Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab > Авторская колонка «Thy Tabor» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 9 июля 14:30

Издательство ЭКСМО выпустило переиздание романа Марины и Сергея Дяченко «Ритуал». Книга вышла в рамках серии «Магистраль. Главный тренд». Оформление книги — Наталья Портяная

Аннотация :

Текст старого ритуала гласит, что каждый дракон должен похитить и умертвить прекрасную принцессу. Но Арман — дракон, который пишет стихи, а Юта — принцесса, которую никто не хочет спасать. Пойманные в ловушку ритуала, они пытаются не потерять себя и то чувство, что связывает их.

Роман лег в основу культового фильма Тимура Бекмамбетова «Он — дракон» (2015)

В серии уже вышли романы «451° по Фаренгейту» Рэя Брэдбери, «Таинственная история Билли Миллигана» Дэниела Киза, «Над кукушкиным гнездом» Кена Кизи, «Коллекционер Джона Фаулза», «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «Книжный вор» Маркуса Зусака, «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд и другие произведения.

Ранее в этой серии был переиздан роман «Vita Nostra»

Книга уже в продаже


Статья написана 2 июля 15:00

Аннотация :

Сборник фантастических произведений по мирам лучших фантастов Европы Марины и Сергея Дяченко. Сергей Лукьяненко, Святослав Логинов, Владимир Васильев — целое созвездие имен под одной обложкой. Знакомые поклонникам творчества Марины и Сергея Дяченко миры, оригинальные сюжеты, новые интересные персонажи. Для поклонников «Луча», «Vita Nostra», «Ритуала» и других шедевров Дяченко.

Феду считали ведьмой, из-за характерного родимого пятна на теле. Ведь именно к Феде пришла нявка — которая когда-то была ее сестрой Люрой, а ожившие мертвецы просто так не приходят. И попробуй докажи, что дело тут не в твоих колдовских чарах....Когда наступает очередной апокалипсис, из глубин океана выходят чудовищные глефы, разрушающие все, до чего смогут дотянуться. И перепуганным насмерть людям нет никакого дела, что эти подводные монстры и симпатичные ласковые дальфины — одно и то же. И уж тем более, никому нет дела до происходящего в душе такого странного существа....

Эти и другие увлекательные истории, созданные по мотивам произведений лучших фантастов Европы Марины и Сергея Дяченко. В сборнике участвуют Сергей Лукьяненко, Генри Лайон Олди, Святослав Логинов, Владимир Васильев и другие писатели, в том числе победители конкурса рассказов по уникальным мирам знаменитого писательского и супружеского дуэта

Марина и Сергей Дяченко «Юнг и дароизъявление»

Классик литературы Стефан Цвейг как-то сказал: «Когда между собакой и кошкой вдруг возникает дружба, то это не иначе, как союз против повара». Но всегда ли нами движет прагматизм?

Когда нам предложили идею сборника по нашим мирам, мы, честно говоря, растерялись. Разве можно войти в одну и ту же реку дважды? Мы, конечно, знали о таких сборниках. Нам не нравится легкомысленный, как порхающая бабочка, термин «фанфик», хотя ныне этот жаргонизм есть признанный литературный жанр, имеющий свою историю, виды, классификацию. Нам больше нравится слово «трибьют» от английского слова «tribute», означающее в том числе «коллективный дар». Это ж куда более благородно, правда? И адекватно, с нашей точки зрения, обозначает суть предложения как некий подарок его авторам, который они, быть может, и не заслужили.

Но что нам делать, если подарки окажутся не по душе? Мы ведь люди привередливые в плане художественного качества и себя беспощадно рубим, если оно нас не устраивает. Но себя — это можно. А других, в том числе незнакомых нам людей, которые искренне творили, а мы отплатим им черной неблагодарностью?

Страшно было соглашаться. Нас уговаривали примером успешных сборников по мирам братьев Стругацких. Но мы помнили, как колебался Борис Натанович, раздумывая поддержать ли эту идею…

Был еще один аргумент, который использовал застрельщик проекта, писатель и ученый Григорий Панченко. Он проводит конкурс рассказов по нашим мирам, где мы выступаем в качестве жюри. Если, мол, произведения окажутся достойными, то тогда и будем говорить о сборнике. Поддержал эту идею и Дмитрий Малкин, зав. отделом фантастики издательства «Эксмо». Помогал и Артем Цветков. Спасибо им.

Мы согласились. И через некоторое время прочли тексты, поданные на конкурс. И знаете, какая основная эмоция? Радость и благодарность! А еще, если хотите — удивление. Оказывается, семена наших миров могут инициировать столь непредсказуемые, порою парадоксальные всходы! Знаете, в генетике есть понятие гетерозиса, который возникает при межвидовой гибридизации. Она очень редко приносит плоды. Но бывает. Вот, скажем, что такое «лигр»? Это гибрид льва и тигра. Они очень крупные, умеют хорошо плавать, общительны. Это нечто невозможное — но очень симпатичное.

Мы рады, что наши произведения послужили катализатором безудержной фантазии конкурсантов, при этом реализованной в прокрустовом ложе литературного качества. И можем вполне присоединиться к мнению Бориса Натановича Стругацкого, которое может быть эпиграфом к такого рода книг:

«Теперь, когда этот сборник лежит передо мною, я нисколько не жалею о своей уступчивости. Эксперимент удался. Миры, выдуманные Стругацкими, получили продолжение, лишний раз этим доказав своё право на независимое от своих авторов существование… Этот сборник возвращает нам ставшие уже привычными миры, только увиденные другими глазами и обогащенные иным воображением»

Победителями конкурса стали Екатерина Федорчук и Роман Демидов. Их рассказы, а также другие лучшие произведения других конкурсантов, стали основой сборника. Удивляет разнообразие жанровой палитры этой антологии — от социальной драмы, хоррора, боевика до лирики, романтики и веселого юмора. Здесь каждый найдет свое.

К победителям конкурса потом присоединились тексты от маститых писателей — Сергея Лукьяненко, Святослава Логинова, Генри Лайона Олди, Владимира Васильева, Ники Батхен, Инны Живетьевой. В результате получилась уникальная полифония неожиданного.

Григорий Панченко распределил все тексты по разделам, написал интересные подводки. Причем они написаны так, что не раскрывают тайну истории, но дают возможность понять ее предысторию, тот родник, из которого черпалось вдохновение автора. Поэтому сборник могут читать и те, кто нас не читал.

Григорий представил в этой книге не только свой рассказ, участвующий инкогнито в конкурсе, но и фрагмент «Бестиария» по нашим мирам, увлекательной книги, которая, как мы надеемся, вскоре увидит свет.

Кроме этого предисловия, мы в сборнике написали и послесловие, где поделились своим творческим опытом. Если хотите, это такой наш развернутый ответ на традиционный вопрос «Как вы пишете вдвоем?». В раздел входят фрагменты интервью, которые мы давали в разные годы и в разных странах, в том числе недавнее интервью Дмитрию Быкову, с которым мы общались в Лос-Анджелесе. Но основа раздела — это рубрика «Постскриптум. Моменты счастья», которую мы ежемесячно вели в 2017 году в журнале «Мир фантастики». Эти тексты расширили, заново отредактировали, впервые собрали все воедино. Это размышления о нашей жизни, о том, как рождались идеи и сюжеты тех книг, по которым и создан этот сборник. И о том, что такое счастье.

А счастье это — и в том, что мы получили такой вот коллективный подарок от авторов, составителей, издателей этого сборника. Карл Густав Юнг твердил о доминанте в обществе коллективного бессознательного, но этот сборник — проявление коллективного сознательного.

И теперь можем сказать вам, дорогие друзья — спасибо за этот чудесный дар!


Статья написана 21 июня 14:00

Аннотация :

«Солнечный круг» — уникальный по замыслу сборник Марины и Сергея Дяченко. Он посвящен памяти Бориса Стругацкого. В сборник вошли как повести и рассказы, получившие личную премию Стругацкого «Бронзовая улитка», так и две новые повести, «Времена года» и «Солнечный круг», написанные по заветам «реалистической фантастики» братьев Стругацких.

Предисловие

«Там ничего нет, кроме любви,

      только свет,

      который тебя обнимает…»

(из повести «Солнечный круг»)

Мы выросли на книгах Аркадия и Бориса Стругацких, как и многие наши друзья, как целые поколения читателей. К сожалению, с Аркадием Натановичем мы не успели познакомиться, но встречи и творческая дружба с Борисом Натановичем Стругацким оставили в нашей жизни неизгладимый и замечательный след. Мы встречались редко, никогда не были участниками его знаменитого Семинара, но с первой же личной встречи подпали под его обаяние, а он, как теперь хочется верить, тоже испытывал к нам и нашим текстам некоторую симпатию.

Непререкаемый авторитет, мудрый и принципиальный, он никогда не впадал в гордыню, не поучал, а всегда умел слушать, слышать, поддерживать. В фантастических текстах он ценил не то, что сейчас называется спецэффектами – а Достоверность, «сцепление с реальностью». Правду характеров, правду жизни, прежде всего нашей, зачастую горькой и трагичной, но со светом в конце тоннеля.

Надо ли говорить, как важна была для нас его оценка? Просто осознание того факта, что Стругацкий прочитает наши тексты, в свое время нас ошеломило – как полет на Марс, как небывалый подарок. Надо ли говорить, насколько ценной для нас была премия «Бронзовая улитка» — которую Борис Натанович единолично присуждал, а потом вручал со сцены на конвенте фантастов «Интерпресскон» под Петербургом?

«Бронзовая улитка» присуждалась с 1992 по 2012 год – год, когда не стало Бориса Натановича. Маленькая улитка, ползущая по вертикальному склону – образ из эпиграфа к роману братьев Стругацких «Улитка на склоне»:

«Тихо, тихо ползи

Улитка, по склону Фудзи,

Вверх, до самых высот!»

Эта бронзовая статуэтка была для нас дороже «Оскара». Всего БНС присуждал нам «Улитку» пять раз: за романы «Армагед-дом», «Долина совести», повесть «Последний Дон Кихот», рассказы «Баскетбол» и «Император». К последнему рассказу мы написали продолжение — «Визит к императору». Рассказ был опубликован летом 2012 года, когда Борис Натанович уже тяжело болел и вскоре его не стало.

В этот сборник мы включили повести и рассказы, которые отметил Борис Натанович, и две новые повести, прежде нигде не опубликованные: «Времена года» и «Солнечный круг». Что объединяет эти тексты? Возможно, традиции «реалистической фантастики», которые отстаивал БНС.

Спасибо Борису Натановичу. Мы всегда будем помнить тот солнечный свет, который даже в хмурые питерские дни он нес с собой.

Марина и Сергей Дяченко


Статья написана 14 июня 12:00

Небольшое эссе из личного блога Сергея Дяченко «Кинопсихиатрия» на платформе Дзен

«Конечно, это очень просто — писать для детей. Так же просто, как рожать их».

Урсула Ле Гуин

Сергей : У каждого автора свой путь в детскую литературу и кино. Я вошел в эту реку, будучи уже взрослым, покрытый шрамами профессии психиатра — исследователя преступности, с опытом жизни в мире киношных страстей, с горечью развода, в момент распада СССР. В моем багаже были сценарии и рассказы о войне, о кровавых временах — какие уж тут сказки. Но обретение Маринки и рождение дочери все изменило. Стаска с младенчества обожала сказки — вот и приходилось ей их сочинять каждый вечер, причем каждый раз новую. Поначалу это делала Марина, но потом и я стал присоединяться. Таков путь, наверное, большинства детских авторов. Согласна?

Марина : У меня по-другому. Я сочиняла сказки до того, как научилась писать. Рассказывала, а родители записывали — спасибо им. Так появились рукописные книги «Сказка про паровоз» и «Проделки вора». Они где-то хранятся в архиве.

Сергей : Следовательно, ты и прирожденный фантаст, ибо что такое сказка — если не фантастика? Вот паровоз у тебя ведь был живой, не так ли? Есть, правда, мнение у зануд-литературоведов, что фантастика — это тогда только, когда автор истории понимает, что его допущение невозможно, нереально. И древние греки с их Гомером, сочинявшие истории про Гидру или Циклопа, свято верили в эти чудеса. Для них это была реальность. Ты ведь тоже верила в чудеса в том возрасте? То есть, ты сочиняла не сказки, а быль. Например, ты же верила в Деда Мороза?

Марина : Ни в какого Деда Мороза я не верила. Когда он приходил в детский сад — я его боялась, чужого дядьку с бородой. И за подарки была благодарна родителям, а не Деду.

Сергей : Ты, получается, не верила в волшебство? И сейчас тоже?

Марина : Для нас двоих достаточно того, что ты веришь в чудеса до сих пор. Я же пытаюсь разграничивать реальность и воображение. Когда погружаешься в образ на сцене, нужно все-таки дистанцироваться от него, иначе тебя задушат, как Дездемону.

Сергей : Вернемся к нашим пирогам. Росла дочь — взрослели читатели наших детских книг. На смену сказкам для малышат пришел детектив для младших школьников «Приключения Маши Михайловой», повести «История кентавра» и, наконец, трилогия романов для подростков «Маг дороги». Позволю себе процитировать один из отзывов читателей:

«Несмотря на то, что книга преподносится, как детская, я и сама с удовольствием прочла ее. Трогательная, светлая история. В основе ценности, о которых современные авторы, кажется, совсем позабыли. Особенно приятно, что Марина и Сергей вспомнили об этих ценностях именно в детско-подростковой книге. А то ведь современный мир приучил, что книжка для подростков — это магия, погони, неоднозначные герои (в смысле, что непонятно — положительные они или отрицательные?) и надуманные ситуации»

Действительно, магия ради магии, погони ради погонь нас не прельщают. Но и тот психологизм, который есть в основе нашего «М-реализма», чреват отторжением, если он в слишком больших дозах. Это очень сложная грань — балансирование между Сциллой развлекательности и Харибдой психологии, и сумеет ли наша история-корабль проскользнуть между этими скалами — всегда Вопрос Вопросович.

Марина : Дети-читатели, как и взрослые, бывают очень разные. И детские книги нужны на разные темпераменты: кто-то без магов-погонь не будет читать, а кому-то нужен неторопливый вдумчивый рассказ. Кто-то скажет — «вечные ценности», другой — «морализаторство», кто-то скажет — «искренность», другой — «пафос». Пока внутри у каждого из нас не околел еще ребенок, надо советоваться с ним, и писать для него.

Сергей : Детская книга своеобразна еще и потому, что огромную роль в ее судьбе играет художник. Нам повезло с этим. А. Джаникяну («Воздушные рыбки»), С. Ус («Жирафчик и Пандочка»), М. Садердиновой, Г. Лопачевой («История кентавра») и другим нашим художникам — спасибо. И еще хочу сказать спасибо нашим режиссерам, создавшим прекрасные анимафильмы по нашим сказкам — Оксане Карпус («Театральный роман»), Маша Медведь («Курица, которая несла всякую всячину», «Красная жабка»). Спасибо Олегу Асадулину и Игорю Лопатенку, создавшим по нашему сценарию художественный фильм «Подкидыш» со злодеем — таксидермистом в исполнении Сергея Маковецкого…

Надеемся, герои других наших сказок, и наш Кентавр Себастьян, и детектив Маша Михайлова, и школьница Лена Лапина, ее друг людоед Уйма и некромант Максимилиан увидят еще себя в кино.

Как прекрасно сочинять детские книги! В них добро есть добро, а зло коварно. Пишешь с распахнутой душой, не боишься показаться наивным. Можно быть ироничным, но не желчным. Улыбаться, а не высмеивать с фигой в кармане…

Марина : Мир детства — вовсе не сахарная пудра. Дети не сотканы из варенья и радуг. Тем не менее, писать детские книжки и сценарии — да, пожалуй, это моменты счастья.

Источник тут


Статья написана 10 июня 13:08

Интервью Марины и Сергея Дяченко для проекта «Живые лица, или Навигатор по современной отечественной детской литературе» от издательства «БерИнгА». Первый выпуск вышел в 2014 году

Аннотация :

«ЖИВЫЕ ЛИЦА, или Навигатор по современной отечественной детской литературе» — проект, о котором можно смело говорить, что его ждали, и это не будет звучать банально. Его ждали все: писатели и поэты, библиотекари и исследователи, учителя и воспитатели, родители и дети. Потому что современная детская литература — это явление новое, а всё новое и неизвестное вызывает смешанные чувства: страх, недоверие, любопытство и лёгкое головокружение. Не хотите разделить судьбу буриданова осла? Вам надоело ощущать себя в книжном магазине участником викторины «Кто есть кто?»? Вы не разделяете мнение родителей и учителей, которые предлагают книги для чтения по принципу – старый друг лучше новых двух? Вы задаётесь вопросом, почему вместо привычки читать книги у современных детей нередко формируется чувство её отторжения?Тогда давайте знакомиться! Лицом к лицу с каждым писателем, который пишет сегодня и сейчас для детей и подростков.Первый выпуск «Навигатора» включает в себя 25 авторов. У каждого из них своё имя, своя траектория судьбы и писательской карьеры, свой творческий почерк и художественный метод. Современные детские писатели совершенно не похожи друг на друга, и это здорово, потому что читатели тоже все разные! И чтобы каждый писатель и каждый читатель нашли друг друга, им надо помочь встретиться!

Биографическая справка

— В 2014 году писателю Дяченко исполнилось 115 лет – так получается, если сложить годы, месяцы и дни от рождения Марины и Сергея (23.01.1968 и 14.04.1945).

— Супруги родились в Киеве, сейчас живут в Москве и Лос-Анджелесе. Они вместе двадцать один год.

— По первой профессии Сергей – психиатр и кинодраматург, а Марина – актриса театра и кино. Но объединила их фантастика.

— Вместе они написали двадцать восемь романов, десятки повестей, рассказов – и пьесу.

— Их книги, кроме России и Украины, изданы в США, Германии, Франции, Венгрии, Польше, Испании, Китае.

— Наиболее известные книги – романы "Vita nostra", "Ритуал", "Шрам", "Ведьмин век", "Пещера", "Долина совести", повести "Баскетбол", "Кон" и другие.

— Рассказывая сказки дочери Анастасии, Марина и Сергей впервые задумались о том, чтобы писать для детей. Их первая детская книга – сборник "Воздушные рыбки" — основана на этих сказках.

— По мере взросления дочери взрослел и читатель. Так возникла трилогия "Маг Дороги" и три повести о кентавре Себастьяне.

— Марина и Сергей – лауреаты множества премий в области литературы и кино. Среди них – "Аэлита", Премия Аркадия и Бориса Стругацких, Мемориальная премия им. Кира Булычева. На европейской конференции фантастов в Глазго (Шотландия) Дяченко были признаны лучшими писателями Европы.

— По сценариям Марины и Сергея поставлено около 20 кинофильмов и телесериалов. Сейчас они работают над рядом новых проектов.

— Семья Дяченко любит путешествовать и объехала полмира. Отец семейства в юности был мастером спорта по подводному многоборью, и заразил жену и дочь любовью к дайвингу, морям и океанам. Как утверждает Сергей, в одном из путешествий, ночью, в заливе Милфордсаунд в Новой Зеландии, он видел и общался с живым драконом.

Ответы на блиц — опрос

1) Где можно познакомиться с магом?

В королевстве, которое мы описали в трилогии детских романов “Маг дороги”.

2) Что будете делать, если чёрная кошка перешла вам дорогу?

Приручить ее. Потому что у черных кошек светлая душа. Мы это знаем по собственному опыту – 20 лет с нами прожил черный кот Дюшес. Он был подарен котенком Марине на День рождения, и стал не только другом, но и соавтором. В нашей квартире он переходил дорогу тысячи раз, и всегда это приносило удачу.

3) Детям всё можно?

СЕРГЕЙ: Ни в коем случае! Дисциплина должна начинаться с пеленочного возраста. Внушение, строгость и послушание – вот секрет педагогики.

МАРИНА: Сережа шутит. Уж как его баловали в детстве – уму непостижимо!

4) Три желания золотой рыбке от Марины и Сергея Дяченко.

Желаем тебе, рыбка, плавать в экологически чистом море и не попадаться в сети. А если уж попалась – тогда счастья всем, и рыбам и людям.

Каким я был в детстве

Так как писатель Дяченко состоит из двух половинок, то и детство у него было двояким, хотя и мальчик, и девочка родились в одном и том же городе .

СЕРГЕЙ: В детстве я был благородным хулиганом, хотя и родом из семьи профессора и школьной учительницы. То были послевоенные годы и нас, мальчишек, переполняла гордость за великую победу в той страшной войне и гордость за свою страну, великую и могучую. На наших глазах возрождался разрушенный Киев, обновлялась новостройками Москва, Ленинград – да вся страна. Как раз тогда появилось телевидение – черное-белое, подслеповатое, оно рождало чувство сопричастности ко всему происходящему. Вся страна пела одни и те же песни, часто еще военных лет, танцевала одни и те же танго и фокстроты, бегала в кинотеатры на трофейные немецкие фильмы и наслаждалась отечественными комедиями.

Целыми днями напролет мы воевали – неистово, с выдумкой и фантазией. Деревянными мечами или автоматами. А так как я был предводителем местной шпаны, то я всегда был красным командиром, а вот роль фашистов приходилось исполнять тем, кто был у меня не в чести. Я был и Чапаевым, и маршалом Жуковым и даже Суворовым. Ох и гнали мы злодеев! Но всегда щадили пленных и не унижали поверженных врагов. Бои проходили в местных дворах, подвалах, чердаках. Там можно было встретить что угодно, даже привидение. Еще нашей страстью был футбол, мы с упоением шпыняли старый латаный мяч в дворике нашего дома – и нередко разбивали им окна. За все приходилось отдуваться моему отцу, и он несколько раз воспитывал меня шпагатом по голой попе. До сих пор помню узелок на конце того шпагата.

В детстве я много болел – по-моему, все детские болезни так и цеплялись ко мне, как репьи на собаку. Отец вечно пропадал у себя институте, но рядом всегда была мама. Она мне много читала, пела песни и рассказывала страшные истории, которые я любил больше всего. Я воспитан на сказках разных народов и стран, и помню, как поражался жестокостям в индийских или немецких сказках – наши же сказки, с той же Бабой Ягой или злющим Кощеем, казались светлыми и оптимистичными. Потом пришел черед детской литературы – я много читал, целыми днями и даже ночами, укрывшись с фонариком под одеялом, дабы родители думали, что их отпрыск спит. А вскоре, уже в пионерском возрасте, я стал сам сочинять разные истории и рассказывать их вечерами во дворе. Тут тоже случались разные неприятности. Помню однажды, достав пугач (это такой пистолет, который стрелял оглушающими пистонами), я стал рассказывать своей компании и приключениях сыщика на Марсе. Это уже был поздний вечер, мы сидели на груде дров в темном углу. Слушатели трепетали, сжавшись в комок от страха, особенно голенастая девчонка Таня, весьма впечатлительная. И в самый ответственный момент, когда к голове моего героя приставили пистолет и вот-вот должен был прозвучать выстрел – я нажал на курок пугача. Что тут было! Танька упала в обморок, и мне уж досталось и от ее родителей тоже… С тех пор мне запретили устное народное творчество в моем дворе.

Много чего я помню… Я обожал кино, и бегал смотреть многие фильмы по многу раз. Одну "Карнавальную ночь" посмотрел раз, наверное, двадцать, и долгие годы распевал бодрые песенки из этого прекрасного фильма.

Я всегда был окружен братьями нашими меньшими. Огромный сибирский кот Юрка учил меня ходить, терпеливо снося все мои проказы. Лето мы проводили в поселке Украинка, на Днепре, среди зеленого раздолья и золотых пляжей. Уж там живности было немеряно! Я дружил с собаками и телятами, черепахами и ежами, чижиками и морскими свинками, даже ужами. А сколько ласточек и чаек, особенно подранков после охоты, прошло через мои руки. Не всех удавалось спасти и это было настоящей трагедией для меня…Мы снимали домик у хозяев, и это было проблемой для них, потому что вскоре я знал всех курочек, кормил их с руки и звал по именам – и как их было после этого резать на суп?

Еще я любил путешествовать и плавать. За первую мою экспедицию в ботанический сад, без ведома родителей, я опять же был наказан, ибо заблудился там и прибыл домой только вечером. А Днепр впервые переплыл около семи лет от роду в Украинке – и это был еще старый Днепр, могучий, быстрый, с водоворотами. Никто меня особенно и не учил плавать – само как-то пришло. Переплыл – и сам обомлел, ибо широкая ведь река. Это случилось на глазах мамы, пропустившей начальный момент заплыва. Моя бедная Вера Ивановна чуть с ума не сошла – и обратно меня доставили уже на лодке.

С тех пор я повидал много стран, морей и океанов, сочинил много историй и фильмов, встретил свою марсианскую принцессу Марину, но воспоминания о счастливом детстве, моих родителях – родник живой воды.

МАРИНА: У нас была чудесная, глубокая песочница в детском саду. Там всегда был песок, подсохший сверху, но внутри, только копни, податливый и влажный. И вот в песочнице я стала искать клад.

Я как раз прочитала "Тома Сойера" – вернее, родители мне прочитали. У меня была чудесная лопатка-совок – металлическая, острая на деревянной ручке. И песок копался просто замечательно. Иногда лопатка натыкалась на камушек, и получался волшебный звук: там что-то есть! Тогда я замирала, осторожно-осторожно разгребала песок… Но каждый кладоискатель переживает и разочарования, это неизбежно. Тому Сойеру повезло с кладом – мне повезло с детством.

Вокруг площадки в детском саду росли ивы. Для меня они все были в родственных отношениях – парочка были дети, брат и сестра, я знала, где растут их родители, и кем приходятся им те большие ивы за павильоном. У них была повседневная жизнь, ничего особенного, просто дружба и ссоры, конфликт поколений, маленький брат иногда говорил глупости, но потом ему все прощали. Осенью я давала им советы, как правильно желтеть и сбрасывать листья, а весной торопила, чтобы скорее зеленели.

Вообще, в моем бесконечно счастливом и спокойном детстве был ритм, который, наверное, и есть жизнь. Выпал снег – какая радость, все бегают и наспех лепят снежки, скоро, значит, поставим елку, и будет пахнуть хвоей. Станем клеить флажки из бумаги и красить цветным лаком лампочки на самодельной гирлянде, и от папиного паяльника будет подниматься дым с запахом канифоли. Новый год – великое счастье, сперва день накануне, потом самая главная ночь. Потом еще целое утро, подарок под елкой, всегда необыкновенный. Однажды мне подарили «За рулем», советские дети помнят, что это такое. У меня не было никаких иллюзий насчет Деда Мороза – я в восторге благодарила родителей.

А потом будет долгая зима, но каждый вечер снег будет блестеть под фонарями, и на белой дороге отпечатаются полозья санок. Потом растекутся ручьи и сотворится новая география прямо под ногами, и можно будет пускать спички в бурных реках – чья быстрее. А это значит, скоро конец учебного года, и столы вынесут из класса, написав на крышке: "2-А", "3-Б"… А это значит – лето, можно купаться в речке и ходить в одних трусах. Мы поедем на поезде – на настоящем поезде, где люди спят, там можно залезть на верхнюю полку. А в море виден каждый камушек на дне, рыбы уплывают слишком быстро, зато ночью из зарослей выйдет еж!

Осень? Ну и что, осень, зато сколько каштанов под ногами, какие они блестящие, какие у них колючие шкуры… И вот уже снег, а значит, скоро Новый год, и надо шить костюм на утренник. Вот так оно шло время, великолепное, размеренное и ясное. И полное смысла.

Хорошо быть ребенком. Кто-то не согласится, а я говорю – хорошо

Источник тут





  Подписка

Количество подписчиков: 16

⇑ Наверх