Интервью


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Интервью» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Интервью


В этой рубрике размещаются различные интервью и их анонсы.

Модераторы рубрики: kon28, Aleks_MacLeod

Авторы рубрики: kon28, Aleks_MacLeod, zarya, Croaker, geralt9999, ergostasio, mastino, Borogove, demihero, Papyrus, vvladimirsky, Vladimir Puziy, gleb_chichikov, FixedGrin, Кадавр, sham, Gelena, Lartis, iRbos, Календула, isaev, angels_chinese, Кирилл Смородин, ФАНТОМ, Anahitta, Крафт, doloew, Алекс Громов, tencheg



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 40  41  42  43 [44] 45

Статья написана 31 марта 2011 г. 15:22
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики» и в авторской колонке Aleks_MacLeod

По случаю выхода нового романа Джо Аберкромби "Герои" Джефф Вандермеер взял интервью у главного виновника этого события. Оригинал можно прочитать по ссылке.

Вы изучаете историю военных действий реального мира перед написанием таких книг, как "Герои"? Хотя бы просто для того, чтобы освежить память?

За последние десять лет большинство книг, которых я читаю, относятся к историческому жанру, в основном военной истории самых различных периодов, так что какие-то сведения постоянно всплывают у меня в памяти и, я бы сказал, вообще с самого начала оказывают серьезное влияние на то, что я пишу. Особенно это касается "Героев", сюжет которых полностью построен вокруг одной-единственной битвы.  Полагаю,  частично это было вызвано попыткой соединить вместе относительно простые, блестящие и героические описания военных действий, которые мы частенько встречаем в эпической фэнтези, и гораздо более сложные, тяжелые, грязные, бессмысленные и случайные впечатления, которые ты получаешь от чтения реальных историй. Я хотел создать реалистическую битву в фэнтези, если только само подобное словосочетание не является чем-то несочетаемым по умолчанию. Так что до начала и в течение работы над "Героями" я прочитал уйму художественных и публицистических книг, посвященных войнам, это точно. Как и то, что я просмотрел множество документальных и художественных фильмов на эту тему.

Битвы, экшен, все это звучит волнующе и возбуждающе для читателей... или не очень. В чем заключается разница между успехом и провалом... и что вы думаете по этому поводу во время работы над книгой?

Это сложный вопрос, правда. Не существует бесспорных и однозначных правил, и каждый писатель находит собственные пути писать хорошо, точно так же каждый читатель имеет собственное мнение о том, какую вещь стоит, а какую нет считать успешной, не говоря уже почему. Думаю, для меня ключ к успеху любой экшеновой сцены, да и любой другой, строго говоря, заключается в том, чтобы как можно ближе сплотить читателя с персонажем, показать опыт героя наиболее достоверно, со всей грязью, болью, страхом и полным замешательством, которое это все влечет за собой. Необходимо заставить читателя на собственной шкуре пережить все эти события, ну или приблизить к ним максимально близко, чтобы не было риска огрести дубиной по лицу.

Никогда не чертили схемы битв и тому подобные карты, чтобы представить ситуацию более наглядно. Насколько это помогает помимо очевидного?

Непременно. Строго говоря, в "Героях" есть карты битвы, показывающие, как развивались события для каждой из участвующих сторон. Карты основаны на моей детской размазне, превосходно восстановленной художником Дэйвом Синьором, который просто мастер в деле рисования карт. В такой книге, как "Герои", карты полезны для читателя и абсолютно необходимы для писателя. Действие развивается в течение трех дней и в пределах одной относительно маленькой долины, так что вам нужно будет иметь четкое представление о том, где какой персонаж находится, чем занят, что может увидеть со своей позиции, как он может добраться от пункта А в пункт Б и имеет ли такое телодвижение какой-либо смысл. Если же нет, готов поспорить, что найдется кто-нибудь, кто прицепится к этому факту.

Как бы вы определили героя?

Полагаю, это основной вопрос книги. В эпическом фэнтези частенько встречаются по-настоящему злодейские злодеи и крайне геройские герои, причем у читателя остается мало сомнений в том, кто есть кто. Герои тут — самоотверженные люди, совершающие доблестные поступки и достигающие великолепных результатов. Я же отталкиваюсь от того, что на самом деле очень мало людей, если такие вообще есть, способны на геройство каждый раз и в каждой возможной ситуации. Но каждый из нас может быть храбрым, самоотверженным или благородным при соответствующих обстоятельствах и при должной точке зрения. В частности я придерживаюсь точки зрения, что люди, добившиеся больших успехов в деле убийства окружающих остро заточенными клинками не обязательно должны представлять угрозу для общества вне поля битвы. В качестве основных персонажей "Героев" я попытался представить шестерых людей, каждый из который способен стать героем, однако все они в различной степени трусливы, коварны, амбициозны, тщеславны, эгоистично и все как один полные социопаты. Надеюсь, о приключениях персонажей с такими характеристиками будет интересно читать. Я хотел отбросить прочь идею героизма и посмотреть, если эгоистичные мотивы, вызывающие отважные поступки и ведущие к ужасающим результатам, все еще могут считаться героическими. Ну или можно считать героическими трусливые действия, производимые с благими намерениями и приводящие к хорошему исходу, если уж на то пошло...

Что привлекает Вас в персонажах этого романа, в этих героях? Есть хоть в ком-нибудь из них что-нибудь по-настоящему геройское?

У каждого из них будут свои шансы, но в тоже время никто из них не сможет считаться достойным восхищения даже близко. Бремер дан Горст, например, — несравненный воин, чье присутствие на передовой способно изменить ход битвы. Бесспорно, множество его соратников почитают его как героя, но у дан Горста есть свои мотивы, зачастую абсолютно эгоистичные, а в результате его действий резня только продолжится. С другой стороны у нас есть Кердн Кроу, уважаемый ветеран, который всегда подумает о том, чтобы поступить правильно. Однако у него есть нерушимое чувство долга, которое способно навлечь ужасные последствия на окружающих.

Есть ли у вас какие-то особые способы привлечь свое внимание к наименее симпатичным вам персонажам? Как вы заставляете себя писать о них? Или вы предпочитаете соблюдать дистанцию с вашими героями?

Дистанция будет меняться, конечно, но я думаю, что персонаж получится бледным и, возможно, неубедительным, если он не может чем-то привлечь читателя. Думаю, у меня были бы проблемы с описанием персонажа, которого я действительно ненавидел бы. Каждого героя нужно понять. У каждого есть свои мотивы. Довольно часто для меня все сводится к юмору. Персонажу можно простить многое, если он заставляет тебя смеяться.

Прочитав выдержки из "Героев" я готов сказать, что ваши фаны не будут разочарованы новой книгой. А есть ли в романе что-то, отличающееся от ваших предыдущих работ?

Эпическое фэнтези, по определению, стремится растечься по времени и пространству. "Герои" же — это история одной конкретной битвы, продолжавшейся три дня в одной маленькой долине. Так что я думаю, все будет очень переплетено — различные персонажи все время находятся в непосредственной близости друг от друга, их пути пересекаются разными способами по мере развития сюжета в то время как они борются за то, чтобы спасти, уничтожить, поддержать, предать, обмануть, переманеврировать и убить друг друга.

В последнее время ваши книги появляются с завидной скоростью. У Вас хоть остается время на чтение? Если да, то что порекомендуете?

Должен признаться, что сейчас я довольно мало читаю. Большую часть времени, которое я раньше тратил на чтение, я теперь пишу, планирую или думаю о том, что писать. Но из всех книг про войны, которые я прочел во время работы над "Героями", есть одна, которую я с большим удовольствием порекомендую. Это "Хорошие солдаты" Дэвида Финкеля. Книга рассказывает об американском батальоне, находящемся в Ираке после окончания войны. Финкель — действующий журналист, и книга — публицистика, но язык и проработка характеров такая, что в авторе виден настоящий романист.

Что Вы планируете дальше?

Я уже написал несколько тысяч слов новой книги. Это будет очередной наполовину одиночный роман, действие которого будет происходить в мире Первого закона. На этот раз я постараюсь соединить фэнтези с вестерном. Ожидайте прищуренных глаз, бескрайних небес, грубых одиночек и пыли. Много пыли...


Статья написана 19 марта 2011 г. 13:05
Размещена также в авторской колонке Lartis
«..И чуточку грандиоза!»


Когда идешь в гости к писателю, то, имея определенное коммуникативное намерение, все же не знаешь, что тебя ожидает – непринужденная беседа, полемика  или откровение. Узнавая человека и наблюдая жизнь, пропуская через себя сказанное и увиденное, начинаешь смотреть на многое по-иному. Это, на мой взгляд, и есть самое интересное в профессии журналиста.  Все писатели – люди совершенно особенные. Они мыслят образами и все, в той или иной степени, построены на читательском сотворчестве. Поэтому иногда нам труднее их читать, чем им себя писать.  И каждый из них, видит реальность по-разному. Но когда заходит речь о реальности, как нам сказать, что реально, а что нет? Может быть, реальность —  это яблоко на столе, а может — жизнь на Марсе. Художник, безусловно, видит мир по-своему. Обладая особым мироощущением, творческим видением, он «переплавляет» эту самую реальность в художественные образы, давая им самостоятельную жизнь и развитие. Считается, что фантастика – это нарушение правил, границ, рамок. Но кто сказал, что вот это возможно, а это невозможно? И где эти рамки? Во Вселенной возможно все – драконы, компьютер из рубинов и слоновой кости и путешествия во времени.


Крымский писатель Леонид Панасенко писателем-фантастом себя не считает, хотя его творчеству присущи фантастичность образов, мягкий лиризм, философичность, любовь к оригинальным заголовкам, афористичность письма. Он является автором идеи и инициатором учреждения Государственной премии АРК, также как и ряда других литературных премий. Не считая книг, изданных за рубежом, 19 книг крымского писателя 36 раз опубликованы на 11 языках мира, в том числе на английском, французском, японском, немецком, испанском, польском, болгарском и других. Но я не буду распространяться о всех заслугах Леонида Николаевича и перейду к вопросам, которые мне посчастливилось задать ему при личной встрече. Взаимные приветствия, теснясь в передней, постепенно передвигаемся в рабочий кабинет писателя – небольшую, светлую комнату, где повсюду книги и альманахи фантастики. На столе как бы заждавшаяся неоконченная рукопись – физический быт творца. Внешнее в данном случае просто отражение внутреннего.



– Леонид Николаевич, расскажите о своем детстве, о том, когда начался ваш творческий путь.

В детстве я хотел быть кем угодно: изобретателем, физиком, химиком, биологом, астрономом. Кстати, мою любовь к астрономии поддерживала чудная книга с цветными рисунками, единственная, по-настоящему детская,  в моей крохотной домашней библиотечке. Кажется, это было нечто вроде «О земле и небе» Волкова. Отец иногда приносил мне книги по фантастике. Первое, что я прочел в своей жизни, это слова на обложке научно-популярной брошюры: профессор Кудрявцев «Неслышимые звуки» (речь там шла об ультразвуках). Мы жили на таком забытом хуторе, где не было ни света, ни радио. Раз или два в месяц я отправлялся в родные Перковичи (Ковельский р-н Волынской области). Там в библиотеке я набирал полную сетку книг – сколько мог унести – и, радостный, возвращался домой. Туда и назад – шесть километров. Кто не жил на хуторе или в глухой тайге, тот не поймет, каково мальчишке-отшельнику читать Жюля Верна, Майн Рида, Купера. Да любую книгу вообще! Из фантастики (кое-что отец покупал мне в Ковеле) мы зачитывались тогда Немцовым, Казанцевым, Адамовым, Долгушиным, Бердником, Дашкевичем, Владко, Бережным. Опять же, всем тем немногим, что выходило в Союзе. Потом, в университете, я «пошкрябывал» какие-то фантастические рассказы, иногда делал заметки для районной газеты.
В 1968 году, по окончании Любитовского детского дома, поступил на заочное отделение факультета журналистики Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко, закончил вуз в 1974-м. Буквально на второй день после выпускного вечера начал трудовую деятельность в качестве корреспондента городской районной газеты «Прапор Ленiна». В 1969 году переехал в областной центр город Луцк, где работал в молодежной газете «Молодой Ленiнець». В марте 1972 года переехал в Днепропетровск, где работал на разных должностях в редакции газеты «Днепр вечерний» и книжном издательстве «Промiнь». Единственное, чему я не научился в журналистике, это писать отчеты о Первомае или годовщинах Октябрьской революции. В 1988-м по конкурсу стал главным редактором издательства «Таврия» и начал жить в Крыму. Чуть позже меня избрали председателем Союза писателей Крыма.
Основной творческий период пришелся на Днепропетровск, где я написал почти все свои книги. Их я издавал в Днепропетровске, Киеве, Москве. Меня по жизни спасало то, что я всегда старался что-то придумать. Свою книгу «Тезаурус» я писал 30 лет. В ней – эссе, смешные и трагические небольшие истории из жизни, афоризмы, размышления о научных фактах. Это своего рода сборная солянка, которая называется наукой, жизнью, судьбой, бытием, размышлениями. Я продолжаю писать ее до сих пор. Она – полный запас моих представлений, жизненного опыта, мыслей.

– У Вас в доме повсюду книги писателей-фантастов: Хайнлайна, Ефремова, Уэллса. По-видимому, впечатление от них накладывает отпечаток и на Ваше творчество?

Конечно, я читал очень много фантастики и прочел почти все, что было в Советском Союзе в послевоенный период. Потом хлынул поток переводной литературы. По идее, можно и не знать предшественников, но я отношусь к тем писателям, которые их знают. Человек может быть чудесным писателем, но если он не знает, что было до него, то, как бы он не старался, у него будут получаться странные вещи. Нужно очень много прочесть, а многие этим не занимаются. Поэтому их фаны начинают говорить: «А вот это уже было у Стругацких, а это –  у Хайнлайна». Часто одинаковые мысли и идеи летают в ноосфере, но кому она пришла первой, тот и автор.  

– Как вы считаете, что главное для писателя?

Если говорить о жанре фантастики, то, во-первых, научиться писать кратко, так как многих губит громоздкость стиля, а, во-вторых, нужна ясность и прозрачность мысли, которая достигается очень тяжело. Я стараюсь, чтобы моя фантастика была не чистым жанром, а как способом самовыражения.

– Я знаю, что Вы переписывались с Рэем Дугласом Брэдбери. Когда это началось?

У Брэдбери есть с десяток рассказов о писателях, которые ему нравятся, и которые как-то на него повлияли. К тому времени, когда он писал о них, все они уже умерли. У меня есть два рассказа вполне о живых людях – это «Следы на мокром песке...» о Рэе Брэдбери и «С Макондо связи нет?» о Габриэле Маркесе. Оба эти рассказа были переведены и напечатаны на многих языках. Каким-то образом рассказ «Следы на мокром песке...» дошел до Брэдбери, и он на него откликнулся. Прислал письмо на адрес Союза писателей и маленькую открытку. И, слава богу, рассказ ему понравился, ведь писал я его с огромной любовью. Так мы и начали с ним переписываться. Каждый год он присылал мне поздравления с Рождеством и другими праздниками. Одно из его поздравлений есть на обложке моей книги: «Благословляю Вас, Леонид. Крепкие объятия от Вашего американо-марсианского друга».  

– На Вашем столе лежит неоконченная рукопись. Над чем работаете?

Я заканчиваю вторую часть своего романа о смерче и потихоньку дополняю «Тезаурус». За последние 20 лет, проведенных в Крыму я написал немного, но сейчас активно занялся творчеством. Очень обрадовался, что не забыл, как это делается. В прошлом году в Москве целиком вышел мой «Случайный рыцарь». Впервые у меня вышла книга в соавторстве «ВЧК-2». Явлением в литературе она, возможно, не станет, но скандал будет обязательно.

– Леонид Николаевич, что Вы посоветуете начинающему писателю?

Жить, влюбляться, пить (хорошее и в меру) вино и не зацикливаться на творчестве. Ведь если оно в душе живет, то все равно о себе заявит и оформится. Но просто сидеть и ждать – не стоит. Надо пытаться, пока молодой, пробовать себя, ведь молодость — лучшее время для этого. И, конечно же, читать других писателей.


Что ж, добавить тут нечего, разве что рецепт хорошей жизни от самого Леонида Панасенко: «Хорошая жизнь, хорошая судьба. Что это? Это обычная жизнь и… чуточку грандиоза, капелька сумашествия и изюминка удачи. То, что я раньше называл улыбкой Судьбы».


Беседовал Петр Калугин, 4 февраля 2011 года.



  
P.S.
«Следы на мокром песке...» Замысел этого рассказа оригинален и хорош. Автор создает ситуацию, когда у Рэя Дугласа Брэдбери во время прогулки к реке происходит встреча с пришельцем из будущего. Незнакомец предлагает ему покинуть планету для какой-то миссии во всех Обитаемых мирах. Рэй Дуглас долго не может принять решение, но в итоге решает остаться и просит пришельца стереть его память, чтобы потом, если придется, не жалеть о своем выборе. Посланец удаляется, а Брэдбери, забыв, ЧТО с ним произошло, замечает следы на мокром песке. Каким то образом  рассказ попал к Рэю Брэдбери, и так началась их многолетняя дружба.    

Статья написана 4 февраля 2011 г. 20:46

Открываем новое направление в колонке — интересные интервью, раскопанные посетителями нашего сайта. И первой ласточкой выступит отменное интервью с Дэном Симмонсом, которое ceh  перевел и получил разрешение на его публикацию на Фантлабе. Требования для желающих внести свой вклад просты: нужно аккуратно перевести текст (если интервью переводное), или предоставить текст для перевода нашим "языкастым":-D админам и договориться с автором публикации (ресурсом, на котором опубликовано интервью) о разрешении на публикацию на Фантлабе.

цитата

На чешском фантастическом сайте Сарден не так давно было опубликовано достаточно большое и очень интересное интервью с Дэном Симмонсом данное им специально для этого сайта. С любезного разрешения главного редактора Сардена Яна Пеханце я перевёл это интервью и публикую его здесь.




Статья написана 17 декабря 2010 г. 17:13

У посетителей сайта появилась возможность общения с молодым, но уже известным фантастом Павлом Корневым, автором циклов "Экзорцист" и  "Приграничье". В открытой на форуме теме можно задать свои вопросы и получить ответы от самого автора.

Общение организовал kovboj_74, за что ему отдельное спасибо.

Всегда Ваш kon28


Статья написана 13 декабря 2010 г. 20:52

Итак, очередное общение с автором. На этот раз на вопросы посетителей Лаборатории Фантастики отвечал Андрей Тепляков. Все интересующиеся могут ознакомиться с текстом, который выложен на страничке автора и здесь, в колонке.

Отдельная благодарность организовавшему общение kovboj_74.

Всегда Ваш kon28




Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 40  41  42  43 [44] 45




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 219

⇑ Наверх