Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «jelounov» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8

Статья написана 3 января 2019 г. 20:47

Красивый образчик современного магического реализма. Тема повести – первая любовь. Главный герой Игорь, парнишка шестнадцати лет, с подачи родителей получает импульс зажить взрослой жизнью: они сводят его с девушкой Анной и помогают завязать с ней отношения – весьма настойчиво, руководя им вплоть до интимной сферы. Но их усилия пропадают зря, потому что любовь не рождается по приказу. Девушка не принимает паренька. Метафорой вступления во взрослую жизнь служит путешествие в далекую заморскую страну. Игорь в ней неминуемо теряется и ничего не понимает. Мать и отец наивно мечтают, что сын повторит их опыт восемнадцатилетней давности. Люди они умные, культурные, и пару сыну подобрали прекрасную, хотя у него уже есть подруга на Родине.

По мелким деталям можно догадаться, что и родители героя – не особо удачная пара. Отец возможно изменяет матери, любовь между ними не чувствуется, и сын растет хорошо образованным, но не любимым и непонятым ребенком. Можно было бы сказать, что вторая тема повести – конфликт отцов и детей, но конфликт латентный: скорее здесь «пустота между отцами и детьми». Внутренний мир родителей – мир бумажного слова, журналистика и литература; Игоря же больше волнуют звездолеты. Он отличный боксер, хотя из него пытались сделать скрипача. Родители волокут за собой огромный воз знаний, от узкоколейки в Алапаевске и Джексонвилла, до вкуса аламарского мороженого 18-летней давности. Это их ощущения мира, их жизнь, и новое поколение не должно снова проживать все это, в этом идея книги. Для новых людей будут свои собственные ощущения. Мать упрямо везет сына пробовать мороженое из своей молодости, и он не отказывается… но, распробовав его, они выбрасывают все оставшееся мороженое в кювет.

Анна, пожалуй, немного постарше и опытней своего неудавшегося партнера. Она с его помощью сжигает старые вещи и книги из своего дома (вместе со своими стихами). Их пепел летит над морем, символ свободы от минулого, ненужного. Частью этого пепла уготовано стать Игорю. Не лично — а воспоминаниям о нем. «Душа выгорает в возрасте от 14 до 18, дальше начинается доживание» — слова матери героя. Но так ли это? Возможно, выгорает не душа, а что-то другое? Анна как персонаж раскрывается не сразу и редкими эпизодами. Она знает где Христофор Колумб открыл Америку, верит, что он похоронен в ее городе. Здесь должен был загореться новый свет, говорит она. Колумб для нее, кубинки, является неким важным образом, схожим по яркости с Гагариным, что кочует из романа в роман Веркина как некий символ-маяк для героев. В «Пепле» образ Гагарина тоже появляется: его именем названа школа. Именно сюда приводит Анна Игоря, чтобы показать место, которое ей дорого… но вскоре на это же место она запросто приводит другого приятеля. У нее много вопросов, ей интересен огромный мир, и Игорь мог бы много рассказать ей о нем – но он рассказывает только скучные и банальные вещи. Он мог бы и раньше подобрать к Анне ключик – к примеру, поговорить о ее предках-конкистадорах, но, сам понимая, что совершает глупость, спрашивал ее о книгах. Анна верила в то, что правда всегда одна и надо ее держаться – а Игорь предложил ей научиться мимикрировать в мире бредовой информации и скользить сквозь нее, как нейтрино. Он сам начал засыпать ее бредом о Ложе Гутенберга и термитах. Игорь Анне не подошел, и она из его жизни исчезла. Они как два куска кремня, которые били один о другой, чтобы вспыхнула искра, но один из камней был мокрым, и искра так и не появилась. Новый свет не родился.

Ближе к концу реальность начинает здорово искажаться – то ли это сон Игоря, то ли последствия укуса москита, но сюрреализм захлестывает. Как всегда, о смысле некоторых образов в произведении Веркина остается только гадать. Кто такие загадочные горбуны со звезд? Есть ли параллель между ними и Игорем — ведь он такой же гость на Кубе, как и они на Земле. Что символизирует вайфай, который тщетно ловят? Свободу? Почему родители героя говорят очевидно безумные вещи? Повесть, как и другие книги Веркина, состоит из множества составляющих, которые можно долго вертеть так и эдак, словно кубики рубика — и когда одна или несколько граней собраны, все равно остаются другие, над которыми нужно ломать голову.


Статья написана 29 декабря 2018 г. 16:21

Эта книга в первую очередь для тех, кто любит историю. Я из таких. С интересом отыскивал среди персонажей знакомые исторические фигуры, вместе с автором фантазировал на тему того, каким мог бы быть альтернативный путь развития России в начале – середине ХХ века. После выхода «Черного знамени» много было споров, возможен ли такой путь (в стиле НСДАП) или нет, я считаю, что скорее нет – но сама по себе фантазия любопытная. Читатель, интересующийся историей – человек требовательный, он хочет абсолютной достоверности. Но предоставить ее читателю на блюдечке невозможно, потому что образ истории у каждого в воображении свой. Особенно с учетом различий в политических взглядах. Поэтому пусть спорят, возмущаются, даже снижают оценки на сайтах, где пишут отзывы – это хорошо, это авторская удача.

В то же время отчего-то мало говорят о центральном герое. А героя Казаков вывел на удивление пассивного. Он не умеет поспорить, не владеет инициативой. Он талантливый и добрый человек, но в этой истории скорее свидетель, чем участник событий. Все время мямлит, страдает, становится объектом интриг. Единственный раз он оживает – когда ему угрожает смерть и нужно спасать себя, и он успешно выпутывается, но только затем, чтобы вскоре покончить с собой. От героя сбежала жена, сын погиб, дело его жизни оказалось ужасной ошибкой, его любимое слово – «проклятье». Подозреваю, что автор намеренно вывел протагонистом такого восторженного мягкого интеллигента, коих в России всегда было много, внушаемых и суицидально готовых поддерживать разные политические авантюры.

Однако для драмы пассивный герой – не лучший вариант. Ближе к развязке я поймал себя на том, что жду, когда же Олег совершит хоть какое-то действие, нарушающее ход событий. Хоть что-то искупительное за свою толику вины в черном деле партии. На мой взгляд, у него была такая возможность: когда «орден розенкрейцеров» (в который входил его друг детства) был разгромлен и арестован, Олег на приеме у Штилера мог постараться что-то сделать для спасения этих людей, предложить как-то использовать их, хотя бы для интриг. Спасение от смерти даже одного невинно осужденного человека могло бы очень оживить историю. Такой прием работает у Юлиана Семенова, или в «Списке Шиндлера»: одиночка не может победить государственную систему, но может спасти живого человека или даже много людей. Это вызывает сильное сопереживание. Но в нашей истории герой предпочел покончить с собой, завернувшись в черное знамя. В этом есть своя идейная логика, но градус драматичности снижается.

С точки зрения сюжетной архитектуры книга сделана хорошо: две сближающиеся во времени линии, когда мы видим сразу и исторический процесс, и его результат – удачный прием. С точки зрения атмосферы, мне кажется, есть что-то общее с «17 мгновений весны»: значительная часть действия разворачивается в мрачных коридорах власти. Военные столкновения автор оставил за кадром. Действие подается от первого лица Олега, мы видим только то, что видят его глаза. Лично я бы для исторического романа расширил бы перспективу и добавил бы драматизма, беллетристики, военных действий — но тут, конечно, автор решает. В целом роман оцениваю высоко, он заслуженно получил несколько премий и советую прочесть его всем, кто любит качественную фантастику и отечественную историю.


Статья написана 29 декабря 2018 г. 11:59

Это необычная книга. Написанная на очень хорошем уровне, отличным языком, она, по-моему, не рассчитана на массового читателя. Во-первых, тут настоящий кровавый хоррор, пробирающий до глубин души; во-вторых, авторы размашисто — и мастерски — используют сюрреализм как метод, и чтобы погрузиться в такой мир, нужно приложить определенные усилия, без этого общая картина может рассыпаться.

Читая, я как будто проваливался в странный и в то же время знакомый мир, напоминающий сон больного лихорадкой; я не мог из него вырваться, мир преломлялся и неожиданно отражался новыми гранями, он выплескивался с экрана, словно тревожащие образы с картин Дали, обращенные напрямую к подсознанию. Времена и пространства здесь перемешались, они взаимопроникают, связанные путешествующими из точки в точку героями. Впрочем, ближе к развязке уровень сюрреалистичности снижается, а из жестокого хаоса оформляется архитектура сюжета – словно проявленная в крови фотография. И только дочитав до последних строк, я понял что именно я читал.

Безотказный прием: поместить в центр кровавого конфликта детей и подростков. Они чувствуют несправедливость и зло гораздо больнее, они легкая мишень для насилия – но все же они с достойным восхищения мужеством пытаются защитить себя и своих близких. Перед нами фантастика, но, если вдуматься, в реальной жизни во время войн люди переживают такие же страдания, встречаются с подобным злом на каждом шагу. Уместной смотрится отсылка к Гайдару («Судьба барабанщика»).

Авторы умело работают с образами-символами, у меня до сих пор стоят перед глазами и жуткая бомба в земле («Тииииииииик!»), и красный платок отца Джека, и коровий череп, и кочующий из эпизода в эпизод огромный револьвер «уокер». И черви, как выжившие люди на руинах сгоревшей в войнах цивилизации. И, конечно, золотые пули — еще одна аллюзия, на одноименный спагетти-вестерн. И рогатый череп – словно демон первобытной жестокости, встреченный Джеком в заваленных трупами, залитыми кровью подземельях боен – жестокости, позволившей ему много раз за короткое время выжить и спасти сестру с матерью, хотя он же кошмарно исказил взгляд Джека на мир и на собственную семью. Но даже в Содоме может быть некто, что попытается защитить горстку праведников от обезумевшего города. Пусть даже без надежды на победу.

Тяжело рассказывать об этой книге так, чтобы не налепить спойлеров. Я просто советую прочитать. Сильная история. «Я расскажу вам о любви и ненависти. Я расскажу вам о добре и его бессилии. Я расскажу вам о смерти… Я призываю Содом на ваши головы. Я призываю огненный столп. Я призываю золотую пулю».


Статья написана 5 декабря 2018 г. 22:31

Zотов хитрец. Читая его роман, я сделал множество пометок, чтобы затем вывалить в обзоре все эти замечания – но концовка выставила события в таком свете, что ни к чему нельзя и придраться. Сразу несколько раз все перевернулось, и критиковать автора и за форму и за содержание смысла не осталось. Критиковать можно только героя… а это было бы странно. Сравнение с «выставлением в новом свете» тут мне кажется особенно подходящим: ближе к концу книги мне казалось, что почти уже все понятно, и интересно только чем все кончится – но Zотов будто бы носил яркую лампу вокруг объекта в темной комнате перед моим лицом, и каждый раз я по-новому смотрел на этот объект и воспринимал его по-новому. До самых последних строк.

Стоит отметить любопытную концепцию мироустройства, нарисованную за пару переворотов до финальной точки. Согласно этой теории, мир создан Богом, но Бог утратил к нему интерес, разочаровался в людях и махнул на нас рукой – однако мир продолжает крутиться и жизнь идет своим чередом, ведь это своеобразная отлаженная машина, а уничтожить ее Демиургу не хочется, он и так уже забросил или сжег множество миров, да и людей жалко. В число предусмотренных механизмом сценариев включен и такой: в мире рождаются время от времени мессии, тираны и поэты, а также хулиганистые персонификации смертных грехов – чтобы численность людей не росла слишком быстро. За порядком следит специально приставленный смотритель, который тысячелетиями подчищает, корректирует действия этих фигур дабы все не рухнуло.

Со свойственным ему остроумием Zотов прохаживается по всевозможным порокам общества – в общем-то, если не знать, чем все в итоге обернется, взгляд этот кажется не совсем объективным. Негатив отчасти справедливый, но какой-то упрощенный, стереотипный, словно рассчитанный на простоватого читателя: все кругом разворовали, британские аристократы оскотинились, в церкви торговля, люди живут с головой в айфонах, мораль утеряна, чувство прекрасного ушло, искусство уже не то… При этом стереотипные, больше похожие на обруганные чуть ранее героем «бренды», посланцы из прошлого (мессия, тиран, поэт) сталкиваются со стереотипным настоящим; контраст стереотипов и создает конфликт. Сами посланцы при этом быстро занимают в современном мире соответствующие места: мессия в психушке, тиран создает религиозную секту, а поэт любуется персями дев и за гроши пишет романы для литературных проектов, по штуке в месяц. Это действительно остроумно и забавно описано, я получил удовольствие. На диалоге Пушкина с Гоголем я хохотал.

О недостатках говорить сложно, их мало. Читалось вначале скучновато, но интерес разгорался довольно быстро, к концу книга меня полностью захватила. Написано довольно простым стилем, похожим на язык блогов – но в литературе содержание определяет форму, и язык «Айфонгелия» в данном случае хороший вариант формы. Уровень обычного, стереотипного москвича, пораженного Иерусалимским синдромом. В принципе, книги о богах, божественных силах, чертях, глобальных вопросах мироустройства – тема скользкая и сложная, и поначалу чтение у меня шло тяжеловато именно потому, что выглядела история как очередная попытка перетрясти небесную канцелярию и на пяти пальцах «показать почему все религии мира заблуждаются». Я рад, что ошибся в первом впечатлении.

Оценка: 8


Статья написана 5 декабря 2018 г. 22:31

Мне понравилось высказывание Марии в одном из интервью об этом романе: читатель достоин того, чтобы с ним говорили о сложном, книга не для среднего потребителя, она сложна для интерпретации. О, отлично, подумал я – и, приступая к чтению, был весь предвкушение, весь застоявшаяся в стойле интерпретация. Но, к сожалению, я быстро утонул в ворохе информации, и нужной и ненужной для понимания того, что происходит. Честно скажу – история вообще не захватила, ничем. Быстро стало скучно — наверное, я тот самый средний потребитель. Местами красивый текст, местами неплохой юмор, вот и все, что могу отметить. Интрига? Проблемы высокопарных львовских старичков меня не тронули, и было, в общем, все равно, кто там и чего хочет добиться. Необычные герои? Мне не показалось, что старый ворчливый еврей или взбалмошная оперная дива – это что-то оригинальное. Атмосфера? Согласен, она присутствует, но ради атмосферы продираться через сотни страниц… Идеи? Но герои изрекают банальности, и сами об этом говорят. Загадки, детективная линия? Нет уж — для того, чтобы мозг включился по-настоящему, нужно хотя бы приблизительно понимать мотивы героев, особенно протагониста. Я долго не мог понять, что ему вообще нужно. Кстати, на мой взгляд, неудачным экспериментом стало именование протагониста просто «он»: это все время сбивало с толку. Особенно когда «в кадре» были и другие мужские персонажи. Интересное, красивое фантдопущение – но оно разъясняется автором (именно растолковывается, забудь про интерпретации – весь простор для интерпретатора сужается в итоге до двух опций: был это сон или не сон) только в самом конце.

В романе слишком много политики: тираны, НКВД, гитлеровцы, бандеровцы (стыдливо названные «сопротивлением»), неужели не надоело об этом? Вот уж инерция мышления. На дворе все-таки не восьмидесятые годы. Время от времени перед глазами почему-то вставал образ Ахеджаковой, возмущенно кричащей что-то несвязное о тирании… Также непонятно зачем здесь такое количество гомосексуалистов. То байкеры-геи, нажравшись пива, лезут друг другу в кожаные штаны, то античный герой возлежит с юным мальчиком, то протагонист возбудится, когда его кто-то прихватил за шею. Единственный по-настоящему интересный и оригинальный герой – Урия – вдруг на последних страницах начинает настойчиво признаваться к главгеру в любви (хотя до этого видел его лишь пару раз) и сразу становится менее симпатичным. Впрочем, если все это сон и выдумка – значит, сам протагонист немного голубой, но это не та интерпретация, что могла бы всерьез увлечь.

Если попытаться определить главный недостаток стиля, то я сказал бы, здесь многие вещи в излишестве. Первое. Излишек диалогов. «Он» ходит от героя к герою и везде его встречает многословие и пустословие, и он активно в нем участвует. Второе, аллюзии: тут просто необъятный ворох отсылок к чему угодно, к фильмам, книгам, музыке, я заметил несколько десятков, возможно даже под сотню. А нужно ли так много? Зачем, к примеру, упомянут салон связи «Заводной апельсин»? Как это работает? Я связи с романом Берджесса на увидел. Третье, образы. Есть, например, красивый образ белой лошади, которая бродит по городу – но лошадь встречается так часто, что начинает раздражать. Или неплохая шутка с молчаливыми футболистами по ТВ, она повторяется раз за разом, как будто читатель не в состоянии с первого раза оценить. Или бесконечные упоминания о запеканке. Наконец, говоря об излишках, не могу не сказать о переизбытке сюрреализма. Сюр это прекрасный прием, но от него быстро устаешь.

Есть еще один «косяк», характерный для женщин, пишущих от лица мужчин. Мужские образы в романе «он» воспринимает по-женски, в стиле «ах, какой красивый мужчина» (может, отсюда и гомосексуальные наклонности героев?). Автор при этом пару раз обращает внимание на женщин и пытается их как бы по-мужски оценить — замечает, как у официантки задница круглится и тому подобное… звучит это ненатурально. Лучше не трогать вопросы сексуальности противоположного пола, если пишешь за него. Тут фальшь очень легко чувствуется. И рядом с этим «косяком» стоит вся странная романтическая линия. Ну допустим, герой пришел к Валевской в особняк, она с ним поговорила на повышенных тонах, потом разделась и изнасиловала его, а потом выгнала. Потом — то по морде ударит, то провожать на вокзал придет. Ну вот странная девушка, ладно, спишем на гормональные заскоки. Но в принципе — зачем вообще нужна в этой истории романтическая линия? Поднять общий градус безумия? Никаких чувств между ним и ею автор не показала, их нет. Короткая сексуальная сцена, от которой осталось ощущение легкого недоумения.

При всех недостатках роман вовсе не лишен определенного шарма. Пусть сюжет хаотичен и оставляет сплошные вопросы – но есть интересные повороты, яркие образы; например, неожиданный разговор героя с отцом, телебашня-великан с горящими глазами, эти забавные контактеры-охотники… И раз уж это заявлено как эксперимент для элитарного читателя, я не стану слишком строго судить. Пусть элитарных авторов судят элитные читатели.

Оценка: 6


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8




  Подписка

Количество подписчиков: 23

⇑ Наверх