FantLab ru

Нил Гейман «История с кладбищем»

История с кладбищем

The Graveyard Book

Другие названия: Книга кладбищ

Роман, год

Перевод на русский: Е. Мартинкевич (История с кладбищем), 2009 — 5 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 176

 Рейтинг
Средняя оценка:8.27
Голосов:1857
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Человек по имени Джек должен убить всех членов одной английской семьи. Мать, отец и старшая дочь не доставили ему никаких проблем, а вот маленький ребенок успел сбежать на находящееся неподалёку кладбище. Среди мертвых он нашел новую семью и свой новый дом...

В произведение входит:

8.01 (429)
-
10 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Награды и премии:


лауреат
Премия блогеров в области детской и подростковой литературы / Children's and Young Adult Bloggers' Literary Awards (Cybilis), 2008 // Фэнтези и научная фантастика для младших и средних классов

лауреат
Локус / Locus Award, 2009 // Подростковый роман

лауреат
Хьюго / Hugo Award, 2009 // Роман

лауреат
Медаль Джона Ньюбери / The John Newbery Medal, 2009 // Most Distinguished Contribution

лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2009 // Книги — Лучшая зарубежная мистика, триллер, городское фэнтези

лауреат
Премия журнала SFX / SFX Awards, 2010 // Роман

лауреат
Sky Awards, 2010 // Самое популярное переводное произведение - Крупная форма (Великобритания/США)

лауреат
Медаль Карнеги / Carnegie Medal, 2010

Номинации на премии:


номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2008 // НФ/фэнтези книги - Выбор Читателей. 6-е место

номинант
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 2008 // Фэнтези или хоррор (Великобритания/США)

номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2008 // НФ/фэнтези книги - Выбор Редакторов. 5-е место

номинант
Премия "Дети ночи" / The Children of the Night Award, 2008

номинант
Мифопоэтическая премия / Mythopoeic Awards, 2009 // Мифопоэтическая премия за произведение для детей и подростков

номинант
Всемирная премия фэнтези / World Fantasy Award, 2009 // Роман

номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2009 // Лучший роман / авторский сборник зарубежного автора

номинант
Британская премия фэнтези / British Fantasy Award, 2009 // Роман — Премия им. Августа Дерлета

номинант
Портал, 2010 // Переводная книга

номинант
Большая премия Воображения / Grand Prix de l`Imaginaire, 2010 // Роман для подростков / Roman pour la jeunesse

номинант
Премия Геффена / Geffen Award, 2011 // Переводная книга фэнтези

Похожие произведения:

 

 


История с кладбищем
2009 г.
История с кладбищем
2010 г.
История с кладбищем
2014 г.
История с кладбищем
2015 г.
История с кладбищем
2016 г.

Аудиокниги:

История с кладбищем
2014 г.

Издания на иностранных языках:

The Graveyard Book
2008 г.
(английский)
The Graveyard Book
2008 г.
(английский)
Stardust
2009 г.
(английский)
The Graveyard Book
2009 г.
(английский)
The Graveyard Book
2010 г.
(английский)
Книга кладовища
2017 г.
(украинский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  47  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 ноября 2008 г.

Некоторые книги сверкают так ярко, что бросают отражения спустя десятки лет после того, как увидели свет. На закате XIX века над Британской Империей вспыхнула сверхновая Редьярда Киплинга. С этого момента повела свой отсчет история мальчика, выросшего среди волков в джунглях Индии. Ее отсвет мчался сотню лет через переиздания и экранизации, прежде чем в один прекрасный день яркий солнечный зайчик не угодил прямохонько в голову начинающего английского писателя и журналиста – Нила Геймана, глядящего на то, как лихо его маленький сын накручивает педали трехколесного велосипеда возле могильных камней. В тот день родился замысел «Книги Кладбища». Но до того момента как идея оделась в книжную обложку, пришлось прождать больше двадцати лет...

Главного героя «Книги Кладбища» зовут Бод. Это не опечатка, не Боб, а Бод, сокращенно от Nobody, т.е. Никто. Свое редкое имя, которое до этого как-то раз использовал Одиссей, он получил от своих приемных родителей. Бездетная чета Оунсов взяла его под свою опеку, чтобы защитить от человека по имени Джек, убившего семью Бода.

Даже в наше время победившего постпанка, Оуенсы не выглядит как обычная семья. Ладно бы просто жили на кладбище в могилах, но ведь оба супруга давно умерли. Да-да, вы не ослышались, спасители Бода мертвы. Кладбищенская ограда не просто огораживает место, где лежит хладный прах, она отделяет мир живых от мира мертвых. Здесь среди помпезных гробниц и простых могильных плит кипит нежизнь: играют умершие дети, позерствует поэт-графоман, покончивший жизнь самоубийством, в старинном кургане охраняет сокровища своего повелителя загадочный Синий Человек, а где-то есть проход в пустыню, где расположен заброшенный город, приспособленный духами под свое обиталище. Таков новый дом Бода, который своей необычностью ничуть не уступает джунглям Маугли.

Видимо, кладбищенская атмосфера как нельзя лучше подходит и для Нила Геймана, неживые в его книге выходят живее всех живых. Ну, а авторская ирония разбавляет готичные цвета и прекрасно дополняет великолепные описательные находки: имена умерших сопровождаются их эпитафиями, а прямая речь персонажей стилизована под эпоху, откуда они были родом. Стильная выразительность второстепенных героев не идет в ущерб портретам основных персонажей. Образы друзей Маугли: Балу, Багиры и Каа преломились через призму воображения Геймана и заиграли новыми неожиданными красками. Сыграйте в увлекательную игру, попробуйте найти соответствия между героями Киплинга и Геймана. Силас – вампир, обитающий в кладбищенской церкви и взявший на себя обязательство защищать Бода. Оборотень – Миссис Лупеску, способная рискнуть своей нежизнью, чтобы спасти своего воспитанника. Лиза – убитая своими соседями девушка ведьма, несмотря на смерть, сохранившая некоторые колдовские способности. Но главное не аналогии, Гейман сумел воссоздать совершенно киплинговскую манеру отношений между ними и Бодом: сложную смесь дружбы, покровительства и наставничества.

Нил Гейман не мастер романов, порой мне кажется, что ему слишком скучно последовательно описывать приключения одного и того же героя или героев. Структурно «Книга Кладбища» — хороший компромисс между длинной и короткой формой. Книга состоит из восьми небольших историй из жизни Бода. С каждой главный герой становится старше на два-три года. Не все одинаково интересны, но все выстраиваются в цельную историю неминуемого взросления, которое рано или поздно выведет Бода, как в свое время его литературный прообраз, из места, ставшего его домом в мир обычных людей.

Как-то Ким Ньюман подметил, что истории Геймана для детей отличаются от его взрослых книг тем, что в них гораздо больше жестокости. Эту историю автор сумел подать так, что она может растрогать даже черствого как камень читателя. Ну а сентиментальным барышням можно посоветовать немедленно начать откладывать впрок носовые платки. Чтобы стать безусловным шедевром книге не хватило какой-то малости, ощущения катарсиса в конце, которое так характерно для произведений Рея Брэдбери, тоже посвященных взрослению. Еще бы чуть-чуть эмоций и книгу бы закрывал совсем другой человек чем ее начинал читать, но...

В целом, безусловная авторская удача. На основе киплинговских историй о Маугли Нил Гейман создал мудрую, мрачную, очень атмосферную книгу о взрослении. 9/10

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 октября 2009 г.

Наши мертвые нас не оставят в беде,

Наши павшие — как часовые.

В.С. Высоцкий

В очередной раз поражаюсь писательскому мастерству Нила Геймана. Вот кого можно назвать волшебником слова! Не так просто иной раз даже понять, чем Гейман околдовывает читателя. Вот и «История с кладбищем» производит весьма неординарное впечатление. Сама история начинается с того, что некий убийца расправляется со всей семьей, и лишь совсем крохотный мальчик чудом спасается на кладбище. Призрачные обитатели кладбища берут его под свою охрану и становятся новыми родителями, опекунами, воспитателями, друзьми мальчика, получившего новое имя — Никто Оуэнс. Вам ничего не напоминает эта история? Ну, конечно, Гейман вдохновлялся «Книгой джунглей» Киплинга и не старается скрыть это. В «Истории с кладбищем» легко найти аналоги родителей-волков, Баги ры, Шерхана, бандерлогов, хотя Гейман отнюдь не ограничивается перелицовкой известного сюжета, добавляя в него новые эпизоды и подробности.

Если пытаться обратить внимание в первую очередь на сюжет, то он не блещет такой уж глубиной, а некоторые моменты, например, причины, по котороым погибла семья главного героя, и вовсе выглядят притянутыми за уши. Но прелесть книги Геймана не в этом. Точно так же, как Никт Оуэнс балансирует на грани между миром живых и миром мертвых, Гейман ухитряется балансировать между удивительным и страшным, чудесным и жестоким, не скатываясь ни в жесткий треш, ни в детскую сказочку. В результате роман действительно цепляет. Да, понятно, что все закончится хорошо, что главный герой выйдет из всех передряг, но при этом оторваться от книги никак не получается. При этом не могу не отметить как удивительную и нестандартную фантазию автора, так и виртуозное владение словом. особенно сильное впечатление произвели эпизоды в мире за упырьей дверью. При этом периодически создается полное впечатление, что Гейман знает о происходящем намного больше, чем сообщает своим читателям, что описанные в книге события — лишь отголосок сложной и непонятной борьбы, происходящей за пределами романа. Примерно так выглядит «Хоббит», из которого затем вырос «Властелин колец». Возможно, Гейман тоже когда-нибудь напишет масштабный роман, который прольет свет на истинную подоплеку событий «Истории с кладбищем».

Чрезвычайно хороши герои романа. Иной раз просто поражаешься тому, какими живыми у Геймана получаются покойники, как несколькими сухими строчками из могильной надписи автор ухитряется метко охарактеризовать своих персонажей. Но даже на этом нетривиальном фоне ярко выделяется Сайлас, который, безусловно, станет любимцем большинства читателей.

Рассказы. вхордящие в роман, выглядят несколько неровными. Одни поярче, другие более обыденны. Мне особенно запомнился удивительный «данс макабр», вызывающий ассоциации не с Киплингом, а скорее с Босхом и Дюрером. И все же каждая история хороша по-своему, а вместе они составляют своеобразную мозаику, очень удачно показывающую проценсс взросления главного героя. При этом, несмотря на, казалось бы, мрачную тематику, книга оставила у меня на удивление светлые и теплые чувства.

Что ж, Гейману удалось в полной мере реабилитироваться в моих глазах за невнятный «Интермир», и создать еще один шедевр, который я могу смело рекомендовать самому широкому кругу читателей. И, конечно, не могу не поблагодарить Katy за отличный перевод, который очень удачно передает неповторимый стиль Геймана

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 сентября 2009 г.

И снова Гейман смог поразить читателя своей неординарностью, своим талантом и умением сделать из книги для детей увлекательное чтение не только для малышей, но и для взрослых.

Восемь удивительных историй из жизни обычного мальчика проживающего на обычном… кладбище. В этих рассказах автор доказывает, что можно воспитать ЧЕЛОВЕКА и на кладбище, под присмотром привидений дав ему все необходимое: пропитание, одежду, знания, любовь и другие важные человеческие качества.

Я думаю, что писать об увлекательном сюжете, хорошо прописанных героях и прочем не нужно, так как такие вещи всегда можно найти в книгах Геймана. Скажу только, что книга захватывает читателя в свои сети с первых строк, и не отпускает, даже когда переворачиваешь последнюю страницу.

Казалось бы, что в книге с таким названием не может быть ничего хорошего, а только плохое, но это не так – здесь столько светлого, доброго, интересного и чудесного, что хочется самому стать героем произведения.

Еще одним плюсом книги есть прекрасный перевод Е. Мартинкевич с объяснениями некоторых моментов в произведении. И хотя издательское название немного портит общую картину от романа, но думаю, что настоящих фанатов Геймана это не должно отпугивать и останавливать от прочтения книжки.

Я с чистой совестью могу поставить произведению его заслуженный 10 баллов, и я точно знаю, что «Книга кладбища» стала одной из моих самых любимых книг, которые хочется перечитывать и перечитывать.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 марта 2013 г.

Светлое и немного грустное произведение, сказка, роман о взрослении, о дружбе, об обретении новых друзей, о границе жизни и смерти, о взаимопомощи, любви и преданности. Автор относится к своим героям с юмором, доброй иронией.

Текст пронизан аллюзиями и отсылает читателя ко многим произведениям, авторам и к фольклору. Думаю, не буду оригинальна, если скажу, что есть явная аналогия с Маугли (сам Гейман писал об этом), даже само название оригинала на это указывает. Но история о Маугли, положенная в основу, претерпела изменения и весьма необычные. Мальчик попадает в семью призраков и воспитывается на кладбище, учится всем премудростям призрака, постигает особенности разных представителей другого мира. Вынужденный скрываться от убийцы, который за ним охотится, мальчик по имени Никто Оуэнс живет на кладбище, где обрел новых родителей, опекуна, верных друзей, учителей. Он не видит в этой жизни ничего необычного, ведь другой жизни он не помнит. Никт типичный для своего возраста сорванец, попадающий в передряги и ищущий приключений. Он вырос добрым мальчиком, умеющим за себя постоять и не чуждым сострадания и желания помогать.

Интересен выбор имени главного героя. В той ситуации, в которой очутился мальчик, любое другое имя звучало бы диссонансом. Он ведь и на самом деле никто – никто его не видит и не запоминает, он незаметен для окружающих, «блекнет» и «скользит по снам».

Весьма нетипичными предстают перед нами такие популярные образы как вампир и оборотень (здесь – Пес Господень). Сайлес нигде в тексте не назван вампиром, но по косвенным признакам с первых же строк понятно, что он вампир. Он взял на себя роль опекуна Никта и заботился о нем все то время, пока мальчик жил на кладбище. Сайлес стал для него одним из самых близких друзей, а потому расставание стало очень печальным событием для обоих.

На протяжении всего романа перед читателем предстают различные персонажи: люди, призраки, упыри, ведьма, вампир, оборотень, ночные мверзи. Смерть предстает не как старуха с косой, а в образе женщины на белом коне. Все герои очерчены и обозначены несколькими фразами, без четких описаний, но тем не менее читатель может четко их представить – в этом удивительное мастерство Геймана. Герои яркие и колоритные, образы запоминаются надолго. Оуэнсы вызывают улыбку, Сайлес внушает уважение, мисс Лупеску – благодарность.

Кладбище изображается с совершенно иной стороны, нежели мы привыкли его воспринимать. Это добрый обособленный мир, где все друг другу помогают и живут в мире и согласии, где время течет неспешно и мало что меняется.

Все повествование окутывает удивительная атмосфера: с одной стороны – добрая и душевная, с другой – мрачная и темная.

Финал немного грустный, но закономерный – Никто вырос и теперь перед ним открыт весь мир, полный тайн и приключений.

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 апреля 2010 г.

«История с кладбищем» — очередной бестселлер, лауреат множества премий... и разочарование даже для многих верных читателей Геймана. В чем же дело?

Гейман, несомненно, с самого начала своей карьеры работает в пределах постмодернизма, играя с масскультом, порой даже выходя за его пределы в область искусства — как в сравнительно мало известных комиксах, созданных совместно с художником Дейвом Маккином. Но можно из массовой литературы создавать высокую («Лолита», «Имя розы», далее везде), а можно высокую упрощать — чем, увы, Гейман по преимуществу и занимается.

Оригинальное заглавие романа — «The Graveyard Book», «Книга кладбищ» (переводчица не виновата в причудах издательской редактуры названия). Отсылка к Киплингу очевидна — и текст ее радостно подтверждает. Очень маленький мальчик, чью семью уничтожил загадочный убийца Джек, попадает на близлежащее кладбище; совет местных привидений принимает его «в семью» и дарует имя — Никто, сокращенно Ник. Понятно: Маугли, Шер-Хан, Сионийская стая. Параллели продолжаются: упыри — Бандар-Логи, страшное подземное существо — Мать-Кобра и т. п. Гейман сильнее всего там, где отходит от прототипа, — в главе о dance macabre, который мертвые танцуют вместе с живыми (неудивительно, что глава эта не имеет никакого отношения к основному сюжету). Но и слабее он — в том же: зачем Шер-Хану Маугли, понятно, а вот когда выясняется, что тайное содружество Джеков опасается некоего Пророчества, связанного с ребенком... что может быть скучнее и банальнее?

Вот почему Киплинг — гений и новатор, а Гейман, как правило, не более чем эпигон. И дело не в том, что первый — неоромантик/модернист, второй же — «человек эпохи постмодерна» («смотрите, как на мне топорщится пиджак»). Просто Киплинг видел мир и говорил о нем то, что еще никто не сказал, — говорил так, как прежде не умел никто. Гейман же холодно тасует образы и сюжеты, даже не пытаясь (в «Книге кладбищ», в «Американских богах»... и т. д.) создать небывалый прежде расклад. Сработало это лишь в «Звездной пыли», где Гейман изобразил Волшебную страну средоточием древних историй, не имеющих начала и конца (в популярной экранизации от этой, главнейшей темы романа не осталось и следа). В мире Геймана невозможны боль, отчаяние и надежда — то, чего с лихвой хватает в книгах его друга и соавтора, британца Терри Пратчетта. Отчего сэру Терри удается (не покидая рамок постмодернизма и юмористической фэнтези) быть и язвительным, и трогательным, и мудрым? Талант — и, так же как у Киплинга, понимание главного: игра не исключает серьезности, но нет ничего тоскливее ТОЛЬКО игры.

Upd: Я дочитал «Сэндмена» и вижу: боль. отчаяние и надежда возможны и у Геймана. Вернее, были возможны — один только раз. Но и это немало.

Оценка: 6
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 апреля 2010 г.

Тишина на Ивановском кладбище,

Голубые туманы плывут,

И покойники в беленьких тапочках

На ночную прогулку идут.

Мы лежим с тобой в маленьком гробике,

Ты костями прижалась ко мне,

Черепок, аккуратно обглоданный,

Улыбается ласково мне.

Собственно, если в детстве мы дружно распевали сии очаровательные строки, то и История с кладбищем вполне могла торкнуть. Опять же, Красная рука Успенского, в свое время напечатанная в Пионере, фактически произвела фурор среди читателей среднего и даже старшего школьного возраста. Отчего-то дети тяготеют к неоправданной мистике, только к пубертатному возрасту пытаясь придать ей романтическо-гламурный блеск.

Но, к сожалению, я уже вышла даже из старшего школьного возраста, так что проникнуться мне не удалось. Но хвалила-то книжку неслабая толпа взрослых дядек. Мораль: мальчики – они мальчики до пенсии включительно. С одной стороны оно, конечно, хорошо – там свежий взгляд на мир, не изжитое из души детство, непосредственность, опять же – но в книге-то одна канва, на которую только истинно детское воображение может навешать всего, о чем там не сказано.

Если вдруг кто еще не устал от бесконечного пиара этой книги по городам и весям, поясню: Гейман переработал Книгу Джунглей, она же Маугли. Переработал, надо признать, добротно, аллюзии милы и частично узнаваемы, но до оригинала не то что не дотягивает, а совсем никак.

История та же, только Шерхана нету, а есть жуткий убивец, изничтоживший семью Никта, а тот, пусть даже мелок и неумен, доползает до близлежащего кладбища, попадая под опеку тамошних покойников. Ну и еще пара-тройка разнокалиберной нечисти будет принимать участие в воспитании младенца.

В общем, это все. Уныло.

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 сентября 2013 г.

«Мальчик пошел купаться, утонул и его воспитали водолазы.» (Детский анекдот)

Автор не скрывает, а скорее проводит параллель Маугли. Тем не менее, это самостоятельная, очень интересная и очень английская история. Думаю, знатоки английского языка получат удовольствие от чтения в оригинале. В тоже время перевод Е.Мартинкевич заслуживает высокой оценки. Любители формата аудиокниг получат удовольствие от исполнения И.Князева. И, конечно, эта книга просто обязана быть экранизирована Тимом Бартоном. Разрывом привычного шаблона является совмещение темы кладбища, мертвецов и загробного мира с трогательной историей становления ГГ, сделать вампира и смерть положительными героями. Пожалуй, единственный недостаток (свойственный, кстати, почти всей западной литературе начиная от Толкиена) — слабая проработка мотивации отрицательных персонажей — Корпорации Джеков. Непонятно, что ими движет и почему они «плохие парни», а то что они пытаются защитить свои интересы вполне понятно.

Лично мне эта книга понравилась больше, чем «Американские боги» (8) и даже больше, чем «Благие знамения» (9).

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 ноября 2012 г.

Удивительно, чему порой могут научить взрослых старые сказки. Когда человек вырастает, его мозг часто начинает отстаивать идею того, что в детской картине мире нет ничего такого, что можно было бы применить на практике в большой жизни. На самом деле это неправда. Это знают и любители сказок, и те самые — немного странные, чудаковатые сказочники, благодаря которым история из детства обретает новый смысл и начинает сверкать в совершенно других солнечных красках.

Чтобы поверить в силу детских историй многого не надо – нужно лишь отпустить границы своего воображения, отправить мысль в прошлое, и отдать себя на волю знакомой сказке. Это не всегда работает, и это не всегда к месту. Взрослым серьезным людям многое часто кажется привязанным не к месту. Но иногда… в темный вечер, когда погода на улице не позволяет и носа высунуть, рука совершенно случайно натыкается на шелестящие страницы, и вы начинаете верить в силу сказки.

Я уверен, Нил Гейман уж точно верит в силу своих сказок. Иначе они не были бы такими, какими увидели их мы. Увидели – и приняли. Такой дар веры – особый, его нельзя приписать случайному человеку. Да и не бывает таких случайностей. Для меня, одним из самых ярких примеров людей, обладающим таким даром помимо Геймана, является Терри Пратчетт.

В вере, с которой нам рассказывают “Историю с кладбищем”, кажется, будто и нет ничего особенного, ведь эта книга всего лишь рассказывает нам одну из множества вариаций истории взросления. Тем более что по фабуле сюжета и некоторым персонажам, “История с кладбищем” представляет оммаж Геймана “Книге Джунглей” Киплинга, о чем сам автор говорит в предисловии. Поэтому, в “Истории с кладбищем” нет ничего такого, что смогло бы удивить матерого читателя, который был знаком с оригиналом. Точнее, этого нет лишь с точки зрения предубеждения и логики. Потому что сама вера автора в историю, завораживает. Внезапно оказывается, что рассказ о “новом Маугли” – это всего лишь первый пласт, который скрывает за собой другие важные линии. И нет ничего удивительного в том, что переосмысленные образы знакомых персонажей из “Книги Джунглей” вдруг начинают обретать собственные индивидуальные черты характера, превращаясь в нечто большее, нежели “современный взгляд на классику”.

Магия Геймана заключается не только в его вере – она пестрит волшебными искрами и в том настроении, которым пронизана эта история. Смесь легкой печали об ушедших временах, меланхолии, странных приключений и странных историй любви, произошедших на одном кладбище, ласковым туманом обволакивает читателя и без боя берет в плен его сердце. Это настроение не столь заметно – оно по чуть-чуть начинает проявлять себя в рассказах генералов старых армий, сожалении или безразличии к собственной истории смерти. Оно насквозь пронизывает любовь новых родителей мальчика, которые в другом времени и месте никогда бы не взяли на себе это бремя. Это ощущение тоски, с надеждой на будущее оформляется в коротких зарисовках, рассказывающих о ночи танцев, о боях на невидимых фронтах за жизнь одного ребенка. Наконец, оно заставляет что-то сжаться внутри, раскрывая истинный смысл слов всадницы на белом коне, и вместе с мальчиком отнимая у читателей возможность видеть старые чудеса.

И если смотреть на “Историю с кладбищем” рациональным взглядом, то ее сложно будет назвать книгой для детей. Здесь смерть и любовь соседствуют рядом, а жестокость жизни не скрывается за широким слоем метафор. Но в мире, в котором мальчик по имени Никто нашел приют, смерть не является ужасным явлением, потому что она возникает в нем с самого его начала. И если человек не увидит того, что смерть и потусторонние силы могут не просто спасти, но любить, то он поступит подобно героине Скарлетт. Это будет тот же вопрос веры, которую автор предлагает разделить с читателем, ставя его на перепутье. Если сможете поверить, то увидите одно. Если нет – то другое. Или просто ничего не увидите.

Да, “История с кладбищем” – это гораздо большее, нежели просто детская сказка. Об этом можно судить, не опираясь даже на сюжет и персонажей, а лишь взяв на заметку огромное количество тонких недомолвок и отсылок к культуре и реальной жизни. Этот “второй пласт”, заложенный Гейманом, если не смотреть в подсказки переводчика, может предоставить своему читателю особое удовольствие. Автор предлагает читателю поиграть, попытаться разгадать смысл его намеков, и это только сильнее подогревает интерес к поиску истины в той или иной отсылке.

Но в то же время, эту книгу нельзя назвать книгой для взрослых. Это история ребенка, и как часто случается – это история в первую очередь для ребенка, познающего мир. Будет ли она предназначена для ваших детей или для вас самих, но каждый сможет найти в ней что-то важное, если поверит. А если это произойдет, то где-то рядом, между застывшим временем кладбища, где-то над потертыми надгробными камнями, прямо за превращающимися в пыль розами, будет слышен стук. “Тук, тук”. Ваше сердце будет стучать сильно и уверенно, напоминая, что между грустью и потерей всегда присутствует вера в чудеса, а конец пути вполне может стать началом новой блестящей жизни.

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 декабря 2010 г.

Каждый раз, переворачивая последнюю страницу нового романа этого чудаковатого британца с яркой искрой веселья в глазах, я задаюсь вопросом: «Как ему удается?».

Какие такие потайные дорожки Гейман знает к сердцам и мыслям читателей? Почему раз за разом его странные, порой пугающие фантазии, словно вирус, надолго захватывают воображение, а потом проникают глубоко в подсознание? Как у него получается сочетать в своих романах и рассказах нежность и крайнюю жестокость, предельную откровенность и призрачную сеть тонких намеков и аллюзий, легкий юмор и глубокие идеи, и при этом не сфальшивить ни в одном из этих моментов?

В «Истории с кладбищем» есть все то, за что я люблю книги Геймана: небанальный сюжет, яркие персонажи, пробирающие до дрожи моменты волнения и даже страха, притягательная атмосфера мистики. Но в этот раз есть еще кое-что.

Признаюсь честно, я знаком с «Книгой джунглей» Редьярда Киплинга только по одноименному советскому мультфильму (а диснеевскую пародию я бы предпочел вообще забыть) и оригинал, к сожалению, никогда не читал. Но и такого поверхностного знакомства достаточно, чтобы проследить весьма очевидные параллели. Маугли, Шерхан, волчья стая, Багира, бандерлоги – все они легко узнаваемы в обитателях старого тихого кладбища провинциального городка. И в этом, пожалуй, кроется основное достоинство книги – в приятном ощущении знакомого, будто ты вернулся в детство и, сидя перед экраном, возможно даже черно-белым, переживаешь каждый момент взросления мальчика-волка.

Впрочем, здесь же кроется и главная проблема, ведь столько явное сходство очень легко спутать с плагиатом. Но это не так. Гейман умело балансирует на грани, когда творческое переосмысление превращается в прямое заимствование. Он не просто пересказывает старую историю на новый лад, он играет с читателем, предлагая разгадать множество тайн, найти разбросанные им по тексту цитаты и отсылки, и, самое главное, дорассказать историю Никта Оуэнса, заполнить пробелы в его жизни. И когда приходит осознание того, что Никто, на самом деле, может стать Кем Угодно, на душе становится очень тепло.

«История с кладбищем» – для меня стала ярчайшей книгой уходящего года, настоящим подарком на праздник. За столь трогательное приключение – 10 баллов.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 апреля 2012 г.

К добру или нет — а я твердо убежден, что к добру — миссис Оуэнс с супругом взяли этого ребенка под свою опеку. Однако, чтобы вырастить его, двух душ недостаточно. Нужна помощь всего кладбища.

Многие завзятые любители книг (и я не исключение) заразились этим прекрасным увлечением ещё в раннем детстве, когда сами даже не умели читать и, раскрыв рты, лишь слушали те истории, что им читали родители. В подавляющем своём большинстве это были сказки. Сказки были разные — были и коротенькие простейшие «Курочка Ряба», «Теремок» и «Колобок», и более серьезные и длинные «Красная Шапочка», «Огниво» и «Дюймовочка», и полноценные романы для детей «Буратино», «Чиполлино» и «Волшебник Изумрудного города». Сказки населяли добрые волшебники и злые колдуны, прекрасные постоянно спасаемые принцессы и не менее прекрасные постоянно спасающие всех и вся (и принцесс само-собой) принцы, зайцы-лисы-волки-медведи-собаки-сороки и прочая говорящая и в меру разумная живность, глупые и довольно умные цари и разной степени благородства короли, бесчисленные говорящие и не особо разговорчивые предметы наподобие печей с пирожками, яблонь с яблоками, ковров-самолетов, гусель-самогудов, сапог-скороходов и самого желанного всеми детьми сказочного девайса — волшебной палочки. Всё это и многое-многое другое при неоднократном прослушивании, а затем и при не менее неоднократном самостоятельном прочтении навсегда впечатывалось в нежный юный мозг и смешивалось там детской фантазией в невообразимых пропорциях. Но растущее вместе с владельцем воображение требовало всё новых и новых впечатлений и детская душа, уже неизлечимо больная сказками, но переросшая их, начинала тянуться к сказкам для взрослых — фантастике. И всё шло по новому кругу: звездные принцессы и космические принцы, бластеры-ракеты-роботы, неведомые берега и загадочные планеты, опять же колдуны и волшебники (только уже фэнтезийные). И далее, и далее, и далее... Вот только где-то там, в глубине, периодически начинало возникать ностальгическое чувство о тех чудесных временах, когда та же «Курочка Ряба» захватывала не меньше, чем теперь «Дюна» — опять хотелось сказки. Нил Гейман как раз оказался одним из тех немногих писателей, что смогли утолить ту жажду сказок, сказок для взрослых. Не фэнтезийных приключений, а именно сказок. Он сумел бережно сохранить сказочный дух и умело дополнить им талантливо сочиненную историю.

Человек зачастую проходит свой жизненный путь по весьма запутанным тропкам, и, нередко, видя начало пути, ни за что не возьмется предсказать, что же будет ждать его в финале. Вот такая запутанная тропка и легла под пухленькие, едва-едва научившиеся ходить, ножки одному маленькому мальчику по имени... Хотя, то как его назвали при рождении мама и папа, не играет никакой роли, гораздо важнее то, как его звали потом и кто его так нарек. Беззаботное его существование на радость родителям и старшей сестре однажды было бесцеремонно прервано непрошенным гостем, посетиващим туманной ночью дом малыша. Гость этот не был ни соседом, ни просто прохожим, он не служил в полиции и не работал курьером или разносчиком телеграмм. Зато он очень любил свой нож, с помощью которого убил и маму, и папу, и старшую сестренку. Но до самого младшего из членов семьи добраться ему не удалось — судьба распорядилась так, что малыш, разбуженный шумом, успел выбраться из кроватки и, воспользовавшись открытой входной дверью (которую убийца опрометчиво забыл закрыть), вышел на улицу. Что именно сподвигло его на ночной вояж к находившемуся неподалеку старому кладбищу навеки останется тайной, но именно это решение и сыграло ключевую роль для всей его дальнейшей судьбы.

Когда начинаешь знакомиться с этим романом, первым, что бросается в глаза, становится его явное идейное сходство с историей о Маугли Редьярда Киплинга. Как признается сам автор, сочиняя «Историю с кладбищем» или, если перевести правильнее «Книгу кладбища», он черпал вдохновение именно в этой истории о мальчике, воспитанном волками и даже название для своей книги подобрал созвучное киплинговской «Книге джунглей». Классический рассказ о взрослении ребенка в обществе диких животных подтолкнул Геймана на создание подобной истории, вот только бремя ответственности по воспитанию несмышленого дитя он решил возложить не на волков, обезьян и даже не на каких-нибудь марсиан, а на кладбищенскх призраков:

«Миссис Оуэнс сверкнула глазами.

- Я позабочусь о нём не хуже его собственной матери! Она отдала его мне. Смотрите: я его касаюсь, видите — я его держу».

Причем, несмотря на такой вроде бы мрачно-готический антураж, ему удалось создать не просто увлекательное и жизнеутверждающее произведение, а настоящую сказку. Современная постмодернистская традиция позволяет весьма вольно обращаться с традиционными сюжетами и персонажами, чем и не переменул воспользоваться автор. В его изложении это получился рассказ об уже давно умерших людях, которые воспитывают только недавно начавшего жить человечка, оберегают и в меру сил наставляют на его необычном жизненном пути. При этом им приходится вспоминать казалось бы давным-давно забытое — как это, быть живыми? Мир кладбища и покойников, показаный читателю через призму восприятия главного героя, оказывается более «живым», чем находящийся за оградой мир живых. И уж точно более безопасным — достаточно выполнять некоторые правила и не лезть куда не следует и с тобой ничего не случится. Правда, запреты ведь созданы, чтобы их нарушать... Кладбищенское сообщество признает найденыша своим полноправным членом, что наделяет его некоторыми сверхспособностями, и нарекает его новым именем:

«Пока все обитатели кладбища не начали сравнивать младенца с давно забытыми друзьями и родными, миссис Оуэнс твердо вмешалась:

- Никто на него не похож. Никто!

- Так давайте так его и назовем, — сказал Сайлес. — Никто Оуэн».

Книга состоит из восьми небольших историй из жизни Никта, каждая из которых освещает какой-либо важный эпизод и знакомит читателя с тем или иным аспектом существования посмертного кладбищенского сообщества. Следуя за автором от главы к главе, читатель становится свидетелем постепенного взросления юного Никта Оуэнса, набивает вместе с ним шишки и одерживает большие и малые победы. Но вся эта история «кладбищенского Маугли» лишь приподнимает за уголок завесу над полным загадок и тайн потусторонним миром, знакомя читателя с измерением упырей, работой Псов Господних и Почетной гвардии Сайлеса, орденом Джеков-на-все-руки. Основное же прячется в тумане недосказанности и позволяет читательской фантазии заработать на полную мощность и попытаться домыслить обойденное авторским вниманием. Гейману, как никому другому, удается искусно балансировать между удивительным и страшным, чудесным и жестоким, и умело вплетать в сказочную форму «суровую правду жизни». Набив руку (если уместно так сказать) на «Коралине» и «Звездной пыли», он смог создать по-настоящему сказочную добрую и светлую историю о двух мирах, которая будет одинаково интересна и ребенку и взрослому читателю. Всю мрачность и серьезность заявленной темы ему удалось разбавить иронией и мягким юмором именно в той пропорции, когда эта тема всё ещё остается основополагающей, но уже не довлеет над сюжетом и превращается в четко продуманный и логически непротиворечивый антураж, на фоне которого разворачивается во всю ширь полная мудрости и крайне атмосферная история взросления главного героя: «Ты живой, Никт. Это значит, твой потенциал бесконечен. Ты сможешь достичь чего угодно, сделать любое открытие, найти что-то новое. Если ты захочешь изменить мир, он изменится».

Итог: несомненная удача автора, удивительный текст, в который окунаешься с головой и с которым не хочешь прощаться. Недаром книга взяла Locus и Hugo за 2009 год. Гейман в очередной раз не разочаровал и не утратил одного из высших мест в моей личной иерархии читательских предпочтений. Однозначно и с немалым удовольствием рекомендую.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 мая 2011 г.

''КЛАДБИЩЕ... ЭТО МЕСТО, ГДЕ ГОВОРЯТ МЕРТВЕЦЫ''.

Стивен Кинг. ''Кладбище домашних животных''.

Думаю, трудно подобрать лучший эпиграф к удивительной книге удивительного автора Нила Геймана. В ней мертвецы и говорят, и думают, и проявляют чувства лучше иных людей. Да и почему бы нет? Это ведь те же люди, только отжившие, можно сказать, они даже мудрее живых: они уже окончательно сформировали свои убеждения и принципы, и ничто не заставляет их сменить. Им чужды жадность, корысть, трусость — смерть объединила, уравняла богача с бедняком, аристократа с простолюдином. Кладбище у Геймана — символ накопленных знаний и идеал равноправного общества — ибо таковое возможно лишь в смерти (любителям утопий придется с этим смириться...)

Ничего удивительного в том, что лучшие уроки жизни осиротевшему мальчику дают именно мертвые. Около каждого с детства собирается довольно узкий круг людей, близких ему по социальному статусу и образу мышления, в результате человек как бы ''консервируется'' в своей среде, отторгая все отличное от нее. А Никт рос в обществе самом разнообразном, соединенном воедино самой Смертью (мальчишка-подмастерье соседствует там с римским легионером), и это сделало его многогранной личностью.

При том, автор вовсе не преклоняется перед смертью, отрицая жизнь. Просто кладбище — это место, где говорят мертвецы и, если живые к ним прислушаются, то смогут больше узнать о жизни.

Говоря короче, перед нами простенький роман со сложнейшим глубинным смыслом; прекрасная философская сказка, каковых в мире осталось совсем немного. Большинство великих сказочников сами уже мертвы, но их уроки усвоил Нил Гейман, подобно своему герою Никто выучившийся у мертвецов. Ведь истинное величие — в умении слушать и понимать...

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 ноября 2009 г.

Отзывов уважаемых лаборантов не читал. Поэтому заранее извиняюсь за возможные повторы.

Российское издание нового романа Нила Геймана является ярчайшим примером несоответствия формы и содержания. Это всё равно как шоколад высшего сорта завернуть в использованную туалетную бумагу и продавать в таком виде. Какая-то общая тетрадь, а не книга. И где иллюстрации за которые автор благодарит художников? Издатели могли бы и повежливее отнестись к писателю... Уважение, конечно, несколько прослеживается... В ценнике.

Ну про форму и всё. Теперь о содержании. Вот тут уж ничего не скажешь — литература высшей пробы. Не 583-ей, даже не 999-ой, а тысячной (к сожалению такой нет). Не знаю какое впечатление производит эта «страшная сказка» на детей (сам-то я достаточно давно вышел из детского, отроческого и даже юношеского возраста), но я прямо-таки заболел этой книгой. Не мог оторваться, пока не прочитал (5 часов, считая перерывы на приём пищи). Лёгкий язык — одно из главных достоинств романа. Он же и большой минус — не удаётся растянуть удовольствие на несколько дней.

Сюжет не нов. И сам Гейман это признаёт, указывая киплинговскую «Книгу джунглей», как источник вдохновения. Много Маугли уже народилось в фантастике — и Тарзан Берроуза, и Джон Старк Брэккет , и Майкл Валлентайн Смит Хайнлайна. Но эти предшественники Никта Оуэнса воспитаны или разумными инопланетянами, или вполне реальными земными зверями... А тут в роли воспитателей и опекунов выступают разумные, но нереальные существа, которых мы привыкли считать символами злого начала. Покойники такие же люди, как и читатели — со своими слабостями, со своими пунктиками, но только неосязаемые и не всеми видимые. Автор как бы иллюстрирует своей сказкой известную поговорку «Бояться нужно не мёртвых, а живых». И на самом деле — немногие человеческие персонажи, в отличие от обитателей кладбища, — средоточие зла. И в портретах одноклассников Никта, и в образах мастеров-на-все-руки нет ничего притягательного. Неудивительно, что только взросление принудило молодого Оуэнса покинуть добрый и тёплый дом, которым стало для него кладбище, и отправиться в человеческий мир. А вот всякая нечисть (ну может быть за исключением упырей-бандерлогов) вызывает симпатию, добрую усмешку и даже желание подружиться.

Добавлю, что за последние года три мне не попадалось ничего столь же душевного, захватывающего и очень доброго, как эта «странная история». С большим сожалением расставался с героями... Но я ещё вернусь к этой сказке «для взрослых, которые были детьми и для детей, которые станут взрослыми».

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 сентября 2009 г.

«История с кладбищем»…звучит мрачнова-то, а все почему? А все потому, что сразу на ум приходят наши дурацкие покосившиеся оградки, могилки заросшие травой-муравой, грязные, замызганные венки из искусственных цветов, бродящие, подобно призракам древние бабушки неопознаваемой наружности, собирающие эти самые цветочки и заодно припасы, оставленные родственниками в виде пластиковых стаканчиков, накрытых кусочком хлеба…Нет, не о таком кладбище написал Гейман, и слава ему и всем Богам за это. Ничего страшнее наших «последних пристанищ» я не могу вообразить.

Роман Нила — это добрая и светлая история о двух разных мирах: мире живых (взрослом мире) и мире мертвых, кладбищенском мирке (как ни странно – мире детства). Пусть говорят, что роман именно детский /подростковый – не без этого, но в первую очередь он невероятно хороший.

История мальчика-гражданина кладбища Никта Оуэнса состоит из глав, каждая из которых освещает отдельный, важный (непременно важный) эпизод его жизни. Сначала кажется, что историй как-то совсем малова-то, что можно было бы и побольше написать, но если подумать, то ведь так на самом деле и есть. Что мы помним из своего детства? Пару-тройку по-настоящему ярких событий и еще с десяток менее значительных происшествий, остальное куда-то бесследно исчезло, растерялось на дорогах взросления.

Что делают жители кладбища? Они растят, воспитывают, обучают, любят и всячески оберегают Никта от выхода за пределы их мира. Взрослый мир/мир живых полон опасностей для ребенка, он жесток. И правда, каждый раз оказавшись за пределами кладбища мальчик попадал в неприятности – его доверчивость и открытость делали его уязвимым для этого вероломного и эгоистичного мира. Однако и само кладбище таит в себе опасности, так, например, легендарные, но оттого не менее настоящие вампирские двери и страшный мир, скрытый за ними, или старое захоронение в холме с наводящим ужас СЛИРОМ, ждущим своего Господина.

Никт Оуэнс очень любознательный, но при этом — прилежный ребенок, а потому проблем с ним было не так много. И за это отдельное спасибо автору, ведь все чаще сейчас поощряются детишки непослушные и своевольные, которые что ни миг обязательно попадают в новую неприятность. Никт же нарушал правила только для того чтобы сделать что-то хорошее, а не из-за бунтарских порывов.

Можно долго-долго говорить об этой книге, в ней все не просто так и при этом все так просто.

В чем отличие живых от мертвых? Оказывается не только наличие постоянного дыхания и регулярного сердцебиения делают нас живыми. Вся разница в…потенциале. Мертвые – не меняются, не создают, не могут повлиять на этот мир — они прожили свои жизни, они – это прошлое, они это то, что они успели пока были живы. А «настоящие» живые – могут ВСЕ. И это не пустые слова.

Как и подобает настоящей истории о взрослении, мальчик обязательно вырастет и все вокруг него изменится...

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 января 2011 г.

«Книга Кладбища» — очередная Гейманская стилизация, в которой антураж играет больше роли, чем сюжет, идеи и логическая последовательность. В этом отношении Гейман сильно напоминает режиссёра Тима Бёртона: даже самые бредовые из его фильмов смотрятся красиво и захватывающе за счёт стиля. Это тот случай, когда с нетерпением ожидаешь не что сейчас произойдёт с героем, а что ещё забавного выкинет автор. Епископ-вурдалак? Учительница-оборотень? Ведьма-призрак? Ну-ну, продолжай, безумная фантазия!

Происходящее с героем тем более не интересно, что мы всё знаем заранее. Не мудрствуя лукаво, Гейман даже не пытается сочинить собственный сюжет. Он просто берёт чужой скелет — «Маугли» — и наращивает на нём собственное «мясо». Отсюда же взят и способ подачи материала — не столько главами, сколько микрорассказами. Причём сообщают нам об этом в самом начале, чтобы мы не бросились обвинять автора в плагиате. Так что ожидания в итоге сводятся к тому, что вспоминаешь, что там было у Киплинга, и ждёшь, что же с этим сделает Гейман. А если вдруг забывает отпародировать сценку «великой суши» — даже разочарование испытываешь.

Эта предсказуемость лишает книгу напряжения, а скучный главный герой и шаблонные злодеи из разряда «всех-убьём-просто-так» и не пытаются поддерживать даже видимость серьёзного конфликта. Главы, в которых Ник ходит в школу, показывают его как серого и невыразительного троечника, лишая нас желания узнать, что с ним будет после ухода с Кладбища. Скорее всего — такая же серая взрослая жизнь без попыток что-либо изменить и завести друзей. Вы верите, что Маугли Киплинга стал такой же серостью? Я скорее представляю себе вождя и мятежника.

Несмотря на очарование стиля и лёгкость, с которой книга «глотается», по прочтении от неё в голове не осталось ничего нового, своего. Книгу портят и логические нестыковки, и недосказанности, и невыстрелившие ружья. Например, если суммировать показания разных персонажей, то орден Джеков был создан, чтобы убить того, кто уничтожит этот орден — сам себе дедушка! Госпожа на белом коне осталась не раскрыта.

Итог — книга хороша именно как ремейк «Маугли», где на героев надеты другие костюмы и маски. Так пьесы Шекспира переносят иной раз в современность, чтобы показать, как они не утратили актуальности.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 сентября 2013 г.

Милая сказка — трибьют Редьярду Киплингу, которая, хоть и не встанет в один ряд с теми же «Американскими богами», всё же способна доставить читателю немало приятных минут. Как и положено детской сказке, многое тут довольно условно. Характеры прорисованы не очень тщательно, взросление героя скорее намечено пунктиром. Но это и не роман воспитания, а со своей главной функцией книга справляется просто великолепно. Мрачное очарование джунглей Киплинга Гейман заменят не менее мрачной кладбищенской эстетикой. Никт живёт среди призраков под опекой вампира, водит дружбу с оборотнем, мертвецы танцуют данс-макабр, белая всадница целует героя в лоб и сулит непременную встречу когда-нибудь в будущем. Сюжет можно прочесть и как приключение в стиле фильмов Тима Бёртона, и как историю взросления вообще, расставание с детскими иллюзиями и выход в большую взрослую жизнь. Лично мне больше импонирует «простой» сказочный вариант, в первую очередь благодаря талантам Нила как стилиста. Любопытно, что перевод на русский не только не испортил, но даже в некотором роде обогатил идею. Имя героя — Никто — в русской версии закономерно сокращается до Никт, что вполне себе созвучно с именем греческой богини ночи и мрака. Интересно, переводчик сделал это намеренно или просто так уж совпало? Так или иначе, очень советую этот роман всем-всем, и взрослым, и детям, очень уж он замечательный.

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу