Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «ФАНТОМ» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 ... 223  224  225

Статья написана 26 октября 10:51
                ***


Осени старушечьи ладони
Тихо гладят паутину дней.
Призраком холодный ветер стонет,
Отблеск солнца гаснет на окне.

Всё проходит, возвращаясь снова:
Ночь и день, жара и холода,
Радость, грусть, молчание и слово.
Только не вернётся никогда

Жизнь, что пролетела метеором
Над землёй, сгорая в пепел, в прах,
И развеялась — немым укором,
Тенью в серебристых облаках.

Осень дремлет, впитывая крохи
Томного, последнего тепла,
Листья-мысли в судорожном вздохе
Бросив вниз, на лужи-зеркала.

Дым костра нашёптывает саду
Истину о будущей весне,
Первых звёзд мерцающие взгляды
Заблестели в гулкой тишине...

Всё пройдёт, и  всё опять вернётся:
Круг времён не терпит пустоты!
..вечер. Ваза. Треснутое донце.
Мёртвые, опавшие цветы.


25.10.2017г.


Статья написана 24 октября 12:02
Середина октября, Трава Полынь.



Воскресным октябрьским днем, 15-го числа, в клубе с оригинальным названием
"Гарцующий Дредноут"  http://dnout.ru/
состоялось ежемесячное мероприятие с ожидаемой для этого времени года темой "Осенняя лирика", в рамках проекта "Трава Полынь".

Что же это такое — Трава Полынь?
Вот как говорит об этом Евгений Попов, руководитель проекта:

"...Здравствуйте, друзья !
Если коротко, то мы задались вот каким вопросом. В чём проблема всех артистов?
Всё очень просто: нет достойных и доступных площадок для реализации творческого потенциала .
Все репетируют, тратят нервы и деньги, а в итоге одно — два выступления и то если повезёт.
Думаю пришло время создать новую, совершенно бесплатную и доступную, площадку для выступлений. Мы создали такую площадку и назвали её "Трава Полынь".
Контент:
1. Музыкальные видео обзоры, передачи.
2. Клипы песен.
3. Живые концерты, приглашённых музыкальных коллективов и артистов.
4. Уроки, разборы конкретных произведений и песен.

Цели и задачи проекта:
1. Вовлечение в проект творчески мыслящих, настроенных на постоянное развитие людей.
2. Создание позитивного, созидающего настроения у участников и слушателей проекта.
3 В перспективе, перенос деятельности канала в реальную жизнь: встречи, фестивали, концерты, общение и взаимодействие, как участников, так и слушателей.
Ресурсы:
1. Оборудование, необходимое для видео съёмки и аудио записи, а так же для мини концертов.
2. Помещение пригодное для осуществления, перечисленных выше задач.
3. Информационная поддержка в социальных сетях.

Что же такое "Трава Полынь"?
Это видеоканал, куда мы будем приглашать желающих выступить артистов.
Планируем приглашать на съёмку и запись, двух — трёх предварительно заявленных участника и производить аудио и видео запись.
С периодичностью 2 -3 раза в месяц эта запись будет выкладываться на нашем канале в YouToube и на странице вконтакте, куда вы заранее можете пригласить своих друзей и знакомых на свой сольный концерт.
Съёмка и запись будет проводиться на территории одной из репетиционных баз г. Москвы, выбранной заранее и отвечающей необходимым требованиям.
Ждём вас в нашей творческой студии "Трава Полынь"....
"


На посещение данного мероприятия меня сподвиг Андрей Туманов, более известный как андрос http://fantlab.ru/user3660/blog

Общее впечатление — положительное.
Была музыка, была поэзия. Было живое, доброжелательное общение.
Было интересно.

Подборка выступлений:
https://vk.com/travapolyn?z=video-135202482_4562390...
https://vk.com/travapolyn?z=video-135202482_4562390...
https://vk.com/travapolyn?z=video-135202482_4562390...

Ну и мы с андросом отметились:
https://vk.com/travapolyn?z=video-135202482_4562390...
https://vk.com/travapolyn?z=video-135202482_4562390...


...не за горами — следующий концерт, "Задорный ноябрь", который состоится 19 ноября. :-)


Статья написана 19 октября 18:09
10 самых необычных лекарств из… мертвых людей.


  

Со времен классики древнего Рима до XX века в разных уголках Старого Света умные люди занимались изготовлением лечебных зелий из человеческих тел.
Во всех слоях европейского общества считалось нормальным пользоваться экстрактами и микстурами из человеческого мозга, плоти, жира, печени, крови, черепов, волос и даже пота. Ими врачевали и монархов, и монахов , и грамотеев, и простаков – по рецептам терапевтов, из рук жутких палачей и уважаемых аптекарей.

Части человеческих тел стали неплохим бизнесом, когда появился особый спрос на лекарства из мертвецов.
После казни очередного преступника палач на время делался самым важным в городе мясником, реализуя жаждущим из толпы различные органы и ткани казненного, согласно рецептам.
Купцы привозили человечину для нужд медицины из дальних стран, а кладбищенская «мафия» не гнушалась раскапывать по ночам могилы и продавать трупы медикам.

Как ни странно, у поедания людьми людей есть старинный смысл.
Медицинский каннибализм – это вера в то, что от поедаемого поедающему передаётся жизненная сила, если не душа.
Любое лекарство из органов человека загодя считалось животворящим и чудесным – разве могло оно не помочь?

Кровь и печень гладиатора.

Многие граждане древнего Рима верили, что живучесть и мужество гладиаторов – у них в крови. Поэтому было модно, пить кровь убиенного или смертельно раненного гладиатора, пока она тёплая, – чтобы самому стать смелым и выносливым.

Римские эпилептики считали такую кровь «живой». Едва сраженный боец падал на арену, его могла окружить толпа желающих прильнуть к кровоточащим ранам.
А римский врач Скрибоний Ларг далеко пошёл в теориях о том, что против эпилепсии помогает печень человека, убитого оружием, которым пользуются гладиаторы.
Пациенты ели такую печень в необработанном виде.

Когда в 400-м году н.э. гладиаторские бои были запрещены, больные эпилепсией нашли новый источник свежей крови – в местах казней.


Кровь короля и других преступников.

Заблуждение о том, что эпилепсию можно вылечить неостывшей кровью, бытовало до начала 20-го века.
Эпилептики приходили на рубку голов с кружками для живительной красной жидкости. Однажды один больной из Германии не сдержался и захлебал кровь прямо из перерубленной шеи, что не вызвало ужаса в 16-м столетии.
Медицинский вампиризм не ограничивался питьем крови обычных преступников.
30 января 1649 года король Англии и Шотландии Карл I Стюарт был обезглавлен революционерами. Толпы подданных Карла окружили его тело на эшафоте, дабы умыться в королевской крови.
Считалось, что прикосновение монарха может исцелить от опухших лимфатических узлов, а его кровь – тем паче. Когда тело Карла (с пришитой на место головой) унесли с места экзекуции, палач подзаработал на торговле песком, пропитанным кровью, а также частями волос самодержца.
И вообще, палачи в странах Европы долго считались целителями высокой пробы, могущими помочь при хворях всего и вся. А великий Парацельс был убежден, что пить кровь – полезно.


Королевские капли.

Карл I посмертно сделался лекарством, а его старший сын Карл II – придумал новое. Уважая алхимию, он приобрел рецепт модной микстуры «Капли Годдара» и приготовил её в собственной лаборатории. Лекарю Джонатану Годдару, личному врачу Кромвеля, изобретшему препарат, выплатили из монаршей казны 6 тысяч фунтов.
Затем почти 200 лет лекарство распространялось под новым именем – «Королевские капли».

Дабы капли помогали при разных недугах, состав зелья был сложным: брали два фунта оленьих рогов, два фунта сушеной гадюки, столько же слоновой кости и пять фунтов костей человеческого черепа, принадлежавшего повешенному либо убиенному насильственно.
Затем ингредиенты измельчали и перегоняли в жидкий концентрат.
Главным элементом «Королевских капель» был человеческий череп, ему приписывались особые свойства.
Алхимики считали, что после внезапной, насильственной смерти душа мертвеца остается в тюрьме бренной плоти, в т.ч. в голове.
А потребление чужой души в терапевтических целях одаривало пациента бонусом жизненной силы.
Британцы тех лет верили, что «Королевские капли» помогают при ряде нервных недугов, при припадках и апоплексии.
На деле же средство могло и убить, от чего пострадало немало граждан. Так, английский парламентарий сэр Эдвард Уолпол, верил, что капли исцелят его от конвульсий. Однако они только ухудшили состояние, что выглядело скорбно.

Видимо, единственным полезным эффектом «капель» было стимулирующее действие. При перегонке рогов образовывался аммиак, делавшийся нашатырем. Когда Карл II умирал в 1685 году, он прибегнул к «Королевским каплям», как к последнему средству, но безуспешно. Несмотря на сей провал, «каплями» еще полтора века пользовались доктора, а в 1823 году в поваренной книге «The Cook’s Oracle» было описано, как из человеческого черепа на кухне приготовить препарат для лечения нервов у детей. В 1847 году некий англичанин именно так и поступил, сварив чей-то череп в патоке – для дочурки, страдавшей падучей.


Черепной мох.

Магические свойства человеческих костей распространялись и на лишайники, грибы или мох, которые росли на черепах, вовремя не погребенных.
Растущую субстанцию назвали словом «уснея», её было полно на полях битв, усеянных останками солдат, принявших смерть от оружия (поэтому их черепа обладали запасом «витальной силы»).
Под воздействием сил небесных сила витальная накапливалась в черепном мху.

В 17-м и 18-м веках здравоохранение активно использовало уснею.
Например, люди нюхали сушенный и молотый лишайник, дабы остановить носовые кровотечения.
«Черепной мох» применяли и перорально как средство от эпилепсии, гинекологических и других проблем.


Дистиллированные мозги.

В книге «The Art of Distillation» 1651 года врач и алхимик Джон Френч описал революционный метод получения революционного лекарства – настойки из человеческого головного мозга.

Обращаясь к практикам, доктор Френч советовал «взять мозг молодого мужчины, умершего насильственной смертью, вместе с мембранами, артериями, венами и нервами», а затем «растолочь сырье в каменной ступке, пока не получится каша».
Превращенные в пюре, мозги молодого покойника заливались винным спиртом и настаивались в теплом лошадином навозе полгода, прежде чем перегонялись в скромного вида жидкость. Будучи военным врачом, Джон Френч не испытывал недостатка в головах нестарых мужчин и прочих человеческих останках.

Как и другие препараты, сделанные из трупов, перегнанное пюре из мозгов воспринималось всерьез и медиками, и пациентами.
Сообщения о лечении таким пюре встречаются в хрониках 17 и 18 веков, а в 1730-х годах был предложен экстремальный вариант рецепта, куда помимо свежего головного мозга входила кашица из людских сердец да камней из мочевого пузыря, замешанная на грудном молоке и теплой крови.


Мазь из человеческого жира.

Задолго до моды на барсучий, медвежий и другие некулинарные жиры с целебными качествами, люди пытались лечиться с помощью жира соплеменников – того самого, что садит нынешних землян на диеты и гонит на липосакцию.

В Европе 17-18 веков хлебной работой считался труд палача.
Казней проводилось немало, а мэтры заплечных дел недурно «приваривали» на человеческом жире. Ценители продукта шли за ним не в аптеку, а выстраивались в очереди у эшафота со своими ёмкостями. Так можно было гарантировать, что жир, за который деньги плачены, – не подделка, в которую подмешаны другие животные масла.
А человеческое сало, как говаривали, отлично утоляло боли при воспалении кожи или суставов, ревматоидном артрите и подагре. Жирами трупного происхождения пытались врачевать даже рак молочной железы.
Людской жир популярен был и среди элиты. Королева Англии Елизавета I наносила на лицо мазь из такого препарата, пытаясь вылечить им рытвины, оставленные оспой.

В рецепте 18-го века описывается смесь человеческого жира с пчелиным воском и скипидаром – вполне токсичное зелье, коим, вероятно, пользовалась королева.
Кроме того, царственная особа любила краситься косметикой на основе соединений свинца и ходила покрытой густым слоем пудры.
По слухам, ядовитые мази и свели Елизавету Тюдор в могилу в 1603 году.


Пот умирающего.

Английский доктор Джордж Томсон (1619 — 1676) прославился тем, что использовал для лечения недугов самые разные органы и ткани тела человека.
Так, от чумы Томсон назначал урину (мочу), а младенческую плаценту прописывал женщинам с чрезмерными месячными выделениями. Но не было ничего странней, чем лекарство от геморроя по рецепту сего незаурядного медика.

Распространенную болезнь Джордж Томсон врачевал потовыми выделениями умирающих людей, кои пациентам надлежало втирать в геморроидальные узлы.
Пот этот брался у тех приговоренных к казни, кто перед экзекуцией сильно нервничал. Если же палачу не удавалось собрать достаточно пота, то страждущим обещали, будто одно лишь прикосновение к отсеченной на эшафоте голове может чудесным образом исцелить от геморроя.


Медовые мумии.

Искусство превращения человека в сладкую конфету с большим интересом изучали китайцы, перенявшие методику у арабов.
В книге «Chinese Materia Medica» (1597) доктор Ли Шичжень рассказал о рецепте из Аравии, который довольно прост.
Надо взять престарелого добровольца, купать его в меду и кормить только медом. Со временем волонтер начинает испражняться медом – «почти свежим», а когда такая диета старика погубит, его тело хранят в резервуаре со сладким даром пчёл на протяжении ста лет.

Пролежав век в меду, мумия превращалась в каменно твердый леденец, части коего вкушались больными со сломанными или ослабленными костями.
Медовые мумии продавались как лекарство и в Китае, и в Европе.
Для европейцев сие не удивительно, учитывая их фармакологический интерес к древним мумиям, не стихавший в течении 600 лет.


Мумийный порошок.

Привезенные из разграбленных усыпальниц Египта мумии вызвали фурор в мире здравоохранения.
Останками древних мертвецов пытались лечить отравления и эпилепсию, кровяные тромбы и желудочные язвы, ушибы и переломы.
Было придумано множество лекарств. Среди них – бальзамы, патоки, мази, настойки и мумийный порошок, бывший особенно популярным.

Аптекари называли этот порошок просто «Mumia» и он был одним из базовых лекарственных средств в Европе с 12-го по 20 столетие.
Его производством занимался даже фармацевтический гигант «Merck». В 1924 году килограмм молотых мумий стоил в Германии 12 золотых марок.

Поначалу верили, будто в бальзамировании мумий использовался натуральный битум, якобы обладающий лекарственными свойствами.
Затем решили, что целебный эффект присущ самой мумифицированной плоти, ибо её консервация в глазах простых больных смотрелась чудом.
Когда поставки мумий из Египта сильно сократились, их стали подделывать. Свежеумершие тела вялили на жарком солнце, дабы те «состарились» и были похожими на панацеи из фараоновых гробниц.

Одним из хулителей терапии мумийным порошком был французский хирург Амбруаз Паре (1510 — 1590), осудивший медицинское применение мумий наряду с другим популярным плацебо – порошком из «рога единорога».


Красная настойка из 24-летнего мужчины.

Использование мумий в медицинских целях было совершенно легальным.
Столь же законной стала имитация мумификации, разработанная лекарями из Германии в конце 17-го века.
В результате «псевдо-мумифицирования» человеческого трупа определенного возраста и сложения получалась так называемая «Красная настойка». Она была популярна в Лондоне, куда рецепт привез немец Освальд Кролль.
Расшифровка его записей позволила узнать правду о «Красной настойке».

Итак, надо было взять труп мужчины с красным молодецким лицом (что якобы говорит о крепком здоровье, а не, скажем, алкоголизме или гипертонии), без физических недостатков, в возрасте 24 лет (в полном расцвете сил). При этом молодой человек должен быть казнен через повешение или колесование, а тело – пролежать день и ночь на свежем воздухе в спокойную погоду.

Плоть покойника нарезали на порции, приправляли миррой и алое, а затем мариновали для размягчения в вине. Потом куски человечины вывешивали на два дня на солнце, чтобы подсохли, а ночью – впитали в себя силу Луны. Следующим этапом было копчение мяса, а в финале делалась перегонка. Трупный дух «Красной настойки» перебивали сладкими винными ароматами и пахучими травами. После столь тщательной подготовки жидкость не могла не быть «целебной» и, вероятно, кому-то помогала – кроме аптекарей и палачей, зарабатывавших кровные пенни на препарировании многочисленных преступников.


http://extremal.mirtesen.ru/blog/43503618279/10-sam...


Статья написана 17 октября 16:01
«Мы не в Золотом веке, но испанцы остаются испанцами...»


Интервью с поэтом и переводчиком Натальей Ванханен.

Наталья Ванханен – поэт и один из лучших переводчиков испанской поэзии на русский язык.
Несмотря на то, что в последнее время много русских поселилось в Испании, любопытно, что лучшие российские знатоки испанской культуры продолжают жить в России.
Наталья Ванханен приехала в Мадрид в качестве путешественницы, хотя хорошо знает этот город. Впервые она привезла сюда и свою маму, чтоб показать той, чему ее дочь посвятила свою жизнь. Первые мамины впечатления очень хорошие, больше всего ее внимание привлекла любезность испанцев в отличие от русских...
В начале нашего разговора с Натальей мне захотелось прояснить одно мое старое сомнение:


— Наталья, когда-то давно я начинала читать в вашем переводе «Тайные лики» Сальвадора Дали в журнале «Урал», и мне показалось очень любопытно, с тех пор я даже стала считать Дали больше писателем, чем художником... Но, кажется, окончание так и не было напечатано?..

— Ну, вы прямо «черный человек» какой-то: заговорили — и сразу попали в больное место. Это пятно на моей совести: меня отвлекла другая работа, и я так и не смогла закончить тот перевод. Я – переводчик поэзии, переводить прозу мне трудно. Это абсолютно разные виды работы (не люблю слово «творчество»)...

— А почему не любите слово «творчество»?

— Потому что сейчас выходят на ТВ 16-летние девочки и говорят: «В моем творчестве я раскрываю то-то»... Мне дурно становится. На мой вкус, слишком помпезно звучит это слово. Мы, конечно, понимаем, что мы творцы, но — ведите себя прилично.

— И в чем коренная разница между переводом прозы и поэзии?

— Переводчики поэтов – это всегда поэты. Если кто-то из них говорит, что никогда собственных стихов не писал, — не верю. Писали — хотя бы в детстве. Когда переводишь стихотворение – то приходится его пере-сочинять. Конечно, и проза не влезает в узкие штаны чужого языка, но в поэзии это намного заметнее. Перевод прозы требует усидчивости, а с поэзией – заложил сонет в голову и пошел гулять в Ботанический сад. Меня пугают объемы, у меня, наверное, неправильный подход к переводу прозы: я сижу над каждой фразой – звучит-не звучит?

— Значит, перевод поэзии и перевод прозы – как разница в беге на короткие и на длинные дистанции?

— Да. И самая «длинная дистанция» у меня была – перевод пьесы Кальдерона «No hay cosa como callar», я перевела название – «Молчание – золото». Она идет сейчас в московском театре «Сопричастность» под руководством Игоря Сиренко. В данном случае перевод был финансово поддержан испанской стороной. Это тоже проблема, ведь объемный перевод — это очень большая работа.

— Но если собрать все ваши переводы латиноамериканских и испанских поэтов – то выйдет книжка пообъемнее многих романов. А что вам кажется недонесенным до русского читателя?

— Мне бы хотелось перевести что-то еще у Кальдерона. Не сделан как следует Антонио Мачадо, последний раз его книга у нас выходила в 75 году. А ведь спроси испанцев: «Кто ваш любимый поэт?» — обязательно среди трех первых назовут Антонио Мачадо. Вы знаете дом-музей Мачадо в Сеговии? Я там была много раз, но в этот приезд опять не удержалась, пошла. Потрясающий музей!

— Потрясающий – чем?

— Выглядит очень натурально. Это убогий пансион, он еще в 70-х годах действовал. У хозяйки, видно, не было денег, и она там ничего не меняла, так что все просто осталось так, как было при Мачадо. Бедность, аскетизм и непритязательность... Быт на уровне святого отшельника. И думаешь: он же все-таки языки преподавал, мог бы получше жить. А ему ничего не нужно было! Поэту единственное нужно – чтоб его не покидало это состояние, в каком пишутся стихи. Там лежит эта книжечка на русском 75 года, с моим переводом...

— А еще кого из испанцев в России не хватает?

— В России нет книги Луиса Сернуды, нет Хорхе Гильена и многих других поэтов «поколения 27 года», переведены только отдельные их стихи, а ведь это был Серебряный век испанской поэзии! Я переводила Хорхе Гильена с ощущением, что это совершенно не «мое». Но, кажется, получилось... Кстати, Гарсиа Лорка чувствовал свою с ним противоположность: Лорка – трагичен, Гильен — восторжен. А у нас в России – где восторженность? У него такая радость, что не выразишь, даже больно становится... А, вообще, испанская литература – огромное поле деятельности.

— Наталья, вот вы замечательный поэт. Я тоже это как-то не люблю в лицо говорить, как и вы — боюсь помпезности. Недавно я прочитала вашу поэтическую книгу «Зима империи», которая почему-то издана в Мадриде. В Мадриде и на русском – абсурд. Не зная, кто вы, я бы даже не заподозрила, что автор этой книги может быть переводчиком с испанского. Испания никак не отражается в ваших собственных стихах?

— Начала отражаться после того, как я стала сюда ездить. У меня есть цикл об Испании – «Далекие ласточки», издан в 95 году отдельной книжкой. У меня много стихов об Испании, многие остались «за бортом» книг.

— А как вы попали в Испанию в первый раз?

— Мое «попадание» длилось долго. В первый раз приехала сюда в 1989 году, на один конгресс, потом приезжала сама по себе и надолго. Проехала по многим местам.

— И что вам нравится больше всего?

— Наверное, что лучше знаешь, то больше нравится. Мне очень нравится Арагон. Там, в Тарасоне, в Доме переводчика, я прожила один дивный год. По идее, я должна была переводить, но именно там я написала «Далеких ласточек» и «Зиму империи». Все, что касается Арагона, я очень полюбила, прочувствовала: древность, бедность, скудность... запах дров. Я даже написала стихотворение о запахе дров. В разных странах они пахнут по-разному. Наверное, для любого человека запах – самая «вспоминательная» вещь. Выплывает какой-то запах – и за ним вся память выплывает. Мне нравится Сантьяго-де-Компостела. Мне удалось побывать на крыше его собора! Там шел ремонт, и архитектор был знакомый знакомых... Кордова тоже меня очень поразила. Я, помню, почему-то там застряла, кажется, у меня кончились деньги... И знаете, кто меня в конце концов выручил? Дочка и внучка Хосе Диаса, которые живут в Севилье. Вы помните, был такой лидер испанской компартии?

— Да... В школе проходили... А, когда вы начали ездить в Испанию, у вас не возникло противоречия между Испанией культуры, «выдуманной», и Испанией реальной?

— У меня противоречия нет. Я воспринимаю все вместе: людей, соборы, пейзажи, запахи. Я понимаю, что это не Испания времен географических открытий, Золотого века в культуре. Мы не в Золотом веке. Люди – другие. Но они остаются испанцами. Представьте, что испанец едет в Россию и ожидает увидеть на улицах героев Толстого и Достоевского. Он разочаруется! Но разочаровываться не стоит: надо вникать, без спешки, без отрицания.

— Насчет отрицания: сейчас много нас, русских, живет в Испании, и среди нас часто считается, что, скажем так, культурные запросы испанцев ниже, чем у россиян...

— Да, я знаю такую позицию, и не только по Испании. Русский человек – открытый, даже Пушкин писал: «наш переимчивый народ». Но почему же он так закрывается за границей?.. Возможно, они не находят свою среду. Я считаю, что интеллигентный человек – везде интеллигентный человек. Даже в Африке найдется человек, с кем интересно поговорить! Замкнутость напрасна, надо идти навстречу.



http://www.estacionmir.com/Cultura/entevistas/Natal...

Впервые опубликовано в “Московском-Комсомольце-Испания», Nº23 (6-13 июня) 2007


Статья написана 16 октября 11:55
Обратная сторона Октоберфеста: 19 прелестей одного из самых популярных фестивалей в Германии.



Октоберфест это самые масштабные народные гуляния в мире, которые проходят в Мюнхене, что в Германии.
Октоберфест еще известен как фестиваль пива, и привлекает ежегодно около 6 миллионов людей — и это не только немцы: попробовать капусты с сосисками приезжает много иностранцев.

Продолжительность феста составляет примерно 16 дней.

Обычно СМИ освещают это событие с точки зрения всеобщего веселья очень точно передавая атмосферу праздника: на фестивале действительно царит единение народов, пиво льется рекой, разнообразные аттракционы не устают принимать «подпитых» посетителей.

И чем дальше, тем сильнее те пьянеют.

Вот стандартное утро Октоберфеста — повальное похмелье и больная голова.

https://ofigenno.com/obratnaya-storona-oktoberfesta

Ну как-то вот так!

Представляю, что там творится через пару недель: коммунальные службы выгребают это всё, пожалуй, несколько недель.

Впрочем, нечто подобное происходит и на любом другом произвольном фестивале.

Просто меру нужно знать!

А пока поделись этим постом с другими, пусть и они посмотрят на обратную сторону Октоберфеста.


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 ... 223  224  225




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 107

⇑ Наверх