Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Клован» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5 [6] 7  8  9  10 . 12  13  14

Статья написана 25 декабря 2017 г. 14:01

Самое страшное кино.

Знакомство с этим фильмом (дебютом в кино замечательного режиссёра Константина Лопушанского) произошло у меня заочно ― в 86-м или 87-м году его посмотрел мой отец. Пришёл как-то совершенно потрясённый и потерянный, сказал ― в кино ходил. Был всего один сеанс, и, минут через десять показ остановили из-за шума в зале и продолжили для желающих в малом зале за закрытыми дверями. О как! Так что название я знал, и знал, что в фильме будет показано нечто ужасное. Позже, в конце восьмидесятых, по телевизору шли так называемые «недели иностранного кино» — японского, английского (впервые увидел «Шоу Бенни Хилла» именно тогда). И на американской неделе показывали двухсерийный «На следующий день» — так помню, в момент ядерных взрывов я просто в ужасе убежал из комнаты. Нынешняя молодежь этого уже не знает (и, наверное, слава богу!) — а мы, сорокалетние и старше, вовсю застали этот неконтролируемый страх, нападающий при словах «ядерная война». Нас учили этому в школе, мы читали об этом в газетах, видели по телевизору, нам говорили об этом родители. У нас дома лежала сумка с четырьмя противогазами, на всех ― вы можете себе такое представить?! И я умел быстренько натягивать «свой», самый маленький. Не без бравады, конечно, но как-то раз вдруг осознал, что если... Вот прямо сейчас, где-то над электромеханическим заводом (в нашем городке было крупное предприятие «оборонки», рядом базировался авиаполк, прикрывающий пол-Арктики, так что все знали ― в американских списках Котлас непременно есть ― и несколько лет назад, найдя наконец фильм Кубрика «Доктор Стрейнджлав» я совершенно неожиданно нашёл этому комичное подтверждение: единственный долетевший до СССР бомбардировщик сбрасывает свой груз именно на Котлас!!! — в 1963 году! Кубрик!!)... И всю оставшуюся жизнь будешь смотреть на остатки мира через эти запотевающие стеклышки противогаза...

Много лет спустя, значительно повзрослев, вполне осознанно уселся смотреть этот фильм. Визуализировал детские страхи. Сказать, что был потрясён ― ничего не сказать. Наверняка что-то тогда ещё недопонял, сейчас уже и не вспомнить, но пересматривать не решался очень долго. Даже в прошлом или позапрошлом году, когда вдруг нашла на меня волна посмотреть подобные фильмы и подряд переглядел и тот самый «На следующий день», и «Нити», и «На последнем берегу» — всё же «Письма мёртвого человека» отложил, не стал.

иллюстрация с журнала
иллюстрация с журнала
Но вот попался мне этот самый киносценарий, «На исходе ночи» — за авторством трёх человек: самого Константина Лопушанского, Вячеслава Рыбакова и аж Бориса Стругацкого (его, думаю, просто приписали для солидности). Вариант сценария кинофильма «Письма мёртвого человека». Очень хорошо, что этот вариант практически не использовали ― фильм намного жестче и страшнее. Принявшись за чтение, уже знал, что всё же придётся пересмотреть кино ещё раз, чтобы получше сопоставить с рукописным вариантом.

Сюжет фильма прост. Некий скорее всего американский город в первые дни после ядерной бомбардировки. В убежище под развалинами музея скрываются бывшие сотрудники. Туда же приходит из центрального бункера муж одной из работниц ― нобелевский лауреат Ларсен в великолепном исполнении Ролана Быкова. Ларсен сошел с ума, как, впрочем, и все остальные. Он уверен, что это не всеобщая война, а лишь локальный взрыв на военной базе под городом и неустанно ищет этому доказательства. С этой надеждой, что погиб не весь мир, а только их город, он и умирает, но передаёт её приютским детям, которых не взяли в бункер, а бросили умирать на поверхности.

--- Консервация ― это что? — Тридцать лет под землей. А может ― пятьдесят. А может, всегда.

«На исходе ночи» гораздо более позитивна. Там дело происходит на острове с военной базой. Ларсен ― всего лишь программист с базы. И там, действительно, взрыв происходит на самой базе, но некие «злые силы» хотят раздуть из этого случая уже всеобщую войну. Ларсен, объединившись с таинственными спецслужбами, добывает доказательства случайности уничтожения города на острове и отправляет их на «большую землю». Дети, в фильме уходящие во мглу, в книге выходят на берег, где их встречают кареты «скорой помощи» Красного креста, а Ларсена вывозят на вертолёте и он наконец видит голубое небо.

Нет, фильм по такому сценарию был бы пустышкой, хорошо, что его почти полностью отвергли. «Письма мёртвого человека» показывает весь ужас безнадёжности, когда видишь и знаешь, что это конец, что человечество погибло и сходишь с ума, пытаясь уверить себя и других, что нет, не всё потеряно, что есть ещё какая-то надежда, что пусть здесь всё погибло, но где-то там, за горизонтом, всё по-прежнему.

Вот она ― настоящая постапокалиптика, а не причёсанные картинки множества «а-ля-фаллаут» фильмов. Именно такая она, ядерная зимушка-зима, а не героика «Терминатора», не гонки «Безумного Макса» — грязно-жёлтая картинка, измождённые грязные люди, давящий свист вечной метели, кошмарные изломанные пейзажи.

«Дорогой Эрик!» — надтреснутый уставший голос Ролана Быкова несколько раз за фильм начинает диктовать очередное письмо Ларсена своему пропавшему и наверняка погибшему сыну. И от одной интонации бегут мурашки. Ларсен верит, что его Эрик жив, хоть и не нашёл его ни в горящем аду, в который превратился город, ни в бункере (--- Пусти меня в детское отделение! — Ты что? Туда даже пьяные санитары стараются не ходить), рассказывает в этих не отправленных (даже и ненаписанных, скорее всего) письмах, где они живут и где («хоть это и невозможно») их похоронят, если они умрут, говорит, что ему нужно «всего одиннадцать таблиц», чтобы доказать, что мир не погиб и многое другое...

Сегодня по моему летоисчислению седьмые сумерки первого месяца снега. Значит, сегодня ― Рождество.

Одна из лучших ролей великолепного Ролана Быкова. В круглых очках, в изодранном парадном пиджаке (в котором получал Нобелевскую премию), с всклокоченными седыми волосами. В костюме химзащиты и противогазе. По слухам, он тяжело заболел после съёмок. Неудивительно. Пропустить такое через себя...

Дебютная работа Константина Лопушанского, режиссёра, снявшего за тридцать лет всего шесть фильмов, каждый из которых в определённых кругах производил фурор. Ученик, и, на мой взгляд, лучший преемник Тарковского.


Тэги: кино
Статья написана 2 декабря 2017 г. 11:56

Занимательная история произошла в конце прошлого месяца. Как-то пришло послание от одной лаборантки с предложением поучаствовать в конкурсе отзывов на сборник рассказов. Я вроде бы согласился, и она сразу же, чтоб не искал, прислала мне электронную копию книги. Вот результат:

Майк Гелприн, Ольга Рэйн. Зеркало для героев

Любопытный сборник. Уже тем, что авторов представлено всего два (ну, пусть два с четвертью ― один рассказ написан сразу втроём). Чаще бывают либо «сольные» сборники, либо «солянки» — от каждого автора по одному-несколько произведений. Здесь же половина рассказов от Майка Гелприна, половина от Ольги Рэйн. И один в соавторстве с Александром Габриэлем.

Интересна сама концепция сборника. Все рассказы поделены на двенадцать главок ― знаков зодиака. Плюс тринадцатый ― Змееносец, представленный одним рассказом, тем самым, «тройного авторства». И на каждый знак, после небольшого астрологического вступления, по два рассказа, по два взгляда ― мужской и женский. Занимательно: прочитав такую пару, невольно возвращаешься к началу, перечитываешь вступление, сравниваешь, ищешь соответствия и разницу. Также невольно особое внимание уделяешь своему знаку (и мне моё «скорпионье вожделение» одинаково понравилось, в отличие от большинства других пар, где чаще находился явный лидер). Правда, от чересполосицы иногда возникает путаница, кто именно написал тот или иной рассказ, но это сущие пустяки.

Но хватит о форме, перейдём к содержанию. Двадцать пять рассказов. На любой вкус ― ну, за исключением того, что глобальный жанр всё же фантастика. Есть и лёгкая мистика с духами и привидениями, есть и боевые роботы, палящие из лазеров, есть и загадочные инопланетяне, решающие свои малопонятные (но такие близкие нам) инопланетные проблемы, есть и переложение старой доброй мифологии на новый лад. Не буду разбирать все, отмечу лишь те, которым поставил 10 баллов: «Существо особенное» (прелестная сказка о садовом гномике, вполне можно читать детям) и «На посту» (почти реалистическая история о двух британских солдатах, выживших в чудовищной бомбардировке) Майка Гелприна и «Доска для игры в сенет» Ольги Рэйн о неких потомках потерпевшего крушение звездолёта.

Я не особый любитель рассказов. В малой форме всё же редко удаётся глубоко раскрыть персонаж или ситуацию. А я люблю «покопаться» (один из любимейших писателей ― Достоевский, всё понятно). Остаётся что? — сюжет, а им меня давно сложно удовлетворить. Все эти шаблонные герои (можно номера расставлять) без лица, точнее, с одним на всех лицом, все эти предсказуемо неожиданные концовки... Но! Ведь есть ещё язык. А он у авторов сборника весьма хорош. Почти в каждом рассказе найдётся абзац или даже одна всего фраза, но цепляющая по-настоящему. Удивило, что более жёсткие, кровавые рассказы чаще встречаются за авторством женской половины. Порадовала любовь мужской половины к Британской империи ― в те времена и в тех местах происходят события целого ряда рассказов, будто Киплинга читаешь! Также возникло ощущение, что часть рассказов принадлежат, как принято говорить, «к одной Вселенной» — пусть нет общих героев или событий, но какими-то полунамёками, какими-то обрывками авторы, может и не совсем осознанно, говорят: «А вот это и это происходило в одном мире, в разное время и в другом месте, но рядом, и эти люди вполне могут знать историю друг друга». А такая вещь для меня несомненный плюс!

В-общем, итоговая оценка ― 9 из 10. Несмотря на то, что жанр рассказов мне не близок. Несмотря на то, что есть и откровенно слабые работы (не буду называть, это моё субъективное мнение, которое, пожалуй, и обосновать-то тяжеловато будет). Несмотря на то, что впервые встретил этих авторов и вообще к современной российской фантастике отношусь с небольшой опаской. Так вот ― несмотря на всё это, или наоборот, именно благодаря всему этому ― 9 из 10. Потому что многое понравилось. Потому что непривычно. Интересно. Получил удовольствие и, несомненно, кое-что впоследствии перечитаю, а уж это вообще высшая похвала для писателя.

Алексей Попов. Российский голос Формулы-1

Ну, про эту книгу уже написал статейку — и как покупал, и зачем, и что со всем этим связано. Прочтение заняло много времени, т.к. вытащив журналы для фото, долго не мог их убрать обратно, перечитывая.

Стивен Кинг. Противостояние

Достаточно крупная вещь, много времени потратил, чтобы найти полный перевод, который чуть не вдвое больше "обычного". Прочёл половину, пока не жалею


Статья написана 23 ноября 2017 г. 10:19

Любите ли вы Формулу-1, как люблю её я?

Моя таблица чемпионата 1994 года
Моя таблица чемпионата 1994 года
Я не помню самую первую королевскую гонку, которую посмотрел. Наверняка не с самого начала трансляций. Видимо, где-то летом 1992 года. Последние каникулы перед 11 классом, два месяца работал в вагонном депо разнорабочим, потом ездил на Приполярный Урал в гости к промысловику, жил у него в лесу, свежатинкой лакомился ― помню, как раз олимпиада в Сеуле шла, наши без флага. Где-то в эти дни и перехватил пару этапов, наверное. А вот в школе уже обсуждали с одноклассниками новую забаву ― Сенна, Прост, Мэнселл чемпион! И конец года досматривал осознанно и целенаправленно. И следующий, 1993 год смотрел весь. И, с лёгкой руки Алексея Попова, часто нахваливающего новичка Михаэля Шумахера, решил, что и болеть тогда стоит за него. Молодой, не то что эти усатые старички! И первую победу Шуми в Спа отлично помню ― прыгал не ниже его самого на подиуме. И как расстраивался зимой, что вот ― Прост ушел, Сенна в Уильямсе, а Михаэль остался в Бенеттоне, ничего ему не светит. И 1994. Как вопил от каждой победы, и Имолу, и как впал в ступор тогда, в Аделаиде, в последнюю гонку ― одно очко разницы, Шуми вылетел, а Хилл поехал дальше! А когда Дэймон всё же сошел, я, в отличие от Михаэля, сумевшего удержать себя в руках, орал так, что соседи стучали в стену ― как же, «мой» Шумахер чемпион!!! И следующий год. И следующий. И еще двадцать. И вот ― Люся четырехкратный чемпион, а те, первые фамилии ― пенсионеры в паддоке, среди боссов или уже совсем далеко...

Месяц назад в "околоформульных" новостях обнаружил, что наш дорогой вечный комментатор королевских гонок Алексей Попов издал книгу. Надо отдать ему должное — во время эфиров он ни разу (по крайней мере, я не слышал) не прорекламировал её выход. Не раздумывая ни секунды, заказал и всего через две недели после презентации уже держал её в руках — XXI век!

Эта книга рано или поздно должна была появиться.

Удивительно, что так поздно, можно было и лет семь-восемь назад. Это не автобиография ― а жаль, для меня самые «вкусные» куски те, где Алексей рассказывает о своём непосредственном участии в событиях. И самая ценная фотография ― та, где восемнадцатилетний лохматый пацан стоит рядом с Простом, тогда ещё трехкратным чемпионом. Не знаю, наверное, потому, что мы почти вместе начинали ― я болеть, он комментировать.

Основной объём книги ― описание гонок. С 1990-го по 2002-й. С итоговой таблицей чемпионата в конце каждого года-главы. И это очень интересно ― читать о гонках 90-го и 91-го, которые не видел вовсе, затем 92-й, где часть уже помню, а потом уже будто пересматриваешь повторы, хотя многое тоже уж ускользнуло из памяти. Но это не просто расписание этапов ― здесь тот победил, а тут этот. На каждую гонку хоть что-то рассказано «со стороны», не только порядок старта-финиша. Ключевые моменты описаны гораздо подробнее ― гибель Сенны занимает около десятка страниц, появление Шумахера, его столкновение с Хиллом, крупные переходы гонщиков из команды в команду... И везде маленькие вкрапления, что поделывал сам Алексей в эти дни и годы, как пришел на телевидение, как переехал в Монако и жил в одном доме с Култхардом и Вильневым. Для меня огромным открытием стало, что в те самые 92-93-й Попов НЕ комментировал гонки! Он ездил на этапы, сидел в студии, готовил тексты и обзоры, во время гонки подсказывал что-то комментаторам, но непосредственно голос в эфире был не его! Сложно переломить уже намертво впаянную в мозг легенду.

Очень рад и по-хорошему завидую Алексею ― он всю жизнь посвятил любимому делу, и его страсть стала его работой. Среди моих знакомых нет никого, кому удалось бы подобное (про себя уж и вовсе молчу), а Алексей ― самый близкий из незнакомых. Ни за что не вспомнить, когда я впервые увидел его лицо, когда узнал, что комментировать он начал аж в 17 лет ― но расстройство из-за того, что «опять не Попов» во времена семибоярщины началось года с 1997. И, несмотря на то, что каждую гонку я его непременно за что-то ругаю — «да ты слепой, что ли, он уж два круга пятый!», «хватит чушь пороть!» — всё равно, уважаю. И считаю, что этот человек «сделал» Формулу-1 в России. Как Берни Экклстоун сделал Формулу-1 Королевой автоспорта, так «российский голос Формулы-1» принёс её в Россию, четверть века занимается её популяризацией и несомненно, как без Берни F1 была бы совсем другой, так и без Алексея Попова было бы всё совсем не так. Можно ругать и не любить и того, и другого ― но не признать этого нельзя.


Статья написана 30 октября 2017 г. 14:04

Закончилось моё четырехмесячное чтение трилогии Робинсона "Марс" — и, спустя время, понял, что трилогия-то эта скучная! Интересная, необычная, затягивающая, но при этом — скучная. Иначе не могу объяснить, почему чтение примерно такого же страничного объёма теперь заняло всего месяц. Всё лето умудрялся находить какие-то дела, чтоб НЕ продолжать чтение. Странно всё это...

Из гигантского списка литературы "к прочтению" я наконец-то выудил вот эту фамилию: Стивен Кинг! Можете мне не верить ― но вот дожил до сорока лет и до сего момента не читал Короля ВООБЩЕ! Нет, вполне допускаю, что где-нибудь в сборнике мог попасться рассказ и я его проглотил вперемежку со всеми остальными, плюс как-то в поезде прочёл примерно четверть «Стрелка», причём с середины, так как книга была разорвана пополам ― но это мелочи. Осознанно Кинга я не читал. Несмотря на то, что очень уважаю как автора, видел множество фильмов по его произведениям и уже давненько имею приличную подборку его книг, а супруга где-то года три назад читала его запоями, прямо как я, и, похоже, догонять мне её еще долго. Но как-то всё не срасталось. Такие дела.

Начать знакомство решил конечно же с начала. Ко всему видел аж три экранизации (а их больше ― почему-то «Кэрри» чаще других привлекает режиссеров).

Стивен Кинг. Кэрри.

История мести. Как бы вот так наподдать своим школьным обидчикам, чтоб запомнили на всю жизнь ― в данном случае очень короткую. Тема, знакомая и близкая, пожалуй, всем читателям ― хотя бы потому, что члены противоположного лагеря книг, как правило, не читают. Многим из нас тем или иным образом доставалось в школе от одноклассников, и многим ох как хотелось «показать им всем где раки зимуют», конечно, не до такой степени, как это сделала Кэрри Уайт. И вот Кинг пишет первый же свой крупный роман об изгое, о девушке, ставшей главным объектом насмешек и издевательств чуть ли не всей школы. А позже (сужу по экранизациям) еще не раз вернется к теме «неудачников», на которых ополчился весь класс или отдельные его неприятные представители. Вопрос, значит, для автора знакомый и волнующий.

Главной мыслью в книге, наверное, стоит считать предположение, что телекинез — некая особенность организма навроде заболевания и передается через рецессивные гены, как гемофилия. Но обрамление в виде описания жизни религиозной фанатички Маргарет Уайт и её дочери Кэрри, устроившей армагеддон в отдельно взятом городке получилось настолько ярким, что «главное» можно легко и не заметить. Помимо прочего, достаточно подробно и точно нарисованы несколько типичных образцов подростковой среды с их безотлагательным максимализмом.

В-общем, первый блин, хоть и не без мелких огрехов, но вышел вовсе не комом.


Стивен Кинг. Жребий.

Давно, пожалуй, аж со школы, не читал классический «хоррор», тем более, про вампиров. Если и попадались какие-то ужасы, у того же Кортасара, например, то всегда это оказывалось чем-то другим, а не стокеровскими кровососами. Поэтому и сейчас, читая «Жребий» я подсознательно до последнего не верил, что вампиры будут действительно теми самыми существами. Но получившейся картиной не разочарован, у Кинга вышло очень правдоподобно и красочно.

Но для меня самым интересным оказалась вовсе не вампирская история ― она-то вполне стандартна. Кинг ― великолепный бытописатель. Маленький американский городок с его тысячью жителей прямо встал у меня перед глазами, как на экране. Пожалуй, можно сказать, что Америку двадцатых-тридцатых нам показал Бредбэри, а Америку пятидесятых-семидесятых ― Стивен Кинг. Короткими яркими мазками нарисован Салем, его природа, улочки, домики. Ёмкими фразами описаны многие его жители. Взять хотя бы крохотный эпизод с грузчиками, доставившими, как позже можно догадаться, гроб с вампиром в его обитель. Всего несколько абзацев, пара обрывистых разговоров между собой ― а уже видны и школьное прошлое этих парней, и Вьетнам, и ежевечернее пиво в баре, и нехитрые их мечты. Ты уже знаешь их! Вот это ― признак мастерства. А ужасы, хоть и качественно прописанные, для меня вторичны.



Марек Хуберат. Ты вейнулся Снеогг я знаала...

На этот раз решил разбавлять непрерывное чтение одного автора коротенькими "отвлекушками". Помогает мне в этом наш дорогой ФантЛаб. Не помню, по каким критериям, чаще всего по понравившимся отзывам, наставил уже приличный списочек. И стал вот его потихонечку разгребать.

Неожиданный рассказик. Неожиданный в том плане, что, прочитав положительные отзывы от уважаемых мной лаборантов, я рассчитывал на нечто... А оказалось ― вполне заурядная история. Придуманные персонажи в придуманных обстоятельствах. Может, не тот перевод попался, но и в языке ничего особенного не увидел. Очень средненько.


Стивен Кинг. Сияние.

После потрясающей экранизации Кубрика, наверное, один из самых известных романов Короля. Правда, в фильме всё совсем не так (ну, у Кубрика все экранизации «не так», да и Кинга редко снимают дословно). Я вот так и не смог представить Джека Торранса с лицом обожаемого мной Джека Николсона, и, кстати, сам автор тоже был не в восторге от выбора режиссера на главную роль, мол, сразу видно, что псих)) Но хватит о кино.

К тёмным историям отелей у Кинга особое отношение, так же как и к сложным отношениям детей и подростков в школе ― и он несколько раз возвращается к ним в своих книгах. Хотя «Оверлук» из «Сияния», скорее, база отдыха, а не отель, сюда приезжают на несколько дней или недель (но это, наверное, наше российское понимание, что отель ― это гостиница, разик переночевать).

И вот в таком отеле, стоящем далеко в горах Колорадо в живописном месте, поселяется некое Зло. За полувековую нелёгкую историю в «Оверлуке» произошло множество странных и тёмных делишек, несколько убийств и самоубийств, но, благодаря высокопоставленным владельцам, весь сор остался в избе, и отель в глазах общественности продолжает быть престижным местом отдыха. Зло является не всем гостям и работникам, а лишь тем, кто, по выражению героев романа, «сияет» — имеет телепатические способности. Людей таких немного, и для них пребывание в отеле превращается в сущий ад. Таких сияющих Зло жаждет прибрать к рукам, чтобы обрести бОльшую силу. И вот в отель смотрителем на зиму заселяется Джек Торранс с женой и пятилетним сыном. Дэнни ― самый сильный телепат, который появлялся в «Оверлуке» за всё время...

И снова для меня мистическая составляющая книги была на втором плане (хотя, конечно, сцены с живой изгородью и в ванной «запустили» таки мурашек). Кинг ― талантливый писатель с достаточно богатым собственным опытом по теме отцов и детей, и тщательно прорисованные отношения пятилетнего мальчугана с отцом и матерью в совершенно разнообразных ситуациях доставили мне истинное наслаждение. Что чувствуют и думают все трое в идиллических обстоятельствах, когда все счастливы и «жизнь хороша», когда набегают обычные тучки в виде пьянства и угрозы развода, ну, и когда начинается чудовищный фантасмагорический шторм.

Виктор Драгунский. Он упал на траву...

..................................

По точке на каждый раз, когда мне при прочтении этой коротенькой повести перехватывало горло и наворачивались слезы.

Трудно поверить, что это тот же самый Виктор Драгунский, который «Денискины рассказы» — трах-тарарах, каша... ммм... манная, этого вы никогда не добьётесь, гражданин Гадюкин! Но это он, и тем же замечательным языком, запомнившимся с глубокого детства, он рассказывает совсем о другом.

Осень сорок первого, Москва. Митя Королёв, не попавший в армию из-за хромоты, записывается в ополчение и едет в Подмосковье рыть окопы.

Повествование захватывает сразу же. Театральный маляр Митя, в ночь перед отправкой на работы дежурит на крыше своего дома во время бомбёжки. Моментально нахлынули яркие образы откуда-то из детства ― сборники рассказов о войне, как пионеры тушат «зажигалки», затемненная Москва, вой сирен, прожекторы, гул фашистских самолетов... Очень меня, помнится, это цепляло, видел, как наяву. И сейчас снова. Очень правдиво и ёмко автор описывает то, что сам видел в молодости. И вот Митя утром после отбоя идёт к соседнему дому, в который попала бомба, а ему навстречу два человека несут носилки с девочкой Линой, с которой он только сейчас вечером познакомился, и грузят в черный фургон... Просто и буднично. Страшно.

Пожалуй, эту книжку детям читать рановато, хоть и издают её прямо в сборнике с «Денискиными рассказами», хоть и говорится в ней всё о том же ― о любви, о человеке и его взрослении, о мечтах, пусть уже и не совсем детских. Но ещё там говорится о ненависти к врагу, настолько сильной, что она сметает всё и об ужасных вещах, которые люди могут делать друг другу. А вот когда наберётся в ребенке намного побольше, чем «25 кило» — вот тогда прочесть её нужно обязательно.

...потому что человеку нужен друг, и на войну его должен провожать друг, а без друга человек не человек.

Стивен Кинг. Ярость.

Запрет на переиздания этой книги (нет, скажем попроще ― просьба Стивена Кинга к издательствам более не печатать её) неизбежно придаёт ей некий налёт таинственности и желание прочитать, вопреки желаниям автора, возрастает. Но зря ― далеко не лучший роман Кинга. Шумиха, если и была, давно утихла, бумажных книг издать успели предостаточно, а уж электронные можно получить и вовсе без проблем. Так что всё на своих местах. Вообще, я считаю несколько надуманным обвинять какую-либо книгу в том, что она натолкнула какого-то человека на какие-то действия. То есть, это конечно же так, но зависит вовсе не от книги, а от содержимого головы этого самого человека. И устроивший пальбу в школе, если б не прочёл «Ярость», всё равно начал бы стрелять, может, в другом месте, но людей бы пострадало ничуть не меньше.

Итак, старшеклассник Чарли Деккер приносит в школу пистолет, убивает двоих учителей, берёт в заложники свой класс и устраивает с ними задушевную беседу. Над трупом своей математички.

Довольно неправдоподобно. В смысле задушевной беседы. Давненько я был школьником, и пистолет на меня на наставляли, но очень сомневаюсь, что я стал бы откровенничать со своими одноклассниками даже в такой ситуации. Уж тем более радостно выкладывать то, что старательно скрывал от них все годы учёбы.

Далее. Главный герой вызывает только омерзение. Конечно, Кинг не старался целенаправленно вызвать к нему сочувствие и оправдать, но ненароком всё равно выходит именно так: тяжелые отношения с отцом, ля-ля, пиджачок высмеяли, одна подруга не дала, а с другой не получилось... Вы все виноваты в том, что я спёр у бати пистолет и просто так пристрелил свою учительницу, чтоб сесть тут перед вами и потрепаться. М-да. Периодически с тоской вспоминал другого трудного подростка, Холдена Колфилда.

И напоследок вопреки всему вышесказанному ― а вот экранизацию этого романа я бы посмотрел с удовольствием! Конечно, с условием, что этим занимались бы профессиональные режиссер и актёры, чтобы фильм вышел качественным. Но... Раньше не успели, а сейчас низ-зя ― опять по школам стрелять начнут.

Шло в наборе с "Яростью": Стивен Кинг. Почему я был Бахманом.

Все-таки не зря его называют Королём! Даже в небольшой разъяснительной автобиографической статье он умудрился подпустить немного ужаса, повторяя в конце каждой главки ― Хорошо же, что речь идет не об убийстве? Волей-неволей начинаешь думать, что вот не зря же, что-то тут не чисто. Как в том анекдоте — «Пока задержанный на автостраде Стивен Кинг объяснял полицейским, почему превысил скорость, те поседели».

Но, помимо этого, просто интересная история из жизни и размышления о неисповедимости путей издательских и природе писательской популярности.



Алексей Лукьянов. Жёны энтов.

Жутковатый рассказик. Натурам впечатлительным я бы не рекомендовал.

Начинаясь как вполне правдоподобная история из жизни старшеклассников он вдруг трансформируется в кошмарную антиутопию.

А самое ужасное ― если в самом деле принять такое допущение (что произойдет в мире, если исчезнут все женщины), то я, например, вынужден признать, что именно в нашей стране именно такой вариант событий вполне возможен. С нашим зековско-ментовским лексиконом и «понятиями» на уровне руководителей государства, с нашим прививанием мнения, что «на западе все впопеску» — это ж просто мечта! Пожизненное за недоносительство и поточное производство секс-рабынь по госзаказу.

Оценка высокая, но лучше не читайте. Как правильно написано в одном из ранних отзывов ― шедевр эпатажа.


Стивен Кинг. Ночная смена.

Рассказы Кингу, как мне кажется, удаются хуже, чем романы. Он мастерски вырисовывает характеры, описывает быт и окружение, а в малой форме ему не хватает места. Персонажи получаются плосковатыми, декорации блёклыми. Остаётся один сюжет, а мне этого давно мало.

Сборники рассказов, если они не объединены автором или издателем одной темой или героем («Марсианские хроники» или Ийон Тихий) ― почти всегда крайне разношерстное чтение. А уж если это сборник середины ХХ века — «золотого века» журналов, когда за публикацию рассказа писатель (по крайней мере, американский) получал вполне приличный гонорар и на несколько десятков рассказов в год достаточно безбедно жил-поживал ― тут может встретиться вообще что угодно. Курт Воннегут-младший в предисловиях к своим сборникам об этом прямо говорил и заранее извинялся ― мол, не судите строго, это всё писалось ради денег.

Вот и в «Ночной смене» явно прослеживаются рассказы для журналов ― строго по шаблону, с картонными героями, в типичной обстановке, с ожидаемым «неожиданным» концом. Тем не менее и среди них попадаются жемчужины. Лично для меня таким открытием стал рассказ «Женщина в палате». Вот это на десятку! На данный момент лучшее, что я прочитал у Кинга вообще. Вынужденное убийство матери из любви и сострадания ― самое страшное, что может случиться, куда там монстрам из чулана, глазам на пальцах, вампирам и ожившим грузовикам. Даже просто от представления возможности подобной ситуации в собственной жизни продирает мороз.

Также чуть ли не половина рассказов из сборника послужили основой для сценариев фильмов (и даже замечательного советского мультфильма «Сражение») — тут и «Дети кукурузы», и «Иногда они возвращаются», и «Ночная смена», и «Мясорубка»...

Для более детального ознакомления с творчеством Короля, конечно, прочесть этот сборник стоит, но в топ-10 его произведений он явно не входит. За исключением рассказа «Женщина в палате» — но он и пугает-то совсем по-настоящему, как-то не по-кинговски.


Кир Булычев. Можно попросить Нину?

Буквально на первой же странице наткнулся на фразу про кубинские сигареты, крепкие, как сигары, и мгновенно вспомнил, как отец рассказывал историю из командировочных времён. Купили тогда они в Москве пачку этого самого «Портогаса». И девчонки в гостинице попросили закурить. Для смеха дали этих, кубинских. Девчонки, разок затянувшись, заплевались и завопили: «Да вы что, ногтей туда настригли?». Не знаю, к чему это ― но отношение к рассказу неуловимо изменилось, будто про отца речь будет. Такие вот вещи в голове иногда творятся.

Трудно, почти невозможно понять, что чувствовали люди в то время, в сорок втором, двенадцатилетние уж подавно. Благодаря хорошим книгам и фильмам можно только попытаться. И этот рассказ немножко добавляет красок в общую картину. Очень трогательный.

А победителями в этом месяце становятся: в основной категории (Стивен Кинг) — рассказ "Женщина в палате", в дополнительной — повесть Виктора Драгунского "Он упал на траву"


Статья написана 20 октября 2017 г. 19:09

Кузьма Маркович БубликОвич, или злая ж.па.

Началось все с телефонного звонка. Мы вечером ждали друзей в гости и вот днем один из приглашенных позвонил и спросил: «А вам котика не надо?». Так у нас появился Кузя. Правда, тогда его еще звали Бублик, но во-первых, нам это имя не нравилось, а во-вторых, он сам на него никак не реагировал, а на «Кузю» начал отзываться.

Но сначала он появился у «дяди Марка». Тот по образованию ветеринар (правда, лошадник, но для нас-то, простых граждан, какая разница?!) и доброхотные соседи уже несколько раз подбрасывали ему под дверь в подъезде котят и щенков. Он их выхаживал, если требовалось, и пристраивал. Так у дверей обнаружился и этот рыжий комочек примерно двух месяцев от роду. Марк его покормил, осмотрел, дал витаминку ― и его собственная кошка устроила дикий скандал. Предыдущих временных жильцов она как-то принимала, но этот ее сразу не устроил и моментально огреб по рыжей морде. Марк повздыхал и вынес будущего Бублика на улицу ― не самый логичный поступок, но он почему-то решил, что так будет лучше. И в три часа ночи проснулся от ужасных воплей. Оказалось, что этот рыжий охламон каким-то образом вычислил нужный балкон на третьем этаже (где он днем прятался от разъяренной хозяйки), залез на дерево, уселся на ветку прямо напротив и начал орать. После часа бесполезных увещеваний Марк все же вышел во двор к этому дереву. Горлопан тут же успокоился и слез на руки новому хозяину. И началась битва! Почти две недели Бублик получал затрещины от домоправительницы, но все же сумел за это время откормиться до приличного вида, вылечиться от всяких уличных болячек и начать огрызаться в ответ. А потом Марк понял, что больше и сам не выдержит, и эти звери рано или поздно что-нибудь друг над другом сделают. И позвонил нам.

Первый день
Первый день
Обычная поза
Обычная поза
И весь в таких вот штучках
И весь в таких вот штучках

Бублик безболезненно стал Кузей и вот уже скоро три года является полноценным членом нашей семьи (-каким-каким членом? Главой! - прим.Кузи)

Королевский стол.

Самая больная наша тема. Ибо жрем-с. Безудержно. Последнее время ситуация немного исправилась в лучшую сторону ― закончив ремонт на кухне, мы открыли ее в свободный доступ. Раньше миски стояли в коридоре, дверь на кухню всегда была закрыта и у кота в жизни была только одна цель ― прорваться! Обычная ситуация: ночью жена засиживается за компом, мы с Кузей спокойно смотрим по третьему сну в спальне ― но вот ей понадобилось что-то на кухне (водички попить, без намеков!). Скрипит дверь ― кота сносит с кровати и сшибая углы, просыпаясь на ходу, он мчится на кухню. Вваливается туда с задранным хвостом и ошалелым видом, и падает на пол, потому что еще спит ― но че-то надо! Так что ремонт делался так же и в расчете на котика ― убрали буфет, не позволявший держать многие кухонные принадлежности вне шаловливых лапок и накупили несколько навесных шкафов. Теперь ронять и лазить стало негде, кроме подоконника, но он и так ― полноценная кузина территория, где стоит его лоточек с травкой и где он «смотрит телевизор» (в смысле, на улицу таращится). Разрыв шаблона произошел неожиданно легко ― вернувшись после ремонта в родные пенаты, котик спокойно включил кухню в список своих владений и, кажется, позабыл о прошлых мучениях под дверью. Но жрать продолжаем в любых количествах, и с котеночных времен по-прежнему три раза в день. Как-то поехали с ночёвкой на природу, на полторы суток оставили кота за хозяина. Прикинули количество на пять приёмов пищи, наготовили, наложили. Поставили миски минут за пятнадцать до выхода. Он сожрал ВСЁ! Переложить на человеческие мерки, это, наверное, слопать за раз полную пятилитровую кастрюлю супа. Отойти от мисок после такого подвига Кузя уже не смог и упал рядом. Тем не менее за счет активной беготни вес котика держится в пределах от шести до семи килограммов и при своих размерах жирным он не выглядит.

Теперь это всё моё!
Теперь это всё моё!
Вот это мой размерчик!
Вот это мой размерчик!

Королевское меню давно вызывает восторги и удивление всех наших знакомых. Один из любимейших продуктов нашего котика ― огурец! Каждый день в обязательном порядке, хоть немного ― но вынь да положь! Заполучив кусок, оттащит в сторонку и с урчанием (!) слопает. Также обожает свежий перец, картошку и морковь (и сырую и вареную). Ну, мясо-рыба-птица понятное дело. Основное блюдо для питания, так называемая «меся» — мелко порезанный огурец, отварная куриная грудка и дополнительные ингредиенты, самые разнообразные, там и каши, и другие виды мяса, и овощи. (Одна подруга, увидев, ЧТО мы кладем в миску, попросилась к нам жить).

Кусательно-ласкательное.

Неведомо, что там в детстве у малыша случилось, но с первых дней и до сих пор раз в день (или несколько), обычно по утрам котик приходит "сосаться". В подавляющем числе случаев жертвой становится жена, но частенько достается и мне. Происходит это так — к сидящему залезает на колени, к лежащему подбирается под бочок и начинает сосать одежду. Майку, футболку, пижаму. Я всё лето по дому щеголяю, пардон, в одних трусах — и это для котика трагедия! — но всё же умудряется пососать и их. Просто ухватывает кусок ткани в рот и сосёт, при этом вытягивает лапы, выпускает когти и делает ими хватательные движения. Жмурится и мурчит как трактор. В зависимости от настроения "площадь поражения" бывает огромной — весь живот и грудь. А мокрота пораженного участка — будто вымочил под краном. При этом есть у нашего привереды нелюбимые футболки, которые он сосать категорически отказывается, и тогда очень сердится. То есть начинает мурчать, лезет с явным намерением, но вот — облом! — не та майка! — кот обиженно уходит и тогда через пару минут точно накинется и отомстит.

Это следующая глава из жизни. Тут, скорее всего, и мы дали слабину в самом начале, и опять же, что-то из тяжелого неведомого детства. Очень агрессивный котик. Гладить, брать на руки и прочее ми-ми-ми однозначно карается кусанием и царапанием. Дозволяется подобное очень редко, под настроение, исключительно когда сам подойдет. Но вы посмотрите только на эту морду! Разве можно спокойно пройти мимо, когда она расположится на гладильной доске или диване? Соответственно, руки у нас с женой в царапинах всегда. При этом мстительность просто зашкаливает — если не удастся сразу укусить или тяпнуть лапой обидчика, посмевшего побеспокоить, будет ходить следом и выбирать момент, чтоб наброситься.

Трусливый сторож.

А еще наш котя очень боится гостей. Любых. При этом — меня или жену слышит, как мы поднимаемся, этажа с третьего (живем мы на пятом) и бежит встречать: в сумку нос или все тельцо засунуть святое дело! А вот если мы оба дома и звонит домофон, или того хуже, звонок в дверь — прижавшись к полу и быстро перебирая лапами несется в спальню, самое дальнее помещение от входа и лезет там под тумбочку. Не вылезает ни при каких условиях.

Вот так и живем. Продолжение, как говорится, continued


Страницы:  1  2  3  4  5 [6] 7  8  9  10 . 12  13  14




  Подписка

Количество подписчиков: 12

⇑ Наверх