FantLab ru

Все отзывы посетителя Sir Shorris

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Рэй Брэдбери «Были они смуглые и золотоглазые»

Sir Shorris, 17 апреля 00:14

Запоминающийся и колоритный рассказ, сразу же после прочтения попавший в число любимых. Здесь Брэдбери оставил читателю максимум пространства для размышлений, как в плане философского подтекста, так и в плане чисто сюжетных моментов. В числе самых «насущных», лежащих на поверхности вопросов — чем же является это «нечто», под воздействием которого произошло постепенное перерождение землян? Поскольку прямой ответ на этот вопрос остается за кадром, можно построить самые разнообразные предположения: возможно речь идет о некой бестелесной форме жизни, которая вступает в симбиоз с организмом человека, животными и растениями с Земли, постепенно трансформируя их исходный облик. Определенное подтверждение этому можно найти в отдельных эпизодах текста, когда главный герой (а впоследствии и спасательная экспедиция землян) сначала «слышит шум ветра», затем ощущает «что-то в воздухе». Это же «нечто» заставляет человека неотрывно смотреть на марсианские холмы, окруженные туманной дымкой... Будто бы некий разум воздействует на сознание землян и они постепенно «вспоминают» свои «настоящие» имена и давно забытый язык, день за днем все больше и больше трансформируясь физически. Но самое интересное в том, что чем бы ни являлось это «нечто» — душой, разумом, сущностью, бактериями, спорами, энергией (здесь может быть все, что угодно!) — для образования биологического вида «смуглый и золотоглазый» Марсу необходим человек. И, скорее всего, именно человек Земли. Т.е. Марс, по сути, использует (в качестве «компенсации» за вторжение) тела жителей Земли как настраиваемую «графическую оболочку». Не на этом ли строится сам принцип возникновения расы марсиан? Не заставляет ли автор, как бы между строк, допустить мысль, что и в древности все произошло по тому же самому сценарию и повторится еще не раз? Что Марсианин в своем физическом облике невозможен без Землянина?

Философский же посыл произведения, который я извлек для себя, прост и гениален одновременно. Разумеется, каждый читатель ощутит его по-своему, но в каких-то близких, родственных градациях. Мне кажется, это рассказ о подспудных, необратимых изменениях в человеке на протяжении его жизни. Как внешних, так и внутренних. Вначале они кажутся еле заметными, несущественными, но в один прекрасный момент мы, подобно главным героям рассказа, посмотрим на «далекий город в долине» и поймем, что нам уже незачем туда возвращаться... А нас «тех», которые когда-то жили там, мы сможем называть не иначе, как в третьем лице. Словно все это было с «ними», а не с нами.

P.S. Когда смотрю на год написания — каждый раз поражаюсь, насколько свежо эта вещь может читаться и в наши дни. И самое главное — ее приятно перечитывать снова и снова! «Твои лле, твой йор юеле рре...» Я прямо слышу голос Коры, произносящей эту фразу... И появляются субтитры на экране кинотеатра. А если представить по авторским описаниям, как они выглядели... Ох, какая экранизация могла бы получиться!

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Рэй Брэдбери «Подарок»

Sir Shorris, 22 марта 01:44

О чем этот удивительный маленький рассказ? Он — о вечности. Наше детство, родительская любовь, предвкушение новогоднего чуда и... звезды. Это было, есть и будет. Это то, что живет в нашей памяти всю жизнь и переходит из поколения в поколение. Вроде бы обычная маленькая житейская история, но к ней не добавишь больше ни слова! Автор выхватил эту незатейливую сценку из жизни и экстраполировал ее в будущее, укрепив надежду на что-то незыблемое в человеке... Может быть, на этом и держится Вселенная? Удивляющиеся всему, полные трепета и восторга глаза ребенка, рядом папа и мама... И бесконечный, сияющий космос. Две Вечности смотрят друг на друга через стекло иллюминатора...

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Игорь Росоховатский «Пусть сеятель знает»

Sir Shorris, 20 марта 12:38

Повесть не поразила, но совершенно по-особенному запомнилась. Первое, что я сразу отметил — приятно интригующую атмосферу, хорошо прорисованных героев. Очень увлекает сам сюжет — мгновенно вспоминаются и «Акванавты», и «Зеленые двери Земли»... И тот же очаровательный ретро-колорит на месте — не смотря на наличие аппаратуры для фиксации биотоков и лазерного оружия, люди слушают музыку на магнитной пленке и разговаривают по проводному телефону. Но при всей этой, казалось бы, легкости и приятности — где-то с середины повести надо мной нависло чувство подтачивающего изнутри стыда! Причем стыда совершенно особого рода, когда пытаешься не подавая виду устранить проблему, виновником которой являются представители твоей же «команды». Это произведение отлично показывает, как человек может задрать нос до небес, а потом справедливо «огрести» за свою же близорукость:

«Люди знают, что делают — они не нуждаются в советах.»

«Ты не должен приходить сюда, когда тебя не зовут.»

Люди привыкли воспринимать своих меньших братьев лишь как подчиненных, а их благоговейное преклонение перед собой — как должное. Но человек имеет в руках такую силу, которая в любой момент может косвенным образом обернуться против него самого (в данном произведении речь идет, прежде всего, о халатном отношении к ядерным отходам). И с этой точки зрения, даже при самом неожиданном и драматичном развитии событий (а жалко в этой повести, поверьте, всех — и людей, и дельфинов, и осьминогов), это как раз тот случай, когда «сам дурак». Нет и не было никаких гарантий от того, что некоторые представители животного мира, получив (по вине людей) дополнительные способности и возможности, не захотят использовать их по максимуму. И даже бросить вызов человеку на равных:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Люди всегда вмешиваются в чужие дела так, будто это их собственные?» — вопросом на вопрос ответил октопус.

- Что ты имеешь в виду?

«Второй (*человек) пошел к моим собратьям, а ты недоволен, когда я спрашиваю о нем. Он пошел не ожидая, когда его позовут. Он не советовался ни со мной, ни с ними, потому что люди не нуждаются в советах? Так?»

- Но люди — это люди. Что бы ты ни думал о них, они остаются такими, какие есть. С этим надо считаться.

«И осьминоги — это осьминоги».

И, черт возьми, с этим не поспоришь! Вообще, в повести есть что почитать. Размышления автора о человеческой природе, то тут, то там появляющиеся во внутренних монологах героев, заслуживают самого пристального внимания. Ощущение постоянного психологического давления, подвешенности (родственное «Акванавтам» Павлова) не отпускает ни на минуту, а выдержка и самообладание людей, подвергшихся ему, вызывает лишь уважение. Отдельным приятным моментом стал для меня образ Людмилы Николаевны — бионика, работающего с дельфинами. Между ней и главным героем наметилась совершенно четкая эмоциональная и чувственная линия, которая, увы, не получила дальнейшей разработки в финале произведения. Видимо, автор решил оставить этот момент на усмотрение читателя.

Итак, мой личный вывод: не шедевр, но может зацепить. И как минимум — достойно прочтения!

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Александр Петрович Казанцев «Сильнее времени»

Sir Shorris, 11 февраля 23:57

Я думаю, что пришло время отдать дань уважения книге, которая стала для меня точкой отсчёта, отправным пунктом в мир фантастики и художественной литературы в целом. А началось все в довольно далёком уже 1995-м году. Мне было семь лет, когда я получил в подарок от бабушки книгу с дарственной надписью. Это был второй том собрания сочинений А. Казанцева («Молодая гвардия», 1977). Почему именно второй? Дело в том, что моя любимая бабушка (которой сейчас почти 80 лет, но она даст фору любому студенту) со школьных лет увлекалась загадками древности, всем непознанным и необъяснимым. Поэтому рассказы о Тунгусском метеорите, рисунках Наски, фресках Тассили и т.д. были для меня желаннее любой сказки! Я знал об этих удивительных вещах практически все, но никогда не видел, не мог даже представить, вообразить... Сегодня все эти загадки стали заезженным вдоль и поперек «ширпотребом», а тогда — это было нечто! И вот второй том собрания сочинений Казанцева как раз и стал для меня тем самым «наглядным пособием» — фотографии на вкладках к статье «Из космоса — в прошлое» буквально взорвали мое детское сознание, ошеломили... «Ну это же совершенно точно человек летит в ракете!» — говорил я бабушке, показывая на фото с изображением барельефа в гробнице Пакаля. А рассказ «Гость из космоса»? Это же о Тунгусском метеорите! Неужели действительно корабль? Тогда я не сомневался ни на секунду...

Однажды я пролистал книгу чуть дальше — стало жутко интересно, что же там есть ещё... И вдруг увидел титульную надпись: «Сильнее Времени. Научно-фантастический роман в трёх книгах». Объем этого произведения меня тогда очень сильно озадачил... Я всегда любил читать, но это были в основном энциклопедии или сказки. Настоящей художественной литературы, особенно таких масштабов, для меня тогда ещё не существовало. Робко перелистываю страницу... «Книга первая. Вилена» (никаких параллелей с Владимиром Ильичем мне тогда, разумеется, и в голову не пришло проводить. Просто женское имя невероятной красоты. Космическое имя...). И на следующей же странице я ее увидел... Красивая девушка играла на рояле, а в глазах — такая печаль! И памятник космонавту, а за ним — радиоантенна на фоне бесконечности космоса... Я тогда все прочувствовал! Буквально «считал» с рисунка все эмоции, хотя ещё не знал о чем роман (о том, что этот рисунок создан мастером фантастической иллюстрации Юрием Макаровым, я тогда даже и не догадывался!). Но я подумал, что читать о любви, пусть даже в произведении на космическую тематику, мне ещё рановато и решил перейти сразу ко второй книге. Она называлась «Разумяне»... И вот тут — как гром среди ясного неба (гениальные иллюстрации Макарова снова были на высоте) — изображение «неведомых»! Странные существа в мантиях с миндалевидными глазами и чем-то похожим на хоботы. Я был просто в восторге и мгновенно начал читать... Очень хорошо помню это ощущение глубочайшей таинственности. Было невероятно интересно, в большинстве случаев понятно, но в каком-то лёгком «тумане». А сцена «полета любви» с Эоэллой вызвала особые эмоции — чего-то будоражащего и одновременно печального, но закрытого моему полному пониманию, пока я не стану взрослым. Это была моя первая попытка осилить серьезное произведение. Конечно, дальше второй части я тогда так и не продвинулся, но любовь к такому типу произведений разгорелась во мне не на шутку! Я тогда был настолько вдохновлён этим благородным таинственно-мечтательным настроением, что даже пытался сам сочинять рассказы в таком духе и печатал их на машинке!))) Сейчас все это вспоминается только с улыбкой, но начало большой любви к художественной литературе было положено! А та самая книга, бережно отремонтированная в переплетной мастерской, до сих пор хранится на полке на долгую-вечную память...

К роману «Сильнее времени» я потом с удовольствием возвращался и в годы учебы в колледже. Но только сейчас, перечитав его снова (теперь — в оцифрованном первом издании 1973 года на электронном ридере), я будто впервые «увидел» и «почувствовал» это произведение. Для меня «Сильнее времени» — это роман о человеческой страсти в самом благородном смысле этого слова, о бесконечных возможностях человека, заряженного этой удивительной энергией! Это роман о любви, преодолевающей космические расстояния, об упорстве, меняющем судьбы цивилизаций, о неустанном поиске, который рано или поздно будет вознагражден... Это произведение все время взаимодействовало со мной, заряжая чем-то очень важным и необходимым. Я постоянно ощущал внутренний отклик, какую-то особую вовлечённость, «подключение» к книге.

Сразу хочется отметить удивительную лёгкость и композиционную стройность повествования, чего лично мне не хватило, например, в «Фаэтах» (хотя работа над произведениями велась примерно в одно время).

Первая книга — «Вилена» — покорила своей эмоциональной наполненностью, психологизмом и детально проработанными образами героев. Вроде бы простая, на первый взгляд, человеческая жизнь, а оторваться невозможно! Профессор Шилов, Ваня Болев, академик Руденко, Авеноль — они как живые. Но особенно удалась автору его Вилена. Я поверил ей сразу, поверил в ее любовь к Арсению, в ее человеческие качества... Как возможно было сделать так, чтобы от каждого ее слова, от каждого ее взгляда, решения, действия исходило «вот это»? Безумная, неукротимая женская энергия, скрытая за внешней сдержанностью и спокойствием. Как автор сумел это передать? А в сочетании с тем, как ее изобразил художник Юрий Макаров (в первом издании иллюстрации ещё богаче и красивее, чем в с/с — даже в одних и тех же сценах использованы другие, более удачные на мой взгляд, дубли), Вилена Ланская автоматически заняла вторую строчку в моем личном списке самых ярких женских образов (если угодно — «секс-символов») советской фантастики сразу после Фай Родис.

Говоря о первой книге, хотелось бы упомянуть ещё пару моментов. Мир Земли близкого будущего описан автором настолько зримо, что в отдельных сценах (путешествие Вилены и Арсения в Америку, уже ставшую частью Объединённого мира, посещение Ниагарского водопада, поездка Вилены в Голландию и др.) мне показалось, что не только образы персонажей, но и места, впечатления, мелкие подробности, полностью «списаны» автором со своей собственной жизни и как бы адаптированы под мир будущего и стилистику произведения. Ну и, конечно, уже с первой книги романа мы видим одну из «фирменных фишек» Казанцева — невероятную насыщенность повествования научно-фантастическими идеями, фактами, гипотезами и предположениями. В этом произведении она достигла поистине рекордных масштабов! И центральное, на мой взгляд, место среди них занимает теория вакуумной энергии, которая не только совершает революцию в земной энергетике будущего, но и открывает людям (как, например, теория струйных космических течений из «Парадокса Глебова») путь к свободным межзвездным перелетам. Произведение П. Аматуни из трилогии «Гаяна» я вспомнил не случайно — мне показалось, что Юль Роот является неким прообразом Вилены Ланской. Я не раз мысленно проводил параллели между ними в процессе чтения. Считаю их «сестрами по оружию», но как бы из разных миров.

Вторая книга — «Разумяне» — состоит из трёх сюжетных линий, развивающихся в той или иной степени параллельно друг другу. С учётом этого, повествование стало более сжатым и стремительным, но без скомканности и эффекта нагромождения. Присутствуют четко выверенные линии с кульминацией в финальной главе каждой части. Таким образом, все локации получаются уникальными и, одновременно, косвенно связанными между собой как сюжетно, так и поднимаемыми в них вопросами.

Настоящей творческой находкой автора стала разумная цивилизация Релы (часть первая — «Неведомые» — та самая, которую я прочитал в детстве) с ее невероятным перерождением в трёх ипостасях. Сколько философского смысла зашифровано в этом перерождении! Пусть каждый читатель поймет его по-своему. Главный же вопрос, сформулированный автором в этой сюжетной линии — «может ли истинный Разум быть полноценным отдельно от чувств?» Разум эмов, холодный и безупречный, лишенный душевных проявлений, поначалу восхищал землян:

«...как развивалась бы вся человеческая культура, если бы на нее не влияли страсти жрецов и фараонов, королей и придворных, феодалов, цезарей и римских пап!.. Как бы выглядела наша история без фавориток и временщиков, если бы ее отделить от любви, честолюбия, ненависти, мести? А главное, жажды власти?» 

Но оборотная сторона этой «идеальности» в итоге чуть не стоила Арсению — возлюбленному Вилены — возвращения на Землю!

Уже упомянутая в предыстории сцена с Эоэллой — кульминация первой сюжетной линии — является совершенно особенным эпизодом, который невозможно «разложить по полочкам» и передать словами. Его нужно от начала и до конца пережить самому, т.к. он полностью построен на эмоциональном и чувственном восприятии. И сейчас, спустя 25 лет после первого прочтения в детстве, впечатление нисколько не потускнело, а лишь дополнилось недоступными для восприятия в раннем возрасте красками. Эта сцена, будучи грамотно перенесенной на киноэкран, могла бы составить конкуренцию любому современному фантастическому блокбастеру!

Вторая сюжетная линия (и, соответственно, вторая часть — «Другие миры») лично мне показалась чуть слабее первой и третьей. Но от этого она не стала менее значимой и ценной для повествования. Во первых, именно в этой части автором был сформулирован и отражен очень интересный вопрос не только нравственной, но и психической подготовленности человека, отправляющегося к звездам. В этом плане показательны образы Снастьина, и, в ещё большей степени, Ловского. Именно на нем остановимся подробнее. Этот яркий персонаж — по своей сути индивидуалист-одиночка — изначально внутренне противопоставляет себя цивилизации, имея выдающиеся способности и собственный взгляд на мир (90 процентов читателей «тайно» узнают здесь себя). И взгляд этот, увы, имеет под собой достаточно веские основания, хотя и идёт как бы из «давно пройденного этапа» земной жизни:

«Вспомним гитлеризм, не такое уж давнее прошлое. Люди оказались способными быть хуже зверей. Львы и тигры не истребляют поголовно все лесное стадо, не мучают жертв. Исторические исследования, художественная литература, театр и кино — все это безжалостно изобличало человека, в котором всегда дремлет дикарь.»

«Бесстыдной пропагандой, коварной организацией, обожествлением вождей не раз удавалось в разные времена и в разных странах пробудить дикаря не в отдельных изгоях, а в огромной части трудолюбивого, культурного народа, который потом со стыдом вспоминал это.»

Но весь шарм благородного бунтаря и обличителя мгновенно улетучивается, когда Ловский проявляет себя в деле. Мы видим молодого человека с неуравновешенной психикой, комплексами и манией величия, который не в силах совладать с внезапно обрушившимися на него впечатлениями. Он начинает вызывать в нас жалость и сочувствие, а вовсе не восхищение! Не буду раскрывать подробности сюжета, но именно прелестный минимир, с такой душевной теплотой описанный автором в этой части, выступил в роли «тестирования» на нравственную и психическую состоятельность, которое Ловский, увы, не прошел. Запоминающийся и драматичный образ, безусловная удача автора! Во-вторых — гуманистический и антивоенный посыл этой части также невозможно не ощутить: 

«...В нем он познал бескорыстную гуманность разумян, которую людям, пожалуй, стоило перенять раньше, чем даже антигравитацию.»

«...цивилизация и — уничтожение. Разве это не исключающие друг друга понятия, друг-командир?»

Здесь же получает развитие гипотеза первичного возникновения жизни на пятой планете звёздной системы, как повторяющейся закономерности мироздания (ещё один привет «Фаэтам», далеко не единственный в этом романе!).

Третья часть — «Протостарцы» — пожалуй, стала для меня кульминационной. Яркий сюжет, драматургия, кинематографичность и зрелищность повествования — все соединилось в идеальной пропорции! Неспроста эта часть (в несколько отличающейся по тексту редакции, как и в случае с «Фаэтами») была ещё в 1968 году опубликована в журнале «Искатель» как тизер к роману. Именно здесь новые персонажи показались мне наиболее колоритными — один из них в одночасье полностью перевернет изначально сложившееся мнение о себе (и совсем не так, как это получилось у Ловского), другой — полюбится настолько, что дальнейшее повествование покажется без него неполноценным (к счастью — это почувствует и сам автор!). В этой же части читатель после «долгой разлуки» вновь встретится с Виленой, что дополнительно обогатит повествование эмоционально. 

«Может ли истинный Разум существовать вопреки законам Природы?» Автор сталкивает две противоборствующие концепции — вечная жизнь отдельного разумного существа за счёт искусственных технологий и вечная жизнь цивилизации за счёт постоянного естественного обновления и возрождения в потомках. И ещё один, уже более тонкий и индивидуальный, вопрос незримо проводится автором через эпизодического персонажа по имени Эт, который своими действиями выворачивает душу читателя наизнанку: «Можно ли простить благородного старика, которого внезапный страх перед стремительно приближающейся естественной смертью толкает на предательство?» Что особенно интересно, печальная и неожиданная кульминация этой части удивительным образом подсознательно напомнила мне финал культового аниме Хаяо Миядзаки «Навсикая из Долины Ветров», вышедшего одиннадцатью годами позже. Видимо, мысли обоих авторов были созвучны друг другу!

Третья книга романа — «Даль» — сводит все линии воедино. Здесь я хочу быть более кратким и сказать лишь о самом главном. Сцена возвращения Вилены на Землю спустя десятилетия (одна из сильнейших в романе) дает в полной мере почувствовать, что такое бессмертие человека в поколениях потомков! Это обескураживает, пробирает до глубины души, заставляет каждого из нас еще раз осознать удивительную реальность этой простой истины... Мы можем увидеть и ощутить это сами, познакомившись с новой героиней третьей книги, со всем, что окружает ее, движет ее поступками, составляет ее жизнь! А невероятная процедура пробуждения памяти предков, даже обретения черт личности своего предшественника, так ли она фантастична? Или это удивительная реальность, подаренная нам природой? «У тебя мамина улыбка...», «Твой дедушка поступил бы так же...», «Ты весь в отца!» Это чудо, которое живет с нами тысячелетиями! Мы привыкли к нему, хотя это и есть самая настоящая фантастика!

После прочтения мне всегда особенно интересно попытаться найти глубинную суть каждого произведения — ту мысль, тот образ, который неожиданно становится четко виден лишь когда соединяются все элементы повествования. И именно в третьей книге я окончательно увидел его для себя. Что же в итоге оказалось сильнее времени? Любовь? Уважительное и бережное отношение ко всему живому? Исцеляющая сила подлинного искусства? Вечная эстафета жизни? Тысячу раз да! Но есть еще что-то... Ведь гениальная «игра» на парадоксе времени, как на разнице курсов валют — это яркая находка, в которую автор вложил что-то реальное, земное... Если внимательно посмотреть, что же помимо вышеупомянутых качеств объединяет всех героев этого произведения, то ответ придет сам собой: движение! Постоянное движение! Они не останавливаются ни на секунду, не успевают даже перевести дыхание, бросаясь «из огня — в полымя» и обратно! Они дерзают, пытаясь обогнать время, и оно щедро вознаграждает их за смелость. «Отправить» из настоящего частичку себя — свои мысли, знания, открытия — которые потом чудесным образом «подхватят» тебя и близких тебе людей в будущем! Вот трудный, но единственно доступный человеку способ быть сильнее времени, который, как мне показалось, и хотел обозначить нам автор.

Очень не люблю придираться и искать минусы, особенно в любимых произведениях. Во время чтения я упорно заставлял себя не замечать один факт, но, если прочитано хотя бы несколько значительных произведений советской фантастики, «развидеть» его не удастся (оборотная сторона любого, даже самого маленького читательского опыта). А заключается он в том, что некоторые эпизоды романа написаны, скажем так, под вдохновением от «Баллады о звёздах», «Лезвия бритвы» и «Эллинского секрета», «Туманности Андромеды» и «Магелланова облака». Не буду описывать, в чём именно. Кто знаком с перечисленными произведениями — без труда это увидит. Даже имя Эоэлла позаимствовано Казанцевым из его же собственного произведения «Планета бурь» (оно же — «Внуки Марса»). Но! Для меня это никак не отразилось на качестве и ценности романа, т.к. все заимствования были пропущены автором «через себя» в полной мере и показаны по-своему. Тоже своего рода «память предков»!

Так почему же в итоге десятка?

Все просто! Произведение впервые опубликовано почти пятьдесят лет назад. Почти двадцать лет, как не стало Александра Петровича Казанцева. И я тут сижу в своем далёком двадцать первом веке, перечитываю «из будущего» на высокотехнологичном устройстве это «старье», а в сердце загорается огонек... И мысли — одна за другой...

Значит, действительно «сильнее времени»!

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Кир Булычев «Перевал»

Sir Shorris, 14 октября 2020 г. 12:30

Когда пишешь отзыв на общепризнанный шедевр — всегда трудно сказать что-то принципиально новое. Не ставя перед собой такой задачи, просто поделюсь личными впечатлениями.

Почему я написал отзыв именно здесь, а не на странице романа «Поселок»? Ответ вполне предсказуем. Я также отношусь к тем, кто считает исходную повесть «Перевал» законченным самодостаточным произведением, не требующим продолжения. Именно поэтому вторая часть (при всех ее достоинствах) показалась мне чем-то чужеродным, «притянутым за уши». Вроде бы и хочешь продолжения, а магии нет... И внезапно понимаешь, что все самое важное ты уже ощутил. Ощутил, читая «Перевал»...

Творчество Кира Булычева я люблю, скажем так, очень выборочно... Это слишком «разный» автор — так же, как и Лем. Что-то — совершенно не близко, а что-то — цепляет так, что клеймом выжигается в душе. И «Перевал» для меня — как раз из числа именно таких произведений. При этом я не могу сказать, что мне как-то по-особенному близок слог и стиль повествования... Но образы рождаются в сознании с невероятной четкостью, вокруг постепенно разворачивается практически зримый и осязаемый мир, совершенно уникальный, близкий и невероятно далекий одновременно... Никогда не забуду свои первые впечатления от прочтения: таинственный поселок, колония людей, изоляция, отчуждение... Где это? Земля? Какая это эпоха, хотя бы приблизительно? По разговорам действующих лиц становится понятно, что сегодня предстоит нечто... какое-то рискованное, опасное предприятие, путешествие... Люди говорят о нем как-то вскользь, со смешанными чувствами надежды и тревоги... Ну конечно же Земля! Иначе откуда взяться шакалам, сосне, фиалке? Нет... Что-то не сходится... Почему у сосны «мягкие пульсирующие корни»? А у шакалов «чешуя»? У людей нет никаких современных средств и техники... Один из главных героев-подростков — настоящий дикарь, охотник. Но другой — полная противоположность. Почему? Почему самый почтенный и уважаемый человек в поселке, которого называют Старый, организовал что-то вроде домашней школы, где с невероятным трепетом делится с подрастающим поколением всем, что знает сам?.. И вот тут — Сюжет с большой буквы. Когда начинает смутно вырисовываться вся картина — волосы буквально встают дыбом... Каждый ребенок в поселке знает, что их настоящий дом не здесь... Как священный завет, как удивительная легенда, передается в поселке история о научно-исследовательском космическом корабле «Полюс», много лет назад потерпевшем крушение в горах на неизвестной планете... Все молодое поколение таинственного поселка — дети экипажа землян, чудом спасшегося от радиации после аварии звездолета... Мертвый, покинутый корабль, и по сей день безмолвно лежащий на заснеженном перевале как последний оплот высокой цивилизации, является целью рискованного путешествия и последней надеждой на выживание во враждебном мире чужой планеты...

Произведение заслуженно входит в самые разнообразные списки почета и будет практически в равной степени интересно и подростку, и взрослому. Ведь оно существует сразу в нескольких литературных «измерениях» и, принося удовольствие неповторимой атмосферой и увлекательным сюжетом, заставляет подспудно отвечать самому себе на огромное количество социальных, психологических и морально-этических вопросов.

Один из таких вопросов неожиданно возник в голове во время недавнего перечитывания «Перевала». Возник подсознательно и совершенно спонтанно: а действительно ли шестнадцати лет может хватить для того, чтобы память о ярких событиях начала стираться, переходя в разряд чего-то невообразимо далекого, происходившего будто бы в другой жизни? Не слишком ли мал для этого срок, указанный автором? Ведь не только дети, родившиеся уже в поселке, но и некоторые взрослые — непосредственные очевидцы и участники событий шестнадцатилетней давности — полностью отказались за это время от своей прежней жизни, став фактически другими людьми. Огонь памяти горел лишь в единицах! Безусловно, во враждебной среде и полной изоляции деградация и забвение могут наступить в разы быстрее... Но даже если отбросить эти факторы — что такое шестнадцать лет? Много это, или мало? Мне захотелось каким-то образом почувствовать на себе этот временной отрезок. Не изоляцию, не условия существования, а именно временной отрезок. Как он ощущается и оценивается собственным сознанием? Каково же было мое удивление, когда буквально на следующий день мне написала девушка, с которой мы вместе учились в колледже и не виделись... шестнадцать лет! Вот такие иногда случаются красивые совпадения... Пообщавшись с ней, лично для себя я сделал вывод — человеческая память поистине удивительная вещь! Иногда достаточно и одного случайного события, чтобы шестнадцать лет превратились в один день, восстановив в памяти до мельчайших подробностей все детали и мимолетные ощущения! Если это с такой легкостью возможно в обычной жизни, неужели экстремальная ситуация способна практически полностью свести это свойство на нет? Чтобы прежние знания менее чем за четверть века стали чем-то эфемерным, как забытая легенда? «Должна быть закономерность, должны быть таблицы, а то вечно изобретаешь велосипед. Кстати, все собирался спросить Старого, что такое велосипед...»

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Вячеслав Назаров «Восстание супров»

Sir Shorris, 16 сентября 2020 г. 01:09

Если Вы не очень любите «стебную» фантастику (так же, как и я) — не поддавайтесь первому впечатлению от стиля изложения! Я поддался — и год назад отложил прочтение этой повести, как не близкой по духу, хотя от другой «линии» в творчестве автора был в восторге. Так сложилось, что в фантастике я являюсь приверженцем «стиля Ефремова» — мне нужно чтобы все было красиво, серьезно, драматично и романтично. Стеб и ирония в этом жанре (за редким исключением) меня не привлекают. Как правило, мне достаточно пары страниц, чтобы сразу понять — мое или не мое. Это срабатывало безошибочно практически всегда. Естественно, прочитав несколько первых абзацев повести «Восстание супров» («Я, Кол Либер, зистор шестого срока...» и т.д.), я сделал определенные выводы, решив что Вячеслав Назаров в этом произведении решил отойти от «серьезной» фантастики. Как же я ошибся! И ошибку свою понял буквально на днях, когда на одном дыхании прочитал эту повесть до конца. «Восстание супров» — повесть-обманщик, повесть-оборотень! Уже со второй главы у меня стали закрадываться сомнения относительно моих первоначальных выводов... С третьей главы и до конца — я ее просто не узнал! Внезапно все перевернулось с ног на голову — не только в тексте, но и в душе. В эту повесть оказалось «зашито» столько ценного для меня, того что я искал и продолжаю искать в фантастике... И весь этот стебный антураж с супрами во главе был ничем иным, как оболочкой! Оболочкой, под которой я, неожиданно для себя, нашел и красоту, и серьезность, и драматичность, и романтичность...

P.S. Необычная структура повести почему-то мгновенно напомнила притчу Рюноскэ Акутагава «В чаще» — несколько человек по очереди, каждый — со своей стороны, описывают одно и то же конфликтное событие.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Вячеслав Назаров «Зелёные двери Земли»

Sir Shorris, 5 сентября 2020 г. 20:56

Если «номером один» в советской фантастике для меня является «Час Быка» И. Ефремова, то «номером два» — «Зеленые двери Земли»... Это была точно такая же мгновенная любовь с первого прочтения, стопроцентное попадание. И даже эмоции, которые я получаю от перечитывания этих абсолютно разных, казалось бы, произведений — объединены общим началом. Это совершенно особое предвкушение, что сейчас я получу все, что я хотел бы получить от книги... Начиная от глобальных вещей — сюжета, идеи, антуража, до каждой мелочи и стилистических нюансов в описаниях! И то самое ощущение недосягаемой красоты, о котором я писал в отзыве к «Часу Быка», с неменьшей силой возникает и здесь...

Когда я впервые прочитал «Зеленые двери Земли», я еще не был знаком с творчеством и биографией Вячеслава Назарова и искал научно-фантастические произведения, в основе сюжета которых лежала бы тема взаимоотношений человека и дельфина. Эти удивительные, полные загадок существа всегда вызывали во мне особый отклик, и я никогда не упускал возможности окунуться в эту тему и с фантастической ее стороны. Такие фильмы, как «День дельфина» (США, 1973) и «Люди и дельфины» (СССР, 1984) уже давно были в моих «настольных», но хотелось открыть для себя что-то еще... И произведение Вячеслава Назарова действительно стало для меня таким открытием, выведя тему «Человек и Дельфин» на еще более высокий уровень. Это настоящая, прочувствованная социально-философская фантастика, где все действие преподносится читателю как бы с трех ракурсов — взгляд людей, взгляд дельфинов и третий — уравновешивающий — чистый и светлый взгляд ребенка! Доведенный до максимума эстетический и нравственный аспект сталкивается в противостоянии с косностью и чисто «земными» проблемами и конфликтами. Причем и в том, и в другом «лагере» (людей и дельфинов) есть свои ищущие, и свои консерваторы.

Для меня «Зеленые двери Земли» — самый яркий пример т.н. «Школы Ефремова» в советской фантастике. Это не только кладезь философских воззрений автора, но и невероятные по своей емкости и красоте описания! Вторую главу произведения под названием «Разведчик», где содержится отраженное в слове гипотетическое восприятие мира дельфином и его внутренний монолог, я бы поставил в один ряд с лучшими образцами художественного слова из мировой классики и добавил в школьную программу!

На отдельные размышления наводят следующие строки: «Усилием воли, с некоторых пор уже привычным, Уисс отключил все рецепторы кроме светового зрения и инфраслуха. Сейчас он воспринимал окружающее почти как зум (*человек). Мир погас. <...> Чувство одиночества, затерянности сжало сердце Уисса.» Насколько же ущербным и ограниченным кажется в этот момент читателю человеческое восприятие после того, как он еще секунду назад видел «тонкий голубой звук, пронзивший тишину», слышал «монотонные всхлипы умирающих нейтринных звезд, отдаленный рев квазаров и быстрый неуверенный пульс новорожденных галактик»... Когда только что «отголоски шторма, ревущего где-то в тысяче километров, слегка покалывали метеоклетки», а «внутренний глаз — замечательный орган, неусыпный сторож, следящий за состоянием организма, — укоризненно замигал, докладывая о недопустимой мышечной перегрузке.» О какой истинности суждений может идти речь, когда наше мировосприятие настолько несовершенно? Когда мы можем воспринять лишь самое поверхностное, ничтожную частичку реального мира? И вечный, вездесущий страх повсюду сопровождает нас — страх перед ответственностью, перед одиночеством, перед жизнью... «Уисс впервые в жизни почувствовал страх. Не то подсознательное чувство опасности, которое побуждает к действию, а первородный леденящий ужас, лишающий силы и воли, — страх бытия. Вот оно, наследство пращуров — Безумие Суши, — оно спит в каждом дэлоне (*дельфине) <...> и, случайно разбуженное, заставляет выбрасываться на скалы...» Но с другой стороны — именно это вопиющее несовершенство закалило человека, заставило его бороться за свое выживание и становиться сильнее! И человек, в конце концов, достиг многого вопреки всему... Но поймет ли нас разумная цивилизация дэлонов — наших братьев по планете? Оценит ли справедливо наш жизненный путь?..

Цепляющий сюжет, отлично выписанные герои, яркие диалоги, атмосфера — вот далеко не полный список того, что делает это произведение притягательным. Ключевая роль музыки в сюжетных поворотах (что меня лично не может не радовать), обилие разнообразных ретро-футуристических «ламповостей-винтажностей» по ходу повествования (катушечные магнитофоны, магнитные ленты, электроорган и т.д.) также создает особое настроение. А отсылки к крито-микенской культуре и мифологии, заставляющие читателя хотя бы на минуту задуматься о возможном ментальном биоконтакте и союзе человека и дельфина в незапамятные времена — придают произведению поистине завораживающий, почти «лавкрафтианский» колорит! В 2012 году мне посчастливилось побывать на Крите, своими глазами увидеть восстановленный Кносский дворец и, конечно же, знаменитые фрески с дельфинами... Но после «Зеленых дверей Земли» все это волей-неволей видится уже по-другому! Хочется поверить в чудо и допустить на мгновение такую возможность... Также мне стало очень интересно, был ли у фрески, так детально описанной в повести (морской карась, изображенный в шести проекциях одновременно, как гипотетически видят изображение дельфины) реальный прототип, от которого оттолкнулся автор? Существует ли что-то подобное, или хотя бы отдаленно похожее? Ответа на этот вопрос я так и не нашел. Но на другой вопрос — более важный для каждого читателя «Зеленых дверей Земли» — ответ дается легко. Он буквально сквозит между строк... Если Вы потеряли последнюю частичку детства — это и есть конец! Постараться пронести ее через всю свою жизнь — труднейшая и, вместе с тем, самая желанная и необходимая задача для каждого человека!

P.S. А теперь — для поклонников произведения и тех, кому интересно, — краткий сравнительный анализ. Я был очень удивлен, когда насчитал целых 5 (!) различных редакций этой повести, значительно отличающихся по тексту.

Первая редакция — в авторском сборнике «Вечные Паруса» (1972) с иллюстрациями В. Бахтина. Там она носит название «Двойное зеркало». Расширенная первая глава, отличающиеся диалоги Пана и Карагодского, отсутствие многих эпизодов, появившихся позднее. Люди называются «земы».

Вторая редакция (уже московская, изд-во «Молодая гвардия») — в альманахе «Искатель» (1977 №4-5) с иллюстрациями Ю. Макарова — вышла под названием «Зеленые двери Земли». Первая глава значительно сокращена, текст повести во многом видоизменен, добавились новые эпизоды. Также изменения коснулись названий и порядка глав, а люди стали называться «зумы».

Третья и четвертая редакция появились практически одновременно — в 1978 году — одна в Красноярске, другая в Москве. Красноярская редакция вышла под названием «Бремя равных» (художник В. Камышев) и значительно отличалась от двух предыдущих наличием дополнительной главы «Бог Семен» и других небольших эпизодов, освещающих события на планете Прометей (отсылка к повести «Нарушитель») на уровне отдельной сюжетной линии. Дельфинолог Комов стал Штейном. Именно эта редакция наиболее широко распространена, в т.ч. на аудиокнигах как окончательная авторская версия. Московская редакция 1978 года (снова «Молодая гвардия», редактор Д. Зиберов, название — «Зеленые двери Земли») вышла в серии БСФ с иллюстрациями К. Швеца. Это моя любимая редакция, которая лично мне показалась самой оптимальной. Она ближе всего к журнальной версии. Глава «Бог Семен» отсутствует, отдельные эпизоды, связанные с планетой Прометей — также отсутствуют. Ссылка на эту сюжетную линию появляется лишь в виде краткого упоминания в диалоге Пана и Карагодского. Из первоначальной версии (с небольшими правками) взято удачное описание поездки Нины Савиной в порт (отсутствовало в журнальном варианте). Имя дельфина Сусии заменено на более «понятное» для уха — Сусип.

Пятая редакция — это второй выпуск в серии БСФ (1985) с иллюстрациями А. Семенова. Все изменения из предыдущей редакции оставлены, но вновь добавлена глава «Бог Семен».

Остальные издания этого произведения (кроме «рамки») опираются на версию «Бремя равных» с минимальными, практически незаметными вариациями.

Также отмечу, что одна из ключевых сцен повести — катастрофа в Атлантике (гибель дельфинов по вине людей) в вариантах «Двойное зеркало» и «Бремя равных» имеет совершенно разное сюжетное наполнение.

Откуда взялось такое изобилие версий этого произведения — можно только гадать!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Виктор Колупаев «Июнь»

Sir Shorris, 25 августа 2020 г. 20:31

Ни у одного автора ранее не встречал я такой идеи... Она кажется простой, будто бы лежащей на поверхности. Но сформулировать ее так точно, красиво и поэтично — настоящая удача и талант! Что заставляет нас, поддавшись внезапному порыву, оторваться от привычных дел и отправиться на поиски Красоты? Откуда берется в нас это томительное, неописуемое чувство, когда посреди ночи мы вдруг ощущаем манящий свет далекой звезды, в одночасье начинаем воспринимать мир в новых, невиданных красках? Одевшись наспех, бежим навстречу тенистым рощам или городским огням... прислушиваемся к чему-то... ищем что-то... А может быть это и есть —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
контакт? Обмен информацией с иным разумом?
Без слов и понятий, только на уровне чувств и ощущений... Ведь то, что мы не в силах понять, мы можем пережить! После этого ни один человек не остается прежним. Пусть на микрон, на одну клеточку — мы неизбежно меняемся в такие моменты, приобретаем и отдаем взамен! Каждая новая идея, формула, картина или музыкальное произведение — то, что приходит к нам в моменты внезапного вдохновения — не является ли это прямым следствием
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
чувственного и эмоционального контакта, обмена с непостижимым для нас мыслящим существом, также находящимся в поиске?
Именно эту идею предлагает нам автор. Но насколько же сильны впечатления, когда читаешь этот рассказ впервые, и до определенного момента воспринимаешь все происходящее лишь как метафору! Ведь если отбросить гениальное фантастическое допущение — это и есть метафора. Пусть мы никогда не узнаем истинную разгадку, или же она окажется гораздо более прозаичной, зато многие из нас узнают в этом рассказе... себя!

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Юрий Михайлович Медведев «Чаша терпения»

Sir Shorris, 19 июля 2020 г. 00:34

Я в курсе продолжающихся и по сей день обсуждений скандальной роли автора в истории советской фантастики и его почти «опальной» славы, но в данном случае выражаю именно свое читательское мнение, стараясь быть максимально непредвзятым. И могу со всей ответственностью сказать, что мне понравилось! «Чаша терпения» — достойное и самобытное художественное произведение с необычным, запоминающимся сюжетом, оригинальной композиционной структурой и целым списком нравственных вопросов. В стилистическом отношении оно трудно поддается четкой классификации, но назвать его плохо или бесталанно написанным — рука не поднимается.

Условно повесть можно разделить на две контрастные части (как она публиковалась в «Искателе»). Действие первой разворачивается на Тянь-Шане, близ реки Чарын. Это такая «этно-мифологическая» фантастика, на грани фэнтези и эзотерических течений, но со своей особой подачей материала. В ней есть что-то и от романтики геологических рассказов Ефремова и Шалимова. Несмотря на драматичность — в ней много доброго, жизнеутверждающего. Эта часть воспринимается как вводная, предваряющая дальнейшие события, но по сути является полноценной самостоятельной историей и содержит многие опорные точки всего повествования в целом.

В первых строчках повести, и в качестве эпиграфа ко многим главам читатель увидит диалог главного героя с некой Эоной. Он задает ей вопросы о человеке, о морали, о красоте... и получает, порой, неожиданные ответы. Ответы, заставляющие размышлять и возвращаться к определенным событиям, чтобы увидеть их уже совсем с другой стороны... Но кто она, эта загадочная Эона? Какие глобальные события потребуют ее вмешательства?

С этими и многими другими вопросами читатель переходит к основной (условно — второй) части, действие которой происходит... на Сицилии! Да, это множество атмосферных описаний, полное погружение... Причем Сицилия у автора получилась неким собирательным образом — какие-то места совершенно достоверные, какие-то — полностью вымышленные. Детально описанная крепость Чивиты, например, один в один соответствует облику знаменитой Чивита-ди-Баньореджо в Италии, но в повести она находится именно на Сицилии, причем на вершине обрыва у самого моря. Во всяком случае, легкий вымысел только способствует красочности описаний. Здесь меняется и характер повествования — оно становится динамичнее, по-хорошему «злободневнее» и начинает приобретать черты детектива и психологического триллера. Будучи последователем Ивана Ефремова, автор также отталкивается от темы красоты, но показывает ее несколько иначе. Я бы даже сказал «от противного». Он показывает ее через физическое и моральное уродство... И надо признать, получилось это очень впечатляюще! Действительно, описания косвенных «дел рук человеческих» в виде массового вырождения зверей и птиц, и, что еще тяжелее к прочтению — вырождения человеческого — заставляют испытать целую гамму не самых приятных, но необходимых чувств. Глава «Поющая чешуя» в этом плане является, пожалуй, самой эмоционально тяжелой. Это описание интерната для детей с «врожденными особенностями внешности» и диалог главного героя с одним из его питомцев — Колоссом. Но удивительное дело — Колосс

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(ребенок-урод, являющийся при этом гением по умственным способностям)
настолько красив внутренне, и его ум настолько светел и пытлив, что внешность неожиданно перестает во время его речи играть какую бы то ни было роль! Вот еще один удивительный аспект красоты. Помимо этого, надо отдать автору должное, подробностей в описаниях уродств ровно столько, сколько нужно для создания необходимого образа — без чрезмерности. Тем более, что иллюстрация Ю. Макарова из журнала «Искатель» к этой сцене выполнена более чем милосердно к впечатлительному читателю — с уклоном в гротеск, а не в реализм.

Также отдельно отметил для себя, насколько удачно автор прошелся по теме «желтых» публикаций в области непознанного. Он совершенно четко разграничил «наше» — «липовое», «фейковое» — и настоящее чудо, которому всегда есть место, которое нужно разглядеть за тоннами дешевых подделок! Первый раз вижу, чтобы кто-то так ясно озвучил эту мысль еще тогда. А ведь она актуальна до сих пор! Подавляющая часть основополагающих видео и фотоматериалов, на которых «росли» все поклонники непознанного в течение десятилетий (док. фильм «Вскрытие пришельца», кадры с Несси, Снежным человеком и т.д.) оказались третьесортными подделками, созданными такими же персонажами, как фигурирующий в повести дон Иллуминато Кеведо

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(фотограф, оказавшийся на деле не более чем алчным престарелым развратником)
. Я уже не говорю о повседневном фейке, которого сейчас столько, что выше уже вряд ли возможно. Не слишком ли приземленно, и с чисто человеческой логикой действуют многие крупные фигуры на политической арене, чтобы подозревать их в выполнении воли представителей внеземного разума? Не слишком ли циничны, чисто по-человечески, действия «таинственных сил», выдаваемых за инопланетян? Не пытаемся ли мы прикрыть «вторжением чужих» собственные темные дела? Эти мысли сейчас звучат все чаще и чаще, к ним сейчас пришли многие, вынужденно отказавшись от веры в чудо, иногда с большим трудом. И ведь сорок лет назад — в самый разгар холодной войны — они уже были озвучены. Понятно, что тогда все было сильно политизировано, противостояние было максимально острым... Сейчас совсем другое время, но если вдуматься — а изменилось ли глобально что-нибудь в морально-этическом плане?

P.S. За образ Эоны и идею Галактического Совета Охраны Красоты — автору дополнительный балл! Очень не помешала бы нам такая вышестоящая инстанция;)

P.P.S. На протяжении повести в различных описаниях неоднократно (и особенно подчеркнуто) фигурировал сиреневый или светло-фиолетовый цвет. Это был цвет «таинственных солнц» другого мира, цвет шелковой накидки на картине, и т.д. Было ли это намеренным акцентом, или нет — не знаю.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Евгений Гуляковский «Веста»

Sir Shorris, 27 июня 2020 г. 03:23

В голове еще не успели уложиться все впечатления, оставшиеся после прочтения этой повести, но одно я могу сказать с уверенностью — это один из самых ярких и запоминающихся сюжетов, с которыми я успел познакомиться на данный момент и в отечественной, и в зарубежной научно-фантастической литературе! В моменты соприкосновения с текстом я все пытался проанализировать: почему эта повесть настолько меня захватывает, будоражит воображение, играет на каких-то глубинных «струнах души»? Да, мне нравится «Сезон туманов» в журнальной версии, как отдельное самостоятельное произведение. Еще больше мне нравятся «Белые колокола Реаны»... «Шорох прибоя» давно был отложен к прочтению, но я никак не ожидал, что это произведение — лично на мой взгляд — окажется еще более глубоким и впечатляющим. Я думаю, что дело в правильном соотношении: с одной стороны — завораживающая идея, динамика, изобилие внешних приемов и атрибутов, характерных для приключенческого и детективного жанра, выраженная романтическая линия; с другой — мощное внутреннее содержание, экологический посыл произведения... Для автора вообще характерна тема поиска возможных путей сосуществования человека и проявлений иного разума, находящегося за гранью нашего восприятия (синглиты и люссы в «Сезоне туманов», растения, подчинившие себе время в «Белых колоколах...»). Но здесь этот вопрос достигает особенного драматизма. Возможно потому, что действие происходит на Земле и человек является прямым виновником всех происходящих событий. Через призму контакта с «иными»

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— древнейшими разумными микроорганизмами, появившимися в водной среде нашей планеты задолго до человека —
автор не только предлагает свое, фантастическое, объяснение скачкообразного движения хода эволюции, но и показывает все слабые стороны современного человека, нещадно загрязняющего окружающую среду и до сих пор предпочитающего разговаривать на языке силы и обмана. Способны ли мы к контакту на «высшем» уровне, или нам к этому еще идти и идти? Так ли человек всемогущ, если он до сих пор уязвим даже перед самим собой? «Она знает все, о чем я думаю. Это трудно выдержать. Но раньше я этого не замечал — не замечал потому, что мне нечего было скрывать от нее. Наверно, люди еще не готовы к такому уровню общения, может быть, когда-нибудь, через тысячу лет...»

Помимо этого, в «Шорохе прибоя» Гуляковский очень метко затронул темы человеческого одиночества и бессилия, способности и неспособности навсегда отпустить близкого человека, вычеркнуть прошлое, начать жизнь с новой исходной точки («Человек без прошлого не имеет права жить сегодняшним днем, сначала он должен отыскать свой вчерашний...»).

А сколько здесь метафор, которые воспринимаешь сердцем... Море... Гладкое и спокойное... То море, откуда «пришла» и куда «ушла» Веста. Сны, которые видел главный герой...

»- Ты спишь милый? Можно я немного побуду с тобой?

- Я не вижу тебя! Где ты?

- Меня нельзя увидеть, но я здесь, с тобой. Ты все время думаешь обо мне, и вот я пришла...

- Я хочу тебя видеть.

Ответом мне было молчание, только огни мерцали в темной глубине, как яркие южные звезды.»

Да, это то «море» которое иногда забирает к себе наших близких...

P.S. Конечно, справедливости ради скажу — небольшие огрехи в этом произведении присутствуют. Есть парочка нестыковок, самопротиворечий, шероховатостей и т.д. Я не буду останавливать на них свое внимание. Сначала эти недостатки бросались в глаза, но когда я увидел общую картину, понял — на фоне сильнейших художественных достоинств они незначительны. Поэтому для меня это десятка. Не объективная, а субъективная — по общему эмоциональному воздействию.

Что касается переработки текста автором — мне известно как минимум две редакции этой повести, отличающиеся друг от друга иногда целыми абзацами. Первая редакция — в журнале «Искатель», 1982, №1. Вторая редакция — в сборнике «Остров пурпурной ящерицы» из серии БСФ, 1984. Я сравнивал обе — сказать какая лучше не могу. Во второй — язык чуть изящнее, предложения чуть стройнее, но не хватает многих удачных развернутых моментов первой версии (хотя есть и свои). Главное же отличие в том, что во второй редакции имя и фамилия главного героя изменены с «Глен Лонгаров» на более европеизированные «Глек Лонгар», а город, в котором разворачивается действие, назван «средиземноморским провинциальным городком». И в той, и в другой версии повесть называется «Шорох прибоя». А ведь в 1989-м году она была издана уже под названием «Веста». Вполне возможно, что текст поменялся и в третий раз!

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Генрих Альтов, Валентина Журавлёва «Баллада о звёздах»

Sir Shorris, 20 июня 2020 г. 18:01

С большим удовольствием продолжаю открывать для себя маленькие шедевры советской фантастики — популярные и значительные тогда, и практически забытые сейчас. На этот раз очередь дошла до совместного творения Г. Альтова и В. Журавлевой — повести «Баллада о звездах». Сразу скажу, что не являюсь большим поклонником Генриха Альтова, и знаком с его творчеством пока лишь по двум произведениям («Опаляющий разум», «Дедал и Икар»). А вот Валентина Журавлева наоборот — входит в десятку моих любимейших русскоязычных авторов и ее «фирменный почерк» я мгновенно узнаю. Трудно сказать (да это, наверное, и не нужно) чей вклад в это произведение был более значительным, но это тот самый случай, когда результат объединения творческих усилий оправдал все ожидания. «Баллада о звездах» — красивая, поэтичная и очень «человечная» повесть. И, пожалуй, наряду с «Астронавтом» — лично для меня это вершина раннего творчества Журавлевой. Каждая строчка в повести пронизана романтикой, одухотворенностью, жаждой открытий, стремлением к высоким моральным идеалам, готовностью к самопожертвованию... Для меня эта повесть стала одним из ярчайших символов фантастики 60-х, еще одной небольшой «энциклопедией человековедения», которую хочется буквально растащить на цитаты.

И самое примечательное в этом произведении то, что стандартные, на первый взгляд, для фантастики темы — парадокс времени, контакт — рассмотрены авторами гораздо глубже, с неожиданных ракурсов. Все обсуждается не умозрительно, а происходит прямо в реальном времени — здесь и сейчас.

Вот человек (в данном случае — один из главных героев повести, астронавт Шевцов) удаляется от Земли на субсветовой скорости. Он — единственный пилот, его присутствие на корабле необходимо и играет решающую роль. Для него полет займет несколько месяцев — на Земле за это время пройдет почти семнадцать лет. Он не выбирает — лететь или не лететь. Он уже летит... и смотрит на фотографию любимой девушки. С каждым часом, с каждой минутой время разделяет их все больше и больше. Вот она уже старше него... А что же будет через семнадцать лет? Этого времени достаточно, чтобы стать абсолютно чужими людьми. И на короткий миг появляется непреодолимое желание развернуть корабль обратно, пока еще можно что-то вернуть! Но он понимает, что от результата его работы зависит жизнь сотен людей и продолжает свой путь... Вот он — парадокс времени, здесь и сейчас, на своей собственной «шкуре».

Что касается вопросов контакта, то в «Балладе о звездах» (еще за год до публикации Лемовского «Соляриса», и за девять лет до Ефремовского «Часа Быка») авторами уже были сформулированы качества «первопроходца будущего», на чьи плечи упадет ответственность от имени человечества установить первый контакт с иным разумом, насколько бы необычным для понимания человека ни оказался этот разум. Буду цитировать по тексту:

1. «...нужно соблюдать величайшую осторожность, ибо даже хороший астронавт может оказаться плохим психологом».

2. «Да, мы привыкли — дурная привычка! — мерить на свой аршин. Мы представляем себе обитателей чужих планет либо как наше прошлое, либо как наше будущее. Чепуха! Там, где другие условия существования, там все идет по-другому...»

«...именно в эту минуту — мы смотрели друг другу в глаза — я понял, что существа эти не выше и не ниже человека по развитию. Они просто иные!»

3. «Человек будущего — поэт и ученый. Точнее — и то, и другое одновременно, ибо за какой-то гранью эти понятия сливаются...»

Помимо того, что Альтов и Журавлева таким образом «примиряют» физиков и лириков, представляя их составной частью гармоничной личности людей будущего, выдвигается новая категория ответственности человека — уже в космических масштабах:

«Это была ошибка. И первые же мои шаги на чужой планете были ошибочными. Как человек — я мог так поступать. Но как представитель человечества — нет и трижды нет!»

«Видящий мог сказать мне: «Вы, люди, хотите сделать нам добро? Но почему мы должны вам верить? Кто вы? Еще столетие назад — всего столетие назад — вы уничтожили два города придуманным вами оружием. Еще несколько десятилетий назад лучшие свои силы вы отдавали совершенствованию оружия. Пусть не все люди таковы. Но мы судим все человечество. Каждый из вас отвечает за то, что происходит на планете.»»

«Баллада о звездах» опубликована в 1960 году, прошло шестьдесят лет, скоро мы приблизимся ко времени действия повести, а все вопросы по-прежнему остаются открытыми...

А теперь — в свободной форме еще о нескольких моментах:

Произведение настолько красиво и талантливо написано, вызывает такую гамму эмоций и размышлений, что это нужно «увидеть собственными глазами». Невероятная достоверность происходящего... Я понимал, что вместе со скульптором Ланским сижу в зале Станции Звездной Связи и слушаю этот рассказ лично из уст Шевцова, как и подразумевалось по тексту. Слышу все интонации, малейшие оттенки в голосе — вот где писательское мастерство! А сама история о расе Видящих Суть Вещей... Вообще нужно сказать, что произведение просто «напрашивается» на экранизацию по всем параметрам. Оно изначально построено как фильм. И не случайно первое издание повести в журнале «Знание-сила» вышло с иллюстрациями легендарного Н. Гришина. Да, они немного наивные и «теплые-ламповые» по современным меркам, но в этих иллюстрациях чувствуется какая-то печальная, лирическая нотка... Они замечательно передают дух произведения и самой эпохи! Очень рекомендую читать именно в этом издании. Если Вы романтик, мечтатель и ценитель искусства, любящий книги со смыслом — эта повесть для Вас. И пусть коммунистическая составляющая никого не смущает — это неотъемлемая «фишка» советской фантастики! Единственное что — когда читаешь повесть, ощущаешь бездонную пропасть между нравами, целями и стремлениями той эпохи и современностью. И я говорю именно об общечеловеческих ценностях и качествах, которых сейчас очень не хватает...

P.S. И, напоследок, один веселый момент. Альтов и Журавлева в этом произведении передали, по всей видимости, «зашифрованный привет» И. Ефремову, А. Казанцеву и братьям Стругацким, который без труда распознают многие любители отечественной фантастики. В повести есть эпизод, где главный герой — скульптор Ланской — вспоминает романы об астронавтах из наследия Земли, с которыми он ознакомился для создания скульптурной композиции. Среди них фигурировали: «Галактика Артемиды» («Туманность Андромеды» Ефремова), «Лунный путь» («Лунная дорога» Казанцева) и «Страна зеленых облаков» («Страна багровых туч» Стругацких).

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Сергей Павлов «Акванавты»

Sir Shorris, 31 мая 2020 г. 03:36

Настоящий «фантастический гимн» Океану и Человеку, очень яркие впечатления от прочтения... Но все-таки поставил девятку.

Сначала, как обычно, о том, что понравилось:

Атмосфера. Наверное то, за что большинство любит и ценит это произведение. Вот это давящее, отлично переданное ощущение «миллионов тонн воды над головой», замкнутого пространства, человеческого одиночества в бесконечности океана... И к этому примешивается постепенно нагнетаемое чувство предвкушения тайны, соприкосновения с чем-то непостижимым, неведомым... Здесь все исключительно по высшему разряду — чувствуешь на себе воздействие этой «магии» каждую секунду.

Детальные и кинематографичные описания глубоководной фауны — практически сразу возникло желание «погуглить» про гигантских кальмаров, что я успешно совершил параллельно с прочтением книги.

Яркая научно-фантастическая идея:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
создан препарат, под действием которого в теле человека вырабатывается особый гормон — «инкрет Буриана» — позволяющий клеткам костного мозга заполнять костные пустоты лимфатической жидкостью. Это поспособствовало появлению новой профессии — гидрокомбиста или «человека-рыбы» — особого класса подводников, которым не страшно многотонное давление водных масс. Их экипировка, в частности особый гидрокомбовый костюм, позволяющий потреблять растворенный в воде кислород через поры кожи — также является достижением передовой человеческой мысли.

Нравственный и философский посыл повествования. Через эту повесть очень интересно наблюдать, как в советской фантастике постепенно менялась «риторика» в отношении проблемы Человек-Природа. В «Плутонии» Обручева, в более поздних произведениях 40х-50х годов XX века, уже относящихся к жанру «производственной фантастики ближнего прицела», человек — хозяин природы. Его долг — вмешаться в окружающий мир и перекроить его под себя в том масштабе, в котором это потребуется. У Павлова в «Акванавтах» (повесть написана в 1968 г.) вопросы встают уже совсем под другим углом: «В каких пределах должно происходить это вмешательство? Где заканчивается необходимость и начинается вероломство? Имеем ли мы право бросать вызов Океану, и не расплатимся ли мы однажды за это?» У Павлова мы видим очень интересный лейтмотив — где-то в глубинах человеческого подсознания спит древнее воспоминание, инстинкт обитателя океанской бездны. Мы — такие же дети Океана, как и все представители удивительного подводного мира, обитающие в нем. И не случайно автором был выбран образ гигантского кальмара-архитевтиса, в мозгу которого

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
параллельно существовало сознание земной девушки
— следствие достижений человеческого интеллекта и науки, в которое вмешалось случайное стечение обстоятельств. Это фантастичная и утрированная, но при этом яркая метафора на вечное противоборство внутри человека природных инстинктов и разума. «Не обманывай себя: теперешнее состояние необратимо», — так ответил главный герой повести, гидрокомбист Соболев, сознанию Лотты — своей возлюбленной, умолявшей «вернуть безличность и равновесие»... Для нее это стало невыносимым мучением, побороть которое она так и не смогла... Да, все мы в этой упряжке с самого рождения, но человек на то и человек, что ни на секунду не прекращает эту борьбу, веря что разум все же восторжествует! И люди в этой повести, их образ мышления и поведение в пограничных ситуациях, глубокий психологизм всего повествования — еще одна сильная сторона произведения.

Тема равенства человека и «морского народа», а также многие другие морально-этические линии, поднятые Павловым в «Акванавтах», получат свое логическое развитие в повести В. Назарова «Зеленые двери Земли» — одном из моих любимейших произведений советской научной фантастики за всю историю ее существования.

А теперь о том, что помешало поставить 10 баллов:

Это чисто субъективный параметр, но мне приходилось долго привыкать к авторскому стилю изложения. Есть произведения, где текст «льется как музыка» — здесь это происходило не всегда. В отдельных моментах не хватило сюжетной проработки и завершенности некоторых линий. Но по отношению к несомненным плюсам — недостатки совсем не критичные.

Однозначная твердая девятка. Уверен, что еще обращусь к этому произведению.

P.S. Лично для меня (при безмерной любви и уважении к советскому кинематографу) экранизация 1979 года, хотя и имеет свои сильные стороны, существенно упрощена по отношению к книге.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Валентина Журавлёва «Буря»

Sir Shorris, 2 февраля 2020 г. 02:07

Этот небольшой рассказ запомнился яркой научно-фантастической идеей и приятным стилем письма... Но по-настоящему поразил именно своим морально-этическим, даже отчасти философским содержанием. Ведь удивительный, внезапно проявившийся эффект болеанализатора — это ничто иное, как гениальная в своей простоте истина: «раздели с человеком его страдание, и ему станет легче». Вот в такие моменты фантастика и становится реальностью!

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Станислав Лем «Магелланово облако»

Sir Shorris, 30 января 2020 г. 05:55

«Магелланово Облако»... Выдающееся, новаторское для своей эпохи произведение как по глобальности идеи, так и по композиционной структуре. Практически предтеча «Туманности Андромеды», «Каллисто» и других коммунистических утопий подобного масштаба. Хотя знаменитое первое издание книги на русском языке вышло в 1960 году в издательстве Детгиз, роман с очень большой натяжкой можно отнести к литературе для школьного возраста. Это произведение гораздо более высокого «полета» — глубоко психологическое и философское. Об этой книге уже сказано немало слов, и хороших, и плохих, поэтому я остановлюсь лишь на том, что в этом произведении оказалось наиболее значимым лично для меня.

Если говорить о литературном подходе, на меня произвели сильное впечатление несколько моментов:

Потрясающей красоты и глубины вступление. Сразу нажимаю виртуальную кнопку «да».

Затем, в первой части романа Лем описывает детство главного героя от первого лица — казалось бы, типичный прием в реалистической литературе. Но это детство человека, живущего в мире будущего! Первые детские впечатления от соприкосновения с невероятными технологиями, ставшими повседневной реальностью... Первые воспоминания о жизни в полностью переустроенном мире, зачастую искаженные, преувеличенные, забавные, как и любые воспоминания ребенка... Вот четырехлетний мальчик пугается голограммы своего дяди, вышедшего на связь с другой точки земного шара, или, чуть повзрослев, получает в подарок от бабушки набор для видеопластического моделирования... И все это описывается с такой невероятной достоверностью, теплотой и светлой грустью, как будто мы читаем мемуары или роман классика-реалиста! Никаких сомнений в истинности происходящего. Остается только восхищаться гениальной стилистической находкой автора!

Еще одна особенность романа, которую я хотел бы выделить — равнозначное внимание автора к сиюминутному и глобальному. Я бы даже сказал, что Лем намеренно подчеркивает неразрывность этих понятий. Весь роман по своей сути — это жизненный путь главного героя с первых шагов, исканий и стремлений, до того момента, когда он совершит главный, переломный поступок в своей жизни, сыграв особенную, пусть и не самую значительную роль в осуществлении великой цели всего человечества. Люди, которых он встретит на этом пути, и холодное молчание звезд... Мимолетные разговоры и шорох листьев... Первая влюбленность и настоящая любовь... Обычные будни и моменты, которые запоминаешь на всю жизнь... Все это будет одинаково значимым и, как мозаика, постепенно сложится в одно целое!

Современный читатель, скорее всего, отнесется к жанру «коммунистическая утопия» достаточно настороженно. По понятным причинам. Но ведь коммунизм в фантастике — это «совсем другой коленкор». Так каковы же у Лема эти люди будущего? Какие у них ценности? Они чистосердечны и открыты, в чем-то все они — дети, каждый из них сохранил страсть, увлеченность и верность любимому делу. Их разум всегда подвижен, они непрерывно мыслят, творят, создают. В разговоре они просты и прямолинейны — обращаются друг к другу на «ты», свободно разговаривают на любые темы, с юмором, без лишнего стеснения и барьеров, но с бесконечным уважением к собеседнику. Они любят и ценят свою жизнь, но при этом не задумываясь отдадут ее ради спасения других. Они носят имена, хранящие память о происхождении их предков — Тер-Акониан, Уль Вефа, Соледад — но при этом каждый из них чувствует себя частью единого человечества. В их лексиконе нет места для слов «война» и «убийство». Они создали автоматы, способные выполнить сложнейшие задачи, но решающие действия по прежнему остаются за человеком. Любая информация доступна, подлинниками ценнейших произведений искусства являются кристаллы кварца с записанной на них информацией (как и в наши дни — электронные книги и видео-аудио контент поступает в продажу сразу в цифровом формате), что исключает приоритет единоличного обладания оригиналом, манию собирательства и т.д. Что ж, по-моему не так уж и плохо! Более того — во многом просто необходимо, как глоток свежего воздуха!

При желании, к некоторым аспектам произведения можно было бы придраться, но я все равно поставлю десятку за какой-то невероятный «внутренний стержень» всего повествования, за это бесконечное количество гениальных мелочей, таких незначительных на первый взгляд, но заставляющих сердце отзываться откуда-то из глубины!

P.S. Как профессиональному музыканту, мне было особенно приятно видеть внимание автора к этому виду искусства. Главу «Девятая симфония Бетховена» я считаю одной из самых страстных и проникновенных в романе.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Алексей Николаевич Толстой «Аэлита»

Sir Shorris, 26 ноября 2019 г. 04:06

Одной из главнейших черт выдающихся литературных произведений, и это ни для кого не секрет, является многомерность заложенной в них информации. Внешняя составляющая — захватывающая, простая и понятная — легко воспринимается и в совсем юном возрасте, а более глубокий «закодированный» смысл становится виден уже гораздо позже. Такова и «Аэлита» Толстого. Удивительно то, что первые же опыты писателя-реалиста в жанре научной фантастики (вместе с «Гиперболоидом инженера Гарина»), написанные в качестве литературного эксперимента, как говорится, «по приколу» («Без фантастики скучно все же художнику, благоразумно как-то... Художник по природе — враль, вот в чем дело!»), стали настоящей классикой и целой вехой в истории ее становления! И когда читаешь «Аэлиту», понимаешь что написана она настоящим мастером. Уж сколько всего было сказано об этом произведении... Здесь есть и религия, и философия, и даже эзотерика! Есть и тончайший психологизм, ведь история инженера Лося — это история одиночества и потери, история мужества и верности своему делу, история любви и несломленной надежды...

В «Аэлите» простота изложения и житейский юмор соседствуют с благородной возвышенностью и жизненной мудростью, изысканный слог — с ругательствами и просторечиями, легендарная Атлантида — с советской Россией ... И даже революционный посыл произведения — совершенно особенный! Здесь нет конкретной точки зрения автора на то, правильно это или нет. Где-то Толстой практически открыто высмеивает и «стебет» прямолинейную дерзость и пылкость своего второго персонажа — Гусева, а где-то — заставляет проникнуться к нему сочувствием и уважением («Что же я могу... Вот — кровь свою пролил. Задавили. Мстислав Сергеевич, ну ведь сукин же я сын, — не могу я этого видеть... Зубами мучителей разорву...»). Здесь революция — это скорее законное право на жизнь, вечная борьба за нее. Почему-то не раз вспоминал «Звездные Войны» с их повстанцами и Империей, «Три толстяка» с мятежником Просперо, «Королевство кривых зеркал» с зеркальщиком Гурдом...

Надо сказать, что экшн-сцены для того времени написаны более чем кинематографично! Роман полон страстного, непобедимого жизнелюбия... А что касается романтической линии — это настоящая «визитная карточка» произведения, позволяющая ему не терять своей прелести спустя почти столетие, и оставаться одной из самых ярких «love story» в мировой фантастике!

Удивительный голос Аэлиты... Не он ли звучит внутри каждого человека, узнавшего любовь и потерю? Не он ли заставляет нас жить, творить и верить в чудеса?

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Артур Кларк «Стена Мрака»

Sir Shorris, 9 октября 2019 г. 11:47

Всего час, проведенный за чтением этого великолепного произведения, показался мне целой вечностью. В один прекрасный момент я понял, что уже не в состоянии отложить книгу ни на минуту — она полностью поглотила меня грандиозным образом Стены, своей монументальной непостижимостью возвышающейся над человеческим восприятием... Картины, созданные автором, были настолько фактурны, что я постоянно ловил себя на мысли: «я вижу все в мельчайших деталях, я чувствую эту стену на ощупь...» Да, именно прочувствовать этот рассказ гораздо важнее, чем попытаться только понять его. Хоть раз пережив то, что увидел и осознал главный герой, уже невозможно остаться прежним. Ведь петля Мёбиуса — это лишь символ, наглядное средство выражения, за которым скрывается предупреждение всем, желающим заглянуть за Стену: ставя перед собой великие цели будьте готовы к тому, что их достижение может столкнуть вас лицом к лицу с ПОНИМАНИЕМ, которое не принесет вам радости... Но, возможно, даст взамен нечто большее!

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ольга Ларионова «Где королевская охота»

Sir Shorris, 20 августа 2019 г. 18:06

Очень самобытный и яркий рассказ, глубинная суть и множество деталей которого могут быть не полностью восприняты с первого прочтения. Слишком большой (и, наверняка, намеренный) разрыв между внешней и внутренней составляющей. Сумасшедший, гротескный «зоологический боевик» неожиданно оборачивается философской притчей, личной трагедией главного героя. Стоит лишь на мгновение вернуться к отдельным моментам произведения, которые казались незначительными до наступления финала, как вся цепочка выстроится в цельный образ и картина заиграет совсем другими красками... «НЕ ОХОТЬСЯ!» Эти слова, в отрешенном отчаянии многократно выжженные десинтором на стене, в итоге обретут новый «персональный» смысл... Иногда цепь многократно упущенных моментов, самообмана, неискренности и нерешительности, в один прекрасный момент может привести к хорошему «кармическому пинку» с самой неожиданной стороны и в самых непредвиденных обстоятельствах, когда ты будешь наиболее уязвим и физически, и психологически...

«НЕ ОХОТЬСЯ.

И еще раз.

И еще.»

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Александр Петрович Казанцев «Фаэты»

Sir Shorris, 2 июля 2019 г. 17:00

Продолжая свое знакомство с классикой советской фантастики, я не мог пройти мимо легендарных «Фаэтов», тем более что роман Казанцева «Сильнее времени» (вместе с «Войной миров» Уэллса) когда-то перевернул мое детское сознание и навсегда обратил к этому жанру! Перечитывая роман уже в студенческие годы, я по прежнему находил в нем свою неповторимую прелесть... Однако с «Фаэтами» все получилось несколько иначе — их я не читал «тогда», а сделал это только сейчас. Видимо поэтому впечатление получилось неоднозначным. С одной стороны — невероятная масштабность и эпичность, множество отсылок к древним мифам и историческим событиям, насыщенность яркими идеями, красивыми образами... С другой — неоднородность и скомканость отдельных частей повествования с устойчивым ощущением «нагромождения» действия. Местами наоборот — явные просадки в динамике и выдержанности определенных линий...

А теперь — по порядку:

Первая часть романа — «Гибель Фаэны» — на мой взгляд, получилась у автора наиболее яркой и цельной. Здесь переплелись и сказка, и трагедия. Это практически «Ромео и Джульетта» от фантастики, только уже в космических масштабах! Сам Казанцев всячески подчеркивает эту аналогию, приводя эпиграфы из Шекспира, создавая причудливые и одновременно узнаваемые анаграммы имён действующих лиц (напр. Куций Мерк — «зашифрованный» Меркуцио, друг Ромео). Те же противоборствующие стороны общества... Только вместо Монтекки и Капулетти — Властьмания («высшие») и Даньджаб («культурные»). И та же великая любовь и великая ненависть... Только силы и возможности совсем другие — невероятное по своей разрушительной мощи оружие распада вещества... И вот в эту простую и понятную, и, одновременно, вечную и нестареющую «рамку» вплетено красивое, насыщенное динамикой и страстями действие. Здесь есть и глубокие нравственные вопросы. Автор, как бы между строк, касается многих аспектов жизни — война, власть, любовь, общественное устройство. Помимо прочего, эта часть романа содержит очень сильный с драматической точки зрения эпизод (глава «Суд»), за убедительность которого я готов «простить» все огрехи, встречающиеся в книге. Также настоящим украшением повествования стало придуманное автором техническое «ноу хау» — запирающие механизмы фаэтов, реагирующие на биотоки мозга. Чтобы открыть «закодированную» дверь, необходимо посмотреть в центр колец спирального орнамента (также не случайный символ!) и особым усилием воли приказать ей открыться... Эти механизмы не раз встретятся читателю в романе, играя, подчас, ключевую роль.

Вторая часть — «Сыны Солнца» — является центральной и представляет собой невероятный калейдоскоп событий! Здесь есть все — и теория палеоконтакта (статуэтки «догу», миф о Кетцалькоатле), и Великий Потоп, и зарождение первых высоких культур на Земле (инки, шумеры)... Количество известных гипотез, вписанных автором в сюжет — завораживает и поражает... Но именно в этой части возникает ощущение перенасыщенности и какой-то схематичности. «Марсианская» линия пестрит скачками по эпохам, многие персонажи появляются лишь однажды, чтобы как-то связать цепь событий. Какие-то эпизоды вызывают искреннее восхищение своим драматизмом и проработкой, а где-то возникает желание отложить книгу (что случается со мной крайне редко)... Хотя безусловно, сам сюжет, его размах, антураж и нравственная составляющая — на высшем уровне.

Третья часть — «Братья» — представляет собой логическое завершение повествования спустя тысячелетия после описанных событий. Здесь уже все совсем просто и кратко: захотели-полетели-нашли. Однако же и эта часть имеет свои «жемчужины» (во внутреннем монологе Инко Тихого сформулированы главные мысли книги)... Но самое главное, что именно здесь все в итоге сошлось и замкнулось в единое кольцо, создав фантастическое ощущение целой жизни, пронесшейся перед глазами.

Великолепный финал! Так что неподдельная искренность автора, благородство идей, вера в торжество разума и романтическая заряженность произведения всё-таки перекрыли для меня имеющиеся недостатки. А какие у Казанцева женщины! Если присмотреться внимательнее — они «правят бал» во всех переломных моментах романа, своей проницательностью и решительностью меняя ход истории!

Подводя итоги понимаю, что дать оценку этому произведению будет невероятно сложно. С литературной точки зрения оно неидеально. Но в нем есть необъяснимое и неуловимое «что-то»... И я уверен — это «что-то» в скором времени заставит меня ещё не раз к нему вернуться!

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Исай Давыдов «Он любил вас»

Sir Shorris, 8 мая 2019 г. 23:17

Бывают такие произведения, где всего на нескольких страницах сказано больше, чем в солидном увесистом томе…

В своих интервью Исай Давыдов не раз говорил, что его всегда интересовала «психология подвига». Что движет человеком в этот момент? Что происходит внутри него?

«Он любил вас» — это настоящая «взрослая» фантастика. Здесь нет «экшна» и зрелищности, но есть нечто более глубокое… Замечательно написанная, пронзительная повесть, по своей сути – драматический рассказ в стиле реализм, положенный на фантастический антураж событий. Но это сочетание только усиливает впечатление! Здесь все близко и знакомо, все искренне, все по-настоящему… Обычные люди, настоящая любовь, взгляды, прикосновения, слова между строк… И много потрясающих мыслей.

Чем больше углубляюсь в нашу старую фантастику, тем больше понимаю, сколько настоящих жемчужин было создано в этом жанре еще тогда! Это одна из них.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Александр Шалимов «Пленники кратера Арзахель»

Sir Shorris, 4 мая 2019 г. 01:58

Каково это – остаться одному, отрезанному от родной планеты, в неведомом окружении мертвого пространства? Каково это – понимать, что помощь может не прийти? Каково это – точно знать, сколько часов тебе осталось жить на этом свете, и суметь хладнокровно принять решение, оставшись Человеком с большой буквы?

Когда читаешь дневник Джона Смита, невольно ощущаешь то, что могли чувствовать миллионы неизвестных первопроходцев, безымянных героев, оставшихся один на один со своей судьбой во мраке ночи… Шалимов сумел мастерски передать это!

И оставил читателю надежду на самый невероятный и фантастический исход событий.

P.S. Сцена «прощального разговора» с Землей – пробирает до глубины души… В такие моменты все в жизни встает на свои места!

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Александр Шалимов «Цена бессмертия»

Sir Shorris, 29 апреля 2019 г. 12:45

Перелистнув последнюю страницу этой повести, я, неожиданно для себя, понял, что только что прочитал маленький Шедевр. Изумительно красивая и проникновенная притча, написанная с настоящим чувством и мастерством, не оставила меня равнодушным и сразу же встала в моем личном «топе» в один ряд с лучшими произведениями жанра!

Как слепы порой бывают люди, находящиеся в плену своих убеждений, эгоизма и корысти… И как всего несколько искр, разгоревшихся в искренних и чистых сердцах, способны сломать к чертям вековые оковы ошибок и предотвратить неминуемое! Гибнущая Эна… Эти странные люди с короткими именами – Од, Ия… Кто они? А загадочная Мауна, манящая и недоступная… Нет ли чего-то до боли знакомого во всем этом?

Сравните пролог с эпилогом! Это отражение в зеркале… И на Эне, и на Мауне – голос убеждений перекрывает голос сердца, душит его! Но Од сумел поверить своему сердцу… Ия тоже смогла… Вместе они сделали то, что сделали. Ради Мауны. Только узнают ли когда-нибудь на Мауне, какой ценой была сохранена жизнь этой планеты? Нашей с Вами планеты!

Никогда не поздно задуматься!

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Георгий Мартынов «Каллисто»

Sir Shorris, 13 марта 2019 г. 22:20

Признаюсь, эта дилогия вызвала большой отклик в моей душе! Роман-мечта, насквозь пронизанный удивительной добротой, чистотой, душевностью и человеколюбием. Читая его, я неоднократно испытывал щемящую светлую грусть оттого, что представленные в нем мысли и образы настолько недостижимы, нереальны, изначально утопичны по своей сути… Но насколько же прекрасен мир, существующий на страницах этой книги. Да, это самая настоящая «вселенная», созданная Георгием Мартыновым.

Фантастическая монументальность описываемых событий, когда читатель, вместе с миллионами людей на всем земном шаре, соучаствует в беспрецедентном событии за всю историю человечества – контакте с разумной цивилизацией… Подчеркнутое внимание автора к внутреннему миру человека, к его сомнениям, исканиям и стремлением к прекрасному… Внешняя и внутренняя красота жителей Каллисто, которые не знают зла, зависти и насилия… Для них любая жизнь – священна, они не способны на подлость, обман или убийство… Их образ, будто бы отсылающий нас к мифическому Икару, заставляет оторваться от земли и устремиться ввысь в поисках совершенства… Это произведение влюбляет в себя. От него невозможно оторваться – несколько дней ты будто бы находишься там, заряжаешься невероятной энергией любви, добра и радости! А к персонажам привыкаешь настолько, что они становятся «родными».

Произведение масштабно (если мы говорим о романах «Каллисто» и «Каллистяне», как об одном целом), хотя читается совершенно легко и непринужденно. Дилогия имеет общие мотивы с «Туманностью Андромеды» И. Ефремова, но при этом абсолютно уникальна по своей «атмосфере». Более того, я был поражен количеством неприкрытых отсылок к этому произведению в таких шедеврах кинофантастики как «Близкие контакты третьего рода» (С. Спилберг), и «Звездные Войны» (Дж. Лукас). А ведь оба фильма вышли в США на 20 лет позже мартыновской «Каллисто»! Возможно ли, что Спилберг и Лукас были знакомы с произведением Мартынова и брали на заметку какие-то идеи? Или общий источник вдохновения (в т.ч. и для Мартынова) был еще более ранним? Можно только догадываться!

А теперь — о парочке интересных писательских находок автора.

Первая – это конечно каллистянский язык, с его подчеркнутой мягкостью на согласных. Простое и конструктивное решение привнесло внеземной колорит, оставив при этом нетронутым фонетическое родство двух языков. Такие каллистянские имена, как например, Ригь Диегонь, или Жьесь Дньинь, как визуально, так и чисто акустически — воспринимаются очень необычно! Также в тексте имеется большое количество сносок, где автор упоминает о специфике многих выражений на языке Каллисто, адаптируя смысловое наполнение для людей Земли, иногда заменяя отсутствующие у нас термины близкими по значению выражениями, напоминая читателю о разнице в мерах длины, времени и т.д., как будто речь идет о реально существующем языке!

Вторая же находка, вернее особенность – скорее всего намеренная – практически полное отсутствие женских персонажей в первой части дилогии, в результате чего появление каллистянских девушек – прекрасной Дьеньи, внучки Диегоня, и Бьесьи, супруги Гесьяня – таким интересным образом основательно подготовленное (подобных приемов намеренного «дозирования» прекрасного пола я раньше не встречал в литературе), производит просто ошеломляющий эффект, словно глоток свежего воздуха! Причем, надо заметить, что автор ненавязчиво стремится подчеркнуть их привлекательность в глазах землян (и, соответственно, читателя). Имеет место даже парочка «безобидных», но достаточно красноречивых в этом плане сцен с тонким эротическим посылом. А в случае конкретно с Дьеньи – развивается абсолютно самостоятельная и очень красивая романтическая линия, ставшая настоящим украшением сюжета.

Конечно же, не обошлось без «злых империалистов» и прочих необходимых атрибутов фантастической литературы СССР 50-60х. Но все это подано настолько органично и художественно оправдано, что искренне негодуешь и сопереживаешь героям. Показателен в этом плане потрясающий момент:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
злоумышленник обнаружен и находится в реакторном отсеке корабля, чтобы организовать диверсию. До этого он пытался хладнокровно отравить весь экипаж каллистян (попытка по чистой случайности не возымела должного эффекта) и серьезно ранил одного из них (не было времени добить). Достаточно нажать единственную кнопку, которая приведет в действие «сердце» корабля и диверсант мгновенно погибнет прямо на месте преступления. Но раненый каллистянин отказывается сделать это – для него даже жизнь человека, причинившего ему зло, является неприкосновенной! «Это уже не человек», произносит один из главных героев-землян и своей рукой подает энергию в реактор…
Эта сцена произвела на меня сильное впечатление. Она выходит далеко за рамки чисто социальных противостояний тех лет — здесь речь идет уже о более глобальном и философском вопросе, который неподвластен времени и остается актуальным.

Помимо красивых и впечатляющих эпизодов основной линии повествования, призывающих читателя к размышлению, в романе повсюду присутствуют очень милые и незатейливые «житейские» моменты, поданные на стыке серьезности и юмора. Они прекрасно разряжают обстановку, демонстрируя многогранность таланта писателя и давая нам повод еще раз улыбнуться, немного сбавив обороты после ключевых сцен…

Также меня поразило, насколько автор фантастическим образом подмечал совершенно мимолетные мысли главных героев, идущие казалось, из самых потаенных уголков души… Насколько знакомыми и близкими каждому человеку были эти мысли – те, что возникают в переломные моменты, когда необходимо принять единственное решение, которое будет правильным… Те мысли, что возникают в моменты влюбленности, кратких встреч и долгих разлук… Или в те моменты, когда сжигаешь за собой все мосты… Сколько раз я узнавал свои собственные ощущения, будто бы автор откуда-то знал о них!

Что касается финала — печальный и романтичный одновременно, он оставил ощущение светлой надежды и пережитого чуда, которое станет только началом большого и прекрасного пути… Совершенно незабываемое ощущение, оставшееся у меня в сердце.

Естественно, все это – утопия. Мир, созданный Георгием Мартыновым на страницах «Каллисто», не может существовать в тех масштабах, в которых он был задуман. Идеальных людей, какими предстали перед нами каллистяне — никогда не было и, скорее всего, никогда не будет. И пусть сейчас «Каллисто» многим покажется слишком доброй и наивной книгой… Что ж, пусть будет так. Но она прекрасна! После прочтения таких книг хочется дышать, мечтать и чувствовать…

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Айзек Азимов «Конец Вечности»

Sir Shorris, 7 февраля 2019 г. 01:21

Роман впечатлил. Затягивая, сбивая с толку, он заставлял строить десятки догадок, испытывать сотни оттенков различных чувств и эмоций… И только дойдя до финала и осознав всю картину в целом, я понял, что именно повлияло на мое впечатление больше всего. И дело здесь даже не в мастерских, продуманных и поражающих воображение концепциях времени, где причина и следствие меняются местами, вызывая ощущение неотвратимости происходящего… Не в поразительно остроумных и точных мыслях автора, который в характерах и разговорах главных героев конкретно «прошелся» по нашей действительности… И даже не в неожиданном финале, заставившем полностью пересмотреть все выводы…

Дело в удивительной, неприкрытой «человечности» романа. Все эти колоссальные объемы времени, кажущиеся бесконечными десятки веков – на деле всего лишь одна человеческая жизнь. И каждый из нас, хотя бы раз в жизни, чувствовал себя и Вычислителем, пытаясь определить Минимальное Необходимое Воздействие, просчитать наперед трудную жизненную ситуацию, и Техником, знающим что Изменение вот-вот наступит и разговаривающим в последний раз с близким человеком, которого в новой Реальности уже не будет… А как часто мы сами, до последнего момента, не можем без мудрого «взгляда со стороны» оценить верность или ошибочность своих действий! Вот от этих вещей до сих пор «комок в горле»…

Да, круг нужно разомкнуть, но так ли просто это сделать? Видимо поэтому, где-то посередине между стремлением выйти из Вечности и привычкой к ней – и находится вся наша жизнь.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Владимир Обручев «Плутония»

Sir Shorris, 21 января 2019 г. 00:36

Хотя в детстве я буквально «бредил» палеонтологией и научной фантастикой, эта легендарная книга тогда не успела попасть ко мне в руки. Я решил восполнить этот пробел и прочитал ее сейчас…

«Плутония» произвела на меня сильное, но неоднозначное впечатление.

Начну с нескольких общих моментов, которые лично мной были восприняты как безусловные плюсы:

Во-первых – отличный темп повествования. Действие не скомкано. Оно развивается постепенно, но имеет неплохую динамику и удерживает интерес читателя. Интрига нагнетается постоянно.

Во-вторых – хорошая литературная подача материала. Язык повествования прост, но при этом вполне гармоничен. Будучи, прежде всего, ученым, Обручев, по моему мнению, не сильно уступил в писательском отношении большинству «чистых» литераторов.

В-третьих – общее стремление к научной обоснованности.

Говоря о первой части романа, хочется отметить беспроигрышный выбор антуража действия. Сибирь и Арктика всегда несли в себе что-то недоступное, загадочное, а от того – притягательное, романтичное, экзотическое… При этом автор, с настоящей любовью исследователя, стремится передать читателю каждую мелочь. Потрясающие картины природы, маленькие, уютные сценки из повседневной жизни полярной экспедиции на Дальнем Востоке, Камчатке, во льдах океана… Все продумано, все по-настоящему. Это сразу подкупает, добавляет душевности и реалистичности.

Вторая часть, безусловно, впечатляет самой идеей. Развернутые, подробные, но при этом очень доступные и захватывающие описания флоры и фауны Плутонии поражают своим размахом и значительностью для читателя, не знакомого с палеонтологией. Практически беспрецедентный для того времени и уровня знаний «иллюстрированный путеводитель» по доисторическим эпохам!

Тем не менее, я соглашусь со многими предыдущими ораторами – подчеркнутая «натуральщина», циничность и жестокость в описаниях сцен охоты, безусловно, имеет место быть. Я бы даже сказал, что спуск ружейного курка является для участников экспедиции началом общения с любым живым существом. А тот смак и анатомичность, с которыми переданы подробности бесконечных убийств… «Прикончить», «добить», «урод», «тварь», «гадина» — вот далеко не полный список слов, регулярно применяемых главными героями к окружающему животному миру Плутонии. Я могу предположить, что Обручев и здесь, скорее всего, пытался добиться максимальной реалистичности. В экстремальных условиях действует принцип «или ты, или тебя» — здесь нет никаких вопросов. Я могу понять и то, что тогда и общее мировоззрение могло быть совсем другим — человек был «хозяином природы», «храбрым охотником», который «имеет право сильнейшего» и т.д. Сейчас я, как и любой взрослый человек, могу попытаться найти какое-то обоснование и оправдание поступкам исследователей. Но если бы я прочитал произведение лет в 8-10, когда все животные и динозавры по умолчанию – «хорошие», а каждая смерть – величайшая несправедливость, все действующие лица научной экспедиции были бы восприняты мной как резко отрицательные персонажи! И никак иначе! А ведь Обручев ориентировался, прежде всего, именно на юного читателя. Какого же эффекта он пытался добиться, регулярно убивая «на его глазах», причем далеко не всегда – по острой необходимости?

Я был бы склонен считать подобную модель отношения к дикой природе истинным «голосом» автора, если бы не встречающиеся в тексте описания животного мира, выполненные как бы «за кадром», даже с каким-то умилением… А брошенные в середине повествования две фразы главных героев вообще заставили меня взглянуть на все происходящее совсем под другим углом: Каштанов: «…мамонт, носорог, первобытный бык сохранились здесь благодаря равномерной, благоприятной для них температуре и отсутствию истребителя – человека…» Громеко: «…да, мы только что вступили в эту внутреннюю полость и уже истребили трех обитателей ее». Не были ли эти фразы, единственные в своем роде во всем романе, незримым укором автора в адрес своих же персонажей и предупреждением будущим поколениям исследователей? Все может быть… Во всяком случае, мне хочется верить в это.

Я очень рад, что познакомился с этой книгой – такой неоднозначной для меня, но являющейся вехой в научной фантастике! А гениальный финал этого романа – неожиданный, правдоподобный и соотносящийся с известными историческими событиями того времени, я считаю настоящей находкой автора. Прямо, как говорится, «до мурашек». Не удивительно, что после первой публикации «Плутонии», читатели искренне недоумевали, почему не предпринимается новая экспедиция!

P.S. Кстати говоря, в легендарной компьютерной игре «Syberia», созданной Бенуа Сокалем, прослеживаются прямые отсылки к «Плутонии». Среди прочего – схожесть фамилий персонажей (у Сокаля – Туканов, у Обручева – Труханов), употребление термина «юколы» (у Сокаля – название народа, у Обручева – сушеная кормовая рыба). Про загадочный остров в Северном Ледовитом океане и мамонтов – и говорить нечего.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Александр Беляев «Звезда «КЭЦ»

Sir Shorris, 8 января 2019 г. 03:10

На первый взгляд – простое «как три копейки» произведение. Сюжетные ходы намеренно упрощены и лаконичны, многое кажется наивным и безвозвратно устаревшим. Но с другой стороны — в нем безусловно есть своя неповторимая «изюминка». После прочтения понимаешь, что оно и должно быть именно таким! Искренний, наполненный мечтой и полетом фантазии ретро-футуризм. И именно в этой свободе — от какого бы то ни было усложнения, от излишней драматической насыщенности, вообще от любых «необходимостей» и заключается его прелесть.

Беляев сумел создать простые и понятные образы главных героев, к которым я, как читатель, постепенно проникся большой симпатией. А романтическая линия, при своей кажущейся незатейливости, добавила много приятных ноток в роман. Придерживаясь коммунистической идеологии в своем произведении, как и было положено в то время, Беляев, тем не менее, сумел отпустить свою безграничную фантазию, насытив книгу множеством технических идей, живых, красочных и невероятно подробных описаний жизни на станции «Звезда КЭЦ», на Земле, и за ее пределами. Неподдельная вера автора в этот мир будущего, которое может настать уже сегодня, полностью искупает вольность многих допущений.

Отдельно хочу отметить главы, где были с невероятным фантастическим размахом подняты темы селекции, намеренной мутации и генетического вмешательства в растительный и животный мир, а также тема влияния космического излучения на психофизиологию живых существ. А ведь роман был написан в 1936 году, как раз в ту эпоху, когда генетика была объявлена «лженаукой»…

Финал показался мне очень симпатичным и трогательным, добавив «ощущение реальности» всему происходящему в книге. Дать объективную оценку этому произведению – невозможно. Но впечатление оно, безусловно, оставило.

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Герберт Уэллс «Война миров»

Sir Shorris, 26 ноября 2018 г. 00:51

Первое мое знакомство с этим легендарным романом состоялось, как и у многих, еще в детстве. Я был заинтригован сюжетом и, с замиранием сердца, читал страницу за страницей… Именно тогда зародилось мое особенное отношение к жанру благородной научной фантастики, которое не угасло и по сей день, а «Война миров» гордо возглавила список любимейших произведений на долгие годы.

С тех пор я не решался перечитывать эту книгу, боясь, по-видимому, разрушить детские впечатления. Возможно, я так и не сделал бы этого, если бы мою скромную коллекцию книжных раритетов не пополнило редкое издание этого романа (1935 года выпуска), приобретенное в очень хорошем состоянии у одного уважаемого питерского букиниста. В издании был представлен ранний перевод романа, выполненный Э. К. Пименовой, в ее интерпретации озаглавленный как «Борьба миров». Мне захотелось сравнить его с «каноническим» переводом Зенкевича, знакомым с детства, и я подумал: «Была не была, перечитаю!» Могу сказать, что не только не разочаровался, но и получил истинное удовольствие, открыв для себя много нового в этом выдающемся художественном произведении!

Во-первых – роман читается легко и приятно, написан красивым слогом, изобилует живописнейшими картинами, тончайшими и детальными описаниями мест, предметов, людей, их состояний и переживаний… Ты будто бы сам видишь все собственными глазами и веришь в это до глубины души. Отдельно хочу отметить, с какой любовью Уэллс упоминает и описывает десятки предместий и уголков Лондона. Их названия встречаются практически на каждой странице. Особенно контрастно на этом фоне сельской идиллии, выполненном в почти «бальзаковском» или «стендалевском» стиле, смотрятся слова «марсианин», «боевой треножник», «тепловой луч» и т.д. Они как будто из другого времени! Сразу понимаешь, какой эффект это произведение производило на читателей той эпохи!

Ну и конечно – насколько мастерски автором передано ощущение страха, напряженных до предела нервов, отчаяния граничащего с безумием. Насколько точно он обрисовал поведение различных психотипов людей в моменты столкновения с глобальным бедствием, описал вечное стадное чувство, неконтролируемый «социальный организм» толпы, управляемой паникой и страхом… Показал как краток путь от «венца всего живущего» до существа, находящегося на нижней ступени развития. Но при этом указал и на лучшие человеческие качества — редчайшее самообладание и благородство.

И самое главное — предвидел ли уважаемый мистер Уэллс, что пройдет 120 лет, а люди не изменятся? Что всех персонажей из «Войны миров», их мысли, действия и поступки, человечество нашего времени будет с легкостью узнавать в своем сегодняшнем окружении?

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Уильям Голдинг «Шпиль»

Sir Shorris, 7 ноября 2018 г. 02:03

Роман, оставивший яркий след в памяти с первого прочтения и «зацепивший» сильнее, чем «Повелитель мух». Завораживающая, полуфантастическая идея, необычный стиль изложения, атмосфера возвышенной благоговейности и болезненной фанатичности одновременно – все это о «Шпиле»…

«Где та черта, которую нельзя переступить, не пожертвовав одним ради другого?» — в этой фразе, вложенной автором в уста Роджера Каменщика, прослеживается, на мой взгляд, одна из главных мыслей произведения. Где та тонкая грань, перешагнув которую человек становится способным на любые жертвы во имя призрачной цели? Существует ли такая грань? В этом плане роман перекликается для меня с легендарным «Моби Диком» Германа Мелвилла.

В «Шпиле» Голдинг, в буквальном смысле, выступает режиссером всего действия, почти кинематографически управляя временем по своему усмотрению – то «перематывая» вперед сразу несколько месяцев повествования, укладывая их в один-два абзаца, то приближая крупным планом какую-то конкретную сцену, разворачивая ее практически покадрово, в прямой трансляции с нескольких «виртуальных камер». Читатель видит все, что происходит в каждом уголке собора, слышит неспешный стук шагов, скрип открывающейся двери, чувствует запахи, ощущает ход мыслей каждого персонажа, протяженность каждой произнесенной фразы относительно общего времени…

Отдельного внимания заслуживают детальные описания собора – величественные и изысканные в моменты окрыленности главного героя, они, подчас, становятся гротескными и угнетающими, символизируя абсурдность идеи и отчаяние вовлеченных в нее людей…

И, наконец, сам Джослин… Но кто же он на самом деле? Глубоко одинокий, беспомощный человек, заложник своих мечтаний оторваться от мрачного мира реальности в светлую высь, или горделивый эгоистичный фанатик, искусно подчиняющий людей своей воле? А может быть – всего лишь несчастная жертва прогрессирующего психического недуга, каких тысячи по всему миру? И финал произведения, в котором многие ищут аллегории, не что иное, как попытка наглядно познакомить нас «от первого лица» с тем, что могут переживать такие люди в своем сознании ежедневно до самой смерти? Читателю предстоит ответить себе и на эти вопросы…

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Иван Ефремов «Час Быка»

Sir Shorris, 23 октября 2018 г. 15:05

Являясь большим поклонником литературного творчества И. Ефремова, я в той или иной степени ценю и люблю все его произведения, регулярно возвращаюсь к ним и нахожу для себя что-то новое… Но «Час быка» был и остается для меня чем-то совершенно особенным, магнетическим… Я не могу бесстрастно рассуждать об этом произведении, потому что раз за разом перечитывая эту книгу сначала в 19 лет, потом в 25, и буквально несколько дней назад – в 31 год, я каждый раз попадал под ее непередаваемое «темное» обаяние.

Я намеренно не хочу сейчас затрагивать темы политических и социальных подтекстов в данном романе, т.к. это на мой взгляд только загоняет произведение в рамки и мешает взглянуть на него с других сторон. А я не сомневаюсь, что Ефремов подсознательно писал его именно в день будущий — всем нам. И сегодня, спустя 50 лет, оно так же актуально, как и в то время!

В этом произведении столько недосягаемой красоты, благородства духа, холодного, драматического шарма и какой-то неуловимой сексуальной заряженности, что незаметно погружаешься в эту атмосферу целиком... И, помимо своей воли, подобно владыке Чойо Чагасу или печальному Таэлю, начинаешь «влюбляться» в прекрасный образ Фай Родис, сопереживать главным героям, страдать и радоваться вместе с ними…

Лично для меня – эта книга о том, что иногда вмешательство бывает оправдано, даже если понимание этого придет не сразу… Но вмешательство тонкое, деликатное, на личностном уровне, когда ты твердо уверен в том, что доводов «за» гораздо больше, чем доводов «против», когда ты знаешь ради кого идешь на риск, и готов взять на себя полную ответственность за все его последствия…

Эта книга о том, что человек способен на многое, если сможет взять под контроль свои чувства и эмоции, не давая им власти над собой, но всегда сохраняя трепетное отношение к жизни, чувство доброго и прекрасного…

P.S. Мечтаю когда-нибудь увидеть достойную экранизацию.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне [Кандид]»

Sir Shorris, 22 октября 2018 г. 19:06

Это произведение породило множество споров и разнообразных трактовок. В «Улитке на склоне» каждый видит что-то свое, близкое его пониманию и мироощущению...

Я прочитал повесть в том виде, в котором она впервые вышла в сборнике «Эллинский секрет» («лесная» часть с предисловием братьев Стругацких). Когда я окунулся с головой в этот совершенно незнакомый, сюрреалистический мир, первыми моими мыслями было: «Что происходит?» «О чем идет речь?» Но, по мере продвижения по тексту, в сознании неожиданно начал вырисовываться совершенно четкий образ — бесконечного, безысходного, монотонного повторения, навязанного извне какой-то неведомой силой... Есть такая категория произведений, где важны не конкретные детали и сюжетные повороты, а именно совокупность чувств и мыслей, к которым ты приходишь вместе с главным героем. «Улитка» — как раз именно такое произведение. Вместе с главным героем у читателя постепенно наступает «прозрение». И вот именно в этот момент — когда Кандид (а с ним и читатель) неожиданно начинает испытывать «знакомые» ощущения, пытаться анализировать, мыслить, чувствовать, сопереживать, когда он внутренне отказывается действовать «по накатанной» и пытается по мере возможностей, вопреки всему, противостоять этой уравнивающей, несправедливой, не поддающейся пониманию силе — происходит обретение шанса на возможность выбора, на возможность что-то изменить! Это и есть те самые порывы, которые делают человека сильнее, делают человека — человеком. Даже в неизвестной, враждебной среде. Именно в этом мне видится главный посыл произведения, не привязанный к эпохе и социальному строю, в котором оно было написано.

Оценка: 8
–  [  27  ]  +

Иван Ефремов «Туманность Андромеды»

Sir Shorris, 22 апреля 2014 г. 17:37

Прекрасное произведение! Настолько светлое, яркое и облагораживающее, что невольно, почти физически ощущаешь, как верил автор в свою мечту о таком будущем... Конечно, «Туманность Андромеды», по сравнению с более поздними произведениями Ефремова, такими как «Лезвие бритвы» и «Час быка», несет в себе более выраженный колорит той эпохи, и время написания произведения явно ощущается... Тем не менее, я не увидел в персонажах романа той неживой «плакатности», о которой так много говорилось. Наоборот — Ефремов, как бы между строк, давал читателям понять, что даже в далеком будущем, в совершенном и устроенном обществе, избавившись от многих предрассудков и пережитков прошлого, люди всегда останутся людьми! И в главных героях можно разглядеть эти незримые нити.

Веда Конг знает, что она прекрасна, и, как и положено настоящей женщине, умело пользуется своими чарами, «жертвой» которых (со знаком плюс) становится Дар Ветер. Заведующий внешними станциями, которому не чуждо ничто человеческое, внутренний мир и переживания которого очень широко раскрываются в романе (вплоть до потрясающего, абсолютно «приземленного» и «человечного» эпизода, когда он в разговоре с Мвеном Масом и Рен Бозом говорит, что понимает людей, подбадривающих себя алкоголем, курением и наркотиками в трудные часы неуверенности, тревог и одиночества), наедине с Ведой чувствует себя сильным мужчиной, защитником с почти молодецкой удалью!

Хрупкая и по-мальчишески мечтательная Низа Крит, искренне, самоотверженно влюбленная в Эрга Ноора, бесстрашного, но очень ранимого мужчину, гораздо старше (как дает нам понять автор) ее самой. Очень современная и актуальная тема настоящей любви при существенной разнице в возрасте!

Рен Боз, скромный и застенчивый, будучи уверенным в своей правоте на глазах преображается в настоящего фаната своего дела, у которого горят глаза, который не боится показаться нелепым и демонстрирует в разговорах изрядное остроумие! Именно этим он и покоряет сердце Эвды Наль.

Конечно, Мвен Мас... Наверное наиболее полюбившийся мне персонаж. Образованный и интеллигентный, немного более утонченный, чем Дар Ветер, но при этом пылкая и страстная натура, жаждущая познания, бури чувств и эмоций! И его, также как и многих великих «бунтарей» духа, искусства и мысли всех прошедших эпох на нашей планете, вдохновила на отчаянный шаг... конечно же сила женской красоты! Первый порыв — послание из системы звезды Эпсилон Тукана, после которого перед Мвеном Масом путеводной звездой встает образ прекрасной краснокожей женщины с далекой планеты, и второй — искренний, призывный и страстный танец Чары Нанди на празднике Пламенных Чаш! После этого у него уже не остается сомнений в необходимости проведения рокового Тибетского Опыта! Даже на Острове Забвения, сила женской красоты и сострадания пробуждает в Мвене Масе утерянное чувство собственной правоты...

И, наконец, безмерно печальная сцена отлета звездолета «Лебедь»... где все слова мира были не в силах передать тоску вечной разлуки с друзьями и близкими... И гордость за их отчаянный подвиг!

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «За гранью времен»

Sir Shorris, 7 апреля 2014 г. 11:22

Выдающееся произведение, на 100% отражающее фирменный стиль Лавкрафта. Для меня, помимо прочего, Лавкрафт — безусловный мастер финалов. В большинстве его произведений кульминация наступает в самом последнем предложении, и здесь — как раз такой случай! Конечно, для большинства читателей концовка была предсказуема, но на мой взгляд, это не минус, а сознательный литературный ход автора — довести читателя до максимально напряженного психологического состояния, чтобы он, окончательно погрузившийся в мир описанных событий, практически слившись своими мыслями и опасениями с главным героем, увидел давно созревшие в его голове предположения написанными ЧЕРНЫМ ПО БЕЛОМУ в самом конце! Эффект потрясающий) Причем именно в этом произведении для меня особенно проявилась работа переводчика, мастерство которого помогает достигнуть эффекта, задуманного автором. Я читал два различных перевода — Ю. Соколова и В. Дорогокупли. И если в первом случае — это просто выдающийся рассказ, то во втором — на концовке волосы встают дыбом) И в целом, конечно на мой личный взгляд, перевод В. Дорогокупли более приятен, легок и сделан максимально «по-лавкрафтовски«!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Александр Петрович Казанцев «Гость из космоса»

Sir Shorris, 4 апреля 2014 г. 16:11

Рассказ, прочитанный еще в детстве и вызвавший непередаваемые ощущения прикосновения к таинственному и неразгаданному. Сейчас тема тунгусского метеорита «затерта» со всех сторон, но начало было положено именно здесь!

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Иван Ефремов «Эллинский секрет»

Sir Shorris, 2 апреля 2014 г. 22:32

Первое прочитанное мной произведение этого великого писателя, когда-то заворожившее с первых предложений и сразившее наповал!) Рассказ можно рассматривать как своего рода «увертюру» к «Лезвию Бритвы», о чем говорил и сам автор.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Иван Ефремов «Лезвие бритвы»

Sir Shorris, 2 апреля 2014 г. 22:11

В этой книге есть ВСЕ, о чем хотя бы раз в жизни задумывался человек, способный размышлять и чувствовать... Разнообразие как-бы невзначай затронутых тем с попаданием точно в десятку просто поражает. Причем все личные наблюдения и мысли автора мастерски вплетены в интереснейшую и абсолютно, по тем временам, новаторскую сюжетную концепцию. Иногда с трудом верится, что книга написана 50 лет назад, а не на прошлой неделе! Наверное, это и есть отличительная черта произведений «вечноживущих» и гениальных... Но в случае с «Лезвием Бритвы», гениальность эта не производит впечатление какого-то нечеловеческого абсолюта! Наоборот — человечность автора, его близость к жизни с ее поисками, ошибками и стремлением к красоте делает «Лезвие бритвы», подобно великому творению Даярама Рамамурти, понятным и близким каждому почти на уровне подсознания! С чем-то можно спорить, с чем-то соглашаться, но остаться равнодушным — не получится. Обязательно к прочтению каждому культурному человеку. Причем прелесть после перечитывания спустя годы будет только усиливаться)

Оценка: 10
⇑ Наверх