Where No One Has Gone


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «fox_mulder» > "Where No One Has Gone Before...", часть 3: Путь во мгле
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

«Where No One Has Gone Before...», часть 3: Путь во мгле

Статья написана 25 февраля 2017 г. 13:21
Размещена:

Данный текст написан в соавторстве с febeerovez

Заключительная часть трилогии, посвященной телевизионному наследию «Стар Трека». С предыдущими статьями серии можно ознакомиться по этим ссылкам.

«Where No Man Has Gone Before...», часть 1: Космическая одиссея 1966 года

«Where No One Has Gone Before...», часть 2: Мир, который придумал Джин

К началу 90-х годов, ST TNG стал одним из наиболее популярных телесериалов в Америке. Право на его трансляцию покупали сразу десяток крупнейших телевизионных сетей, свежие романы и комиксы, а также коллекционные фигурки «Энтерпрайза- D» , Пикара и всех членов его команды разбирали как горячие пирожки. Неудивительно, что «Парамаунт» получавшая огромную прибыль от продажи, как самого сериала, так и сопутствующих ему товаров, в один прекрасный момент решила удвоить ее посредством создания спиноффа. По словам Рика Бермана, идея создания еще одного сериала в сеттинге «Стар Трека» принадлежала тогдашнему шефу «Парамаунт» Брэндону Тартикоффу, который в начале 1991 года изложил ее самому Рику и шоураннеру «Следующего поколения» Майклу Пиллеру: суть концепции заключалась в том, чтобы взять популярное на стыке 50-60-х годов телешоу «The Rifleman» и перенести его действие в авторскую вселенную Джина Родденберри. «The Rifleman» представлял собой смесь типичного телевизионного вестерна и сериала для всей семьи и рассказывал историю овдовевшего рейнджера, который путешествовал по миру эпохи Дикого Запада в компании своего маленького сына и винтовки «Винчестер», отсюда и название сериала, дословно переводящееся на русский язык как «Человек с ружьем винтовкой». И если бы этот спинофф TNG дошел до экрана именно в виде концепции, предложенной президентом студии, то стал бы первым космическим телевестерном в истории, почти на 10 лет опередив уидоновского «Светлячка». Пиллер и Берман слегка переработали идею чейрмена и получили сериал, действие которого должно было развиваться на засушливой планете Бэйджор. Центром действия спиноффа становился недавно созданный аванпост Федерации: его командиром назначали овдовевшего офицера Звездного Флота, который прибывал на место нового назначения в компании своего маленького сына. Однако во всей этой концепции была лишь одна загвоздка: телевестерны 50-60-х годов снимались исключительно в студийных декорациях, в то время как в 90-е годы уровень телепроизводства сделал огромный шаг вперед, и снимать сцены на открытом воздухе в павильонах, на фоне нарисованных задников уже было не комильфо. Студия поначалу планировала возвести съемочную площадку с декорациями аванпоста на севере Калифорнии, в часе езды от Лос-Анджелеса, но когда бухгалтеры «Парамаунт» подсчитали, во сколько им обойдется содержание целого съемочного комплекса, то схватились за головы, после чего концепция первого космического телевестерна тут же скончалась. Однако сама идея спиноффа не умерла, авторы лишь слегка подкорректировали пару деталей: отец и сын переживают недавнюю потерю жены и матери, отца назначают командующим офицером на недавно созданный аванпост Федерации, сменилось лишь местонахождение аванпоста: с самого Бэйджора он переместился на находящуюся вблизи орбиты планеты, космическую станцию «Deep Space Nine» .

У создателей спиноффа к любому популярному сериала всегда есть одного огромное преимущество и один колоссальный недостаток. Преимущество заключается в том, что ничего оригинального придумывать не надо, вот уже перед самым носом маячит конкретный пример того, что нравится зрителю: просто бери и копируй. Однако это преимущество на поверку оказывается серьезной проблемой, которая рано или поздно встает перед любым спиноффом: если под копирку переписать все особенности оригинала, то это шоу никто не будет смотреть — у зрителей же уже имеется один любимый сериал на ту же самую тему, так к чему им еще один? Таким образом, даже на этапе проработки спиноффа, главным союзником «Дальнего космоса» являлось «Следующее поколение» с его огромной фэнбазой, но одновременно оно же играло роль его главного конкурента и худшего из врагов, потому что сравнений с оригинальным сериалом просто не избежать. Ведь и TNG в свою очередь, лишь сравнительно недавно удалось выбраться из тени великого и могучего TOSа, с которым его сравнивали со всей строгостью фанатской инквизиции, разве что только носы линейкой не измеряли. Поэтому Пиллер и Берман с самого начала решили, что концепция DS9 не станет калькировать «Следующее поколение» и вместо этого попробует найти собственную тропинку к сердцам поклонников.

Рик Берман: «К моменту запуска первого спиноффа, TNG был по-прежнему в эфире, поэтому мы просто не могли взять еще семь человек и засунуть их в еще один звездолет. Нужно было попробовать нечто совершенно иное.

Придумывая персонажей для спиноффа, Пиллер попытался учесть все ошибки, сделанные Родденберри при создании оригинала. В основе персонажей «Следующего поколения» лежал единственный базовый принцип — придумать экипаж, который бы не был клоном команды Кирка из «Оригинальных серий», однако это стремление отойти от шаблона, в итоге привело к появлению на мостике «Энтерпрайза-Д» такого «уникума» как Уэсли Крашер, который был абсолютно бесполезен во всех ипостасях — и как член экипажа, и как сюжетный персонаж. Еще одной проблемой членов команды Пикара была их полная идеальность — будто селекционные гибриды, созданные в самых лучших лабораторных условиях, они не содержали в себе ни внутренних, ни внешних противоречий, поэтому Пиллеру, который в начале третьего сезона занял пост шоураннера TNG, пришлось приложить огромное количество усилий, дабы найти для каждого из них индивидуальную точку фокусировки, при которой невзрачный, по причине своей абсолютной идеальности персонаж, сверкал словно настоящий алмаз. И дабы исправить все эти недочеты, Пиллер поставил перед собой невероятно сложную задачу — придумать совершенно новых персонажей, каких не было ни в TOS, ни в TNG, причем таких, чтобы начали раскрываться с самого первого сезона; параллельно с этим внедрить в ткань повествования как можно больше конфликтов, которые будут двигать сюжет в последующих сезонах и при этом, каким-то образом умудриться не нарушить одно из основополагающих правил авторской концепции Родденберри, касающееся полного запрета на любые конфликты между офицерами Звездного Флота. Внедрять конфликты, при этом придерживаясь полного запрета на их внедрение — практически mission: impossible!

Эйвери Брукс в роли коммандера Бенджамина Сиско

Однако запрет Родденберри касался не всех живых существ во Вселенной, а лишь взаимоотношений между членами Звездного Флота, благо все без исключения центральные персонажи TOS и TNG состояли в его рядах. И решение задачи оказалось чертовски элементарным: нужно просто разбавить уже ставший традиционным для Треков, парад статных офицеров в красно-желто-синих мундирах персонажами, которые не имеют никакого отношения ни к Звездному Флоту, ни к Объединенной Федерации Планет. К тому же, дополнительную почву для возникновения всевозможных конфликтов создавала сама предыстория станции: планета Бэйджор на протяжении 70 лет была оккупирована войсками Кардассианской Империей, и главным символом их безграничной власти над всем регионом являлся как раз Deep Space 9. После ухода кардассианцев станция находится под совместным управлением временной администрации Бэйджора и Объединенной Федерации Планет, причем в силу местных религиозных верований, большинство бэйджорцев недолюбливают землян, считая их самих безбожниками, а все земные технологии — порождением Дьявола. Иными словами, уже перед началом пилотного эпизода, на станции складывается настолько взрывоопасная ситуация, что достаточно лишь одной небольшой искры, дабы все эти противоречия полыхнули мощнейшим взрывом. Однако разлитого по полу бензина Пиллеру показалось недостаточно, поэтому он решил добавить в грядущее пожарище несколько капель напалма и в качестве главных героев придумал образы восьми абсолютно разных персонажей:

1. Коммандер Бенджамин Сиско, командир станции Характер Сиско рожден при тех же обстоятельствах, что и эмоциональный слом, навсегда изменивший образ Пикара — атака боргов на звездную систему Wolf 359, оставшаяся за кадром легендарного эпизода «The Best of Both Worlds, part II (TNG S04e01). Разница лишь в том, что Жан-Люк снова и снова переживает тот момент, когда превратившись в Locutus of Borg он возглавил атаку Коллектива на Федерацию, в то время, как Бенджамин закрыв глаза видит перед собой, как его жену вновь и вновь убивает борг с лицом капитана Звездного Флота. Сиско — это вконец отчаявшийся Пикар, у которого не было путешествия на Землю и спасительного общения с семьей брата, которое помогло залечить душевные раны и смириться с тем, что случилось. Тяжесть потери и тот факт, что несмотря на все их моральное превосходство, ни Звездному Флоту, ни Федерации не удалось остановить боргов до того, как они совершили бойню, приводит к тому, что герой начинает сомневаться в самой Федерации и пропагандируемых ей идеях, а образ излечившегося Пикара ассоциируется у него лишь со смертью любимой супруги и вызывает подсознательную ненависть. Именно таким — эмоционально травмированным, неприветливым, порой даже озлобленным, зритель впервые встречает коммандера в пилотной серии «Эмиссар»: Сиско переживает острый кризис веры в принципы гуманистической утопии Родденберри и подумывает об уходе в отставку. Но учитывая, что это всего-лишь пилот, а он — главный герой, разумеется, будет еще сюжетный поворот, который развернет персонажа лицом к зрителям и заставит его в буквальном смысле слова уверовать в собственное предназначение. Однако это не отменяет факта, что на фоне прочих командующих офицеров Звездного Флота, Бенджамин заметно выделяется: у него нет ни врожденного авантюризма Кирка, ни моральной устойчивости Пикара. И когда дело дойдет до полноценной межгалактической войны, черты характера, заложенные в персонаже еще на стадии продумывания пилота сослужат авторам хорошую службу: именно благодаря своим сомнениям, Сиско окажется способен на поступки, сопряженные со столь тяжким моральным выбором, что от них с негодованием отвернулся бы не только Пикар, но и Кирк.

2. Майор Кира Нерис, первый офицер. Упрямая бэйджорка, бывший боец сопротивления времен кардассианской оккупации. Ненавидит кардассианцев, но при этом не питает и особой любви к Федерации, считая ее всего-лишь меньшим из зол. По большому счету, это первый действительно сильный женский персонаж во всей франшизе. Поймите правильно: в команде Кирка была Ухура, а у Пикара в экипаже присутствовали Диана Трой и Беверли Крашер, но каждая из них создавалась авторами прежде всего в качестве объекта для флирта или любовного интереса героев мужского пола (Ухура — Кирк, Трой — Райкер, Крашер — Пикар), в то время, как Кира является первой сюжетно значимой женщиной в истории «Стар Трека», которая не выполняет при этом функции типичной девушки Бонда. При всем при этом, как и подавляющее большинство персонажей ДС9, майора Киру сложно назвать на 100 процентов положительной героиней: ее прошлый боевой опыт включал в себя проведение террористических актов и убийства высокопоставленных кардассианских офицеров, что делает ее преступницей с точки зрения законопослушной идеалистической Федерации и гораздо более интересным, неоднозначным персонажем в глазах зрителей.

3. Шеф Майлз О, Брайен, главный инженер станции. При создании спиноффов к популярным сериалам есть такая старая традиция — выдернуть одного из второстепенных персонажей из шоу, которое уже успело стать культовым и пересадить его в горшок с более юным отростком от той же телефраншизы. Таким образом, создатели преследуют сразу две цели: демонстрируют преемственность с оригиналом и вежливо напоминают о том, что спинофф спиноффом, но и о сериале-прародителе тоже не следует забывать. На момент начала ДС9 Майлз О, Брайен был единственным персонажем, перекочевавшим в спинофф из TNG, однако вся шутка заключалась в том, что далеко не все поклонники «Следующего поколения» знали о его существовании. Ну как же, помните тот эпизод, когда Пикар на мостике принимает Очень Важное Решение, в то время, как на заднем плане маячит мужик в красном и нажимает на какие-то кнопочки? Или тот момент, когда Райкер, Ворф и Дэйта телепортируются на очередную Смертельно Опасную Планету, и где-то в углу комнаты стоит тот же мужик, который снова нажимал какие-то кнопочки и иногда даже произносит пару реплик? Да, вы угадали, этот персонаж и есть Майлз О, Брайен, который в экипаже «Энтерпрайза — D» занимал пост начальника телепортационной службы. О степени проработки О, Брайена как персонажа красноречиво свидетельствует тот факт, что в первом сезоне TNG у него даже не было имени: в первых эпизодах сериала герой Колма Мини числился в титрах как Battle Bridge Conn и Security Guard 1, потом его повысили до статуса Transporter Chief и лишь 5 серий спустя, кто-то из сценаристов наконец додумался дать ему имя. Да, со временем персонажа слегка проапгрейдили, даже ввели в сериал его жену и ребенка, но принципиально ничего не поменялось: О, Брайен никогда не числился среди узнаваемых лиц TNG и представлял собой тип персонажа, нечто среднее между третьим планом и камео, которым можно легко пожертвовать авторам-конкурентам из спиноффа, когда они просят поделиться одним из своих героев: «да это же САМ Майлз О, Брайен! Все поклонники его просто обожают». И именно перейдя с «Энтерпрайза», где он по большому счету был не особо и нужен, на DS9 с повышением до должности главного инженера станции, Майлз начал подниматься от обычного статиста до статуса полноценно прописанного персонажа и в итоге даже вышел на первый план. Пиллер сделал упор на взаимоотношения Майлза с семьей, что превратило главного инженера в один из самых нетипичных персонажей в истории Звездного Флота: в отличие от героев галактического масштаба, которые постоянно рвутся на поиски новых исследований и приключений на кормовую часть своего звездолета, Майлз — типичный домосед, который наслаждается домашним уютом, но при этом постоянно влипает в различные неприятности, которые самым непостижимым образом всегда сами его находят. Скажите, Вам этот персонаж никого не напоминает? А вот лично мне, при одном взгляде на образ главного инженера станции, почему-то сразу же вспоминаются бессмертные строки: «В земле была нора, а в норе жил хоббит О, Брайен».

4. Доктор Джулиан Башир, начальник медицинской службы. Корабельные врачи — неотъемлемая часть всех трековских телесериалов. Эта традиция началась с Леонарда «Боунза» Маккоя из TOS и продолжилась Беверли Крашер в TNG, и каждый из них представлял собой образ компетентного специалиста, опытного врачевателя с многолетним опытом космических перелетов, которого уже ничто не может удивить. Но Пиллер решил снова разорвать сложившийся шаблон и придумал образ доктора Джулиана Башира — наивного юноши, с постоянно разинутыми от удивления большими глазами, для которого DS9 является первым назначением после выпуска из Академии. Совсем еще юный Джулиан, который во многих эпизодах первого сезона выглядит даже моложе, чем Уэсли Крашер является полной антитезой образу матерого дока Маккоя — он жаждет приключений, полон любовного пыла и по большому счету, еще только начинает познавать окружающий его мир. Этот образ создавался Пиллером «на вырост», в расчете на будущую эволюцию наивного юноши в опытного аксакала, однако с точки зрения студии, столь юный доктор являлся наиболее спорным персонажем спиноффа и на протяжении первых сезонов чиновники неоднократно пытались выпилить Башира из сериала. И когда это случалось, Пиллеру, а впоследствии и его преемнику на посту шоураннера Айре Стивену Бэру не оставалось ничего иного, как скучным голосом повторять одну и ту же фразу «Этот персонаж изменится уже в следующем сезоне. Просто подождите немного».

Нана Визитор в роли майора Киры Нерис

5. Лейтенант Джадзия Дакс, офицер по науке. Еще одной древней традиции трековских сериалов был образ офицера по науке, который к тому времени уже успел превратиться в клише: флегматичный, необыкновенно умный, прекрасно ориентирующийся в логике и любых научных теориях, но при этом не очень хорошо разбирающийся в людях — под это описание прекрасно подходят не только Спок из TOS, но и Дэйта из TNG. Однако Пиллер решил и здесь отойти от сформировавшихся штампов и подарить зрителям такого офицера по науке, какого они раньше не видели ни в одном другом трековском сериале. Сначала он отталкивался от полностью оригинального концепта и хотел сделать главным ученым на станции девушку, которая родилась на планете с низкой гравитацией, поэтому в привычных условиях ей приходится передвигаться в инвалидном кресле. Но поняв, что бюджет сериала просто не выдержит веса летающей героини, сценарист вспомнил об уникальной инопланетной расе, которая мельком упоминалась в «Следующем поколении». Этой расой стали триллы, жители планеты с одноименным названием и члены Федерации с самого ее основания, которые в первый и последний раз за всю историю франшизы фигурировали в эпизоде «The Host» (TNG S04E23), весь сюжет которого был выстроен вокруг уникальных особенностей их физиологии. Все дело в том, что триллы — объединенная раса, которая состоит сразу из двух абсолютно непохожих друг на друга биологических видов: гуманоида-носителя и червя-симбионта, который соединяется с первым в области брюшины. Сама идея подобной расы появилась на свет в результате забавного предположения: а что если взять многочисленные фантастические произведения вроде «Чужого» или хайнлайновских «Кукловодов», в которых всевозможные твари насильно прививают людям инородных паразитов и сделать это занятие... не только добровольным, но и почетным? Цивилизация триллов воспринимает червей-симбионтов как банки хранения пережитого опыта, поэтому после естественной кончины одного носителя, червь тут же имплантируется следующему, причем сам процесс добровольного принятия симбионта, является в их культуре не только честью, но и величайшим даром. Не правда ли излишне мудреный концепт для одиночного эпизода продолжительностью всего-лишь в 45 минут экранного времени, о существовании которого не вспомнят ни в одной из последующих серий? Пиллер решил исправить данную несправедливость, и сделав трилла первым полноправным персонажем Стар Трека не только доказал, что образы офицеры по науке могут серьезно отличаться от архетипа, заданного Споком, но и дал другим сценаристам прекрасную возможность во всех аспектах изучить эту удивительную цивилизацию. Кстати говоря, первоначальный концепт ученой с планеты пониженной гравитации тоже никуда не исчез — во время работы над вторым сезоном, Пиллер использовал его в сценарии одиночного эпизода под названием «Melora» (s02e06).

6. Одо, начальник службы безопасности. Пожалуй самый уникальный персонаж спиноффа — метаморф, представитель инопланетной расы changelings. Его естественным состоянием является жидкая протоплазма, в которую Одо вынужден обращаться через каждые 16 часов, а в остальное время он может сымитровать практически любой неорганический объект, а впоследствии научится принимать даже формы живых организмов. Найденный кардассианцами в открытом космосе, Одо не имеет ни малейшего представления о том, кто он такой и каким образом угодил в альфа-квадрант. Исполнивший эту роль актер Рене Обержонуа впоследствии вспоминал:

Рене Обержонуа: «В тот день, когда Рик Берман пригласил меня присоединиться к Стартреку, он сказал мне что-то вроде «Твой персонаж очень похож на Пиноккио. И я подумал: «А ведь это действительно может быть интересным». И лишь потом я понял, что продюсер забыл сообщить мне несколько незначительных деталей о моем герое. К примеру о том, что этот Пиноккио сделан совсем не из дерева.»

Одо действительно напоминает персонажа известной сказки Карло Коллоди, собственно как и один из известнейших персонажей TNG — андроид Дэйта. Однако если история Дэйты выдержана в более светлых тонах — он всегда был окружен друзьями, которые искренне помогали во всех его начинаниях, то жизнь Одо больше напоминает более мрачную версию того же сюжета, как если бы Коллоди вдруг решил написать вместо сказки футуристическую антиутопию. Всю свою юность метаморф провел в кардассианской лаборатории, где над ним ставили всевозможные опыты, затем его способности стали использовать в качестве цирковых трюков, дабы повеселить командование. Все это привело к тому, что Одо стал замкнутым, нелюдимым, он с крайней неохотой идет на контакты с новыми людьми и практически никому не верит. Впоследствии Пиллер признался, что создавая этого персонажа, он даже не помышлял о том, насколько большую роль доведется сыграть Одо и его расе в сюжете всего сериала, ведь эти идеи сформировались в головах сценаристов значительно позднее.

7. Джейк Сиско, сын командира. При первом взгляде на этого персонажа может показаться, что создатели сели в ту же лужу, в которую за несколько лет до этого угодил сам Родденберри с энсином Уэсли Крашером. Однако все совсем не так. Во-первых, Джейк не является самостоятельным персонажем, скорее это просто средство получше раскрыть характер его отца. Коммандер Сиско довольно замкнут, поэтому для раскрытия его человеческих качеств и понадобился Джейк. Кроме того, его присутствие в сюжете лишь усиливает эмоциональную травму Бенджамина, ведь кроме жены он лишился еще и матери своего сына. Во-вторых, в отличие от Уэсли, который отчаянно хотел казаться взрослым и поэтому напоминал какого-то мутанта, Джейк — вполне обычный ребенок. В третьих, в отличие от Уэсли, Джейк не путается под ногами у других персонажей, а появляется в сюжете лишь когда для него прописана собственная линия (вроде дружбы с мальчиком-ференги) и не рвется на первый план. Ну и наконец, в-четвертых, именно благодаря присутствию Джейка Сиско, в DS9 появится один из лучших одиночных эпизодов в истории всего сериала — «The Visitor» (s04e03) за что ему можно простить все прочие прегрешения. В общем, счет 4:0 в пользу Джейка Сиско.

Ну и наконец,

8. Кварк, владелец игорного заведения «У Кварка». Кварк — персонаж, который не имеет аналогов среди других героев трековских сериалов. И не только потому, что на обоих «Энтерпрайзах» отсутствовали игорные заведения, но и в силу своего характера: хитрый, алчный, беспринципный, готовый нажиться везде, где представится такая возможность, иными словами — истинный сын своего народа! Представители инопланетной расы ференги впервые возникли во вселенной Трека в эпизоде «The Last Outpost» (TNG S01e05) и поначалу планировались сценаристами в качестве главного антагониста всей Федерации, на замену сильно размякшим клингонам. Однако все эти намерения были уничтожены техническим исполнением серии: мастера по гриму решили соригинальничать и сделать ференги непохожими ни на одну другую расу в Стар Треке, но в итоге это привело к тому, что грозные злодеи превратились в цирковых клоунов: маленькие, вертлявые, наделенные огромными ушами и мелкими острыми зубами — экранные ференги больше походили на сказочных гоблинов и вызывали у зрителей лишь приступы смеха. Тогда расу переделали в собирательный образ жадных до всего, что блестит торгашей, которые не чураются ни перепродажи краденого, ни контрабанды, являются идеологическими антиподами бессребреников из Федерации и в то же время главными источниками всевозможных гэгов. Именно поэтому, Кварк — по сути первый чисто комедийный персонаж, угодивший в основной круг героев трековской телевселенной: все его попытки нажить себе сказочное богатство неминуемо заканчиваются зрительским смехом, и любая серия, посвященная самому Кварку или культуре Альянса Ференги всегда превращается в комедию. Говоря о сериях, посвященных культуре ференги (которые в самом широком ассортименте представлены в любом из семи сезонов DS9) невозможно не упомянуть и т.н. «Правила приобретения» — сборник из 285 «мудростей» правителя альянса Великого Нагуса, которые все остальные ференги чтят словно библейские священные заповеди. Все эти правила учат ференги, как им следует облапошивать представителей других инопланетных ра... в смысле, проводить более выгодные коммерческие сделки, причем каждое последующее нередко противоречит предыдущему. Вот типичный пример:

Дакс: Ведь как гласит 35-е Правило Приобретения: «Мир полезен для бизнеса».

Кварк: Это 34-е правило.

Дакс: А какое тогда 35-е?

Кварк: «Война полезна для бизнеса». Их легко перепутать. (s03e15 «Destiny»)

Одним словом, появление в сериале такого персонажа как Кварк помогло спиноффу открыть новые жанровые горизонты.

На первый взгляд может показаться, что создавая образы восьми непохожих друг на друга персонажей, Пиллер и Берман сильно отклонились от первоначального курса на создание первого космического телевестерна, однако сценаристы сериала придерживались совершенно иного мнения:

Роберт Хьюит Вулф: «У нас был местный доктор, владелец бара, своего рода шериф и мэр. Кроме того, в сюжете присутствовали обыватель Майлз и местная индианка Кира. Мы собрали все архетипы классического вестерна и поместили их вместо городка в прериях на орбитальную космическую станцию.

Колм Мини в роли Майлза О, Брайена

Премьера пилотного эпизода «Emissary» (s01e01-02) состоялась 3 января 1993 года, для привлечения дополнительного внимания со стороны поклонников TNG в нем принял участие сам Патрик Стюарт. С самого первого кадра пилот дает понять зрителям, что ответвление будет серьезно отличаться от оригинального сериала: серия начинается со смерти жены Сиско, потом действие переносится на несколько лет вперед, где новоприбывшие офицеры Звездного Флота разбирают хлам, которым завалены помещения кардассианской космической станции «Терок Нор», которая уже в конце эпизода получит новое название — Deep Space 9.И обстановку, которая встречает зрителя приветливой не назовешь — А где же светлые и просторные каюты? Где уютный и со вкусом декорированный мостик космического корабля? Потом нас знакомят с ключевыми персонажами, и чувство, что здесь что-то не так лишь усиливается. Новоприбывший командир станции в первом же диалоге чуть ли не открытым текстом посылает всеобщего любимца Пикара, после чего решает одну из проблем с помощью легкого шантажа. И ЭТО главный герой, так по вашему мнению должен выглядеть гражданин родденберриевской утопии, идеальный человек 24-го столетия? Но дальше больше: первый офицер станции, представитель правительства Бэйджора заявляет командиру, что жители ее планеты не рады присутствию Федерации. Да как такое вообще возможно, ведь все же знают, что граждане идеального завтра несут с собой лишь свет и добро, прогресс и просвещение, электроэнергию и центральное отопление! Вскоре на экране появляется жуликоватый ференги, и поклонники с ужасом понимают, что во вселенной самого прогрессивного будущего, где давным давно отменили все возможные виды валют, именно этот вороватый тип, который за пару монет готов выбросить в открытый шлюз родного брата, станет одним из центральных персонажей. Ну и еще этот доктор с вечно открытыми от удивления глазами, разве так должен выглядеть настоящий космический медик? А потом сюжет пилота словно срывается с поводка и понеслось: священные сферы в сеттинге, который всегда отрицал любое присутствие магии; сами Пророки в авторской вселенной, которая принципиально никогда не касалась вопросов религии; какая-то странная червоточина; атака со стороны кардассианцев, которая чуть не превратила первую серию спиноффа в последнюю; персонажи, которые ждут лишь формального повода, чтобы вцепиться друг другу в глотки... Что это? Кто и зачем это придумал? Немедленно уберите эту гадость из телеэфира и верните меня обратно на старый добрый «Энтерпрайз«! Это не сериал, а одно сплошное оскорбление любимой вселенной. Да это вообще НЕ «Стар Трек«!

И здесь мы подходим к одному из наиболее часто задаваемых вопросов, касающихся DS9: можно ли сериал с подобной концепцией вообще рассматривать как продолжение идеалистических творений Джина Родденберри? Сразу после выхода пилотной серии стали раздаваться голоса фанатов, которые утверждали, что нет, нельзя. В качестве доказательств обычно приводили тот факт, что DS9 предлагал зрителем гораздо более пессимистическое видение будущего, чем то, к чему привыкли поклонники предыдущих трековских шоу. Критикуя DS9 как чужеродный элемент в дружном семействе «Стар Трек», фанаты франшизы обычно акцентировали внимание на том моменте, что спинофф вышел в эфир всего-лишь через полтора года после смерти Родденберри, по их мнению эти цифры являлись убедительнейшим аргументов в пользу того, что жадная студия просто воспользовалась смертью демиурга, дабы сделать побольше денег на раскрученной торговой марке. Однако эти рассуждения имеют в себе серьезный логический изъян: если студии действительно нужны были лишь деньги, а «Стар Трек» к тому времени стал невероятно популярен, то к чему что-либо менять? Просто бери другие корабли, штампуй к ним экипажи из уже проверенных годами стереотипов — и греби деньги лопатой (и о том, какое именно количество денег можно загрести подобным способом мы поговорим с Вами при обсуждении еще одного спиноффа «Star Trek: Voyager»). Для того, чтобы зарабатывать миллионы на раскрученной франшизе совсем не нужно вносить какое-либо изменения в проверенную формулу, в особенности те, которые практически наверняка не обрадуют преданных поклонников, и тем не менее Пиллер с Берманом вполне сознательно шли на этот риск. Как в свое время TNG вывел на новый уровень идеи, заложенные в TOS, так и DS9 в первую очередь являлся закономерным развитием и дополнением концепции «Следующего поколения»: вместо одиночных серий, иногда объединяемых в арки — более или менее стройный связный сюжет, вместо одиночных эмоциональных всплесков и обращений к самым серьезным темам — сознательный курс на максимальное сближение сериала с существующей реальностью.

Люди, которые с упорством языческих первосвященников продолжают выискивать утопию в более поздних сериалах франшизы не замечают или просто не хотят замечать, что эта невесомая субстанция давным давно улетучилась и из обожаемого ими «Следующего поколения»: в тот день, когда экипаж «Энтерпрайза» подвергся первой серьезной опасности, а капитан на какое-то время обратился в борга, «Стар Трек» перестал быть чистой утопией и превратился лишь в произведение с отдельными ее элементами, причем с каждым последующим сезоном этих элементов становилось все меньше и меньше. Уже упоминавшийся мной ранее эпизод из четвертого сезона «Family» (TNG s04e02), где показаны переживания Пикара после превращения его из борга обратно в человека — это уже НЕ утопия, равно как ею не является и сюжетная арка из пятого сезона «Chain of Command» (TNG s05 e10-11), в которой капитана «Энтерпрайза», на протяжении часа экранного времени пытают бездушные дознаватели Кардассианской Империи. И вся вина создателей DS9 заключается лишь в том, что они взяли все эти элементы, которые к тому времени УЖЕ присутствовали во вселенной Родденберри и просто собрали их в одном месте, с гораздо более подходящей для них тягучей и мрачной атмосферой. Пусть Пикар и дальше продолжает изучать культуры всевозможных народов Вселенной, исследует таинственные аномалии и беседует с Дэйтой на возвышенные темы за чашкой крепкого чая, в то время, как вся грязная работа вроде наказания военных преступников, высвобождения военнопленных и поисков родителей для детей, потерянных в ходе военного отступления, останется командору Сиско. Словно невидимая химическая реакция разобрала TNG на тематические сегменты, разделив одно огромное телешоу на две равноправные половинки, где «Следующее поколение» заняло нишу светлого и доброго «Стар трека», в то время как «Дальнему космосу» выпала участь стать квинтэссенцией из всего наиболее темного и мрачного.


Однако споры о потенциальном одобрении\не одобрении спиноффа со стороны Родденберри продолжаются и по сей день. В 2014 году, участвуя в панели Комик-кона, посвященной «Следующему поколению», актриса Марина Сиртис, более известная как советник Диана Трой заявила следующее:

Марина Сиртис: «Истина заключается в том, что если бы Джин был жив, никакого DS9 бы не существовало, потому что он предельно четко сформулировал свою позицию по данному вопросу. Он сказал «Стар Трек — сериал про исследование космоса, а не про отель в космосе».

Заявление актрисы опровергается словами Рика Бермана.

Рик Берман: «Когда Джин умер, мы с Майклом как раз работали над концепцией Deep Space Nine, но нам так и не довелось переговорить с ним об этом, потому что в то время, как мы начали работу Джин был уже очень болен».

Но давайте представим на минутку, что Сиртис права, концепт DS9 был предъявлен на суд демиурга, и Родденберри его не одобрил. Во-первых, если помните, инициатива создания спиноффа исходила от САМОГО шефа «Парамаунт» Брэндона Тартикоффа, так что от мнения Джина уже ничего не зависело, и этот сериал появился бы на свет в любом случае. Родденберри конечно мог протестовать против его создания, но с вероятностью в 99,9% со всеми его правками и замечаниями студия поступила бы точно так же, как и с его критикой в адрес сценария фильма «Звездный Путь 6: Неоткрытая страна», то бишь запрятала в самый дальний ящик и тут же забыла об их существовании. Во-вторых, даже если Родденберри и видел концепт DS9, то это были лишь самые ранние наброски без проработанных персонажей и завершенного варианта сценария пилота, потому что та версия, которую зрители увидели в январе 1993 года рассказывала вовсе не об отеле в космосе. Ну и наконец, в-третьих, даже если Родденберри читал сценарий, и он ему категорически не понравился, это ровным счетом ничего не говорит об уровне самого сценария. Если вспоминать историю создания TNG, то многие решения, которые принимал Родденберри можно отнести к категории непродуманных, странных или даже в корне неверных. Достаточно сказать, что сериал приобрел свою заслуженную популярность у зрителей как раз в тот момент, когда сценаристы нашли способ, как им обходить стороной придуманные Родденберри правила, иными словами — TNG стал популярным во многом ВОПРЕКИ креативным решениям Джина, а вовсе не БЛАГОДАРЯ им. Если кому-то вдруг покажется недостаточно приведенных мной во второй части статьи примеров неэффективного управления, из-за которого сценаристы первых сезонов TNG разбегались от этого сериала, как от телеги с горящим навозом, вот вам еще один, на сей раз — от шоураннера DS9 Айры Стивена Бэра, который начинал свой путь во вселенной Трека с должности обычного сценариста «Следующего поколения»:

Айра Стивен Бэр: «Я придумал планету под названием Райза, это была планета удовольствий. Капитан приезжает на нее в отпуск, чтобы снять стресс. Он заходит во что-то типа голопалубы и ему говорят: «Приготовься встретится лицом к лицу со своим величайшим страхом!». Капитан заходит вовнутрь, потому что думает, что там его ждет битва с ромуланами, которая поднимет ему настроение. Но на деле он видит, как его повышают до адмирала, как новым капитаном «Энтерпрайза» становится Райкер. Выясняется, что величайший страх Пикара — это старение: просто сидеть за столом и отправлять других людей на поиски приключений. Когда Джин увидел этот сценарий, то просто рассвирепел: «Пикар ничего не боится. Когда придет время ему стать адмиралом, он просто станет адмиралом, и это его совершенно не заботит. Пикар — это Джон Уэйн». И тут я ему говорю, что у Джона Уэйна тоже были свои страхи и сомнения, после чего Родденберри свирепет езе больше: «Нет, Джон Уэйн ничего не боялся. Джон Уэйн был настоящим героем, и Пикар — герой, поэтому мы не будем снимать этот эпизод». А потом добавил: «А вот сама идея планеты удовольствий мне нравится. Давайте ее оставим».

Самое забавное, что после первых двух сезонов TNG, личные страхи Пикара будут всплывать в сериале с завидным постоянством, и именно это сделало образ капитана «Энтерпрайза» таким популярным и узнаваемым: Пикар — не супермен, он боится смерти, боится лишится своего судна и любимого экипажа, боится снова пережить трансформацию в борга. Как это ни парадоксально, но именно страхи делают этого героя живым, и отвергнутая Родденберри с таким негодованием идея страха перед старостью, впоследствии неоднократно будет обыгрываться, как в самом сериале, так и в полнометражных фильмах. Вывод очевиден и весьма банален: даже люди, которых считают гениями не застрахованы от ошибок и заблуждений, и даже если Родденберри не нравилась идея «Дальнего космоса», это автоматически не делает ее ущербной.

Александр Сиддиг в роли доктора Джулиана Башира

На мой взгляд, первая серия DS9 и по сей день является лучшим примером пилота для трековских сериалов. Да, «The Cage» для TOS был более оригинальным, а «Encounter at Farpoint» для TNG содержал в себе прекрасную законченную историю, однако зрители часто забывают (или просто не знают), что пилотные эпизоды сериалов снимают совсем не для этого. Хороший пилот должен четко и внятно излагать зрителям всю концепцию будущего телешоу, демонстрировать все возможности, таящиеся в сюжете, пытаться заинтересовать сильными и слабыми сторонами своих персонажей. Если после просмотра полуторачасовой серии зритель так и не понял, о чем будет сериал и кого собственно изображают на экране приглашенные телезвезды — это плохой пилот. И тот же «Encounter at Farpoint» был отнюдь неплохим пилотом, просто не раскрывал зрителям всего потенциала TNG; сам факт, что из всех персонажей первой серии зрителям запомнились лишь Пикар с Дэйтой уже говорит о многом. И «Эмиссар» может и не содержит в себе столь увлекательной одиночной истории, зато прекрасно справляется со своими непосредственными функциями — раскрывает образ главного героя прямо в первый же час, а не дожидаясь начала четвертого сезона как сами-знаете-где, дает необходимый задел для всего дальнейшего сюжета (в частности, история со Сферами Пороков получит свое логическое завершение лишь в финале седьмого сезона) и представляет зрителю других персонажей с уже сформировавшимися взаимоотношениями. В этом заключается еще одно отличие пилота DS9 от других сериалов: в «Следующем поколении» и «Оригинальных сериях» все персонажи представляли собой чистые листы белой бумаги, на которые не было нанесено никаких отношений за исключением дружеских. Здесь же мы на начало сериала имеем целую сложную систему: Бэйджор ненавидит Кардассию, Кардассия ненавидит Федерацию, майор Кира недолюбливает Сиско, Сиско недолюбливает Пикара, Башир флиртует с Джадзией, Одо ненавидит Кварка, майор Кира недолюбливает Кварка, О, Брайен недолюбливает Башира — и все это всего-лишь за полтора часа экранного времени!

«Стар Трек» никогда не был сериалом, строящимся вокруг взаимоотношений персонажей, в центре сюжета любой из серий TOS или TNG всегда находился какой-то инцидент, от которого уже отплясывал дальнейший сюжет. Однако Пиллер ломает эту сложившуюся систему, и его подход больше напоминает развешивание по стенам дома чеховских ружей с заранее взведенными курками, которые обязательно когда-нибудь выстрелят, причем некоторые из них одновременно и целясь друг в друга. Из одушевленных средств исследования очередной аномалии, персонажи и их взаимоотношения становятся подлинным ядром драматургии, в то время, как сам сюжет с возникновением макгаффина отходит на второй план и превращается лишь в повод для очередной словесной перепалки: интересно, а что скажет об этом Кварк? Любопытно, а как отреагирует Гарак? Схожий принцип действия лежит в основе большинства эпизодов уидоновской «Баффи, истребительницы вампиров», поклонников которой гораздо больше интересовали не подробности очередных мистических пророчеств и не порядковый номер могилы, из которой выпрыгнет очередной мертвец, а лишь то, что скажет по этому поводу Спайк. Может это и имел ввиду Родденберри, когда противопоставлял сериал об отеле в космосе сериалу об исследовании космоса?

Впрочем, все эти отличия и изменения проявились в спиноффе далеко не сразу. Первый сезон по большей части предлагал зрителям стандартный набор развлечений любого другого «Стар трека»: эпизод про очередную инопланетную чуму, серию про очередного инопланетянина, пытающегося захватить сознание одного из членов экипажа, очередную серию про Q и т.д. И в этом заключается одна из главных проблем, характерных для третьего и четвертого поколения трековских сериалов: в штат сценаристов обычно приглашали авторов с опытом работы над TNG, и они приходили на новое место работы не с пустыми руками, а с солидным багажом из старых черновиков и практически готовых сценариев, которым по тем или иным причинам не нашлось места в сезонах «Следующего поколения». Казалось бы чего проще — взять готовую историю, написанную про экипаж «Энтерпрайза -Д», заменить звездолет на космическую станцию, Пикара — на Сиско, а Дэйту — на Одно или Джадзию и вуаля... Но на самом деле, подобные миграции сюжетов от одного родственного сериала к другому приводили к тому, что специфическая стилистика каждого из спиноффов со временем размывалась, и в результате серии уже настолько сливались в одну кашу с аналогичными эпизодами TOS и TNG, что уже через пару недель после просмотра начинало казаться, что вместо Сиско там действительно был Пикар.

Впервые дух «настоящего» DS9 проявился в предпоследнем эпизод первого сезона «Duet» (S01E19), который стал первой ласточкой готовящихся перемен. На DS9 прибывает гость, которого подозревают в том, что в годы оккупации Бэйджора он являлся комендантом крупнейшего концентрационного лагеря и лично повинен в смертях сотен заключенных. Это очень камерный эпизод, написанный как состязание для двух ведущих актеров, и несмотря на то, что в нем не содержится ни флэшбеков казней, ни кадров пыток, во время просмотра серии все эти моменты живо дорисовываются в зрительском воображении. В то время на телевидении сама тематика концентрационных лагерей находилась под жестким табу, однако действие «Дуэта» разворачивается в далеком космосе, вблизи вымышленной планеты, в рамках выдуманной научно-фантастической вселенной, ведь так? Конечно же нет, и любой зритель «Дуэта» с самого первого кадра прекрасно осознает, что все события серии не имеют никакого отношения ни к космосу, ни к научной фантастике, под образом коменданта Марицы скрываются лица реальных палачей из недавней земной истории, а выдуманный бэйджорский лагерь Галатэп является всего-лишь собирательным образом реальных точек на географической карте, о существовании которых человечество пытается забыть вот уже на протяжении 70 лет. Джин Родденберри придумывал «Стар трек» как социальную утопию, кривое зеркало с идеальными пропорциями, которое в своем отражении автоматически выравнивает уродства нынешнего общества, и зрители прекрасно понимали, что многие сюжеты TOS и TNG имели под собой социальную подоплеку с явными отсылками к современности, однако «Дуэт» стал первым эпизодом в истории всех Треков, которому удалось затронуть настолько серьезную и трагическую тему. Перегородки, отделяющие родденберриевскую утопию от зрителей XX столетия в очередной раз не выдержали, и «четвертая стена» рухнула.

Эстафетную палочку «Дуэта» подхватила финальная серия первого сезона «In the Hands of the Prophets» (S01e20). На станцию пребывает бэйджорская священослужительница и начинает критиковать уровень преподавания в местной школе, в частности ей не нравится то, что местным детям рассказывают о роли передовых научных теорий, вместо того, чтобы учить их азам учения Пророков, вокруг которого построена вся бэйджорская религия. С самого начала в глаза бросаются явные параллели с продолжающимся и по сей день спором между «креационистами» и сторонниками эволюционного учения Дарвина, однако когда зритель уже настраивается на очередную серию, посвященную конфликту мировоззрений, сюжет делает внезапный финт ушами и превращается в закрученный политический детектив с терактами, убийствами и итоговым выходом на еще одну весьма щепетильную тему, которую создатели других научно-фантастических телешоу всегда предпочитали обходить лесами и огородами — проблему религиозного радикализма. Таким образом начинает формироваться индивидуальная специфика сериала: предыдущие Треки рассказывали о космических исследованиях и приключениях, DS9 же преимущественно посвящен политическим интригам, расследованиям всевозможных заговоров и манипуляций различных спецслужб. Казалось бы, кто захочет погружаться в пучину скучных политических разногласий и хитроумных многоходовок, особенно после шести сезонов наслаждения космической романтикой в компании добрейшего капитана Жан-Люка и его верного экипажа? Однако именно в конце первого сезона, среди некогда дружного хора разгневанных хейтеров начали раздаваться первые нотки сомнения: «Подождите! А ведь из этого действительно может получиться нечто интересное!».

И раз уж мы заговорили о профессиональных шпионах и интригах спецслужб, то нельзя не затронуть и еще одного второстепенного персонажа, который к финалу седьмого сезона превратится в один из подлинных символов DS9. Видевшие сериал конечно же догадались — речь пойдет об Илиме Гараке. Во время создания эпизода «Past Prologue» (S01e03) сценаристам понадобилось, чтобы кто-то на станции сообщил Сиско нужную по сюжету секретную информацию. Продюсер Питер Алан Филдс предложил для выполнения этой задачи ввести особого персонажа — кардассианского шпиона по имени Гарак. В 60-е годы Филдс в качестве сценариста работал над культовым шпионским сериалом «The Man from U.N.C.L.E.», и этот персонаж в какой-то степени являлся отсылкой к приключениям Наполеона Соло и Илья Куракина. Кроме того, любому разведчику нужно хорошее прикрытие, поэтому Гарак прикидывается обычным портным, что в свою очередь является отсылкой к еще одному произведению о шпионах времен Холодной войны — названию романа Джона Ле Карре «Tinker Tailor Soldier Spy» (в России известен как «Шпион, выйди вон!»). Гарак задумывался не как полноценный персонаж, скорее это была сюжетная функция для однократного использования: герой произносил несколько строчек диалога, сливал информацию и просто растворялся в закате. В тот момент никому из продюсеров и сценаристов даже в голову не приходило, что всего-лишь пару сезонов спустя, эта самая «функция» станет одним из наиболее востребованных персонажей во всем сериале. Гарак — персонаж, аналогов которого не было ни в одном другом трековском сериале — смертельно опасный, проницательный, необычайно хитрый, его даже не назовешь двуличным, поскольку вместо всего-лишь двух личин у него их десятки. И по совместительству, неиссякаемый генератор цитат, которые прекрасно смотрятся в качестве подписи в аккаунтах из социальных сетей:

Гарак: «Правда — вещь субъективная. Я никогда не говорю правду, потому что не верю в то, что таковая вообще существует. Вместо этого я просто подшиваю брюки.» («Cardassians» S02e05)

Гарак: «Государственная измена как красота — всегда зависит от того, с какой стороны посмотреть.» («Second Skin» S02E09)

Гарак: «В большинстве случаев, правда является всего-лишь оправданием недостатка воображения.» («Improbable Cause» S03E20)

Гарак: «Ложь — такой же навык, как и все остальные. И чтобы достичь в нем определенного мастерства приходится постоянно практиковаться».(«In Purgatory's Shadow» S05e14)

Гарак — один из самых сложных персонажей в истории не только DS9, но и всей трековской франшизы. Он одновременно может быть и другом и врагом, героем и анти-героем, антагонистом и протагонистом. В эпизоде «The Wire» (s02e22) Гарак последовательно излагает доктору Баширу сразу три версии собственной биографии, и ни одна из них не является правдой:

Башир: «Все эти истории, которые Вы меня рассказали. Так какая из них все же правда?

Гарак: Мой дорогой доктор, все они являются правдой.

Башир: Даже те, что лгут?

Гарак: Особенно те, что лгут.

И лишь отсмотрев три сезона DS9, постепенно начинаешь понимать, почему именно Гарака считают одним из неофициальных символов данного сериала — в отличие от других треков, где понятия добра и зла всегда предельно утрированы, в «Дальнем космосе» практически нет белого и черного, вместо них преобладают исключительно серые тона. Поэтому, слившийся с тенью ассасин- портной-шпион, живущий по двойным стандартам с тройственной моралью, наилучшим образом олицетворяет сам дух этого шоу.

Эндрю Робинсон в роли Гарака

Второй сезон начался с истории, которая на тот момент являлась самой длинной аркой в истории «Стар Трека» и состояла аж из трех связных эпизодов (The Homecoming S02e01 + The Circle S02e02 + The Siege s02e03), однако до полноценного горизонтального сюжета сериалу было еще очень далеко. И здесь стоит вспомнить русскую поговорку «Не было бы счастья, да несчастье помогло» потому, что определиться с собственным стилем «Дальнему космосу» помог... анонс еще одного спиноффа к «Следующему поколению» под названием «Star Trek: Voyager». Все дело в том, что на момент создания первого спиноффа главной фишкой DS9 считалось даже не наличие в нем вместо звездолета целой космической станции, а возможность исследования совершенно нового сектора космоса. «Волшебная» червоточина, сделавшая некогда захолустную станцию одним из важнейших аванпостов во всей Галактике открывала вход в неизученное космическое пространство, также известное как «Гамма-квадрант». Подразумевалось, что на его территории находятся невиданные космические аномалии и проживают новые инопланетные расы, представители которых не попадались ранее ни Кирку, ни Пикару. Тогда всем казалось, что это будет оригинальная особенность DS9, которая поможет спиноффу обрести свое лицо и окончательно дистанцироваться от оригинала, но уже осенью 1994 года производители обнародовали концепцию «Вояджера», где было... все тоже самое, только таинственный «Гамма-квадрант» заменили не менее таинственным «Дельта-квадрантом». Обнародование концепции младшего собрата, который в то же время являлся потенциальным конкурентом, привело сценаристов DS9 в состояние легкой паники: им срочно нужно было придумать креативную фишку, которая бы сделала «Гамма-квадрант» уникальным и не позволила бы обоим спиноффам слиться в единую серую массу. Так появилась концепция Доминиона.

Первое упоминание Доминиона происходит в эпизоде «Rules Of Acquisition» (s02e07) — это чисто комедийная серия, из целого цикла, посвященного обычаям ференги, и вот, когда зритель уже полностью настроился на пародийный лад и принимает все сказанное в эпизоде за шутку, один из персонажей третьего плана упоминает, что в Гамма-квадранте мол, есть такая могущественная сила, которая называет себя «Доминион». Три серии спустя, в эпизоде «Sanctuary» (s02e08) зритель вновь слышит это загадочное название: по сюжету на станцию прибывают инопланетяне из Гамма-квадранта, которые пытаются скрыться от Доминиона, причем на протяжении серии Доминион не просто не появляется на экране, зрителям не дают вообще никакой информации о том, что он из себя представляет. Пока это просто слово, пожалуйста запомните его. Атмосфера таинственности, создаваемая авторами вокруг Доминиона во многом напоминает план, согласно которому в TNG первоначально собирались вводить расу боргов: сперва лишь намеки на таинственный сигнал из космоса, затем серия, посвященная нападению неизвестного противника на Нейтральную Зону и уж только потом... К несчастью для «Следующего поколения», концепция поэтапного введения новых антагонистов была сорвана забастовкой Гильдией сценаристов, однако их персональная неудача обернулась на пользу DS9. В первоначальном концепте Доминион вообще сильно походил на боргов, его появлением в сериале сценаристы преследовали те же самые цели — придумать нового могущественного противника для Федерации и дать сериалу предпосылки для формирования еще одного внешнего конфликта. Однако на этом сходство заканчивалось: борги создавались авторами как живое воплощение хаоса, слепая стихия, которая пожирает все на своем пути, в отличие от Доминиона, который значительно лучше организован, а по сему представляет для Федерации еще большую угрозу.

Роберт Хьюит Вулф: «Доминион с самого начала задумывался нами как своеобразная Анти-Федерация».

Первое столкновение лицом к лицу состоялось в финальном эпизоде второго сезона «The Jem'Hadar» (s02e26), здесь же зрителю впервые продемонстрировали военную мощь Доминиона и дали первые сведения о том, кто входит в его состав. Во время работы над концепцией Доминиона, Айре Стивену Бэру пришла в голову неожиданная идея — а что, если Доминион будет состоять не из одной враждебной инопланетной расы, а сразу из трех?

Айра Стивен Бэр: «Мне пришла в голову идея сделать сразу три комплекта злодеев. Причем, все они должны были быть представлены зрителю практически одновременно. Мы просто не хотели рисковать с введением в сериал одной расы плохишей, которая могла не сработать и после этого нам пришлось бы вновь вернуться к тому, с чего начали. Поэтому мы решили перестраховаться и сделали их сразу три. «

Силы Доминиона состоят из представителей трех инопланетных рас:

1. Основатели — загадочная раса, представители которой являются полноправными хозяевами Доминиона. Практически никогда не показываются на публике, не принимают участие в боевых действиях, само их существование окутано таким покровом таинственности, что большинство рас, находящихся под гнетом Доминиона считает Основателей всего-лишь мифом. Айра Стивен Бэр впоследствии признался, что свое название Основатели получили в честь знаменитой трилогии Айзека Азимова, которая является одним из его любимых литературных произведений. И да, самоназвание этой расы уже само по себе является жирным сюжетным спойлером.

2. Ворта — остроухие инопланетные «эльфы», которые выполняют в Доминионе роли руководителей среднего звена: военачальников, послов, администраторов. Один из авторов концепции Доминиона так описал самих ворта и исполняемые ими функции:

Роберт Хьюит Вулф: «Ворты — это бизнесмены и переговорщики, с виду дружелюбные парни, которые приходят к вам с великодушным деловым предложением: «Эй, мы ваши друзья. Достанем вам фазерных винтовок, прокатим по космосу. Мы согласны на все. Сделаем все, что хотите, лишь бы вы остались в долгу. И если Вы не принимаете их предложений и не хотите выстраиваться по струнке, они посылают Джем'Хадар, которые разбираются с Вами».

Ворта — насквозь лживые манипуляторы, у которых отсутствуют какие-либо принципы и понятия о чести. Ворта легко нарушают подписанные ими договоры, жертвуют собственными солдатами, развязывают войны и лично руководят жестокими карательными операциями. Их единственным слабым местом и объектом поклонения являются Основатели, которых ворта почитают как своих богов. Когда-то, много сотен лет назад, Основатели нашли их на задворках Гамма-квадранта и генетически улучшили их вид (под улучшением очевидно понимается превращение некогда безобидных созданий в тех аморальных сволочей, которыми они являются по сей день), и с тех пор единственная цель существования любого ворты — служение Основателям, в этом же заключается и единственная их ценность. Основатель — это единственное существо во Вселенной, которое ворта не сможет обмануть, предать или убить. Кроме того, на начальном этапе разработки концепции Доминиона подразумевалось, что ворты будут обладать определенными телепатическими способностями, в частности, в эпизоде «The Jem'Hadar» (s02e26) Эрис использует что-то типа телекинетического удара. Но впоследствии сценаристы решили отказаться от этой идеи, поэтому ворта-телепатов можно увидеть на экране лишь при первом представлении Доминиона.

3. Джем'Хадар — мускулы Доминиона, генетические выведенные идеальные машины для убийства. Внешне похожие на двуногих носорогов, они обладают их силой и выносливостью и не испытывают ни страха, ни жалости к своим врагам, что делает Джем'Хадар даже более идеальными воинами, чем клингоны. Также, как и ворта они почитают Основателей как богов и беспрекословно повинуются каждому приказу своих хозяев. Однако в отличии от длинноухих манипуляторов, в генетической конструкции Джем'Хадар присутствует один серьезный изъян — они изначально агрессивны ко всему живому и готовы убивать все, что движется (включая даже ворта и других Джем'Хадар). Инструментом контроля над солдатами является синтетический наркотик Ketracel-white , без которого послушные идеальные солдаты мигом превращаются в озверевшую мышечную массу. Поэтому, несмотря на все свои исключительные боевые качества, Джем'Хадар зачастую используются Доминионом в качестве обычного пушечного мяса: например, в случае потери целого корабля двуногих носорогов, руководство Доминиона больше обеспокоится утратой самого судна, нежели экипажа, который можно в любой момент заменить. Но несмотря на все вышеописанное, авторы учли ошибки, допущенные при создании боргов и избежали соблазна сделать из Джем'Хадар бессловесную безмозглую рабочую силу, которая лишь тупо повинуется чужим приказам. Так, некоторые из представителей данного вида наделены понятиями о воинской чести — они могут симпатизировать противникам, которых считают достойными и даже испытывать к ним неподдельное уважение.

Роберт Хьюит Вулф: «Работая над Джем'Хадар сначала мы представляли себе монголов времен Чингиз-Хана. Конечно, они не были такими уродливыми и не могли всего за три дня превратится из младенца в идеальную боевую машину, но первоначальный ориентир был именно такой. Но затем мы его значительно расширили — стали использовать в образе черты римских легионеров, британских солдат времен колонизации Индии, которые могли пойти на что угодно во благо процветания своей Империи и даже современных американских зеленых беретов. Мы хотели создать образ непревзойденного профессионального солдата, каких раньше не существовало в истории Стар Трека.»

Терри Фаррел в роли лейтенанта Джадзии Дакс

Сценаристы проделали отличную работу — в своем готовом виде, Доминион действительно представлял собой кривое отражение родденберриевского идеала: все, что Федерация делала со знаком плюс, Доминион автоматически превращал в минус и наоборот. Эта межгалактическая империя, полностью построенная на лжи, манипуляциях и угнетении более слабых народов, вполне могла бы претендовать на звание «чистого зла» от вселенной Стар Трека, если бы не одно маленькое «но»: мотивы, которыми руководствуются Основатели значительно отличаются от намерений императора Палпатина из «Звездных войн» или его идейного собрата Минга из комиксов о Флэше Гордоне. История Основателей по-своему трагична: много сотен лет назад их преследовали и уничтожали лишь за то, что они сильно отличались от прочего населения Галактики. Постепенно страх к остальным инопланетным расам перерос в ненависть, а непонимание их образа жизни сменилось желанием сжать все непонятное в свой сильный кулак и покрепче сдавить. Результатом этой эволюции мировоззрения стал нынешний Доминион, который живет по принципу «То, что ты контролируешь, не сможет причинить тебе никакого вреда» и является всего-лишь плодом чужой ксенофобии. Впрочем, в DS9 и образ самой Федерации тоже мало напоминает иллюстрацию из детской сказки.

Во всех трековских сериалах образ Федерации оставался неизменным еще со времен эфира «Оригинальных серий» — эдакий эдемский сад межгалактического масштаба, мудрые правители которого ведут своих граждан через светлое безоблачное настоящее к еще более светлому и безоблачному будущему. Работая над концепцией «Вояджера», Майкл Пиллер придумал для сериала новый конфликт: действие второго спиноффа должно было разворачиваться на звездолете, первая половина которого должна была состоять из уже привычных зрителям офицеров Звездного Флота, а вторая — из группы межгалактических преступников. Только ведь все фанаты вселенной прекрасно знают: в идеальном будущем «Стар трека» нет никаких преступников! Тогда их пришлось выдумать, и первое появление новых анти-героев состоялось как раз во втором сезоне DS9, в двухсерийной арке «The Maquis, Part I and II» (S02e20-21). Согласно сюжету, Федерация заключила несправедливый договор с Кардассианской империи, в результате которого бывшему противнику досталось множество планет, заселенных федеральными колонистами. Колонистам было предписано немедленно покинуть кардассианскую территорию, но некоторые все же остались — им просто больше некуда было податься. Тогда кардассианцы, пользуясь молчаливым бездействием со стороны Федерации, принялись выселять оставшихся колонистов, в ход пошли фазеры, и в результате пролилась кровь. Колонисты тоже взялись за оружие, начали переоборудовать гражданские челноки в военные корабли и в довершение всего, на их сторону встали многие действующие офицеры Звездного Флота, которые считали политику невмешательства со стороны Федерации проявлением трусости. В итоге образовалось целое движение, представители которого стали называть себя себя «маки» (с ударением на последний слог) — в честь одноименной группы бойцов Французского Сопротивления, действовавших в годы WWII.

Однако не все поклонники «Стар Трека» смогли спокойно принять сам факт появления маки — ведь это вам не просто какие-то разрозненные криминальные элементы, а на минуточку, бывшие офицеры Звездного Флота, да и само движение — не обычный одиночный пикет или дебош, а полноценный мятеж против всеми любимой Федерации! Впервые за всю историю существования Трека, авторы словно поворачивались к зрителю и говорили в камеру: «Слушайте, мы сами понимаем, насколько странно это звучит, но может быть в данном конкретном случае Федерация... не так уж права?». Во второй части эпизода «The Maquis» они даже вкладывают в уста Сиско следующий монолог:

Бенджамин Сиско: «Наша главная проблема кроется в Земле. Жители Земли не знают нищеты, преступности, войн. Если выглянуть в окно штаб-квартиры Звездного флота, то увидишь перед собой лишь райские кущи. А в раю так легко быть святым». («The Maquis, Part II» S02e21)

С точки зрения ортодоксальных поклонников эта фраза является символом чуть ли не предательства всей идеологии Стар Трека. Великий Родденберри завещал нам, что будущее будет просто идеальным, меркантильность и глупость сменятся безграничной мудростью, и все личностные конфликты между гражданами Федерации навсегда сгинут в лету. Так кто вы такие, чтобы оспаривать видения Пророка? Изыдьте, еретики! На самом деле, концепция DS9 вовсе не отменяет родденберриевскую утопию, а всего-лишь проверяет ее на прочность. Как крепость новой крыши проверяют первым же проливным дождем, так и стойкость сложившихся социально-политических систем испытывают различными кризисами. И «Глубокий космос» как раз рисует перед зрителями подобный кризис, когда с одной стороны — маки, с другой — Кардассия, с третьей — Доминион, с четвертой — ее же собственные граждане, некоторые из которых перестают верить в собственное высокое предназначение, и в рядах Звездного Флота зреет настоящий заговор. Устоит ли родденберриевская утопия, выдержит ли все выпавшие на ее долю испытания? Если выстоит, значит демиург и вправду оказался Пророком, в противном же случае... И подсознательно все мы прекрасно понимаем, что Федерация сможет преодолеть препятствия и найдет в себе силы выстоять, единственный вопрос заключается лишь в том: какой ценой?

Сложившуюся ситуацию еще больше усугубляет наличие у Федерации постоянных антагонистов, которые возникли в сериале задолго до Доминиона. Уже само их присутствие в спиноффе тоже является своего рода нововведением, ведь у капитана Кирка из TOS не было ни одного противника, с которым он бы встретился по второму разу, а в эпоху Пикара единственным повторяющимся антагонистом был Лор, который представлял собой скорее не образ настоящего злодея, а всего-лишь возможность продемонстрировать зрителю, что актер Брент Спайнер может играть роли не только добреньких буратин. Одним из главных антагонистов Сиско на протяжении всего сериала была кай Винн Адами — амбициозная служительница бэйджорской Церкви Пророков. Она совершенно не напоминает обычных противников Пикара с Кирком и впервые представляет зрителям абсолютно новый тип врагов в истории Трека, против которых бессильны фазеры или фотонные торпеды: кай Винн олицетворяет собой типичного политика от мира церкви — лживого, лицемерного манипулятора, в руках которого священные религиозные рукописи становятся смертоносным оружием. Пользуясь священными догматами словно приворотным зельем, она искусно манипулирует сознанием религиозных фанатиков и идет к своей цели, не останавливаясь ни перед чем: убийства других священников или даже целый государственный переворот — Винн Адами искренне полагает, что в борьбе за должность верховного понтифика все средства хороши. Однако как и все другие действующие лица спиноффа, этот персонаж гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Айра Стивен Бэр: «Мы хотели создать персонажа, которого аудитория на первых порах начинала безоговорочно ненавидеть, а потом давали ей речь, которая бы полностью разрушала все ожидания, сложившиеся у зрителей на ее счет».

Ханс Беймлер: «Кай — одна из ключевых персонажей нашего шоу. Она очень сложная и многогранная. Когда мы работали над ее репликами, Айра всегда требовал, чтобы она не была одномерной».

Вспомните типичных злодеев из истории жанра научной фантастики — тех самых, которые маниакально жаждут власти над всей вселенной и развлечения ради стирают в пыль целые планеты, а потом вновь посмотрите на образ кай Винн. Это действительно очень сложный и неоднозначный персонаж, который развивается вместе с остальными героями на протяжении всего сериала, и если в одной серии она олицетворяет собой чистое зло, то в другой может принести немалую пользу и даже стать временным союзником. В противоречивости и своеобразной притягательности Винн есть несомненная заслуга исполнительницы этой роли, «оскароносной» актрисы Луиз Флетчер (сестра Рэтчед из формановского «Пролетая над гнездом кукушки»), которая намеренно вкладывала в свою героиню черты не только реально существующих земных политиков XX столетия, но и известных исторических персонажей:

Луиз Флетчер: «Моя героиня была амбициозна и жаждала власти. Она была одновременно похожа на Маргарет Тэтчер и Папу Римского в космосе. Только речь идет не о современных римских понтификах, а о Папах времен средневековья, когда они жгли еретиков и развязывали религиозные войны.».

Еще одним, столь же неоднозначным антагонистом DS9 является Гал Дукат, которого зрители впервые встречают еще в пилотной серии. Это кардассианский офицер высшего ранга, бывший командир станции «Терак Нор», который в годы оккупации Бэйджора руководил расстрелами и карательными операциями. Он циничен, безжалостен, не обременен какими-либо моральными принципами, но при этом невероятно харизматичен. Однако впоследствии все эти черты классического злодея постепенно начинают разбавляться и положительными качествами, к примеру Дукат действительно является патриотом Кардассии и искренне любит свою дочь. Как и кай Винн, авторы пытались развивать Дуката как не ординарного персонажа: не светлого, но и не исключительно темного, скорее серого. Во многих эпизодах первых пяти сезонов Дукат даже выступает в роли не противника Федерации, а ее союзника поневоле. И вот, когда зрители уже привыкают к тому, что этот персонаж не представляет серьезный угрозы, происходит очередной скачок в эволюции его характера.

Ханс Беймлер: «Образ Дуката с самого начала задумывался нацистом — умным, порочным, сложным, но все же нацистом. Это не значит, что в нем не было каких-либо положительных черт, иногда Дукат мог казаться вполне приятным парнем. Но при этом он всегда оставался нацистом.».

Можете привести хотя бы один фантастический телесериал, антагонисты которого были бы столь же сложными и неоднозначными?

Марк Алаймо в роли Гала Дуката

Первые два сезона DS9 по сути просто расставляли шахматные фигуры для сложного гроссмейстерского этюда. И вот, когда все ферзи, слоны, ладьи и пешки собрались в нужных местах, то... все равно ничего не случилось. В конце второго сезона Майкл Пиллер передал должность шоураннера Айре Бэру, а сам ушел заниматься «Вояджером», и студия решила, что это очень подходящий момент для того, чтобы перехватить бразды правления сериалом и предъявить собственные требования. Во время производства «Следующего поколения» было много различных конфликтов, но все они были сугубо внутренними: шоураннеры конфликтовали со сценаристами, актеры с шоураннером, но до прямых потасовок с производителями дело никогда не доходило, потому что согласно договору, единственным человеком, который обладал правом полного творческого контроля над производством сериалом был сам Родденберри. И вот, после завершения трансляции второго сезона DS9 произошло в некотором роде знаменательное событие, которое будет иметь самые серьезные последствия для всей дальнейшей истории трековской франшизы: студийные чиновники впервые попробовали откорректировать то направление, в котором двигался сериал. Им не нравился чересчур мрачный тон повествования и его излишне размеренный темп, они брезгливо морщились от эпизодов с участием ференги и буквально ненавидели доктора Башира. В то время, как шоураннеры и сценаристы пытались как можно дальше оттащить спинофф от «Следующего поколения», производители наоборот мечтали о том, чтобы эти два шоу ринулись на встречу друг другу, после чего слились в сладостном экстазе. Им не нужны были непохожие оригинальные персонажи и хитроумные интриги: просто возьмите схему серий из TNG, напоминающую отрывной календарь и сделайте с нее ксерокопию. В каждой серии — совершенно новая планета, каждый час — абсолютно новая история: неужели так сложно просто взять и повторить? Иными словами, предъявляя подобные требования, они расписывались в полнейшем непонимании специфики данного шоу.

Рональд Мур: «Основная специфика сериала заключалась в том, что в отличие от звездолета, космическая станция не может двигаться с места, поэтому из серии в серию мы были вынуждены рассказывать зрителям одни и те же истории с продолжением. «Энтерпрайз» можно было отправить к какой-нибудь неизвестной планете, отснять один эпизод и тут же улететь на другую. Но с Deep Space 9 все было совсем по-другому: то, что Вы видите на станции в одной из серий, на следующей неделе по-прежнему будет на станции. И планета Бэйджор тоже никуда не движется. Нельзя было сделать эпизод, в котором происходили серьезные изменения в бэйджорской политике, а через неделю сделать вид, что всего этого не было. Мы должны были продолжать то, что начали.»

Айра Бэр впоследствии вспоминал, что производители на полном серьезе предлагали ему... оснастить станцию варп-двигателями, типа так она сможет летать по космосу от планеты к планете и вновь вернуться к формату, заданному TNG. Мысль о том, что зафиксированное положение станции было не случайной ошибкой в расчетах, которую просто проглядели при создании концепции, а фичей, преднамеренно введенной в сюжет, дабы помочь спиноффу обрести собственное лицо, разумеется, никому из них в голову не приходила.

Ну и вполне очевидно, что все эти дико компетентные люди из Paramount Television были категорически против превращения спиноффа в целый телевизионный роман — никакого цельного повествования, никаких долгосрочных противников, просто чтите заветы 10-летней давности аки Святое Писание, ничего большего от вас и не требуется. Именно по этой причине, дальнейшее существование Доминиона находилось под очень большим вопросом — производители хотели, чтобы все разборки с этим сверхсильным противником занимали... не больше двух эпизодов. Иными словами, они настаивали на полном клонировании линии из «Следующего поколения», посвященной нашествию боргов, когда сперва зрителя интриговали присутствием нового таинственного противника, затем пугали и даже угрожали, после чего борьба с этим сверхсильным врагом заняла у Федерации всего-лишь два эпизода, и наши опять победили! Однако шоураннер категорически отказался выполнить эти требования, ведь к тому времени, на разработку образа главных антагонистов было затрачено уже немало человекочасов. В итоге, обоим сторонам пришлось идти на уступки: производители оставляли в покое Доминион и окончательно смирялись с его существованием, а взамен получали как можно больше одиночных эпизодов, не связанных с основным сюжетом, в то время как скорость продвижения оного искусственно замедлялась. Типичным примером действия подобного творческого компромисса является третий сезон DS9, в первых эпизодах которого герои сначала вступают в битву с Джем'Хадар, затем открывают тайну происхождения Основателей, после чего... основной магистральный сюжет отправляется на длительный перекур, который будет продолжаться вплоть до 20 серии. Федерации угрожает смертельная опасность, и враг уже находится под самым носом, но нет — на протяжении последующих 18 эпизодов Вы не услышите об этом ни единого слова, вместо этого Вашему вниманию предлагаются новые комические приключения Кварка и очередные хитроумные интриги кардассианских спецслужб.

И к сожалению, эту проблему можно наблюдать не только в третьем сезоне, но и во всех остальных — каждый следующий эпизод несет в себе совершенно новое настроение, поэтому после драматической арки в эфир могут пустить легкомысленную комедийную серию или прямо посреди кровопролитной войны показать зрителю именно то, чего ему так сильно не хватало во всем «Стар треке» — межгалактический чемпионат по бейсболу. Однако при всем при этом, DS9 и поныне остается наиболее разнообразным из всех трековских сериалов, включающим в себя не только космические исследования и приключения, но и пропорциональное соотношение комедии и драмы, детективные эпизоды (некоторые из которых даже выполнены в стилистике «нуар»), огромное количество сюжетных арок, посвященных любовным отношениям между различными членами команды и эпизодов, демонстрирующих эволюцию персонажей. Эволюция героев впервые появилась еще в «Следующем поколении», но действовала лишь в отношении определенных членов экипажа, и сам процесс протекал в виде неравномерных скачков, то бишь персонаж мог находиться на борту «Энтерпрайза» на протяжении многих лет и постоянно выполнять одну и ту же работу, но потом сценаристы ВНЕЗАПНО вспоминали о том, что он вообще есть — и хлоп, получите эпизод, посвященной эволюции его характера! В качестве примеров героев, которые эволюционировали на протяжении всего сериала можно вспомнить лишь Пикара, Дэйту, Ворфа, а если с небольшой натяжкой, то еще и Райкера, в то время, как характер Дианы Трой за семь сезонов ничуть не изменился, а Ла Форж так и остался Ла Форжем. В отличие от TNG, в «Глубоком космосе» эволюционируют все персонажи, а не только представители символической элиты, кроме того этот процесс продолжается постоянно — из серии в серию, из сезона в сезон. К финальному седьмому сезону, в DS9 не останется ни одного героя, характер которого не прошел многоступенчатую эволюцию: одни из мерзавцев превращаются в героев, другие же перековывают свое мировоззрение под действием навалившихся испытаний, третьи — наоборот становятся еще сильнее, чем прежде, преодолев невероятно тяжелые искушения. Если посмотреть на персонажей, какими они станут к концу седьмого сезона, а потом вспомнить сцены с их участием из пилотного эпизода, разница видна даже невооруженным взглядом — это больше напоминает взрослого человека, который на дне пыльного ящика отыскал папку со своими детскими рисунками, он рассматривает эти каракули, вспоминает детство, невольно сравнивает себя теперешнего с собой тогдашним, и на его губах играет немного грустная улыбка.

Возвращаясь к тематическому разнообразию эпизодов, невозможно не отметить, что DS9 и по сей день лидирует среди других трековских телешоу по обилию серий, связанных в целые сюжетные арки: арка Основателей, арка, посвященная войне с клингонами, арка, посвященная таинственной Секции 31... Среди всех этих сюжетно связанных эпизодов выделяются арка, посвященная вторжению Доминиона, состоящая 8 увязанных друг с другом последовательных серий (s05 e25-26, S06 e01-06) и арка, завершающая все сюжетные линии сериала, которая состоит аж из 9 сегментов (s07 e17-e26) — до появления третьего сезона «Энтерпрайза» с его вялотекущим вторжением Зинди, они считались самыми продолжительными сюжетными цепочками в истории трековской телевселенной. Особняком среди арок стоят эпизоды, действие которых происходит в т.н. «зеркальной вселенной» — альтернативной реальности, в которой все персонажи заменены их полными антиподами. Концепция «Зеркальной вселенной» была впервые представлена зрителям еще «Оригинальных сериях», в эпизоде «Mirror, Mirror» (TOS s02e10), а само понятие «Борода Спока» даже успело стать нарицательным. В DS9 она появилась в конце второго сезона в эпизоде «Crossover» (s02e23), который представлял собой неприкрытый оммаж культовому сериалу-прародителю. Зеркальная вселенная DS9 представляет собой альтернативную реальность, в которой конфликт Федерации с Кардассией закончился созданием клингонско-кардассианского военного альянса и полным поражением Звездного флота. DS9 вновь называется «Терок нор», вакантное место эксплуатируемых в качестве рабов бэйжэорцев заняли люди, а возглавляет станцию альтернативная версия Майора Киры, которая в этой вселенной стала коварным и кровожадным диктатором. И в качестве одиночного эпизода, эдакой валентинки в адрес «Оригинальных серий», «Crossover» воспринимался вполне нормально, по крайней мере до тех пор, когда авторам не пришла в голову светлая мысль превратить отдельную серию в целую арку и доснять к ней еще пять абсолютно ненужных сегментов, каждый из которых строился по одному и тому же сценарию: людей эксплуатируют в шахтах — майор Кира злобно хохочет, люди пытаются организовать подпольное сопротивление — майор Кира по-прежнему хохочет, люди пытаются совершить революцию — майор Кира... короче, вы поняли. Все вышеперечисленное делает эпизоды, посвященной зеркальной вселенной, пожалуй худшей сюжетной аркой за всю историю DS9.

Рене Обержонуа в роли Одо

История создания «Глубокого космоса» местами напоминает летопись военных действий между сценаристами и телестудией, не случайно, вдохновленный успехом документального фильма «Chaos on the Bridge», посвященного конфликтам, возникшим при создании TNG, шоураннер Айра Бэр решил сделать собственную картину, которая бы повествовала о том, что ему и всем остальным сценаристам сериала пришлось вытерпеть от студийных чиновников при работе над DS9. Документальная лента еще пока не имеет определенного названия и точной даты выхода; ожидается, что она появится на носителях до окончания 2017 года. Однако в этом перманентном противостоянии, были и свои положительные стороны — в частности, насильно принуждаемые студией к сочинению отдельных эпизодов, авторы DS9 сумели сделать несколько поистине выдающихся историй, каждую из которых вполне можно поставить на одну доску с лучшими моментами культовых сериалов-предшественников. Их, разумеется, гораздо больше, но в данной статье я сосредоточусь лишь на символической тройке «The Very Best of Star Trek: Deep Space 9»:

3. The Visitor (s04e03). В результате аварии Сиско попадает в область пространственно-временного искажения, откуда может лишь изредка вступать в контакт с повседневной реальностью. Но его сын Джейк отказывается мириться с таким положением вещей и решает посвятить всю свою дальнейшую жизнь попыткам высвободить отца из темпоральной ловушки. Прекрасная история, просмотр которой вызывает у зрителя целую палитру эмоций, очень сильно выигрывает за счет участия в ней прекрасного актера Тони Тодда, исполнившего роль сперва повзрослевшего, а затем и постаревшего Джейка Сиско. И как уже говорилось выше: один этот эпизод полностью девальвирует все минусы, связанные с присутствием на экране данного персонажа.

2. Far Beyond the Stars (s06e13). Если пересмотреть эпизоды всех трековских телешоу, начиная с «Оригинальных серий» и заканчивая «Энтерпрайзом», поставив перед собой цель вычислить, какой из них является наиболее неформатным, то победа скорее всего достанется «Far Beyond the Stars». Действие разворачивается на Земле, в самый разгар 50-х годов, и Эвери Брукс исполняет роль не капитана Сиско, а писателя по имени Бенни Рассел, который работает в журнале, специализирующемся на публикации фантастических рассказов и начинает сочинять цикл историй о космической станции Deep Space 9. История Рассела частично основана на фактах из биографии реального писателя Сэмюэля Дилейни, ранние публикации которого редакторы тоже сопровождали фэйковыми фотографиями, мотивируя это тем, что рассказы, написанные чернокожими фантастами будут интересны лишь другим чернокожим. Кроме того, в героине Наны Визитор легко угадывается одна из сценаристок «Оригинальных серий» Дороти Фонтана, которая на протяжении многих лет вынуждена была публиковать свои рассказы и сценарии под мужским псевдонимом, а прототипом одержимого роботами персонажа Колма Мини выступил САМ Айзек Азимов. Этот эпизод хорош тем, что работает сразу на многих уровнях: демонстрирует зрителю ту невзрачную и местами даже пугающую колыбель, из которой выросла вся современная фантастическая литература, рисует крайне неприглядный портрет недавнего прошлого и уделяет много внимания расовым взаимоотношениям. Но в мой личный топ он попал вовсе не поэтому. Просто это первый на моей памяти эпизод научно-фантастического сериала, герой которого начинает всерьез задумываться над тем, кем же он является на самом деле: реальным человеком или плодом чьей-то фантазии. А как именно зовут автора, который описывает его жизнь в своих произведениях: Бенни Рассел, Джин Родденберри или скажем, Айра Стивен Бэр, принципиального значения не имеет. Кроме того, это единственная серия DS9, в которой все актеры появляются без привычного инопланетного грима; в частности, здесь впервые можно увидеть, как в повседневной жизни выглядят те, кто на протяжении всего сериала прятался от зрителей под масками Нога, Кварка, Одо, Ворфа, Дуката, Вейюна и некоторых других персонажей.

1. Trials and Tribble-Ations (s05e06). Осенью 1996 года исполнилось ровно 30 лет с момента первого эфира «Оригинальных серий», и данный эпизод представляет собой еще одну валентинку тому, с чего начиналась вся трековская телевселенная. Решив, что подобный юбилей необходимо отпраздновать специальной серией, сценаристы пятого сезона устроили один большой мозговой штурм, причем все прекрасно понимали, что необходимо сделать прямой кроссовер с одним из эпизодов классического сериала, проблема заключалась в том, что каждый из них предлагал использовать в качестве отправной точки совершенно разные серии TOS. Одним из наиболее поворотных моментов классического сериала и его своеобразной визитной карточкой, и по сей день считается эпизод второго сезона «The Trouble with Tribbles» (TOS s02e15), и Бэру пришла в голову мысль: а что если переснять его заново на манер псевдодокументальных вклеек с участием героя Тома Хэнкса из «Форреста Гампа» , смешанных с сюжетом в духе другого фильма Роберта Земекиса«Назад в будущее II»? По сюжету, Сиско, Башир, Дакс, Одо, Ворф и О, Брайен при помощи Сферы Пророков попадают во времена капитана Кирка и пытаются предотвратить теракт на борту «Энтерпрайза», посредством которого один из персонажей классического эпизода собрался изменить весь ход истории. Однако сюжет здесь не главное, Trials and Tribble-Ations — чисто комедийный эпизод, рассчитанный прежде всего на огромных поклонников «Оригинальных серий». С легкой иронией обыгрываются отличия TOS от эпохи TNG: женщины, разгуливающие по кораблю с громоздкими прическами в тоненьких мини юбках, трикодеры размером с планшет, яркая цветовая гамма, благодаря которой униформа экипажа тогдашнего «Энтерпрайза» напоминает одеяния хиппи.

Отдельным поводом для шуток служит расхождение облика «современных» клингонов с тем, как их показывали в середине 60-х: в TOS клингоны были похожи на обычных людей с густыми бровями, но для съемок полнометражной картины 1978 года их решили сделать более «инопланетными», полностью переделав внешний облик и встроив во лбы знаменитый горб. Ни в одном другом сериале или фильме, визуальная разница между клингонами никогда не обыгрывалось, ее считали просто одной из необходимых условностей, вплоть до выхода «Trials and Tribble-Ations», который впервые догадался эти различия обстебать. Еще одно важное достоинство «Trials and Tribble-Ations» заключается в том, что с технической точки зрения это был одним из наиболее сложных эпизодов в истории всех трековских телешоу. После закрытия TOS все декорации разобрали, поэтому при создании эпизода-валентинки их пришлось собирать заново, плюс невероятная работа с цветокоррекцией оригинального шоу, благодаря которой моменты монтажных склеек с участием современных актеров выглядят практически незаметными — а ведь все это делалось с гораздо более скромными возможностями, чем дозволял голливудским киношникам бюджет того же «Форреста Гампа» и за 10 лет до того, как исходники «Оригинальных серий» были оцифрованы и подогнаны под современные стандарты изображения с помощью процедуры ремастеринга! Одним словом, если Вы считаете себя любителем\поклонником\преданным фанатом Стар трека, то файл с названием «Trials and Tribble-Ations» автоматически перемещается в папку с названием «Need to Watch».

Однако помимо редких плюсов у противостояния сценаристов и студии присутствовала и куча минусов (надо же какая неожиданность). И главным из них было то, что производители жутко боялись любых инноваций. Типичным примером этой боязни является так и неснятый музыкальный эпизод, идея которого принадлежала Рональду Муру. По сюжету, герои сериала заражались странным инопланетным вирусом, который заставлял их безостановочно распевать песни вплоть до тех пор, пока у пациента не иссякали все силы, и он не падал замертво. Сегодня вставными эпизодами с элементами мюзикла никого не удивишь — в разные годы они фигурировали и в «Грани», и в «Костях», и в «Докторе Хаусе», да черт возьми, существовало даже целое телешоу Glee, полностью состоявшее из подобных элементов! Но только НЕ в конце 90-х и не в рамках «Стар трека». Поэтому, когда в 2002 году Джосс Уидон стал настоящим пионером этого направления, написав и собственноручно поставив культовый эпизод «Баффи» под названием «Once More, with Feeling», Мур с грустью прокомментировал:

Рональд Мур: «Я предлагал эту идею сначала для «Следующего поколения», а затем для «Глубокого космоса», но в обоих случаях производители лишь повертели пальцами у виска. И сейчас я прекрасно понимаю, что нужно было настоять на своем и все-таки сделать это. В той серии фигурировал вирус, который заражал весь экипаж и заставлял их петь. Они не могли разговаривать, могли изъясняться друг с другом лишь посредством песен. И с одной стороны, это должна была быть вполне реальная угроза, которая представляла серьезную опасность для их жизней, а с другой — не совсем. Чисто комедийный музыкальный эпизод, предназначенный чисто для расслабления. В конце концов, кто решил, что каждая серия должна быть посвящена серьезному противостоянию и нешуточной борьбе за спасение? Я до сих пор нахожу эту идею чертовски забавной.».

Армин Шиммерман в роли Кварка

Пришла пора обговорить один любопытный момент, благодаря которому об DS9 наслышаны даже те любители телевизионной фантастики, кто не видел ни одной серии «Стар трека» и со вселенной знаком лишь по «замечательным» кинокартинам человекоЛоста Джей Джей Абрамса (что любопытно, сей тип поклонников статистически преобладает именно в России ;-)) — факту т.н. «плагиата» со знаменитого творения сценариста и продюсера Джозефа Майкла Стражинского. Начнем, пожалуй, с момента личного покаяния — перед Вами фрагмент темы фантлабовского форума под названием «Звездный путь». Лучший сериал», процитирую строки себя любимого образца четырехлетней давности:

fox_mulder: «А вот уже после смерти Родденбери (1991) и завершения «Нового поколения» (1994), Paramount принялись откровенно стричь бабло на громком имени прославленной Вселенной, сначала сотворив в ней практически идентичный клон «Вавилона 5» (DS9), а потом — организовав унылый 7-летний вояж «Вояджера» по Дельта квадранту.»

Встаю на колени, посыпаю голову пеплом — дамы и господа, простите, ибо я искренне заблуждался. По крайней мере, в первой половине процитированного выше сообщения; часть про «Вояджер» по-прежнему остается в силе. Впрочем, обо всем по порядку.

Правовой инцидент между Стражинским и студией «Парамаунт» имеет очень доооооолгую предысторию: все началось аж в 1986 году, когда JMS начал работу над тогда еще безымянным телепроектом эпических масштабов, который впоследствии превратится в знаменитый «Вавилон 5». Его идея заключалась в том, чтобы создать первый полноценный научно-фантастический телероман — огромную историю библейских пропорций, растянутую аж на 5 лет практически беспрерывного телепроизводства. Через два года после начала работы над сериалом, Стражински начал поиски подходящей телекомпании, которой можно было бы доверить производство столь нестандартного проекта, и одной из них стала студия Paramount Television, которая была первоначальным выбором самого Стражинского, поскольку к тому времени они уже выпускали «Следующее поколение» и имели опыт не только в производстве сериалов подобного рода, но и в их дистрибуции. Собственно говоря Стражински пытался продать даже не готовый сценарий, а лишь концепцию своего пятилетнего творческого плана, которая включала в себя имена персонажей и фрагменты некоторых сюжетных линий. Например:

Джо Майкл Стражински: «Вы узнаете, что случилось с командором Синклером в конце войны между Землей и Минбаром. Вы увидите, как выглядит ворлонец... и кто он такой на самом деле. Мы увидим, что в правительствах Земли и Минбара существуют тайные группы, которые подозревают, что кто-то из экипажа Вавилона 5 может оказаться предателем, помогавшим минбарцам во время войны. Некоторые из сильных империй рухнут. Другие неожиданно окрепнут. Надежды будут то появляться, то исчезать. Постепенно на галактическую сцену выйдет по крайней мере еще одна важнейшая раса, пока что неизвестная. В конце первого сезона один герой подвергнется серьезнейшей трансформации, и сюжет кардинально изменится.»

Согласно официальной версии, студия отвергла наработки Стражинского поскольку на тот момент им по горло хватало проблем, возникших при производстве «Следующего поколения», и автору не оставалось ничего иного, как продолжить дальнейшие поиски дома для своего амбициозного творения. В декабре 1989 года его усилия наконец-то увенчались успехом — компания Warner Bros приобрела все права на создание «Вавилона 5», планируя сделать сериал одним из флагманов, как раз готовящейся к запуску, новой телесети PTEN (Prime Time Entertainment Network). Однако трудности, возникшие с запуском телеканала отложили начало полноценной работы над проектом еще на 2 года, и де факто производство первого научно-фантастического телеромана стартовало лишь в 1991. Боссы WB потребовали у Стражинского сперва снять полуторачасовой пилотный эпизод, который бы имел полностью завершенный сюжет — в случае провала сериала у зрителей, его можно было бы показывать как самостоятельный телефильм. Премьера пилотной полнометражки «Babylon 5: The Gathering» состоялась 22 февраля 1993 года, рейтинги фильма были довольно высокими, и уже в апреле студия санкционирует запуск в производство первого сезона «Вавилона 5», состоящего из 22 эпизодов. И все бы ничего, если бы за полтора месяца до выхода «Сбора», 3 января того же года, в синдикации не прошла премьера пилота DS9 под названием «Эмиссар», в котором Стражински узрел подозрительно общего с собственным детищем:


  • 1. Действие обоих сериалов разворачивается на космических станциях, расположенных вблизи важных транзитных узлов (в DS9 это бэйджорская червоточина, в В5 — прыжковые врата).

  • 2. Командующий офицер станции имеет чин коммандера и страдает от недавно пережитой эмоционально-психической травмы (Сиско страдает от потери жены при нашествии боргов на Федерацию, Синклер — от последствий Минбарской войны).

  • 3. Вторым офицером является женщина (DS9 — майор Кира Нерис, В5 — Лорел Такашима, после пилота- Сьюзен Иванова).

  • 4. Обе станции имеют бар и казино, а также место, предназначенное для легальной торговли (в DS9 — Променад, в В5 — Зокало)

  • 5. Посетители станции включают в себя торговцев, дипломатов, контрабандистов и транзитных путешественников.

  • 6. В «Сборе», как и в «Эмиссаре» присутствуют персонажи, которые могут изменять свою внешность (в DS9 это Одо, в В5 — убийца, пользующийся особым техническим девайсом).



    Попробуем разобраться в этих претензиях как можно более объективно. Первым в мусорное ведро улетает пункт под номером 3, ведь первой женщиной-вторым номером в истории телефантастики была героиня Мэйджел Баррет из так и не показанного по телевидению пилотного эпизода TOS ака «The Cage». Следом за ним отправляется номер 4, ведь бар «У Кварка» является непосредственным развитием идеи с баром Гуинан из «Следующего поколения», сюда же летит и пункт, посвященный посетителям DS9, поскольку подобные станции, являющиеся местом дислокации как официальных дипломатических представителей, так и разного рода темных личностей фигурировали еще в 1984 году, в полнометражном фильме «Star Trek III: The Search for Spock». Что же касается существа, умеющего изменять внешность, то тут скорее следовало бы обидеться автору культового рассказа «Who Goes There?» Джону В. Кэмпбеллу и еще самую малость — Фрэнку Герберту, создателю концепта лицедеев Тлейлаксу. Теперь о чинах и психологических травмах: коммандер — воинское звание, соответствующее армейскому подполковнику или российскому чину капитана 2 ранга; в случае с Сиско это звание оправдано недавно пережитой трагедией, после которой он, что называется «забил» на службу, в случае же коммандера Синклера оно не имеет никакого внятного психологического объяснения, особенно учитывая, что он является героем минувшей войны. Что же касается самого образа персонажа, пережившего серьезную психологическую травму, то я просто повторю свою мысль из абзаца, посвященного командиру DS9: «Сиско — это вконец отчаявшийся Пикар, у которого не было путешествия на Землю и спасительного общения с семьей брата, которое помогло залечить душевные раны и смириться с тем, что случилось.» Если уж кому-то и обижаться на заимствования, то самому старине Жан-Люку, что выглядело бы весьма странно, учитывая, что за обоими этими сюжетными поворотами стоит один и тот же автор — Майкл Пиллер. Итого: 5 из 6 имеющихся претензий рассыпаются в прах, не выдержав даже легкого налета критики, и единственным настоящим сходством между DS9 и B5 остается лишь пункт номер 1: «Действие обоих сериалов разворачивается на космических станциях, расположенных вблизи важных транзитных узлов». Прямо скажем — негусто для плагиата.

    Версия Стражинского заключалась в том, что сотрудники студии «Парамаунт телевижен» использовали те материалы, которые он посылал им в 1988 году, но при этом всячески отрицал любую возможность того, что авторы концепции DS9 Пиллер и Берман обладали какой-либо информацией по поводу В5:

    Джо Майкл Стражински: «Знали ли Берман и Пиллер о существовании «Вавилона 5»? Нет. В этом я абсолютно уверен. Но вот в чем я совсем не уверен, так это в степени участия в разработке сериала сотрудников студии. Тут есть два варианта: Пиллер и Берман пришли с собственной идеей сериала, действие которого разворачивалось на космической станции, и люди, которые прекрасно знали о существовании В5 могли бы что-то сказать, но не сказали. И второй: студия с самого начала просто подталкивала их в нужном для себя направлении».

    Однако эти размышления не увязываются с уже известными фактами о том, что идею спиноффа предложил тогдашний шеф «Парамаунт» Брэндон Тартикофф, что сериал изначально планировался как космический вестерн, и действие должно было разворачиваться вокруг аванпоста Федерации, располагающегося на поверхности планеты Бэйджор. В 1994 году ситуация с подозрительным сходством двух сериалов вновь повторилась: в 7 серии первого сезона «Вавилона 5» под названием «The War Prayer» был использован тот же сюжетный ход, что и в первом эпизоде второго сезона DS9 «The Homecoming»: группа радикальных националистов (в DS9 она называется «Круг», в В5 — HomeGuard) наносит клеймо своей организации на голову инопланетному персонажу (в В5 это была минбарка, а в DS9 в этой роли выступил сам Кварк), только вот ведь незадача: эпизод В5 вышел в эфир 9 марта 1994 года, в то время, как премьера соответствующей серии DS9 состоялась... 26 сентября 1993! Сам Стражински утверждал, что «Молитва войне» была отснята до премьеры «Возвращения домой» и отрицал, что кто-либо из съемочной группы «Вавилона» видел эпизод «Глубокого космоса», но тем не менее факт остается фактом. Вдобавок к этому можно привести примеры еще нескольких удивительных совпадений — в частности, сюжетный ход из пилотной серии «Вавилона 5»: земного офицера преднамеренно подставляют под обвинение в убийстве инопланетного дипломата, дабы саботировать подписание важного договора, уж очень сильно напоминает сюжет фильма «Star Trek VI: The Undiscovered Country» (1991 год, в то время, как по словам самого Стражинского работа над сценарием «The Gathering» началась лишь в 1992). Или то, что еще один эпизод первого сезона «Вавилона» «And The Sky Full of Stars» содержит в себе сюжетный поворот с вызыванием у ветерана недавней войны галлюцинаций о сражении, в котором он лично участвовал, что в свою очередь является лишь слегка отредактированной вариацией на тему «The Last Outpost», четвертой серии первого сезона Star Trek: The Next Generation. И таких параллелей можно привести еще великое множество, ведь Стражински никогда не скрывал, что является большим поклонником «Стар Трека», и в качестве одного из основных источников вдохновения для своего детища называл «Оригинальные серии». Что тем не менее, ничуть не мешало ему проводить аналогии между ним и DS9, так в одном из интервью, в качестве несомненного доказательства факта наличия плагиата Стражински приводил обычное созвучие имен: в сценарии В5 одним из ведущих персонажей была телепатка по имени Lyta Alexander, в то время как одну из дабо-девушек, работающих в заведении «У Кварка» имеет похожее имя — Leeta. Совпадение? Не думаю.

    При желании, можно привести еще пару десятков сходств между DS9 и «Вавилоном 5», причем некоторые будут несомненно в пользу творения Стражинского, другие же — наоборот. Но это будут всего-лишь голословные заявления, так как ни сам Стражински, ни «Уорнер бразерс» никогда не предъявляли «Парамаунт» и креативной группе DS9 официальные обвинения в плагиате. В 1993 году Стражински объяснял их отсутствие следующим образом:

    Джо Майл Стражински: «У нас со студией происходит перемигивание на таком уровне: «Вы (Парамаунт) знаете, что произошло, и я тоже знаю. Давайте постараемся вести себя как взрослые люди. Хотя наличие этой штуки, которая умеет изменять форму, действительно меня задело.

    Если Стражински действительно чувствовал, что студия нарушила его право интеллектуальной собственности, то это самое «взрослое поведение» и подразумевает обращение в суд за сатисфакцией, что в Голливуде является вполне обычным делом. Достаточно вспомнить недавний случай, когда режиссер Джон Карпентер судился со сценаристом и продюсером Люком Бессоном, который решил просто передрать концепцию культового фильма «Побег из Нью-Йорка», перенеся его действие на космическую станцию и в итоге отсудил у обидчика полмиллиона долларов. Но в том то и дело, что никакого официального обращения со стороны Стражинского не последовало, вместо этого были лишь бесконечные причитания, обвинения и призывы «вести себя как взрослые люди». А на «нет», как известно и суда нет.

    Если отвлечься от конкретных персоналий и обвинений, то в самом факте сходства нет ничего удивительного, ведь используемые в фантастике художественные приемы во многом определяются именно тематикой. Уж сколько было сделано сериалов на тему расследования паранормальных явлений, в широком диапазоне от «Темных небес» до «Сверхъестественного», и каждый из них обязательно содержал в себе хотя бы частичку «Секретных материалов». Уж сколько было снято телепроектов на тему исследования космоса — в широком диапазоне от «На краю вселенной» до «Крестового похода», и в каждом из них, где-то глубоко под кожухом, пульсировала искорка «Оригинальных серий». Соберите две бригады совершенно разных сценаристов, разведите их по двум изолированным комнатам, задайте им одно общее место действия, а потом попросите составить список из 20 с гаком потенциальных сюжетов на данную тему и сами убедитесь: больше половины сюжетов из обоих списков неизбежно будут дублировать друг друга. Добавьте к этому постоянные пересечения различных участников съемочных групп: режиссер Майк Вежар поставил 14 эпизодов «Вавилона» и 7 серий «Дальнего Космоса», его коллега Хесус Сальвадор Тревино снял 5 серий «Вавилона» и 4 эпизода «Дальнего космоса», сценаристка Дороти Фонтана сочинила один сценарий для DS9 и три эпизода для «Вавилона»(одним из них, кстати говоря, являлась та самая «Молитва войне»). Плюс огромное количество пересечений в области актерского состава: исполнительница роли На'Тод в DS9 играла клингоскую жену Кварка, исполнитель роли лорда Киро играл главного охотника в эпизоде DS9 «Captive Pursuit» (s01e06), исполнитель роли Ленньера Билл Мами появлялся в эпизоде «The Siege of AR-558» (s07e08), исполнительница роли Элизабет Локли Трейси Скоггинс играла одну из кардассианских ученых в эпизоде «Destiny» (s03e15), и уверяю Вас, что этот список можно еще продолжать и продолжать. Только надо ли?

    Два проекта, снятые на одну и ту же тематику, съемочная группа которых постоянно мигрирует то справа налево, то наоборот, обязательно будут иметь множество точек соприкосновения, это столь же неизбежно, как резкая боль, возникающая при черепно-мозговой травме. В конце концов, с этим смирился и сам Стражински — в 9 эпизоде 3 сезона «Вавилона» под названием «Point of No Return», вдова Джина Родденеберри, Мэйджел Баррет исполнила роль вдовы мудрого императора Центавра, правление которого обернулось для империи золотым веком, это была попытка примирить фанатов обеих вселенных и окончательно зарыть топор войны между ними. С тех пор прошло уже ровно 20 лет, Deep Space 9 и «Вавилон 5» давно подошли к концу, и DVD с полной коллекцией сезонов обоих сериалов имеется в коллекции любого уважающего себя поклонника космической телефантастики. И лишь изредка, тишину интернета по-прежнему разрезают истошные вопли немногочисленных фанатов (причем с обеих сторон), до которых очевидно еще не долетела новость о том, что конфликт давно исчерпан. «А это ваши треккеры сперли идею у нашего Стражинского! — Нет, Вы все врете! Наш сериал вышел в эфир раньше Вашего!». Как дети малые, ей богу.

    Майкл Дорн в роли Ворфа

    Единственным правильным решением, навязанным шоураннеру производителями стало приглашение в каст сериала актера Майкла Дорна, который в «Следующем поколении» исполнял роль лейтенант-коммандера Ворфа — одного из наиболее обожаемых фанатами члена команды Пикара. Причем, после окончания TNG, Дорну предлагали выбор сразу из двух спиноффов, к которым он мог присоединиться — также его активно зазывали и в каст «Вояджера», но актер предпочел DS9 и в итоге не прогадал. В «Следующем Поколении» Ворф был не просто персонажем, это был скорее пароль к изучению целого пласта клингонской культуры с ее странными обычаями и режущим слух невероятным сочетанием согласных, специфическим языком — ведь именно с раскрытием характера данного персонажа, клингоны из космических гопников, коими их представляли практически все кинофильмы кирковской эпохи, начали превращаться в собирательный образ расы суровых воинов, достойных зрительского уважения. И DS9 не просто продолжает линию первого клингонского офицера в истории Звездного Флота, но и раскрывает его с новой неожиданной стороны: во вступительной арке четвертого сезона «The Way of the Warrior» (S04e01-02), в сериале начинается война между Клингонской Империей и Федерацией, где Ворфу придется сделать очередной выбор между клингонской кровью и земным воспитанием, только на сей раз, сторона, которую не выбрали не просто осудит изменника, но и при первом же удобном случае попытается лишить его жизни. Кроме самого Ворфа к творческой группе DS9 присоединился сценарист Рональд Мур, который во время своей работы над TNG крупнейшим специалистом по культуре горбоголовых и даже заслужил среди коллег уважительное прозвище «Klingon Guy», а это значит, что экскурсы в обычаи сурового народа продолжились с удвоенной силой. Можно сказать, что Ворф оказался в роли последнего пассажира, который успел вспрыгнуть на подножку уже уходящего поезда, что пришлось весьма кстати, ведь за всю историю Стар трека именно он являлся единственным настоящим воином, а к тому времени, за относительно быстрым противостоянием с клингонами, уже вовсю маячила конечная остановка — долгая и кровопролитная война Федерации с Доминионом.

    Когда в финальном эпизоде второго сезона зрителям впервые продемонстрировали, что из себя представляет Доминион, сразу же стало очевидно, что войны просто не избежать. Противостояние Федерации с Доминионом — ключевое событие DS9, которое делит сериал на три неравномерные части: ДО первого контакта с противником (1-2 сезон), период скрытого противостояния, когда Доминион всеми силами пытается дестабилизировать политическую обстановку в Альфа-квадранте (3-5 сезоны) и непосредственно Dominion Wars (с начала 6 и вплоть до самого конца сериала). Те из фанатов, кто утверждает, что «Стар трек» всегда старался избегать войн, просто плохо знает вселенную Родденберри: действие TOS разворачивалось через несколько лет после кровопролитной войны с ромуланами (отголоски которой можно встретить в культовом эпизоде «Balance of Terror»), а в эпоху Пикара Федерацию поочередно атаковали то борги, то кардассианцы. Создавая собирательный образ Звездного Флота, Родденберри представлял их как глубоко порядочных людей, которые не любят, но умеют воевать, и если дипломатические переговоры не оказывают нужного действия, то в ход идет последний довод королей. Однако сами войны почти всегда оставались за кадром, за вычетом пары-тройки космических перестрелок один на один, исход которых почти всегда решала фраза «Мистер [фамилия члена экипажа], запускайте фотонную торпеду», но о полноценных масштабных битвах с участием сразу нескольких эскадр звездолетов и атмосфере настоящей военной кампании, оставалось только мечтать. Во-первых, это было бы слишком затратно, а во-вторых, на протяжении долгого периода времени сценаристы просто не представляли себе, как может выглядеть настоящая космическая война XXIV столетия. Это должна быть жестокая кровавая мясорубка в духе невыдуманных конфликтов из современности или что-то вроде штурма планеты Хот из фильма «Империя наносит ответный удар», где повсюду летают лазерные лучи, которые ни в кого не попадают, а сами боевые действия напоминают смесь парада военной техники со сходкой ролевиков — какой из этих концептов больше подходит творческому видению Джина Родденберри? Или все-таки уместнее будет спросить: какой из этих вариантов больше всего подходил для антуража и стилистики DS9 — сериала, который с самых первых своих шагов в телевизионном эфире не боялся делать прямые отсылки к Холокосту и WWII? И ответ здесь предельно очевиден, ведь сам вопрос является риторическим.

    Существует даже реальное историческое событие, отсылки к которому постоянно всплывают на протяжении всего сериала — т.н. «Битва за Аламо»: в феврале 1836 года полуторатысячная армия мексиканского генерала Санта-Анны осадила техасский форт Аламо, в котором на тот момент находилось чуть менее ста человек, но благодаря героизму и упорству защитников, осада затянулась почти на 2 недели, после чего крепость все же пала, и все кто находился на ее территории были расстреляны. Айра Стивен Бэр всегда увлекался этим периодом американской истории, он даже являлся активным членом сообщества реконструкторов, воссоздававших подробные детали этого сражения. А теперь перенеситесь на 500 лет в будущее, заменив техасскую пустыню на необъятные космические просторы: одинокая станция вблизи загадочной инопланетной червоточины, ближайшее подкрепление находится на расстоянии десятков световых лет, помощи ждать неоткуда — и вокруг неисчислимые полчища врагов. Одно время Бэр даже собирался сделать финал всего сериала в виде огромной отсылки к битве за Аламо, когда превосходящие силы противника буквально сметают героически обороняющийся аванпост, какой-то части героев удается эвакуироваться, в то время как все остальные погибают вместе с самой станцией. Но даже несмотря на отказ от буквального повторения битвы с тем же финалом, Аламо все равно является ключевым образом, вокруг которого строится вся концепция военных конфликтов DS9, и уже вокруг него, словно целлофановая обертка возникают и другие многочисленные детали. Солдат-новобранец, который впервые попал на поле боя и от ужаса прострелил себе ногу, дабы вместо того, чтобы рисковать жизнью, отсидеться в теплом лазарете. Отчаянно храбрящийся молодой журналист, который попадает в самый эпицентр кровавой мясорубки, несется куда глаза глядят, оставив позади раненного товарища и в итоге осознает что является обычным трусом. Амбициозный молодой командир, который из жажды личной славы отправляет всю свою команду на самоубийственное задание, в результате которого все участники миссии погибают. В период военных действий сомнению подвергаются даже сами основы родденберриевской вселенной: если в начале эпизода любого другого трековского сериала, один из членов команды получает серьезное ранение, то ближе к концу серии непременно прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете, вколет ему лекарство и телепортирует в медотсек, где раненный быстро пойдет на поправку, но только не в DS9: здесь он просто умирает.

    Есть и еще одна черта, которая выделяет противостояние с Доминионом из целого сонма успешных боевых кампаний, проведенных Федерацией на протяжении всех сериалов-предшественников: в отличие от практически молниеносной победы над боргами из TNG, это долгая позиционная война, в которой у утопического околоземного содружества, построенного на идеалах любви, дружбы и полного доверия ко всем союзникам, изначально нет ни единого шанса победить. Противник многолик и необыкновенно могущественен: искусно сочетая тактику размена пешек в лице безликих Джем'Хадар на гораздо более крупные фигуры с подковерными интригами и коварными ударами в спину, Основатели одерживают одну уверенную победу за другой. Разумеется, все это не могло не отразиться на боевом духе офицеров Звездного Флота, и придуманное Джином Родденберри идеальное земное воспитание вкупе с вечно оптимистической верой в светлое будущее, дают серьезную течь. Наиболее наглядно это проявляется в эпизоде «In the Pale Moonlight» (S06e19), которому в качестве названия больше подошли бы слова из поговорки «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Согласно сюжету, выкладывая для персонала станции еженедельные списки погибших в войне офицеров Звездного Флота, Сиско принимает решение осуществить рискованную операцию по втягиванию в конфликт одного из союзников Доминиона — Ромуланской Империи и обращается за помощью к единственному персонажу сериала, компетентному в вопросах подобного рода — бывшему кардассианскому шпиону и ассасину Гараку. Однако дав себе четкую ментальную установку, что для победы в войне все средства хороши, Сиско даже не представляет, в какую степь может завести его отказ от фундаментальных моральных принципов Федерации, и то, что на первых порах выглядело всего-лишь невинным подлогом, очень быстро превращается в стремительно катящийся вниз огромный снежный ком, в котором фигурируют подкуп, шантаж, контрабанда и даже убийство. И финальная речь самого Сиско на тему уплаченной цены является одним из самых известных моментов в истории сериала:

    Бенджамин Сиско: «Я лгал. Я мухлевал. Я подкупал одних, чтобы покрыть преступления других. Я даже стал соучастником предумышленного убийства. Но самое паршивое заключается в осознании того, что я смогу принять все это как должное. И если потребуется даже повторить снова. Гарак был прав в одном: чувство вины одного человека — очень маленькая цена, если на кону стоят жизни всех обитателей Альфа-квадранта. И поэтому, мне придется научиться с этим жить. («In the Pale Moonlight», S06e19)

    Не взирая на то, что к концу шестого сезона большинство поклонников франшизы научились мириться с выкрутасами DS9, этот эпизод вновь разделил комьюнити на два враждующих лагеря: одни утверждали, что поступок Сиско приближает утопию Родденберри к нашей повседневной реальности, другие же кричали, что «In the Pale Moonlight» не соответствует духу «Стар Трека» и призывали предать анафеме как саму серию, так и всех тех, кто участвовал в ее создании. На самом же деле, «В бледном свете луны» является эпизодом, который логически завершает арку раскрытия Сиско как персонажа: шесть лет назад, в пилотной серии «Эмиссар» авторы впервые представили зрителям совершенно новый тип командующего офицера Звездного Флота: мрачного, духовно и морально опустошенного, часто действующего вопреки приказам командования, и вот, 168 эпизодов спустя, эта ставка наконец-то сыграла. Если бы процитированный мной выше монолог сценаристы попытались вложить в уста прирожденного авантюриста Кирка или вечно рассудительного Пикара, он бы воспринимался полнейшей ересью, но в случае с Сиско, подобные действия идеально укладываются в прописанную заранее линию характера, и данные слова звучат именно тем, что зритель подсознательно хотел от него услышать за все годы этого долгого телевизионного марафона. И именно поэтому, серию, которую некоторые поклонники считает едва ли не низшей точкой падения родденберриевской киновселенной, другие воспринимают как одно из наиболее монументальных достижений за всю историю трековской франшизы. К примеру, в 2016 году британский журнал Empire разместил «Deep Space 9» на 44 месте в топе «The 50 best TV shows ever» и в графе «лучший эпизод» фигурировал именно «In the Pale Moonlight». Особенность данного топа заключается в том, что там нет ни TNG, ни «Вояджера», ни «Энтерпрайза», единственным ближайшим родственником по франшизе, которому удалось угодить в этот список оказался разместившийся на 30 месте TOS с нестареющей классикой в виде «The City On The Edge Of Forever». Обосновывая причины, по которым из всего обилия трековских сериалов, вторым номером в списке оказался именно Deep Space 9, составители топа отметили:

    Это был первый Трек, который действительно сумел зайти туда, куда никто до него не заходил.

    И в этом кроется не только огромная сила DS9, но и его наибольшая слабость. С одной стороны, даже несмотря на систематическое давление со стороны студии, сериал постоянно искал новые формы и открывал неизведанные сюжетные глубины. К примеру, здесь есть серия, в которой один из героев вспоминает события 10-летней давности, как в период военной оккупации, он был вынужден сотрудничать с врагом и из-за его бездействия погибли несколько ни в чем неповинных людей — скажите, Вы можете назвать хотя бы один фантастический телесериал, в котором поднимаются подобные темы? Но с другой стороны, с каждым сезоном становилось все более очевидно, что этим размышлениям на мрачные и глубокие темы просто тесно в рамках насквозь пропитанной идеализмом родденберриевской телевселенной. Какую военную драму можно показать в сеттинге, где люди бороздят космическое пространство на звездолетах с бесконечным топливом и вечными двигателями? О каком выживании может идти речь во вселенной, где любой предмет, начиная с оружия и заканчивая лекарством от всех болезней, по первому желанию тотчас выскакивает из волшебного репликатора? В итоге, весь сериал фактически свелся с семисезонному противостоянию между сформированными еще 30 лет назад родденберриевскими догматами светлого будущего и какими-либо претензиями на реализм, и обходясь без спойлеров, просто попробуйте угадать, кто вышел из этой битвы безоговорочным победителем! И именно поэтому, когда через 4 года после закрытия «Глубокого космоса», сценарист Рональд Мур решит представить на суд зрителя собственную интерпретацию фактически тех же идей, он учтет эти оплошности и на сей раз сделает все как надо. Коварные Основатели превратятся в модели серийных сайлонов, а место жестоких Джем'Хадар займут не менее безжалостные центурионы, но как говаривали в одном старом фэнтезийном фильме — это уже совсем другая история...

    Шоураннер DS9 Айра Стивен Бэр и Игги Поп на съемках эпизода «The Magnificent Ferengi» (s06e10).

    Говоря о DS9 невозможно не отметить и еще один момент — великолепную работу практически всего актерского ансамбля. Нельзя сказать, чтобы предыдущие части франшизы были совсем уж обделены актерской игрой (достаточно вспомнить Леонарда Нимоя в TOS и Патрика Стюарта в TNG), просто в «Оригинальных сериях» и «Следующем поколении» авторы далеко не всегда давали артистам возможность полностью раскрыть весь свой потенциал. Да и структура сценария тоже зачастую играла против желаний самих актеров — когда весь сюжет серии вращается вокруг исследования очередных аномалий и произнесения заумных терминов, не несущих в себе никакого смысла, тут уж становится не до характеров и страстей шекспировского масштаба! Поэтому для всего каста «Глубокого космоса» изменение структуры сценария стало просто манной небесной: вместо инопланетных существ со странной и не всегда понятной мотивацией, они отыгрывали гораздо более тщательно прописанных персонажей, у каждого из которых присутствовали не только яркие индивидуальные черты, но и собственный неповторимый конфликт и с этой поставленной задачей справились просто на «отлично«! Дополнительного веса актерским работам прибавлял тот самый сценарий, который от сезона к сезону медленно, но верно становился все мрачнее и мрачнее. Закономерно с этим усложнялись конфликты, которые приходилось решать персонажам, причем список их огромен – начиная от простейших психологических терзаний (в духе любовных страданий Одо) и заканчивая тяжелыми моральными выборами (как было у Сиско в эпизоде “In the pale of moonlight”). Впрочем, и здесь шоу, уже по традиции, вызывало споры среди фанатов. Дело в том, что игра многих актеров разительно отличалась от манеры игры Стюарта или Шатнера, чьи корни актерского опыта лежали в их театральном прошлом. И если, скажем, игра Рене Обержонуа тоже во многом напоминала о театре, то относительно Айвери Брукса дело обстояло совсем иным образом. Несмотря на то, что Брукс сам был хорошо знаком, как с театром, так и с бессмертным его вдохновителем – Уильямом Шекспиром, манера его игры воспринималась некоторыми, что называется “в штыки”. С разных сторон доносились вопли в стиле: “У капитана Звездного Флота не может быть истерики!”, “Капитан Звездного Флота не может случайно сорваться на своего друга” и так далее. Сиско в интерпретации Брукса был похож на ходячую бомбу, которая постоянно сдерживает себя. Причем безумная искра в глазах пугала еще больше, подчеркивая тот факт, что этот персонаж, в отличие от предыдущих капитанов, абсолютно непредсказуем и даже, отчасти, психологически нестабилен. И что он сделает в следующую минуту – наорет на подчиненного или широко улыбнется, оставалось загадкой. И многим зрителям, скорее всего, не нравилась именно эта непредсказуемость, поскольку она заставляла чувствовать себя некомфортно. Но правда заключалось в том, что Брукс, который в некоторых интервью действительно немного напоминает сумасшедшего (чего стоит его разговор в документальном фильме “Капитаны” Уильяма Шатнера), создал, пожалуй, самого эмоционального капитана Звездного Флота за всю историю “Звездного Пути”. И манера его игры напрямую была продиктована сюжетами многих сценариев, для которых такой капитан подходил просто идеально. Остальные актеры тоже могли время от времени выкинуть неожиданные кренделя, но делали это гораздо реже Брукса. Хотя если уж это происходило, то, будьте уверены – изменение было с большой буквы “И”. Так, к примеру, произошло с Кварком в 8 эпизоде 7 сезона под названием “Осада AR-558”, по сюжету которого, хитрый ференги попал в центр самой настоящей военной бойни. Манера игры Армина Шимермана здесь резко отличается от большинства других эпизодов, что, кстати, тоже во многом продиктовано отличным сценарием. И у каждого персонажа в тот или иной момент шоу происходила своя версия “Осады”, заставляющая актеров изменить стиль своей игры. Причем и в эти моменты актеры умудрялись сохранить равновесие общего “ансамбля”. И в отличие от предыдущих сериалов, здесь реально сложно выделить доминирующего персонажа или актерскую «первую скрипку», задающую тон всем остальным, ибо все хороши по-своему.

    Помимо всех остальных нововведений, обогативших и обновивших мир «Старого Трека”, “Глубокий космос 9” завершился так, как еще не происходило никогда до этого – жирной точкой, последняя дорога перед которой была разбита аж на 9 частей (или даже 10, с учетом сдвоенной финальной серии). В отличие от ТНГ, авторы которого точно знали, что после финала сериала персонажей ждет путь к большому экрану, у “Космоса” такого безопасного и роскошного варианта не предусматривалось. Конец сериала – конец истории, никаких “но” и никаких троеточий. И в итоге зрители получили самую естественную и проработанную подводку к завершению истории. Не поймите неправильно – финал ТНГ был написан чудесно и не вызывал нареканий. Но подводка к нему фактически отсутствовала – к примеру, буквально за пару серий до этого Пикар узнает, что “вроде бы” у него есть сын, и это никак не отыгрывается в итоге. А предпоследняя серия вообще посвящена внезапно вернувшейся прапорщику Ро и ее метаниям между идеалами Федерации и Маки. И эти эпизоды не были плохими, но в лучших традициях старых сезонов существовали в “вакууме”. Хоп – и новый сюжет. В таком же стиле начиналась и финальная серия. Команда Пикара просто летит по своим делам, и тут “хоп” – на сцене снова появляется Q, ставки взлетают до небес, а мы на всех парах несемся к финалу. История же команды Сиско начинает свой финальный круговорот с попытки капитана подумать о будущем наперед – он покупает землю на Бейджоре, который за 7 сезонов стал для него не менее родной планетой, чем Земля. Но в лучших традициях, все идет не так и обстановка начинает накаляться со скоростью света. К моменту последних серий Федерация существует в очень тяжелых условиях. Доминион окружает их со всех сторон, война идет чуть ли не на каждой планете, а союзники так и норовят выйти из общего соглашения. На Бейджоре, который, часто служил местом успокоения для многих героев, начинаются волнения, возвращаются старые злодеи, герои начинают совершать все более спорные поступки, Доминион атакует Землю…и…

    Последние эпизоды сериала вызывают в голове картину некой комнаты, где по очереди выключают лампочки. “Щелк!” – стало темнее, “щелк!” – еще темнее. С каждым эпизодом герои все плотнее пытаются вжаться в последний оставшийся угол, пока вокруг них отключается свет, а заранее развешенные по стенам ружья палят со всех сторон. И как раз финальный эпизод получился под стать сериалу. Это не то надежное успокоение ТНГ, а настоящая война с потерями, горечью и слезами – война не только космическая, но и политическая, религиозная и психологическая. Именно здесь персонажи достигают пика своей эволюции, принимая такие решения, которые они не могли бы принять в первых сезонах. И, безусловно, финал “DS9” наконец-то смог показать на телеэкране настоящую космическую баталию, тень которой маячила еще со времен далекой атаки Боргов в финале третьего сезона ТНГ. Если вы вдруг случайно бы наткнулись на последние эпизоды шоу, ничего о нем не зная, то легко бы могли перепутать его с “Боевым крейсером “Галактика”. Впрочем, это не значит, что история завершилась выливанием ведра черной краски на вселенную с табличкой “все умерли” поверх. Он получился таким, как и был сам сериал – неоднозначным. Горьким, но с немалой толикой надежды. Суровым, но при этом не забывающим про темы любви и дружбы.

    “Звездный Путь: Глубокий космос 9” и по сей день остается самым спорным проектом среди многих фанатов вселенной (фильмы Абрамса, к слову, такими не считаются, большинство поклонников вселенной однозначно называют их “мусором”). Во многом потому, что это шоу зашло в вопросах морали туда, куда, воистину, никто еще не заходил. Но вот в чем суть – если посмотреть на общее развитие вселенной в целом, то станет очевидно, что именно “Космос” был тем самым логическим шагом, который требовался после ТНГ. Не потому, что был мрачным (в том же ТНГ хватало темных серий – например, история про расу, почетным завершением жизни которой считался суицид) или, точнее, более неоднозначным. А лишь потому, что, во-первых углублял и расширял известную вселенную, а во-вторых – усложнял саму манеру повествования, вводя в сюжет более длинные истории и противоречивых героев.

    Да, по части рейтингов «Глубокому космосу» не удалось повторить успеха «Следующего поколения»: эфирные числовые показатели были намного скромнее, и на то были свои причины. Третьему сезону трансляции DS9 соответствовал запуск «Вояджера» — второго спиноффа TNG, который с самого начала своего существования стал для студийных боссов «нашей прелестью» (о причинах этого мы говорим немного позднее). С тех пор, ситуация напоминала семью с психологически неблагополучным климатом, где есть два сына, но все внимание уделяется лишь одному из них — младшему и самому любимому. «Вояджер» получал массированную рекламную поддержку, ему доставалось лучшее эфирное время и гораздо больший производственный бюджет. Что же в таком случае доставалось «Глубокому космосу»? Ничего, после того, как попытка студийных чиновников переформатировать сериал в соответствии с их требованиями, закончилась неудачей, они просто терпели его существование. Есть у сериала какая-то аудитория — и славно, вот пусть дальше его и смотрят. А мы тем временем приложим все усилия, чтобы новый сериал вышел тем, чем так и не удалось стать этому проклятому неудачнику — никто же не сомневается в том, что сериал, снятый строго по указке продюсеров, маркетологов и исполнительных директоров в итоге окажется самым лучшим телешоу на свете (если кто не понял, это был сарказм).

    Да, у «Глубокого космоса» были свои проблемы. Одним трекерам не нравилось обилие любовных романов, общее количество которых к финальному сезону достигло почти десятка, другим — введение в сюжет полумагических сфер, мистических пророчеств и прочей чертовщины, которой с каждым эпизодом становилось все больше, и она все больше отдаляла спинофф от оригинальной концепции Родденберри. Однако, при всем при этом, ДС9 можно смело назвать последним из ныне существующих трековских сериалов, которому удалось найти собственную аудиторию. Это шоу было мрачным, непохожим на любые другие «СтарТреки»; это был смелый, отчасти даже новаторский телеэксперимент, который ни в коем случае нельзя назвать неудачным. Используя идеи и концепции, которые в 90-х годах вызывали у студийных чиновников одно лишь неприкрытое недоумение, ДС9 во многом опередил свое время, поэтому нет ничего удивительного в том, что с каждым десятилетием аудитория сериала неуклонно увеличивается.

    Айра Стивен Бэр: «В последние годы, посещая стартрек конвенции, я стал замечать, что там появилось целое новое поколение поклонников, которые из всех сериалов отдают предпочтение именно «Глубокому космосу». Они не задаются теми вопросами, которыми буквально мучили нас в годы эфирной трансляции сериала: «является ли он СтарТреком или не является». Потому, что для них ЭТО Стар Трек. Они просто смотрят сериал и искренне наслаждаются им. И мне очень приятно почувствовать такую обратную связь, пусть даже для этого потребовалось почти 20 лет.

    Лучше всех суть ДС9 сформулировал сценарист и продюсер Рональд Д. Мур:

    Рональд Мур: «Я всегда хотел, чтобы наше шоу запомнили как стартрековский сериал, который пытался быть другим. Мы взяли уже устоявшуюся франшизу, где принято было скармливать зрителям одно и то же, неделю за неделей и осмелились рискнуть по-крупному. Мы бросали вызовы не только персонажам, аудитории и но и самой вселенной Родденберри. Иногда нам это не удавалось, иногда мы терпели сокрушительные поражения, но при этом мы никогда не оставляли своих попыток отыскать в этой старой проверенной формуле что-то новое.

    Пусть многие фанаты остались недовольны и хотели “повторить заказ” с теми же щами кораблями, только в профиль, как часто доказывает история – прислушиваться к мнению фанатов нужно с осторожностью. Когда-то они спасли ТНГ своими идеями для сценариев (точнее спас Пиллер, введя эту практику), но своими требованиями они же и убили любимую вселенную. Следующим логическим шагом после “Deep Space 9” должно было стать шоу, которое предлагало бы еще один свежий взгляд на знакомую концепцию, но из-за множества факторов, в числе которых, конечно же, была жадность студий и консерватизм многих представителей фанатского сообщества, что-то, по традиции, “пошло не так”. И началось уже настоящее падение во тьму.


    Экипаж U.S.S. «Voyager» (слева направо): лейтенант Том Пэрис, лейтенант Б'Елана Торрес, коммандер Чакотай, капитан Кэтрин Джейнвэй, лейтенант Тувок, Доктор, энсин Гарри Ким, Седьмая-из-Девяти, Ниликс

    История второго спиноффа TNG началась летом 1993 года, сразу же после завершения трансляции первого сезона DS9, когда руководство телевизионного подразделения «Парамаунт» вызвало на ковер Рика Бермана и Майкла Пиллера и в ультимативной форме потребовало их разработать концепцию еще одного сериала во вселенной СтарТрек. Поначалу продюсеры приняли эту затею в штыки:

    Рик Берман: «Я был решительно против запуска еще одного спин-оффа. Я говорил им, что еще слишком рано, что мы слишком много воды черпаем из этого источника, и в результате он быстро пересохнет. Но их невозможно было переубедить. Они настаивали на том, чтобы мы разработали еще одно телешоу, и этим шоу стал «Вояджер».

    Настоящая причина заказа еще одного трековского сериала заключалась в том, что именно в это время «Парамаунт» приблизилась к реализации проекта мечты, над которым они работали на протяжении последних 20 лет — запуска собственной телесети. Эта идея впервые обсуждалась еще в начале 70-х, потом канал чуть было не запустили в эфир, причем одним из флагманов тогда должна была стать родденберриевская «Вторая фаза», но в последний момент все сорвалось. И вот, почти 20 лет спустя, проект мечты наконец-то выходил на финишную прямую, и запуск телесети с пафосным названием United Paramount Network был запланирован на январь 1995 года. Дело оставалось за малым — новому каналу нужен был эксклюзивный контент, который смог бы моментально обеспечить ему рейтинги и высокую популярность. И вроде как это совсем не проблема, ведь телевизионное подразделение «Парамаунт» в то время производило сразу два популярнейших сериала, действие которых разворачивалось во вселенной «Стар Трека», вот только для новой телесети они совсем не годились, так как права на трансляцию обеих шоу были проданы на условиях синдикации, причем на много лет вперед. Поэтому и пришла идея создать еще один спинофф TNG, который бы шел в эфире параллельно с первым: в конце концов, кому какая разница — одним спиноффом больше...

    Проблема заключалась в том, что Пиллер и Берман только что выпустили в эфир первый сезон нового сериала с индивидуальной концепцией и десятком проработанных персонажей, и у них просто не осталось идей для еще одного спиноффа, поэтому к разработке проекта подключили еще одного специалиста по трековской вселенной — продюсера и сценаристку TNG Джери Тэйлор. По словам Пиллера идея нового шоу пришла им в голову во время совместного обеда:

    Майкл Пиллер: «Мы вспоминали серии TNG, где Q зашвыривал «Энтерпрайз» в неисследованные части вселенной. И все они развивались по одному и тому же шаблону: мы попали невесть куда, пытались понять, как оттуда вернуться домой и в конце эпизода ВСЕГДА возвращались. И тогда всем троим — Рику, Джери и мне одновременно пришла в голову мысль: «А что если в конце эпизода экипаж не возвращается домой?».

    Рик Берман: «Это привело нас к идее в пилотной серии забросить корабль в неисследованный сектор космоса и посвятить весь сериал тому, как экипаж будет добираться домой.

    Джери Тэйлор: «Мы с самого начала решили, что это позволит нам свести к минимуму элемент узнаваемости, возникающий после просмотра предыдущих сериалов. В конце концов, мы планировали показать зрителю совершенно неизученную территорию с абсолютно новыми расами и неизвестными аномалиями.»

    Определившись с концепцией, авторы перешли к созданию персонажей, и... этот процесс и по сей день остается одним из наиболее спорных моментов во всей трековской истории. Ведь колоритные, непохожие друг на друга герои — залог успеха любого телесериала, в особенности когда речь заходит о семействе «Стар Трек». Кто помог зрителям пережить скуку первых двух сезонов TNG и убедил их не переключаться на другие каналы? Пикар, Ворф и Дэйта. Кто скрашивал ожидание интересных эпизодов во время просмотра первого сезона DS9? Кварк, Одо и Гарак. К сожалению, персонажи «Вояджера» — это тот самый случай, когда проверенный в полевых условиях быстроходный автомобиль внезапно застревает на ровном месте: Вы яростно жмете на газ, но двигатель все равно работает вхолостую. Если при создании персонажей DS9 Пиллер и Берман проделали действительно очень трудоемкую и кропотливую работу, то в «Вояджере» весь процесс создания новых героев свелся к перекрашиванию старых знакомых, наподобие «если мы возьмем на роль вулканца чернокожего актера, никто же из зрителей не заметит, что это все тот же Спок?» или «если одеть Ворфа в женскую одежду, никто же не поймет, что это все тот же Ворф?». За исключением пары персонажей, рассказ о членах экипажа «Вояджера» невозможно выстроить без использования таких выражений как «клон персонажа X», «копия персонажа Y» или «гибрид персонажа X с примесью черт, взятых от персонажа Y». Но я все же попробую:

    1. Капитан Кэтрин Джейнвей, первая женщина-капитан в истории Стар Tрека. Попытка вылепить женский клон Жан-Люка Пикара, причем на редкость неудачная. Джейнвей часто называют худшим капитаном в истории Звездного Флота, и данное высказывание совсем недалеко от истины: эта внешне суровая женщина с капитанскими нашивками на мундире является непревзойденным чемпионом по принятию самых идиотских решений из всех возможных. Уже в пилотной серии, благодаря необдуманному приказу Джейнвей, экипаж «Вояджера» застревает в дельта-квадранте, на расстоянии 75 лет пути от ближайшего аванпоста Федерации. И все дальнейшее путешествие домой будет выдержано в стиле: «Ой, смотрите какая интересная планета, она выглядит такой мирной и точно не представляет опасности, давайте высадимся на ней» (маленький спойлер: конечно же представляет). Или «ой смотрите, какой необычный инопланетянин путешествует в открытом космосе, давайте его поднимем на борт, ведь мы же с первого взгляда сразу поняли, что он не хочет причинить нам никакого вреда» (маленький спойлер: разумеется хочет). Реальный пример из одного из эпизодов пятого сезона: к «Вояджеру» подлетают неизвестные суда и начинают расстреливать корабль из всех орудий, капитан выходит на связь, говорит «Мы не причиним вам никакого вреда», и всего-лишь пять минут спустя, существам, которые без явной на то причины атаковали звездолет, проводят полную экскурсию по нему! Да, мир покойного Джина Родденберри всегда был утопичным и не претендовал на какой-то там реализм, но в то же самое время, он никогда не выглядел откровенно глупым. Кирк не пускал на борт «Энтерпрайза» первого встречного пришельца только потому, что он выглядел мирным и няшным. Что же касается Пикара, то он практически живой символ разумной осмотрительности, ведь тот факт, что человек вырос в идеальном обществе XXIV века совсем не приравнивает его к легкомысленному идиоту, который не имеет ни малейшего понятия о том, какая опасность может подстерегать корабль и экипаж в неизученном враждебном пространстве! Кроме того, Джейнвэй стала первым (и очень надеюсь, что все же последним) капитаном в истории франшизы, который чисто от нехватки приключений на свои нижние габариты решил взять на абордаж... сферу боргов! Вам проспойлерить, чем в итоге обернулась сия вылазка или уже сами догадались?

    Легкомысленность в принятии решений и чудовищное количество ошибок в командовании кораблем делают капитана «Вояджера» одним из главных проколов во всем сериале. Но это ни в коем случае не вина исполнительницы роли Кейт Малгрю, которая является действительно прекрасной драматической актрисой, для того чтобы убедиться в этом достаточно просто включить «Orange Is the New Black» или любую часть «Dragon Age». На протяжении семи сезонов Малгрю делает все, что в ее силах, однако даже эти старания не могут изменить того факта, что сама Джейнвей как персонаж прописана просто отвратительно. Среди треккеров даже ходит полушуточная версия, что постоянное стремление капитана уничтожить себя и собственный экипаж, на самом деле являются частью заранее продуманной авторами, но скрытой от посторонних «тайной» трактовки характера этого персонажа, согласно которой все эти попытки скормить команду то кейзонам, то боргам возникают от того, что по своей природе Кэтрин Джейнвэй — кровожадный маньяк и прапрапраправнучка Декстера Моргана. Но на самом деле, все гораздо проще: планировали сделать яркий образ внешне слабой женщины, которой под силу командовать звездолетом, а получили типичную домохозяйку в яркой униформе, каждая задумка которой оканчивается неизменным фэйлом. Может среди авторов сериала затесался тайный шовинист, который таким образом пытался подвести зрителей к мысли, что женщинам не место в рубке космического корабля?

    Кейт Малгрю в роли капитана Кэтрин Джейнвей

    2. Коммандер Чакотай, первый офицер «Вояджера» и бывший маки. Начну издалека: «Стар трек» всегда славился своей толерантностью: первая чернокожая женщина-офицер на мостике звездолета в «Оригинальных сериях», первый афроамериканец-командир станции и впоследствии капитан в DS9. Однако у всех этих персонажей цвет кожи лишь дополнял прописанные образы, а не создавал их. И вот впервые пришло такое время, когда вместо того, чтобы создавать полноценного персонажа со сложным характером, авторы сказали: а давайте просто введем в экипаж представителя экзотической народности, каких раньше не было ни в одном другом трековском сериале, например индейца. Сказано сделано — встречайте коммандера Чакотая, дальнего потомка коренных жителей Северной Америки. А характер? А что характер? Зачем ему вообще нужен какой-то характер, Вам же уже сказали: он- индеец! Поэтому вместо уникальных особенностей личности Чакотай обладает модной татуировкой на поллица и часто рассказывает о том, как в юности с деревянным копьем охотился на медведей. Спасибо еще, что после окончания вахты не разводит прямо посреди рубки жертвенный костер и не пляшет вокруг него в одной набедренной повязке! Впрочем, на этом месте следует поблагодарить авторов за то, что до съемок пилотной серии дожили далеко не все их блистательные идеи касательно этого персонажа. В частности, согласно раннему дизайн документу, у Чакотая должен был быть т.н. «духовный наставник»:

    В подростковом возрасте, после ряда тяжелых испытаний, Чакотай обзавелся «духовным наставником», который является ему во снах и видениях в виде огромного волка и часто помогает в принятии важных жизненных решений.

    Это будет первый раз, когда я скажу искреннее спасибо создателям «Вояджера», потому что только духовного наставника в виде волка этому сериалу и не хватало! Впрочем, его отсутствие вовсе не делает Чакотая хоть сколь-нибудь интересным персонажем. Просто представьте себе Скотти из TOS, ковыряющегося в двигателе, будучи одетым в шотландский кильт или Майлза О, Брайена, ремонтирующего транспортер «Энтерпрайза» в костюме лепрекона. А еще лучше — нашего соотечественника Павла Чехова, который ходит по звездолету в шапке-ушанке, играет на балалайке, пьет водку из самовара и содержит у себя в каюте маленького ручного медведя. А что Вам не нравится — стильно, модно, молодежно. Истинный национальный колорит!

    3. Лейтенант Том Пэрис, штурман. Попытка создать образ офицера Звездного Флота, который бы не выглядел типичным пай-мальчиком: в начальной сцене пилота сериала Джейнвэй вызволяет Пэриса из федеральной тюрьмы, где он отбывал срок за участие в мятеже маки. Однако если кто-то из читателей вдруг подумал об образе харизматичного космического преступника в духе Малкольма «Мэла» Рейнолдса из «Светлячка», то спешу Вас разочаровать: про тюремное прошлое Пэриса создатели забудут уже через пару серий. Первые 4 сезона Пэрис представлял собой типичный клон Уила Райкера: со вполне очевидными намерениями приставал к каждой женщине в экипаже и вообще вел себя как типичный альфа-самец. В пятом сезоне авторы решили добавить персонажу глубины и в результате превратили его из взрослого мужчины в большого ребенка, который до сих пор переживает из-за сурового воспитания отца-адмирала. Пикантность ситуации заключается в том, что отец Тома в это время находится на расстоянии нескольких десятков тысяч световых лет от него и в сериале ни разу не появляется. И сама эта черта не добавляет характеру Пэриса ни какой-бы то ни было индивидуальности, ни глубины, просто начиная с этого момента зритель окончательно перестает воспринимать его всерьез. Если сценаристы ставили перед собой задачу сделать героя как можно больше инфантильным, то остается им лишь поаплодировать. Great Job, guys!

    4. Лейтенант Б'Елана Торрес, полуклингон-получеловек, бывший член отряда маки, главный инженер «Вояджера». Сначала создатели сериала хотели включить в экипаж лейтенанта Ворфа из TNG, но Майкл Дорн предпочел вместо этого присоединиться к актерскому составу Deep Space 9. Тогда в дело пустили всевозможные мутагены: возьмем Ворфа, сделаем его лишь на половину клингоном, а на другую — человеком и превратим... в женщину. В теории звучит интересно, на практике — ничуть. Уже в первых сериях становится отчетливо видно, что под метаниями Торрес между двумя половинками ее ДНК проглядывает все тот же персонаж, сыгранный Дорном. Только в отличие от TNG, где линия Ворфа была ключом к целому циклу серий, вводящих зрителей в особенности клингонской культуры, Б'Елана ничего подобного не инициирует. И если стереть с лица актрисы все следы инопланетного грима, ее персонаж ничуть не изменится, потому что все эти метания и мимолетные вспышки агрессии не имеют ничего общего с происхождением героини. Если удалить с лица Торрес типично клингонский горб, перед нами останется обычная стерва, которая бесится по той же причине, по которой это делают все ее сестры и собратья из мыльных опер для домохозяек. По какой именно? Понятия не имею. Впрочем, мое личное неведение в этом вопросе не имеет принципиального значения, главное, что мотивация героини является тайной за семью печатями и для самих создателей сериала. Сказано же Вам: она — женщина-клингон, а клингоны должны рычать!

    5. Лейтенант Тувок, вулканец, начальник службы безопасности. Клон легендарного Спока, плюс темный цвет кожи, минус харизма и актерская игра.

    6. Энсин Гарри Ким . Долго думал, что можно сказать о таком персонаже как Гарри Ким, поскольку описать его суть просто невероятно сложно. Он... никакой. Это один из тех персонажей, которые настолько лишены какой-либо индивидуальности, что их реплики можно выдирать из сценария и без каких-либо изменений вкладывать в уста любого другого члена экипажа. За все время транляции сериала, у Гарри Кима не было ни одного всплеска, ни одного запоминающегося драматического момента, ни единой попытки эволюции характера во что-нибудь менее напоминающее разговаривающую мебель. К пятому сезону начинает складываться впечатление, что сценаристы вообще забыли о его существовании. Неудивительно, что с такой волнующей историей, Гарри Ким оказался первым и единственным персонажем в истории «Стар трека», который умудрился семь лет прослужить в Звездном Флоте и при этом так и остаться в самом низшем звании из всех возможных.

    7. Ниликс, телаксианец. Пример тех самых инопланетных няшек, которых капитан Джейнвэй тащила на борт «Вояджера» при каждом удобном случае. Подобранный в пилотной серии представитель инопланетной расы телаксиан, который поначалу мотался с экипажем в статусе простого пассажира, затем непонятно за какие заслуги был произведен в послы, а закончил путешествие в звании «офицера по поднятию морали» (даже не спрашивайте). Попытка вылепить еще одного чисто комедийного персонажа а-ля Кварк только с противоположной полярностью (Кварк жадный и меркантильный — Ниликс щедрый и добрый, Кварк харизматичный — Ниликс обладает обаянием двуногой гиены, на которую даже внешне похож), только вот одна загвоздка — более чем за 10 лет своих скитаний по различным англоязычным фэнсайтам «Стар трека», Ваш покорный слуга ни разу не встречал ни одного поклонника родденберриевской вселенной, кого бы веселил Ниликс как персонаж. Обычно присутствие Ниликса на борту «Вояджера» вызывает строго противоположные эмоции, начиная с раздражения и заканчивая лютой ненавистью. Поэтому, когда в четвертом сезоне появилась серия, сюжет которой был построен на случайной гибели и последующем воскрешении Ниликса, на следующий день после премьеры эпизода все форумы поклонников «Стар трека» пестрили свежими темами, название которых состояло из единственного слова: «Зачеееееем?????».

    8. Кэс, представительница народа окампа, подруга Ниликса. Типичный пример того, как сценаристы просто не представляют, в каком направлении развивать конкретного персонажа. Попала на борт «Вояджера» в комплекте с ненавидимым фанатами Ниликсом, сперва ее пытались развивать как обладающую психическими суперспособностями телепатку, затем переформатировали в местную медсестру. Та же неразбериха царила у Кэс и на личном фронте: поначалу авторы активно форсировали тему ее романа с Ниликсом но затем, очевидно для остроты, к этой любовной фигуре решили добавить третью сторону в лице Тома Пэриса. А по окончании третьего сезона сценаристы видимо и сами осознали всю степень «полезности» данной героини и убрали актрису из основного каста, демонстративно променяв Кэс на экс-боргессу Седьмую-из Девяти. Жаль только, что аналогичное прозрение не посетило их в отношении самого Ниликса, Гарри Кима, Тома Пэриса и многих многих других членов экипажа. Развитие персонажа уровня «Бог» «Вояджер».

    Ну и наконец,

    9. Экстренная Медицинская Голограмма, доктор «Вояджера». Когда корабельный врач «Вояджера» погибает по ходу сюжета пилотной серии, его место занимает Экстренная Медицинская Голограмма, которую впоследствии все члены экипажа будут назвать просто Док. ЭМГ создавалась авторами как еще один comic relief, причем едва ли не третьего плана, но на деле стала одним из двух персонажей, благодаря которым сериал дожил аж до седьмого сезона. Саркастичный, самодовольный, высокомерный — своим характером Доктор совершенно не напоминает другого известного «искусственного человека» во вселенной Стар Трека — Дэйту, а его надменность выгодно выделяется на фоне безликой серой массы, в которую сливаются все офицеры «Вояджера» высокого ранга. Один из двух персонажей, которые на протяжении всего сериала действительно эволюционируют и едва ли не единственная роль, которая дает своему исполнителю максимальное количество материала для актерской работы, поэтому на фоне других артистов «Вояджера» (даже действительно хороших), игра Роберта Пикардо сверкает, будто одинокий маяк в ночной мгле. Однако триумф Доктора как персонажа одновременно является одним из главных симптомов всего сериала в целом: если в вашем телешоу единственным по-настоящему живым героем является компьютерная голограмма, значит у вас серьезнейшие проблемы с персонажами.

    Роберт Пикардо в роли Экстренной Медицинской Голограммы

    И после того, как мы познакомились с членами экипажа перед нами встает вопрос: можно ли выстроить хоть сколь-нибудь интересную историю вокруг единственного интересного персонажа и кучки плохо прописанных статистов? Возможно ответ на него Вас сильно удивит, но да, вполне. По крайней мере, так казалось поначалу.

    Пилотная серия «Star Trek: Voyager» под названием «Caretaker» («Опекун») вышла в эфир UPN 15 января 1995 года. Преследуя корабль мятежников маки, звездолет Федерации «Вояджер» пролетает через пространственно-временную червоточину и попадает в неисследованную часть космоса, так же известную как дельта-квадрант. Здесь экипаж немедленно сталкивается с представителями новых инопланетных рас, некоторые из которых настроены весьма агрессивно. В результате одного из столкновений с аборигенами половина экипажа обоих земных судов погибает, и для того, чтобы выжить в этих непростых условиях офицерам Звездного Флота приходится объединить свои усилия с теми, кого они преследовали, то бишь с мятежниками маки. Параллельно выясняется, что пространственно-временная червоточина была создана древним могущественным инопланетянином, который называет себя «Опекуном». В финале эпизода капитан Джейнвей предстоит сделать сложный выбор между соблюдением Первой Директивы и возвращением домой, но все зрители прекрасно понимают, что в случае принятия ей умного решения, не было бы повода снимать еще один сериал. Как и пилотный эпизод DS9, «Опекун» таил в себе великое множество сюжетных возможностей: постоянные конфликты между сторонниками Федерации и маки, тема выживания в открытом космосе вдали от знакомых планет и привычных ценностей, тема «дикого» космического квадранта, до отказа забитого странными диковинами и непонятными культурами, плюс образ самого Опекуна — представителя вымирающей инопланетной расы, чье могущество несравнимо ни с одним другим видом, который встречался в предыдущих сериалах франшизы. И знаете, сколько из этих возможностей будут реально использованы авторами сериалами? НИ ОД-НОЙ! Идеологические конфликты между Федерацией и маки утихнут после первой пары серий, тема выживания в космосе вообще пройдет мимо «Вояджера», удивительный и непостижимый дельта-квадрант на поверку окажется лишь перекрашенным альфа-квадрантом из «Оригинальных серий», а первая же встреченная экипажем абсолютно новая инопланетная культура — чуть переделанными клингонами, у которых повыдергивали горбы из лбов и наградили прической в стиле «Взрыв на макаронной фабрике». Что же касается Опекуна, то о его существовании создатели вспомнят лишь в одном эпизоде из существующих 172. И вывод довольно прост: уже к середине первого сезона, из потенциально интересного сериала «Вояджер» превращается в кладбище нереализованных возможностей. Если пилотная серия DS9 напоминала особняк, завешанный чеховскими ружьями с заранее взведенными курками, которые продолжали исправно бабахать вплоть до окончания всего сериала, то «Опекун» больше похож на дом сценариста, страдающего последней стадией Альцгеймера, который оружие развесил и курки взвел, но уже на следующий день об этом забыл.

    Если бы «Вояджер» был творением зеленых новичков, которые лишь вчера окончили сценарные курсы, такое количество промахов можно было бы списать на неопытность шоураннеров, однако проблема как раз заключалась в том, что у руля сериала стояли отнюдь не желторотые юнцы, а люди, которые к тому времени уже внесли свой неоценимый вклад в формирование трековской телевселенной. Рик Берман — неизменный продюсер Треков еще со времен первого эпизода TNG, человек, который принял борозды правления родденберриевской вселенной из рук самого создателя; Джери Тэйлор — сценаристка 13 эпизодов «Следующего поколения» и продюсер последних четырех сезонов; ну и наконец, Майкл Пиллер — человек, который спас TNG от неминуемого закрытия, вдохнул в него новую жизнь, а затем стоял у истоков создания первого спиноффа. Но кроме авторов и щоураннеров есть и еще одна сторона, которая несет прямую ответственность за качество выпускаемого телепродукта, причем сторона, которая старается держаться в тени, поэтому о ее участии нередко вообще забывают — студия. В отличие от TNG и DS9, которые продавались на синдикацию сторонним телекомпаниям, «Вояджер» считался главным флагманом первой телесети, собственником которой являлась сама «Парамаунт», поэтому и отношение к нему было совершенно иным, чем к другим сериалам трековской вселенной: с самого начала производства, «Вояджер» рассматривался студией как их главный телепроект, что-то типа VIP персоны от мира «Стар трека», имеющей самый высокий приоритет среди остальных. И о том, в чем именно заключался приоритет «Вояджера» перед его другими «родственниками» впоследствии поведал один из ведущих сценаристов DS9 Роберт Хьюит Вулф:

    Роберт Хьюит Вулф: «После окончания «Следующего поколения» все сценаристы разделились между «Дальним космосом» и «Вояджером». Я был в команде DS9 и поначалу наличие другого телешоу нас совсем не заботило, мы были слишком заняты работой над 26 эпизодами нашего собственного сериала. Однако в один момент все изменилось, и нам было категорически запрещено любое вмешательство в дела соседнего сериала. В частности, руководство студии запретило нам в своем шоу использовать таких популярных персонажей трековской вселенной как Q и борги. Они были полностью отданы на откуп авторам «Вояджера», и мы были просто обязаны оставить их в покое.»

    В отличие от DS9, создатели которого долго сражались с требованиями студии и в итоге даже сумели одержать над ней верх, «Вояджер» — это типичный пример телевизионной фантастики, которая сочиняется на уровне маркетингового отдела студии, в свободной время от составления графиков с мнениями фокус-групп. Если помнить о сильном давлении, которое оказывали на авторов сериала чиновники «Парамаунт», то сразу же становятся понятными многие «странности» этого телепроекта, в частности: почему экипаж «Вояджера» так сильно смахивает на команду Пикара? Работа над вторым спиноффом началась за год до закрытия «Следующего поколения» и с того самого момента, как руководство студии велело Пиллеру и Берману приступить к работе над новым сериалом, он рассматривался ими как непосредственная замена для TNG. Актеры «Поколения» стали слишком дорогостоящими, бюджеты последних сезонов росли словно на дрожжах, поэтому в глазах студии «Вояджер» напоминал копию женской сумочки от Версаче, сделанную в ближайшем подвале руками лучших китайских модельеров — выглядит точно так же, а стоит в разы дешевле.

    Однако преданные фанаты Трека не оценили заботу, и рейтинги второго спин-оффа были намного ниже запланированных: если пилотную серию посмотрело более 20 миллионов зрителей, то во время просмотра последнего эпизода первого сезона их было уже 8 миллионов; финал второго посмотрели лишь 4,9, а шестой и седьмой в среднем собирали вообще не более 3,5. И причины были вполне очевидны: изначально задуманный как клон популярного сериала, «Вояджер» даже близко не валялся рядом с полюбившимся зрителям оригиналом. У большинства персонажей отсутствует харизма и дух командного взаимодействия, их взаимоотношения друг с другом сведены к обмену штампованными фразами и полностью лишены «химии». В довершении ко всему вышесказанному, «Вояджеру» просто не повезло с датой выхода на экраны: в 1995 году американские зрители уже переключились с Трека на «Секретные материалы», где присутствовали интриги и заговоры, эмоции и неподдельная драма. Наиболее стойкие же поклонники космической фантастики обратили свое внимание на «Вавилон 5» и тот же Deep Space 9, где в то самое время как раз состоялось первое появление Доминиона. У всех этих сериалов были харизматичные персонажи и закрученные пружиной долгосрочные сюжеты — что всему этому великолепию мог противопоставить «Вояджер», кроме бесконечных обнимашек на капитанском мостике и еще одного одиночного эпизода на тему «пролетали мы тут как-то возле очередной неизвестной планеты»?

    Впрочем есть и альтернативная точка зрения на этот спин-офф — что перенеся действие сериала с космической станции обратно на звездолет и переключившись с политики на исследование галактики, «Вояджер» вернул франшизе тот самый дух космической романтики Джина Родденберри, который пронизывал TOS с TNG и начисто отсутствовал в DS9. К сожалению, подобные заявления не выдерживают никакой критики. Взять хотя бы такой немаловажный аспект исследования космоса как знакомство с новыми расами. Предыдущие сериалы подарили нам вулканцев и ромулан, клингонов и бетазоидов, бэйджорцев и кардассианцев, ференги и триллов, и каждая из этих рас отличалась друг от друга не только внешним видом, но и проработанной до мелочей культурой. В «Вояджере» же большинство пришельцев отличается друг от друга лишь гримом. В пилотной серии нас знакомят сразу с тремя новыми инопланетными расами: кейзонами, окампа и талаксианцами, причем о первых мы знаем лишь то, что они аналог космических гопников, про вторых — то, что представители этой расы живут всего-лишь по 9 лет и владеют телепатическими способностями, а про третью — вообще ничего, даже не взирая на то, что один из ее представителей (Ниликс) околачивается на борту звездолета на протяжении целых семи лет! В DS9 создатели умудрились выстроить целую инопланетную культуру ференги со всеми ее обычаями и правилами приобретения вокруг одного единственного персонажа второго плана (Кварка), но создателям «Вояджера» откровенно плевать на каких-то там талаксианцев, так почему бы на них не плюнуть и самим зрителям? Сценаристы словно говорят фанатам: Не отвлекайте героев подобными глупостями, они же исследуют целый квадрант!. Самое забавное заключается в том, что процесс исследования квадранта по идее и должен заключаться в налаживании контактов с новыми цивилизациями, составлении каталогов инопланетных рас и сборе максимально подробных сведений о них, но авторы сериала похоже считают, что процесс изучения космоса состоит лишь в том, чтобы нырнуть головой в каждую аномалию, что встретится на твоем пути. Сведения о расах дельта-квадранта, собираемые Джейнвей и ее командой чертовски скупы и не идут ни в какое сравнение с исследованиями более старших коллег — ради примера сравните хотя бы две странички с фанатской вики Memory Alpha: первая посвящена одной известной расе из бета-квадранта, открытой экипажем Пикара, а вторая — одной из обитательниц дельты, с представителями которой контактировала как раз Джейнвей. И вообще, есть подозрение, что тот самый глобальный отчет Звездному Флоту об исследовании неизученной части космоса, о котором постоянно упоминает Джейнвей, на деле будет представлять собой вырванный листок из блокнота с пометками вроде «Раса космических охотников, они обожают охотиться» и «Цивилизация космических мусорщиков. Любят выносить мусор».

    Но подлинной вершиной этнографического кретинизма «Вояджера» является инопланетная раса под названием вид 8472. Впервые появилась в качестве потенциального антагониста в эпизоде «Scorpion, Part I» (S03e26), причем вид 8472 — не самоназвание расы, а номер классификатора, выданного им боргами. Сам вид представляет собой форму жизни, которая обитает в жидком космосе («Вавилон 5», прием! Как слышите, на связи Ворлон) и может перемещаться в космическом пространстве без защитных костюмов. Первая встреча с представителями данного вида едва не закончилась смертью одного из членов экипажа, и сказанная одним из представителей 8472 зловещая фраза «Мы очистим от вас всю галактику» наводила на мысль о том, что следующий контакт с ними обернется настоящей войной. Эту войну с новым сверхсильным противником зрители ждали целых полтора года, но в итоге так и не дождались. В одном из эпизодов пятого сезона сценаристы предпочли отказаться от своих предыдущих показаний, и представители вида 8472 оказались очень мирными особями, а фраза про полное очищение галактики от людей, зрителям очевидно просто послышалась. Здесь еще нужно упомянуть, что между первым и последним контактом с представителями данного вида в сериале сменилось аж три шоураннера, поэтому решение отказаться от крупномасштабного конфликта с участием нового антагониста, в целом вполне объяснимо — авторы «Вояджера» просто решили дистанцироваться от эпической межгалактической войны, которая в то время уже вовсю гремела в финальном сезоне DS9. Однако этнографический кретинизм заключается вовсе не в этом, а в том, что пойдя на попятную с представителями невиданного ранее инопланетного вида, обладающего уникальной физиологией и использующего ни на что непохожие органические корабли, отважные исследователи неизведанного космоса из Объединенной Федерации планет не забыли подарить каждому из них по очередной обнимашке, но при этом запамятовали о такой мелочи, как спросить настоящее название их вида! Чувствуете, насколько сценаристам спиноффа не плевать на их собственную работу?

    Джери Райан в роли Седьмой-из-Девяти

    После третьего сезона рейтинги сериала скатились в самый низ эфирной таблицы, поэтому создатели предприняли попытку улучшить ситуацию за счет введения нового персонажа. К несчастью для исполнительницы роли Кэс, актрисы Дженнифер Лин в касте не было вакансий, то бишь новичка можно было добавить, лишь выкинув из сериала одного из старичков, и короткая соломинка выпала как раз ее героине. Многие фанаты до сих пор недовольны этим решением, ведь Кэс была одним из наиболее перспективных персонажей «Вояджера», просто авторы так и не сумели найти ей нужного применения. Так или иначе, место окампы заняла совершенно уникальная героиня — Седьмая-из-Девяти, урожденная Анника Хэнсен, деассимилированная обратно в человека, бывший член Коллектива Борг. Этот образ на первый взгляд напоминает плод чьей-то эротической фантазии, и все, что требовалось от актрисы Джери Райан — это ходить в обтягивающей одёжке и разговаривать сексуальным голосом. Однако оказавшись на грани закрытия, авторы «Вояджера» в кои то веки решили не ограничиться чисто внешними атрибутами из серии «этот персонаж отличается от других, ведь у него есть индейская татуировка на пол лица» и вплотную занялись проработкой нового члена экипажа. Характер Седьмой основан сразу на двух популярных арках из «Следующего поколения»: темы искусственного существа, которое мечтает стать человеком (Дэйта) и сюжетного поворота с деассимиляцией из борга в человека капитана Пикара — если Жан-Люк получил серьезную моральную травму, пробыв в шкуре Локутуса всего-лишь несколько дней, просто представьте себе, что в аналогичной ситуации произойдет с хрупкой девочкой, которая была членом Коллектива более 20 лет. Седьмая — единственный персонаж «Вояджера», терзаемый внутренними и внешними конфликтами: противоречия с другими членами команды и постоянные сравнения социального устройства экипажа звездолета Федерации с Коллективом, делают эпизоды, посвященные эволюции характера Седьмой одним из лучших сегментов спиноффа. Более того, среди членов трековского комьюнити и по сей день господствует мнение, что если бы не появление героини Райан, четвертый сезон «Вояджера» скорее всего стал бы последним для сериала — именно она оказалась тем самым Франкенштейном, который вдохнул новую струю жизни в медленно агонизирующее шоу и этого целебного заряда хватило еще на три года. Но как и в случае с Доктором, сильные стороны этого персонажа одновременно являются одним из симптомов всего сериала, в данном случае речь идет о заболевании под названием «деборгизация боргов». Здесь «Вояджер» всего-лишь завершает процесс, начатый еще в полнометражке «Первый контакт»: после раскрытия образа Седьмой-из-Девяти, борги из таинственных непостижимых созданий, один вид которых внушает ужас, мутируют до статуса очередной инопланетной расы «Стар Трека», пусть и очень агрессивной.

    Кроме того, «Вояджер» стал первым трековским сериалом, вышедшим в эпоху интернета.

    Брэннон Брага, шоураннер 5-7 сезонов: «Это было интересное время. В интернете было много людей, которые высказывали свои мысли по поводу каждого вышедшего эпизода. Это было в новинку и впервые давало нам полный доступ к тому, что думают фанаты о нашем сериале, даже не взирая на то, что многие из них не стеснялись в выражениях и даже прибегали к угрозам в наш адрес.

    Чтение интернет дискуссий давало создателям полную обратную связь с поклонниками и обычными зрителями, благодаря чему они точно знали, какие элементы «Вояджера» находят отклик в сердцах фанатов, а какие — наоборот вызывают одну лишь ненависть. Именно поэтому, сменив на посту шоураннера сериала его создателей Майкла Пиллера и Джери Тэйлор, Брага решает переформатировать шоу в полном соответствии с пожеланиями фанатов. Согласно интернет-статистике самыми популярными персонажами «Вояджера» являлись ЭМГ и Седьмая-из-Девяти, плюс некоторым поклонникам еще по какой-то причине нравились суицидальные наклонности капитана, в то время как остальные члены экипажа не были интересны практически никому. И тогда Брага принял вполне очевидное решение: выдвигаем на первый план Джейнвэй, Седьмую и ЭМГ, фокусируем на них все зрительское внимание и получаем вариацию на тему классической схемы из TOS: капитан Кирк, мистер Спок и доктор Маккой, в то время, как роли всех остальных членов экипажа сводим к массовке и репликам вроде: «Капитан, по курсу неизвестная инопланетная аномалия! Доктор и Седьмая уже ждут Вас в бэтмобиле челноке.» Разумеется, подобному повороту событий были рады далеко не все члены постоянного каста.

    Роберт Белтран, исполнитель роли коммандера Чакотоя: «Когда Брага занял должность шоураннера и ввел в Седьмую-из-Девяти, фокусировка сериала изменилась. У меня поначалу не было с этим никаких проблем, но я считал, что сценаристы обязаны задействовать в серии всех регулярных персонажей, а не только любимчиков. В результате, роли таких персонажей как Чакотай, Тувок, Ким и Ниликс были сведены практически к минимуму. Я прекрасно понимаю, что для новых авторов было гораздо проще писать истории всего-лишь под трех персонажей: капитана и еще двух героев, которые не являлись людьми, вроде Доктора и Седьмой-из-Девяти. Но в итоге, эти три героя стали у нас просто всевидящими, всезнающими, всемогущими, остальные члены команды были им ненужны, из-за чего шоу утратило значительную часть своего драматического потенциала. Ведь они же все знают, правда? У них есть ответы на все вопросы. Или же закольцованность одних и тех же сцен, которые просто повторяются из серии в серию, снова и снова.»

    Обиды со стороны актеров были вполне понятны и объяснимы, но посмотрим правде в глаза: решение Браги было всего-лишь попыткой исправить ошибки, допущенные Пиллером, Берманом и Тэйлор при создании оригинальных персонажей. Большинство из членов экипажа и до этого напоминали обычных статистов, пусть и занимавших изрядную часть экранного времени. И что новый шоураннер мог сделать с целым царством из неподвижных истуканов и разговаривающих голов, ведь не взрывать же их всех вместе с самим «Вояджером«! Однако даже перефокусировка персонажей и перемещение в темный чулан Кима с Ниликсом не смогли спасти шоу от битвы с подлинным главным антагонистом «Вояджера» — большим страшным монстром по имени Lazy Writing.

    «Оригинальные серии» и «Следующее поколение» стремились к жанровому разнообразию. Многократно дорабатывая свои истории, они отшлифовывали их словно драгоценные камни, что порой приводило к появлению на свет настоящих бриллиантов от жанра научной фантастики наподобие «The City on the Edge of Forever» и «Inner Light». К сожалению, они очень быстро разделили участь всех пионеров-первопроходцев: их тела оказались порублены на цитаты, из них в свою очередь составлялись жанровые клише, которые активно использовали в своей работе сценаристы многочисленных сериалов-последователей, начиная с разнообразных представителей телевизионного семейства «Звездных врат» и заканчивая самим Стражинским при создании «Вавилона 5». К сожалению, одним из таких сериалов-последователей стал и сам «Вояджер», более половины всех эпизодов которого выпускалось в свет под девизом «это было недавно, это было давно». И обильное цитирование старших родственников само по себе не является преступлением, если только эти цитаты не приводят к повторению из сезона в сезон одних и тех же ситуаций. Самые популярные клише «Вояджера» — попытка захвата корабля очередным злобным инопланетянином и тема перемещения во времени с целью последующего отката изменений реальности, которые встречаются на протяжении всех семи сезонов в любых интерпретациях и комбинациях. Причем, если сперва это даже развлекает, то ближе к середине сериала начинает отчетливо раздражать, а уж к концу седьмого сезона все эти попытки захвата корабля очередным злобным инопланетянином и тема перемещения во времени с целью последующего отката изменений реальности, а потом опять попытки захвата корабля очередным злобным инопланетянином и тема перемещения во времени с целью последующего отката изменений реальности, а затем снова попыткизахватакорабляочереднымзлобныминопланетяниномит емаперемещениявовременисцельюпоследующегооткатаизмнене нийреальности

    вызывают у зрителя лишь реакцию героя Билла Мюррея из популярной комедии «День Сурка».

    Впрочем, чем дольше погружаешься в дебри дельта-квадранта, тем отчетливее понимаешь, что в случае с «Вояджером» многократное использование одних и тех же клише — это не баг, а фича, ведь, когда авторы пытаются на полном серьезе вывести вселенную Трека на новый уровень, очень быстро выясняется, что то, что они по ошибке принимали за невиданную ранее смысловую глубину, на деле оказалось лишь новым уровнем сценарного дна. Типичным примером подобного нащупывания дна для всей трековской франшизы является «Threshold» (s02e15) — не просто невыразительный, штампованный или скучный, а прямо-таки ЛЕГЕНДАРНО плохой эпизод «Вояджера», который обычно возглавляет всевозможные анти-топы худших серий в истории «Стар Трека». По сюжету Том Пэрис решает поставить рекорд и преодолеть максимально допустимый барьер скорости, установленный на отметке Warp 10. Выйдя за рамки предела, он превращается в мутанта, похищает капитана, снова разгоняется до той же скорости, после чего Джейнвэй тоже мутирует в какое-то странное ракообразное, после чего они даже успевают обзавестись потомством. Кстати, если кому интересно, оригинальная идея этого бреда пришла в голову не какому-нибудь безвестному фанату Трека, а тогдашнему президенту киностудии New Line Cinema Майклу Де Луке, в то время, как сценарист Брэннон Брага всего-лишь пытался предать фантазиям чейрмена хоть какую-то драматургическую форму. Впоследствии, после негативной реакции со стороны фанатов, «Предел» был официально исключен из трековского канона, а сам Брага даже называл его «royal, steaming stinker». А что же дальше случилось с мутировавшими Джейнвэй, Пэрис и их потомством? — возможно спросите Вы. То же, что и со всеми прочими драматическими коллизиями на борту «Вояджера»: парочка волшебных пилюль от Доктора, после которых мутация человеческого генома повернута вспять, и уже в следующей серии о случившемся никто не вспомнит. Для подобных сюжетных ситуаций, когда события на борту «Вояджера» поначалу принимают совсем скверный оборот, после чего на последних секундах ВНЕЗАПНО происходит какое-то чудо, и корабль с экипажем вновь летит вперед, словно ничего этого и не было, поклонники Трека даже придумали специальный термин “Reset Button” («кнопка перезагрузки»). Когда не знаешь чем закончить историю, и озверевший режиссер уже вырывает из твоих рук сценарий с криком: «Какое там дайте допишу! У нас уже через пять минут начинаются съемки!» всегда дави на эту волшебную кнопку — и будет тебе счастье. Правда, этим Вы в очередной раз доведете до исступления преданных фанатов, которые после просмотра финала серии примутся вновь нечленораздельно мычать и швырять в телевизор предметами различной тяжести, но кого в наши дни заботят подобные мелочи? И надо ли вообще говорить, что «Reset Button» станет самым популярным средством в арсенале экипажа «Вояджера»? В некоторых сезонах эту волшебную кнопку используют даже чаще, чем трикодеры, фазеры и фотонные торпеды.

    У кого-то из читателей статьи после чтения предыдущих абзацев может сложиться впечатление, что «Star Trek: Voyager» — это 172-серийный телевизионный аналог творений Уве Болла, но это совсем не так. Среди огромного количества проходных эпизодов попадаются и очень крепкие серии, есть даже такие, из которых могли бы получиться настоящие шедевры уровня упомянутых выше бриллиантов старой школы, если бы сценаристы каждый раз не давили на волшебную кнопку перезагрузки, словно маленькие дети у автомата, торгующего сладостями. На протяжении всех семи сезонов пребывания «Вояджера» в эфире, его главной проблемой оставался впустую растраченный потенциал. Можно было бы превратить этот набор отдельных зарисовок в одну большую связную историю, показать драму, позволить персонажам по-настоящему развиваться и довести их от группы бумажных человечков до статуса настоящих личностей. Но нет, несмотря на россыпь отдельных неплохих эпизодов, ни один из которых все же не дотягивает до уровня лучших моментов его предшественников, второй спинофф «Следующего поколения» так и остался тем же, чем был в самом начале своего телевизионного пути — гробовщиком упущенных возможностей, работающим на кладбище нереализованных надежд.

    Итан Филлипс в роли Ниликса и Дженнифер Лин в роли Кэс

    К разряду возможностей, упущенных авторами «Вояджера» следует отнести и начало шестого сезона. Весной 1999 года DS9 подошел к своему логическому завершению, и Брага пригласил в ряды сценаристов своего старого друга Рональда Мура, с которым они много работали в штате «Следующего поколения», а потом на пару сочинили финальный эпизод «All Good Things...» и два сценария к трековским полнометражкам. Мур с радостью принял приглашение, однако к тому времени пропасть между DS9 и «Вояджером» достигла уже настолько впечатляющих размеров, будто действие обоих сериалов разворачивалось не просто в различных квадрантах, а вообще в разных вселенных. И Мур попытался просто привнести в сериал собственное авторское видение:

    Рональд Мур: «Я говорил об этом Брэннону на протяжении многих лет. Просто посмотрите на главную сюжетную предпосылку «Вояджера»: два противоборствующих экипажа попадают в неисследованный сектор космоса и вынуждены сотрудничать вместе. Это отличная предпосылка, она открывает огромный простор для всевозможных конфликтов. Я помню, когда «Вояджер» еще только обсуждался на стадии концепции, это должно было быть совершенно другое шоу. Планировалось, что у корабля не будет бесконечных источников энергии, что для выживания им потребуется торговать с представителями других видов и выменивать необходимые детали для звездолета. Но потом это все куда-то исчезло. Я думаю, что зрители в состоянии отличить правду от лжи, поэтому они понимают, что концепция «Вояджера» просто не соответствует действительности. Пережив такое количество боевых столкновений корабль не может выглядеть как новенький. Сколько раз мостик «Вояджера» подвергался полному разрушению? Сколько космических челноков теряли, но на их месте тут же возникали новые? В один прекрасный момент аудитория просто перестает вестись на подобную ерунду, они перестают воспринимать происходящее всерьез.

    На самом деле, Мур не сказал Браге ничего такого, чего бы он раньше не читал в посвященных сериалу интернет-дискуссиях. Все эти темы — потери\ таинственного возвращения шаттлов и идеального внешнего вида корпуса корабля, к тому моменту уже не один год обсуждались фанатским комьюнити, а магическая способность вояджеровских торпед к самовосстановлению даже превратилась в интернет-мем. Более того, Брага и сам прекрасно осознавал все условности сериала — за полтора года до инцидента, он написал сценарий двухсерийного эпизода «Year of Hell» (S04 e08-09), в котором было все то, о чем говорил Мур: на «Вояджер» нападали превосходящие силы противника, обшивка корабля треснула сразу в нескольких местах, многие члены команды погибли, другие — стали инвалидами. Из самых последних сил, расходуя емкость последней энергетической батареи, наполовину разрушенный звездолет с кучей разгерметизированных отсеков и зияющими в корпусе многочисленными пробоинами, медленно движется по направлению к неминуемой смерти, когда происходит — угадайте, что? Правильно: снова срабатывает Волшебная Кнопка Перезагрузки, реальность в очередной раз переписывается, и всего этого вроде как не было. Однако даже несмотря на традиционно слитую концовку, многие треккеры считают эту арку лучшим эпизодом в истории «Вояджера», поскольку она прекрасно демонстрирует то, ЧЕМ это шоу могло стать, но к сожалению, так и не стало. И если Брага действительно собирался сделать сериал таким, каким его хотели видеть поклонники, разве это не отличный повод задуматься?

    Кроме отсутствия реализма, Муру также не нравились и некоторые специфические особенности написания сценариев к «Вояджеру».

    Рональд Мур: «В этом шоу никогда не было целостности повествования. Причем это отсутствие целостности было намеренным. Если авторы считают, что это то, что нужно зрителям от «Стар трека», значит они неправильно понимают чаяния своей аудитории. Сколько еще космических аномалий недели Вы сможете переварить? Сколько еще временных парадоксов можно засунуть в один сериал, пока от них не начнет выворачивать?»

    Однако космические аномалии и временные парадоксы так останутся чуть ли не основным блюдом, которым сценаристы «Вояджера» продолжат кормить своих зрителей вплоть до финала седьмого сезона, и никаких намеков на целостность так и не появится. Вместо того, чтобы действительно переформатрировать сериал и превратить его в нечто большее, чем телешоу, посвященное инопланетянам недели, Брэннон Брага предпочел просто уволить своего старого приятеля: Рональд Мур покинул сериал после съемок трех первых эпизодов шестого сезона, успев написать сценарии лишь к полутора сериям. В стартековском комьюнити у Мура была репутация человека, который безмерно любил вселенную Родденберри, поэтому его увольнение не добавило популярности ни «Вояджеру», ни самому Браге. Однако может это было и к лучшему — побродив несколько лет по проектам не первой свежести вроде «Роузвелла», Мур создаст собственный научно-фантастический сериал, который во многих аспектах выглядит преемником той концепции, которую он предлагал авторам «Вояджера»:

    Рональд Мур: «Когда я разговаривал со сценарной группой «Вояджера», то пытался им объяснить, что хочу, чтоб когда «Вояджер» повреждали, он действительно выглядел поврежденным. В один прекрасный момент экипаж должны был просто прекратить ремонтировать судно, потому что оно более не подлежало починке. А еще у меня была идея о том, что во время путешествия экипаж все больше отходит от традиционной земной культуры, у них начинают появляться собственные обычаи и в итоге они становятся чем-то вроде собственной цивилизацией, с ритуалами, выработанными в ходе многолетних путешествий по космосу.

    И в том сериале будет все то, о чем Мур говорил, когда критиковал «Вояджер»: повреждения корпуса корабля, конечный запас энергии, воды и продовольствия, невозобновляемые шаттлы и торпеды, а также целая культура, выработанная за долгие годы космических скитаний, и это шоу под названием Battlestar Galactica станет той самой эволюцией жанра телевизионной космической оперы, которая в свое время не получилась у «Вояджера». Что же касается самого «Вояджера», то приход и уход Мура стали для него последним шансом что-либо изменить — словно последний полустанок на железной дороге, после которого будет лишь долгий рывок до конечной.

    Обсуждая сериалы франшизы, не стоит забывать о том, что телевизионный «Стар трек» всегда был лишь верхушкой огромного мультимедийного айсберга. Ведь каждое новое ответвление от вселенной Родденберри — это не просто семь сезонов невероятных космических приключений и путешествий, но и десятки книг и комиксов, примерно базиллион сопутствующих сувениров, плюс несколько (не)обязательных видеоигр. И достаточно просто сравнить количество книжных томов, выпущенных по мотивам «Оригинальных серий» и «Следующего поколения» с произведениями, написанными по «Глубокому космосу» и «Вояджеру» дабы придти к несложному выводу: с выпуском каждого нового телесериала франшиза медленно увядала. Однако «Вояджеру» неожиданно удалось добиться успеха в области, где потерпели сокрушительное поражение все его именитые предшественники — речь, разумеется, идет о совсем еще юной в ту пору индустрии компьютерных игр. И нельзя сказать, чтобы на этом поле деятельности «Стар Трек» был зеленым новичком, ведь первая игра, основанная на телефраншизе Родденберри вышла в свет аж в 1971 году, и к началу нулевых годов общее количество видеоигр, содержащих в своих названиях заветное словосочетание «Стар Трек» уже перевалило за полсотни. Однако 99,9 % от всей этой продукции представляли собой типичные игры по лицензии, которые полностью проходятся всего-лишь за пару часов только из огромного уважения к оригиналам и уже на следующий день полностью стираются из памяти. По крайней мере так было до сентября 2000 года, когда в свет вышла «Star Trek: Voyager – Elite Force» — едва ли не первая компьютерная игра во лицензии СТ, которую можно было пройти от начала до конца даже людям, которые не являлись поклонниками соответствующей вселенной. Как и требовал жанр шутеров самого начала нулевых годов, сюжет игры был довольно прост, но при знакомстве с ним поклонники франшизы невольно ловили себя на мысли, что у разработчиков компьютерных игр из американской компании Raven Software получилось лучше раскрыть потенциал «Вояджера», чем у самих сценаристов данного телешоу. Когда один из сопутствующих товаров, выпускаемых к сериалу оказывается проработан гораздо лучше самого сериала — это уже само по себе повод хорошенько задуматься. Игра собрала отличные отзывы критиков и продалась солидным тиражом, поэтому два года спустя решено было выпустить сиквел. Однако к тому времени, семилетняя одиссея «Вояджера» по телевизионным экранам уже давным давно завершилась, и даже самые горячие поклонники «Стар Трека» уже с трудом вспоминали перепетии местного «сюжета», поэтому издатель Activision пошел на хитрость: на одном из крупнейших фэн-сайтов был проведен опрос о том, какой из сериалов нового поколения является самым популярным (как будто это не было очевидно и без опроса) и по его итогам из названия сиквела исчезло слово «Вояджер», а само действие переместилось на борт звездолета «Энтепрайз-D» под руководством славного капитана Пикара. И по моему личному мнению, этот случай является наиболее точной аллегорией того, какое место отведено «Вояджеру» в сердцах самых преданных трековских фанатов.

    Зимой 1999 года было объявлено, что 26 серия седьмого сезона «Вояджера» станет финалом всего сериала. Причем, учитывая полную изолированность эпизодов и отсутствие какого-либо цельного сюжета, это путешествие могло длиться хоть еще 10 лет, но производители решили вместо этого запустить еще один телевизионный проект в родденберриевской вселенной. В 1995 году «Вояджер» фактически убил TNG, чтобы впоследствии занять его место, а 6 лет спустя его преемник под названием «Enterprise» проделал то же самое и с самим «Вояджером» — есть в этом что-то такое, что американцы называют poetic justice. Финальный эпизод под названием «Endgame» («Эндшпиль») вышел в эфир UPN 23 мая 2001 года и представлял собой гибрида из «All Good Things...» со сценарием сотого эпизода того же «Вояджера» — «Timeless»(s05e06): Вы же не думали, что прощание с шоу, которое за 7 лет своего пребывания в телеэфире буквально культивировало различные виды временных парадоксов обойдется без еще одного, финального? И у этого эпизода есть очень серьезные проблемы: если финал TNG по сути был очень красивым многоточием, а последняя серия DS9 являлся закономерным обобщением цельной истории, то «Endgame» — просто пример наспех прикрученной концовки, которая совершенно не вытекает ни из финального сезона, ни из всего сериала. При просмотре складывается впечатление, что эту серию создатели могли воткнуть вообще куда угодно, с некоторыми натяжками ее можно было поставить в эфир даже сразу после трансляции пилота. Ну и разумеется, финал «Вояджера» просто не мог обойтись без еще одной Волшебной Кнопки Перезапуска, которая именно в этом эпизоде выглядит настолько монументально, будто является памятником не только всем кнопкам, которые сценаристы уже сумели нажать при создании предыдущих 170 серий, но и тем, которые в силу определенных обстоятельств так и не успели. Легко представить как члены сценарной группы «Вояджера» стоят на съемочной площадке и белыми платочками машут на прощание не завершающемуся сериалу и даже не покидающему их касту, а именно ей — Большой Кнопке, которая все эти годы являлась подлинным символом этого шоу и оставалась их главной любимицей. Они вытирают горькие слезы, произносят печальные слова расставания и безумно огорчаются от осознания того, что больше никогда не встретятся со своей возлюбленной, но при этом обманывают не только себя, но и зрителей, ведь всего через несколько месяцев в звездное небо воспарит «Энтерпрайз», и кнопка вновь вернется на свое законное место.

    Завершая разговор о «Вояджере» я задумался: а можно ли вообще говорить об этом сериале не используя таких заезженных выражений как «нереализованные возможности» и «убитый потенциал»? К примеру, там есть прекрасная музыкальная тема за авторством великого Джерри Голдсмита. А еще там впервые за всю историю Трека отказались от миниатюрных моделек кораблей в пользу добротного CGI, благодаря чему это пожалуй, первый сериал франшизы, в котором при потенциальном переиздании на Blu-Ray не нужно будет проводить полную реставрацию спецэффектов. А еще благодаря Open Script Submission Policy, «Вояджер» вывел в люди таких известных телевизионных сценаристов как Роберт Доэрти (автор «Elementary») и Брайан Фуллер (автор «Dead like me», «Wonderfalls», «Pushing Daisies» и «Hannibal»). И в итоге мы все равно возвращаемся к тому, с чего начали — к нереализованным возможностям и убитому потенциалу. Извините, я правда старался, но это тот самый случай, когда из песни слов не выкинешь.

    А потом вышел «Энтерпрайз» и... я даже не знаю, как покорректнее это описать. Известное русское выражение про хождение по одним и тем же граблям не передает всей преемственности между «Вояджером» и его последователем: просто замените одну неработающую концепцию («выживание в космосе») на другую («приквел, действие которого происходит за 100 лет до событий «Оригинальных серий»), но при этом бережно сохраните тот же самый букет недостатков, которые погубили предшествующий проект и «помогли» ему сократить размер собственной аудитории почти в 7 раз: тот же самый подход к формированию персонажей, тот же набор изолированных друг от друга эпизодов, написанных по тем же канонам, что и серии «Вояджера», которые вгоняли в уныние даже самых преданных поклонников, ну и наконец, те же самые люди, стоящие у руля — бессменный продюсер Рик Берман, впервые примеривший на себя тогу профессионального сценариста и Брэннон Брага, бывший шоураннер «Вояджера», мудрые решения которого и привели предыдущий сериал франшизы на грань гибели. Иными словами, это уже даже не какие-то там грабли, скорее больше похоже на глупого, но упорного дятла, который день за днем долбит кору гнилого дерева, даже не подозревая о том, что по завершении сего процесса оно рухнет на землю и прикончит его. Не правда ли, воодушевляющее начало?

    И здесь начинаются мои личные проблемы как автора этой статьи: если большинство недостатков «Энтепрайза» просто повторяют недостатки, которые в свое время погубили «Вояджер», то как избежать искушения просто скопировать все абзацы, посвященные предыдущему сериалу, заменить имена актеров, поменять название корабля — и вуаля: обзор на «Энтерпрайз» готов! Но мы пойдем немного иным путем и вместо очередного долгого ковыряния в незнакомых именах, цитатах и личностях сливающихся друг с другом персонажей, просто попытаемся ответить на вопрос: почему «Энтерпрайз» с самого начала выглядел как проект, обреченный на неудачу. Иными словами, Вашему вниманию предлагается топ из

    10 Причин, по которым «Энтерпрайз» провалился

    1. Время выхода

    К осени 2001 года франшиза «Стар Трек» находилась в телевизионном эфире без перерыва уже на протяжении 14 лет. Всего было выпущен в свет 21 сезон трех родственных сериалов, содержащих в себе более 500 эпизодов. В конце 80-х «Следующее поколение» стало огромным хитом на фоне общего дефицита фантастики на тогдашнем телевидении, но к началу нулевых острая нехватка сериалов на тему космических путешествий и приключений сменилась их перенасыщением. У «Треков» появились прямые конкуренты вроде «Звездных врат», «На краю вселенной» и «Андромеды» и не взирая на то, что никто из них не мог похвастаться столь же огромной фанбазой, каждый отрезал себе по небольшому куску от общей аудитории. Ситуацию с перенасыщением лишь усиливалась за счет жадной политики руководства «Парамаунт», которая на протяжении 90-х годов активно забрасывала рынок всеми возможными видами потребительских товаров: книгами, комиксами, коллекционными фигурками, мелкими сувенирами с соответствующей символикой и школьными причиндалами. В результате, «Стар Трека» стало просто слишком много: он был везде, и из некогда уникального явления превратился в очередную маркетинговую игрушку, постепенно утратив всю свою уникальность. Чиновники «Парамаунт» с таким остервенением дергали за дряблое вымя некогда успешной франшизы, что в один прекрасный момент количество получаемого ими молока из мощного денежного потока превратилось в тоненькую струйку: если бы в конце 80-х «Следующее поколение» выдавало те же рейтинги, что и последние сезоны «Вояджера», его бы закрыли после первого же сезона и никакой родденберриевской франшизы просто не случилось. Тем не менее, у Трека по-прежнему оставались преданные поклонники, пусть и недовольные тем, в каком направлении развивается их любимая вселенная. Идеальной стратегией было бы переждать несколько лет, собрать побольше сведений о том, что нравится преданным фанатам, обдумать новую концепцию, которая бы не являлась перекрашенной старой и разумеется, позвать на должность шоураннеров совершенно новых людей. К моменту начала работы над «Энтерпрайзом» за плечами Бермана было уже три телесериала и столько же полнометражных фильмов, действие которых разворачивалось в той же вселенной, в то время как Брага собственноручно написал 20 эпизодов для TNG, еще 49 для «Вояджера» и сценарии к двум первых полнометражкам. И сколь бы компетентными они ни были в вопросах производства трековских сериала и всей родденберриевской вселенной, пришло время отпустить старичков и впустить на их место свежую кровь.

    У времени запуска «Энтерпрайза» есть и еще один неприятный момент, который ни коим образом не зависел от воли и желания его создателей: пилотная серия «Broken Bow: Part 1» (S01E01) вышла в эфир 26 сентября 2001 года, всего-лишь 2 недели спустя после печально известных событий. Помимо всего прочего, сентябрьская трагедия в Нью-Йорке очень серьезно отразилась и на всем тогдашнем американском телевидении: став очевидцами самого крупного теракта в истории, зрители все меньше хотели наблюдать за тем, как идеальные люди будущего решают свои выдуманные проблемы. Вместо телевизионных утопий, посвященных светлому завтра, они предпочитают смотреть на гораздо более решительных персонажей, которые борются с проблемами, волнующими всех сегодня — таких, к примеру, как специальный агент Джек Бауэр, главный герой сериала «24». Для того, чтобы вновь оказаться в центре зрительского внимания, Треку нужно было совершить еще один эволюционный скачок, каким в свое время стал «Дальний Космос 9», но увы, все идеи первого спиноффа TNG казались бесперспективными телевизионному руководству, а по сему были просто заброшены и забыты. Вместо этого Берман и Брага решили сделать никому не нужный приквел к «Оригинальным сериям», что плавно подводит нас к причине провала за номером 2.

    2. Концепция приквела

    Сочинить хороший приквел к уже известной истории — чрезвычайно трудное занятие, причем чем больше материала содержит в себе история-первоисточник, тем более сложной становится задача, стоящая перед авторами. Хотя многое зависит и от личных способностей тех, кто взялся за работу: к примеру, авторам фильма «Нечто» (2011) не удалось сварганить предысторию даже к одной культовой картине 1982 года, а Джордж Лукас при создании приквелов к «Звездным войнам» заплутал в своей классической кинотрилогии аки в трех соснах. Что уж тут говорить о «Стар Треке», который к тому времени насчитывал уже 4 телесериала, 9 полнометражных фильмов, десятки романов, множество видеоигр и целую груду комиксов? Вдобавок к этому, СТ — это франшиза, полностью сконцентрированная вокруг исследований, а это значит, что уровень технологий приквела ни в коем случае не должен опережать технологии, продемонстрированные в сериале 60-х. Удалось ли авторам «Энтерпрайза» решить эти противоречия? Разумеется, нет. Действие сериала происходит за 100 лет до приключений Кирка, но единственный технический нюанс, который учли Берман и Брага про разработке концепции приквела — звездолет «Энтерпрайз NX-01», являющийся прапрапрадедушкой любимого транспорта Джеймса Тиберия, который не может разгонять скорость выше Warp 5. И придумав эту «реалистичную» фишку, создатели сразу же успокоились и на все прочие мелочи уже не обращали внимания. Корабль выглядит гораздо современнее кирковского, форма экипажа тоже больше похожа на униформу ЗФ из TNG, DS9 и «Вояджера» и не имеет ничего общего с цветастыми пижамами из TOS. Казалось бы, все это лишь досадные мелочи, но благодаря им «Энтерпрайз» почти ничем не отличается от «Вояджера», даром что действие обоих сериалов вроде как разворачивается с разницей в почти 200 лет и в абсолютно разных квадрантах космосах, зато атмосфера и идейное наполнение практически идентичны.

    Давайте прямо скажем: снимать сериал-приквел, действие которого происходит за 100 лет до «Оригинальных серий» было изначально дурацкой идеей. Во-первых, все что поклонники хотели узнать о первом взаимодействии землян с вулканцами и создании предтечи Федерации, было нагляднейшим образом продемонстрировано в «Первом контакте». Во-вторых, сама концепция приквела накладывает строгие ограничения, которые для любого трековского сериала просто смерти подобны: никаких боргов, никаких кардассианцев, никаких ференги и других рас, которые будут открыты Федерацией лишь через пару столетий. Плюс к этому запрет на создание новых инопланетных рас, ведь в этом же и заключается сама суть предыстории, разве нет? И возникает замечательный вопрос: так о чем тогда вообще снимать приквел, если куда не посмотришь, ничего низяяяяя? К счастью, авторы не забивали себе голову подобной ерундой, поэтому уже в пилотной серии зритель встречает судового врача «Энтерпрайза», представителя не фигурировавшей в других трековских сериалах и фильмах инопланетной расы денобулан. Далее экипаж начинает в промышленных темпах посещать новые планеты и знакомиться с новыми расами, то есть делать тоже самое, чем за 30 лет до этого занимались герои TOS и за 14 — персонажи из TNG. Спрашивается, где здесь приквел? Но дальше больше: уже в 19 эпизоде первого сезона экипаж сталкивается с теми самыми ференги, причем создатели почему-то искренне считают, что если при контакте с инопланетной расой просто не говорить их название, то это вроде как не считается. Но и это еще цветочки — в эпизоде «Regeneration» (S02e23) экипаж «Энтерпрайза» наконец-то встречает... боргов. Оставим за скобками тот факт, что это то самое судно, которое люди Пикара сбили еще в «Первом контакте», и населяющие его борги казались очень тяжелыми противниками для офицеров Звездного Флота XXIV века, но при этом, без каких-либо усилий были побеждены простыми исследователями из XXII. Суть в том, что первый контакт с боргами является одним из общеизвестных канонов в трековской истории: все фанаты прекрасно знают, где и как это случилось и благодаря кому. Но создателям «Энтерпрайза» плевать на подобные мелочи, они же всего-навсего приквел снимают!

    Однако тот факт, что «Энтерпрайз» является одним из самых неубедительных и непоследовательных приквелов в истории Sci-fi, само по себе не делает его плохим сериалом. Нет, для того, чтобы переформатрировать эту концепцию в нечто уж совсем непотребное, потребовались регулярные вмешательства со стороны студии.

    3. Вмешательство студии

    Начальная концепция «Энтерпрайза» значительно отличалась от того, что зрители увидели в первом сезоне. Когда Берман и Брага решили снимать приквел о создании Федерации, то представляли себе его в виде смеси типичного «Стар Трека» с культовым фильмом «The Right Stuff» , рассказывающим о подготовке астронавтов НАСА. По словам Браги, действие примерно половины первого сезона разворачивалось на Земле, и зритель должен был стать свидетелем того, как в буквальном смысле слова вершится История. Джонатан Арчер должен был быть простым пилотом, который мечтает о космосе, он знакомится с изобретателем первого варп-двигателя Зефрамом Кокрейном и становится свидетелем Первого контакта, затем начинает собирать команду для первого межзвездного перелета и т.д. По этим скупым фразам сложно понять, насколько увлекательным получился бы сериал, если бы его снимали в полном соответствии с данной концепцией, но одно несомненно: в таком виде «Энтерпрайз» действительно мог стать новым словом в истории «Стар трека». Однако эти планы так и не были реализованы. После того, как последняя серия четвертого сезона оказалась финалом всего «Энтерпрайза», Брага с грустью сказал:

    Брэннон Брага: «Когда мы только создавали концепцию «Энтерпрайза», все что мы показывали на протяжении этих четырех лет, планировалось уместить лишь в первый сезон».

    В то время в сериале не планировалось никаких одиночных эпизодов, посвященных аномалиям недели, планетам недели и инопланетным расам недели. Предполагалось, что первый сезон станет сюжетно непрерывной историей о том, как человечество вышло на уровень контактов с иноземными цивилизациями и приступило к созданию Федерацию. Так, почему же от этой идеи пришлось отказаться? Ответ очевиден: в решающий момент на горизонте замаячили представители киностудии.

    Причины вмешательства студии в дела очередного трековского сериала были такие же, как и раньше. Разница заключалась лишь в том, что в 1995 году им нужно было превратить «Вояджер» в клон «Следующего поколения», дабы запустить собственную телесеть UPN, а нынче, с помощью «Энтерпрайза» планировалось ее спасти. За 6 лет, минувшие с момента создания, телеканалу так и не удалось обрести популярности среди зрителей: его программы постоянно замыкали рейтинговую таблицу, и владельцы уже начали подумывать о полном закрытии сети в связи с нерентабельностью. И здесь, словно библейский Спаситель должен был спуститься с небес новый сериал трековской франшизы, а тот факт, что создаваемый под таким же мощным давлением, его предшественник довольно быстро растерял всю свою рейтинговую прыть, совсем никого не смущал. Сначала чиновники потребовали выкинуть сквозной сюжет и заменить его одиночными сериями в духе TNG, и то, что со времен «Следующего поколения» минуло уже 14 лет, снова никого не смущало. В это самое время другие телеканалы начинают активно экспериментировать с горизонтальной формой повествования, стартующий в том же году первый сезон «24» предложит зрителям одну большую историю, поделенную на 24 фрагмента, и она будет пользоваться колоссальным успехом. Но только не в «Стар Треке», здесь все было по-старому: одна серия — одна история, как и завещал нам покойный Родденберри. После отказа от сквозной истории и возврата на прежнюю схему одиночных эпизодов, развалилась и вся концепция Арчера-летчика, авторам пришлось перемотать время вперед и начать сериал с уже полностью отстроенного «Энтерпрайза». Правда, при этом сложилась ситуация из известной поговорки, когда вместе с водой выплеснули и ребенка: вся суть создания приквела заключалась как в том, чтобы показать как простые земляне, технический и культурный уровень которых несильно отличается от наших современников, впервые выходят в обжитый космос и приступают к строительству межпланетного содружества, а без этого получился лишь очередной «Вояджер», только на сей раз в прошлом будущего. Однако концепции «чистого» приквела чиновники тоже опасались, поэтому по наущению руководства «Парамаунт телевижен» в «Энтерпрайз» была добавлена сюжетная линия с Темпоральной Холодной Войной: они надеялись, что в случае вялого приема сериала у фанатов это поможет им превратить приквел в сиквел. Одним словом, как и 6 лет назад, под действием людей, которые ничего не понимают в фантастике и заботятся лишь о прибылях, концепция сериала была извращена до полной неузнаваемости. Если идея тру-приквела имела смысл и даже обладала шансом заинтересовать преданных фанатов, то очередной «Вояджер», пусть и с другой командой, был попросту обречен.

    Еще одна проблема сериала заключалась в том, что студия поставила перед собой цель расширить аудиторию «Стар трека» за счет тех зрителей, которые никогда не смотрят фантастику. В отличие от предыдущих сегментов франшизы, он должен был стать более стильным, более молодежным, более модным и дерзким. Один из чиновников даже на полном серьезе предлагал Браге организовать на «Энтерпрайзе»... собственный бойз-бэнд! Идея заключалась в том, что члены экипажа объединялись в типичную мальчиковую поп-группу и в конце каждой серии исполняли по новой песне, которая бы тут же становилась хитом и привлекала к сериалу новых молодых зрителей. Чувствуете глубину фантазии? К счастью, Берману и Браге все же удалось отбиться от этой замечательной идеи, иначе финал «Энтерпрайза» наступил бы не после четвертого сезона, а прямо посреди первого. Но от некоторых элементов навязанного студией «более модного и молодежного стиля» избавиться так и не удалось, поэтому впервые увидев заставку «Энтерпрайза», некоторые поклонники думали, что по ошибке переключились на телеканал Discovery.

    Экипаж «Энтерпрайз NX-01» (слева направо): энсин Трэвис Мэйвезер, субкоммандер Т'Пол, лейтенант Малкольм Рид, капитан Джонатан Арчер, энсин Хоши Сато, коммандер Чарльз «Трип» Такер, доктор Флокс

    4. Заставка и основная музыкальная тема сериала

    Собственно здесь и обсуждать нечего, достаточно просто один раз глянуть. Можно долго рассуждать на тему, насколько унылыми смотрелись заставки всех предыдущих трековских сериалов с медленно пролетающими по экрану космическими кораблями, но нарезка из произвольных кадров, сопровождаемых спетой с коровьей страстностью клишированной поп-балладой — это в любом случае перебор. Это как если бы в 1993 году, дабы расширить потенциальную аудиторию «Секретных материалов», Крис Картер сделал бы им заставку в стиле «Спасателей Малибу», а вместо темы Марка Сноу пустил поверх рэп. То есть какую-то мизерную часть новой аудитории подобным фокусом наверное можно завлечь, но вот с основной ЦА при этом придется распрощаться. И да, на протяжении первых двух сезонов в названии сериала отсутствовала привязка к «Стар Треку», ее вернули на место лишь в третьем, когда рейтинги шоу рухнули ниже городской канализации. Чего добивались продюсеры и производители, удалив из названия заветное словосочетание, ради которого люди и садились смотреть сей сериал, история умалчивает.

    5. Актеры и персонажи

    Давайте сразу расставим все точки над i: в предыдущих трековских сериалах тоже хватало ненужных персонажей, причем как ходячих катастроф уровня Ниликса и Уэсли Крашера, с которыми ничего путного не сделаешь даже при всем желании, так и героев вроде Дианы Трой и Джорди Ла Форжа, которых сценаристы научились раскрывать лишь со временем. Но в любом сериале франшизы всегда находились и те, кто полностью притягивал к себе зрительское внимание, будь то Пикар, Дэйта, Ворф, Кварк, Одо, ЭМГ, Седьмая-из-Девяти, само присутствие которых позволяло как-то смириться с существованием всей семейки Крашер, Луаксаны Трой или Гарри Кима. Кстати о Гарри Киме, так и не воспетом герое «Вояджера», вошедшем в историю Трека как первый персонаж, реплики которого можно было передавать кому угодно — невероятно, но факт: на «Энтерпрайзе» NX-01 чуть ли не весь экипаж состоит из таких вот гаррикимов: людей разного пола и национальности, у которых начисто отсутствует какая-либо индивидуальность. Если в «Вояджере» авторы сделали первого офицера индейцем и на этом успокоились, то в «Энтерпрайзе» пошли намнооооого дальше: здесь есть шеф службы безопасности, разговаривающий с британским акцентом, первый офицер-техасец, инженер-афроамериканец и кореянка-лингвист — вот собственно и все различия между ними, других не завезли. О попытках раскрыть персонажей и перевести их из категории статистов в разряд «статисты с какими-то индивидуальными чертами» красноречиво свидетельствует одна из серий первого сезона, где члены экипажа хотят поздравить начальника службы безопасности с днем рождения и обзванивают всех его знакомых с Земли с целью выведать какое у него любимое блюдо. И знаете, чем заканчивается сей сегмент, которому в общей сложности посвятили чуть ли не четверть хронометража всей серии? У него НЕТ ЛЮБИМОГО БЛЮДА! Вот это поворот!

    В силу своего инопланетного происхождения, из общей серой массы выделяются лишь два персонажа — денобуланин доктор Флокс и вулканка субкоммандер Т'Пол. Причем, вулканка сыграла настолько значимую роль в провале «Энтерпрайза», что ее обсуждению отведен отдельный пункт данного анти-топа, в то время, как про доктора можно сказать лишь то, что он является гибридом ЭМГ с Ниликсом, бррррррр.

    Разумеется, кроме человекоподобных офицеров и пары залетных инопланетников, у «Энтерпрайза» имеется и свой капитан — Джонатан Арчер, человек с суровым немигающим взглядом и по совместительству — единственный командующий офицер в истории «Стар трека», о котором... вообще нечего сказать. Все индивидуальные черты Арчера умещаются в одну строчку: «имеет собаку по кличке Портос, характер нордический стойкий, не женат». У него нет ни харизмы Кирка, ни интеллекта Пикара, ни решительности Сиско. Даже у капитана Джейнвэй, несмотря на то, что сценаристы постоянно тащили ее в разные стороны аки лебедь, рак и щука, все равно было больше индивидуальности, чем у Арчера, кроме того там присутствовала игра Кейт Малгрю. Роль Арчера сыграл актер Скотт Бакула, который к тому времени уже был известен зрителями как исполнитель роли путешественника по времени Сэма Беккета в популярном на стыке 80-х и 90-х фантастическом телесериале «Квантовый скачок». И как ни странно, именно в этом и заключается еще одна проблем, связанная с этим персонажем — в «Квантовом скачке» главный герой перемещался между разными временными эпохами, каждую серию вселяясь в тела разных людей, и при просмотре «Энтерпрайза» просто невозможно отделаться от мысли, что в один прекрасный момент Сэма Беккета затянуло в далекое будущее, где он почти на 100 эпизодов застрял в шкуре капитана земного звездолета.

    6. Субкоммандер Т'Пол в исполнении Джолин Блэлок — актриса и персонаж

    После третьего сезона «Вояджера», когда рейтинги рухнули камнем вниз, и сериал находился на грани закрытия, кто-то из сценаристов (поговаривают, что это был все тот же Брага) решил разыграть карту с сексуальным фансервисом. Зрителей своего шоу они очевидно представляли себе в виде поголовных нердов, которые девушек видели лишь на картинках в комиксах, а их реакция на сексуальных женских персонажей должна была напоминать панику приятелей Шелдона и Леонарда при виде их новой соседки из пилотного эпизода популярного ситкома «Теория большого взрыва». Так, в четвертом сезоне возникла Седьмая-из-Девяти, само появление которой спасло сериал от неминуемого закрытия и позволило стабилизировать рейтинги. Брага с Берманом запомнили эффект, оказываемый на сериальных гиков демонстрацией узких обтягивающих кофточек с намеком на женские прелести и при создании «Энтерпрайза» недолго думая решили его клонировать: раньше у вас была сексуальная женщина-борг, теперь получайте не менее сексуальную вулканку. Просто признайтесь, что всю жизнь втайне мечтали об этом, развратные грязные шалунишки!

    Однако если присмотреться поближе, между этими персонажами гораздо больше различий. Седьмая-из-Девяти может изначально и задумывалась авторами как героиня Памелы Андерсон от мира «Стар Трека», но в итоге получилась чуть ли не самым проработанным персонажем во всем экипаже «Вояджера» с интересным развитием и хорошими арками, плюс у исполнительницы этой роли Джери Райан было все в порядке не только с внешними данными, но и с актерскими. И вот, если удалить из нее все эти бесспорные достоинства, оставив лишь бровки домиком, надутые коллагеном губы и вечно похотливый взгляд, то у вас получится образ субкоммандера Т'Пол. Если Седьмая была плодом чьих-то нездоровых эротических фантазий, то героиня Джолин Блэлок просто перешагнула на телеэкран из популярных немецких фильмов про то, как три водопроводчика пришли к одинокой фрау с целью починить ей сломанный телевизор. Конечно, в самом сериале ничего подобного нет — все-таки рейтинги, возрастные ограничения, но толстые намеки присутствуют практически в каждом эпизоде. Не случайно самой популярной и просматриваемой сценой «Энтерпрайза» и по сей день остается тот момент, где Такер и Т'Пол (в очень тоооооооооненькой маечке) проходят совместный процесс декомпрессии. И нет, я не собираюсь размещать здесь ссылок на эту сцену, если интересно — ищите ее сами на ютубе. Только перед просмотром не забудьте поставить соответствующую музыку.

    Давайте откровенно: я ничего не имею против сексуальных актрис, эксплуатируемых в фантастических сериалах в качестве фансервиса. Такими были Триша Хелфер в «Battlestar Galactica» и Морена Баккарин в «Светлячке» с одной лишь махонькой разницей: в отличие от Джолин Блэлок, у каждой из этих актрис присутствовал хорошо прописанный персонаж. Здесь же мы имеем лишь одни намеки на секс и учитывая, что вся модель поведения Т'Пол подчистую содрана со Спока, эти намеки еще и начинают подсознательно ассоциироваться со всеми вулканцами. В 90-е годы на американском телевидении уже существовал сериал, где не было ни сценария, ни сюжета, одни лишь «актрисы» с хорошими внешними данными, которые в замедлении бегали по солнечному пляжу, демонстративно тряся в камеру своими талантами. Это телешоу называлось «Спасатели Малибу» и продержалось в эфире аж 11 сезонов. Проблема заключается в том, что аудитории «Спасателей» и «Стар трека» практически не пересекались: вселенная Родденберри была рассчитана в первую очередь на гиковатых любителей фантастики, которым нравилось фантазировать об иных мирах, космических приключениях и контактах с инопланетными цивилизациями, и они смотрели новые сериалы под маркой Трека прежде всего из-за новых концепций и свежих идей. И когда этих концепций нет, идеи давно закончились, да еще и представителей мудрейшей расы в Галактике пытаются превратить в аналог фотомоделей «Плэйбоя», бегающих по песку в обтягивающей футболке с волейбольными мячиками, это вызвало у фанатов совсем не ту реакцию, на которую рассчитывали создатели. Сам Брага на одной из конференций рассказывал, что к концу трансляции первого сезона, кто-то из поклонников оставил у дверей студии коробку с гниющими мусором. Внутри коробки была записка «Вот, что вы сделали со вселенной «Стар трека».

    7. Отмена Open Script Submission Policy

    Если кто-то пропустил статью, посвященную TNG или вдруг запамятовал, напомню, что OSSP была впервые введена шоураннером Майклом Пиллером в начале третьего сезона «Следующего поколения» и подразумевала, что любой поклонник Трека мог отправить на рассмотрение авторам свою идею или даже попробовать себя в качестве настоящего сценариста. Данная политика стала настоящим прорывом, позволила драматургии Трека выйти на абсолютно новый уровень и привела на телевидение таких талантливых авторов как Рональд Мур, Рене Эчеваррия, Брайан Фуллер, Майкл Тэйлор, Джейн Эспенсон и САМ Брэннон Брага. Политика открытых сценариев просуществовала на протяжении пяти сезонов TNG, после чего перекинулась и на оба сериала-спиноффа, подарив их создателям множество новых оригинальных идей. Однако в июле 2001 года, за 2 месяца до премьеры пилотной серии «Энтерпрайза» пресс-служба «Парамаунт» объявила о полном прекращении политики открытых сценариев. У прекрасной идеи Пиллера была и своя темная сторона: благодаря ей, студии приходилось ежегодно разбираться с целыми кипами судебных исков по обвинению в плагиате. Стоило на экраны выйти новому эпизоду «Стар трека» или фильму, концепция которого лишь чуть чуть напоминала идею, когда-то отосланную создателям сериала, как ее автор тут же издавал клич безвестного российского режиссера Михаила Расходникова и отправлялся отстаивать свои честь и достоинство в неподкупном американском суде. В 1997 году, отвечая на вопросы поклонников, Рональд Мур так прокомментировал трудности, возникшие с дальнейшей реализацией OSSP:

    Рональд Мур: «У нас возникло очень много ситуаций с различными судебными исками (как справедливыми, так и нет, в любом случае всеми этими случаями приходится заниматься юристами Парамаунт). Кроме того возникает множество проблем чисто административного характера (содержание специального персонала, который бы занимался чтением и разбором рукописей и т.д.). Пока все эти проблемы не будут решены, дальнейшее существование политики находится под вопросом.»

    Однако политика открытых сценариев не просто позволяла создателям сериалов открывать новых сценарных звезд, одновременно она являлась универсальным средством обратной связи с фанатами родденберриевской вселенной. Поклонники всегда могли помочь советом или подсказать заплутавшим сценаристам единственно верное направление — все это сделало стартрековские сериалы второго поколения самыми фанатскими шоу на всем американском телевидении. И закрыв эту дверь, авторы «Энтерпрайза» словно запечатали себя в цельнометаллическом бункере без окон и дверей, производя на свет одну странную идею за другой: то в эфир выйдет эпизод, в котором первый офицер Чарльз Такер вступил в незащищенный сексуальный контакт с представительницей незнакомого инопланетного вида, в результате чего... забеременел, то в третьем сезоне на суд зрителей выкатят инопланетную расу, состоящую аж из пяти совершенно разных билогических видов, в широком ассортименте от птиц до амфибий. Кроме странных полетов фантазий, у сценариев «Энтерпрайза» имелась и куда более серьезная проблема: практически все ситуации из одиночных эпизодов являлись кальками с серий TOS, TNG, DS9 и даже «Вояджера», а если вспомнить, что и последний сериал, в свою очередь тоже являлся калькой со своих более популярных родственников, в результате получается не процесс написания научно-фантастического шоу, а какая-то игра в глухие телефоны. Пресные герои, разыгрывающие штампованные ситуации в сопровождении неуклюжего юмора похожи на отражение в кривом зеркале, где есть все, что нужно в настоящем «Стар треке», только наоборот. Ну и как Вы думаете — чего еще не хватает в этом коктейле, чтобы один раз включив телевизор и посмотрев пару серий, зритель сразу же переключился на другой канал и никогда более сюда не возвращался? Вишенки на протухшем торте — выполненной в соответствующем ключе, магистральной сюжетной линии.

    Скотт Бакула в роли капитана Джонатана Арчера

    8. Темпоральная Холодная Война

    «Стар Трек» никогда не относился к жанру хронооперы, с самых 60-х годов его концепция всегда вращалась вокруг исследования космоса. Сам Родденберри не шибко жаловал сюжеты, посвященные перемещениям по времени, считая их антинаучными, даже не взирая на то, что именно эта тема подарила зрителям один из лучших эпизодов в трековской истории — «The City on the Edge of Forever». В последующих сериалах темы временных парадоксов тоже порой мелькали, но не с такой частотой, чтобы это могло вызвать у зрителей переедание. И тогда пришел «Вояджер», в каждом сезоне которого обязательно было по паре-тройке серий, посвященных очередным парадоксам, сопровождаемым очередными чертовыми кнопками — и так сезон за сезоном, год за годом, 7 лет подряд. И вот, когда количество временных парадоксов во вселенной Трека достигло критической отметки, и они уже настолько примелькались, что одно название этого явления могло спровоцировать у поклонников диабетическую кому, на смену «Вояджеру» является «Энтепрайз», неся с собой не просто какие-то разрозненные эпизоды, посвященные очередным парадоксам, а целую сюжетную линию, посвященную парадоксам, парадоксикам и парадоксищам во всех возможных проявлениях. Бинго!

    Как уже говорилось выше, Темпоральная Холодная война являлась изобретением не сценаристов и шоураннеров, а производителей «Энтепрайза» и была обязательным условием запуска сериала: студийные чиновники на полном серьезе считали ее чем-то вроде секретной кнопки, которая в случае чего поможет успешно перезагрузить шоу. И даже несмотря на то, что центральная сюжетная линия подавалась шоураннерами в час по чайной ложке (одна серия в начале сезона + одна в самом конце), она все равно вызывала множество вопросов. Темпоральная Холодная Война — это целая масса сваленных в беспорядочную кучу подсюжетов с участием различных фракций из разных временных эпох (начиная с XXI века и заканчивая XXVI столетием), которые в собственных целях пытаются переписать историю возникновения Земного Содружества. Все это приводит к чудовищной мешанине событий, когда только закончив борьбу за образование клингонской империи, герои могут тут же отправиться в 1944 год и сражаться с пришельцами в гитлеровских мундирах. Прошлое, настоящее и будущее обнявшись отплясывают вприсядку: Холодная Темпоральная Война — это как сезон «Доктора Кто», из которого напрочь откачали всю креативность, юмор, харизму персонажей, актерскую игру и субстанцию под названием «Fun». И одновременно этот то самый момент, когда некогда серьезная вселенная, пропагандирующая утопические идеалы, начинает мутировать в субботний детский мультик с карикатурными злодеями, всемогущими персонажами и полетами вокруг земного шара на сломанной метле. И у этого печального зрелища подозрительно много общего с т.н. «временной линией Кельвина» из нынешних перезапусков кинофраншизы: не удивлюсь, если единственным сериалом о Стар Треке, который осилили сценаристы абрамсовских нетленок Алекс Курцман и Роберто Орчи был именно «Энтерпрайз».

    Но самое худшее в Темпоральной Холодной Войне заключается даже не в ее мультяшности, а в том, что эта сюжетная линия попросту не дописана до финала: в начале четвертого сезона производители согнали Брагу и Бермана с насиженного места и наняли сериалу нового шоураннера, коим стал Мэнни Кото. Кото посмотрел на Темпоральную Холодную Войну, глянул на тот ущерб, который она нанесла сериалу в виде сокрушительного падения рейтингов и... просто не стал ее продолжать — все сделали вид, будто никакой Темпоральной Холодной Войны никогда и не было. Кто являлся главным антагонистом первых двух сезонов, расплывчатой фигурой, известной среди фанатов под именем «Парень из Будущего»? К чему был весь этот цирк с переписыванием истории, включавшем в себя даже... убийство в 1916 году Владимира Ильича Ленина? И наконец, кто в ней вообще победил — белые или красные? К сожалению, ответы на эти и многие другие вопросы зрителям придется искать на соответствующих форумах самостоятельно, так как в самом сериале они отсутствуют. О дальнейшем развитии этой сюжетной линии находятся в неведении даже сами создатели сериала. В частности, когда у исполнителя главной роли Скотта Бакулы на посвященной «Энтерпрайзу», панели комик-кона спрашивали о том, почему из сюжета четвертого сезона ВНЕЗАПНО исчезла Холодная Темпоральная Война, актер ответил «она задохнулась». Что плавно подводит нас к предпоследней причине провала «Энтерпрайза»:

    9. Смена концепций

    На телевидении существует негласный принцип: коней на переправе не меняют. Переводя с языка на образных метафор на обычный это означает, что у авторов телевизионного сериала есть лишь одна возможность проработать собственную концепцию — перед выходом на экраны первого сезона. Нельзя приучить зрителей к одной форме повествования, а потом сказать: «Знаете, мы тут подумали, короче сегодня вместо оперы будет балет. Танцуют все!». Нельзя прямо посреди сериала взять строго вертикальное слайд-шоу и превратить его в горизонтальный сериал с общей сквозной историей, в рамках телевидения подобные эксперименты всегда заканчивались обвалами рейтингом. Но в конце второго сезона «Энтерпрайз» выдавал уже настолько мизерные цифровые показатели, что Брага просто махнул рукой и решил, что хуже все равно не будет. Начиная с третьего сезона сериал внезапно забывает о том, что еще несколько месяцев назад он был сборником обособленных скетчей, с возникающим примерно в 20 серий маразматичным сюжетом и выкручивает до отказа вентиль, отвечающий за дрррррраму. На Землю совершает нападение загадочная инопланетная раса, многие люди погибают, и теперь капитану Арчеру и его команде приходится не просто бороздить просторы с исследовательской миссией, а разыскивать этих самых таинственных супостатов, дабы свершить на ними правосудие. Скажите, этот сюжет Вам ничего не напоминает?

    Вы не ошиблись: Брага взял историю теракта 11 сентября, поменял Нью-Йорк на всю Землю-матушку, а американских десантников — на экипаж арчеровского звездолета, сдобрил все это чужими находками из «Глубокого космоса 9» — и вуаля, эпическая космическая драма готова! Однако в том же DS9 авторы очень долго подготавливали зрителя к основной истории: у них был сложный герой с сильной душевной травмой, изначально гораздо более мрачный сеттинг, поэтапное введение плохишей, а Брага просто захотел всего и сразу. Пытаясь следовать модным тенденциям времени: цельная горизонтальная история, спекуляция на теме недавней трагедии, шоураннер «Энтерпрайза» превратил все эти благие начинания в форменный цирк, в котором персонажи без каких-либо характеров вдруг начинали выламывать пальцы, изображая из себя чуть ли не шекспировских персонажей, и вместо реальной драмы в футуристическо-космическом сеттинге получилась лишь пародия в духе «Футурамы». И что особенно интересно — как раз в то же самое время, когда UPN транслировал третий сезон «Энтерпрайза», на телеканале Si-Fi состоялась премьера мини-сериала «Battlestar Galactica» за авторством бывшего партнера Браги Рональда Мура. Там тоже были параллели с 11 сентября, битва с таинственным противником, боль и страдания, и в какой-то момент творения бывших соавторов столкнулись друг с другом в борьбе за зрительское внимание. Но эта битва закончилась сокрушительной победой «Галактики», где вроде как было все тоже самое, что и в третьем сезоне «Энтерпрайза», только в разы убедительнее: на звездолетах от взрывов оставались пробоины, экипаж страдал от жажды и пребывал в состоянии перманентного нервного стресса. Вполне возможно, что не выдержав лобового столкновения с конкурентом, Брага вспомнил свои давние споры с бывшим соавтором по поводу концепции «Вояджера», из которых он не сделал никаких выводов. «Стар Трек» начала нулевых годов был просто не приспособлен к тому, чтобы выдавливать из себя реалистичную драму: на фоне мультипликационных сюжетов и ужасных инопланетных злодеев, выглядящих как типичные творения Jim Henson's Creature Shop и изъясняющихся с интонациями Скелетора, любые попытки выстроить серьезный сюжет смотрелись просто нелепо. Это была еще одна битва за зрительское внимание, проигранная «Энтерпрайзом» и для шоураннера Браги она оказалась последней: сразу после окончания эпической истории о спасении Земли он был смещен с должности, после чего концепция сериала была вновь перезапущена.

    Знаете, на фоне мучений и метаний «Энтерпрайза» даже начинаешь проникаться своеобразным уважением к «Вояджеру»: то шоу по крайней мере было последовательным с первой до последней серии и не пыталось играть со зрителем в игру «Я буду такой, какой ты захочешь, только полюби». Новый шоураннер Мэнни Кото попытался выжать из сериала все, что мог — он вернулся к первоначальной концепции, какой она выглядела до того, как ее коснулись руки студийных чиновников, забыл о Темпоральной войне и принялся делать именно то, ради чего и замышлялся сей приквел — рассказывать о строительстве Федерации Объединенных Планет. И четвертый сезон несомненно является лучшим во всем сериале — да, там остались все те же опостылевшие персонажи, но с приходом Кото, шоу прекратило попытки усидеть на всех стульях сразу и от этого преобразилось в лучшую сторону. К сожалению, это уже не смогло остановить падение телевизионных рейтингов, и 22 серия четвертого сезона стала финалом всего «Энтерпрайза». Узнав о предстоящем закрытии, Кото позвонил Берману и Браге; ему казалось верным решением доверить право финальной точки тем людям, которые считались авторами. Но это была ошибка, приведшая к самому последнему промаху в истории «Энтерпрайза».

    10. Финальный эпизод сериала «These Are the Voyages..» (S04e22)

    Я и сам понимаю, что это выглядит довольно странно — называть последнюю серию сериала одной из причин провала, когда к моменту ее выхода на экраны вся судьба шоу уже была полностью решена. Но здесь уже речь идет скорее о репутации всего «Энтерпрайза» в глазах фанатов «Стар Трека», ведь это единственная финальная серия в истории родденберриевской вселенной, которая входит в списки худших эпизодов за всю историю франшизы, наряду с «Shades of Grey» и «Threshold», и большинство поклонников считают ее чуть ли не личным оскорблением. Если кто-то из читателей подумал о треше увеболловских или эдвудовских пропорций, то Вы не правы: с точки зрения постороннего зрителя эпизод не содержит в себе ничего криминального. Он просто плохо написан, плохо смонтирован и вообще не похож на те финальные эпизоды, к которым привыкли фанаты серии, начиная с TNG. «These Are the Voyages..» напоминают встречу с любимым актером — Вы радостно бежите навстречу и протягиваете ему блокнотик для автографов, а он отталкивает Вас прямо в грязь, говоря при этом: «Че вылупился? Не видишь — сворачиваем декорации. Обещали 7 сезонов, а в итоге сняли только четыре. И все из-за таких, как ты! Вулканка в обтягивающей кофте им видите ли не понравилась! А ну пшел вон!». Брага впоследствии называл этот эпизод «валентинкой фанатам Стар трека», но судя по гневным комментариям и советам, что ему следует сделать с этой валентинкой, поклонники ее не оценили. Через 10 лет после выхода эпизода Берман взял на себя полную ответственность за его выпуск и даже принес официальные извинения. Но настоящий поклонник Стар трека он как анонимус — ничего не забывает и никого не прощает...

    Участники панели «Комик-кона», посвященной 50-летию «Стар Трека» (слева направо): сценарист «Вояджера» и автор Stat Trek Disvovery Брайан Фуллер, актеры Скотт Бакула, Брент Спайнер, Майкл Дорн, Уильям Шатнер и Джери Райан

    «Энтерпрайз» стал последней в длинной серии ошибок, допущенных «Парамаунт» в желании вытрясти побольше прибыли из трековской франшизы. В некотором роде он оказался в роли младшего брата, которому поставили в вину проступки его более старших родственников — если «Вояджер» еще как-то смотрели, утешая себя мыслью «но это же все-таки СТАР ТРЕК», то с выходом «Энтерпрайза» действие волшебной мантры закончилось: зачем поощрять вниманием производителей, которые не учатся на собственных ошибках? Главная проблема франшизы заключалась в отсутствии какого-либо развития: по большому счету последней эволюционной ступенью, достигнутой трековскими сериалами стал «Дальний космос 9», после чего, в угоду чиновничьим представлениям о рейтингах, их заставили сделать огромный назад, и «Вояджер» вместе с «Энтерпрайзом» уже напоминали типичных великовозрастных детин, которые по 10 лет сидят в первом классе, но до сих пор не могут выучить правила сложения и вычитания. Мир за окном изменился, жанр телевизионной фантастики плавно эволюционировал, но внутри франшизы по-прежнему стоял «День Сурка», на календаре которого навечно застыл 1987 год. В итоге, зрители разбрелись по другим сериалам, создатели которых не боялись инноваций, 18-летняя эпоха господства Трека над телевизионным эфиром завершилась, а вместе с ней, прибытием в пункт назначения закончился и начатый еще в середине 90-х долгий спуск франшизы во тьму. Дамы и господа студийные чиновники, надеюсь, вы счастливы?

    Однако сама идея «правильного» нового сериала по мотивам любимой вселенной продолжала жить в сердцах преданных фанатов. Летом 2003 года, сразу после окончания второго сезона «Энтерпрайза» актер-легенда Уильям Шатнер обратился к руководству «Paramount television» с идеей нового сериала под названием «Star Trek Academy», повествующего о знакомстве будущего капитана Кирка со Споком и годах их совместного обучения в Академии Звездного Флота. Подобная концепция уже рассматривалась студией в начале 90-х, в качестве одного из вариантов перезапуска трековской кинофраншизы после оглушительного провала «Последнего рубежа», но потом было принято решение о передаче эстафетной палочки команде TNG, и о приквеле просто забыли. Шатнер по сути предлагал все то же самое, но в телевизионном формате и в качестве потенциальной замены для «Энтерпрайза», который к тому времени уже напоминал гниющего зомби, ковыляющего на автопилоте. Однако студия решила, что лучше полудохлая синица в рукаве, чем пышущий здоровьем журавль в небе, и предсмертная агония «Энтерпрайза» продолжалась еще целых 2 сезона. Что же касается Шатнера и его идеи, то несколько лет спустя он переделал ее в концепцию для книжного цикла: в 2007 году в издательстве Simon & Schuster вышел роман «Collision Course», написанный актером в соавторстве с профессиональными новеллистами Джудит и Гарфилдом Ривз-Стивенс, который стал первым (и на данный момент последним) произведением литературного цикла Star Trek Academy.

    В 2004 году, уже неоднократно упоминавшийся в этой статье Джозеф Майкл Стражински, совместно с создателем сериала «Темные небеса» Брюсом Зейбелом некоторое время работали над проектом полного перезапуска трековской телевселенной ака «Star Trek: Reboot The Universe». Стражински по сути собирался сделать практически тоже самое, что и Шатнер: взять таких культовых персонажей, как Кирк, Спок и Маккой (в сценарной заявке они обозначались как представители классических архетипов «воин», «жрец» и «врач») и вернуться к самому началу — показать знакомство персонажей, зафиксировать самое начало их дружбы и параллельно ответить на вопрос: каким образом Кирку удалось стать самым молодым капитаном в истории Звездного флота. Как и в «Оригинальных сериях», концепция шоу концентрировалась вокруг еще одной пятилетней исследовательской миссии «Энтерпрайза», только на сей раз она должна была стать гораздо более последовательной: наряду с обычными одиночными эпизодами, в сериале планировалась гигантская сюжетная арка а-ля «Вавилон 5», которая должна была развиваться на протяжении всех пяти сезонов. Кроме того, Стражински планировал вернуть добрую традицию «Оригинальных серий», когда авторами отдельных серий становились именитые писатели-фантасты наподобие Харлана Эллисона, Теодора Старджона или Роберта Блоха. В качестве потенциальных сценаристов нового сериала, он предлагал рассмотреть кандидатуры Нила Геймана, Стивена Кинга, Рэя Брэдбери, Майкла Крайтона, Курта Воннегута, Дина Кунца, Энн Райс и Энн Маккефри. В своем творческом предложении, адресованном руководству студии «Парамаунт» Стражински писал:

    Джо Майкл Стражински: «На протяжении десятилетий своего существования, «Стар трек«все больше замыкался в себе, в результате чего, многие вещи, которые в свое время сделали его любимцем миллионов телезрителей, оказались просто утеряны. И любые разумные попытки защитить франшизу от нападок поклонников лишь усиливают ее дальнейшую стагнацию. Поэтому лучшим решением станет возвращение к корням и перезапуск. Настало время перезапустить всю вселенную «Стар трека«!

    Что и говорить, это была действительно отличная идея: с одной стороны — возвращение к истокам, с другой — заранее продуманный разветвленный сюжет, рассчитанный сразу на 5 сезонов, который несомненно помог бы неназванному сериалу выбраться из того дремучего болота, на дне которого долгие годы барахтались «Вояджер» с «Энтерпрайзом». Плюс, запланированное участие со стороны ведущих грандов литературного хоррора, фэнтези и научной фантастики несомненно обеспечило бы этому проекту не только высокий уровень сценариев, но и необходимое сериалам подобного рода тематическое разнообразие. Однако руководство «Парамаунт» данная концепция не заинтересовала, в результате чего, от долгого и кропотливого совместного труда Стражинского и Зейбела остался лишь этот 14-страничный документ, после прочтения которого складывается впечатление, что при знакомстве с оным, чиновники поняли лишь единственную фразу «Настало время перезапустить всю вселенную «Стар Трека«!». И 5 лет спустя, они действительно перезапустят ее, но уже без Зейбела и Стражинского, зато с Алексом Курцманом, Роберто Орчи и Джей Джей Абрамсом! (из зала доносятся одиночные аплодисменты, презрительный свист и громкие плевки в сторону оратора).

    В декабре 2005 года, всего через несколько месяцев после закрытия «Энтерпрайза», началась работа над еще одной попыткой перезапуска трековской телевселенной. Проект с рабочим названием «Star Trek: Federation» объединил таких талантливых людей и верных фанатов вселенной Родденберри как режиссер Брайан Сингер, сценарист «Обычных подозреваемых» и «Грани будущего» Кристофер Маккуори и независимый фильммейкер Роберт Мейер Бёрнетт. Действие сериала должно было разворачиваться в 30 столетии, то есть через 600 лет после приключений Пикара, Сиско и адмирала Джейнвэй, и з это время многие расы успели измениться до неузнаваемости. К примеру, люди настолько увязли в своем сытом счастливом настоящем, что практически полностью отказались от космических исследований; вулканцы объединились со своими родственниками ромуланами, бэйджорцы вышли из состава Федерации и теперь их планета представляет собой что-то наподобие общегалактического Тибета, а кардассианцы из агрессивной расы, некогда проповедовавшей нацистскую идеологию превратились в цивилизацию философов и художников. Главным героем сериала должен был стать Александр Кирк, прапрапраправнук легендарного Джеймса Тиберия, который на момент начало повествования служит первым офицером на звездолете Федерации USS «Sojourner» и становится единственным членом экипажа, кому удается уцелеть после нападения таинственного противника, называющего себя «The Scourge». Концепция сериала была расписана на 25 страниц и предполагала полное обновление не только технологического уровня трековской вселенной, но и серьезное пополнение инопланетного бестиария. В частности, среди членов экипажа звездолета должны были присутствовать генетически модифицированные люди, представители инопланетного семейства кошачьих, доктор-киборг, а функции главного инженера выполняло газообразное существо по имени «The 76th Distillation of Blue». Роберт Мейер Бёрнетт описывал концепцию нового Трека как гибрид из своих любимых научно-фантастических произведений — азимовского «Основания», «Гипериона» Дэна Симмонса и цикла романов «Manifold» американского новеллиста Стивена Бакстера. В сопроводительной записке к рукописи Бёрнетт писал:

    Роберт Мейер Бёрнетт: «Величайшая сила Стар Трека заключается во вселенной, где происходят события. В персонажах. В космических кораблях. В инопланетных расах. В самих историях. Джин Родденберри сам показал нам отличный пример создания нового успешного «Star Trek» сериала — бережно сохраните то, что прекрасно работало в прошлом и перенесите это все в будущее. Переверните «Стар трек» с ног на голову. Эта вселенная нуждается в хорошей встряске.»

    Несмотря на то, что концепция Бёрнетта-Сингера-Маккуори сильно отличается от того, что предлагали Зейбел и Стражински, их комментарии в адрес студии написаны в похожих выражениях и содержат один и тот же посыл: перезапустите вселенную Родденберри, не дайте «Стар треку» умереть. На фоне предложений Шатнера и Стражинского, призывающих вернуться в прошлое, «Star Trek: Federation» выглядел невероятно амбициозно: совершенно новые расы, неожиданный взгляд на старых знакомых и полное переосмысление трековских технологий. Не факт, что подобные нововведения были бы безоговорочно приняты всеми фанатами вселенной, но потенциал проекта был виден невооруженным взглядом — это была первая за 10 лет попытка отказаться от долгого топтания на одном месте и совершить волнующий рывок в полнейшую неизвестность. И тем не менее, ответ со стороны студии был таким же, как и в случае Стражинского: никто не подвергал сомнению саму необходимость перезапуска, но заниматься им будут совершенно другие люди. Обладателя «Оскара» за лучший сценарий студия променяет на лауреатов «Золотой малины» за наиболее худший, а знатоков вселенной и ее преданных фанатов — на человека, который во всех интервью открыто признавался, что не смотрел ни одного трековского фильма или сериала и вообще не видит в этом ни малейшего смысла. Well Played, Paramount!

    Сейчас в сети можно встретить немало приверженцев точки зрения, что без перезапуска 2009 года, осуществленного руками Абрамса, Орчи и Курцмана, никакого «Стар трека» бы просто не было, мол «жр кушай, что дают и беги домой, пока автобусы ходят». Однако, если Вы прочитали предыдущие абзацы, то и сами прекрасно понимаете, что это неправда: после провала «Немезиса» и закрытия «Энтерпрайза» перед «Парамаунт» открывалось сразу три разных пути, каждый из которых мог привести франшизу к успешному перезапуску. Но вместо творений людей, которые действительно разбирались во вселенной покойного Джина Родденберри и искренне беспокоились о ее будущем, студия предпочла четвертый вариант, отдав франшизу в руки трех заправских халтурщиков, и сегодня, в свете кассового провала фильма «Star Trek Beyond» уже всем очевидно, что этот путь изначально вел в никуда. Да, поначалу был недолгий период, когда фильмы из «временной линии Кельвина» собирали сотни миллионов и привлекали к экрану неофитов, которые после просмотра закатывали глаза в блаженном экстазе: «А потом все каааааак бабахнет! И этот ушастый с густыми бровями каааааак врежет капитану по роже», но и это уже в прошлом. Зато абрамсовским нетленкам удалось стать тем самым событием, которое объединило некогда разрозненное трековское комьюнити: после просмотра фильма 2009 года и «Star Trek Into Darkness» впервые стихли почти 20-летние споры на тему «являются ли Deep Space 9\ Voyager\ Enterprise\ фильмы эпохи TNG настоящим «Стар треком», потому что перед глазами фанатов наконец-то оказались примеры кинопроизведений, которые совершенно точно им НЕ являлись. Да, предыдущие фильмы тоже не были идеальными, они тоже активно косплеили «Звездные войны» и по большому счету, единственной картиной, выполненной в духе старого легендарного сериала, так и остался Star Trek The Motion Picture. Но Абрамс и его подельники сумели поднять эти расхождения с каноном и духом ТОГО САМОГО «Стар трека» на абсолютно недостижимую высоту, когда «Энтерпрайз» исследует уже не космические аномалии, а сюжетные дыры, причем таких габаритов, что в них спокойно могут разместиться все корабли Звездного Флота и там еще останется место для судов боргов, клингонов и ромулан. Когда экран кинотеатра подмигивает зрителю бликами, напоминая ему, что действие фильма происходит в далеком будущем, причем делает это с постоянством врача-эпилептолога, который пытается спровоцировать у больного припадок. Когда парадная форма офицеров родденберриевской утопии недвусмысленно скопирована с Третьего Рейха и после осмысления наиболее бредовых поворотов местного сюжета возникает желание изменить уголовное законодательство таким образом, чтобы у авторов, в чью голову заходят светлые идеи вроде экипажа звездолета, засунутого вовнутрь фотонных торпед, принудительно отбирали их ноутбуки и приговаривали к пожизненной работе в «Макдональдсе». И ЭТО то, чему фанаты вселенной вроде как должны радоваться? И ЭТО некоторые на полном серьезе называют « чудесным спасением франшизы»? Уверен, что если бы самому Родденберри 50 лет назад, пришло видение из не столь отдаленного будущего, и он бы увидел там кадры из любого творения Абрамса, то нещадно спалил бы все свои рукописи как Гоголь — второй том «Мертвых душ». Как считаете, это была бы достойная расплата за то, чтобы никогда не видеть финальные сцены «Star Trek Into Darkness»?

    Справедливости ради, необходимо отметить, что отказ в производстве сразу трех новых сериалов по мотивам «Стар трека» был обусловлен не только дурным вкусом чиновников «Парамаунт», но и крайне неблагоприятной финансовой ситуацией. В ту пору, когда Стражински и Бёрнетт с сотоварищами предлагали студии свои проекты, судьба телеканала UPN была уже практически решена — в сентябре 2006 года он был слит с другой, столь же малоприбыльной телесетью The WB Television Network, образовав новый телеканал «The CW», специализирующийся в основном на сериалах, рассчитанных на школьников и студентов. Одновременно с этим прошел процесс масштабной реорганизации всего телевизионного подразделения, в результате которого студия Paramount television прекратила свое существование, навсегда растворившись в недрах канала CBS.

    Рик Берман: «К моменту завершения «Энтерпрайза» не было уже никакой Paramount Television. Студия была полностью поглощена CBS, на смену пришла абсолютно новая команда во главе с новыми студийными боссами, которые с самого начала дали ясно понять, что не заинтересованы в производстве новых стартрековских сериалов».

    У CBS совершенно иные приоритеты, они в основном специализируются на производстве ситкомов и полицейских процдуралов, при этом всячески подчеркивая, что являются самым рейтинговым телеканалом в США. «Стар трек» с его гиками, фриками, фазерами, трикодерами и звездолетами просто не вписывался в формат телесети, а возможности кабельной синдикации, на условиях которых когда-то распространяли TNG и DS9, к середине нулевых годов совсем исчерпались.

    Роберт Хьюит Вулф: «Когда я работал над DS9, мы делали по 26 серий в год. Сегодня ни один телеканал не может себе позволить подобного, это слишком дорогое удовольствие. Можно было бы конечно выпускать шоу посредством стриминговых порталов или кабельных телеканалов, их стандарт вещания предполагает по 13 эпизодов в сезон, и это тоже было бы интересно. Но самая важная проблема прежде всего заключается в том, кто является конечным покупателем. Если «Парамаунт» и CBS соберутся выпускать Трек как еженедельную телепрограмму, которая будет выходить в эфир после выпусков новостей, то это будет один сериал. Если же «Парамаунт» решит заключить сделку с другими компаниями и передать его на Нетфликс или Шоутайм, это будет уже совершенно другое шоу. И есть еще вариант передать его на Syfy, и тогда это будет уже третья разновидность шоу. Конечно, при условии, что у них хватит на это денег.

    Иными словами, за последние годы телевидение сильно эволюционировало. Кроме эфирного телевещания появилось множество новых возможностей вроде различных стриминговых сервисов наподобие Нетфликса или Амазона, помимо этого возникло около десятка новых кабельных телеканалов различной степени табуированности: от пуританских USA и TNT до широко известных развратников HBO, Showtime и Starz. С того времени, как «Стар трек» без преувеличения правил всем миром тогдашнего американского телевидения минуло уже больше 20 лет, и никто не знал точно, какую из современных форм вещания стоит опробовать в отношении одной из старейших научно-фантастических телевселенных, равно как и то, приживется ли она вообще в нынешнем мире твиттеров и фейсбуков. И вот, осенью 2015 года лед наконец-то тронулся: 2 ноября CBS анонсировала новый сериал в трековской вселенной, летом 2016 года стало известно и название нового шоу — «Star Trek Discovery». Пока обещают один сезон, состоящий из 13 связанных меж собой эпизодов, и действие сериала будет разворачиваться не в абрамсовской альтернативной «Временной линии Кельвина», а в оригинальной родденберриевской вселенной. У руля проекта стоит Брайан Фуллер — заядлый фанат Трека, телевизионная карьера которого началась как раз с объявленной Майклом Пиллером «политики открытых сценариев» и должности одного из ведущих сценаристов на поздних сезонах «Вояджера». Недавно Фуллер поделился первыми подробностями о грядущем проекте: действие «Открытия» будет происходить за несколько лет ДО событий «Оригинальных серий», капитаном исследовательского судна станет женщина по прозвищу «Первая» (очевидная отсылка к роли, которую играла Мэйджел Баррет в так и не показанной по телевидению пилотной серии TOS «The Cage») и в качестве примерного стилистического ориентира для нового сериала Фуллер назвал один из лучших эпизодов «Оригинальных серий» — «Balance of Terror». Премьера состоится уже в мае 2017 года, причем в эфир CBS выйдет лишь пилотная серия «Дискавери», в то время как все остальные эпизоды будут доступны исключительно на новом стриминговом сервисе «CBS All Acces», видимо здесь мы имеем дело с очередной рекламной кампанией, пусть и чертовски дорогостоящей. А что, все выглядит весьма логично: когда в 1995 году «Парамаунт» нужно было чем-то раскручивать новый телеканал, они запустили «Star Trek Voyager», когда 22 года спустя им же потребовалось пропиарить новый стриминговый сервис, на горизонте тут же замаячил «Star Trek Discovery». War Marketing. Marketing never changes!*

    Но несмотря на то, что «Discovery» пока смахивает на одну большую рекламную кампанию, и в титрах пилотной серии уже успел засветится вездесущий Алекс Курцман, очень хочется, чтобы все получилось. Складывается та же ситуация, что и с нежданным возвращением «Твин Пикса», когда разум и логика отчаянно вопят тебе в уши, что ничего хорошего из этой затеи не выгорит, но сердцу, как известно не прикажешь. Несмотря на все сомнения, все же хочется верить в то, что франшиза отряхнет со своих ног пепел недавних провалов и как и в былые годы, расправит свои крылья, воспарив в небо лучезарным Фениксом. Хочется верить в то, что в этой вселенной еще остались идеи, которые не ограничиваются одними лишь взрывами и мордобоем. Равно, как и в то, что начатая 50 лет назад, светлая сказка о счастливом будущем окончится столь же светлым и счастливым финалом.

    Актеры, исполнившие роли пяти легендарных капитанов Звездного Флота (слева направо): Уильям Шатнер, Патрик Стюарт, Эвери Брукс, Кейт Малгрю, Скотт Бакула (фото с панели «Комик-кона», 2012)

    Журнал капитана. Звездная дата 54868.6, завершение

    Казалось бы, лишь вчера статный человек в желтом впервые произнес фразу«Engage!», и уже на следующий день, безволосый капитан в красном закончил ее своим фирменным «Make it So!», но время неумолимо, и с первого момента прошло ровно 50 лет, а со второго — уже почти 30. Полвека назад, «Стар трек» сверкнул в звездном небе тогдашнего телевидения ослепительной сверхновой, которая со временем сформировала вокруг себя огромную мультимедийную вселенную: созвездия сериалов, галактики кинофильмов, планетарные системы книг и целые астероидные поля комиксов. И внутри каждого из кластеров — небесные тела, названные в честь тех, кто внес свой неоценимый вклад в формирование сего культурного феномена: звездная туманность имени Дэвида Джерролда, планета Рика Бермана, исследовательские космические корабли класса «Пиллер» — вселенная Джина Родденберри не забывает своих героев! Да, за минувшие 50 лет с этой вселенной случалось не только хорошее: одни космические явления разлетались на миллионы частиц, другие же — наоборот возникали на месте исчезнувших, но не жили полноценной жизнью, а лишь медленно агонизировали; впрочем, справедливости ради покажите мне хотя бы одну другую авторскую вселенную, в которой все было бы как-то по-другому! Всего за пару секунд перед глазами пробежали сотни телевизионных эпизодов, десяток фильмов и пять капитанов с такими разными характерами; словно за одно мгновение внутри наших голов пролетело захватывающее путешествие к самим звездам, и счетчик звездных дат только что перевалил за отметку в 50. Впрочем, к чему весь этот пессимизм с глаголами в прошедшем времени — «пробежали», «пролетели», «перевалили», когда начатое полвека назад эпическое путешествие и не думает заканчиваться? Ведь в этом и заключается главное отличие настоящей вселенной от прочих образований, которые просто пытаются сойти за нее: одиночные кассовые катастрофы, резкие сворачивания телевизионных аномалий и прочие падения рейтингов- комет не способны нанести ей хоть сколь-нибудь существенного вреда, и не взирая на все это, «Стар Трек» продолжает жить. Выходят свежие книги, игры, фильмы, анонсируются телевизионные сериалы; как и 50 лет назад, просторы этой вселенной продолжают покорять экипажи все новых и новых звездолетов. И обозначенный еще полвека назад, «Последний рубеж» продолжает отдаляться от нас, словно манящий на горизонте мираж. Сомневаюсь, что и свежей поросли космических исследователей удастся достигнуть этих пределов; разве что, на это у них уйдет еще как минимум 50 лет и вся наша жизнь.

    С полувековым юбилеем тебя, дорогой «Стар Трек«!

    Live Long and Prosper!

    ------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------ -----------------------

    * За то время, пока данная статья готовилась к выходу в свет, в планах студии относительно Star Trek Discovery произошли некоторые изменения. Так, по данным на конец февраля 2017 года Брайан Фуллер больше не числится шоураннером сериала, и премьера телешоу была в очередной раз отсрочена. Теперь вместо более или менее четкого ориентира «лето 2017» ожидается, что она случится где-то до конца текущего года.

    P. S. Данная статья посвящена 50-летнему юбилею «Стар Трека» и должна была выйти еще в 2016 году, но по независящим от автора форс-мажорным обстоятельствам, публикуется лишь сейчас.






  • 3324
    просмотры





      Комментарии
    Страницы: [1] 2 


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 17:03 цитировать
    Ну что, поздравляю с выходом статьи, наконец-то эпичный текст завершен. По-моему самый лучший текст про Трек на русском :-)))

    В целом, жаль, что Трек отправился после DS9 туда, куда он отправился, но надеюсь, что Дискавери порадует. После TNG и DS9 вряд ли уже меня из телефантастики так впечатлит :-)))
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 17:10 цитировать

    цитата febeerovez

    По-моему самый лучший текст про Трек на русском  

    Спасибо. 8-]

    цитата febeerovez

    После TNG и DS9 вряд ли уже меня из телефантастики так впечатлит

    Ты еще «Вояджер» с «Энтерпрайзом» не осилил. :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 17:20 цитировать

    цитата fox_mulder

    Ты еще «Вояджер» с «Энтерпрайзом» не осилил.

    Я на втором сезоне «Вояджера» :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 17:23 цитировать

    цитата febeerovez

    Я на втором сезоне «Вояджера»

    Удачи. :-D
    Я осенью. когда писал фрагмент про «Вояджер» постоянно ощущал себя Анастейшей Стил. Если ДС9 сейчас заходит довольно бодро, может быть даже лучше, чем ТОС и ТНГ, то «Вояджер» с его полным отсутствием арок и бесконечными кнопками перезагрузки — просто натуральное болото.
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 17:39 цитировать

    цитата fox_mulder


    Удачи.
    Я осенью. когда писал фрагмент про «Вояджер» постоянно ощущал себя Анастейшей Стил. Если ДС9 сейчас заходит довольно бодро, может быть даже лучше, чем ТОС и ТНГ, то «Вояджер» с его полным отсутствием арок и бесконечными кнопками перезагрузки — просто натуральное болото.

    Есть такое, но добить надо, чтобы поставить мысленную галочку :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 17:41 цитировать

    цитата febeerovez

    Есть такое, но добить надо, чтобы поставить мысленную галочку

    Чтобы тут же нырнуть в недры той же самой субстанции, но уже под названием «Энтерпрайз»? :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 17:46 цитировать

    цитата fox_mulder

    Чтобы тут же нырнуть в недры той же самой субстанции, но уже под названием «Энтерпрайз»?

    We need to go deeper (c) :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:24 цитировать

    цитата febeerovez

    We need to go deeper (c)

    Ты уверен? :-)))
    По-моему, это время лучше потратить на что-нибудь более достойное внимания — например, на просмотр 4-х сезонов «Звездного крейсера». 8:-0
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:41 цитировать

    цитата fox_mulder


    Ты уверен?
    По-моему, это время лучше потратить на что-нибудь более достойное внимания — например, на просмотр 4-х сезонов «Звездного крейсера».

    Да, разумеется, я ж мазохист перфекционист.

    «Крейсер» я просто не досмотрел в свое время, под настроение не попало, хотя надо уже будет в любом случае с начала все крутить.


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:20 цитировать
    Шикарно. Гигантский труд, сам по себе, огромное спасибо!
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:23 цитировать

    цитата Nicolle

    Шикарно. Гигантский труд, сам по себе, огромное спасибо!

    Вам спасибо, что прочитали. :beer:


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:24 цитировать
    fox_mulder, тебе б не статьи — монографии писать!
    Как раз на приличную по размерам по истории Стар Трека набирается.:-)))
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:26 цитировать

    цитата Мэлькор

    fox_mulder, тебе б не статьи — монографии писать!

    Ну у меня в последнее время фактически они и получаются. По крайней мере, по объему. ЕМНИП, моя дипломная работа в университете весила намного меньше этой статьи. :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:28 цитировать

    цитата fox_mulder

    ЕМНИП, моя дипломная работа в университете весила намного меньше этой статьи.
    Вот, а если все три считать, то на два диплома хватит.:-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:32 цитировать

    цитата Мэлькор

    Вот, а если все три считать, то на два диплома хватит.

    Скорее на одну кандидатскую. :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:36 цитировать
    Надо её за историческую выдасть.:-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:39 цитировать

    цитата Мэлькор

    Надо её за историческую выдасть.

    За историческую точно не выйдет, а в качестве диплома на кафедре культурологии в каком-нибудь провинциальном институте, может и покатит. :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:42 цитировать

    цитата fox_mulder

    а в качестве диплома на кафедре культурологии в каком-нибудь провинциальном институте, может и покатит.





    :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:48 цитировать
    Ну да, как-то так. :-)))


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:41 цитировать
    Огромный респект и большое спасибо за очередную эпичную статью! :beer::cool!:
    fox_mulder, по-моему, серией этих статей — ты просто закрыл тему Трека вообще. Банально даже не представляю, что еще про эти сериалы можно сказать и как.
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 18:47 цитировать

    цитата geralt9999

    Огромный респект и большое спасибо за очередную эпичную статью!

    Спасибо, друг. :beer: Без твоего вклада и вклада febeerovezа этих статей бы просто не было. 8:-0

    цитата geralt9999

    Банально даже не представляю, что еще про эти сериалы можно сказать и как.

    Ну во-первых, здесь многая инфа излагается, что называется лишь с моей насквозь субъективной колокольни. Я вот, например, допускаю, что найдется немало людей, которым не нравятся ТОС, ТНГ и ДС9, зато отлично заходят «Вояджер» и «Энтерпрайз» и в ответ на мой топ из 10 причин, по которым последний сериал провалился они выкатят альтернативную версию «10 причин, по которым это ваще лучший сериал на Земле и за еее пределами». :-)))
    А во-вторых, будет же еще «Дискавери» + куча книг, можно даже вконец осмелеть и попробовать проанализировать комиксы по ЗП. Ну и потом, можно в очередной раз пнуть Абрамса. :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:03 цитировать

    цитата fox_mulder

    Без твоего вклада и вклада febeerovezа этих статей бы просто не было.

    Рад, что чем-то смог помочь! :beer:

    цитата fox_mulder

    Я вот, например, допускаю, что найдется немало людей, которым не нравятся ТОС, ТНГ и ДС9, зато отлично заходят «Вояджер» и «Энтерпрайз» и в ответ на мой топ из 10 причин, по которым последний сериал провалился они выкатят альтернативную версию «10 причин, по которым это ваще лучший сериал на Земле и за еее пределами».

    Не, ну мы ж тут про более серьезный анализ все же — хоть и субъективный.
    А значит Энтерпрайзу ничо не светит уж точно :-)))

    цитата fox_mulder

    Ну и потом, можно в очередной раз пнуть Абрамса.

    Да это уже как-то даже не вызывает былого куража — мне его даже жалко чот стало после ЗВ. Вот уж человек — любит, вроде бы, вселенную эту — но нифига не понимает и нифига не способен передать даже минимально ее дух.
    Что уж про его Трек говорить...
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:07 цитировать

    цитата geralt9999

    Не, ну мы ж тут про более серьезный анализ все же — хоть и субъективный.
    А значит Энтерпрайзу ничо не светит уж точно

    Ну мне когда-то кидали ссылки на жж одного товарища, который прямо-таки восхищался «Энтерпрайзом» — типа умели же когда-то на тв снимать классную космическую фантастику. :-)))

    цитата geralt9999

    Да это уже как-то даже не вызывает былого куража — мне его даже жалко чот стало после ЗВ.

    Мне после «Пробуждения силы» жалко стало саму франшизу, даже несмотря на то, что я никогда не являлся ее фанатом. А что касается абрамсовского ЗП, там жеж в свое время был такой хайп, многим фанатам треков первый фильм реально понравился (правда, лично я до сих пор недоумеваю почему).
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:12 цитировать

    цитата fox_mulder

    типа умели же когда-то на тв снимать классную космическую фантастику.

    Ну это на безрыбье только если.
    Причем настолько на безрыбье, что пока такого безрыбья даже и не было никогда :-)))

    цитата fox_mulder

    Мне после «Пробуждения силы» жалко стало саму франшизу

    Ой, даже не говори. Знал что будет плохо. Не знал, что будет настолько плохо.

    цитата fox_mulder

    многим фанатам треков первый фильм реально понравился

    У меня есть комплимент для первого фильма. Он не такой тупой как второй :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:19 цитировать

    цитата geralt9999

    Ну это на безрыбье только если.
    Причем настолько на безрыбье, что пока такого безрыбья даже и не было никогда

    Ну это при условии, что человек никогда не смотрел не только предыдущие сериалы франшизы, но и «Светлячка» и вообще не имеет представления о том, как должны выглядеть по-настоящему яркие и харизматичные персонажи. :-)))

    цитата geralt9999

    Ой, даже не говори. Знал что будет плохо. Не знал, что будет настолько плохо.

    Да ты знаешь, он настолько серый, что это тот случай, когда я бы даже порадовался любому типично абрамсовскому трешу, который тот любит выдавать чуть ли не за постмодернизм. Но нет, просто тупой ремейк «Новой надежды», причем в несколько раз хуже оригинала.

    цитата geralt9999

    У меня есть комплимент для первого фильма. Он не такой тупой как второй

    С одной стороны да, там по крайней мере нет экипажа, ночующего в криокамерах, вмонтированных в фотонные торпеды. :-))) А с другой, там и собственных сюжетных фантазмов хватает с избытком. Я честно говоря был просто в недоумении, когда узнал, что Орчи и Курмана за сценарий к первому СТ номинировали на премию «Хьюго». %-\
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:23 цитировать

    цитата fox_mulder

    Ну это при условии, что человек никогда не смотрел не только предыдущие сериалы франшизы, но и «Светлячка» и вообще не имеет представления о том, как должны выглядеть по-настоящему яркие и харизматичные персонажи.

    Желательно, чтоб вообще это был первый просмотренный сериал :-)))

    цитата fox_mulder

    Да ты знаешь, он настолько серый

    Унылый современный блокбастер усреденненый до максимума.
    И да, если бы это был не римейк — я б может хоть чуть лучше к нему отнесся.

    цитата fox_mulder

    Я честно говоря был просто в недоумении, когда узнал, что Орчи и Курмана за сценарий к первому СТ номинировали на премию «Хьюго».

    Может больше некого было? :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:26 цитировать

    цитата geralt9999

    Желательно, чтоб вообще это был первый просмотренный сериал

    Ну или на фоне каких-нибудь мексиканско-бразильско-ро ссийских мыльных опер. :-)))

    цитата geralt9999

    Унылый современный блокбастер усреденненый до максимума.
    И да, если бы это был не римейк — я б может хоть чуть лучше к нему отнесся.

    Ну вот да. Это все настолько стерильно и не содержит ни единой собственной мысли, что аж плакать хочется. Блин, даже этот несчастный недоСтартрек 2009 года больше похож на ЗВ, чем седьмой эпизод. :-D

    цитата geralt9999

    Может больше некого было?

    Смотри сам.
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:31 цитировать

    цитата fox_mulder

    Ну или на фоне каких-нибудь мексиканско-бразильско

    Ничо не знаю, в детстве Шоколад с перцем и Жена Иуды нравились :-)))

    цитата fox_mulder

    Блин, даже этот несчастный недоСтартрек 2009 года больше похож на ЗВ, чем седьмой эпизод.

    Ага, кстати — это самое смешное.

    цитата fox_mulder

    Смотри сам.

    Ну, главное ж — что дали не им!
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:52 цитировать

    цитата geralt9999

    Ничо не знаю, в детстве Шоколад с перцем и Жена Иуды нравились

    Я таких даже не знаю. :-)))

    цитата geralt9999

    Ну, главное ж — что дали не им!

    Просто я когда осенью пересматривал эту чушь, то на минутку представил себе как эта ересь с бесконечными вжик туда, вжик отсюда, а теперь давайте расстреляем логику фотонными торпедами, чтобы не мешалась, смотрелась в виде сценарной рукописи. У меня аж слезы на глаза навернулись. :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 20:10 цитировать

    цитата fox_mulder

    Я таких даже не знаю.

    Я б их тоже не знал — но их крутили по телеку :-)))

    цитата fox_mulder

    У меня аж слезы на глаза навернулись.

    От гордости за мастеров своего дела, разумеется? :-)))
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 20:12 цитировать

    цитата geralt9999

    От гордости за мастеров своего дела, разумеется?

    Да, ты угадал. К счастью, в том же году заслуженная награда все же нашла своих героев, когда Орчи и Курцманну вручили «Золотую малину» за сценарий ко вторым «Трансформерам». :-)))
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 01:21 цитировать

    цитата fox_mulder

    К счастью, в том же году заслуженная награда все же нашла своих героев, когда Орчи и Курцманну вручили «Золотую малину» за сценарий ко вторым «Трансформерам»

    Такие талантища не должны оставаться неотмеченными, это уж точно! :cool!:
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:07 цитировать

    цитата geralt9999

    Такие талантища не должны оставаться неотмеченными, это уж точно!

    А они еще сейчас расстались, значит их способность к производству на свет киношедевров увеличилась в 2 раза. :-)))


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:30 цитировать
    Ура, новый Малдер!

    цитата

    В качестве потенциальных сценаристов нового сериала, он предлагал рассмотреть кандидатуры Нила Геймана, Стивена Кинга, Рэя Брэдбери, Майкла Крайтона, Курта Воннегута, Дина Кунца, Энн Райс и Энн Маккефри.

    Плюс, запланированное участие со стороны ведущих грандов литературного хоррора, фэнтези и научной фантастики несомненно обеспечило бы этому проекту не только высокий уровень сценариев, но и необходимое сериалам подобного рода тематическое разнообразие.

    Причём, кроме Крайтона, никто НФ не писал. Я себе представляю, что наворотили бы две Энн — Райс и Маккефри.
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 19:46 цитировать

    цитата heleknar

    Причём, кроме Крайтона, никто НФ не писал. Я себе представляю, что наворотили бы две Энн — Райс и Маккефри.

    Насколько я понимаю, это была просто прикидка, в качестве примера. На самом деле, есть серьезные сомнения в том, что подавляющее большинство авторов стали бы работать над сериалом. Все-таки, на дворе уже стояли не 60-е годы, когда фантастам уровня Старджона приходилось перебиваться халтурками, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Да и потом, участие топовых авторов влетело бы студии в немалую копеечку.


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 22:14 цитировать
    Монументальная статья )
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение25 февраля 2017 г. 22:17 цитировать
    Спасибо :beer:


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 01:19 цитировать
    Монументальность — это супер :cool!:
    Но я хочу просто сказать спасибо, что подвиг на просмотр ds9 — вот ещё бы сто лет собирался и фиг собрался, а сейчас в конце первого сезона и тащуся. А дальше будет лучше. Благодарю :beer:
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:03 цитировать

    цитата Croaker

    Но я хочу просто сказать спасибо, что подвиг на просмотр ds9 — вот ещё бы сто лет собирался и фиг собрался, а сейчас в конце первого сезона и тащуся. А дальше будет лучше. Благодарю

    Не за что. Буду очень рад, если тебе понравится. :beer:
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:11 цитировать
    Кстати, опять же к статье — не просто смотрю на девиации от «ванильного» СТ, но, после прочтения, пытаюсь разглядеть винтики, которые дальше приведут к «предтече» BSG. И вот прям видно, что они специально столько всяких лазеек с пилотов начали закладывать. Из этого можно жуть какую мрачнопрелесть сделать.
    В предвкушении...
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:18 цитировать

    цитата Croaker

    И вот прям видно, что они специально столько всяких лазеек с пилотов начали закладывать. Из этого можно жуть какую мрачнопрелесть сделать.

    Ну да. Комната, завешанная чеховскими ружьями. Это и отличает хорошие сериалы от всяких поделок типа «Лоста» — все глобальные сюжетные ходы всегда продумываются заранее. По большому счету, моя единственная претензия к ДС9 — чересчур замедленный темп повествования, да и то местами.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:22 цитировать

    цитата fox_mulder

    чересчур замедленный темп повествования

    А посмаковать? :-)))
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:26 цитировать

    цитата Croaker

    А посмаковать?

    Все равно иногда перерывы между сюжетными слишком затягиваются. Если бы Мур в таком же темпе выстраивал сюжетку БСГ, сериал длился бы 15 сезонов вместе 4.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 13:09 цитировать
    Ну, тут можно и цинично подойти к вопросу — спасибо тос'у и тнг — у них была возможность не торопиться, они и не. Такого фундамента у других сериалов (и в частности бсг) не было.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 14:47 цитировать

    цитата Croaker

    Ну, тут можно и цинично подойти к вопросу — спасибо тос'у и тнг — у них была возможность не торопиться, они и не. Такого фундамента у других сериалов (и в частности бсг) не было.

    Тут проблема в том, что иногда этот фундамент сильно играет против идей сериала. Особенно это заметно уже ближе к концу.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 14:54 цитировать
    Чем больше мешает фундамент, тем больше темп, не? Я так из статьи понял 8:-0
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 14:57 цитировать

    цитата Croaker

    Чем больше мешает фундамент, тем больше темп, не? Я так из статьи понял

    Фундамент к темпу никакого отношения не имеет. Наоборот, когда сериал выходит на последнюю скорость и начинается война с Домининоном, становится очевидно, что рамки вселенной Родденберри сильно сдерживают создателей. По крайней мере по сравнению с тем же БСГ.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:08 цитировать

    цитата fox_mulder

    Фундамент к темпу никакого отношения не имеет.

    Это ясно.
    Я к тому, что вроде бы к концовке ближе они более сосредоточены на собственном посыле дс9 и, соответственно, меньше отвлекаются на общетрековские заморочки. Так ведь? Там же нет уже Q и всяких явных фан-филлеров. Или я неправильно понял?
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:10 цитировать

    цитата Croaker

    Там же нет уже Q и всяких явных фан-филлеров. Или я неправильно понял?

    Правильно. Но сама вселенная со своими чудо-репликаторами никуда не делась. Иногда прямо отчетливо видно, что создатели хотят накалить драматизм до самого предела, но сеттинг мешает, даже безотносительно Кью и остальных.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:14 цитировать

    цитата fox_mulder

    но сеттинг мешает, даже безотносительно Кью и остальных

    Ясно. Поэтому следующие успехи жанра и происходили вне сеттинга СТ :-)))
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:19 цитировать

    цитата Croaker

    Ясно. Поэтому следующие успехи жанра и происходили вне сеттинга СТ

    Ну да, так и есть. Только это, разумеется, не снимает ответственности с создателей «Вояджера» и «Энтерпрайза» . В первом из них, кстати говоря, мне нравится единственный эпизод — двухчасовая арка Year of Hell, которая представляет собой просто гимн героическим предзнаменованиям, эдакий доведенный до полного абсурда БСГ. :-)))
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:22 цитировать

    цитата fox_mulder

    В первом из них

    Ненене, на такие подвиги ты меня не уговоришь — я не febeerovez :-))). Поверю на слово.

    цитата fox_mulder

    Только это, разумеется, не снимает ответственности с создателей «Вояджера» и «Энтерпрайза» .

    Ну, они то изначально в канве работали. Там другие идеи надо было находить, без отклонений от курса партии. Но видно не искали.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:33 цитировать

    цитата Croaker

    Ненене, на такие подвиги ты меня не уговоришь — я не febeerovez . Поверю на слово.

    Да я и не призываю, ибо это того не стоит. Для того, чтобы осилить два последних сериала нужно быть ценителем франшизы сотого уровня. :-)))

    цитата Croaker

    Но видно не искали.

    Да в том то и дело, что искали. В «Вояджере» поначалу должен был присутствовать элемент выживания (покупка топлива, обмен с жителями других планет), а «Энтерпрайз» вообще должен был рассказывать историю о том, как люди, которые технологически и культурно несильно отличаются от наших современников, впервые выходят в обжитый космос, эволюционируют в идеалистическое общество, описанное Родденберри и в итоге строят Федерацию. Другое дело, что ни студии, ни руководству телеканала такое было просто не нужно, и они фактически заставляли сценаристов вновь и вновь делать клоны ТНГ. О какой жанровой эволюции может идти речь, если у лиц, принимающих решения все стандарты качества застыли на уровне 1987 года?


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:48 цитировать
    Кстати, разве БСГ не римейк сериала 1978 года?
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 02:53 цитировать

    цитата heleknar

    Кстати, разве БСГ не римейк сериала 1978 года?

    Формально римейк, но там очень много изменили в сюжете. Оригинальный сериал 1978 года — обычный рипофф «Звездных войн» с неимоверно глупым сюжетом и отвратными спецэффектами. Там даже свой Хан Соло имелся.


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 09:25 цитировать
    Благодарю за неожиданную статью! Я был готов ждать её три года.
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 14:44 цитировать
    Не за что :beer:


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 11:14 цитировать
    Огромное спасибо!
    Огромная статья, детальный разбор — просто невероятно здорово. И всерьёз начинаешь после такого задумываться, что бы посмотреть из ST — всё по-разному интересно.
    свернуть ветку
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 14:46 цитировать

    цитата Dark Andrew

    Огромная статья, детальный разбор — просто невероятно здорово. И всерьёз начинаешь после такого задумываться, что бы посмотреть из ST — всё по-разному интересно.

    Ну вообще я считаю, что СТ надо глянуть любому поклоннику научной фантастики. При этом не факт, что он обязательно придется по душе, чисто в целях ликбеза откуда растут ноги у большинства современных телешоу на ту же тему.
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:01 цитировать
    Я смотрел первые серии оригинального шоу именно с этой целью. Но вот более поздние сериалы не видел. Вот теперь судя по всему погляжу. Спасибо!
     


    Ссылка на сообщение26 февраля 2017 г. 15:03 цитировать

    цитата Dark Andrew

    Спасибо!

    Не за что :beer:
    Страницы: [1] 2 



    Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
    ⇑ Наверх