FantLab ru

Чайна Мьевиль «Рельсы»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.75
Голосов:
397
Моя оценка:
-

подробнее

Рельсы

Railsea

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

На борту кротована (moletrain) «Мидия» Шэм Йес ап Соорап в благоговении наблюдает за первой в своей жизни плеснекрутовой (moldywarpe) охотой: гигантский крот вырывается из земли, гарпунщики целятся в жертву, кто-то гибнет, кто-то обретает славу. Но как бы зрелищна ни была охота, Шэм не может отделаться от ощущения, что жизнь — это нечто большее, чем путешествие по бесконечным рельсам рельсоёма (railsea) — даже если капитан кротована думает лишь об охоте на крота цвета слоновой кости, которого она (капитан) ищет с тех пор, как тот отгрыз ей руку много лет назад. Когда кротован натыкается на разрушенный поезд, поначалу все радуются находке. Затем Шэм обнаруживает серию рисунков, намекающих на то, что где-то возможно нечто невозможное, — и события поворачиваются совсем не так, как ожидалось. Вскоре за Шэмом охотятся решительно все — и пираты, и кротованщики, и чудовища, и вещеройки (salvage-scrabblers). И, возможно, не одна только жизнь Шэма изменится. Возможно, весь рельсоём застыл на пороге новой эры.

© Перевод аннотации angels_chinese

Награды и премии:


лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2012 // Книги — Лучшая книга на языке оригинала

лауреат
Локус / Locus Award, 2013 // Подростковый роман

лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книги — Лучшая детско-юношеская фантастика года

Номинации на премии:


номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2012 // НФ/фэнтези книги - Выбор Редакторов. 2-е место

номинант
Небьюла / Nebula Award, 2012 // Премия Андре Нортон

номинант
Мемориальная премия Джона Кэмпбелла / John W. Campbell Memorial Award, 2013 // Лучший НФ-роман

номинант
Британская премия фэнтези / British Fantasy Award, 2013 // Роман — Премия им. Роберта Холдстока (лучший фэнтези роман)

номинант
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 2013 // Научная фантастика (Великобритания)

номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2015 // Лучший роман / авторский сборник зарубежного автора

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книга года

номинант
Премия Курта Лассвица / Kurd-Laßwitz-Preis, 2016 // Лучший зарубежный роман (Великобритания)

номинант
Большая премия Воображения / Grand Prix de l`Imaginaire, 2017 // Роман, переведённый на французский / Roman étranger (Великобритания)

номинант
Премии фестиваля «Имажиналии» / Prix Imaginales, 2017 // Зарубежный переводной роман (Великобритания)

номинант
Европейская премия «Утопиалии» / Европейская премия «Страна Луары» / Prix Utopiales européen / Prix Européen Utopiales des Pays de la Loire, 2017 // Лучший роман (Великобритания)

Похожие произведения:

 

 


Рельсы
2015 г.
Рельсы
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Railsea
2012 г.
(английский)
Railsea
2012 г.
(английский)
Railsea
2012 г.
(английский)
Toromorze
2014 г.
(польский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  38  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 февраля 2013 г.

Мьевиль, как всегда, в своем репертуаре.

Он выдумал уникальный, невозможный, головокружительный мир — и совершенно не знает, что с этим миром теперь делать.

Концепция Земли без морей и океанов, почти лишенной жизни, полностью покрытой бесконечными железнодорожными путями — это пять баллов.

Все, что с этим связано — отравленная почва, токсичная атмосфера, хищная подземная фауна, громадные поезда как единственный образ жизни и вид транспорта — тут без вопросов, пять баллов.

Но, нарисовав в подробностях все эти апокалиптические картины, Мьевиль начинает муторно ломать голову, «Эх, что бы мне сделать с таким замечательным миром?? Наверное, надо отправить героев в путешествие какое-нибудь!»

И вот уже бравые капитаны выводят из депо свои локомотивы, чтобы загарпунить гигантского белого крота, путешественники терпят крушение на необитаемом острове между рельсовых путей, а за юнгой, заполучившим в руки карту сокровищ, гоняются пираты... В каждой второй главе автор залихватски подмигивает читателю «зацени, мальчик, какой я продвинутый: и с Моби Диком знаком, и с Островом сокровищ, и Робинзона Крузо читал, и даже Айн Рэнд осилил!»

Но, перевернув последнюю страницу, испытываешь полное непонимание.

Куда ехали? За кем гнались? Что искали? Зачем все это было написано? Да фиг его знает. Низачем.

Пока читаешь — вроде увлекательно, а закрыл книжку — через пару дней уже ничего не помнишь, кроме роскошных визуальных образов.

Типичный Мьевиль.

Очень красиво снаружи.

И совершенно пусто изнутри.

Низачем.

Оценка: 6
–  [  32  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 января 2013 г.

Atlas Drowned

Чайна Мьевиль – человек очень умный, очень остроумный и очень злой. Открывая его книгу, вы всегда можете быть уверены, что под обложкой будет совсем не то, что обещает издательская аннотация или блёрбы первых читателей.

«Рельсы» (настаиваю, что переводить нужно именно так – редко когда перевод бывает настолько омофоничен исходному названию!) подаются как приключенческая подростковая фантастика-дизельпанк. Необычный мир, Великий квест, Положительные герои, Верная дружба, Злодеи-антагонисты – казалось бы, вот необходимые и достаточные ингредиенты для любого young adult-борща, от поучительных сказочек Шарля Перро или Клайва Льюиса до современных бестселлеров о волшебных мальчиках, которые пишутся в равной мере авторами и менеджерами по маркетингу. «А вот не дождётесь», отвечает Чайна, вертя фигу в кармане – и выдаёт произведение, по плотности контента и количеству литературных аллюзий на страницу текста уверенно задвигающее 90% публикуемой сегодня литературы. Вообще литературы, не только фантастики. Взрослой литературы, не только подростковой.

Как вам young adult роман, где основным стимулом для всех героев является… одержимость? Где антиутопичность мира не обсасывается сладострастно – «смотрите детки, щас я всем вам объясню, что такое хорошо и что такое плохо, а потом расскажу про девочку с луком» – а остаётся практически за скобками, и истинный, практически лавкрафтовский, ужас сеттинга удаётся понять только, перевернув последнюю страницу? А как насчёт второго, третьего, …, i-го посылов книги, для понимания которых нужно быть знакомым не только с «Моби Диком», но и с целым пластом классической литературы. Причём не только беллетристики, но и любимой Мьевилем политэкономии.

(Не стоит, впрочем, считать, что Railsea – занудная заумь, где каждую страницу нужно штурмовать волевым усилием. Мир по-Мьевилевски фантасмагоричен, персонажи ярки, монстры монструозны, приключения приключаются. При желании можно и прочитать книгу по диагонали как типовую фантастику, закрыть и забыть. Видимо, в этом и есть единственная скидка автора подростковому жанру.)

Отдельных аплодисментов заслуживает титанический пинок по философии Айн Рэнд. Это хорошо и правильно – сию философию необходимо пинать много и часто, чтобы какой-нибудь не в меру впечатлительный подросток не дай бог не воспринял её как руководство к действию.

Ведь если Джон Галт победит, то мир быстро превратится в рельсовое море. В Зону.

Оценка: 9
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 марта 2016 г.

Я не сомневаюсь, что мы можем победить их, если вы захотите победить.

Человек способен жить везде, куда бы его ни закинуло.

Роберт Льюис Стивенсон «Остров сокровищ»

Мы всегда узнаем этого героя, под каким бы именем или в каком бы окружении он нам не встретился. Пусть его зовут Измаил, и вместе с командой китобоев он преследует демона морей Моби Дика. Или его имя Джим Хокинс, и он отыскивает по старой карте сокровища пиратов и крадет у них из-под носа «Эспаньолу». Или его зовут Дик Сенд, и он прокладывает неверный курс для « Пилигрима» через Атлантику. Или может это Максимиллиан Джонс и другие герои Хайлайна, стремящиеся проявить себя. Его имя может быть Нильс Крюгер, и он совершает свое первое самостоятельное путешествие по огненной планете Абьёрмен в компании с маленьким аборигеном, или даже Дейн Торсон, и он впервые видит на летном поле «Королеву Солнца».

У него тысячи имен, но это все тот же любимый нами молодой паренек — любопытный обладатель острого ума, верный друзьям и семье, мужественный, с глазами, полными звезд, и головой, наполненной надеждами и мечтами, честный и совестливый даже в мирах и временах, где об этих качествах прочно забыли. Это не бесшабашный юнец, свято верящий в свою непобедимость, изворотливость и превосходство. Нет, это обладатель тихого и незаметного мужества, умеющий противостоять обстоятельствам, признавать собственные ошибки и исправлять их, сохранять трезвую голову в отчаянных ситуациях, преодолевать страх, лень и привычки, всегда оставаясь верным своим собственным принципам и идеалам.

В этом мире его зовут Шэм Йес ап Соорап. Но он все тот же, хотя мир, в котором он живет, вовсе не располагает быть честным, верным, совестливым или даже любопытным. Огромная пустошь на планете, пережившей давнюю катастрофу, отголоски которой все еще докатываются в виде механических и вполне себе живых чудовищ, норовящих умертвить любого неосторожного исследователя. Чудовища здесь везде: в воздухе и под землей, и даже под личиной людей. И только в закованных в броню поездах, в этих «Пекодах», «Эспаньолах» и «Дунканах» нового века, среди соратников по ремеслу можно чувствовать себя в относительной безопасности.

Мир Рельсов суров и несправедлив. Здесь десятки Ахавов гоняются за своими призрачными Моби Диками, тысячи новоявленных Силверов грезят о ненайденных сокровищах. Любопытство — не приветствуется, жалость и милосердие — непозволительная роскошь, верность и преданность — просто глупость, ведущая к неизбежной гибели. Но мы то знаем, что таких героев, как наш, подобные мелочи не волнуют: они все равно останутся верны себе и поступят согласно своим природным склонностям, какой бы глупостью это не казалось окружающим. А значит, очередная карта «Острова сокровищ» будет найдена, пусть в этот раз она будет выглядеть, как старая флешка с плохо сохранившимися снимками. Очередной Ахав будет вглядываться вдаль, пытаясь увидеть своего личного демона, и пусть он в этот раз будет выглядеть, как огромный злобный белый крот, суть от этого не изменится. Очередной Дик Сенд встанет к штурвалу очередного «Пилигрима», пусть тот из морского китобоя и превратится в грохочущий железнодорожный состав кротобоя, чтобы повести его по выбранному курсу. Очередные дети капитана Гранта отправятся на поиски, пусть в этот раз путеводной нитью станет не 37-я параллель, а уходящие вдаль железнодорожные рельсы.

Мне было приятно прочитать этот роман. Такой же неторопливый и обстоятельный, как романы Жюля Верна. Такой же наполненный скрытой иронией, как «Моби Дик». Такой же наполненный фантазией, космическими тайнами, вселенскими проблемами, и странными приключениями, как романы Хайнлайна или Клемента. В нем не так уж и много научности, и многие фантастические допущения выглядят скорее сказочно. И это, пожалуй, главная претензия: все наши любимые герои, путешествовали ли они на Земле или странствовали в Космосе, всегда были сторонниками научных знаний в любом их проявлении. Тем более, что именно эти знания спасали частенько им жизнь.

Но это, так мелочи. Мы повстречали старого друга, пусть и под новым именем. Вновь открывали, исследовали, поговорили и повспоминали свои лучшие книжные приключения. Потом расстались, но я почему то уверена, что через некоторое время мы встретим Шэма на других страницах и уже под другим именем. Потому что этот герой вечен.

И я бы не стала называть эту книгу «подростковой». Всем полезно вспомнить, что большинство из нас когда-то, до того, как жестокая реальность внесла коррективы во взгляды на жизнь, хотели быть такими. Впрочем, многие такими и остались, там, в самой глубине души.

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 марта 2016 г.

Перед нами история юноши, стоящего на крыше локомотива и возглавляющего целую колесную армаду: парусные тележки, кротобойный состав и даже сальважирская проходческая машина. Вот он едва сдерживает волнение, нетерпеливо высматривая следы друзей, которым грозит опасность.

Но мы начали слишком рано. Прелесть историй заключается в том, что рассказчик сам решает, где прозвенит колокол отправления, а где поезд повествования замедлит ход и подойдет к перрону. Поэтому сдадим назад туда, где гигантский крот едва не заманил своих преследователей в смертельную древнюю ловушку. Еще назад, туда, где гремел бой между пиратами и манихийским бронепоездом. Туда, где мальчишка обнаружил в руинах разбитого поезда крохотный фрагмент утиля. Еще дальше. Вот! Это история Шэма, юного помощника поездного доктора, и она начинается с его первого рейса на кротобое.

Море рельсов растекается от горизонта до горизонта, вливаясь во впадины, расступаясь вокруг островов и континентов, перепрыгивая мостами через провалы, и наполнено ритмами без устали мчащихся поездов. Драгндрагун — поют колеса мчащегося за добычей кротобоя, на высокой скорости колеса вопят — радагадан, а по мерзлым рельсам — шеккачашек. А если оторвать взгляд от рельс, шпал и виднеющейся между ними смертельно опасной земли — грязной, отравленной, населенной хищными созданиями, лениво проследить за уносящимися ввысь нагорьями и пиками вершин, то взору откроется низкое лохматое небо, за токсичными желтыми облаками мелькнут обитающие на большой высоте чудища. Но вернемся к земле, к рельсам.

Обратившись в «Рельсах» к подростковому жанру, как и в «Нон-Лон-Доне», Мьевиль в своей фирменной манере пародирует, иронизирует, высмеивает и отражает сложившиеся штампы, устои и символы. Подтрунивает «философиями» над одержимостью гонки в «Моби Дике». Отсылает к «Пикнику на обочине» Стругацких сальважирами — охотниками за утилем, в том числе и высотным, то есть выброшенным на орбите визитерами из иных миров. Издевается над робинзонадой Дефо. Отдает дань уважения приключенческим романам Стивенсона — как отдельными сюжетными поворотами, так и общей атмосферой, увлекательной, задорной и по-юному искренней. Но приключение немыслимо без тайны, героя и путешествия!

У кажущегося бескрайним рельсоморья есть конец, утверждают легенды. Есть Рай, где обитают духи всех богатств. Поэтому за сведения об этом месте готовы убивать многие — от манихийских военных до одиночек-авантюристов. В отличие от большинства своих сверстников, Шэм понятия не имеет, к чему у него имеются склонности. Тщетно перепробовав многие занятия, он так и не выяснил, чего жаждет его душа. Слишком задумчивый, неуклюжий и любящий безделье, Шэм размышляет о стезе сальважира, полной странствий, древних руин и загадок утиля. Впрочем, кто сказал, что для этого обязательно быть сальважиром? Ведь когда ты невольно окажешься вовлечен в погоню за сведениями о крае рельсоморья, то в пути повидаешь далекие уголки и затерянные земли, а в финале, быть может, даже найдешь свое призвание...

Стоит отметить, что роман получился чрезвычайно атмосферным за счет необычных декораций, включающих в себя проработанную мифологию, теологию, биосферу и технические детали. Антураж оказался достаточно диковинным, чтобы, затаив дух, следить за фантазией Мьевиля, и достаточно сложным, вычурным, чтобы не придираться к условностям. Автор регулярно делает небольшие лирические отступления, охотно иронизирует над героями и читателем, неизменно сохраняя доброту и благожелательность. И конечно, Мьевилю не удалось обойтись без традиционных шпилек в адрес капитализма и корпораций.

Итог: антуражное и атмосферное путешествие по рельсам классических приключений.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 января 2016 г.

Интересовались, будут ли понятны «Рельсы» не знакомому с Мелвиллом? Да. Визуальное (киношное) в «Рельсах» эффектней и потому сильнее литературного наследства. Настолько, что некоторые всерьез говорят про ассоциации с аниме.

Отчасти они правы. Бесполезно спрашивать, почему у Мьевиля из токсичных облаков не льет ядовитый дождь и знает ли автор, что шпалы с рельсами лишь нашлепка на инженерном сооружении, которое железнодорожники называют «путь». Извольте согласиться с правилами здешней игры, тем более, такой, которая многим знакома с детства: карабкайся, прыгай, лезь, держись как можешь, коснулся земли — проиграл. В Рельсоморье это касание равносильно смерти.

Не все земляне далекого будущего рискуют выйти на поезде в исчерченный рельсами простор, под которым живет загадочная и очень охочая до человечинки фауна. Однако книга, в основном, про тех, кто рискует. Живет в ритме стука колес, вопреки совам, пиратам, ловушкам и ангелам переводит стрелки, разделывает кротов, возит грузы, патрулирует, исследует... Объединение романтики кораблей и поездов впечатляет. Безводные океаны у других авторов менее зрелищны.

«Рельсы» в традиции «приключенческой литературы для юношества», слегка модернизированной. Недотепистый и чуткий к чужим страданиям пацан. Допрос пленников на верхней палубе. Сокровища свалок, которые ближе 21 веку алмазов царя Соломона. Компьютеры (а как же). Экзотика, инопланетная и доморощеная, почти понятная механика. Пеленгация. Уйма искреннего благородства, верности до конца, катастроф и людей, у поступков которых нет второго дна и третьего смысла. Секса нет.

Есть доля интеллектуального лукавства, в структуре, обращениях к читателю. Благодаря поколениям учебных программ Моби Дик давно отделился от исходника, стал культурным мемом — кто сходу назовет цвет другого кита? «Рельсы» вовсю прикалываются над штампом о погоне инвалида за зверем глубин. & не только «философия», веселит & оформление книги. Орнамент этого «коммерческого «и», правда, сокращает английский текст, зато «разрешение общества кротоловов» на иллюстрациях чистая шутка.

Оригинальная и изящная. А вот сюжетные ходы, гениальные дети и т.п. смотрятся слишком ожидаемо. Много отзвуков «Шрама», а во второй раз оно уже не так. Про единичное упоминание Стругацких, — знает! — писали, но многие элементы встречались у Кука и Ле Гуин. Финал, оптимистичный и антикапиталистичный, окончательно расстается с реализмом.

Тем не менее, вполне достойно. Второй визит Мьевиля на железную дорогу вкуснее пафоса «Железного совета». И куда забавней.

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 ноября 2016 г.

В начале, по традиции, напомню про регламент сайта, согласно которому причина для выставления негативной оценки – недовольство качеством отзыва, а не мнением, в нем излагаемым. Снова спасибо:) Теперь – по существу.

После прочтения «Рельсы» Мьевилля оставляют у Читателя странное чувство двойственности, разобраться в котором удается далеко не сразу. С одной стороны – великолепно выстроенный и прорисованный постапокалиптический мир: имеющий свою историю, мифы и легенды, живущий собственной жизнью. Очень удачной кажется и сама концепция Рельсоморья – пёстрого, лоскутного, многообразного, прорисованного до реалистичности, а также его обитателей, использующих для передвижения любые средства – от тягловых животных и рабов до ядерной энергии. Дальше начинаются минусы.

Основополагающий недостаток книги – вопиющий диссонанс между её целевой аудиторией (судя по «главгеру» – подростки) и средствами, которыми Автор для достижения книги оперирует, пытаясь усидеть сразу на двух стульях и создать книгу, которую будут читать и взрослые, и дети. Во-первых – язык. Прекрасная задумка с неологизмами себя не оправдала – отчасти потому, что в доступном мне переводе присутствовала обычная их транслитерация, отчасти – потому, что современный подросток, пусть и владеющий базой английского, вряд ли в состоянии это оценить. Не верите? Интереса ради загуглите пару-тройку форумов, и посмотрите, что в основном критикуют читатели-подростки. Правильно, язык.

Во-вторых – отсылочность. Для того, чтобы правильно читать и понимать Мьевилля, Читатель должен обладать неплохим литературным багажом. В данном случае – хотя бы (хотя бы!) знать творчество Стругацких и Мелвилла. Это — необходимый минимум, без которого книга будет восприниматься, как какао без сахара: мерзко, противно, и скорей бы уже закончилась. Честно говоря, сомневаюсь, что современные подростки (в особенности, зарубежные) таким багажом обладают. За мотивацию к знакомству с творчеством упомянутых выше Авторов, Мьевилль, естественно, заслуживает уважения. Но с точки зрения попадания в целевую аудиторию – увы! — «мимо кассы».

В третьих (плавно перехожу к тому, что мешает воспринимать книгу Читателям более старшего возраста) – главный герой. Здесь «плоско» абсолютно всё – возраст, мотивация, образ, обязательный для путешествия компаньон в виде Ручного питомца, и не менее обязательная Девушка-Которая-Ему-Нравится-Но-Слишком-Хороша-Для-Него – подробно останавливаться на этом не буду, сами всё понимаете.

В четвёртых (продолжаю тему) – сюжет. Тривиальный, зачастую – с Deus-Ex-Machin`овыми сюжетными ходами в лучших традициях, слегка перебиваемый морализаторскими вставками и лирическими отступлениями, мешающими восприятию. Отдельно отмечу невнятную и скомканную концовку, которая ещё больше смазывает впечатление от книги. Честно говоря, не раз и не два возникало чувство, что все силы Автора ушли на создание яркой и красочной декорации, в ущерб сюжету, образам героев и их мотивации – настолько всё смазано, нечётко и плоско получилось. А жаль...

Итог: динамичная, написанная неплохим языком подростковая (подростковая ли?) книга с незатейливым сюжетом и неоднозначной концовкой.

Оценка: 4
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 февраля 2016 г.

«Постой, паровоз, не стучите, колеса...»

Это было... нестандартно. Итак, стоп-машина. Это будет рассказ о рассказе рассказа. Ну или что-то вроде того.

Автор сотворил совершенно «тронувшийся» мир, или лучше будет сказать «поехавший». Тронуехавший. Да, вот так подойдет. Это мир рельсов, поездов и мусора, колючий и неприветливый, как мир Татуина или Пандоры (из серии игр «Borderlands»). Мьевиль населил его невообразимыми крокозябрами — язык сломаешь — кротуродами, тальпами и мульдиварпами — с первых строк автор нанизывает незнакомые термины и корявые имена на нить повествования, как шашлык на шампур, самозабвенно погружается в процесс и окунает в него читателя.

Я плевался и норовил отложить блюдо, но различил привкус потрясающей иронии... и внезапно познал дзен. С головой нырнул в гущу описаний, аллюзий, метафор и отссылок, купаясь в положительно заряженных частицах, ибо ассоциации навевают бессменную классику приключенческих романов, таких как Робинзон Крузо или Моби Дик.

Довольно сложно визуально воспринимать роман, он едва ли не трескается от обилия громоздких образов. Фантазия автора не имеет границ и с маниакальной дотошностью описывает окружение техногенной катастрофы, наряжает набранный текст в сочные гротескные тона. Выходит так, что либо смакуешь это пиршество декораций, либо постоянно спотыкаешься и, в конце концов, откровенно устаешь, перегруженный шипастой эстетикой романа.

Мир, переживший свои лучшие времена, возвращается к пантеону богов, безутешно деградировав до своеобразной феодальной раздробленности. Все природные напасти обожествляются в лучших традициях язычества. В постановке Мьевиля роль вселенского зла исполняют капиталисты — реверанс в сторону мировоззренческих взглядов автора, выросшего в семье «хиппи» и являющегося активным членом Британской социалистической рабочей партии.

Реалистичны ли конструкции, возводимые автором? В конце концов, это всего лишь сказка, которой свойственны абсурд и преувеличения. Умная сказка на грани сюрреализма со вкусом песка, мусора и забавных размышлизмов. Явно не для детей, но и не особенно взрослая. Неоднозначно пограничная.

Мьевиль ломает «четвертую стену» и напрямую общается с читателем с помощью небольших интерлюдий, чем создает ощущение близости и домашнего уюта. Отстраненная подача материала, редкая в наше время, словно отдает некоторые события и подробности сюжета в жертву не подчиняющемуся никаким законам и жанрам яркому стилю автора. Приключение с большой заглавной буквы и его удивительный мир целиком и полностью тащат вагончики этой истории. Темп повествования как стук колес кротобоя по рельсам — то баюкает, то тряхнет в ритме «шеккачашек», а затем предложит передохнуть на междуглавной станции...

Центральными персонажами движет дух стремления и познания, будь то зеленый пацаненок, отправляющийся на поиски собственного места и не довольствующийся стандартными предложениями, парочка детишек, намеренных во что бы то ни стало, закончить работу родителей, или суровый капитан поезда, желающий воздвигнуть своей охоте памятник нерукотворный. Все они активны и по хорошему агрессивны в желании достичь цели.

Мьевиль не боится новшеств и смешивает разные стили, дефилируя на грани фантастических жанров, что абсолютно точно говорит о нем, как об одном из самых ярких представителей «новых странных» писателей. Конкретно «Рельсы» можно охарактеризовать как щедро сдобренное сюрреализмом дотолкиновское фэнтези и стимпанк одновременно!

И вот наш состав подошел к концу. Признаюсь, ожидал большего от завершения такого эпичного пути. Концовка не дает чувства завершенности, оставляет читателя голодным, и совершенно сознательно! Мьевиль подчеркивает идеи, преследующие его творчество — бросает вызов, ниспровергает стереотипы о том, какими должны быть книги, подвергает сомнению существующие нормы и правила...

Есть такая поговорка: «Отвергаешь — предлагай», бессмысленно ли ломает жанры автор? Что он хотел сказать конкретно этим произведением? Все тлен (шутка), это, конечно, не конец (опять каламбур?). Что произойдет, если цель будет достигнута? А может целью был путь, движение, постоянный поиск, в итоге сам процесс, а не его окончание, состояние, которое отвергает конечность устремлений? Грезы о необъятности человеческих возможностей...

Это было нестандартно. И, должен признать, просто отлично.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 сентября 2015 г.

«Рельсы» (хотя, конечно же, «Рельсоморье», по аналогии с «Земноморьем») – это история молодого паренька Шэмуса ап Суурата, служащего помощником врача на кротобойном судне «Мидас». В своих скитаниях по просторам Рельсоморья – рельс, сплетённых в кажущуюся бесконечной паутину стрелок и развилок – команда «Мидаса» натыкается на сошедших много лет назад с путей поезд, а в этом поезде находит некую информацию, которая перевернёт все представления о том, что такое Рельсоморье. Эта информация настолько ценна, что за ней начинают охоту и простые искатели приключений, и пираты и даже армии рельсоморских городов...

Поначалу кажется, что «Рельсы» – это римейк «Моби Дика», для подростков в стимпанковской/постапокалипсической атрибутике. Совпадает многое – повествование ведётся от имени недавно попавшего на корабль новичка, капитан потеряла в схватке с гигантским кротом цвета слоновой кости руку, и гонится за своей «философией» с упорством сумасшедшей, сдерживаемая рационализмом старпома, отдельные главы живописуют охоту и разделку пойманного крота или в лирическом стиле рассказывают об особенностях рельсового быта... Впрочем, к середине книги становится ясно, что Мьевиль использует произведение своего почти однофамильца в качестве костяка для совершенно иной истории, больше похожей на «Остров сокровищ». Детали же перекочевавшие из «Моби Дика» оказываются инструментом авторской иронии – например, выясняется, что есть целые клубы капитанов, охотящихся за лишившими их конечностей существами, где одержимцы хвастаются своей «философией» и попытками их поймать. Примерно тогда же в повествовании возникают обычные для Мьевиля леваческие нотки, на последних страницах превращающиеся в настоящую левую симфонию, чем-то похожую на «Мистерию Буфф» Маяковского. Изъясняясь без спойлеров, финал полностью меняет общую идею книги. Поначалу «Рельсы» – постмодернистский гимн труду, исследованию и упорству, но последние страницы превращают роман в сатирический памфлет на неукротимую капиталистическую жадность и в гиперболическое предупреждение о том, чем может обернуться «свободная конкуренция». Не то, чтобы я был против таких идей, просто слишком резкий поворот кажется совсем необоснованным.

В остальном «Рельсы» – это типичный Мьевиль. Фантасмагорический мир (который, кажется, растёт из идеи «Железного Совета» о поезде, который может ехать куда угодно), сочные стимпанковские детальки и красочные описания, персонажи, которых сюжет пронесёт по жизненным перипетиям с грацией горной реки, тащащей лодку по порогам, персонажи второго плана, которые, порой, интереснее главных героев, несколько загадок, разгадка которых осталась «за кадром»... только в изложении для подростков. Впрочем, взрослому книга тоже может быть интересна, ведь она написана без скидок на возраст, и в силу обильного количества смысловых пластов, заложенных в «Рельсах» прочитать их можно по-разному – и как парафраз «Моби Дика», и как политическое высказывание, и как приключенческий роман...

Отдельно про перевод. С одной стороны он хорош, и богатый язык автора не кастрирован до уровня «Промта» как в «Кракене» или «Городе и городе», но переводчик перевёл «в лоб» несколько моментов, которые задумывались автором как тонкие или многозначные. То ли с тонкостями решили не заморачиваться, то ли они остались не поняты...

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 ноября 2015 г.

Вот и на неназываемых ресурсах появилась книга Чайна Мьевиля «Рельсы» или «Рельсоморье».

Надо сказать, что, на данный момент, пока мною из творчества данного автора прочитаны только слишком сюрриалистичный, но тем не менее красивый мистико-антуражный «Кракен» и сай-фай «Посольский город», берущий замечательными описаниями, но никак не сюжетом, произведение о погибшем мире будущего Земли мне понравилось более всего.

Конечно, и тут сюрреализм, но какой! Вместо морей и океанов — железнодорожные пути, вместо красавцев-китов — огромные кроты, а в высотах небес, ставших ядовитыми и непроглядными, вместо прекрасных птиц инопланетные твари со странной биологией. Зато общество на островах и кораблях рельс да шпал все то же, ни чуть не изменившееся. Люди, исказив свой мир и природу, потеряв всякое будущее, остались черствыми, безумными и алчными. Но не все. Например, главный герой романа «Рельсы» — подросток Шэм, маленький в разных смыслах человек, сохранивший доброту и порядочность в дивном новом мире.

Сюжет книги не такой уж и предсказуемый, и сама она выигрывает не только красивым фоном, но и неплохой историей, не слишком картонными и шаблонными героями. В отличие от недавней «Веры» Джона Лава, которая тоже подразумевалась как новый взгляд на «Моби Дика», только из дебрей космооперы, «Рельсы» далеко не целиком и полностью идут по заложенным Мелвиллом шаблонам и не пытаются, как в упомянутой «Вере», пропихнуть странноватую философию автора с какими-то сверхвозвышенными идеями, суть которых после сумбурного фантасмагорического конца никак и не объясняется. Разумеется, без крайне, или не очень, левых взглядов Чайны не обходится, но проскальзывают они в произведении всего два раза — где-то под конец первой части книги и в самом финале, где те выглядят как ирония, а то и сарказм к миру капиталистическому. Кстати о капитализме и политике — в абзаце, где перечисляются государства мира Рельсоморья, можно найти страны-аналоги нашего современного мира, в том числе и Штаты, «пропихивающие свою демократию деньгами и военной мощью» (не совсем точная цитата, ну да ладно).

Так что же в итоге вышло у Мьевиля? Как уже говорили, роман-игра, где можно увидеть что-то от «Пикника...» Стругацких, «Моби Дика» Мелвилла, разумеется, и «Детей капитана Гранта» Верна? Постапокалиптический мир будущего с почти истощенными что топливными, что природными, что мыслительными ресурсами, где философия перешла в ранг безумных идей отдельных капитанов кротованов о крупной и трудной добыче, а религия стала поклонению остаткам артефактов крупных корпораций, и создавших эту реальность? Что ж, тогда у такого мира и будущего никакого нет, ибо отсутствуют стремления вперед, к чему-то большему, чем огромный южный крот цвета слоновой кости... Хотя финал и преподносит некоторую надежду на лучшее будущее, но каким оно будет, решать только нам, живущим.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 февраля 2016 г.

Книга для юношества авторства Чайны Мьевиля? Я не верила, но у него получилось! Причем это классическая книга для детей – с приключениями, ненавязчивой моралью, верой в дружбу и семейные узы, с правильным пониманием, «что такое хорошо и что такое плохо».

И одновременно это классическая книга Мьевиля с его густым, вязким, многословным текстом, богатым и продуманным миром, с чудовищами и обстоятельствами, которые никто, кроме Мьевиля, придумать не может.

Итак, перед нами мир, возникший в результате погони за наживой и безумной конкуренции железнодорожных компаний – мир, сплошь покрытый рельсами, по которым снуют поезда с трудящимися внутри людьми, одержимыми той же идеей – больше, дороже, быстрее. Но и в этом мире есть романтики, они гонятся не за деньгами, их цель – «философия». А еще в этом мире есть мальчик… и его призвание. Призвание находит его, а он обретает призвание.

Таков сюжет, но книга скорее не про мальчика. Мьевиль рассказывает о рассказчике, который рассказывает историю мальчика.

Может быть, это отец Читателя? Он садится на диван, кладет большую книгу на колени, открывает ее. «Сегодня, — говорит он, — я расскажу тебе историю об окровавленном мальчике…» Но на самом деле ничего страшного в этом нет. Он переворачивает страницу и перед Читателем подробная замысловатая картинка – хитросплетение рельсов, поездов, людей и чудовищ. И вдруг – вот так чудо! – ты оказываешься внутри: наблюдаешь за разделкой туши кротурода, бегаешь за водой для команды…

И опять слышишь голос отца: «Ты уже, наверное, понял, что мир рельсоморья не такой, как наш. Он состоит из шести слоев – два слоя для неба, и четыре слоя для земли». Потихоньку переворачиваются страницы, и следующая картинка опять проглатывает Читателя.

Чем можем заниматься мы… — вдруг прерывает рассказ отец…

«Чем можем заниматься мы, покуда наше сознание отдыхает? Исследователь человеческого разума, психономист, мыслекартограф сочтут этот вопрос бессмысленным: мы ничто без сознания, когда оно спит, мы тоже не бодрствуем.

Другие, напротив, увидят в нем парадокс, пробуждающий критическую мысль, открывающий дорогу интеллектуальным нововведениям. Провокация не обязательно должна быть умной, чтобы дать мозгу повод для размышлений. Что, если глупые вопросы вообще являются важнейшим инструментом философского познания?»

И вот еще одна картинка, еще и еще. И вдруг читатель сам начинает превращать чужую историю в свою, она – эта новая история – пойдет параллельным курсом, и кто знает, куда он приведет.

«Иные из человеческих историй — это рассказы о том, как рассказываются истории. Странное занятие. Избыточно многословное, в нем можно потеряться, как в картине, на которой изображена ее уменьшенная копия, а на той еще копия, и еще, и еще, до бесконечности. У этого феномена даже есть красивое иностранное название: мизенабимия.

Мы только что рассказали историю об истории. Перескажите ее себе снова, и появится история истории об истории, а вы, сами не заметив как, окажетесь на пути к этой самой абимии. То есть к бездне».

Бездна будет и в истории Шэма. Может быть, там и встретится с ним Читатель? Но это не станет концом истории, потому что дорога и следование за призванием часто не имеют конца.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 июля 2016 г.

http://kobold-wizard.livejournal.com/783975.html

Вместе с «Нон Лон Доном» этот роман составляет «подростковый» блок в творчестве Мьевиля. В случае «Рельсов» возрастная планка установлена повыше, но все же по духу и по форме — это далеко не взрослое произведение,и, конечно, не самое качественное. Дело в том, что роман «для юношеского возраста» должен захватить читателя в свой поток и не отпускать до самого конца, иначе проявится подростковая скурпулезность в отношении познания мира, которая для мьевилевских ажурных фантазий противопоказана. Особенно для «Рельсов», где мир чертовски невероятен. Картинка c крото-китом, перепрыгивающим через поезд — яркое тому подтверждение.

Главный герой поступает помощником врача на поезд-кротобой. Во время своего первого рейса он должен получить необходимые навыки, а заодно и увидеть мир, вдоль и поперек расчерченный железнодорожным полотном. Помимо железных машин безводное пространство бороздят кротуроды — гигантские землеройные существа, жира и мяса в каждом из которых достаточно, чтобы можно было выручить приличные деньги. Вот только у капитана есть великая цель — кротурод цвета слоновой кости по кличке Весельчак Джек. Когда-то в схватке с ним, капитан потеряла руку и поклялась отомстить. В этом мире такая ситуация не редкость, а потому в портовых барах часто возникают клубы инвалидов, охотящихся на различных именных тварей. Сам же главный герой находит себя в поиске выхода из Рельсоморья к месту, где есть лишь один прямой путь. Ему хочется знать, что скрывается за границей привычного мира.

Мьевиль дает несколько частичных объяснений происходящему. Первое — оооочень широкий реверанс в сторону Пикника Стругацких, исходя из которого мусор после пикника — это цветочки. Второе — еще один виток социальной фантасмагории, дающийся в самом конце. Эти версии не взаимоисключающие, но в то же время и не дополняющие друг друга. Поэтому я остался несколько обескуражен. В особенности после финала, который выглядел настолько дешево, что напомнил бесконечные сериалы.

Таким образом у книги по сути два плюса: она легко читается и визуальная красота.

Итого: Книга осталась мной непонята. Куча ярких деталек, которые вместе собраны в некую икебану, а не в рабочий механизм. Надеюсь, это был просто спуск пара перед долгим и красивым путешествием в новых книгах.

Хотя, возможно, я ничего не смыслю в тайных смыслах искусства икебана.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 мая 2016 г.

ПОСТМОДЕРН & ГУМАНИЗМ

«Начать можно с любого места: в этом заключена красота пути, в этом его суть».

Каждый писатель хочет написать своего «Моби Дика». Не каждый может. Чайна Мьевиль смог. И написал он его в жанре подросткового романа взросления, который наполнил классической моралью, обильно сдобрив её головокружительными приключениями, придумав, вдобавок ко всему яркий, необычный мир. Рельсоморье. Морской мир, в котором роль воды исполняют рельсы (бесконечные стальные кружева, опутавшие всю земную поверхность), судов – поезда (бесчисленное множество которых – от паровых кротобоев до рабовладельческих рельсовых галер — бороздят паутину путей), китов – кротуроды (и другие чудища, обитающие в зыбучей земле).

«Это мы снимся рельсам. Рельсы не снятся нам».

Название романа – ещё до того момента, как вы приступили к чтению – может всколыхнуть в голове целый ворох ассоциаций. Слово «рельсы» глубоко, имеет много смыслов и огромный культурный бэкграунд. Книги (от «Анны Карениной» до «Жёлтой стрелы»), фильмы (начиная с самого первого «Прибытия поезда…»), песни (перечисление «поездатых» песен одного только русского рока займёт не одну страницу, а ведь это лишь малая часть мировой музыки) – рельсы, с момента их изобретения, магистралью проходят через всю культуру. Но, несмотря на это, такого мира, который был создан Мьевилем, больше не существует нигде.

«…видел знаменитые флатографии мужчин и женщин, стоящих на громоздящихся до неба останках своих философий…»

Подросткам кажется, что им хочется, чтобы их считали взрослыми, но на самом деле им хочется, чтобы с ними всего лишь считались. Каково это – быть взрослым – ещё не известно. Некоторые (если не сказать многие), так и не узнают этого, даже прожив всю жизнь. Эти выжившие из детства престарелые, сразу же перешедшие в маразматическую старость, так и не вступившие в зрелость (речь не о половой, а о психологической), пытаются убедить весь мир, что на самом деле никто не догадывается, каково это быть взрослым, все до смерти остаются малыми детьми. Это не так. Самый большой секрет бытия в том, что умение оставаться ребёнком и ответственность взрослого – не являются взаимоисключающими явлениями, это две стороны одной монеты, а подростковая крикливость, вычурность, надсадность и прочие «перегибы на местах» – то самое ребро, которое разделяет аверс с реверсом, и которое нужно перейти, чтобы сделать свою жизнь полной. Иногда на этом Рубиконе люди ломаются, останавливаются в развитии (перестают быть Хомо Сапиенсами, превращаясь в Хомо Овощи, например, в капусту). Проходят года, а они так и остаются «клубнями на грядке». Им уже никогда не быть детьми (со светлыми и чистыми помыслами), но и взрослыми (готовыми взять ответственность на себя) тоже не стать – потерянное поколение. Поколение, не читавшее нужных книг. Касательно «Рельс», кстати, автор обозначил «нужных» писателей в благодарностях: я в огромном долгу перед таким количеством писателей и художников, что перечислить здесь их всех нет никакой возможности, однако для этой книги наиболее существенными оказались влияния Джоан Айкен, Джона Антробуса, Одри старшей и младшей, Кэтрин Бестерман, Люси Лейн Клиффорд, Даниэля Дефо, Ф. Теннисона Джесса, Эриха Кастнера, Урсулы ле Гуин, Джона Лестера, Пенелопы Лайвли, Германа Мелвилла, Спайка Миллигана, Чарльза Платта, Роберта Льюиса Стивенсона и братьев Стругацких.

«Вы знаете, как философии осторожны. Как неуловимы их значения. Они не любят, когда их разбирают по косточкам».

Мьевиль объединил в одну книгу не объединяемое. Будучи стопроцентно постмодернистским произведением, роман «Рельсы», в то же время, проповедует гуманистические ценности – семью, дружбу, любовь. Главный герой, Шэм Суурап, юнга на поезде-кротобое, подобно своим знаменитым предшественникам (героям произведений Стивенсона и Верна, Лондона и Дефо) исполнен любви к Человеку с большой буквы. Его искренне удивляет злоба и корысть, расстраивает ложь, выводит из себя бесчестие и подлость. И он не один такой: прожжённые кротобойцы, стреляные искатели утиля (добывающие, приводящие к товарному виду и продающие древний мусор — компьютеры, айпады, флэшки, прочую высокотехнологическую рухлядь), бывалые капитаны – галерея персонажей, пёстра и живописна, но, в то же время, монолитна в своей правильности. На густонаселённый роман нашлось всего парочка подлецов – очень маленький процент гнильцы, исключение, которое лишь подтверждает правило.

«Свою философию я упустила. Так лучше уж пойти охотиться на чужую, чем не иметь вообще никакой».

Интересно вскрыта автором тема философии, которая, наверное, впервые в литературе была материализована. В романе своей Философией должен обладать каждый легендарный капитан (помимо персонажа Германа Мелвилла, тут сразу же приходят на ум и «Два капитана» Каверина, и три капитана Кира Булычёва, и капитаны Нового времени – от Блада и Смоллетта до Гленарвана и Немо). Философия — это Белый кит, за которым ведёт свою команду Ахав, это, Кротурод Цвета Слоновой Кости, преследуемый капитаном Напхи, женщиной, которая будет покруче многих мужчин. Философия — это и Идея фикс, и Рок, и Судьба, и Отец, и Сын, и Святой Дух, в живом воплощении, за которыми можно гнаться, которых можно настигнуть/познать, которыми можно проникнуться. О философии в подростковой литературе, вообще, говорят нечасто, а так поэтично – и вовсе никогда.

«У ангелов тысячи разных дел. Для каждого — свое обличье. Инженеры в мастерских самого господа бога для каждой задачи стараются особо. Не каждый человек может похвастаться тем, что его изготовили по таким же индивидуальным и досконально проработанным чертежам».

Главным графическим символом романа является амперсанд, символ &. С самого начала до конца романа союз «и» в тексте обозначается данной фигурной загогулиной, в 33-й главе этому даётся объяснение, пространной цитатой которого я позволю себе закончить рассказ о книге:

«Было время, когда человек не выстраивал слова так, как это делаем сейчас мы — письменно, на странице. Было время, когда слово & писалось при помощи нескольких букв. Теперь это кажется безумием. Но так оно было, & ничего с этим не поделаешь.

С тех пор человечество встало на рельсы, & они сделали нас тем, что мы есть, — рельсоходной расой. Пути рельсоморья ведут куда угодно, но только не по кратчайшей из пункта «А» в пункт «Б». Нет, они петляют, скрещиваются, закручиваются спиралями & возвращают поезда назад по собственным следам.

Так какое еще слово могло стать лучшим символом рельсоморья, разделяющего & объединяющего города & земли, чем «&»? Куда еще ведут нас пути, как не туда, & туда, & туда, & обратно? & что яснее воплощает возвратное движение поездов, нежели единый росчерк пера в союзе «&»?”

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 февраля 2016 г.

На фоне довольно посредственной приключенческой сюжетной линии можно попытаться рассмотреть весьма интересный бэкграунд. Жизнь новой цивилизации на руинах предыдущей. Война корпораций в прошлом привела к уничтожению капиталистического мира. Порочному кругу кредитно-финансовой банковской системы суждено окончательно разорваться в другое время и при других декорациях.

Но человеческая воля, стремление личности к открытиям и изобретательству, справедливости и взаимопомощи, — не могут быть законсервированы в саркофаг бездушного капиталистического догмата. Об этом в общем то и история.

Актуально, красиво, оригинально. 100% качественный образец жанра «дизель-панк». Прочитать — рекомендую, перечитывать — вряд-ли...

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 января 2016 г.

Как, наверное, и многие другие читатели, открыв эту книгу я первым делом зацепился глазом за то, что все до единой частицы «и» в её тексте были заменены знаком амперсанда — «&». Полагаю, это не особенно привычно даже англоязычному читателю, что уж говорить о нас. И хотя со временем удалось к этому как-то притерпеться, но в полной мере так и не привык, то и дело спотыкаясь об очередную такую замену. Впрочем, помогло и то, что это оказалось не просто блажью автора: такая замена — это по сути часть описанного в книге мира, в котором многократно изогнутый и сам себя пересекающий знак стал символом густой сети железных дорог, покрывающих землю подобным же образом, отчего книга и получила своё название.

Целое море из рельсов соединяет между собой сравнительно немногочисленные поселения, стоящие на твёрдой поверхности — на скалах, например. Большая же часть земли теперь слишком опасна, чтоб там можно было находиться: гигантские землеройные существа всегда готовы поймать и заглотить неосторожного человека. А вот поезда уже вполне могут с ними посостязаться; кротобойный промысел стал очень даже востребованным. Главный герой книги, юноша по имени Шэмус, как раз и служит на одном из поездов-кротобоев помощником доктора, хоть и не обладает ни талантом, ни интересом к медицине. Однажды, наткнувшись на обломки старого поезда, Шэм находит карту памяти с несколькими фотографиями странных мест, которых никто не встречал во всём Рельсоморье, и течение его жизни переворачивается. О новых местах, где, возможно, находится выход из Рельсоморья, хотят знать все — кротобои, сальважиры (сборщики утиля), пираты, власти... И всем им нужен Шэм.

Очень часто в книгах Мьевиля образы и декорации оказываются важнее сюжета. Пожалуй, так произошло и в этот раз, правда, тут ещё добавились литературные игры, поскольку книга наполнена отсылками к многим другим произведениям. Поначалу «Рельсы» кажутся переделкой «Моби Дика», но вскоре становится ясно, что автор скорее подшучивает над классиком; после сцены в клубе капитанов, каждый из которых потерял какую-то часть тела в бою с подземным чудищем и теперь охотно делится подробностями погони за своей «философией», в этом сомнений не остаётся. Зато других отсылок и аллюзий становится всё больше, причём самых разнообразных, от классиков приключенческого романа до Айн Рэнд, Фрэнка Герберта и Стругацких. На всём этом фоне, да в компании многочисленных разнообразных чудовищ, зажатых вместе с героями между ядовитым небом и опасной землёй, сюжет как-то вовсе теряется. Нет, что-то, конечно, происходит, герои идут вперёд и что-то обнаруживают, даже важное для понимания мира в целом. И всё же... могли бы и не идти, мир Мьевиля вполне самодостаточен, сюжет и персонажи могли бы оказаться совершенно иными, и книга бы ничего не потеряла. Можно воспринимать это как плюс, можно как минус; тут решать читателю.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 сентября 2017 г.

Роман был бы неплох, если б не представлял собой компиляцию идей из предыдущих. Явный детский восторг Мьевиля перед поездами уже сыграл в «Железном совете» — и концепция мира, в котором земля опасна, поскольку населена огромными страшными роющими животными, а передвигаться людям можно только по рельсам, которые почему-то безопасны и не проседают — не более странная, чем идея о поезде, перед которым поездная бригада постоянно прокладывает новые рельсы. И то, и другое демонстрирует триумф любви к поездам над практическим смыслом. Другой источник для «Рельсов» — «Шрам». Если первую половину «Рельсов» довольно скучно и, собственно, не происходит ничего внятного, кроме формального представления мира и героев, то во второй начинается настоящий сюжет. Как и в «Шраме», смысл — движение некоей внутренне противоречивой, но в общем сплоченной группы на транспортном средстве к краю мира. Чисто чтобы посмотреть, что там. Цель похвальная, но как и в «Шраме», больше всего удивляет, что никто из отчаянных одиночек туда еще не добрался, учитывая, что не так уж и безумно сложно оказывается. Весь этот «Покоритель зари» в итоге начинает казаться достаточно скучным, тем более что цель путешествия поезда не столь очевидна и романтична, как плавание к Шраму, да и концовка представляется какой-то висящей в воздухе.

Изначально мир Рельсоморья, несмотря на все отчаянные усилия Мьевиля создать впечатление «опасного моря огромных кротов» выглядит малодостоверно. Почему вместо того, чтобы просто закатать опасные участки в толстый слой асфальта и камня, люди понастроили на них рельсы? Вся эта морская тематика и романтика слишком притянута за уши, хоть переводчик и старался, а поезда, ходящие под парусами, просто смешно, извините. У каждого поезда есть капитан, и каждый уважающий себя капитан в этом мире считает своей обязанностью гоняться персонально за какой-нибудь особенно огромной и зловредной подземной тварью — это они называют философией. Аллюзии на «Моби Дика» смотрятся не то чтобы неуместно, но их слишком много, а у Мьевиля все-таки ждешь увидеть оригинальые идеи и персонажей.

С героями как раз основная проблема романа, потому что главный герой — хороший скучный мальчик. В нем нет ничего сколь-либо привлекательного, и наблюдать за ним скучно, все его мысли и поступки абсолютно предсказуемы. Печально, что и вокруг не наблюдается сколь-нибудь ярких героев, на которых было бы интересно посмотреть (какие прекрасные персонажи были в «Шраме»). Даже зло, выраженное в виде огромного крота, слишком далекое и абстрактное, чтобы как-нибудь заинтересовать. Никакой особой идеи в тексте, кроме квеста за краем мира, тоже нет, хотя, возможно, это и хорошо, учитывая, что знаем мы мьевилевские идеи о мире победившего социализма.

Мьевиль, конечно, слишком интересный писатель, чтобы написать откровенно плохой роман — но у него есть вещи гораздо лучше подобного же толка.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх