FantLab ru

Иван Ефремов «Cor Serpentis (Сердце Змеи)»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.94
Оценок:
1088
Моя оценка:
-

подробнее

Cor Serpentis (Сердце Змеи)

Другие названия: Сердце Змеи

Повесть, год; цикл «Великое Кольцо»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 137
Аннотация:

Герои Cor Serpentis – люди Эры Великого Кольца, описанной И.А. Ефремовым в романе «Туманность Андромеды». Они совершают исследовательский полет на «Теллуре», звездолете нового типа, позволяющем проникать в недоступные ранее глубины космоса. В путешествии происходит невероятное событие – случайная встреча со звездолетом иной звездной цивилизации. Никогда прежде земляне не вступали в непосредственный контакт с представителями других миров. Экипаж «Теллура» с волнением и радостью ожидает момента встречи с братьями по разуму, задаваясь вопросом «Какие они?» Два звездолета начинают сближаться…

Примечание:

Печаталось также:

Ivan Efremov. The Heart of the Serpent. Перевод Vladimir Talmy // Soviet Literature, 1968, №5(239), с. 3-54..

Впервые в журнале «Юность», 1959 год, № 1, стр. 41-67, рисунки В. Грибко


В произведение входит:

8.18 (86)
-
7.89 (71)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— антологию «Дорога в сто парсеков», 1959 г.

— журнал «Юность 1959'01», 1959 г.

— антологию «The Heart of the Serpent», 1960 г.

— сборник «Юрта Ворона», 1960 г.

— антологию «Cor Serpentis», 1961 г.

— антологию «Russian Science Fiction», 1963 г.

— антологию «Zilā planēta», 1963 г.

— антологию «В мире фантастики и приключений», 1963 г.

— сборник «Сердце Змеи», 1964 г.

— антологию «Библиотека фантастики и путешествий в пяти томах, том 3», 1965 г.

— антологию «Формула на невъзможното», 1967 г.

— журнал «Literatura Radziecka'05», 1968 г.

— журнал «Literatura Soviética № 5, 1968», 1968 г.

— антологию «Der Diamantenmacher», 1972 г.

— антологию «Metagalaktika», 1978 г.

— антологию «Калейдоскоп», 1990 г.

— антологию «Антология мировой фантастики. Том 5. Контакт. Понимание», 2003 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 67

Активный словарный запас: средний (2859 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 93 знака, что гораздо выше среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 26%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Дорога в сто парсеков
1959 г.
Юрта Ворона
1960 г.
В мире фантастики и приключений
1963 г.
Сердце змеи
1964 г.
Фантастика и путешествия. Том 3
1965 г.
Сердце Змеи
1967 г.
Сердце Змеи
1970 г.
Сочинения в трех томах. Том 2
1975 г.
Звездные корабли. Сердце змеи
1984 г.
Сборник научно-фантастических произведений
1986 г.
Собрание сочинений. Том 3
1987 г.
Сердце Змеи. Час Быка
1989 г.
Калейдоскоп
1990 г.
Час Быка
1990 г.
Собрание сочинений в шести томах. Том 3
1992 г.
Туманность Андромеды
1992 г.
За пределами Ойкумены
1993 г.
Собрание сочинений. Том 1. Туманность Андромеды, Звездные Корабли, Сердце Змеи
1997 г.
Собрание сочинений в 3 томах. Том 1.
1999 г.
Сердце Змеи
2001 г.
Туманность Андромеды
2001 г.
Антология мировой фантастики. Том 5. Контакт. Понимание
2003 г.
Сердце змеи
2003 г.
Туманность Андромеды
2004 г.
Собрание сочинений. Сердце Змеи
2006 г.
Туманность Андромеды
2007 г.
Туманность Андромеды
2008 г.
Собрание сочинений в 8 томах. Том 4.
2009 г.
Туманность Андромеды
2009 г.
Собрание сочинений в двух томах. Том 1
2010 г.
Великое кольцо
2013 г.
Туманность Андромеды
2014 г.
Туманность Андромеды
2014 г.
Туманность Андромеды
2016 г.
Тень минувшего
2017 г.
Сердце Змеи
2018 г.
Сердце Змеи
2018 г.
Туманность Андромеды
2019 г.
Сердце Змеи
2020 г.

Периодика:

Юность № 1, январь 1959 г.
1959 г.
Literatura Soviética № 5, 1968
1968 г.
(испанский)
Literatura Radziecka'05
1968 г.
(польский)
Уральский следопыт № 2, февраль 1975 г.
1975 г.

Издания на иностранных языках:

Cor Serpentis
1960 г.
(эстонский)
The Heart of the Serpent
1960 г.
(английский)
Cor Serpentis
1961 г.
(французский)
More Soviet science fiction
1962 г.
(английский)
Zilā planēta
1963 г.
(латышский)
Russian Science Fiction
1963 г.
(английский)
Russian Science Fiction
1964 г.
(английский)
Формула на невъзможното
1967 г.
(болгарский)
More Soviet science fiction
1972 г.
(английский)
Der Diamantenmacher
1972 г.
(немецкий)
Metagalaktika
1978 г.
(венгерский)
Сърцето на змията
1983 г.
(болгарский)
The Heart of the Serpent: Soviet Science Fiction
2002 г.
(английский)
Rakontoj pri neordinaraĵoj
2011 г.
(эсперанто)
Serce Węża
2017 г.
(польский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начну с того, из-за чего данное произведение вызывает в современном человеке столько негатива, из-за чего идеи, которые заложены довольно глубоко, так и остаются на недосягаемой глубине. Одна из причин, видимо, самая вопиющая — это безальтернативное навязывание советской модели коммунизма. В тексте так и написано: если бы не Россия, которая построила коммунизм, то человечество никогда не полетело бы в космос. Отчасти сама фраза, вырванная из контекста, звучит довольно пафосно, возможно даже с этакой долей шовинизма и наивности. Но если рассмотреть в целом, что имел ввиду автор, говоря о прогрессе и о развитии технологий космического экспансии, то он скорее больше прав, чем наоборот. Вторая из основных причин, не менее вопиющая — это откровенная критика чужого произведения, которая подается прямо в лоб. В тексте прямо так и указывается название произведения «Первый контакт», а так же упоминается автор (правда без имени), которому герои данного произведения перемывают все косточки, обвиняя его чуть ли не в откровенной глупости. Но если, опять же, рассмотреть те постулаты, которые Ефремов приводит в опровержение Лейнстеру, то картина не выглядит уже такой пафосной, а скорее конструктивной и обоснованной.

Остается лишь рассмотреть эти постулаты, которые во многом отвечают на вопросы не то чтобы восприятия, а мировоззрения человека будущего, а так же на вопросы взаимодействия братьев по разуму, отличного от того, что предлагал Лейнстер:

1. Вертикальный прогресс. Этот термин ввели Стругацкие в произведении «Малыш», но он как нельзя лучше подходит для определения теории Ефремова. Человечество в своем развитии должно пройти множество стадий, пройдя путь от дикого животного инстинкта до общественного цивилизованного образа жизни, причем это общество должно быть свободным, справедливым и организованным. И только после того, когда человек решит свои общественные проблемы разобщенного мира, станут развиваться технологии, которые в последующем откроют дорогу повзрослевшей цивилизации далеко в космос. Другими словами: развитая цивилизация, которая достигла научного прогресса и способна на космическую экспансию априори не может иметь нездоровые амбиции, так как в её людях заложены принципы справедливости и уважения по отношению к чужому разуму, да и вообще ко всему сущему. Ефремов устанавливает связь между технологиями и человеческим мировоззрением, утверждая, что одно без другого не бывает — пока человек угнетаем и разобщен, пока общество, в котором он пребывает, больно или страдает от несправедливости, развитие высоких технологий невозможно. От того встреча в глубинах космоса разных цивилизаций не может иметь воинственный характер, ибо если она вообще происходит, значит эти цивилизации уже решили свои мировоззренческие проблемы, иначе этой встречи бы попросту не было.

2. Закономерности развития видов. Ефремов устанавливает закономерность не только в развитии мировоззрения справедливой цивилизации, но и в развитии ее анатомических и структурных особенностей, её происхождения в принципе. Как и в произведении «Звёздные корабли» автор обращается к научной теории происхождения видов, начиная от Дарвина, развивая его теорию дальше, устанавливая некоторые закономерности в развитии любой разумной жизни во вселенной. Обращаясь к принципам альтернативной биохимии Ефремов дополняет свою теорию вероятностью развития жизни из других элементов, отличных от Земных (в данном случае — это фтороводород), но тем не менее даже у такой вероятности будут схожие условия зарождения жизни, которые в итоге приведут к принципиальной схожести представителей разных видов между собой.

3. Сердце змеи. Ефремов много рассуждает на тему общественных проблем, о роли политического строя в мировоззрении общества, об общественном сознании, которое угнетается и деградирует в подобной среде. И не нужно быть коммунистом, чтобы понять довольно явную очевидность. Достаточно выглянуть в окно или включить телевизор, чтобы в очередной раз убедиться в том, насколько глубоко этот «яд змеи» пропитал основу нашего современного общества. И дело даже не в коммунизме или нетерпимости к капитализму, дело в самих людях, которые лишены той самой справедливости, которая смогла бы этот яд нейтрализовать, поменяв идеологию человека совершенно в другую сторону, направив по пути прогресса и развития, по пути объединения и свободы. Повесть «Первый контакт» Лейнстера недальновидна, так как сам её автор не делал поправку на будущее время, скорее всего, даже не задумывался над этим, а просто перенёс свое мироощущение, наполненное такой мировоззренческой несправедливостью, и Ефремов указал ему на это в попытке художественной полемики, ставя принципиальным вопрос о невозможности или несостоятельности такого будущего, где все еще бьется это «сердце Змеи».

Теперь в общем и целом. Как и роман «Туманность андромеды» данное произведение постигла та же участь, участь непонимания и отторжения. В современном читателе очень много ненависти и нетерпимости по отношению к своему прошлому, и ему плевать, что Ефремов исходил в своих мыслях не из принципов коммунизма 50-тых, а из постулатов Карла Маркса, что совершенно не одно и тоже. Критика капитализма с предпосылками развития угнетаемого правящим олигархатом общества во много оправдана особенно сейчас, так как это наша с вами реальность, которую этот философ предвидел еще в 19 веке. Ефремов же пропустил это через себя, принципиально уповая на будущее, где есть развитие и прогресс, а значит есть свобода и справедливость. Да, возможно сейчас, после того как рухнул коммунизм, угадывая надежды автора на советское будущее, понимаешь, что они оказались тщетны, но по крайней мере с помощью них автор сумел нарисовать будущее, в котором представители разных цивилизаций из разных уголков космоса без страха и амбиций жмут друг другу руки, а не пытаются глупо и бессмысленно друг друга уничтожить..

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хотя «Сердце Змеи» принято объединять в творчестве И. А. Ефремова в единый цикл с «Туманностью Андромеды» и «Часом Быка», я воспринимаю его прежде всего как своего рода продолжение «Звездных кораблей». Только это продолжение – не сюжетное, а идейно-смысловое: в основу не связанных между собой произведений положены и логически развиты одни и те же предпосылки. Выводы о возможном внешнем облике разумных существ, сделанные экипажем звездолета «Теллур», в целом повторяют то, о чем говорили палеонтологи Шатров и Давыдов: непременная антропоморфность и сходный с нашим образ мышления. И хотя «Теллур» встретил в космосе совсем не тех, кто оставил свои следы на Земле семьдесят миллионов лет назад, эти умозаключения точно так же, как и в «Звездных кораблях», оказались совершенно правильными.

Однако «Сердце Змеи» – это не только повторение, но и дальнейшее развитие тезисов, выдвинутых в «Звездных кораблях». Та повесть завершается фразой о том, что покорение космоса под силу только обществу, находящемуся на высшей, бесклассовой, всепланетной ступени развития. В «Сердце Змеи» эта мысль получает продолжение: экипаж «Теллура» приходит к выводу, что непременная принадлежность к высшей общественной формации может означать только взаимопонимание и дружбу между вышедшими в космос цивилизациями, но ни в коем случае не вражду. На связанном с этим критическом разборе рассказа Мюррея Лейнстера «Первый контакт» останавливаться не буду, он и так здесь уже упомянут не раз.

Мне кажется, впрочем, что Ефремов, справедливо критикуя ошибки Лейнстера, сам также не идеален в описании экспедиции на «Теллуре». Складывается впечатление, будто он неосознанно заранее подчиняет конструкцию звездолета и его груз целям контакта. Задачей экспедиции было исследование звезды редкого типа; высадка на планеты и встреча с другими звездолетами не планировались. Тогда для чего на «Теллуре» находились запасы дерева и химикатов, зачем надо было брать с собой коллекции земных минералов? Более того, звездолет снабжен приспособлениями, которые кажутся нарочно придуманными на случай встречи с чужими кораблями: боковыми упорами, сигнальными прожекторами, устройствами для «проверки на антивещество»… Впрочем, именно благодаря этим приспособлениям первая встреча двух цивилизаций прошла наилучшим образом. Чужие оказались именно такими, какими их себе и представляли люди Земли, несмотря на огромную разницу в биохимии. Совершенно права была биолог «Теллура» Афра Деви, утверждая: «Мыслящее существо из другого мира, если оно достигло космоса, также высоко совершенно, универсально, то есть прекрасно! Никаких мыслящих чудовищ, человеко-грибов, людей-осьминогов не должно быть! <…> Только низшие формы жизни очень разнообразны; чем выше, тем они более похожи друг на друга».

Что ж, пока что парадокс Ферми по-прежнему остается парадоксом, и никто не знает, когда и каким образом он будет разрешен. И до той поры куда разумнее принять точку зрения Афры (то есть самого Ефремова), хорошо аргументированную еще в «Звездных кораблях», чем читать ничем не обоснованные многочисленные сочинения о жестоких чудовищах-завоевателях с иных планет.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Космос велик, но не бесконечен — для нас всегда будут существовать какие-то пределы...

Повесть, которая для меня в творчестве Ивана Ефремова долгое время была на самом первом месте (на втором «Туманность Андромеды», а потом шли рассказы). Понятное дело, что такое ранжирование произошло ещё в подростковые времена, а после прочтения и перечтения произведений Ивана Антоновича уже в нынешнем вполне взрослом состоянии понимаю, что перемена мест неизбежна — явно стали выходить вперёд «Таис Афинская», «Лезвие бритвы»... Однако, как известно из науки математики, от перемены мест слагаемых сумма не меняется, и И.А. Ефремов для меня как и прежде является одним из самых авторитетных писателей-фантастов 50-70-х годов. Авторитетных и по литературному мастерству, и по ширине охватываемых тем, и по глубине их проработки, и по увлекательности сюжетов, и по яркости различных описаний, и по привлекательности героев и персонажей его произведений…

А «Cor Serpentis» для меня была (и осталась) интересна необычностью самого сюжета — случайная встреча в глубинах дальнего космоса двух космических кораблей из совсем разных планетных систем, причём разных вплоть до принципов организации живой материи на самом глубоком, биохимическом уровне. И романтическая линия взаимного интереса и практически взаимной тяги друг к другу столь разных и, вместе с тем, столь похожих друг на друга живых мыслящих существ (смотри, не влюбись в инопланетянку — говорят одному из членов экипажа «Теллура», и тот задумчиво отвечает — а я бы мог…), и торжество Разума (вот как был я романтиком, так им и остался) над догматом Природы (заключительная сцена, когда одна из землянок вдруг предлагает людям фтористоводородной планеты способ замены фтора на кислород, с тем, чтобы пусть в отдалённом будущем, но всё-таки изменить их биохимию и сблизить их цивилизацию с носителями разума на основе углеродно-кислородной энергетики).

И конечно впечатлили когда-то (и сейчас подтвердилось это впечатление) описания пульсационных земных звездолётов: как-то зримо представилось, каково это — прицелиться как следует и затем отправить свой корабль в слепой полёт без участия в управлении людей, а затем проснуться, всё заново рассчитать и перепроверить четыре раза и опять прыжок вслепую… Жуть какая!

Но Ефремов так тонко и подробно-основательно всё описал и в этой своей повести, и в «Туманности Андромеды», что у читателя не остаётся ни тени сомнения в том, что всё так и будет, пусть неизвестно когда, но именно так, как рассказал нам Иван Ефремов. Писатель и Учёный.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вторя книжка цикла «Великое кольцо». На временной оси литературного мира Ефремова — своеобразный мостик между реальностями «Туманности Андромеды» и «Часа Быка».

С формальной точки зрения — самая слабая часть цикла. Но это исключительно для того, уважаемый потенциальный читатель, кто решится прочесть весь цикл. Потому как ограниченность читательской аудитории как таковой для сего чтива — обусловлена целым комплексом причин. Что весьма и весьма печально. Почему-то на «Великое кольцо» навесили вериги «пропаганды коммунизма». Глупейшее предприятие: как может гонимый и запрещаемый к печати именно коммунистами автор быть одновременно пропагандистом идей своих же идейных гонителей? Да, идейная подоплека его книг — она более чем своеобразна, почти что уникальна, бесконечно наивна, НО: оная подоплека не имеет абсолютно ничего общего — ни с трудами Маркса, Энгельса и Ленина, ни с практикой «развитого социализма».

Плюс ко всему сам «ефремовский стиль» — он сугубо «на любителя». Это не чистая НФ, это — скорее — своеобразная помесь НФ, просветительской околонаучный публицистики и «эристической социологии» (ошибок в написании нет, имеется ввиду «эристика» — искусство спора). Необходимо подчеркнуть, уважаемый потенциальный: речь идёт не о полемике, а именно об эристике. Скорее всего именно в ЭТОМ прелесть книжки. Она не убеждает, не доказывает, не пытается переубедить. Она ЖИВОПИСУЕТ. Наивно — да. Сегодня эта наивность — более чем очевидна, даже для школьника. Ну и что? Кому сегодня придёт в голову обосновывать «наивностью материала» ненужность или, не дай Бог, «неинтересность» трудов, допустим, Томмазо Кампанеллы

Оценка: 8
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Безусловно, классика. Пусть в головах с тех пор произошел переворот, ценности книги это не уменьшает. Пусть Лейнстер трезвее оценивал ситуацию, но Ефремов оставил нам точку опоры, маяк, который позволяет верить, что люди еще найдут силы подняться к космическим высотам духа.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Бог мой, откуда здесь такой высокий рейтинг? Не представляю, чем и кого это произведение может заинтересовать, кроме историков жанровой советской литературы, да и то едва ли. Все недостатки стиля и идеологии Ефремова доведены в «Сердце змеи» до абсурда. Причина, вероятно, в том, что Ефремов взялся писать не просто повесть, а возражение на рассказ Лейнстера «Первый контакт».

В литературном отношении текст крайне неумел. Персонажи как будто взяты из второсортного романтизма полуторастолетней давности: они содрогаются, закусывают губы, краснеют, бледнеют, с загорающимися глазами произносят высокопарные фразы. Мало того, они то и дело пускаются в долгие рассуждения или разражаются длиннейшими монологами, явно адресованными читателю; действие останавливается и повесть превращается в памфлет.

Что касается содержания этих монологов и повести в целом... Нас ждёт здесь советская риторическая ахинея о диалектической логике развития, отжившем капиталистическом обществе и т.д и т.п. С представлением о том, что технологически развитое общество не может не быть миролюбивым и одухотворённым, смешно даже спорить. Особенно комично слышать это из конца 1950-х годов, когда жили в ожидании ядерной войны. Ну и в очередной раз Ефремов принимается убеждать, что любое разумное существо во вселенной может быть только таким как мы — двуногим прямоходящим строителем коммунистического общества (апофеоза этот космический шовинизм достигает в финале, когда автору удаётся убедить даже самих существ, которые посмели немного отступить от этого его стандарта).

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пожалуй, каждый любитель фантастики во время чтения ловил себя на мысли, что в той или иной ситуации он бы нашёл другое решение для отдельного эпизода, иначе прописал бы финал или судьбу главного героя. Всем нам свойственно вести мысленную полемику с автором, который видит мир несколько иначе, ведь все люди разные. Это совершенно нормально, но некоторые не останавливаются на размышлениях — переписать чужую историю, исправить все кажущиеся недочеты — перспектива очень заманчивая, только вот согласятся ли остальные читатели с предложенным переосмыслением, не станет ли работа над чужими ошибками поводом для критики? Если автор берется судить своих коллег, то должен быть готов к тому, что и сам станет объектом критики — по прочтению повести И. Ефремова «Сердце змеи» у меня накопился ряд замечаний, которыми я бы хотел поделиться.

Как известно Ефремов написал свою повесть в качестве литературного ответа на рассказ М. Лейнстера «Первый контакт». Этот рассказ был мне хорошо знаком и хотя до шедевра ему далеко, я бы причислил его к разряду крепких середнячков, безусловно там есть некоторые недочеты, технические ляпы, но сложно было ожидать, что такой в общем-то рядовой рассказ вызовет столь бурную реакцию советского фантаста, тем более, что пропаганды западных ценностей, нападок на советский строй там нет в принципе. Если даже вы не читали этот рассказ, ничего страшного — в повести Ефремова приводится его подробный пересказ, причем сами персонажи якобы вспоминают, что был много веков назад некий «капиталистический писатель», написавший «Первый контакт», и начинают как на уроке литературы, совмещенном с партсобранием, его критиковать. Здесь, конечно, Ефремов невольно польстил Лейнстеру — шутка ли дело, его помнят и читают на протяжении пяти веков, не заглядывая в книгу люди сходу вспоминают сюжет и название его рассказа, лучшей похвалы для писателя придумать сложно.

Сама повесть производит стойкий эффект того, что это критическое эссе, для виду замаскированное под художественное произведение. Сюжетную фабулу Ефремов полностью заимствовал у американского коллеги, главное отличие в том, что проблему контакта Ефремов подает в радостно-позитивистском ключе, в отличие от сдержанной осторожности Лейнстера. Автор «Сердца змеи» дотошно и кропотливо исправляет все неточности коллеги, в логике ему не откажешь — техническая часть произведения не выглядит устаревшей даже в наши дни — пульсационные звездолеты, перемещающиеся в пространстве через бреши в полотне времени, пришли на смену огромным кораблям поколений. В медицине широко применяются мини-роботы, которые самостоятельно перемещаются в теле пациента и проводят хирургические операции.

Автор считает, что во Вселенной действуют некие абсолютные законы красоты и гармонии, т.е. разумная жизнь возможна только для гуманоидов — в любых планетарных условиях, даже в мире, основанном на фторе, эволюция неизбежно сделает венцом творения существ у которых парные конечности, одна голова и нет никаких щупальцев — внешне они могут отличаться от нас с вами примерно как негры или китайцы — цветом кожи, разрезом глаз, уровнем интеллекта, но форма тела всегда неизменна. Здесь с автором можно долго полемизировать, но я ограничусь лишь замечанием о том, что разум может проявлять себя по-разному, вспомните хотя бы «Солярис» С. Лема.

Посредством социально-утопической компоненты повести автор упорно пытается промыть читателю мозг, навязать собственное мировоззрение, в этом плане персонажи произведения вторят своему создателю — квадратно-гнездовое мышление, стремление обратить всех окружающих в свою «истинную» веру — я думаю, что если бы им встретились какие-нибудь рыболюди, они быстренько забили бы им жаберные щели и заставили отрастить легкие, обосновав это тем, что получение кислорода из воды противоречит учению Маркса-Энгельса. В плане представления общества будущего автор мыслит крайне банально — мировое правительство, один цвет кожи (шоколадный конечно же), один язык (только не английский, ни в коем случае, что-то типа санскрита), всеобщее равенство и братство, никаких войн и преступности нет в принципе, а откуда же им взяться, если частной собственности тоже нет?

Как я уже говорил, сюжет повести вторичен, но по уровню интереса, интриги существенно уступает оригинальному рассказу. Исследовательская группа из восьми (так и хочется сказать советских) космонавтов отправляется в дальний космос с исследовательской миссией, в процессе полета они совершенно случайно пересекаются с аналогичными исследователями, принадлежащими к другой цивилизации. Оправдывая мировоззрение автора, обе стороны радостно кидаются друг другу в объятия — ни страха, ни тени сомнений, ни (совершенно верно) интриги. Если Лейнстер заставлял мозг читателя работать, вместе с героями искать выход из патовой ситуации, когда ни одна из сторон не может быть до конца уверена в дружеских намерениях другой, то Ефремов просто начинает подробно описывать «чужаков» — они такие же как мы, хорошие парни, только кожа синяя. Читателю остается только лениво перелистывать страницы в ожидании момента финального расставания. Так и хочется сказать — «И что?» — в чем суть повести, в том что самый прогрессивный строй — коммунизм, а самая лучшая форма тела — человеческая?

После Ефремова я заново перечитал «Первый контакт» и плюсом рассказ «Этические уравнения», по замыслу повторяющий и дополняющий попавший под раздачу рассказ Лейнстера. С точки зрения человеческого поведения они смотрятся логичнее «Сердца змеи» — осторожность свойственна человеку, иначе мы бы не выжили в процессе эволюции. Если бы в древние времена какой-нибудь дикарь, встретив в лесу собрата из соседнего племени, сразу бы кинулся ему на шею, то с большой долей вероятности отхватил бы дубиной «по кумполу». Здесь же люди встречают совершенно неизвестных пришельцев и даже не сомневаются в том, что они друзья. Технический прогресс еще не говорит о моральном совершенстве общества, чем отличается неандерталец с дубиной от современного генерала с ядерной бомбой — только выбором доступного оружия. Не думаю, что что-то изменится с появлением бластеров и космолетов, каждый человек в той или иной степени порочен, как говорил Спаситель — кто сам без греха, пусть первым кинет в меня камень!

Подводя итоги, скажу, что «Сердце змеи» у меня интереса не вызвало — безликие шаблонные персонажи, отсутствие сюжетной интриги, навязчивое морализаторство. В качестве плюсов стоит отметить техническую проработку деталей и добротный литературный язык, благодаря чему повесть, хоть и без огонька, но читается. Ещё одним плюсом для меня стала отсылка к Лейнстеру, благодаря чему я перечитал его рассказы, понял, что они действительно достойные образчики жанра. Наверное, повесть может понравиться читателям, разделяющим точку зрения автора, у меня же она отклика не вызвала, все эти «гимны человекам» давно навязли в зубах, достаточно оглядеться по сторонам, чтобы понять — всё это пустое сотрясание воздуха, где они, эти мифические «хорошие люди», наверно только в воображении советских фантастов.

Оценка: 5
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Перечитав эту повесть в зрелом возрасте, хочу заметить, что она не потеряла своего очарования, подаренного при прочтении в юности. Какими же светлыми были наши родители когда в обществе не превалировал культ потребления, они читали подобные книги и стремились к звездам, а не новым машинам и шмоткам. По прочтении повести осталось ощущение легкой печали, но печаль эта светлая, с надеждой на прекрасное будущее. Считаю, что таких произведений, дарящих позитив и показывающих, как далеко вперед может шагнуть человек, должно быть как можно больше. Очень жаль, что современным читателям в общей массе по нраву больше произведение Лейнстера, описанное в книге и они считают вариант контакта со взаимным недоверием и фигой в кармане более веристичным. Такой вариант не более вероятен, чем вариант контакта Ефремова, он просто показывает уровень нашего сегодняшнего общества взаимного недоверия.

Р.S. Сама идея коммунизма опередила свое время, не готовы еще люди для этого, но ведь за ним будущее, по крайней мере, мне хочется верить что в будущем инопланетные цивилизации будут помогать друг другу, а не воевать за ресурсы :beer:

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сегодня, более чем через полвека, прошедших с момента создания повести, она интересна не столько с точки зрения своей занимательности, сколько как «наш ответ Мюррею Лейнстеру».

Впрочем, уже и в то время, для Ефремова главным было как можно более убедительное обоснование его (читай нашего, советского) взгляда на встречу с внеземным разумом — с помощью диалектического материализма, логики, истории развития общества и т.д. Именно поэтому в книге так много сложного текста: серьезных диалогов, размышлений, дискуссий... И все это, естественно, в ущерб занимательности. К сожалению, сейчас, на нынешнем этапе развития человеческого общества, в гуманистические идеи автора верится с большим трудом. Хотя знакомиться с его рассуждениями все равно весьма и весьма интересно.

И все-таки, несмотря на всю свою сложность (ведь кроме основной идеи Ефремов разместил в тексте произведения и много других своих размышлений), повесть удалась и с литературной точки зрения. Помимо достаточно увлекательной уже самой по себе темы — встречи землян с чужим кораблем в космосе, автору удалось построить сюжет таким образом, что читатель начинает сопереживать. И сопереживать ни кому-нибудь, а экипажу чужого корабля.

Для тех же читателей, которые будут недовольны некоторой излишней пафосностью повествования или определенной архаичностью его технической составляющей, прошу заметить — это все-таки год 1959...

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эта повесть — своеобразный ответ на известный рассказ «Первый контакт» Лейнстера, написанный с точки зрения советского писателя-философа. Автор, для начала, развенчивает физические небылицы, попутно, правда, создавая парочку новых. Действительно, если два звездолёта встретятся, логично предположить (по крайней мере, с точки зрения современной физики), что мгновенно остановиться они не смогут, им потребуется какое-то время, чтобы затормозить, развернуться, полететь назад на встречу друг другу... (Правда, случайная встреча двух звездолётов — событие само по себе настолько маловероятное, что такими техническими подробностями в принципе можно и пренебречь, как американский автор и поступил).

Помимо физики, основной философский посыл таков:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
если цивилизация дошла до уровня развития, позволяющего строить звездолёты — значит, она уже миролюбивая и коммунистическая, потому как другие до звездолётов не доходят. Это неопровержимым образом следует из диалектики, всей истории человеческого развития и прочего марксизма-ленинизма. То есть сближаться с чужаками можно, не опасаясь боевых действий. Интересное предположение, и в повести всё заканчивается благополучно. Ну что же, будем надеяться, что если когда-то контакт произойдёт, то он произойдёт по сценарию Ефремова. Но мне всё равно немного не понравилась полная вера космонавтов в выводы своей теории. Всё же эта теория ещё ни на ком проверена не была.

Ну, а дальше — описание того, как организовать общение столь разных разумных существ.

В целом, достаточно интересная фантастическая повесть и очень любопытный литературный памятник эпохи.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Насколько же это нелепая повесть.

Давайте мысленно перенесем ее действие в другую эпоху, чтобы понять, насколько все это дико будет смотреться со стороны. Итак, темные века. Некие христианские паломники плывут по морю-океану на утлом суденышке. И тут им на встречу – византийский дромон (или что хуже, драккар викингов или галера арабов). Глядя на кораблик паломники начинают радостно рассуждать, что это должно быть очень просветленные и набожные христиане, иначе они бы просто не смогли построить такой корабль. Ладно, допустим, нашим паломникам повезло, и это все же дромон (а иначе рассказ здесь же и окончится), чей капитан не собирается аннигилировать их вместе с суденышком просто потому, что может. И вот взойдя на палубу и посмотрев на чудных ромеев, паломники начинают убеждать тех, что и одеты они не так, и вера у них не та, в связи с чем им срочно нужно переоборудоваться под общеевропейские стандарты. В лучшем случае этих чудаков вежливо проводят обратно, в худшем – все же аннигилируют. А вот у автора они начнут водить с чужаками хороводы…

В общем, как не крути, а для меня «идеальный мир» Ефремова – все же некая зловещая антиутопия, чьи обитатели всех мерят под одну гребенку, а все чужеродное просто пытаются переделать под себя.

Оценка: 3
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Чтение Ефремова показало, что я действительно дитя нового времени: очень уж идеальный мир и образ людей будущего представляет нам автор. Подумать только, какая растрата ресурсов: отправление больших исследовательских кораблей в разные участки галактики, изучать вселенную, собирать ценные сведения. И ждать несколько веков, пока корабли вернутся и привезут материал. Привычнее поиск выгоды в краткосрочной перспективе.

Впрочем, здесь мысль автора ещё серьёзнее — сами люди будущего не ищут выгоды в нашем привычном понимании, сам смысл их жизни посвящен подобному познанию вселенной и им этого достаточно. Чувствую, что книги Ефремова следовало открыть раньше, ещё в школьные годы: эти книги очень светлые и могут подарить желание следовать подобным идеальным путём познания мира. Иначе человек испытает на себе влияние современного мира, которое диктует другие ориентиры в жизни.

Оценка: 6
–  [  31  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Все рассуждающие о холодности героев Ефремова почему-то не дают себе задуматься, что кажущиеся им более реалистичными, а потому более близкими герои хотя бы тех же относительно ранних Стругацких, жители Мира Полдня — это всё те же наши современники, перенесённые в более-менее благополучные условия. А что такое наш современник, который живёт отнюдь в не благополучных условиях? Это задёрганное больное — в первую очередь психически — существо, съедаемое сотней страстей и неврозов, вечно мечущееся в погоне за иллюзорными целями, мучающееся комплексами и несуществующими противоречиями, исповедающий даже взаимоисключающие предрассудки, часто — просто цивилизованный дикарь, невоспитанный и, в общем-то, малограмотный, не имеющий ни малейшего представления о самодисциплине и культуре собственного мышления, с совершенно искажёнными ценностями и представлениями о взаимоотношениях между людьми, а шире — человека с миром.

Но многим кажется, что это — норма, так и должно быть, они даже не замечают всего вышеперечисленного. Для многих и Мир Полдня — чрезмерная абстракция. Желательно, чтобы человечек был с тухлецой — о, тогда да, тогда это герой нашего времени и свой в доску парень, и пусть и через тысячу лет такие будут. Как же это — что б пива не жрать, тёлок не ревновать, желчью не исходить, когда что-то не устраивает, и за места на пьедестале не бороться, лезя по головам? Как же это, чтобы всем не показать — а у меня длиннее? Как без дули в кармане ходить? Над идиотскими шутками не ржать, полагая верхом остроумия?

Врядли в описанном гопнике кто-то из читателей узнает себя. Каждый скажет: «Но я не такой!» Однако, если подумать, то сколько в нас сидит такого смутного, ненужного, часто откровенно грязного? Скольких из нас снедают демоны самолюбия, жадности и сребролюбия, тщеславия, зависти, пустословия, суетности, озлобленности и равнодушия?

Увы, люди пока не могут массово возвыситься над суетой повседневности, над своей эпохой, увидеть себя со стороны и обезьяну в себе — и во многом по своей же вине. Однако всегда находятся люди, которые могут приподняться над инфернальной неизбежностью, увидеть в себе и окружающих людей, то настоящее, что в нас есть, а не наносное и пустое. И пытаются это увиденное открыть и другим. А что же делает обезьяна в нас? Она тут же пугается и злится — ведь открытое недвусмысленно показывает, каковы мы на самом деле, и что необходимы душевные усилия для изменения. Она даже не понимает этого умом, но реагирует тут же и вполне однозначно — начинает кидаться мусором, палками и калом, дико верещать, заглушая криком тихий, ещё еле пробивающийся голосок своей души, всячески поносить и унижать услышанное и самого рассказчика, объявляя «холодным», «ходульным», «примитивным», на порядок ниже стоящим этой обезьяны.

Вспоминается эпизод из «Часа Быка» того же Ефремова, где тормансианский автомат, производивший психологический тест на профпригодность, объявил космонавта-землялина тупым. Может быть с точки зрения сегодняшних представлений это технически было бы неверно, но как метафора вполне показывает отношение обывателя ко всему, что выше его, дальше ушло в своей эволюции или хотя бы иное, отличное от его стереотипов. Примерно так европейцы относились к народам других культур во времена Великих Географических открытий.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как и в «Туманности Андромеды» здесь мы снова видим монотонную лекцию, перемежающуюся… Здесь пригласим на сцену героя фильма «Иван Васильевич меняет профессию», чтобы он с характерной интонацией произнёс – «Танцуют все!». Да, как и в «Туманности», танцы всех и вся впопад и невпопад в идеальном мире Ефремова занимают важное место.

Однако же в данное творение Ефремов привнёс и нечто новое, неожиданное для такого идеалиста-морализатора. Ничтоже сумняшеся, он начинает по-пролетарски безжалостно поносить (ударение на «и») тот самый (шикарный, надо сказать) рассказ Мюррея Лейнстера, идею которого он и взял за основу для своей пролетарской агитки, раздув её до размеров повести.

Есть у Ефремова и интересные идеи, например, логическое рассуждение на тему, почему любые инопланетяне, сумевшие выйти в космос, ОБЯЗАТЕЛЬНО будут человекоподобны и дружелюбны. И никаких тебе злобных паукообразных пучеглазых голубых ящериц с бластером наперевес!

Оценка: 5
–  [  28  ]  +

Ссылка на сообщение ,

По поводу научности вспоминается такая история, которую мне поведала Таисия Иосифовна. Один её знакомый геолог несколько раз обращался к ней с просьбой исправить в «Путешествии Баурджеда» словосочетание «чёрный гранит» на «габбро», вполне резонна замечая, что чёрного гранита не бывает. Т.И. принципиально не меняет ничего в текстах Ивана Антоновича, и в этот раз не согласилась ничего менять. А спустя какое-то время этот же знакомый сказал: «Таисия Иосифовна, Вы представляете, в те годы, когда писалось «Путешествие Баурджеда», габбро называли чёрным гранитом». Это я к тому. что с оценками надо поосторожнее. Первое издание «Сердца змеи» было раскритиковано одним молодым мгушным химиком, в последующих переизданиях «ляп» не повторялся (см. предисловие Ефремова к рассказам здесь: http://www.noogen.su/iefremov/stories.htm ), о химических свойствах фтороводорода при этом речь не шла.

Теперь по конкретике. Ув. Sawwin:

«Оставим в стороне тот факт, что фтор достаточно редкий элемент, встречающийся во вселенной только в рассеянном виде. Пусть на этой планете произошла Великая флюктуация, и фтор образовался в изобилии.»

- Не «криминал»:) Тем более, что фтор в наблюдаемой части космоса в 10 тыс. раз менее распространён, чем кислород. В масштабах бесконечной Вселенной (а ИАЕ придерживался идеи бесконечной Вселенной) такие флуктуации возможны.

Sawwin: «Но жизнь на основе фтора всё равно не возникнет. Ефремов живописует океаны плавиковой кислоты. Опять-таки, оставим в стороне, что плавиковая кислота — это раствор фтористого водорода в воде, а в условиях фторидной атмосферы вода существовать не может...»

- Ефремов имеет в виду не раствор фтороводорода в воде, а жидкий фтороводород, а воды в океанах фторной планеты нет. В «Сердце Змеи» так и сказано: «Вместо воды у них жидкий фтористый водород — та самая плавиковая кислота, которая у нас разъедает стекло и разрушает почти все минералы, в состав которых входит кремний, легкорастворимый во фтористом водороде». Насколько корректно в те годы было называть плавиковой кислотой не только раствор HF в воде, но и жидкий фтороводород, сказать не берусь, помня историю про габбро.

Sawwin: «...подумаем о другом; кварц у Ефремова заменяет морскую соль! Увы, кварц не растворяется в плавиковой кислоте, он реагирует с ней, выделяя газообразный четырёхфтористый кремний.»

- Пожалуй, наиболее сложный момент. Газообразный четырёхфтористый кремний (SiF4) образуется при реакции РАЗБАВЛЕННОГО водного раствора HF с кварцем (SiO2). КОНЦЕНТРИРОВАННАЯ HF (по аналогии – и жидкий фтороводород) с кварцем даёт комплексное соединение H2[SiF6] и воду. В низкотемпературных условиях фторной планеты можно предположить такую реакцию жидкого фтороводорода с диоксидом кремния (кварцем):

4HF + SiO2 = H4[SiO2F4]

При этом продукт реакции остаётся растворённым во фтороводороде, при испарении которого равновесие должно смещаться влево, т.е. в сторону образования кристаллов кварца. Отсюда — поля огромных кристаллов кварца на фторной планете.

Sawwin: «Фтор -- элемент одновалентный, следовательно, не может быть никаких фтористых аналогов аминокислотам. Водородные связи во фтористом водороде невозможны, следовательно, невозможны аналоги белков, ДНК и РНК, запрещены практически все ферментные реакции, поскольку всё это упирается в пространственную структуру молекул, которую определяют водородные связи.»

- Да нет, фтороводород очень даже образует водородные связи. И в газообразном состоянии он бывает из-за этого димером — H2F2 — и даже, ЕМНИП, тетрамером. Фторные аналоги аминокислот — это, действительно, интересно. Здесь можно поиграться с фторированными по углероду аминами. В любом случае, как говорил другой великий гуманист ХХ века (весьма ценимый Ефремовым А. де сент-Экзюпери), здравый смысл существует для объяснения реальности, вот пусть и выкручивается как хочет. :)

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх