FantLab ru

Все отзывы посетителя vgi

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Борис Житков «Виктор Вавич»

vgi, 28 июля 14:25

Я, конечно, знал, что у известного мне главным образом детскими рассказами писателя Бориса Житкова есть «взрослый» роман с нелёгкой судьбой. Довелось мне слышать и о тои, что это «один из лучших романов о русской революции». И это меня настораживало: последний роман, рекомендованный мне как «лучшее о революции» — «Доктор Живаго» — я одолеть так и не смог.

Но «Виктора Вавича» я дочитал до конца, хотя это было не самое лёгкое чтение. Тот стиль, что был хорош для рассказов вроде «Механика Салерно» или «Под водой» — короткорубленые предложения со строго дозированной долей эпитетов — в романе через некоторое время начинает утомлять. Да и вообще, роман норовит рассыпаться на отдельные эпизоды — пусть и связанные общими героями. Но ощущение будущей революции книга, без сомнения, создаёт. И это не слишком радостное ощущение. Никаких следов романтизации революции, привычной для советской литературной текучки, в романе нет. И недаром Фадеев ставил в упрёк автору «отсутствие ясной позиции». Симпатии Житкова, бех сомнения, на стороне революционеров, но это не мешает ему вывести в качестве одного из героев — притом заглавного! — того самого Виктора Вавича, квартального надзирателя, и посмотреть на происходящее его глазами. В тридцатые годы, когда писалась книга, такое ещё можно было себе позволить — хотя, как видно по истории её публикации, разумнее было не рисковать.

Нужно ли читать роман? Быть может — но не ждите от него лёгкости коротких рассказов Житкова. Книга оставляет мрачноватое впечатление — как, собственно, и времена, которые она описывает.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Фёдор Кнорре «Капитан Крокус»

vgi, 14 мая 03:26

Эту книжку с двумя львами и укротителем на обложке я в первый раз прочитал более полувека назад, а за всё детство перечитал раз, наверное, сто. А сто первый раз освежил впечатления совсем недавно. И я нынешний соглашусь с собою тогдашним — это хорошая книга.

Александр Лукашин в «Энциклопедии фантастики» называет «Капитана Крокуса» (далее КК) неудачным подражанием «Трём толстякам». Вот уж с чем я не согласен категорически! Сказка молодого Олеши — очередная иллюстрация к «Коммунистическому манифесту»: хорошие пролетарии побеждают плохих буржуев. Примерно такую же сказку, в русле существующей в СССР тогда литературной конъюктуры, могли бы написать, скажем, Эренфест или Шагинян. А книга 60-летнего Кнорре написана совсем в другую эпоху и про другое — это скорее Оруэлл, пусть и немножко упрощённый для детей. Впрочем, Лукашин, похоже, книги Кнорре просматривал по диагонали — иначе откуда бы, например, утверждение о том, что в «Рыцарской сказке», используется «традиционный сюжет о рыцаре и прекрасной даме»? Откуда там дама-то взялась?

Но вернёмся к КК. Итак, это, во-первых, история для детей (сознательно буду избегать слова «сказка»), а, во-вторых, история про тоталитаризм. Эти обстоятельства сразу ставят книгу особняком в ряду других. Я детских книг, посвящённых этой теме, до Кнорре что-то не припоминаю. Был совершенно недетский «Дракон» Шварца. Книги Крапивина (самое близкое, что я могу припомнить, хотя и несколько о другом) появились уже позже, в семидесятых. Да, были сказки о тирании (типа «Трёх Толстяков», см. выше), в которых простой народ сначала стенает под пятой угнетателей, а потом дружно их свергает. Но в книге Кнорре таких вот толстых угнетателей и голодных угнетённых, как у Олеши, в чистом виде вообще нет. Зло там вообще не очень персонифицировано. Жуткое и нелепое Чучелище aka Генерал-Кибернатор попал на свой верховный пост совершенно случайно и был удержан у власти нужными людьми только потому, что оказался в нужное время и в нужном месте. И никакой он, на самом деле, не Главный Антагонист — это я, между прочим, и в детстве уже неплохо понял. Пришёл он к власти, в конечном счёте, благодаря оплошности беззаботного клоуна Коко — просто сбежал из цирка. Обходись Коко со своим Чучелищем поласковее, возможно, этой истории бы и не произошло. Он виноват. А кто, собственно, не виноват? Да, виноваты члены Тайного совета, полицейские, сыщики, военные, пожарные, учёные... Музыканты, которые играли бодрые марши... Простые жители, которые наблюдали за постепенным повышениям градуса очучеления и молчали. Капитан Крокус, который малодушно прятался в своём домике с любимым львом, вместо того, чтобы показать всем злодеям, где раки зимуют... Да, все виноваты в разной степени — но ведь виноваты! Будь это нормальная сказка, жители Города должны были бы в едином порыве и под руководством отважного Главного Героя встать на борьбу с злом и его победить. А Капитан, вместо того, чтобы смело броситься выручать своего старого друга, а лучше и вообще всех жителей Города, предпочёл бежать, в безнадёжной попытке спасти чужих детей и полузнакомых зверей, и это тоже как-то не по-сказочному. В конце концов с Чучелищем справился не Главный Герой (кто бы он ни был), а поросёнок Персик, причём в силу, опять-таки, довольно случайного стечения обстоятельств. А в не вполне героическом эпилоге я тоже не очень-то верю взрослым горожанам, которые обещают, что «никогда-никогда» больше такого не допустят. Вот так уж и не допустят? «Дракон» здесь был помянут неслучайно. «Зло ушло, добро пришло, чик-чирик-чирик-ура...» Это не окончательная победа добра над злом, это такой вот открытый финал. Глухонемые души никуда не делись. И вообще, как думалось Румате Эсторскому, «как здорово было бы, если бы с планеты исчезли все люди старше десяти лет...»

Теперь о самом неоднозначном — о «жестокостях», в которых Кнорре кое-кто обвиняет. Вернее, о «ненужных жестокостях». Ведь в книге живых существ, о ужас, умерщвляют и превращают в механические чучела. Мне довелось участвовать в оживлённой дискуссии по этому поводу, и я сказал оппоненту примерно следующее. Очень тяжело оценивать степень нужности или ненужности описаний насилия в книгах. С тем, что иногда без них не обойтись даже в детской литературе, никто, наверное, спорить не будет, вопрос лишь о дозах. Это, разумеется, зависит и от художественных задач автора и от возраста детей, для которых книга предназначена. Здесь я могу попытаться реконструировать свои детские впечатления. В семь лет я, вероятно, вообще не обратил на эти моменты в книге внимания (между прочим, никакой кровищи там нет, даже бутафорской; всё это очучеление происходит за границами читательского взгляда и описано довольно условно — нечто острое и железное нам показывают только один раз, перед счастливым спасением клоуна Коко). Потом — постепенно — пришло осознание того, что ведь людей и зверей всерьёз убивают, потрошат и превращают в бездушные автоматы. Или всё-таки понарошку? Да нет, всерьёз! Это было жутковато, конечно. Очень жалко было людей, ещё жальче было кошек и собак. Но, насколько я могу судить, ни к каким психологическим травмам не привело. Возможно, я был довольно толстокожим ребёнком.

Зачем всё это было нужно автору? Ну вот я мысленно извлекаю из КК всю линию, связанную с очучелением. Что остаётся? Школьных учителей заменяют автоматами, которые учат детей трезвому взгляду на жизнь. При этом запрещают читать сказки — нехорошо, конечно. В цирке вместо живых зверей выступают автоматы... хотя нет, это же были бывшие живые, но автоматизированные звери, им неоткуда взяться... Что ещё? Описывать ужасы психологического давления и ломки душ, как это сделано у Оруэлла, нельзя — книга детская. Но не настолько детская, чтобы обойтись без страшной и серьёзной угрозы. Иначе от чего спасают дети своих питомцев? От какой опасности Капитан пытается уберечь детей и зверей? Нет такой опасности — и самый, как мне кажется, эмоционально сильный эпизод — когда капитан Крокус спасает со склада Комбината предназначенных к очучелению зверей, из книги выпадает. Быть может, Кнорре стоило оставить угрозу вивисекции и автоматизации только над животными? Но это ещё вопрос, что более жестоко и кого ребёнку жальче — человека или пса.

Можно, вероятно, обвинить Кнорре в неудачном выборе художественных средств — хотя оценка этих средств как удачных или неудачных довольно субъективна. (Я, скажем, читал дискуссию о «Белом Биме — Чёрное Ухо», в которой одна из спорящих сторон оценивала эту книгу как полезнейшую для детских душ, а другая — как чудовищно и ненужно жестокую). Но говорить, что душевно чёрствый автор не понимает, что делает, или так просто влепил в свою историю Чучельномеханический комбинат, чтобы детишкам не скучно было — это, конечно, неверно. Быть может, он просто помнил фразу Гейне: «Wer Bücher verbrennt, verbrennt auch Menschen» («Кто сжигает книги, сжигает и людей»)? Вот что действительно было бы плохо, вредно, отвратительно, это если бы в книге кого-то убивали, а читателю было бы их не жалко. Если падающей наковальней — в лепёшку, а мне весело. Но КК — это совершенно не тот случай.

Перечитав написанное выше, я понял, что, увлекшись этическими и педагогическими вопросами, я почти ничего не сказал о собственно литературных достоинствах КК. У кого-то может возникнуть впечатление, что вся книга полностью посвящена обличению тоталитаризма и прочим скучным материям. Но это не так. Книга написана отлично, богатым языком, с выстроенным сюжетом, живыми персонажами, хорошим юмором. По-моему, молодым читателям её стоит прочесть. А может, и не только им.

Подведу итог: книга Кнорре — это неправильная сказка, но мне она нравилась и нравится. Узнать, понравится ли она вам, можно только одним способом.

Кстати, в детстве я ничего, кроме КК, у автора, разумеется, не читал. А сравнительно недавно решил исправить этот пробел и прочитал его «взрослую» беллетристику. Одно из двух: либо я ничего не понимаю в литературе, либо Фёдор Кнорре — хороший, тонкий, психологичный писатель, совершенно незаслуженно забытый.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Редьярд Киплинг «Кошка, гулявшая сама по себе»

vgi, 17 марта 13:43

Любопытно заметить, как меняется эта сказка в зависимости от того, действует ли в ней Кот или Кошка. У Киплинга, у большинства переводчиков на русский, да и в советском мультфильме 1968 года, сам по себе гуляет Кот (в оригинале используется местоимение «He»). И вся история, таким образом — про хитрого самца, который проник на территорию сильного, но простодушного конкурента и обеспечил себе часть внимания его самки и некоторые права. Но вот у Маршака и Чуковского, в самом распространённом русском переводе, сама по себе гуляет Кошка, и это несколько другая история, в которой две изобретательные особы женского пола конкурируют за ресурсы самца. И, в конечном счёте, Мужчина нежданно-негаданно для себя обзаводится гаремом, состоящим из Женщины и Кошки, которые не слишком любят друг друга, но вынуждены сосуществовать.

Уж не знаю, какие выводы можно сделать из этого наблюдения, но какие-то наверняка можно...

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Исай Давыдов «Девушка из Пантикапея»

vgi, 14 февраля 23:12

С детства полюбил эту повесть Давыдова. Очень мне это понравилось — прекрасная девушка из древнего Рима, выходящая ночью к костру наших современников. Сначала мы отвечаем девушке на её «Ave» — «Авэ, Цезарь, моритури тэ салютант!», потому что ничего другого вспомнить не можем. Потом пытаемся общаться на обрывках дурно усвоенной медицинской латыни. Потом поим сладким чаем, а утром везём в город и ищем там преподавателя латинского языка. Всё предельно логично, лично я так бы и поступал.

Да, разумеется, повесть несёт на себе приметы времени. Такое было время, и вот такие у него приметы. Но если назвать её «сказкой» (как это делают некоторые из лаборантов ниже), то так же придётся назвать и почти всю советскую фантастику тех времён. Ну полно вам, уважаемые господа! Чего бы вы хотели от советской фантастической повести? Чтобы злое кэгэбэ корабль пришельцев сбило, древнюю римлянку арестовало и допросило с пристрастием, машинку с усыпляющими лучами отобрало, пустило в серию и раздало советским разведчикам, а рассказчика посадило в гулаг, чтобы помалкивал?.. Тогда бы это получилась не советская фантастика шестидесятых, а российская — нулевых. Такой много, а повесть Давыдова — одна в своём роде. И никакая это не лакировка действительности, а просто небольшой сдвиг в будущее. Нигде же не написано, что действие повести происходить в 1965 году, во время её написания. Быть может, например, это случится в 1975, когда всё у нас будет совсем хорошо. С учетом этого маленького сдвига в светлое будущее почти всё описанное в повести довольно последовательно.

И ещё одно. В начале 60-х в советской фантастике произошли большие изменения — и повесть Давыдова это хорошо иллюстрирует. В самом деле: как выглядело советское произведение о контакте с пришельцами раньше? Возьмём, скажем, «Каллисто» Мартынова. Схема такова: прилетает корабль, и его замечают издалека — потому что зачем ему скрываться? Об этом пишут во всех газетах. Он садится — на территории СССР, разумеется (почти все пришельцы в советской фантастике садятся на территории СССР, а в американской, соответственно, на территории США). К нему посылается делегация, пришельцы приветствуют аборигенов и рассказывают им о своих достижениях в области науки, техники и социальной политики, а капиталисты скрежещут зубами от злобы и зависти...

Но не такую историю рассказывает нам Давыдов. Контакт произошёл... но его как бы и не было. О нём знают только те, кому это надо по долгу службы. Для западных читателей, воспитанных в традициях конспирологии, тут, конечно, ничего необычного не было бы — у них, как известно, засекреченные пришельцы давно уже через край Зоны 51 пересыпаются. А в советской фантастики такой сюжет, как мне кажется, встречается впервые. Разум во вселенной, конечно, есть, но вас, дорогие товарищи, это не касается. Что, несмотря на вполне счастливый конец, придало повести некоторый оттенок горечи.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Курт Воннегут «Гаррисон Бержерон»

vgi, 26 сентября 2021 г. 12:58

Если все люди равны, то почему я должен быть глупее или уродливее моего соседа?! Нет уж, сделайте меня таким же умным и красивым, как он. Ну, или его — таким же глупым и некрасивым, как я. Последнее, кстати, гораздо проще.

Подозреваю, что в 1961 году, когда был написан «Гаррисон Бержерон», подобные рассуждения — и иллюстрирующий их следствия блестящий рассказ Воннегута — казались гротескной сатирой, невозможной весёлой нелепостью. Но, знаете, сейчас мне уже как-то не очень смешно. Потому что это пугающе правдоподобно — а если сохранятся современные тенденции, то примерно в таком будущем нам и предстоит вскоре жить. Боюсь, что у людей, пропагандирующих сегодня позитивную дискриминацию (исключительно во имя Справедливости и Всеобщего Равенства, разумеется!), завтра не возникнет особых сомнений по поводу законодательного внедрения уравнивающего умственные способности радио или компенсирующих хорошее сложение свинцовых противовесов.

Рассказ великолепен в своей лаконичности. 10 баллов.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Кришан Чандар «Перевёрнутое дерево»

vgi, 25 сентября 2021 г. 04:59

Вообще-то, я люблю авторские детские сказки, но эта мне не понравилась. Возможно, из-за завышенных ожиданий. История рассказана сумбурно и схематично — и это помимо справедливо отмеченной автором предыдущего отзыва угрюмости. Она состоит из отдельных строительных блоков — бедный мальчик и жадный падишах, путешествие по экзотическим локациям, поиски квестовых предметов, обретение друга, спасение друга, освобождение угнетённых и т.д. И само по себе это нормально для сказки — но проблема в том, что блоки эти обтёсаны и пригнаны друг к другу плохо, нет в этом изящества, которое хотелось бы видеть в литературой сказке.

Помимо прочего, автор небрежен и невнимателен к деталям собственного повествования. Рискуя показаться занудой, спрошу: откуда в Города Машин, в котором уже не осталось ни одного человека, взялись директора киностудий? И почему у Юсуфа на выходе из этого города не удержали потраченные им восемь анн? И где обещанные старцем из Города Змей комментарии по поводу увиденного в волшебном зеркале? И так далее. Сказка сказкой, но какая-то логика и последовательность в ней должна присутствовать.

Наконец, моего воображения не хватает, чтобы представить себе растущее в глубь земли дерево, по которому можно путешествовать, спускаясь по веткам. Могу допустить разве что спуск по полому стволу. Хотя это уже придирки.

Быть может, вы скажете, что я просто опоздал — читать такое нужно не в шестьдесят лет, а в десять? Нет, не думаю, чтобы и в детстве эта сказка мне понравилась бы. Только напугала бы, возможно.

Впрочем, Миядзаки, наверное, сделал бы по ней красивый мультфильм. В котором от авторского текста мало бы что осталось.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Лазарь Лагин «Шпионские страсти»

vgi, 31 августа 2021 г. 21:23

Ну надо же! Сценарий к этому с детства мне знакомому мультфильму, оказывается, написал Лазарь Лагин, автор «Хоттабыча», «Майора Велл Эндъю» и прочего. Респект ему за это.

Любопытно заметить, что смотрел я эту замечательную пародию в начале семидесятых на домашнем кинопроекторе с 8-миллиметровой плёнкой — был в советское время такой сравнительно непопулярный способ просмотра фильмов. (На такой плёнке продавались, кажется, малометражные «Пёс Барбос и необыкновенный кросс», «Самогонщики» и всякие любимые народом мультфильмы). Ни в кино, ни по телевизору я его не разу до перестройки не видел. Весьма вероятно, что его там и не показывали. Так что мультфильм этот, видимо, не слишком одобрялся к широкому прокату. Похоже, кого-то это издевательство над штампами советских детективов «про шпионов» задело за живое.

10 баллов, однозначно.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Василий Головачёв «Консервный нож»

vgi, 25 июля 2021 г. 19:54

Повесть представляет собой нечто вроде космического боевика — в подобном жанре, помимо Головчёва, творили, например, Павлов и Гуляковский. Герой с былинным именем Hикита Пересвет (крутизны необычайной — умение драться всеми четыремя конечностями сразу, встроенный в мозг компьютер и т.п.) направляется на некую космическую станцию с целью расследовать творящиеся там неприятности. Станция эта построена, а потом заброшена, некими пришельцами, а ныне осваивается людьми.

В технические детали автор старается не вдаваться, оставаясь на уровне описательном — что позволяет ему, на мой взгляд, избежать самых вопиющих ляпов. Остаются только пустопорожние квазинаучные фразы типа «радиоволны инфракрасной частоты». Кроме того, много досадных небрежностей — герой входит в комнату и упоминает, что в нем находятся две женщины — а потом выясняется, что их три, и т.п. Автор явно не перечитывал свое произведение внимательно.

Язык — как язык автора, так и язык его картонных персонажей — совершенно суконен. Одна из характерных его особенностей — утомительное и слабомотивированное использование кавычек, причем и в прямой речи тоже. Постоянно встречаются фразы типа «Я покажу вам, как удобнее выбраться к ''гостинице''» или «Встретимся на ''малом ученом совете''». Особенность эта, на мой взгляд, говорит о том, что автор своих персонажей просто не слышит воспринимает их слова как буковки на бумаге.

Теперь о сюжете.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В повести происходит в основном беготня с драками и разоблачением инопланетных диверсантов, а также предателей из числа землян. В общем, читать это было довольно скучно, но конец меня порадовал. Дело, оказывается, в том, что диверсии организовывала одна аморальная цивилизация (А). Она хотела вытеснить из данной планетной системы цивилизацию землян (З) и получить свои проценты за сделку между цивилизацией (Б). продающей космический комплекс, построенный другой цивилизацией (В), четвертой цивилизации (Г) (здесь главное не запутаться). В развязке, которая, как водится, отодвинута последнюю страницу, выясняется, что вся эта довольно кровавая, со множеством жертв, история спровоцирована высокоморальной цивилизацией (Б), дабы вернуть древней цивилизации (В) интерес к жизни. Будучи прямо спрошенным, нельзя ли было применить... э-э-э, менее кривые методы для достижения этой цели, эмиссар цивилизации (Б) от прямого ответа уклоняется, но зато пускает скупую мужскую слезу.

И тут я тоже заплакал...

Книга этот был мною прочитана — и отзыв написан — примерно четверть века назад — в первый и последний раз, когда я на спор читал Головачёва. Но плАчу я до сих пор, если что.

Оценка: 1
–  [  2  ]  +

Роман Подольный «Без обезьяны»

vgi, 25 июля 2021 г. 19:28

Без преувеличений, это одна из тех научно-популярных книг, которче в юности сформировали мой взгляд на мир. Моя физика и математика начались с Якова Перельмана, языкознание — со Льва Успенского, а антропология, этнография, социология — несомненно, с Романа Подольного. За полвека книга, конечно, устарела, но не думаю, чтобы очень. Будет отличным дополнением, скажем, к лекциям Станислава Дробышевского. Современным читающим тинэйджерам (остались ещё такие, нет?) читать её нужно непременно, даже если они не планируют заниматься антрпопологией, да и наукой вообще — просто для правильной организации сознания. Да и взрослым, быть может, не повредит. Написано весьма нескучно — Подольный это умел.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Кир Булычев «Корона профессора Козарина»

vgi, 25 июля 2021 г. 19:16

Кир Булычёв, известный сейчас большинству как автор приключений Алисы Селезнёвой, бывает в некоторых своих вещах довольно депрессивен. И этот рассказ тоже не исключение — несмотря на хэппи энд. Тема полного, катастрофического непонимания между людьми, которая во всей красе была раскрыта в «Очаге на башне» Рыбакова, здесь тоже описана с чувством. И не будь чудесной телепатической короны, всё, надо полагать, кончилось бы очень плохо. А может, и корона не поможет, в конечном итоге.

Интересно заметить, что рассказ имеет очень косвенное отношение к фантастике. Эту волшебную телепатическую машинку можно было бы заменить чем то вполне реалистическим — скажем, муж мог бы прочитать дневник жены, почти ничего бы от этого не поменялось. Фантастический элемент здесь введён Булычёвым скорее по привычке — ну, или для создания химической чистоты ситуации.

Рассказ хорош, да. Но я редко его перечитываю — тяжёл он для меня. Уж очень трудно поверить, что после катарсиса будут эти супруги жить счастливо и умрут в один день. Хотя бывают же всё-таки в мире чудеса? Хотя бы в фантастике?..

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Генри Лайон Олди «Шерлок Холмс против марсиан»

vgi, 20 мая 2021 г. 06:58

В фантлабовских отзывах на этот роман уже неоднократно появлялись кулинарные аналогии. Воспользуюсь ими и я. Не случалось ли вам, подобно Алисе, в детстве подумать, как здорово бы было смешать разные вкусные вещи, чтобы получить что-то мегавкусное? Клубничное мороженное, жареную картошку, шоколад и солёные огурчики, скажем? Вот такое литературное блюдо вам и предстоит съесть. Винегрет из Конан Дойля, Уэллса, Стокера, Лавкрафта, Роулинг... Не то что бы я был категорически против кроссоверов в принципе — оно может и довольно вкусно получиться. Но не в данном случае. Жевать... то есть читать это мне было откровенно невкусно и неинтересно. А за Шерлока нашего Холмса просто обидно. Судорожными скачками сюжета и вводом всё новых и новых персонажей авторы поставили его в ситуацию, в которой его прославленный рационализм почти ничего дать не может. Таким образом, данный кулинарно-литературный эксперимент, на мой вкус, не удался.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

И. Грекова «Хозяйка гостиницы»

vgi, 25 ноября 2020 г. 17:28

И опять Грекова пишет о женской судьбе. Сейчас такое, наверное, запишут в феминистскую прозу. Главная героиня — сильная, неглупая и, как в конце концов выясняется, самодостаточная женщина, которая коня в горящей избе на скаку остановит. А вот мужчины её окружают довольно худосочные. Не особенно везёт ей с мужиками. Первый — сухарь с домостроевскими замашками, второй — безвольный алкоголик, третий... ну, третий, вроде бы, пока мужчина её мечты, но кто знает, как оно потом сложится. Полюбила-то она всех троих не умом, и даже не сердцем, а скорее ушами — уж больно складно они поначалу говорили. И описаны все мужчины довольно бледно. Не потому, конечно, что Грековой не хватило бы сил разобраться в мужской психологии, а просто в данном случае ей интереснее главная героиня, глазами которой она и смотрит на окружающих. Ну и хорошо, не возражаю.

Я, как и многие, отравлен современным цинизмом, поэтому мне сложно себе представить вот такую всю из себя положительную, и при этом успешную, хозяйку гостиницы, как описала Грекова — без нецелевого расходования средств, левых доходов, без встроенности в вертикальную систему взяток и горизонтальную систему взаимных услуг («Завсклад — Товаровэд — Дырэктор магазын», как говаривал герой Аркадия Райкина) и прочих практически неизбежных для брежневского застоя вещей. Сечас это кажется некоторой идеализацией, хотя в то время, возможно, еще доживали век подобные реликты более ранних эпох. Как мы теперь знаем, исторической перспективы у них не было. Но, несмотря на это, хочется пожелать Вере Платоновне удачи.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Илья Варшавский «Побег»

vgi, 19 ноября 2020 г. 19:56

Илья Варшавский, как известно, писал юмористическую фантастику. Но не только. И когда он не шутил, то обычно бывал довольно мрачен. Пожалуй, он — автор самых депрессивных вещей в советской фантастике (которая в целом, как известно, смотрела на мир и человечество довольно оптимистично). Да и его как-бы-смешные произведения тоже выделялись из общего ряда — ведь шутя можно сказать многое, что тебе не дадут сказать всерьёз.

Впрочем, «Побег» мрачноват даже для Варшавского. Нечего даже надеяться, что он даст читателю или своим героям хоть какой-то намёк на выход. Спойлерить не буду, но вы и по другим отзывам сможете догадаться, что всё кончится плохо.

Формально пессимистические вещи Варшавского рассказывают о неком капиталистическом государстве Донамага. Но это нехитрый приём и в прежние времена вряд ли мог обмануть читателя, а уж сейчас-то всем точно ясно: всему человечеству, безотносительно общественно-политической формации, писатель пророчил очень печальное будущее, причем ещё в те времена, когда у нас принято было смотреть вперёд с оптимизмом.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Роберт Шекли «Терапия»

vgi, 15 ноября 2020 г. 16:37

Рассказ, безусловно, шедевр и классика фантастики. Но не менее интересным мне показалось чтение отзывов лаборантов. Удивительно, насколько по-разному читатели его воспринимают: «бездна юмора», «вообще ничего смешного», «триллер о маньяке-убийце», «жалко бедного больного», «рассказ о том, что надо читать инструкции», «пародия на психоанализ», «критика общества потребления» и много чего другого. И почти всё это правда, между прочим. Тем-то Шекли и замечателен, что он смог втиснуть это в небольшой текст.

Нет, что ни говори, а сороковые и пятидесятые годы — это золотой век американской фантастики. А сейчас и серебряный уже закончился, увы. Так что я сажусь на виртуальную скамеечку у парадной, кладу подбородок на виртуальную клюку, окидываю взглядом современных литераторов и брюзгливо шамкаю: «Не, сейчас такого уже не напишут. Куда им...».

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Виктор Пелевин «День бульдозериста»

vgi, 19 октября 2020 г. 07:51

Интересно, как мало фантлабовцев оставило отзыв на «День бульдозериста» — хотя Пелевина нынче читают почти все. Не то не читали, не то не поняли, не то не произвело впечатления. На меня же в 1991 произвело — и я довольно давно поставил рассказу десять баллов, но отзыва тоже не оставил. Восполню этот пробел, и попробую объяснить, почему считаю этот рассказ одним из лучших у Пелевина. Хотя, возможно, чтобы понять это, нужно родиться в СССР и прожить там лет двадцать.

По словам Стендаля, книга — это зеркало, с которым идёшь по дороге. Продолжим эту аналогию. Когда-то литераторы носили по дорогам обычные зеркала, теперь часто предпочитают кривые. Отражение в кривом зеркале может повеселить читателя, а может заставить задуматься. Но очень важно, чтобы оно не было уж слишком кривым — чтобы отражённые предметы можно было узнать. Или, переходя от оптики к литературе — используя гротеск, писатель должен знать меру, ему важно не потерять узнаваемости. И в «Дне бульдозериста» эта мера соблюдена виртуозно. При всей фантасмагоричности происходящего — все эти атомные бомбы и квазиобсценная лексика из газетных передовиц — реалии, стоящие за происходящим, на удивление легко считываются.

Мрачен ли рассказ? Вроде бы, должен быть мрачен, но лично у меня он почему-то безысходного чувства не оставляет — в отличие от многих более поздних пелевинских текстов. Не все меня поймут, но мне кажется, что это не отчёт паталогоанатома, а описание натуралиста. Да, он описывает странное, уродливое, но при этом вполне живое общество, не лишённое своеобразной извращённой гармонии. Впрочем, возможно, моё аосприятие окрашено личным отношением к описанной эпохе. В любом случае, рассказ хорош.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Айзек Азимов «Галактическая история»

vgi, 13 октября 2020 г. 03:06

В отзыве на «Рассказы о роботах» я написал, что Азимов известен как автор двух сбивающих с толку концепций. Там я говорил про первую, вот вам анализ второй.

Итак, основная идея, на которой построен этот цикл Азимова — это допущение, что существует возможность (почти) точно предсказать будущее человечества на (почти) неограниченное время вперёд. Именно это умеет делать психоистория — наука, которую изобрёл гениальный математик Гари Сэлдон, и именно тому, как замечательно реальность согласуется с теорией, главным образом и посвящёны эти романы. Психоистория сбойнула, по-моему, только один раз, когда в неё вмещалось некое уникальное непредсказуемое обстоятельство, а в остальном — прекрасно работала.

Нельзя сказать, что концепция психоистории внутренне противоречива или литературно некрасива. Собственно, у неё есть ровно один недостаток — она просто неверна. Для того, чтобы понять это, достаточно вспомнить, как часто вы в своей жизни сталкивались с более или менее точным прогнозом погоды, скажем, на месяц вперёд (не считая прогноза того банального факта, что в средних широтах северного полушария Земли в ноябре, скорее всего, будет холоднее чем в октябре и т.д.). И это вовсе не потому, что метеорологи глупы или ленивы. Просто атмосфера Земли — хаотическая система, её динамику в принципе нельзя предсказать за пределами сравнительно небольшого отрезка времени, который равен, грубо говоря, неделе, и который иногда называют «горизонтом предсказуемости» или «ляпуновским временем», в честь выдающегося русского математика А.М. Ляпунова. И наука осознала это довольно поздно — примерно к началу XX века. А до этого времени доминировала точка зрения, что если мы достаточно точно измерим начальное состояние системы и аккуратно сделаем расчёты, то мы узнаем всё про её судьбу. (Гипотетическое существо, которое способно это делать, обычно называют демоном Лапласа). Собственно, эта точка зрения возникла в XVIII веке под влиянием развития небесной механики, когда астрономы с восторгом выяснили, что достаточно хорошего телескопа и знания законов Ньютона, чтобы точно предсказать положения планет и комет и через десятки, и через сотни лет. А преломившись в массовом сознании, это идея породила образ яйцеголового учёного, который прикидывает что-то на салфетке и рассказывает вам с точностью до минуты, когда именно взорвётся Солнце, произойдёт землетрясение или извергнется Йеллоустоунский вулкан. И, боюсь, азимовские рассказы тоже причастны к формированию такого штампа.

Но в XX веке учёные (не голливудские, а настоящие) с удивлением осознали, что природа так не работает. Хаотические динамические системы в принципе непредсказуемы. А к хаотическим, если быть кратким, относится подавляющее большинство сложных систем (в скобках заметим, что сложность требуется весьма умеренная: допустим, система из N гравитирующих тел хаотична начиная с N=3). Именно поэтому нельзя задолго предсказать ни изменения погоды, ни солнечную вспышку, ни экономический кризис. И, разумеется, социальные системы тоже являются хаотическими.

Вернёмся к Азимову. Если бы он писал фэнтези и ввёл бы в повествование какую-нибудь Длань Судьбы, которая управляет ходом событий, то особых претензий у меня к нему бы и не было. Но он писал фантастику как-бы-твёрдую, и, читая об очередном сделанном двести лет назад и сбывшемся, с точностью до дня, гениальном сэлдоновском прогнозе, я не верю, по указанным выше причинам, и мне становится не очень интересно.

Однако даже это не имело бы значения, если бы Азимов умел писать хорошо в литературном смысле. Но, увы, красоты стиля и глубина проработки характеров — это не его сильная сторона. Остаётся следить за процессами и идеями, а основная идея, описывающая процессы, в данном случае подкачала. Ну, я так думаю. И ставлю этому циклу 6 баллов, при этом один балл добавлен из уважение к другим трудам Азимова — они действительно того заслуживают, несмотря ни на что.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Айзек Азимов «Рассказы о роботах»

vgi, 9 октября 2020 г. 08:42

Азимов — автор двух, вероятно, самых сбивающих с толку концепций (тут лучше подходит импортное слово «misconceptions») в мировой научной фантастике. Так как он был ещё и неплохим учёным и отличным популяризатором науки, то эти концепции получились очень живучими. Про вторую — так называемую «психоисторию» — я расскажу потом и в другом месте. А первая — это «три закона роботехники».

Как известно, у азимовских роботов позитронные мозги. Почему «позитронные»? А бог его знает. Если там и вправду есть позитроны — то есть антиэлектроны, — то полезно помнить, что эти частицы отличаются от электронов ровно двумя свойствами. Во-первых, знаком электрического заряда, а во-вторых, тем, что, столкнувшись, электрон с позитроном полностью аннигилируют. Таким образом, если вам, по неведомой причине, нужно сделать мозги робота из позитронов и добиться, чтобы они не исчезли через миллисекунду во вспышке гамма-излучения, вам нужны тяжеленные сверхпроводящие магнитные ловушки и прочая машинерия, поэтому робот ваш будет весить, самое меньшее, как карьерный экскаватор, а стоить в десять раз дороже. Но, конечно, это мелочи — никаких позитронов в роботах, разумеется, нет, а термин «позитронный» — просто красивое слово, придуманное маркетологами U.S. Robots and Mechanical Men, Inc.

Но у этих мозгов есть и другое замечательное свойство. Все они подчиняются трём законам. Робот 1) не может нанести вред человеку, 2) не может не исполнить приказ человека, если он не противоречит пункту 1, и 3) должен заботиться о своём самосохранении, если это не противоречит пунктам 1 и 2. Тут возможны два варианта, между которыми автор колеблется (в рассказах можно найти подтверждение и тому, и другому). Во-первых, эти законы могут быть внешними по отношения к позитронным мозгам — просто создатели так их запрограммировали. Даже в этом случае сразу возникает масса вопросов. Как именно искусственный интеллект решает, что такое человек? Двуногое без перьев? И что такое вред, причинённый человеку? Вырвать ему зуб — это вред? А ввести в искусственную кому? Отпилить гангренозную ногу? Сделать эпилептику лоботомию? Убить преступника, который нападает на этого человека? Сделать аборт по медицинским показаниям? Наконец, сжечь еретика, дабы спасти его бессмертную душу? Ясно, что люди сами не разобрались в этих вопросах и вряд ли смогут когда-то до конца разобраться, а тут они каким-то образом формализовали это и объяснили машине. Ну, хорошо, допустим, объяснили. Сразу же возникают другие вопросы. А что, на рынке сразу же не появились роботы с пропатченными мозгами, которым наплевать на первый закон? И военные, а то и мафиози — люди, как правило, небедные — не заказали себе парочку моделей, которые подчиняются только им? Это тоже совершенно неправдоподобно. И Азимов, возможно, сам это понимал — потому в нескольких местах он утверждает, что законы встроены в роботов не на уровне софта, а на уровне железа. То есть соблюдение трёх законов — это неотъемлемый атрибут позитронных мозгов, без которых они не то сразу перестают работать, не то «теряют стабильность». Пользуясь более привычной аналогией — это как если бы процессор сгорал, если, скажем, оснащённый им компьютер начинал качать детское порно или дидосить сайт Микрософта. То есть те сами пресловутые позитроны, или как их там, умеют отличать добро от зла! Нужно ли говорить, что это ещё более неправдоподобно, чем вариант с законами, за выполнением которых следит некая резидентная программа?

Нет, в качестве маркетингового хода («Наши роботы совершенно безопасны, потому что в них встроена Позитронная Нейро-Нано-Суперсистема Защиты от Всего!») это бы еще можно было бы понять, но ведь в цикле азимовских рассказов о роботах это подано совсем не так. Азимов, вроде бы, был атеистом, но от концепции нравственных законов, которые настолько универсальны, что с лёгкостью встраиваются даже в робота. явственно попахивает объективным идеализмом.

Возможно, Азимов увлёкся чисто литературными бонусами своей идеи, а его многочисленные прозелиты возвели «законы роботехники» в абсолют — иногда можно встретить мнение, что автор изобрел чуть ли не универсальные законы функционирования разумных систем, sine qua non.

Недавно в интернете всем желающим был открыт доступ к самообучаюшнмуся чат-боту. По замыслу создателей, он должен был учиться уму-разуму, ведя разговоры с людьми. Ну, он и научился — за короткое время стал махровым расистом и матерщинником. Честное слово, это кажется мне более реалистичным сценарием. Я скорее поверю в Бендера Сгибальщика Родригеса — клептомана, эротомана и похабника, чем в ангелоподобных азимовских роботов.

Вообще-то, было бы логично, если бы азимовский цикл про роботов венчался рассказом именно про такого футурамовского Бендера, который неотличим от человека и способен на то, на что способен любой человек — на ложь, на эгоизм, на убийство. Но Азимов, насколько я знаю, такого рассказа не написал, хотя и подходил к этой идее довольно близко. Не успел или не захотел?

В заключение замечу, что каждый автор, разумеется, вправе придумывать любые законы функционирования своего мира, а то и менять их в процессе повествования. Но лично мне такая фантастика не очень интересна.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Александр Свирин «Книги знаний»

vgi, 6 октября 2020 г. 17:28

Человеческая память — интересная вещь. Сейчас я легко могу забыть что-то из того, что происходило со мной, скажем, год назад. Но полку в шестой детской ленинградской библиотеке на Заневском проспекте, на которой стояли пять «Книг знаний», я полвека помню совершенно отчётливо: правый проход, центр левого стеллажа...

Что и говорить — фантастически удачная серия. И дело даже не в том, что в СССР не было хороших образовательных детских книжек — того же «Незнайку на Луне» Носова можно вспомнить. Но авторы «Книг знаний» умудрились вложить в текст какое-то невероятное количество интересной и полезной научной информации. Читая эти сейчас, я то и дело понимаю: а ведь вот про это я впервые узнал именно из этих книг... и вот про это... и про это...

Но дело не только в научно-популярной части. Беллетристическая составляющая тоже на удивление хороша. Идея познакомить юных читателей с Землёй, посмотрев на неё глазами инопланетных пришельцев, просто отлична. А последняя книга, с путешествием на всбесившейся машине времени, полна нешуточного драматизма, без всяких скидок на то, что это детская научно-популярная книга. Очень жаль, что мы так и не узнаем, чем окончилась эта история.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Геннадий Гор «Мальчик»

vgi, 17 сентября 2020 г. 15:15

Да, тексты Геннадия Гора узнаются с первого абзаца, или даже с первой строчки. В умении писать непохоже этому автору не откажешь. Но ведь это не должно быть целью — это средство. А в его текстах (причём во всех, «Мальчик», в данном случае, для меня просто иллюстрация) я не вижу ничего, кроме тяжёлого, монотонного, вязкого, изобилующего повторами языка. Например, вот вам диалог двух мальчишек:

"– Почему, – спросил я его, – существует мир?

– Потому, что существует, – ответил он.

– А что было бы, – спросил я, – если бы мира не было?

– Не было бы и нас, – ответил он.

– Ну, это не ответ, – сказал я.

– А почему ты об этом спрашиваешь? – спросил он.

– Потому, что хочу знать.

– Мало ли что ты хочешь!

– А почему я должен хотеть мало? Я хочу много.

– Но ты задаешь глупые вопросы.

– Вовсе они не глупые. Ты ничего не понимаешь.

– Глупые. А главное, неконкретные. Разве можно спрашивать о том, почему существует мир?

– Можно.

– Нет, нельзя.»

И т.д. От авторской речи ощущения примерно такие же. Допустим, это зачем-то сделано здесь намеренно (хотя Гор, кажется, всегда так пишет — он начинал в 1920-х, когда входили в моду зксперименты с формой). Но когда читателю удаётся, наконец, одолеть этот текст, что же он видит в конце? Зачем и почему странный мальчик вёл с окружающими эти диалоги ни о чём? И вот что, оказывается, произошло:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Найденные профессором Громовым информационные копии пришельцев, посетивших Землю в юрский период, изучаются... Исследовать возможности восприятия человеком психологии и знаний инопланетного мальчика помогал коллективу пятнадцатилетний сын ученого...

Категорически не понимаю, зачем написан этот рассказ. Утешаюсь тем, что Геннадий Гор — это не мой автор.

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Лидия Обухова «Лилит»

vgi, 17 сентября 2020 г. 14:59

Это странная повесть. Я знаю её с детства. И она мне никогда особенно не нравилась. Но запомнилась накрепко. И льщу себе надеждой, что не только обнажённой девушкой на иллюстрациях Макарова в издании 1966 года (иллюстрации, кстати, хороши и безотносительно девушки).

Это, конечно, не научная фантастика, и вообще не фантастика, а скорее фантазия на тему «первобытные времена». — которых, в таком виде, скорее всего, никогда и не было. Всё, связанное с доисторической линией, очень атмосферно: у меня осталось ощущение, что я чувствую запахи диких лесов и слышу звуки африканских саванн. А вот пришельцы на этом фоне показались мне немного лишними — как будто прилетели они сюда из какого-то другого произведения. И вообще, тема романтических отношений прекрасной дикарки и высоколобого интеллектуала меня как-то не очень тронула.

Как известно, левое полушарие мозга у большинства людей занимается логическим анализом, а правое — восприятием непосредственных, нечленимых на части ощущений: образов, звуков, вкусов, запахов. И «Лилит» — это произведение для правого полушария, логический анализ этой вещи противопоказан. То есть это книга на любителя. Мои полушария во мнениях сильно расходятся, но в среднем выведу ей оценку 7.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Виктор Пелевин «Омон Ра»

vgi, 5 сентября 2020 г. 06:39

Даже не читая фантлабовских отзывов на этот роман, могу предположить, что часть читателей обвиняет Пелевина в антисоветизме, попрании святынь и глумлении над советской историей. Я с большим уважением отношусь к советской истории, но роман «Омон Ра». считаю одной из лучших вещей автора. Попробую объяснить, почему.

Книга была Пелевиным написана, а мною прочитана, в интересное время — в начале 90-х. Советский Союз разваливался, и перед глазами ошалевших от происходящего граждан бывшего государства одна за другой возникали картины, которые до этого могли им разве что присниться. Цена на кирпич ржаного хлеба, которая не менялась десятилетиями, стремительно скакнула вверх. Газета «Комсомольская правда» — один из главных идеологических столпов государства — стемительно превращалась в бульварную газетёнку. Великая Октябрьская Социалистическая Революция внезапно стала переворотом с маленькой буквы. Вечная дружба народов СССР замигала и погасла — народы вспомнили про старые счёты и начали их сводить. В такой ситуации впору было начать сомневаться и в полёте Гагарина. А хоть бы и в законах Ньютона — а ну как и тут нас обманывали?

Примерно эти ощущения книга отлично и передаёт — в присущей автору гротескной манере. Неважно, реальность это или кому-то пригрезилось — собственно, у Пелевина редко можно отличить одно от другого. Часть описанных историй — например, про миллион подпрыгнувших заключённых — это и вообще не его выдумки, а пересказы советских анекдотов. Здесь, мне кажется, важно иное — автор имеет право так об этом писать. Он жил в СССР в эти времена, его взгляд — взгляд изнутри, а не снаружи. Поэтому ему разрешено многое из того, что я бы, вероятно, не простил молодому современному литератору, если бы тот попытался изобразить что-то подобное. Но Пелевину — можно. Сейчас он пишет, на мой взгляд, довольно отстранённые и холодные тексты, но в «Омоне Ра» ещё чувствуется что-то личное и живое — пожалуй, это последняя подобная вещь у Пелевина. Это еще не «роман про них», а роман про нас. А шутить над собой, как известно, позволяется, даже если юмор ваш циничен и чёрен, как отрезанная у курсанта лётного училища имени Мересьева нога.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

И. Грекова «Кафедра»

vgi, 5 сентября 2020 г. 06:12

Мало есть в моей читательской жизни удовольствий выше, чем прочитать книгу неглупого, наблюдательного и владеющего пером человека, в которой он, не мудрствуя лукаво, рассказывает о своей жизни. Здесь именно тот случай — доктор технических наук Ирина Вентцель, конечно, знает и понимает, о чём пишет.

А тут ешё и тема мне близка. Хотя и грустно, что по нынешним временам повесть про научных работников — это почти то же, что повесть из жизни ассирийских резчиков печатей. Такая вот древняя, экзотическая и мало кому нужная профессия. Но если вы тоже, как и я, ощущаете себя реликтом ушедшей эпохи НТР, то вам понравится — как, скорее всего, и большая часть написанного И. Грековой.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Сергей Лукьяненко «Спектр»

vgi, 22 августа 2020 г. 20:31

Беда какая-то с этим романом! Когда-то я давно его читал, а лет через пятнадцать он снова случайно попался мне в руки, и я понял, что абсолютно не помню, что в нём написано. Пролистал по диагонали. Да, точно, читал — помню ведь отдельные эпизоды. Но в общую картину эти эпизоды никак не собираются и никакой понятной мне логике не подчиняются. Как здесь уже было кем-то сказано, повествование напоминает компьютерный квест. Главный герой проходит набор уровней, один из которых — внезапно! — оказывается последним. Почему уровни построены в таком порядке? А бог его знает, можно было бы пройти их и в другом. Почему планет семь, а не семнадцать? Боюсь, что не только потому, что это число цветов в радуге, а ещё и потому, что к этому моменту было написано нужное количество авторских листов. Если бы из романа были выброшены абсолютно ненужные для сюжета лукьяненко-style кулинарные отступления, то в тот же объём влезло бы ещё парочка миров.

Но быть может, рыхлый сюжет компенсируется чем-то другим? Красотами стиля? Психологической проработкой образов? Глубиной поднимаемых проблем? Как вы понимаете, вопросы это риторические. Не компенсируются.

Справедливости ради нужно сказать, что в романе есть пара эпизодов, которые мне, в общем, понравились. Например, про разумных, теряющих разум со взрослением — этакая вариация на тему идеи про разум как несформировавшийся инстинкт. Но в роман эти эпизоды, как я уже сказал, не склеиваются.

Итак, ставлю роману оценку пять. Прочесть один раз можно, перечитывать не стоит.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

И. Грекова «На испытаниях»

vgi, 9 августа 2020 г. 17:44

Читая «На испытаниях» Грековой, я не мог не держать в уме «Понедельник начинается в субботу». Разумеется, это совершенно разные книги. И, вместе с тем, параллели ищутся легко.

«ПНС» опубликован в 1964, «НИ» — чуть позже, в 1967. Время действие повести Грековой определяется довольно точно: в кабинете над столом портрет Сталина, при этом война кончилась явно не вчера. То есть — начало пятидесятых. Время действия «ПНС» — начало шестидесятых, но часть сотрудников НИИЧАВО в пятидесятых явно уже работала — даже Ойра-Ойра с Корнеевым, вероятно, были уже молодыми специалистами, не говоря уж о корифеях.

В «НИ» даже типажи Стругацких угадываются: суровый Кристобаль Хунта, ироничный Ойра-Ойра, грубый Корнеев, прекрасный работник Привалов, непреклонно-хозяйственный Камноедов, а также Стеллочка, молодая ведьмочка, вполне могли быть списаны героев «НИ» (разумеется, с поправкой на различие между сказкой и реальной жизнью). Занимаются и те и другие прикладной наукой. Одни испытывают на полигонах джиннов, другие — осколочно-фугасные боеприпасы. Работа у создателей вооружений секретная, ну так про чародейство и волшебство в СССР тоже не особенно распространялись. Правда, непосредственно на счастье всего человечества герои Грековой не работают, у них пока ещё совершенно другие цели. И вот этот их диалог совершенно ясно указывает на то, что их понедельники тоже начинались в субботу:

''- Так вот, не скажете ли вы мне: чем мы, собственно говоря, живы?

- Ну, работой. Скорее всего работой.

- Я так и знал, что именно это скажете.

- А вы что скажете?

- Я с вами вполне согласен.

- Работа плюс чувство юмора. Не так ли?''

Да, работа и чувство юмора. В «НИ» это выглядит даже органичнее, чем в «ПНС»: людям живётся нелегко, что им остаётся делать? Работать и шутить, несмотря ни на что. Собственно, про это и повесть.

В общем, про параллели между этими двумя книгами можно говорить долго. А главная, вероятно, в том, что похожи их авторы — советские технические интеллигенты-шестидесятники (даже Аркадия Натановича у меня язык не повернётся назвать гуманитарием).

Персонажи у Грековой, как обычно, практически все положительны. Точнее, она умеет в любом увидеть что-то симпатичное. Даже в майоре Тысячном — личности, как выясняется, довольно тёмной...

Многие, вероятно, скажут, что «ПНС» — сказка, а «НИ» — неприглядная правда о жизни советских учёных. Можно сказать и так. Но я предпочитаю смотреть на это по-другому: пройдёт десяток лет, и герои «НИ» действительно начнут заниматься счастьем человечества. А в альтернативной реальности даже его и создадут. Но нам, невезучим, суждено жить в другой ветке этой реальности.

Под конец не могу не оставить здесь несколько любимых цитат:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«И тогда великий математик Давид Гильберт, о котором вы никогда не слыхали, что не мешает ему быть великим...»

«Бывший князь — это все равно как бывший пудель.»

«Лбом стенку как раз и прошибешь, если только бить систематически.»

«Кто знает: спутник Марса, шесть букв, на конце «с»?

- Энгельс!

- Балда! Не Маркса, а Марса.

- Тогда не знаю.»

«прохладное, мятное северное лето»

«бескорыстная любовь к материальным благам»

«Думающий человек не застрахован от ошибок. Это знает каждый, кто когда-нибудь пробовал думать сам.»

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

И. Грекова «Фазан»

vgi, 8 августа 2020 г. 17:49

Довольно обычная история о человеке, вспоминающем прошедшую жизнь и понимающем, что он растратил свои таланты зря. Не самая моя любимая повесть у Грековой. Быть может, дело в том, что мне не очень симпатичен (и поэтому не очень интересен) главный герой.

В начале книги выставлены две точки: начальное и конечное состояние личности. Я ожидал, что автор проведёт между ними убедительную линию: такое я всегда читаю с удовольствием. Но получилась не сплошная линия, а пунктир. Я так и не смог до конца прочувствовать, как именно герой стал таким, каким он стал. Ну да, он эгоист — но люди вообще эгоисты. Это мало что объясняет.

Тем не менее, написано неплохо, а отдельные штрихи пунктира — зарисовки из жизни до и сразу после революции — мне показались весьма любопытными. Вероятно, и элементы автобиографии в книге есть — Грекова сама застала эти времена. Поэтому итоговая оценка — 7 (неплохо).

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

И. Грекова «Перелом»

vgi, 3 августа 2020 г. 15:47

По этой повести особенно хорошо видно, что И. Грекова продолжает традиции классической русской прозы. Это видно и по манере повествования — спокойной, внятной, с вниманием к деталям, без присущих современной прозе стилистических вывертов — и по сюжету. Ситуация, в которой врач становится пациентом — почти чеховская, хотя, конечно, не такая трагическая, как в «Палате номер шесть». Она даёт отличную возможность показать перелом в характере героини после перелома медицинского — отсюда и два прозрачных альтернативных смысла названия повести. Ясно видно, что автор был уже очень немолода, когда это писала: повесть получилась довольно депрессивной, в ней много говорится про боль, болезнь, одиночество, смерть. Но финал открыт: быть может, что-то хорошее в жизни героини ещё случиться.

Молодым читателям, а также тем, кто ищет лёгкого чтения, читать это, наверное, не стоит. Мне бы в молодости не понравилось. Но если вам за сорок, то попробуйте.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

И. Грекова «В вагоне»

vgi, 20 июля 2020 г. 01:55

Странный рассказ. Начинается как фантастика ближнего прицела, а заканчивается какой-то готикой. И финал настолько открыт, что впору заподозрить, что рассказ просто не закончен. К чему написана вторая половина текста — я, к стыду своему, так и не понял.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Что это был за священник? Что это был за загадочный мальчик со странным именем Донат? Зачем ему тетрадка, исписанная словами «Долина ужаса»? К чему здесь этот роман Конан-Дойля?

Что это было вообще? Иллюстрация к мысли джек-лондоновского Ситки Чарли о том, что бывают картины без начала и конца?

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

И. Грекова «Маленький Гарусов»

vgi, 19 июля 2020 г. 23:52

Мне понравилось.

Кажется, Стефан Цвейг написал про главное отличие героев русской и европейской литературы примерно так: француз ставит себе сложную, но реалистичную цель (например, разбогатеть, жениться, купить домик в провинции), добивается этой цели и счастлив. Для русского героя подобное невозможно. Его цели настолько грандиозны, что невыполнимы в принципе. И поэтому счастлив он не может быть никогда. Например, главный герой этой книги, Анатолий Гарусов, хочет, чтобы близким ему людям было хорошо. И все его жизненные метания связаны именно с тем, что добиться этой цели невозможно. Ну никак нельзя, чтобы хорошо было всем женщинам, которых он... нет, не любит, это неверное слово — которых он жалеет.

И автору этот герой, конечно симпатичен. Более того, автор и сама такая. Кажется, практически все герои И. Грековой (это относится не только к повести «Маленький Гарусов») — хорошие люди, заслуживающие понимания и сочувствия. А если кто-то и совершает плохие поступки, то только по глупости и невежеству — его пожалеть надо, беднягу, а не осуждать. И мне тоже нравится и герой, и авторская позиция. И написано это хорошо: с симпатией к людям, с вниманием к деталям, при этом лаконично и точно.

Кстати, приученный к традиционным сюжетным схемам и «дугам характера», я в процессе чтения ожидал какого-то катарсиса, какого-то события, резко меняющего героя. И не дождался. И весьма этому рад — пусть уж он живёт так, как живёт. Ему и так не слишком легко приходится.

P.S. Я неоднократно замечал, что представители точных наук, взявшись за перо, пишут довольно плохую литературу — не знаю, в чём уж тут дело. В этом смысле доктор технических наук Елена Сергеевна Вентцель является счастливым исключением.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

И. Грекова «Без улыбок»

vgi, 3 июля 2020 г. 20:22

Я в некотором недоумении. Ну да, рассказ написан бойко — глаз у автора острый, да и язык тоже, но что в нём происходит? Можно понять это так, что главная героиня — талантливый учёный, которому не дают дышать и развиваться завистливые бездари и консерваторы. И вот они её сейчас осудят, и произойдёт Страшное: если не расстрел на месте, то точно ссылка в Сибирь... Сцена «проработки» — это просто какой-то ареопаг босховских монстров. Но Грекова приложила все усилия, чтобы читателю было трудно понять, что именно натворила М.М., и за что её, собственно, прорабатывают. НИИ, в котором она работает, явно занимается не философией, и даже не кибернетикой, а какой-то прикладной наукой (не электротехникой ли, судя по «намоточным» и «трансформаторным»?). В чём именно состоят претензии Комиссии к М.М.? Она идеологически неправильно наматывает трансформаторы? Вряд ли, да и времена уже не те, чтобы за это шельмовать — рассказ написан в семидесятые. Так что можно понять происходящее и по-другому: дроссели у М.М. погорели, обобщённый закон Кирхгофа она применила не так, да и с отчётом по плановой теме затянула, на картошку с подчинёнными не ездит, а фонд командировочных потратила непонятно на что. Чем, разумеется, вызвала недовольство начальства и зависть коллег. И тут мы тоже можем, конечно, посочувствовать М.М. и её расстроенным нервам, но всё же это не настолько драматично, чтобы сравнивать её с Кюхельбеккером в крепости, а то и с Галилеем. И конец рассказа, с deus ex machina, после которого всё налаживается, намекает на то, что правильна, скорее, вторая трактовка. А нешуточный драматизм происходящего скорее указывает на первую. Что именно имела в виду Грекова, сознательно ли она допустила возможность такого неоднозначного толкования происходящего, я не знаю.

Впрочем, повторюсь, рассказ читается неплохо. Хороши, как обычно у Грековой, мелкие наблюдения и отступления в сторону — например, о сравнении читающих с курящими, или о гардеробщице, которая больше любит вешать, чем подавать.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Марк Ланской «Битые козыри»

vgi, 29 июня 2020 г. 15:28

В детстве книга произвела на меня сильное впечатление. Сейчас перечитал отдельные куски. Это, конечно, написано как памфлет, доходящий до гротеска — красот стиля от памфлета ждать не приходится. Персонажи — шаблонные, язык — протокольный, идеологические штампы — на месте (хорошие учёные борются с плохими империлистами). Тем не менее, в книге есть что-то, отличающаюе её от многих опусов подобного рода. Прежде всего, наверное, сюжет, несколько нестандартных поворотов которого держат читателя в напряжении. Да и конец — не совсем хэппи энд: для одного из протагонистов всё кончается не слишком счастливо. Он, конечно, стал суперменом, но — внезапно — никакой радости ему это не доставляет.

Думаю, что нечто подобное мог бы написать Беляев, если бы жил в 1970-х. Вполне беляевское убеждение в том, что технократы-гуманисты могут изменить мир с помощью своих изобретений, конечно, наивно, но чем-то и симпатично. Что интересно, простой народ (он же «сознательный пролетариат»), который неприменно действовал бы у других авторов, в книге совершенно отсутствует: учёные борются со злодеям один на один. И это тоже нестандартно.

Отдельной находкой, конечно, являются «голограммы мозга», иобретённые ГГ. Насажав жучков почти всем интересным персонажам, автор может не мучаться, придумывая способ дать читателю понять то, что происходит во внутреннем мире человека, а просто написать нечто вроде «на его голограмме было видно, как на серебристом фоне уверенности появились фиолетовые сполохи сомнения». Замечательный костыль для того случая, когда и у читающего, и у пишущего плоховато с эмпатией!

Вопреки отзыву mak-grou, я вообще не заметил в книге «чудовищно длинных и нудных описаний всяческих цветных проводков». Уж не знаю, где он их нашёл.

В книге имеется и юмор — не высочайшего класса, но сносный, на мой вкус. Например, главному империалисту демонстрируют демографические данные:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— Почему их так много, Том? — спросил он у генерала Боулза.

— Размножаются, — констатировал генерал.

— Как им не надоест этим заниматься? — в который раз удивился Кокер.

— Боюсь, что это никогда не случится.

Можно заметить, что книга немного запоздала — в начале шестидесятых она смотрелась бы совсем неплохо. Под влиянием приятных воспоминаний о первом прочтении — но, надеюсь, не только поэтому! — ставлю роману оценку 6. Можно прочесть, а потом, быть может, и разок перечитать. Что вас ждёт — я примерно описал.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Фазиль Искандер «Кролики и удавы»

vgi, 9 мая 2020 г. 11:47

Меня удивил отзыв уважаемой makelen. Действительно, «Кролики и удавы» и «Скотный двор» несравнимы по качеству, но соотношение здесь ровно обратное, на мой взгляд. У Оруэлла получился довольно примитивный политический памфлет невеликих художественных достоинств. А Фазиль Искандер написал книгу умную, тонкую и ироничную, смешную и грустную одновременно, с двумя убедительно выписанными обществами — очень разными, но в чём-то и неуловимо похожими.

Кстати, у нас в семье цитаты из «КиУ» разошлись на мемы. Например, чтобы сослаться на советские времена, мы говорим: «это было при гипнозе». На первый взгляд, действительно, кролики, которых гипнотизируют удавы — это наше советское прошлое. Тогда кролики, поборовшие страх перед удавами, вроде бы, должны быть настоящим? На самом деле всё сложнее, конечно. В каждом из нас живёт и кролик, и удав, хотя и в разных пропорциях.

Ещё одна деталь, которая выгодно отличает Искандера от Оруэлла. Последний стоит в сторонке весь в белом и обличающее указывает перстом на своих антропоморфных зверюшек: «Посмотри же, мой читатель, как они глупы, эгоистичны, властолюбивы...». А Искандер не обличает, он скорее сочувствует своим героям. «Да, мы такие, — говорит он, — но ведь с этим же надо что-то делать, как вы считаете?..»

Я не готов сейчас глубоко анализировать эту книгу, хотя она этого, конечно, заслуживает. Но если вы её не читали — усиленно рекомендую. Особенно если Оруэлл вам, как и мне, не зашёл.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Джин М. Ауэл «Дети Земли»

vgi, 28 апреля 2020 г. 09:49

Уф-ф, я наконец дочитал этот цикл. Ну, как дочитал — долистал по диагонали, останавливаясь на заинтересовавших меня местах. При этом «Клан пещерного медведя» я читал сравнительно внимательно, но остальных романах цикла скорость моего чтения всё увеличивалась — я замедлялся только на некоторых эпизодах. Последние всё-таки были — иначе бы домучивать эти тексты я, конечно бы, на стал.

На эти роман можно пытаться смотреть двояко. С одной стороны — как на художественное произведение, которое пытается дать читателю представление о том, как реально жили наши предки в палеолите. С этой стороны оно, конечно, не выдерживает никакой критики. Даже «Борьба за огонь» Рони-старшего, несмотря на свою фантастичность, ближе к реальности, чем романы Ауэл. И это, заметьте, при том, что Рони-старший, конечно, в основном фантазировал, а теперь, через сто с лишним лет, мы знаем о жизни древних людей гораздо больше. Есть данные археологии и, что немаловажно, современные антропологи ещё успели застать и поизучать племена, которые реально жили так же, как в каменном веке (сейчас, конечно, таких племён не осталось, но лет 100 назад, например, в Австралии ещё жили люди с палеолитической культурой). О их жизни известно достаточно, чтобы понять, что книги Ауэл имеют к этой жизни весьма отдалённое отношение. Скорее всё это похоже на описание ролевых игрищ: участникам раздали роли и они отыгрывают их исходя из своих представлений о каменном веке. Беда в том, что участники — наши современники, и менталитет у них современный. Скажем, современный европеец, с его сотнями поколений предков-земледельцев, просто не может себе представить, насколько то, жить или умереть племени, зависит от охотничьей удачи. И, как следствие, почти любой чужой априори воспринимается как конкурент, претендующий на твои охотничьи угодья, а значит — враг, которого нужно прогнать, а ещё лучше — убить. Впрочем, временами автор внезапно вспоминает, что речь идёт о древних людях и вставляет в текст что-то архаическое. Но такие эпизоды не меняют общего впечатления.

Солидная часть текста посвящена обсуждению свойств разных полезных растений, которые герои используют — Ауэл эта тема почему-то особенно интересна. Тут моей компетенции не хватает, чтобы сказать, похоже ли это на правду, хотя упоминание подсолнечника, растущего якобы в Крыму, несколько нестораживает. Быть может, конечно, это ляп переводчика.

Повествование затянуто, к некоторым ситуациям автор зачем-то возвращается снова и снова. Например, сцена знакомства с ручными питомцами главной героини описана в цикле раз десять.

Можно, конечно, посмотреть на романы по-иному: как на авторскую фантазию о каменном веке, имеющую мало отношения к действительности. Главная героиня — вполне себе Мэри Сью, умница и красавица с массой талантов, которая на протяжении цикла изобретает добрую часть известным нам ключевых палеолитических технологий (высекание огня, приручение диких животных и т.д.). Действует она первое время на фоне неандертальцев — которые, с одной стороны, конечно, туповаты, а с другой, как водится, владеют Тайным Древним Знанием. Ауэл так и не смогла определиться, каковы мыслительные способности неандертальцев. В начале написано, что общих понятий у них в языке нет, даже для «дерева вообще» нет слова. И сразу же за тем мы видем, как герои используют в речи разные сложные абстракции. Поверить в это сложновато.

Что-то я переусердствовал с объёмом отзыва — цикл, пожалуй, такого количества слов и не стоит. Дело, наверное, в том, что свма тема мне очень интересна. А вот данная её реализация вышла не очень. Не то чтобы жалею о потерянном времени, но перечитывать точно не буду.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

vgi, 28 апреля 2020 г. 09:34

Как известно, чтобы быть знаменитым в наше время, надо либо быть покойным, либо быть иностранцем, либо писать об извращениях. А лучший способ — быть покойным иностранцем, писавшим об извращениях.

Зюскинд по этой шкале получает два балла из трёх — он, слава богам, жив, но, безусловно, иностранец для большинства читателей, и написал роман о парфюмере-маньяке. Но только ли поэтому роман так популярен? Думаю, нет. Это весьма качественный в литературном смысле и многослойный текст. И каждый читатель увидит в нём свое. Один — банальный ужастик о серийном убийце юных девушек (как минимум один из лаборантов заподозрил в самом авторе тайного извращенца). Другой — жизнеописание аутиста и мономана, показывающий, что гений и злодейство — две вещи вполне совместимые. Третий — ещё что-то.

Я обычно скептически отношусь к книжным бестселлерам, но в данном случае готов признать — книга вполне заслуживает прочтения.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Андрей Лазарчук «Аттракцион Лавьери»

vgi, 25 апреля 2020 г. 06:18

У меня сложное отношение к произведениям Лазарчука. На мой взгляд, он хорош тогда, когда кому-то подражает — или, скажем аккуратнее, пишет стилизации под кого-то. А когда он пытается написать нечто оригинальное, то я обычно плохо его понимаю.

В случае «Аттракциона» (да и «Опоздавших к лету» как целого) особых сомнений в том, кто вдохновлял автора, у меня нет. Первая мировая война и послевоенная депрессия, суровая мужская дружба... короче, Эрих Мария Ремарк. Ничего не имею против. Не очень понятно, правда, почему это названо повестью — и по размеру, и по композиции, и по темпу развития событий, это скорее рассказ, и даже не слишком большой. Отсылки к другим частям цикла имеются, но необязательны для понимания происходящего. Написано очень неплохо, на восьмёрку.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Анджей Сапковский «Сага о Рейневане»

vgi, 17 апреля 2020 г. 23:14

Трилогия это идёт у меня очень туго, прочитана примерно до половины и, быть может, никогда не будет дочитана до конца. А если всё же будет осилена, то думаю, что особых неожиданностей, радикально меняющих представление о ней, я уже не встречу. Поэтому хочу поделиться впечатлениями, пока они ещё свежи.

Как уже сказано в аннотации, книга рассказывает о восточной Европе времён гуситских войн. Рассказывается обстоятельно и с вниманием к историческим деталям. К сожалению, лично я оценить эти детали в полной мере не могу, ибо о гуситских войнах до начала чтения знал только то, что они были. Есть в романах и некоторая доля магии. Не слишком, впрочем, большая и вполне соответствующая той эпохе, когда научный и мистический способы познания мира еще не разошлись, в реальности всякой чертовщины никто не сомневался, а чернокнижник был фигурой не более и не менее таинственной, чем, скажем, аптекарь. А простой крестьянин вряд ли видел разницу между этими двумя специалистами.

Разумеется, читая цикл про Рейневана, нельзя не сравнивать его с циклом про ведьмака Геральта. И сравнение тут, на мой вкус, не в пользу первого. «Сага о Рейневане» в гораздо большей степени, чем «Ведьмак», напомнила мне компьютерную игру класса RPG с открытым миром и нелинейным сюжетом. Вы предполагаете, что у героя есть некая основная миссия, но в основном он шляется между локациями — в случае Рейневана уместнее сказать «его кидает из локации в локацию» — и выполняет необязательные и довольно однообразные побочные квесты. И вы, в конце концов, начинаете сомневаться: да существует ли эта основная миссия вообще? Или цель героя — просто прокачать умения да полюбоваться пейзажами игрового мира? Последние, кстати, выписаны автором с должным литературным мастерством, спору нет. Тем не менее, эти прогулки рано или поздно становятся скучноваты. Погрузиться в этот мир мне не удалось, почувствовать особую симпатию к главному герою — тоже. Да, автор из раза в раз убедительно показывает, что жизнь в средневековой Европе была не сахар, особенно в эпоху религиозных войн, и что паписты и гуситы в смысле фанатизма, жестокости и полного пренебрежения к человеческой жизни, вполне друг друга стоили. Но стоило ли писать три книги для иллюстрации этого тезиса? Огромное количество упоминаемых в книге персонажей тоже не способствует лёгкости чтения. Вероятно, надо было в процессе вести письменный реестр действующих лиц, но меня, честно говоря, на это не хватило. И, кстати, одна из изюминок «Ведьмака» — очень неплохой юмор — в «Рейневане» как-то почти незаметна.

Итак, если вы, как я, с удовольствием прочитали «Ведьмака» и раздумываете, взяться ли «Сагу о Рейневане», то я вас предупредил. Возможно, вас ждёт некоторое разочарование. Впрочем, может быть, вам книги и понравятся — это, скорее всего, произойдёт, если вы интересуетесь европейской историей пятнадцатого века и любите батальную беллетристику.

Оценки циклу пока не ставлю, потому что, как сказано выше, есть вероятность, что через полгодика, читая по несколько страничек в день, я его всё-таки домучаю. Надо же узнать, чем всё это кончилось.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Генри Мортон Стэнли «Как я отыскал Ливингстона»

vgi, 7 марта 2020 г. 18:33

Эта книга была издана в России только один раз, в 1873 году, что не может не удивлять. Ведь она — классика жанра «документальный дневник путешественника», которой в конце XIX — начале XX века зачитывался, как мне кажется, почти каждый нормальный читающий русский мальчик. А потом разбивал копилку, брал компас, мешок сухарей и убегал в Африку. Не это ли, кстати, имел в виду Корней наш Иванович, когда не рекомендовал детям ходить туда гулять? Впрочем, потом представления о романтике поменялись, и я уже, помниться, в соответствующем возрасте бежать ни в какую Африку, чтобы стрелять там львов и бегемотов, не хотел.

Книга эта скучновата, как любой обстоятельный дневник, но, вместе с тем, и любопытна. Стэнли может изменить чьи-то представления об Африке XIX века. Например, места, по которым он шёл, вовсе не были такими уж оторванными от евразийской цивилизации. Это не джунгли Амазонки в экспедиции профессора Челленджера, в которых туземцы могли вообще никогда не видеть пришельца извне. Жители восточной Африки, например, вовсю выращивали томаты и кукурузу, которую могли получить, прямо или косвенно, только от европейцев. И активно торговали с арабами. И, освоив идею таможенных сборов, с энтузиазмом применяли её к проходящим мимо торговым караванам, из-за чего поиздержавшемуся Стэнли в конце пути пришлось красться в обход селений. У меня вообще есть подозрение, что за прошедшие 150 лет в деревенской части восточной Африки ничего принципиально не поменялось. Ну, может, ружья сменились на автоматы Калашникова. И откуда вытекает Нил, мы теперь знаем.

Про зверей — акул, горилл и больших злых крокодилов, которых Чуковский считал непременными атрибутами Африки — в книге написано довольно мало. Зато много сказано про людей и их нравы. Вопреки некоторым мнениям, сам Стэнли, как мне кажется, никаким расистом и «белым колонизатором» не был — он оценивал людей не по цвету кожи, а исключительно по их полезности для дела.

Небольшая, но выпуклая часть дневника посвящена вопросу приоритета в географических открытиях, которые Стэнли и его коллеги по роду деятельности придавали, как выясняется, немалое значение.

Вам также детально расскажут, сколько носильщиков, а также американского простынного холста, бус и медной проволоки требуется взять с собой, чтобы пройти от побережья до озера Танганьика и обратно.

Если всё это вас не пугает — то читайте. Получите если не удовольствие, то массу информации.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Георгий Гуревич «Функция Шорина»

vgi, 7 марта 2020 г. 18:15

Рассказ этот запомнился мне в основном тем, что Гуревич запутался при описании эффектов теории относительности — и, возможно, запутал часть своих читателей. У него там корабль разгоняется до релятивистских скоростей, и в нём происходят разные странные вещи. Например, спортсмен рвёт мышцы на турнике, потому что, видите ли, масса тела возросла, а сечение мышц осталось прежним. И ладно бы автор заявил, что Эйнштейн неправ, и всё не так — он фантастику пишет, в конце концов, и на свои законы физики имеет право. Но нет, он считает, что Эйнштейн, вообще-то, прав, но чего-то недодумал. И тут нарушаются уже законы логики, потому что увеличение инертной массы — прямое следствие постулатов Эйнштейна, один из которых говорит, что в открытом космосе, вдалеке от источников внешних воздействий, экспериментатор, не выглядывая наружу, никакими физическими экспериментами не может отличить покоящийся корабль от равномерно и прямолинейно движущегося. Никакими, включая подтягивание на турнике.

Это в детстве сильно подорвало в моих глазах авторитет Гуревича как автора твёрдой научной фантастики.

Что касается художественного впечатления, то рассказ про пассионария, который поставил себе цель и движется к ней, как танк, не замечая препятствий, довольно схематичен, как я сейчас вижу. Никаких особых нюансов в характере Шорина нет. Можно было бы объяснить это тем, что автор именно в данном случае выбрал себе вот такого линейного героя. Но у Гуревича и во многих других случаях действуют примерно такие же «люди-функции»: вспомним, например, одержимых инженеров из романа «Мы из Солнечной системы» (частью которого потом стал обсуждаемый рассказ), каждый из которых предлагал свой путь развития человечества. Такие книги легко глотаются в детстве, а во взрослом состоянии к ним возникают вопросы. Поэтому Гуревич, конечно, преимущественно детский фантаст. Причём писавший конкретно для детей 60-70 годов. Будет ли такое интересно детям современным — мне неведомо.

По старой памяти поставил рассказу оценку 7. Если бы сначала перечитал, то, пожалуй, снизил бы. Ну да ладно, пусть остаётся как есть.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Исай Давыдов «Он любил вас»

vgi, 3 марта 2020 г. 15:43

Сейчас перечитал эту повесть, читанную в детстве. Честно говоря, немного побаивался. Мало ли случаев, когда то, что казалось в детстве романтикой, стало слащавостью, а драма превратилась в слезливую мелодраму... Но нет, Исай Давыдов написал неплохую историю. Другое дело, что только в шестидесятых можно было её написать. Тогда проще верилось в коллективное здравомыслие землян, которые смогут, если припрёт, поставить интересы человечества выше интересов отдельных наций и государств. А сегодня описанное в книге вызывает, пожалуй, лишь ностальгию.

Отдельно должен извиниться за слово «болид», которое я, следуя авторскому тексту, использовал в аннотации. Разумеется, болидом объект становится, когда горит в атмосфере. В открытом космосе болидов нет — там кометы и астероиды. Но автору «болид», вероятно, показался более звучным, и в повести он использовал именно этот термин. Простите нам эту астрономическую неточность — не в ней дело.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Стивен Бакстер «Эволюция»

vgi, 3 февраля 2020 г. 16:58

В целом роман мне понравился. Давно хотел прочитать что-то подобное про антропогенез.

Автор (по крайней мере, в исторической части книги) пытается балансировать между твердой научной фантастикой и научно-популярными очерками. В серии новелл описаны ключевые события в жизни антропоидов, начиная аж с плезиадаписов: гибель динозавров (об этом смотри ниже), переселение низших обезьян в Америку, выход приматов из леса, контакты сапиенсов с неандертальцами, заселение Австралии, неолитическую революцию и прочее. Это всё написано весьма нескучно, с драматизмом (чего стоит хотя бы плаванье несчастных обезьянок на стволе манго через Атлантический океан) и читается «на ура».

Конечно, перемены, которые реально могли растягиваться на пару тысяч (а то и пару сотен тысяч) лет, в книге сжимаются до лет или даже дней — но в этом художественном приёме ничего страшного я не вижу. Несколько напрягает другое. Неискушённому читателю трудно понять, в какой мере рассказанное Бакстером — научные гипотезы (путь даже не общепринятые), а в каком — его собственные фантазии. Я, например, имея некоторое представление об современных взглядах на эволюцию, иногда затруднялся. Скажем, мне понятно, что разумные юрские ящеры и стратосферные птеродонты — чистая фантастика. Сухопутные протокиты и хищные парнокопытные — вполне себе научные факты. Модель Лавджоя (aka «секс в обмен на еду») — тоже вполне научная гипотеза, хотя и не все её разделяют. (Новеллы, посвящённой другой неоднозначной антропологической гипотезе — о «водной обезьяне» — я с нетерпением ждал, но так и не дождался.) Пушистые динозавры, впадающие на зиму в спячку, тоже, вроде бы, в русле современных представлений (хотя тут я уже не так уверен). А вот, скажем, обработка каменных топоров в целях обольщения самок — это вымысел автора, или на эту тему британские учёные тоже уже высказались? Я не в курсе. И я не уверен, что всё это поймёт всякий читатель, взявшийся читать это роман в образовательных целях. Хотелось бы, в добрых советских традициях, примечаний с пометками типа «гипотеза» или «чистая фантастика», и развёрнутого послесловия, написанного специалистом.

Отдельно я огорчён несколько уже надоевшим сценарием одномоментной и практически полной гибели благоденствующей меловой фауны из-за внезапного падении метеорита в Мексиканский залив. Конечно, это по-голливудски впечатляюще — километровые цунами, метеоритные дожди, пылающие вода и воздух... Но интересующиеся вопросом должны знать, что к такому объяснению гибели динозавров есть множество серьёзных претензий — например, вымирание началось задолго до этой катастрофы, а полностью завершилось через несколько миллионов лет после неё. Тут мне выбор автора, конечно, понятен — он выбрал самый зрелищный вариант. А всё же хотелось бы, чтобы именно здесь он был более оригинален — раз уж в других местах не стесняется давать волю своей фантазии.

А впрочем, что я придираюсь? Роман написан вполне в русле славных английских традиций твёрдой научной фантастики — от Уэллса и Кларка. Но параллельно с ним неплохо было бы перечитать, скажем, «Историю Земли» Кирилла Еськова и послушать на ютубе лекции Станислава Дробышевского.

К части романа, посвящённая будущему человечества и земной жизни вообще, озвученные претензии, конечно, отношения почти не имеют. Здесь автор намного более свободен в своих фантазиях, этой свободой пользуется с размахом, и читатель тут тоже не заскучает.

В целом же ставлю роману оценку 8 — «хорошо».

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов «И увидел остальное...»

vgi, 2 января 2020 г. 15:20

В этом рассказе есть практически всё, что полагалось иметь советскому научно-фантастическому рассказу 60-х «про космос» — хоть в Палату мер и весов его в качестве эталона. Освоение Солнечной системы, описанное примерно так, как описывались советские стройки Сибири. Молодые, весёлые, трудолюбивые и высокомотивированные главные герои. Много интересной работы — при этом именно повседневной, в чём-то даже рутинной — и немножко хобби и дел сердечных. Авария в космосе — впрочем, все остались живы и здоровы. И, конечно, безграничные и немного таинственные возможности человеческого мозга, с которыми пока не всё понятно, но учёные, без сомнения, скоро с этим разберутся. (Был бы рассказ написан чуть раньше, в конце 50-х — было бы там побольше пафоса, а ещё, возможно, иностранный шпион). В результате — довольно рядовой рассказ, не хороший и не плохой. Ровно на 5 их 10.

По большому счёту, в 1960-е годы всё описанное воспринималось как фантастика ближнего прицела. Совершенно же ясно было, что человечество начнёт активно осваивать планеты нашей системы лет через 20-30. Лично я в детстве почти не сомневался, что доживу до возможности слетать на Луну туристом. Это сейчас грузовики, везущие активное вещество с Юпитера, отодвинулись лет на пятьсот в будущее, а то и дальше. Да и до лунного туризма как-то пока не близко. Что не может не огорчать.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Фазиль Искандер «Тринадцатый подвиг Геракла»

vgi, 1 января 2020 г. 13:41

Встретив два негативных отзыва подряд, заинтересовался: чего же такого нехорошего написал Фазиль Искандер — писатель, насколько мне известно, умный и глубокий, к тому же вовсе не склонный к прославлению тоталитаризма и психологического насилия?

Прочитал — рассказ очень короткий. М-да... Это какие-то специальные проекции нужно использовать, чтобы увидеть в этой истории учителя, злобно натравливающего класс на свою жертву!? Да этот Харлампий Диогенович — фактически святой по сравнению с тем, что я лично наблюдал в советской школе, не говоря уже о том, что слышал и читал. Если уж мотивировать учеников — которые далеко не ангелы — к учёбе и приличному поведению, то боязнь показаться смешным — это, вероятно, одно из наилучших и наименее травматичных средств в списке возможных, среди которых много довольно мерзких. Указкой по пальцам вам никогда не били?

Конечно, нынче, в эпоху расцвета ювенальной юстиции и прочей политкорректности, можно и описанному учителю математики инкриминировать psychological abuse. Но, вообще-то, любое воспитание и обучение — это насилие. Ну не хочет школьник учиться, а учителя, гады такие, его заставляют, а ещё и глумятся всячески. С принцем Уэлльским сравнивают, злодеи. А лучше бы оставили дитя в покое, в самом деле. Авось само вырастет...

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ричард Фейнман «Фейнмановские лекции по физике»

vgi, 1 января 2020 г. 12:05

Не могу не оставить реплики к отзыву предыдущего лаборанта. Разумеется, ИМХО — оно и есть ИМХО. Но у меня оно совсем другое. Так случилось, что физику мы в нашей физматшколе когда-то учили, опираясь именно на этот курс. Результат, насколько я могу судить, вышел неплохой. Конечно, если изучать предмет исключительно по ФЛФ, а потом счесть своё физическое образование законченным, то ничего хорошего не получится. — но вряд ли кто-то так поступит. А так — замечательный и полезный курс отличного популяризатора. Несколько американский по духу, со всеми присущими таким курсам достоинствами и недостатками. Не годится для глубокого изучения предмета, но отлично проходит для ознакомления с ним. ИМХО, разумеется

Хотя о вкусах не спорят. Ищите то, что вам нравится, но и лекциями Фейнмана не пренебрегайте.

Отдельный респект автору за его отношение к философии. До сих пор помню (цитирую приблизительно, по памяти): «Эти философы вечно суетятся у обочин дороги, по которой мы идём, и пытаются сообщить нам нечто важное, но никогда они не понимали всей глубины и сложности наших проблем».

P.S. Вот уж не ожидал встретить здесь упоминаний об этом курсе! Плюсую предыдущий отзыв за поднятую тему и внятно изложенное мнение, несмотря на то, что мнение это не разделяю.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Андрей Величко «Кавказский принц»

vgi, 1 января 2020 г. 11:33

Как известно, абсолютная монархия — идеальный способ правления, если во главе её стоит идеальный монарх. А кто такой идеальный монарх? Разумеется, это мы с вами, дорогой читатель. Уж кому как не нам знать, как именно управлять государством? Да если бы нам дали порулить, ну, хотя бы Российской империей начала XX века — ух, мы бы там развернулись! Уж мы бы показали безвольному Ники и истеричной Аликс, как это надо правильно делать. Войны бы выиграли, революций бы на допустили, промышленность и финансы развили бы до невероятных высот... А между делом дали бы пару мудрых советов императору Вильгельму, научили бы Северянина писать приличные стихи и трахнули бы вдовствующую императрицу. А сокращение штатов начали бы со штата Аляска.

Вот про это примерно и рассказывается в данной серии романов Величко (и, как я понимаю, другие его книги тоже в основном об этом). Так и пишется большинство книг в жанре альтернативной истории. Ведь зачем их читают? Чтобы поиграть с тем самым сослагательным наклонением, которого, как известно, история не знает. Вернуться назад и сделать всё как надо.

В процессе чтения цикла моё отношение к нему несколько раз менялось. Вначале я не ждал от цикла вообще ничего. Серия альтернативно-исторических романов, написанных автором с Самиздата — ну чего тут можно ждать, я вас умоляю?! Потом допустил, что книги могут быть не так и плохи. Потом опять счёл их графоманией. Наконец, дочитав цикл до конца — а я его таки дочитал — остановился на том, что мне от чтения всё же была какая-то польза. Как говорили древние римляне, нет такой плохой книги, которая куда-нибудь бы не годилась. Моё мнение о том, куда годится эта книга. представлено ниже.

Честно говоря, иногда мне казалось, что этот сериал Величко — пародия на альтернативно-исторические тексты. Уж больно эталонным Марти Стю выставлен её главный герой. Руля гигантской империей, он ни разу за всё время повествования не допустил ни единой ошибки. И ни разу у него не возникло ни тени сомнения в правильности своих действий. Но пародия из 7 книг — это слишком уж тяжеловесно. Поэтому приходится признать, что всё это написано автором всерьез.

Теперь про литературные достоинства текста. Если коротко — они невелики. Персонажи — ходячие манекены со встроенными магнитофонами, без малейших намёков на индивидуальность. Если это положительные персонажи, то они либо выражают мнение ГГ, либо горячо его одобряют. Если слово дают отрицательным, то они вяло и неубедительно возражают. Представьте, что у вас есть эссэ на тему «Как нам обустроить Россию», и вам зачем-то нужно сделать из него роман, а со временем у вас туго. Да и возиться особенно не хочется — в ваши планы не входить поразить читателя чисто литературными достоинствами.

О юморе. С ним примерно так же, как с другими литературными достоинствами. Ну, ГГ временами рассказывает предкам бородатые советские анекдоты. А наследника престола называет исключительно Вовочкой. Вовочка, бу-га-га-га! Конечно, быть может, это уровень не авторского юмора, а юмора его героя — личности во многих отношениях весьма... э-э-э.. односторонней.

Очень много внимания автор уделяет технике и её развитию в альтернативном мире — разумеется, без технологического прорыва Россию обустроить сложно. И надо сказать, самолёты с пулемётами он описывает с куда большей теплотой, чем людей. К сожалению, моей компетенции — да и интереса — не хватило, чтобы разобраться, насколько корректно и реалистично он пишет про ТТХ всего этого железа.

Меня могут спросить: а зачем ты вообще тратил время на чтение этих опусов? Вопрос непростой. Ну, во-первых, наверное, потому, что автор мне классово близок. Я сам в чём-то стихийный технократ, подсознательно уверенный в том, что государством можно управлять, как автомобилем — был бы мощный мотор, хорошая карта местности и шофёр с крепкими нервами. Правда, жизнь раз за разом даёт понять, что не всё так просто. Во-вторых, как я сказал выше, идея отмотать историю к последнему сэйву и переиграть её заново, притягивает внимание сама по себе. В-третьих, у автора встречаются любопытные — хотя и наивные временами — рассуждения об истории. Заметьте, я не сказал «верные рассуждения». Тему для размышлений может дать и совершенно неверное суждение.

И наконец, все отмеченные выше недостатки можно рассматривать как атрибуты жанра. И марти-стюшность главного героя, и игры автора с ним в поддавки, и штампованные характеры, и протокольный стиль изложения... Если фантастика — это реальные герои в вымышленных обстоятельствах, то почему бы не придумать такие обстоятельства, в которых герою и читателю будет комфортно, весело и ненапряжно? Да, это литературный фастфуд, и смешным выглядели бы всерьёз высказанные претензии гурмана к купленному на вокзале беляшу. Чай, не в ресторане.

Впрочем, мне известны книги этого жанра, обладающие некоторыми литературными достоинствами, но это скорее исключение из правил. Например, «Голубой человек» Лагина — он про ту же страну и примерно про то же время, но написан куда лучше.

Итак, оцениваю серию баллом 5 — «можно прочесть один раз». Второй раз есть эти беляши не нужно.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Север Гансовский «Пробуждение»

vgi, 23 декабря 2019 г. 17:57

В детстве меня этот рассказ просто потряс, а ещё и устыдил. И даже не потому, что мне захотелось принять волшебную таблетку и немедленно стать гением. А потому, что я почувствовал: время неотвратимо течёт мимо, а я занимаюсь ерундой, вместо того, чтобы сделать что-то полезное, вечное, прекрасное! Хотелось бы написать: «... и с тех пор я не трачу ни минуты своей жизни зря». Увы, это не так. Муки совести, как известно, переносимы. Но несмотря на то, что с годами свежесть восприятия ушла, этот рассказ по прежнему действует на меня как стакан крепкого чая.

И мне очень жаль главного героя. Недаром в «похожих произведениях» упомянуты «Цветы для Элджернона». Судьба Фёдора Пряничкова действительно напоминает судьбу горемыки Чарли Гордона. Гансовский про это не пишет, да и вообще герой рассказа, особенно в его не-гениальном состоянии, ему не очень интересен, он — лишь иллюстрация к тезису о возможности пробуждения в человеке скрытых талантов. Но, если вдуматься, то быть гением, а потом стать посредственностью, при этом сохранив память о том, что когда-то был гениален — что может быть мучительнее?

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Сергей Кузнецов «Учитель Дымов»

vgi, 7 мая 2019 г. 02:37

Я, вообще-то, современной русской прозы не чтец. Скучно мне её читать, за редкими исключениями. Но тут решил прочитать «Учителя Дымова», потому мне эту книгу рекомендовали чуть ли не как новую классику, которая «в будущем, несомненно войдёт в школьную программу» — как-то так примерно. Поэтому решил сделать над собой усилие и прочитать. Сразу скажу, что до конца я эту работу не довёл. Когда текст мне не нравится, а прочитать мне его, по каким-то причинам, надо, то я его дочитываю по диагонали. Так случилось и на этот раз.

При этом ругать автора мне и не за что. Вроде бы, всё на местах в этом романе, всё по канону. История семьи на фоне эпохи — мне обычно нравятся такие вещи. Но не в этом случае. И даже не хочется глубоко анализировать, почему. Выскажу только одну догадку. Для меня роман распадается на две части. Когда автор пишет о сороковых или пятидесятых -- я ему, в основном, верю. Он — мой ровестник, и об этих временах мы знаем примерно по одним источникам: книги, кинохроники, воспоминания родителей и прочее. Но вот рассказ переходит к семидесятым-восьмидесятым — то есть ко времени, которое и я, и Кузнецов уже помним сами. И тут внезапно действие переносится из СССР в какое-то Буркина-Фасо. Это не мои семидесятые, я помню их совершенно по-другому. Заметьте, — я не говорю, что помню их правильно, а автор романа — нет. Но для меня всё было не так. И мне неинтересно читать про его семидесятые или его девяностые. И герои, которые, вообще-то, должны были вызвать у меня симпатию (а концепция учителя, меняющего мир малыми делами, мне очень симпатична), этой симпатии почему-то не вызывают.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Сергей Анатольевич Иванов «Бывший Булка и его дочь»

vgi, 22 октября 2018 г. 14:00

Прочитав повесть «Ольга Яковлева», которая мне понравилась, я решил присмотреться к этому автору повнимательнее. Почитал серию про близнецов... и загрустил. Это не то чтобы совсем плохо, но оставляет примерно то же чувство неловкости, что и последние комедии Гайдая. Мастер и чуждый ему материал. Да и сам автор, судя по всему, к своим «детским детективам» относился снисходительно. К счастью, после этого я прочитал «Бывшего Булку»...

Повесть издана «Детгизом», что как бы подразумевает, что она детская или, на худой конец, подростковая. Но не уверен, что мне в подростковом возрасте такое бы понравилось. Экшэна здесь нет никакого (в отличие от упомянутых выше «Близнецов...»), зато психологизма выше крыши. Сорокалетний папа очень любит дочку и жалеет маму. Мама любит в основном себя, но и папу немножко. Двенадцатилетняя дочка любит и жалеет отца, а маму — не очень. А у дочки есть ещё лучшая подруга и поклонник... Мне надо было дожить примерно до возраста папы, чтобы научится вот эти все перипетии чувствовать, понимать, и находить удовольствие в их описании.

К тому же очень я люблю это приём — когда одни и те же события рассматриваются с точки зрения нескольких человек. Так что ставлю этой повести девятку.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Сергей Анатольевич Иванов «Ольга Яковлева»

vgi, 13 сентября 2018 г. 16:44

Когда-то, очень давно, эту повесть читала моя жена. Сейчас попросила меня её найти, описала несколько деталей, и по фразе «я Ольга, а не Оля» я книгу моментально в Яндексе нагуглил (о, эти современные оксюмороны!). Ну и, конечно, сразу же прочитал.

Повесть меня немного огорчила. Но не тем, о чём вы подумали. А тем, что я задумался: насколько далеко, всё-таки, мы ушли от советской детской литературы, причём не в лучшую сторону. Тогда можно было вот так взять и купить в магазине такую детскую книжку: без сюсюканья, без заигрывания с детьми, без манной каши с малиновым вареньем, без обязательного хэппи-энда, без гарри-поттерианства, со вполне невыдуманными жизненными проблемами, которые решает разумный и ответственный восьмилетний человек — Ольга Яковлева.

При этом книга не скучная и не мрачная. Она оптимистична — несмотря на некоторые не слишком весёлые события, которые в ней происходят. Не знаю точно, понравилась бы она мне 45 лет назад так, как понравилась сейчас, но, я думаю, запомнилась бы.

А, может быть, это даже и не такая уж замечательная повесть? Просто она произвела на меня впечатление на резком контрасте с тем, что пишут для детей сейчас? Не знаю. Прочитайте сами. Вспомните (ну, или узнайте, если вы молоды), что считалось детской литературой полвека назад.

Ставлю «Ольге Яковлевой» свою глубоко субъективную девятку.

P.S. Сергей Иванов, как я сейчас узнал, написал, помимо всего прочего, сценарий к мультфильму «Падал прошлогодний снег», за что ему отдельный респект и уважение!

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Аркадий Гайдар «Военная тайна»

vgi, 8 сентября 2018 г. 16:16

Я очень давно не перечитывал Гайдара. Настолько давно, что даже забыл, что «Мальчиш-Кибальчиш» — это «история в истории», вставка в другую его книгу. В памяти остался только «Бумбараш» (да и то скорее фильм, а он сильно отличается от недописанной книги по сюжету и радикально — по стилю повествования) и «Тимур и его команда». Поэтому перечитывать «Военную тайну» я начал с некоторой опаской. А ну как окажется это трафаретная и скучноватая детская книжка про пионеров и шпионов?

Не оказалась. Написано, по-моему, очень и очень неплохо. И, что очень важно, с чувством меры и вкуса. Гайдар хорошо чувствует фальшь. Приведу только два примера.

/Примечание: Если вы не читали повести, и подвержены глубоко мне непонятной, но распространённой ныне боязни спойлеров, то дальше не читайте!/

Атмосфера у повести очень тревожная, предвоенная. Казалось бы, велик был соблазн ввести в историю какого-нибудь иностранного диверсанта («В чем дело? Дело происходит, конечно, у нас, а фашист переодетый», как говорил Никифор Ляпис). Этот буржуин и сгубил бы Мальчиша-Альку. Я подзабыл повесть, поэтому ждал этого диверсанта — но не дождался. Гайдар удержался от этого соблазна — у него мальчик погибает по более прозаической, почти случайной причине.

Второй пример менее важный, но тоже показательный. Очень непафосно и лаконично описаны похороны Альки. «Что-то там над могилой говорили, кого-то с ненавистью проклинали, в чём-то крепко клялись, но всё это плохо слушала Натка». Дано лишь несколько мелких деталей. Гайдар понимает, что этого достаточно.

И, кстати, история про Кибальчиша (а это, на самом деле, сказка, которую рассказывает Алька Натке, а она потом пересказывает всему отряду) в повести звучит гораздо естественнее, чем вынутая их контекста.

В общем, респект автору. Вам может не нравиться ни та эпоха, ни гражданская позиция Гайдара. Он ведь, помимо прочего, в бытность свою красным командиром, о ужас, подавлял крестьянские восстания и в кого-то даже стрелял... Но если вы объективны, то вряд ли обвините его в неискренности. Гайдар писал то, во что верил. И писал сильно, чисто, честно.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Сергей Лукьяненко «Дурной договор»

vgi, 8 августа 2018 г. 21:36

Достаточно беглого взгляда на этот рассказ, чтобы понять, что «нейросеть» не «пишет текст в стиле Гоголя», а просто вставляет в него фразы из произведений Николая Васильевича. Например, нижеследующий кусок без изменений взят из «Мёртвых душ».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Что именно находилось в куче, решить было трудно, ибо пыли на ней было в таком изобилии, что руки всякого касавшегося становились похожими на перчатки; заметнее прочего высовывался оттуда отломленный кусок деревянной лопаты и старая подошва сапога.Никак бы нельзя было сказать, чтобы в комнате сей обитало живое существо.

Так что подозреваю, что дело обстояло следующим образом. Сергей Васильевич написал некий текст под Николая Васильевича, а алгоритм, ориентируясь на контекст и ключевые слова, разбавил его подходящими цитатами из произведений классика. Что, быть может, и не лишено какого-то интереса, но гораздо менее интересно, чем пытаются представить дело создатели данного опуса, рекламирующие с его помощью премьеру «Страшной мести».

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Онджей Нефф «Белая трость калибра 7,62»

vgi, 30 июля 2018 г. 07:32

Не знаю, как кому, а мне «Белая трость...» всегда казалась этаким стёбом над штампами фантастики (скорее даже кинофантастики). Потому что невозможно всерьёз воспринимать ни этих уж-жасных пришельцев, умеющих за пару минут обращать людей в мутантов взглядом сквозь объектив телекамеры, ни эти спецслужбы с их слепым снайпером, стреляюшим на слух, ни ситуацию в целом. Но если понимать всё это как пародию — то рассказ вполне хорош.

А какой из этого вышел бы абсурдный, но захватывающий фантастический триллер!.. Только хэппи энд нужно доработать. Скажем, снайпер (Брюс Уиллис) остаётся жив, сохранив при этом зрение, дарованное ему зловещим «тюлилихум ааухум», и закручивает роман с выжившей же Даной Мразковой (Кристен Стюарт), а пришельцы не улетают, а затаиваются вблизи границ Солнечной системы, делая тем самым уверенную заявку на сиквел.

Оценка: 8
⇑ Наверх