Кроме того, Пьер Буль не тот писатель, из под пера которого выйдет исключительно развлекательный рассказ. Не очевидный на мой взгляд посыл этой истории — любая война бессмысленна, потому что в конце концов это война против самих себя. Спорная идея, еcли не понимать её как войну человека против человека, а не наций и народов друг против друга. Такой представляется мне основная мысль рассказа, хотя возможно, что я ошибаюсь.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Джек Лондон «Мексиканец»

iskender-leon, 14 июня 2013 г. 17:12

«У него нет сердца. Он беспощаден, как сталь, жесток и холоден, как мороз. Он словно лунный свет в зимнюю ночь, когда человек замерзает на одинокой горной вершине». Его зовут Фелипе Ривера, ему 18 лет. Его товарищи по революции боятся его больше, чем диктатора Диаса. Иногда он кажется им не человеком, а живым воплощением революции.

Есть на свете люди, пережившие ад при жизни. Не каждый из них способен как феникс из пепла возродиться к новой счастливой жизни, отрезав в памяти своё прошлое и забыв о нём. Есть и такие, у которых в душе не осталось места для света и счастья, ангелы мести и смерти, живые мертвецы, чьё сердце вспыхнуло и сгорело, отдав разуму последний приказ — во что бы то ни стало добиться поставленной цели, сокрушив всё на своём пути.

Моё мнение таково, что «Мексиканец» Джека Лондона — лучшая история о такого рода людях. Пусть хранит вас судьба, чтобы не стать таким как они или не оказаться на пути одного из них. Кстати, автор не раз использовал тему жестоких боксёрских поединков того времени и этот рассказ — лучший из всех на эту тему. Да что там мелочиться! Раз уж я начал так его нахваливать, то скажу, что в жанре реализма эта история однозначно входит в десятку лучших все времён и народов, а у огромного числа читателей он и вовсе — номер один!

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Джек Лондон «Убить человека»

iskender-leon, 14 июня 2013 г. 17:11

Сильный психологический этюд от Джека Лондона. О том как быстро меняются в этой жизни роли. О ложном благородстве. О коварстве. О презрении. О том что то что мы видим не всегда является тем, чем оно нам кажется. О законе и справедливости.

Не знаю как можно уметь так писать. Очень малый объём рассказа, всего два героя, само действие занимает едва ли полчаса, но такие сильные эмоции, такая буря чувств и внутри рассказа и снаружи, в душе читателя. Великолепно!

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Джек Лондон «Рождённая в ночи»

iskender-leon, 14 июня 2013 г. 17:11

«Меня мучило желание бродить по ночам, как дикие звери, при свете луны, под звездами, бежать обнаженной, чтобы мое белое тело ласкал прохладный бархат мрака, бежать не оглядываясь.»

Так Люси говорила сама о себе. А ведь это когда-то было существо забитое, малозаметное, невежественное, необразованное и непримечательное. Но если в твоих жилах кипит горячая кровь, если сердце твоё стремится на волю, если душа томится и жаждет чего-то нового, необычного и волшебного, то прутья клетки, настоящей или воображаемой, рано или поздно рассыплются в прах! Этот рассказ о женщине, подарившей себе свободу и никогда о том не пожалевшей.

А ещё он о повороте, том повороте жизненной тропы, который случается у каждого из нас. Знаете, знаменитая «Дверь в стене» Герберта Уэллса не всегда выглядит именно зелёной дверью в стене. Она может выглядеть как угодно: например как поворот на просёлочную дорогу со скоростного шоссе или как в нашем случае — в виде красивой смуглой женщины с чудесными тёмно-голубыми глазами, протягивающей руку незнакомцу... Ах друзья, уметь бы узнавать эти самые двери, этот момент, этот шанс! Наверное тот, кому это удалось, может считать, что поймал за хвост синюю птицу счастья.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Джек Лондон «Под палубным тентом»

iskender-leon, 14 июня 2013 г. 17:11

Она была само совершенство. Спортсменка, красавица,... нет не комсомолка, а дочь миллионера. Изумительная юная леди в которой изящество и хрупкость сочеталась с силой. Великолепная наездница, ныряльщица и пловчиха, королева элегантности и покорительница мужских сердец. В том памятном путешествии все просто боготворили её, но понадобилось всего около пяти минут, чтобы всеобщее поклонение сменилось таким же всеобщим отвращением.

«Может ли мужчина — я имею в виду джентльмена — назвать женщину свиньей?» Таков вопрос, дающий завязку этой истории. Ответ после прочтения рассказа очевиден. Стоит заметить, что если бы рассказ был написан на сто лет позже, то и слово «дрянь» было бы слишком лестным для мисс Кэрьюферз. Всё-таки в те времена среди авторов, редакторов, издателей да и собственно читателей было чертовски много джентльменов.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Джек Лондон «Однодневная стоянка»

iskender-leon, 14 июня 2013 г. 17:10

Мало найдётся на свете вещей более банальных, чем любовный треугольник. Однако же за каждой такой банальностью на самом деле скрывается вихрь неистовых эмоций и чувств. Кроме того, если автор талантлив, то он и из самого обычного сюжета способен сотворить нечто особенное.

При иных обстоятельствах этот рассказ мог бы быть триллером, хоррором или даже фарсом, но его автор Джек Лондон, так что это остро-реалистическая проза о безболезненной мести, но безболезненной лишь физически. Итак, конец 19-го века, Канада, Юкон, за окном -60 градусов. В затерянной среди снегов хижине судьба свела троих...

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Джек Лондон «Польза сомнения»

iskender-leon, 14 июня 2013 г. 17:10

Социальная сатира — частое явление в произведениях Джека Лондона. Юмор гостит на страницах книг этого писателя немного пореже, но тоже довольно часто. А вот и то и другое в одном флаконе для данного автора в общем-то не характерно.

Это рассказ о столкновении человека и системы. О, все мы знаем, чем обычно заканчиваются такие истории, многие из нас сами пытались и прошибить эту стену лбом и подкопаться под неё и попробовать перескочить через неё... Получилось у немногих, а некоторые и вовсе предпочли стать частью этой стены.

Картер Уотсон, герой рассказа, смог если не одолеть систему, то по крайней мере не то взять у неё реванш, не то дать ей сдачи. Для этого он использовал ту единственную стратегию, которая способна время от времени принести успех: используй систему против неё самой или иначе говоря побей своего противника его же оружием.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Фредерик Браун «Кукольный театр»

iskender-leon, 8 июня 2013 г. 19:22

«...Кукол дергают за нитки,

На лице у них улыбки...» — © группа «Машина Времени»

Неравнодушен я к историям, где присутствует такой персонаж как осёл и при этом настоящими ослами оказываются совсем другие личности. Конечно, можно сказать, что реальные пришельцы с далёких планет обладали бы средствами, позволяющими узнать о человечестве решительно всё не прибегая к такой клоунаде, как в рассказе. Они бы зависли бы на орбите и собрали бы выжимку основных достижений человеческой мысли, данные о социальных процессах, о настроениях масс, оценили бы плюрализм мнений и уж конечно бы не стали бы формировать своё мнение о людях на основе оценки лишь одного солдафона-полковника.

Что же, предлагаю считать, что так оно и было. Но давайте тогда признаем за пришельцами право на чувство юмора и чувство стиля. Они не стали чертить огненной рукой «Мене, текел, фарес» где-нибудь на стенах Белого дома, а предпочли разыграть небольшой фарс, используя его как способ сообщить, что мы, люди — не то дети, не то дикари в социально-этическом и гуманистическом смысле и вовсе ослы в плане чистого разума.

Это ещё и очередное предупреждение от очередного автора — держите военных в частности и глупых людей вообще подальше от потенциального контакта.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Рэй Брэдбери «Лёд и пламя»

iskender-leon, 8 июня 2013 г. 19:03

«...Но иногда найдется вдруг чудак.

Этот чудак все сделает не так.

И его костер взовьется до небес...» — © группа «Машина Времени»

Я вижу здесь смешение жанров: фантастика налагается на притчу и наоборот. Это я для тех, у кого есть претензии по научной составляющей повести. Всё чаще встречаю в отзывах упрёки в нелогичности применительно к произведениям периода расцвета фантастики. Друзья! Фантазия и логика — это две непрестанно ссорящиеся и мирящиеся подружки — снова вместе, снова врознь. Они способны как гармонировать друг с другом в одной и той же истории, так и прекрасно обходится одна без другой в других историях. Качество рассказа как правило не зависит от того, на какой из двух этих случаев приходится каждый конкретный рассказ. А то так мы можем подвергнуть публичной обструкции половину фантастики 40-х — 70-х годов, дескать ненаучно, нелогично, а значит и нелепо.

Справедливости ради должен заметить, что в данном случае таких комментариев немного, уж больно хороша эта повесть старины Рэя. Человеку свойственно боятся смерти — своей и близких нам людей, все мы опасаемся, что отмерено нам меньше чем хотелось бы. Но всё познаётся в сравнении. Чтобы мы возопили, если бы знали, подобно героям повести, что костёр нашей жизни догорит всего через восемь дней и никак иначе?

Когда тему произведения можно сформулировать несколькими разными способами, то для меня это признак не только таланта, но уже и гениальности. Итак это рассказ о цели и упорстве в её достижении. Это критика и сатира на человеческое общество — даже с такой короткой жизнью люди сохранили в себе все пороки, свойственные человеку, например недоверие — чего только стоит попытка отказаться от дара, предложенного Симом? Это также и философский трактат. Жизнь скоротечна, спеши насладится ею, спеши достигнуть чего-то, оставь свой след на этой земле, будь счастлив и сделай счастливым ещё кого-нибудь, дыши полной грудью и живи на все сто — такие простые и важные мысли тем или иным способом старались донести до нас тысячи писателей. Брэдбери сделал это своим, присущим только ему способом — рассказывая завораживающую, потрясающую историю и переплюнул, быть может, всех. Так что это рассказ и о жажде жизни.

Финал был неизбежен. Могло лишь измениться лишь имя героя, если бы у Сима не получилось. Но если поколения и поколения людей были обречены страдать, то человечеству в целом на этой планете было предопределено выживание, потому что вне зависимости от места и времени действия рано или поздно найдётся вдруг чудак, который всё сделает не так. И так будет всегда.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Волшебник Земноморья»

iskender-leon, 8 июня 2013 г. 12:40

У меня сложные отношения с этой книгой. В двадцати четырёх томах «Библиотеки фантастики», с которой началась моя дружба с фантастикой, фэнтезийные истории очень редки, а «Волшебник Земноморья» — единственный роман. А в детстве, когда из наиболее близких к этому жанру книг у тебя за плечами только сказки Александра Волкова да «Старик Хоттабыч» Лазаря Лагина, от книги с таким названием, с увлекающей воображение картой на форзаце, ждёшь совсем не философской повести о взрослении героя, об ответственности за свои поступки и о метаниях его души. Что же, не каждый из нас «ребёнок индиго», которому в раннем возрасте доступно понимание насыщенности и многообразия этого романа, доступна магия слова Ле Гуин. Поэтому в первый раз книга мною дочитана не была.

Понадобилось лет десять, чтобы я смог вернутся к этому роману и оценить его по достоинству. Нет, мне и теперь не всё в нём понятно. Я блуждаю в тумане магии слов Ле Гуин как карги на острове Гонт. Временами ветер разносит его густые клубы прочь и тогда в прорехах я вижу череду невероятно, потрясающе красивых и интересных образов: вырастающая перед носом корабля гавань Твила острова Рок, утлая лодочка посреди безбрежного моря, старый дракон — хозяин острова Пендор, расправляющий могучие крылья, молчаливый волшебник, в одиночестве бредущий по дороге с посохом в руке, мрачный колдовской замок Терренон и наконец человек, пристально всматривающийся в свою Тень. Однако потом туман сгущается, краски этих образов и связь между ними меркнут и исчезают, чтобы однажды открыться уже кому-нибудь другому. Тоже самое происходит с мыслями, возникающими по ходу чтения книги. Они как дымка или облако причудливо меняют свой вид, то вытягиваясь в струну, то принимая самый разный облик, сплетаясь в единое целое и тут же дробясь на множество фрагментов. Я хочу сказать, что основной посыл, заложенный в книгу, вроде бы ясен — познай и прими самого себя таким как ты есть, а затем приложи все силы, чтобы стать лучше. Но мысль эта словно написана на линии морского прибоя, бесконечно размываясь и хотя она тут же вновь волшебно проступает начертанными на песке рунами, я уже успеваю усомнится, правильно ли я понял её и даже если да, то в самом ли деле именно она самая важная в книге, ведь как я уже сказал, мыслей этих в романе столько, сколько островов в Земноморье — великое множество.

Это одна из тех книг, где даже пятое или десятое прочтение может открыть вам что-то новое и по-настоящему важное. И хотя прочесть её мне не просто, она безусловно того заслуживала.

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Портреты его детей»

iskender-leon, 8 июня 2013 г. 11:16

Не Вестеросом единым!

Уже сейчас очевидно, что Джордж Мартин войдёт в историю литературы прежде всего как автор прекрасного романа-эпопеи «Песнь Льда и Огня». Однако хотелось бы, чтобы поклонники его таланта знали и помнили о других его сильных произведениях.

Одно из них — повесть «Портреты его детей». Это чрезвычайно сильная психологически вещь, от чтения которой у вас, быть может даже будут бегать мурашки по коже и вспыхивать разряды статического электричества в волосах. Это мрачная, пронизывающая душу история о знаменитом писателе, к которому начинают приходить в гости его дети. Хотя у него есть родная дочь, в душе автор всегда считал своими детьми героев собственных книг. Каждая встреча будет одновременно похожа одна на другую и в тоже время разительно отличаться между собой. Написанная на стыке мистики, реализма и магического реализма, с добавлением чуточки хоррора, повесть бьёт по нервам, как железом по стеклу. Вам наверняка приходилось слышать идею о том, что созданные авторами миры живут своей жизнью дальше, равно как и созданные ими герои. Но многие ли из них благодарны своим «отцам» за подаренную жизнь? Ещё вопросы, вытекающие из повести — на что человек может пойти в творческом запале? Как писатели разграничивают для себя реальное и придуманное, иллюзорное? И самое главное: такой простой и сложный вопрос — что для них ближе и дороже из этих двух сторон бытия?

Знаете, я очень боюсь, что эта история таки отчасти автобиографична. У Джорджа Мартина нет детей и он более чем сходен со стареющим героем повести Кантлингом. Даже положительным героям есть, мягко говоря, в чём упрекнуть писателя. Зачем ты убил моего отца и брата? — спросит его Арья Старк. Для чего ты отправил меня в путешествие без конца? — без надежды на ответ вопрошает Шарра из «Одиноких песен Ларена Дора». Вот Таф Хэвиланд может и не станет пенять отцу-автору, будучи вполне довольным своей судьбой. А что если на огонёк заглянут Саймон Кресс из «Королей-пустынников», лорд Тайвин Ланнистер, Сандор Клиган или Трейджер — дрессировщик трупов («Человек с мясной фабрики») и ещё множество других кандидатур? Я бы поседел от ужаса в преддверие бесед и объяснений с такими «детьми» или попытался бы сбежать.

Потрясающее произведение, в буквальном смысле — меня реально трясло во время чтения и ещё некоторое время после.

Отдельной строкой: чем не повод для гордости — советский писатель, друг Рэя Брэдбери Леонид Панасенко раньше Мартина додумался до такого интересного сюжета. В частности, ещё в ранней юности мне довелось прочесть рассказ «С Макондо связи нет?», где автор предложил знаменитому писателю Габриэлю Гарсии Маркесу ощутить на себе последствия материализации в реальном мире городка Макондо из великого романа «Сто лет одиночества»

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Роджер Желязны «Ключи к декабрю»

iskender-leon, 7 июня 2013 г. 18:02

«...Лишь человечность — признак человека,

Так ныне есть и было так от века...»

Писано это в одиннадцатом веке Юсуфом Хас Хаджибом Баласагуни, тюркским писателем. Я, как и Роджер Желязны, искренне надеюсь, что через много тысяч лет, в то время, когда происходит действие рассказа, эти две строки будут живы хотя бы в одном уголке Вселенной, а лучше — повсюду!

Помню, что пока я читал, то совершенно забыл, что герой рассказа имеет мало общего с человеком и походит на «большого бесхвостого серого оцелота с перепонками меж пальцев». Я забыл про это наверное уже на следующем абзаце, настолько увлёк меня рассказ, а вспомнил только в самом конце.

По идее этические нормы были соблюдены, по крайней мере изначально — ведь корпорация «Декабрь» начала процесс терраформирования на планете, где есть жизнь, но не разумная. Однако резкое изменение климата планеты дало толчок ускоренной эволюции одного из видов. Одной только этой фантастической (или нет) идеи, подаренной нам Желязны, мне за глаза хватило бы, чтобы признать рассказ хорошим. Но Роджер на этом не остановился, размышляя над моральной стороной такого развития событий на фоне берущей за душу, очень трагической историей Джарри, чья мечта длиною в три тысячи лет оборвалась ровно посредине.

Как я уже дал понять, для меня это прежде всего история о человечности. Но будет прав и тот, кто скажет, что это рассказ о том, что мы в ответе за тех, кого приручили, даже с той поправкой, что приручились они как-то сами. Не ошибётся и тот кто скажет, что это завуалированная притча об общественном эгоизме и личном альтруизме. Он также и о том, что трудно быть богом, равно как и казаться таковым. И том как личная трагедия способна кардинально изменить жизненную позицию и о том как обрести смысл жизни, когда он казалось бы утерян навеки.

Впечатляющее разнообразие, не так ли? Если уж рассказ хорош, то хорош он во всём — автор как гениальный художник, в пять минут несколькими мазками по холсту создал целый мир планеты Новый Элионол, которую видишь как наяву. Я не знаю в чём конкретно заключается секрет писателя, но нередко приходится читать в произведениях самых разных авторов пространные описания миров и при этом не получается поверить, почувствовать их. «Ключи к декабрю» к таковым не относится, потому что написан истинным мастером и создателем миров — Роджером Желязны. Видимо надо просто родиться гением, чтобы писать такие рассказы.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Джек Лондон «Дом Мапуи»

iskender-leon, 7 июня 2013 г. 18:01

В авторском сборнике Джека Лондона «Сказки южных морей» этот рассказ первый и не зря. Помимо самой истории о доме Мапуи, он коротко обрисовывает положение дел на многочисленных островах в южной части Тихого океана на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Европейцы и американцы пьют, страдают от малярии и делают деньги, в общем несут «бремя белого человека». Местные туземцы вкалывают на белых, клянчат у них табак и... иногда мечтают. Мапуи, его жена Тэфара и мать Наури грезят о собственном доме: «С крышей из оцинкованного железа и с восьмиугольными часами на стене. Чтобы он был длиной в сорок футов и чтобы вокруг шла веранда. В середине чтобы была большая комната, и в ней круглый стол, а на стене часы с гирями. И чтобы было четыре спальни, по две с каждой стороны от большой комнаты; и в каждой спальне железная кровать, два стула и умывальник. А за домом кухня — хорошая кухня, с кастрюлями и сковородками и с печкой.» И хотя колонизаторы не привыкли к такого рода выходкам дикарей, именно сейчас Мапуи улыбнулась удача — перед ним забрезжил шанс получить желаемое.

Мы все знаем, что «есть женщины в русских селеньях». Поверьте, что и в полинезийских хижинах найдётся не одна смелая и сильная духом женщина. Ей правда не придётся останавливать коня на скаку — за не имением оного. Но и выжить посреди тропической бури, спасая вдобавок свою мечту, ничем не легче, чем войти в горящую избу. Этот рассказ именно о такой женщине — Наури. Среди на редкость многочисленных, как для такого небольшого произведения, героев рассказа старая полинезийка едва ли не единственный настоящий человек и среди туземцев, но прежде всего в сравнении с белыми. Кстати, превосходно описан сам ураган и шторм, заставший врасплох маленький коралловый атолл Хикуэру. Неистовство природы описано так, что очень легко представить именно себя судорожно цепляющимся за верхушку пальмы в тщетной попытке уберечься от ярости стихии. Блестяще, снова!

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Курт Воннегут «Олень на комбинате»

iskender-leon, 3 июня 2013 г. 14:46

Население планеты — более семи миллиардов. В 1955 году, когда Воннегут написал этот рассказ, ещё не было и трёх миллиардов. Но и тогда и сейчас ежедневно многие миллионы людей приходят на работу и вдруг ловят себя на мысли — постой-ка, а что это я здесь вообще делаю?

Желание получить больше денег и как следствие — материальных благ, стремление к работе по душе, опаска погнаться за журавлём и потерять синицу, удушливая атмосфера рабочего места, долг перед семьёй, стремление к свободе или творчеству, сила привычки, погоня за мечтой... Все эти и ещё многие другие мотивы и факторы ежедневно вступают в конфликт у многих из нас и ведут яростную перепалку то ли в уме то ли в сердце. А затем мы принимаем решения и никто кроме нас самих не вправе сказать верное ли оно, а иногда и сам человек не в силах этого сделать.

Этот рассказ именно об этом. Я люблю такие рассказы вне зависимости от авторства — обманчиво простые, но с глубоким смыслом. Такие, где писатель в короткой форме очень полно освещает масштабную тему, которой иной посвятил бы увесистый том. Сам сейчас нахожусь на таком распутье, так что рассказ стал подобен той стреле, что вонзившись в мишень, расщепила хвост уже торчащей в «яблочке» товарке. За это ещё плюс один балл.

Оценка: 9
–  [  29  ]  +

Артур Конан Дойл «Затерянный мир»

iskender-leon, 1 июня 2013 г. 16:42

«Это еще не факт!» — профессор Джордж Эдуард Челленджер

А моё знакомство с этой историей состоялось очень рано и началось оно не с книги или кино, но способ знакомства был родственен им обоим. Просто однажды отец зарядил в фильмоскоп новый диафильм. На этот раз это была не сказка, а нечто новое. Птеродактиля, изображённого на первом же кадре, было достаточно, чтобы приковать моё внимание...

Книга была прочтена уже на следующий день, оставив после себя яркое, неизгладимое, нет скорее даже неистребимое впечатление. Удивительные приключения четырёх отважных британцев в дебрях Южной Америки прочно отпечатались в моей памяти. Тайна, путешествие, неведомые опасности, открытия и исследования, романтика непознанного, стремление к приключениям, хорошая доза юмора и даже госпожа ирония, бьющая в конце романа мешком по голове одного из героев — вот что такое этот роман. Оторваться от чтения никак не возможно — это книга такова, что попадая в руки, не позволит выпустить её из них, пока вы не дочитаете до последней точки и лишь тогда, под первые лучи рассвета можно будет устало опустить голову на подушку.

Нельзя не отметить созданного автором профессора Челленджера, который наряду с Шерлоком Холмсом, с моей точки зрения является самым удачным его литературным героем. Человек-скала, энтузиаст науки, махина, которая пройдёт там, где другие повернут назад, личность с собственным мнением, которая не полезет за словом в карман, гений и добряк с большим сердцем. Учёные — частые гости на страницах книг, особенно в фантастике. Но превзойти масштабом личности и харизмой профессора Челленджера так никто и не сумел.

С тех пор я обожаю книги про белые пятна на карте планеты и про криптозоологию и всё благодаря этому роману — королю обоих этих исчезающих поджанров и ничего не могу с собой поделать. На орбиту Земли выведены тысячи спутников, площадь, занимаемая джунглями Южной Америки и не только стремительно сокращаются под воздействием человека, учёные давно доказали абсурдность надежд на встречу с вымершими видами, а мне всё-таки хочется верить. До сих пор с интересом читаю про снежного человека, чудовище из шотландского озера Лох-Несс, конголезского Мокеле-Мбембе, Олгой-Хорхоя из пустыни Гоби и прочих. Разумом понимаешь, что аргументы скептиков практически несокрушимы, но надежда теплится. Впрочем, некоторый шанс ещё есть — на океанские глубины. Однажды они уже подарили миру сенсацию в виде целаканта, может однажды раскроют ещё одну из своих тайн?

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Харлан Эллисон «У меня нет рта, а я хочу кричать»

iskender-leon, 1 июня 2013 г. 09:41

Один из тех единичных рассказов, моя оценка которых намного выросла спустя какое-то время после прочтения.

Наверное, отношение к рассказу будет во многом зависеть от того, знали ли вы до прочтения, что Эллисон — хулиган, мастер эпатажа, любитель затевать склоки и тяжбы, устроитель скандалов, что он привык говорить в глаза всё что вздумается и всячески шокировать публику и читателя. Этакая рок-звезда в литературе. Я всего этого перед чтением не знал, поэтому грубый и жестокий текст был воспринят мною однозначно — «чернуха». Понадобилось несколько месяцев, чтобы рассеялось смердящее (чего уж тут, никак иначе) обрамление этой жуткой истории и остались только событийные факты рассказа, мысли и идеи.

Да, мы читали Брэдбери и Азимова, вникали в работы Лема, не забываем, что на этой ниве плодотворно работали многие другие знаменитые писатели. Я обожаю массу их рассказов. Но принадлежит ли только им исключительное право на моделирование отношений искусственного разума и человека? Я думаю, что нет. Если машины могут быть разумны, то почему они не могут сойти с ума, свихнутся, спятить? Если они способны испытывать любопытство, дружбу, любовь, стремление творить, то почему они не могут испытывать злобу, ненависть? Только потому, что это чертовски мрачно и до дрожи отвратительно? Только потому, что нам бы этого не хотелось?

Я не знаю, сможет ли машина однажды с полным правом сказать о себе: «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо». Но если сможет, то это будет значить, что не чужды ей множество таких качеств, чувств и черт, о которых лучше не думать, ведь человек, обычный средний человек пока что не представляет собой образец нравственной и душевной чистоты. А некоторые особи нашего с вами вида таковы, что если искусственный интеллект наследует именно им, то события рассказа могут перекочевать из литературы в реальную жизнь.

Наверное, Станислав Лем в своём «Големе» был прав, предположив, зародившийся искусственный разум очень быстро постигнет человека, причём сам предмет изучения будет не слишком интересен разумной машине. К тому же она быстро эволюционирует и «окно контакта» с ней будет недолгим. Поэтому не бойтесь появления разумных машин, но опасайтесь появления машин чувствующих.

Да, вот ещё что — все как-то концентрируют своё внимание на чудовищном компьютерном разуме. А между тем главный герой рассказа — последний человек на Земле или по крайней мере то, что от него осталось. И человек этот пошёл на такую жертву, обрёк себя на такие муки, что никаким праведникам и святым такое не могло привидится в самых ужасных кошмарах. Вечный прижизненный ад, без надежды на избавление, с пониманием того, что никто не в состоянии оценить эту жертву, даже сверхмощный искусственный интеллект.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Роберт Янг «Звёзды зовут, мистер Китс»

iskender-leon, 1 июня 2013 г. 09:32

За тридцать лет до того как Дэн Симмонс, обратившись к творчеству Джона Китса, написал свой «Гиперион», Роберт Янг написал этот поэтический и лиричный рассказ, прибегнув к наследию другого английского поэта — Перси Шелли. Хотя, вполне вероятно, что Китс повлиял и на Янга, на что указывает фамилия героя и название рассказа. Я, признаться, не ахти как знаком с творчеством обоих названных мною поэтов, но то что они жили и творили в одно время и то, что характерно для многих поэтов, рано ушли из жизни (одному было 26, другому 30) и то, что оба спустя полтора века после собственной смерти протянули руку помощи своим коллегам-прозаикам производит невероятно сильное, почти мистическое впечатление.

Это рассказ о человеке, который к концу жизни оказался на её обочине. Об одиночестве. И ещё о той неистовой тяге к звёздам, которая сродни другому влечению. Уже тысячи лет, начиная с древних финикийцев и отважных полинезийцев, моряки всего мира, погостив какое-то время на берегу, обращают свой взгляд к морю, испытывая объединяющую их всех тоску по морским просторам. В будущем, люди избравшие для себя профессию звездоплавателя, по мнению автора будут испытывать точно такие же чувства по отношению к необъятному космическому пространству.

Это история о том, что человек может быть одинок, находясь в обществе родственников и ещё миллиардов себе подобных и вместе с тем навсегда забыть об этом чувстве, находясь посреди космоса в обществе одной-единственной птички и следя за звёздами.

P. S. На эту же тему — «Зелёные холмы Земли» Роберта Хайнлайна

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Феликс Кривин «Покаяние»

iskender-leon, 31 мая 2013 г. 16:24

В последнее время в связи с определёнными социальными явлениями, очень часто, особенно в Интернете упоминают одну притчу. Прячу её под спойлер, поскольку будучи ещё относительно недавно малоизвестной, сейчас она уже многим набила оскомину, хотя это конечно нисколько не обесценивает её значение.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Когда человек был ещё ребенком, бабушка всегда говорила ему: «Внучек, вот вырастешь ты большой, станет тебе на душе плохо — ты иди в храм, тебе всегда там легче будет».

Вырос человек. И стало ему жить как-то совсем невыносимо. Вспомнил он совет бабушки и пошел в храм. И тут к нему подходит кто-то: «Не так руки держишь!». Вторая подбегает: «Не там стоишь!». Третья ворчит: «Не так одет!». Сзади одергивают: «Неправильно крестишься!». А тут подошла одна женщина и говорит ему:

— Вы бы вышли из храма, купили себе книжку о том, как себя здесь вести надо, потом бы и заходили.

Вышел человек из храма, сел на скамейку и горько заплакал. И вдруг слышит он голос:

— Что ты, дитя мое, плачешь?

Поднял человек свое заплаканное лицо и увидел Христа. Говорит:

— Господи! Меня в храм не пускают!

Обнял его Иисус:

— Не плачь, они и меня давно туда не пускают.

«Покаяние» Феликса Кривина — это талантливое сатирико-ироническое произведение на ту же тему. Такое же короткое, как и указанная мною притча, оно является ещё более резким, хлёстким, выразительным, точным, но ещё и смешным обвинением, напоминанием и призывом опомниться. Думаю, Вы и сами понимаете, кому оно адресовано прежде всего.

Оценка: 10
–  [  24  ]  +

Валентин Пикуль «Фаворит»

iskender-leon, 31 мая 2013 г. 16:17

Говорят, историю нельзя изучать по историческим романам. Наверное, это справедливо. Но я уверен, что именно благодаря таким книгам, а не сухим монографиям и диссертациям, можно историю полюбить.

Только ленивый критик до сих пор не пнул этот роман. За образ Потёмкина, который вышел у Пикуля несмотря на подчёркнуто многочисленные недостатки героя, безусловно положительным, что расходится с общепринятым мнением и сейчас, а во время выхода романа ещё и противоречило официальной идеологии. За искажение фактов, домыслы, отсебятину и такое прочее. Ввязываться в такого рода полемику считаю бессмысленным и бесперспективным занятием — исторические романы видимо писать вообще не просто, но зато у каждого из них найдутся и почитатели и хулители. Скажу только, что против истории автор кажется не погрешил, все исторические события в романе происходят в положенные сроки, девяносто девять процентов героев — это реально существовавшие люди, жизненная линия которых совпадает с их исторической биографией. Защитить писателя от критика отчасти может лишь читатель. И он делает это единственно возможным способом — роман «Фаворит» уже тридцать лет может похвастаться неизменными вниманием и любовью читателя.

Роман наполнен картинами тогдашней жизни как аристократии, так и простого люда. Действие в основном разворачивается в Российской империи, но стараниями автора мы сможем побывать в разных уголках Европы и не только. Несколько войн, дворцовые перевороты, придворные интриги, становление и падение царедворцев, судьбы людей на фоне исторических событий, изрядная толика патриотизма и преображение облика страны — всё это «Фаворит». Больше всего люблю этот роман за то, что пока я его читаю, великое множество его героев перестаёт быть для меня ничем непримечательными портретами, краткими статьями в энциклопедиях, параграфами в учебнике по истории. Они как будто входят в мою комнату и делают мне честь, удостаивая беседой. Я больше слушаю, чем говорю и беседы эти для меня — истинное наслаждение. А ведь героев в романе бездна! Да, есть светлейший князь Таврический, без которого, собственно и не было бы книги, есть Екатерина Вторая и человек из народа — Прохор Курносов. Но наряду с ними, читателю встретятся: писатель Денис Фонвизин, пятеро знаменитых братьев Орловых, полководец Александр Суворов, король Пруссии Фридрих Великий, греческий корсар Ламбро Качиони, печально известная Салтычиха, учёный Михаил Ломоносов, фельдмаршал Миних, недалёкий Пётр III, гетман Разумовский, граф Шувалов, хан Крым-Гирей, мыслитель Вольтер, послы разных держав, фельдмаршал Миних, адмирал Грейг и... я просто устал перечислять. Кто-то появится на минуту, приветствуя вас лёгким кивком, а может напротив ожидая поклона, кто-то будет нашим собеседником на протяжении всей книги. Важно, что все они предстанут пред нами не только историческими личностями, но прежде всего людьми, со свойственными каждому достоинствами и недостатками, а значит станут для нас ближе и понятнее.

Это прекрасный роман о великом времени, великих событиях и великих людях. По-настоящему великих.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Марк Твен «Как меня выбирали в губернаторы»

iskender-leon, 26 мая 2013 г. 14:42

Есть старый и бородатый анекдот о человеке, которого обвинили в том, что у него дочь неблаговидного поведения. Уверения, что дочери у него вовсе нет, а есть только сыновья, человеку не помогли. С высокой долей вероятности можно предположить, что анекдот этот не что иное, как производная от этой истории Марка Твена.

Рассказ о том, что такое политика (более грязной навозной кучи не найти). О продажной журналистике. О манипуляции общественным мнением. О стадном чувстве толпы и общества. О чёрном пиаре. О том, как легко клевета проникает в умы и души людей. И всё это многообразное безобразие подано в фирменном стиле писателя — так, чтобы читатель живот надорвал от смеха. На секундочку, это ведь только середина девятнадцатого века, а мы и сейчас можем наблюдать такие же события постоянно!

Один из самых отвратительных преступников всех времён и народов однажды произнёс: «Чем чудовищнее ложь, тем легче в неё верят». Увы, авторство этой цитаты лишь добавляет горечи в тот момент, когда понимаешь, что она правдива. В таких случаях только смех и спасает. По-видимому Марк Твен это прекрасно осознавал, подарив нам этот рассказ.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Виталий Пищенко «Равные возможности»

iskender-leon, 26 мая 2013 г. 13:51

Давно нравится мне этот маленький рассказ и малость расстраивает меня слабая средняя оценка его читателями. Конечно, с литературной точки зрения это не бог весть что — шутка, юмореска, анекдот, а юмор как известно, разными людьми может восприниматься по разному.

Но всё же я полагаю, что рассказ и сегодня способен найти своего читателя, особенно среди многочисленных «зелёных», экологов, натуралистов, защитников живой природы или просто тех тех, кто как и я считает охоту почти безоговорочным злом.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Брайан Плант «Только человек»

iskender-leon, 26 мая 2013 г. 13:37

В фантастике существует великое множество историй, написанных на тему: кто из нас робот? Это пошло ещё от Айзека Азимова и других отцов-основателей. Поэтому современному автору придётся потрудиться, чтобы написать приличный рассказ на эту тему. Кажется, у Брайана Планта это получилось. Он поднял старый сюжет с пола, почистил, подрихтовал, подкрасил и завернул в новую красивую упаковку. Последней служит атмосфера аналога популярной во всём мире и у нас телевизионной и не только игры «Мафия».

Не смотря на то, что написано хорошим языком, с хорошо переданным психологизмом, из-за тривиального сюжета и прогнозировано-очевидной концовки рассказ быть может и не получил бы от меня девятки, но Влад Копп из «Модели для сборки» убедил меня в обратном.

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Рафаэль Сабатини «Одиссея капитана Блада»

iskender-leon, 25 мая 2013 г. 15:13

«Завтра снова мы выйдем в огромное море...»

Гораций

Дай мне руку, друг! Мы перенесёмся с тобой на три с половиной столетия назад, в далёкие края, где солёные брызги волн Карибского моря разбиваются о скалы славного острова Тортуга. А вот и столица «черепашьего» острова — неистовый город Порт-роял, среди шумных улиц которого выделяется красивый белый дом с зелёными ставнями. Это резиденция губернатора, милейшего господина д’Ожерона, но к нему мы заглянем немного погодя. Сейчас же нас интересует один из многочисленных кораблей, стоящих на якоре на рейде в бухте напротив города. Этот настоящий краснобокий красавец с золочёной носовой фигурой и прекрасными обводами корпуса грозно ощетинился сорока медными пушками. На боку значится имя корабля и порт приписки — «Синко Льягас», Кадис. Что делает испанское судно в самом известном гнезде пиратов в этих водах? Пока странно немногочисленная, порядком растрёпанная и разношёрстная команда несёт вахту, мы пройдём в капитанскую каюту. Дело в том, что я хочу представить тебя одному человеку. Вот он, сидит за письменным столом и по-видимому задумавшись о чём-то важном, пока что не замечает нас. Давай воспользуемся случаем и рассмотрим его получше. Это высокий и худощавый, черноволосый человек лет тридцати пяти. Он одет в чёрный, отделанный серебром элегантный камзол, на котором выделяется кружевное жабо и к тому же вооружён — на поясе пристёгнута шпага. Да, кстати, будь предельно вежливым, если тебе вздумается спросить откуда он родом. Хотя и испанцы и голландцы легко примут его за своего, на самом деле он не имеет с ними ничего общего и его родной язык английский. Но боже упаси тебя вслух предположить, что он англичанин! На это он обязательно с холодком в голосе ответит тебе, что имеет честь быть ирландцем. Но вот мы наконец замечены, он повернулся к нам своим открытым, честным и решительным лицом на котором резко выделяется пара голубых глаз, в которых, обладая некоторой сноровкой, ты можешь прочесть незаурядный ум, хладнокровие и похоже ироничный взгляд на жизнь. Позволь представить — капитан Питер Блад!

О, как я завидую тем кто ещё не читал эту книгу! Я завидую даже и тем, кто не открывал её хотя бы лет пять и успел хоть немного подзабыть её!

Задолго до того как Джек Воробей стал суперзвездой голубых экранов, в литературе стал зарождаться положительный образ пирата. Перенося образ сухопутного «благородного разбойника» на морские просторы, были созданы капитан Хайдегер из «Красного корсара» Фенимора Купера и Эмилио Роканерра, известный как Чёрный корсар из одноимённого романа Эмилио Сальгари. С некоторой натяжкой сюда можно отнести и знаменитого капитана Немо из «Двадцать тысяч лье под водой» Жюля Верна. В 1922 году у Рафаэля Сабатини выходит «Одиссея капитана Блада» — роман, который уже почти век держит пальму первенства литературы на пиратскую тематику.

Образ главного героя собирательный. Значительная часть его подвигов позаимствована у знаменитого Генри Моргана, сначала пирата, а после вице-губернатора Ямайки. Некоторые детали биографии капитана Блада напомнят нам о Френсисе Дрейке, Мартине Фробишере и Уолтере Рэли. Немало взято из знаменитых «Пиратов Америки» Александра Эксквемелина, как уже справедливо заметил предыдущий рецензент. Но здесь я хотел бы его дополнить, поскольку хотя как и многие до него, Сабатини немало почерпнул для себя из мемуаров пиратского врача, но ещё больше он взял из книги «Всеобщая история пиратства» знаменитого Даниэля Дефо. Кроме того, автор «Робинзона Крузо» и сам отчасти является прототипом Блада — в молодости он принимал участие в том самом восстании герцога Монмута против Якова Стюарта. Ещё одним реальным прототипом героя стал Генри Питмен, хирург Монмута, сосланный как и Блад на Барбадос, но правда не вдохновившийся впоследствии карьерой пирата.

Тут у кого-то могло возникнуть мнение, что Сабатини просто талантливый компилятор. Ни в коем случае! «Одиссея капитана Блада» и два последовавших впоследствии продолжения — это абсолютно самодостаточные литературные произведения. Это увлекательная, легко читающаяся, захватывающая книга. Она окутана клубами порохового дыма, залита светом яркого тропического солнца, наполнена шумом морских ветров, грохотом пушек, ароматом испанского вина, звоном шпаг и абордажных сабель, красотой надутых белоснежных парусов и скрипом гусиных перьев о бумагу.

Конечно, Блад — герой идеализированный, джентльмен и рыцарь на капитанском мостике. Волею случая и судьбы став пиратом, он умудряется сохранить свои руки чистыми, а совесть спокойной. Он ловок, силён, великодушен, умён, везуч, одним словом практически идеален. Из недостатков разве что склонность к театральности, если конечно считать её за таковой. Герой получился бы не то что картонный, а прямо таки из жести, если бы Сабатини не догадался наделить его плещущей весельем иронией, которую капитан нередко обращает против себя самого. Вдобавок автор наделил Питера Блада уязвимым местом в виде любви к племяннице злейшего врага. Так и получился у Сабатини на редкость притягательный герой, которому хочется и подражать и наследовать.

Перед вами книга, которой негоже пылится непрочитанной на полке. Невероятные приключения, описанные в романе, просто не могут оставить вас равнодушными. Если же вы читали её раньше, быть может самое время вернутся к ней снова и погрузиться в историю капитана Блада, острота клинка которого уступает лишь остроте его ума.

Семь футов под килем и попутного ветра, друзья!

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Уильям Тенн «Срок авансом»

iskender-leon, 25 мая 2013 г. 12:55

По мнению многих и моему собственному это лучший рассказ автора. Написать пару строк заставил отзыв уважаемого [b]drenay[/b], с которым я на этот раз не согласен. Знаете, по-моему гибель девяти людей за столетие — не такая уж нелогичная цена за социальный порядок и резкое снижение количества убийств.

Я не то что бы согласен с таким социальным устройством, нет. Просто не могу признать это рассказ нелепым, нелогичным и неправильным. Если сделать это, то точно так же следует поступить со многими более или менее близкими к нему знаменитыми фантастическими произведениями. Например с рассказом «Седьмая жертва» Роберта Шекли, повестью Владислава Крапивина «Гуси-гуси, га-га-га...», ещё одной повестью того же Шекли «Билет на планету Транай» и многими другими.

Ещё раз: в среднем только однажды в течении одиннадцати лет кому-либо удаётся получить право на убийство. Следует учесть несколько моментов. Во-первых: идя на такой рискованный шаг, как инопланетная каторга с мизерными шансами на выживание, человек вполне вероятно имеет веские на то причины. Быть может он не видит способа иначе добиться справедливости. Во-вторых, допреступник может и передумать. В-третьих, даже оставшись твёрдым в своём намерении совершить преступление, можно по прошествии лет просто не застать намеченную жертву в живых. И наконец, в четвёртых, предполагаемая цель — не овца на бойне, за ней оставлено право защищаться любыми доступными ей способами. Собственно, все эти четыре пункта так или иначе и сыграли в этой истории. Как видим, в реальности жертв будет ещё меньше. Так что, с моей точки зрения, предложенный автором вариант будущего имеет право на жизнь, а я уже второй раз за день пишу о том, что расцвет фантастики во второй половине двадцатого века не так уж многим обязан логике и её принципам.

Да и сам этот социальный выверт похоже был предложен автором, чтобы в мрачно-ироничном стиле показать, что иногда люди находящиеся по эту сторону тюремной решётки, ничем не лучше и даже хуже тех, кто находится по другую её сторону.

Произведение принадлежит к лучшим образчикам короткой фантастической прозы. В нём есть над чем улыбнутся и есть над чем задуматься.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Роберт Шекли «Страж-птица»

iskender-leon, 25 мая 2013 г. 11:18

Quis custodiet ipsos custodes? Что в переводе с латыни означает — кто же будет сторожить самих сторожей?

Острый рассказ о человеческой глупости, безответственности и самое главное — неумении и нежелании признать и исправить собственные ошибки. Для борьбы с преступностью правительство США разработало и внедрило программу страж-птиц, летающих автоматов, способных к самообучению. Желание передоверить ответственность за жизнь и безопасность людей разумным машинам вкупе с конструкторскими просчётами приводит к ужасным последствиям.

Год издания — 1953. Поэтому пока что в рассказе фигурирует самообучающееся устройство. Через три года, в 1956, на семинаре в Стэндфордском университете будет впервые предложен термин «искусственный интеллект». Эта история одна из первых на эту тему, хотя первенство и не за ней.

Есть в рассказе натяжки. В частности страж-птицы реагировали только на явные угрозы или такие, которые представлялись им таковыми. Они никак не реагировали на отравителей или на попытки заранее подстроить несчастный случай. Но стоит ли придираться? В 50-х и 60-х научная фантастика познала свой расцвет вовсе не потому что фантасты придерживались скрупулёзно выверенных логических построений.

Эта кибернетическая антиутопия посвящается любителям на полном скаку рубить шашкой гордиевы узлы. Не всякая сложная проблема имеет эффективное простое решение. Иногда возможно только сложное. Так ли уж сложно его найти, если инструмент для поиска у нас всегда при себе?

А вспомнить конкретно об этом рассказе мастера именно сейчас меня неожиданно подвигли две новых серии двух любимых сериалов — «Castle» и «Person of Interest», просмотренные недавно в один день. В обеих фигурировали дроны — беспилотные летательные аппараты, по сути своей военные роботы. Это, естественно, не первый раз, когда я о них слышал, но вот как-то так совпало, что ещё в тот же день и в новостях сюжет на эту тему показали. Конечно это ещё не совсем то о чём писал Шекли, эти машины пока что не обладают искусственным интеллектом и слава Богу, но ощущение того что рассказ может стать пророческим, у меня возникло.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Нил Стивенсон «Анафем»

iskender-leon, 24 мая 2013 г. 16:26

Не буду оригинален. Мне тоже было очень тяжело вчитываться в эту книгу. Наибольшая сложность, которая встречает нас уже в самом начале — это обилие ортских слов, смысл которых вполне понятен пока это слово одно, но расплывается, когда они в тексте на каждом шагу. Чтение в первый час-другой можно сравнить с маханием кайлом по граниту. Но когда твердокаменная оболочка книги наконец расколется, читатель будет вознаграждён каверной с изумрудами интересных идей и забившим ключом прохладной воды интереснейших мыслей. Роман также потребует от вас обладания широчайшей и глубочайшей эрудицией, поскольку наполнен множеством разнообразных философских и научных концепций. Мне, например, моего уровня не хватило и приходилось лазить по энциклопедиям.

По структуре книга похожа на раскрывающийся бутон, на выпрямляющуюся пружину, на раскручивающуюся пращу и даже на рождение Вселенной. Поначалу очень герметичное, камерное, битком набитое вопросами повествование внезапно расширяется, выпрямляется, снова и снова стремительно добавляет в динамике, начинает отвечать на многочисленные вопросы и тут же фонтанирует массой новых.

Незаурядная, выдающаяся книга, напоминающая о работах Станислава Лема и Вернора Винджа. Выражаясь языком романа, в какой-то момент понимаешь, что находишься в диалоге с автором. Правда, практически неминуемо, Стивенсон вас «уплощит», но если вы прониклись духом книги, то поймёте, что ничего зазорного в этом нет.

Оценка: 9
–  [  30  ]  +

Генрик Сенкевич «Крестоносцы»

iskender-leon, 24 мая 2013 г. 13:56

Книга, которая подарит вам абсолютное, полное погружение в атмосферу средневековья. Я, например, очень люблю романы «Айвенго» и «Квентин Дорвард» Вальтера Скотта и другие, похожие на них книги, но ни одна из них не подарила такого полного эффекта присутствия посреди событий произведения.

Это роман историко-рыцарский, приключенческий, социальный, даже этнографический. По-видимому Сенкевич при подготовке к работе над романом проработал просто прорву источников и материалов, подолгу корпея над историческими документами, летописями и прочим. В результате такого подхода роман, который является масштабным историческим полотном, оброс многочисленными, но достоверными подробностями. В тексте романа вы найдёте подробные описания придворных церемоний, народных обычаев, княжеской охоты, отношений между сословиями. Книга расскажет о феодальном хозяйстве, о турнирах и рыцарском кодексе, о представлениях тогдашних людей о разных сторонах окружающего их мира.

Конец 14-го и начало 15-го века. В Азии хромой Тамерлан ведёт свои многочисленные завоевания. В славной Флоренции приходит к власти фамилия Медичи. Пока ещё тихо дремлют Византия и Китай. В восточной Европе два союзника — не так давно христианизированная Польша и последнее языческое государство в Европе — Литва отчаянно сражаются за право существования с организацией, которая под маской религиозных фанатиков прячет алчных охотников до чужих территорий — рыцарей-крестоносцев. Я начал описывать достоинства романа с более важного для меня лично, хотя конечно «Крестоносцы» это прежде всего эпос о борьбе польского и литовского народов против Тевтонского ордена, рассказ о том, как решаются судьбы наций. «Благодаря согласию растут малые государства, из-за раздора гибнут великие державы». Этот афоризм принадлежит перу самого Сенкевича. В истории Польши куда чаще можно было наблюдать раздоры чем единение, но в романе описан тот исторический период, когда Польша, крепко став на ноги и оперевшись на союзную Литву, сжав наконец пальцы в закованной в броню перчатке, крепко врезала по зубам ненавистным и заносчивым крестоносцам.

Сенкевич большой патриот своей страны и в многих его романах герои-поляки чрезмерно идеализированы. В данном случае это не так, образы двух главных персонажей — Мацька и Збышка, старого и молодого рыцарей из Богданца вышли на редкость достоверными, запоминающимися и колоритными. Особенно привлекательным вышел старый Мацько — этакий кряжистый дуб, который и не всякая молния способна расщепить. Хитрый, но щедрый, суровый, но любящий, этот воин, которому пошёл седьмой десяток не только выходит биться на поле боя, но и совсем не против ущипнуть пониже спины зардевшуюся панночку на пиру. Сам Збышко, номинально главный герой, которому посвящено ощутимо большая часть повествования, в целом наследуя своему дяде и будучи похожим на него, всё же несколько теряется на его фоне. Просто не успел он ещё нажить той лисиной хитрости, житейской мудрости и проницательности. Интересны и очень многочисленные второстепенные герои. На страницах книги вам встретятся странствующий торговец индульгенциями, воин и аббат в одном лице, рыцарь, похожий на Дон Кихота и рыцарь, похожий на прислужника Сатаны, девушка, способная в одиночку подойти к медвежьему логову, многочисленные реальные исторические лица.

Этот роман Секевича принято считать вторым по значимости среди творческого наследия автора, но в самой Польше он, безусловно, номер один. Сенкевича часто спрашивали почему он перестал писать о событиях, происходящих в его время. Сам же писатель свой уход в историческую тематику объяснял так: «Не лучше ли, не здоровее ли — вместо того, чтобы рисовать нынешнее состояние умов, нынешних людей, их бедность, несогласие с самими собою, тщетные потуги и бессилие, показать обществу, что были времена еще худшие, более страшные и отчаянные, но, несмотря на это, наступило возрождение и спасение. Первое может окончательно расхолодить и привести в отчаяние, второе — прибавляет сил, питает надежду, будит желание жить». Мог ли он знать что спустя всего сорок лет чудовищные преступления нацистов, духовных преемников Тевтонского ордена, затмят чёрные дела крестоносцев?

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Гэри Райт «Лёд как зеркало»

iskender-leon, 21 мая 2013 г. 19:16

Они называют её просто и без затей — Трасса. Двадцать километров ледяного ужаса с перепадом высот до двух с половиной километров. Средняя скорость — 133 км/час. Рекорд Трассы — 9 минут и 1,14 секунды. Победитель получает всё что угодно, правда процент выживших в этих состязаниях невелик. А на вопрос зачем они делают это, часто можно услышать: — «Почему бы и нет?». Тоже ответ не хуже прочих...

Знаете, я под впечатлением от этого короткого рассказа. О сколько нам открытий чудных готовит система рекомендаций, особенно тогда, когда запрашиваешь её в трёхсотый или около того раз. Именно тогда ваши сети начинают приносить любопытный улов в малой форме. Это малоизвестные рассказы таких же малоизвестных или не плодовитых авторов, как правило, с крайне небольшим количеством оценивших их читателей, среди которых попадаются временами такие произведения, что многие мэтры и мастера фантастики нисколько не постеснялись бы поставить под ними свою подпись.

Таков и этот рассказ. Больше всего в нём от санного и бобслейного спорта, но то что происходит в рассказе — это совершенно точно не спорт. Эта история приходится дальней родственницей рассказам Роберта Шекли «Бесконечный вестерн» и «Большая охота».

Безумству храбрых поём мы песню, но как быть, если безумие в этой паре первично?

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Роальд Даль «Автоматический сочинитель»

iskender-leon, 21 мая 2013 г. 19:16

«Грустно, девицы...» — О. Бендер

Этот рассказ Роальда Даля я вспоминаю очень и очень часто. А на самом деле хотелось бы делать это куда реже, потому что вспоминаю я его тогда, когда мне на глаза или в руки попадает слабая книга.

Наверняка, многие, прочтя этот рассказ, задумались — не был ли автоматический сочинитель или подобное ему устройство изобретены в самом деле изобретены и не отрабатывают ли теперь эти аппараты вложенные в них средства на всю катушку. Очень похоже, что так оно и есть. Причём заказчики, разработчики, операторы и программисты этих аппаратов вероятно напрочь лишены литературного вкуса. Как следствие, в лучшем случае она штампует банальные, слишком похожие книги, которые не содержат в себе настоящей искры. В худшем же случае книжные прилавки оказываются завалены посредственной, напичканной штампами, лишённой художественного вкуса макулатурой и откровенно трэшевым, без проблеска мысли и чувств шлаком.

Когда-то давно, будучи прочитанным в сборнике «На суше и на море» за 1987 год, этот рассказ казался мне смешным. Теперь смеяться не приходится. Хотя дельцы-издатели по-видимому обошлись без фантастической машины (люди оказались экономически выгоднее), положение в реальной жизни стремительно приближается к тому, что мы видим в финале рассказа. По моим наблюдениям, всё чаще закрываются букинистические лавки, всё чаще придя в один из книжных, я узнаю, что он ужался в два раза. Недавно я имел беседу с продавцом-консультантом, этакой девочкой-колокольчиком, которая могла без запинки рассказать всё что угодно о каждой из книг вампирической тематики, занимающих три стеллажа, которая сносно ориентировалась в «попаденческой» литературе, и которой мне пришлось дважды повторять фамилию Брэдбери, понимаете — Брэдбери!...

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Антология «Пасынки Вселенной»

iskender-leon, 20 мая 2013 г. 14:19

Книгу эту я в руках пока что не держал. Наткнулся на эту антологию, обнаружив, что уже давно прочитал все входящие в неё произведения. До сих пор я считал, что лучшие русскоязычные фантастические антологии — это «Стрела времени» Севера Гансовского и «Ключи к декабрю» Владимира Баканова. Теперь для меня лучших — целых три. «Пасынки Вселенной» ничем не уступают вышеназванным книгам и в чём-то, возможно, их превосходит.

Прекрасная подборка рассказов от столпов фантастики и признанных корифеев — Саймака, Брэдбери, Шекли, Азимова, Каттнера, Брауна, Кларка, Дика, Гаррисона, Андерсона, Хайнлайна, Ван Вогта, Тенна, Рассела. Не факт, что в антологию попал ваш самый любимый рассказ того или иного автора, но что составитель выбрал один из лучших у каждого автора — это точно. В случае если авторство произведения в этой антологии принадлежит менее знаменитому фантасту «второго эшелона» или такому же замечательному как ранее перечисленные, но менее плодовитому автору, рассказ ни в коем случае не будет проходным — он тоже окажется лучшим или одним из лучших. Это я про истории Киза, Порджеса, Табба, Янга, Гаррета, Лейнстера, Энвила, Кэмпбела, Уоллеса, Блиша, Ганна.

Всё-таки даже такое чудо не могу назвать идеальным. В книге целых четыре рассказа Андерсона и по два от Брэдбери, Азимова и Каттнера. То есть имеем шесть «дублей». Ими можно было бы на сей раз поступиться, чтобы освободить место для представителей творчества Уиндема, Финнея, Фармера, Диксона, Воннегута и конечно Желязны. Это было бы как «вишенка на торте»...

Но, повторюсь, и так превосходно. Дайте почитать её любому — она лучше любого полиграфа выявит, способен ли человек не только любить фантастику, но и покажет, ощущает ли он потребность мыслить, чувствовать, сопереживать. Подарите её другу — это превосходный подарок. Дайте её своему чаду — пусть приучается к первоклассной литературе. Хорошо бы некто додумался переиздать её, а пока-что бегу к букинистам. В общем, это книга-тест, книга-манок и, как символ — книга-ключ от волшебных ворот, по арке которых змеится надпись «Фантастика». Молви ей — «друг» и она подарит тебе множество чудес и занимательных историй, необыкновенных путешествий, новых мыслей и приятных часов.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Бертрам Чандлер «Клетка»

iskender-leon, 20 мая 2013 г. 13:32

Как доказать свою способность мыслить инопланетянину-негуманоиду, если под рукой нет ни одного объекта материальной культуры? Считаете, что ответ очевиден? Как бы не так...

Рассказ по структуре похож на плоскость, которую перегнули под углом девяносто градусов. Уже было настраиваешься на космическую робинзонаду с социальным элементом, но вдруг оказывается, что повествование резко сворачивает на тему контакта и всё затевалось для того чтобы в очередной раз высмеять, пожалуй даже высечь людей. Я не скажу, что они или правильнее сказать мы, того не заслуживают, нет. И критерий оказался, к сожалению, вполне объективным. Но можно ли ждать от такого контакта чего-то хорошего? Как относится к «братьям по разуму» которые его применили? Ведь такой способ выявляет не только разумность, но и...

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Артур Порджес «Саймон Флэгг и дьявол»

iskender-leon, 19 мая 2013 г. 17:44

С нечистью и нечестивцами бороться нелегко. Георгию Победоносцу понадобилось копьё, чтобы сразить не то змея, не то дракона. Архангел Михаил у врат рая не может обойтись без огненного меча. Даже Иисус — и тот взял в руки бич, когда изгонял из храма торговцев.

Профессор Саймон Флэгг рискнул померятся силами с самим дьяволом, вооружившись всего лишь Великой теоремой Ферма да ещё получив от автора рассказа в виде бонуса издевательски вежливые манеры джентльмена и неподражаемую ироничность.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Что же, на так страшен чёрт как его малюют — это с одной стороны. С другой стороны, математик чертовски рисковал, поскольку, если предположить что события рассказа происходили незадолго до его написания, то выходит, что спустя всего половину столетия эту великую загадку удалось таки решить. И сделал это конечно же человек.

Приди мне в голову такая дикая фантазия — загадывать загадки Сатане, разыгрывая свою душу, я бы уж потребовал бы поставить на кон со стороны ада что-либо равноценное. Например, детальный проект звездолёта, включая теоретические выкладки и подробные чертежи. Тогда, поджариваясь на адской сковородке, можно было бы утешать себя оказанным человечеству благодеянием.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Артур Кларк «Звезда»

iskender-leon, 19 мая 2013 г. 17:42

«Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?»

Владимир Маяковский

Каждому автору, не только знаменитому или великому, но и вполне среднему, хоть раз в жизни да задавали вопрос — где он берёт сюжеты. Ответы, как правило, самые разные, но многие просто улыбаются — спросили бы ещё, как вы дышите? «Звезда» сэра Артура Кларка блистательный пример того, как выловить потрясающую мысль в том, о чём размышляли на протяжении веков тысячи и тысячи мудрецов и увидеть сюжет в том, на что миллиарды людей ежедневно смотрят уже многие тысячи лет. Это ли не признак огромного таланта писателя?

И да, этот рассказ способен задеть чувства религиозных людей. Более того, рискну предположить, что такой убеждённый и непримиримый атеист, как Артур Кларк не мог этого не понимать и писал именно так абсолютно намеренно. Впрочем, вряд ли рассказ оскорбит того, кто в своём общении с Богом ограничивается короткой самодельной молитвой на подобии: «Господи, защити всех тех, кто мне дорог». А вот те, кого принято называть людьми глубоко религиозными, могут отреагировать по-разному. Как говорится, есть варианты — молчание укоризненное или презрительное, вздёрнутый нос, кроткая улыбка, подразумевающая собой пресловутое «прости им ибо не ведают что творят» или даже поток яростной площадной брани и сжатые кулаки. И ничего в этом удивительного — уже две тысячи лет христиане реагируют на подобные хлёсткие пощёчины (или увесистые затрещины, это как угодно) именно так — некоторые подставляют вторую щёку, но немало и таких, что хватаются за меч.

Не только вышеперечисленным дорог для меня этот рассказ. Прекрасен он и тем, что спустя века или тысячелетия наши потомки могут вполне могут установить, что фантастического в этой поразительной истории нет даже на медный грош. А именно — тогда когда они достигнут не то созвездия Ориона, не то беты Козерога, где по прикидкам астрономов должна находиться Вифлиемская звезда.

Upd: В ответ на некоторые упрёки (недоумение) в последующих за моим отзывах, должен заметить, что я не вывожу логического заключения об атеизме автора, но! Достоверно известно, что сэр Артур был непримиримым, активным атеистом, о чём он сам неоднократно заявлял публично в устной форме, равно как и письменно.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Артур Кларк «Стрела времени»

iskender-leon, 19 мая 2013 г. 17:22

Хороший рассказ на тему временных парадоксов и петель. В мире фантастики таких сотни и тысячи, поэтому сюжет и развязка как не крути, — предсказуемы. Но переставить мебель в комнате тоже можно сотней разных способов и остаться при этом недовольным. А потом придёт дизайнер-профессионал или же просто человек со вкусом и всё поставит на свои места. Так же и в случае с этим рассказом. Артур Кларк выбрал для своей истории интересные декорации и обстоятельства, добавил пару мелких, но интересных деталей, написал концовку настолько неожиданную, насколько это было возможно и подал всё это очень лаконично. Получилось отлично!

Достопочтенный сэр, будучи большим энтузиастом науки, тем не менее посчитал нужным именно в такой форме предупредить людей об опасности безответственных и неконтролируемых экспериментов. Перефразируя известную присказку, скажем: энтропия учёным не игрушка!

Оценка: 10
⇑ Наверх