Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «ФАНТОМ» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 223  224  225

Статья написана 29 ноября 12:45
             ***


                                  Моему, любимому, лучшему.


Истаивает жизнь, как долгая зима,
И ручейками дней течёт неумолимо.
...я вспоминаю день, что начал наш роман,
Где были миражом и осени, и зимы.

Там нежность, свив гнездо, баюкала крылом,
Там радости вулкан бурлил, не утихая...
Сегодня всё не так: печально и светло,
И дышит в тишине тоска моя глухая.

Не в силах изменить того, что суждено, —
Любой костёр сгорит, любая песнь прервётся —
Я с горечью гляжу в ноябрьское окно,
Где в золоте зари прощально меркнет солнце.

А ты лежишь, как Сфинкс, спокойствием лучась.
Ты вынес свой вердикт. И лапы — на подушку:
" Нет завтра и вчера, есть вечное сейчас! "
... я улыбнусь, вздохну — и почешу за ушком.


ноябрь 2017г.


Статья написана 27 ноября 11:52
25 ноября исполнилось шесть лет, как ушёл Анатолий Михайлович Гелескул.



Казалось бы, знаю всех, кого перевёл, неоднократно прочитано, а что-то — запомнилось наизусть.
Но всё равно — не перестаю удивляться, восхищаться его работой со словом, чеканными рифмами, идеальным ритмом, волшебным смыслом, глубиной погружения и растворения переводчика в авторе.

И ведь не только поэзия.
Прозаические переводы — Испанцы трёх миров, Платеро и я, многие другие, его статьи, предисловия и послесловия, его ремарки по тексту — всё дышит сказочной красотой, везде видна любовь к слову, к языку, к читателю, в конце концов.

Поэт перевода.
--------------------------------------

Ф.Г. Лорка


ЗАВОДИ

Мирты.
(Глухой водоем.)

Вяз.
(Отраженье в реке.

Ива.
(Глубокий затон.)

Сердце.
(Роса на зрачке.)



ВАРИАЦИЯ

Лунная заводь реки
под крутизною размытой.

Сонный затон тишины
под отголоском-ракитой.

И водоем твоих губ,
под поцелуями скрытый.



ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ

Ночь на пороге.

Над наковальнями мрака
гулкое лунное пламя.

Ночь на пороге.

Сумрачный вяз обернулся
песней с немыми словами.

Ночь на пороге.

Если тропинкою песни
ты проберешься к поляне...

Ночь на пороге.

...ночью меня ты оплачешь
под четырьмя тополями.
Под тополями, подруга.
Под тополями.


НОКТЮРН ПУСТОТЫ

Чтобы знал я, что все невозвратно,
чтоб сорвал с пустоты одеянье,
дай, любовь моя, дай мне перчатку,
где лунные пятна,
ту, что ты потеряла в бурьяне!

Только ветер исторгнет улитку,
у слона погребенную в легких,
только ветер червей заморозит
в сердцевине рассветов и яблок.
Проплывают бесстрастные лица
под коротеньким ропотом дерна,
и смутней мандолины и сердца
надрывается грудь лягушонка.

Над безжизненной площадью в лавке
голова замычала коровья,
и в тоске по змеиным извивам
раскололись кристальные грани.

Чтобы знал я, что все пролетело,
сохрани мне твой мир пустотелый!
Небо слез и классической грусти.
Чтобы знал я, что все пролетело!

Там, любовь моя, в сумерках тела, –
сколько там поездов под откосом,
сколько мумий с живыми руками,
сколько неба, любовь, сколько неба!

Камнем в омут и криком заглохшим
покидает любовь свою рану.
Стоит нам этой раны коснуться,
на других она брызнет цветами!

Чтобы знал я, что все миновало,
чтобы всюду зияли провалы,
протяни твои руки из лавра!
Чтобы знал, я, что все миновало.

Сквозь тебя, сквозь меня
катит волны свои пустота,
на заре проступая прожилками крови,
мертвой гипсовой маской, в которой застыла
мгновенная мука пронзенной луны.

Посмотри, как хоронится все в пустоту.
И покинутый пес, и огрызки от яблок.
Посмотри, как тосклив ископаемый мир,
не нашедший следа своих первых рыданий.

На кровати я слушал, как шепчутся нити, –
и пришла ты, любовь, осенить мою кровлю.
Муравьенок исчезнет – ив мире пустеет,
но уходишь ты, плача моими глазами.

Не в глазах моих, нет, –
ты сейчас на помосте
и в четыре реки оплетаешь запястья
в балагане химер, где цепная луна
на глазах детворы пожирает матроса.

Чтобы знал я, что нет возврата,
недотрога моя и утрата,
не дари мне на память пустыни –
все и так пустотою разъято!
Горе мне, и тебе, и ветрам!
Ибо нет и не будет возврата.


Б. Лесмьмян

ВОЛНА

Поначалу едва различимая глазом,
Домогаясь той выси, что моря бездонней,
Вырастает она, выпрямляется разом
И растет тем отчаянней, чем обреченней.

Над умершими сестрами, смолкшей гурьбою,
Восстает обелиском недавняя кроха,
Затихает и, чувствуя смерть под собою,
Низвергается шумом последнего вздоха.

И уже на коленях себя забывая,
Рассыпает поземку девятого вала...
Зашумишь ли посмертно, душа кочевая,
И в постылые камни плеснешь как бывало?


Я ПРИДУ

Твои двери на ржавом запоре,
Не струится дымок над трубою,
Нелюдимы вечерние зори,
Пусто в доме. Я здесь –
не с тобою.
Но одна в незнакомом прохожем
Ты узнаешь меня издалека.
И с повинной, таким непохожим
Я приду, хоть не ведаю срока.

Свет зажги за дверьми
и над ними,
Приукрасься венком, как невеста,
Сбереги для детей мое имя
И оставь за столом вашим место.
Зыблет рук твоих синие тени
Грунтовая бродяжья дорога...
Посади при ней кустик сирени,
Я приду, хоть не ведаю срока.

Грозовая, ночная, лесная,
В сумрак бора душа моя канет.
Ни каким будет голос, не знаю,
Ни лицо, что лицом моим станет.
Но узнаешь меня в пилигриме
Под лохмотьями горе-пророка,
Запоет у дверей твое имя.
Я приду, хоть не ведаю срока...


Л. Стафф


ПОЧЕМУ

Когда счастье бывает полным,
Почему оно так печалит?
Почему самым ясным полднем
Холодеешь, лучами залит?

Или розами нас венчали,
Зацветавшими в непогоду?
Или радость нужна печали
Для приюта, как соты – меду?

Или, счастье оберегая,
По-девичьи она пуглива –
И стоит на песке нагая
У запретной черты прилива?

Почему же от счастья больно,
Где граница печали нашей?..
Свей из терна венок застольный –
И спроси у венка и чаши.

"Там, где скрипка – у врат молчанья
И напев уже еле слышен,
Там, где входят июньской ранью
Зерна гибели в завязь вишен,

Там, где слезы свои напрасно
Память ищет, как ветра в поле, –
И вернуть их уже не властна,
Улыбается давней боли,

Там, где в небе, зарей согретом,
Смотрит месяц в лицо рассвету, –
Там лежит между тьмой и светом
Та граница, которой нету".


С ВЕРШИНЫ

Ткет осень памяти полотна.
Седых туманов белокрылость,
Как мысль о вечности, бесплотна.
Была ты, жизнь, или приснилось?

Так одиноко и светло мне.
Смотрю на лес, на луг белесый.
И все становится огромней,
Как будто видится сквозь слезы.


--------------------------------------------


Любим и помним.


Статья написана 24 ноября 16:36
Илья Бестужев




стихипроосень

Задолбали стихи про осень.
Так о чём же ещё писать?
Между сосен закат и просинь,
Вбогадушуяпонумать.

Вянет лист, опадает иней.
Беломушье и депресняк,
И стишата под стать картине,
Но без этого, кхм, никак.

Небо медного купороса
Опускается на дома.
Задолбали стихи про осень?
Расслабляйтесь!. Грядёт зима...


Снегурочное

Стучат часы. Звеня буранами
Вовсю седеет осень-модница.
Осталось водку пить стаканами
И дедморозно новогодиться,

Учить банальные распевочки,
Грузить аккаунты youtubные,
И целовать фригидных девочек
В белье под заячьими шубами.

Светясь накрашенными лицами,
Несутся курочки и дурочки,
И звонко цокают копытцами
Предновогодние снегурочки.

…А город-лес — завален чурками,
Забыв былое белоснежие.
И как ужиться с полудурками,
Когда ты по натуре — вежливый?

Осталось — медь монетной мелочи
Озвучить пафосными трубами,
И целовать фригидных девочек
в белье под заячьими шубами.


пролюбовь

В мире полно дебилов.
Это, увы, не шутки,
Это совсем не Ктулху
И не вполне Медвед.
Все, что мы пролюбили,
Стынет слезой на будке
Или клубится в легких
Дымом от сигарет.

...Правы и Джо, и Билли:
В мире нет места чутким,
Сколько бы над висками
Не просвистело лет.
Все, что мы пролюбили,
Скурено в самокрутках,
Втоптано мураками
В шорох пустых газет.

Осень слепа и стыла.
Мечется рой маршруток,
Солнце дурной кобылой
Лезет на небосклон.
Все, что мы пролюбили
В танцах часов и суток,
Ляжет потом на чашу
В дискурсе похорон.

Звезды навстречу — пылью,
Да отвертуть — едва ли.
Если назвался груздем —
Лопай своё сполна.
С неба, что пролюбили,
Или там про...зябали
Сыплет. Светло и грустно,
Скупо и до хрена...


Много ли...

Ветер свистит по ветвям гобоем,
Хмурятся хмари предзимних дней?.
Что-то другое. Вообще другое.
Много серьезнее и страшней.

Много серьезнее и наивней,
Чем поседевшие соловьи.
Много печальнее, чем предзимность,
Много тоскливей, чем цвет любви.

Много ли, мало ль — оно нам надо?
Светит протаявшая звезда,
С неба в цвет спелого мармелада
Падают рельсы и поезда,

Падают строчки, удары пульса,
Систолы по столу бьют набат,
Язвы не скрыть под корой эмульсий,
И целибатом не скрыть разврат.

Что же опять на дворе такое?
Гиканье всадников? Хрип коней?
Что-то другое. Совсем другое.
Много серьезнее… И страшней....


Статья написана 22 ноября 15:26

Замечательная новость для поклонников творчества Стивена Браста: усилиями человека, сделавшего как никто много, на мой взгляд, для русского читателя Браста, переведён последний из написанных романов ДРАГЕЙРЫ — Валлиста. :cool!:

http://fan.lib.ru/i/itorr_k/vallista.shtml

Kail Itorr — спасибо за труд!


Статья написана 21 ноября 11:55

Международный день толерантности (International Day for Tolerance) отмечается адептами постмодернистского вируса толерантности 16 ноября.

«Праздник» был торжественно провозглашён в «Декларации принципов терпимости» ЮНЕСКО. Декларация утверждена в 1995 году на 28-й Генеральной конференции ЮНЕСКО (резолюция № 5.61), она «рассматривает угрозы человечеству, которые несёт нетолерантность, предлагает методы и программы борьбы с нетолерантностью».

Так что же такое — толерантность?

Толерантность — термин медицинский, взят из трансплантологии и означает неспособность организма отличать чужеродные органы.

Достигается такое состояние постепенным угнетением ядовитыми веществами иммунной системы организма, приводя её к апатии и безразличию.

Полная толерантность — это смерть.

https://general-ivanoff.livejournal.com/1015686.html


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 223  224  225




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 107

⇑ Наверх