fantlab ru

Виктор Пелевин «Generation «П»»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.93
Оценок:
3643
Моя оценка:
-

подробнее

Generation «П»

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 174
Аннотация:

Роман, в котором переплетаются реальность, виртуальность и мифология. История возвышения Вавилена Татарского, принадлежащего к поколению «П», от продавца в ларьке до воплощения божества, посредством рекламных технологий. Герой сочиняет слоганы, придумывает концепции, а также узнаёт, что управляет современным ему обществом.

Другая аннотация:

Роман «Generation „П“», ставший культовым в молодежной среде, посвящен явлению, проникшему во все поры нашей повседневной жизни, – рекламе. Многие склонны просто отмахиваться от нее, как от назойливой мухи, считая чем-то несерьезным. Но разве в нашу речь уже не вошли рекламные слоганы? Разве «рваная стилистика» рекламных клипов не влияет на наше сознание?

Герой романа Вавилен Татарский полагает, что ему известна подлинная цена рекламы – ведь он ее создает. Но ему и в страшном сне не может привидеться истинная сила джинна, выпущенного им из бутылки…


С этим произведением связаны термины:
Примечание:

В 2001 г. роман награждён в Германии премией Рихарда Шёнфильда (Richard-Schönfeld-Preis) за достижения в области литературной сатиры.



В произведение входит:


7.97 (149)
-
1 отз.

Обозначения:   циклы (сворачиваемые)   циклы, сборники, антологии   романы   повести
рассказы   графические произведения   + примыкающие, не основные части


Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 223

Активный словарный запас: чуть выше среднего (2948 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 68 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 36%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Бронзовая Улитка, 2000 // Крупная форма

Номинации на премии:


номинант
Странник, 2000 // Крупная форма

номинант
АБС-премия, 2000 // Художественное произведение

номинант
Интерпресскон, 2000 // Крупная форма (роман)

номинант
Сигма-Ф, 2000 // Крупная форма, романы

Экранизации:

«Generation П» / «Generation P» 2011, Россия, реж: Виктор Гинзбург



Похожие произведения:

 

 


Generation
1999 г.
Generation
1999 г.
Собрание сочинений в 3-х томах. Том 3. Generation
1999 г.
Generation
2000 г.
Generation
2000 г.
Generation
2000 г.
Generation
2001 г.
Generation
2001 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation «П»
2003 г.
Вагриус-проза. 1992-2002. Том 2
2003 г.
Песни царства «Я»
2003 г.
Сочинения в 2 томах. Том 2. Омон Ра. Generation `П`. Желтая стрела
2003 г.
Generation
2004 г.
Generation
2007 г.
Generation
2007 г.
Generation
2008 г.
Generation «П»
2009 г.
Антология Сатиры и Юмора России XX века. Том 55. Виктор Пелевин
2009 г.
Generation
2010 г.
Generation
2011 г.
Generation
2012 г.
Generation
2012 г.
Generation «П»
2013 г.
Полное собрание сочинений. Том 6. Generation П
2015 г.
Generation «П»
2015 г.
Generation
2015 г.
Generation «П». Числа
2015 г.
Generation «П»
2015 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2020 г.
Жизнь насекомых. Чапаев и Пустота. Generation «П»
2021 г.
Generation «П»
2023 г.

Аудиокниги:

Элементы — модель для сборки
1995 г.
Поколение «П» (Generation P)
2004 г.
Generation
2006 г.
Generation
2009 г.
Generation П
2013 г.
Собрание сочинений
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Babylon
2001 г.
(английский)
Generation P
2002 г.
(чешский)
Generation «П»
2002 г.
(болгарский)
דור ה- P
2002 г.
(иврит)
Generation P
2011 г.
(румынский)
ジェネレーション〈P〉
2014 г.
(японский)
Generácia
2019 г.
(словацкий)
Generation P
2019 г.
(венгерский)




 



Рецензии




Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  10  ] +

Ссылка на сообщение ,

Ленин – гриб?..

Ничего не могу с собой поделать – роман по большей части вызывал у меня ощущение какой-то гадливости.

Так или иначе, каждый автор старается «купить» своего читателя, своего потребителя. Но когда начинаешь понимать, что тебя покупают, становится как-то неприятно. Особенно, если делают это довольно цинично. За текстом чувствуется эго автора (ничего кроме этого романа у Пелевина я пока не читал, говорю исключительно про ощущение от данного романа). Например, можно взять и походя свести личные счеты с критиком, утопив его в говне – а чего нет, классику всё дозволено. Но даже не в этом суть. Роман о рекламе. О рекламе как божественной, сакральной силе. Но есть ощущение, что роман высмеивает не столько это явление, расцветшее гротескным цветом в девяностые, сколько его потребителя, «ротожопа» (за пояснениями термина – в наркотический трип героя). Но, читая, поневоле вспоминается, на чём, собственно, поднялся сам автор – все эти телерекламы его книг в прайм-тайм; явление столь гротескное, что сейчас уже кажущееся невозможным (были попытки что-то повторить – но даже имя этого автора не удалось запомнить, ибо такой подход уже себя изжил). Впрочем, и без этого есть какое-то внутренне ощущение (через нарочито лишённый духовности мир, полный одних ротожопов и их хозяев), что автор, продавая тебе свою книгу, рекомендует её: «Ну, тут про то, что вокруг одно быдло…». И цинично улыбнувшись, добавляет: «И ты, кстати, тоже – быдло».

На форзаце книги, в качестве рекламы автора (о, да!) написано, что автор, кумир поколения (поколения «П»?), славится сочетанием несоединимых качеств «массовости и элитарности, острой современности и погруженности в реалии прошлого, всегда увиденного под весьма эксцентрическим углом зрения, а также никем уже не оспариваемой способности заглядывать в будущее».

Хотелось бы разобрать это на примере данной книги.

Массовость и элитарность. Всё это возникает от сочетания пошлости (та же реклама, создаваемая героями не просто нелепа, какой она и была в действительности, а гипертрофированна, пошла как шутки про жопу) и лёгкой присыпки псевдоэлитарности в виде цитат из классиков (у меня это вызывало ощущение легкого кощунства – хотя, возможно, автор на это и рассчитывал) и толстого-толстого слоя «как бы эзотерики».

С последним обстоятельством даже немного интересно.

Знаете, как управлять дураками? Нужно понижать их интеллектуальный уровень, но при этом подкидывать им абсурдную неправдоподобную «истину» (Земля – плоская!); приобщать их к неким скрытым тайнам мироздания, одним словом дать дураку почувствовать, что он умнее всех остальных. Причём «истина» должна быть очень близка к страхам, создавая ощущение «а я ведь всегда догадывался!»

Автор этим и пользуется и в довольно широком спектре. Показателен символ России, лежащий на большом камне. И использует его (её) то негр (видимо, американец), то военный (видимо, наша военщина), а визуально-смысловой ряд катится дальше –

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
и вот уже управляют Россией попеременно то американцы, то бывшие чекисты, то олигархи, то рекламные гиганты, то пиарщики-рекламщики, то – в конце концов – всякие вот адепты, с их междусобойчиками и тайными ритуалами; уж за ними-то точно угадываются масоны в их простонародном исполнении, так что это уж должно зацепить горячие головы…
Причем «истинна» должна быть как можно более грандиозной и невероятной (Ленин – гриб!), в такую верится больше.
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И финал с грандиозным виртуальным обманом этому соответствует.

Есть ли в этом что-то радикально новое? Ну, «Ленин – гриб», «Хвост виляет собакой», литературные певцы наркотического трипа западного образца, «Видеодром» в конце-то концов… Только перенесённое в атмосферу чисто российских реалий, российской паранойи, российской шизы. Талантливо перенесенное – с этим я даже при ощущении гадливости от книги не могу не согласиться.

Можно поставить на книгу вполне значок «постмодернизм» и отмести мой вышеизложенные претензии. Но ведь в самом романе чувствуется не только игра с читателем (показательна фраза про поп-музыку и «альтернативу» – будто признание автора о сути своей книги: «антикоммерческая, но коммерческая»; сродни – «Ну, тут про то, что вокруг одно быдло. И ты, кстати, тоже – быдло…»), но и нешуточная претензия самого автора. Она (возвращаясь к рекламному тексту на форзаце) сводится к сочетанию: «современность и погруженность в реалии прошлого, а также никем уже не оспариваемая способность заглядывать в будущее».

Прошлое – настоящее – будущее. Проще говоря, заявка на вечное!

А с этим, по-моему, облом…

Начну с прошлого. На самом деле взгляд в прошлое (на 90-е, а книга вышла в 99-м, то есть да, прошлое) у автора довольно узкий. Герой, как и всё его изначальное окружение – мифический средний класс. Мне лично герой не близок, хотя, наверное, кому-то приятно себя с ним отождествлять; не власть, но и не колхоз («Чемпионом не становился, но и говном никогда не был, как «Тоттенхэм»). Не богатый (вон в ларьке работал, в литинститут поступал), но при этом знающий вкус «пепси» с советского детства, и с работы в ларьке пьющий дорогую водку, а потом всё такой же бедный, но снюхивающий кокаин с помощью стодолларовой бумажки… Бедняжечка. Кстати, ещё плюсик к понятию «элитарный» для тех, у кого значение «элитарность» срослось с социальным статусом. Таков вот наш обычный парень – герой. (Кстати, сюжет обсуждать не имеет смысла, вся его движущая сила – постепенное узнавание героем всё новых и более грандиозных тайн; такой и закончиться может только одним – посвящением в самое святое или смертью, как одним из видов этого посвящения). Только вот, положа руку на сердце, так жила лишь очень небольшая прослойка нашего населения. И чем дальше от столиц, тем тоньше эта прослойка становилась… Всё это «погруженность в реалии прошлого» по факту держится на рекламе (условно, так как реклама была нелепой, но всё же не настолько гротескной, как её деформировал автор), частом использовании знакомых имён (Ельцин, Лебедь, Березовский и прочее) и абсолютно декоративных вещах типа ларьков, братков, стрелок и т.д. Последнее, кстати, с тем же эффектом используют при описании 90-х и юные авторы, рождённые в 2000-х. Тоже, видимо, погружены…

Современность и будущее. И тут всё ещё хуже. Да, схватил автор тот тонкий и непродолжительный момент гротескной рекламы и гротескного пиара, в том числе политического. Запечатлел. И – всё. Нет в нём будущего. Даже нет настоящего на момент написания (я не указываю на последствия игры в «тайну», с её близостью к страхам – военщина, американцы, масоны и т.д. – автор тут стрелял веером, в определённые страхи кого-либо точно попал, но это не настоящее и будущее, а слепая игра). Ну не играет сейчас такую роль телевидение в нашей жизни, и всё тут. И, что удивительно, даже в начале нулевых уже не играло. Влияние телевидения упало. И влияние рекламы на общество потребления упало, отошло на более глубокие пласты, свыклось, переработалось психикой современного человека, как шум города, который уже не замечаешь и на который уже не реагируешь. Всё. Да и телевидение? При всей игре автора в виртуальность, он будто в упор не видел компьютеров и интернета. Даже удивительно. И поэтому в итоге все это кажется уже отжившим, отстранённым – коротенькое явление, которому автор хотел придать космическую важность. Но прогадал.

Вот тебе «современность и будущее».

Конечно, это моё стопроцентно субъективное мнение (за которое я наверняка получу кучу минусов от поклонников Пелевина, ведь это очень демократично и правильно осуждать кого-то с отличным от твоего мнением). И эмоциональное. Но вот рационально я понимаю, что некоторые вещи у автора всё же получились на уровне. Я говорил, что Америку он не открыл, но при этом не новые вещи – чисто русские теории заговора, так бы я их назвал – он использовал отлично, это вполне может зацепить. Он прекрасно разбросал по тексту романа символы, которые пусть и предсказуемо, но не без приятного ведут, как дорожка из хлебных крошек. Есть находки – тот самый «весьма эксцентрический угол зрения», с которым я не могу поспорить – от Че Гевары-буддиста, до интригующей виртуальности, что появляется, слегка будоража. Вызывает уважение некоторая смелость, особенно сейчас, когда в сторону власти даже косо смотреть опасно, не то что говорить… В конце концов, даже авторская претенциозность временами вызывает ощущение смешенного восторга – отрыжка тех лет и того менталитета, о котором и писал автор: путать наглость с предприимчивостью. Это всё равно, что восхищаться вором, которые вынул у тебя из кармана деньги, глядя тебе прямо в глаза и едва не говоря: «а я ведь тебя обворовываю!». Да и подумать над некоторыми вещами во время чтения всё-таки можно. Стоит отдать должное. Это при том чётком ощущении, что данный роман – это целиком и полностью не моё. Как говориться, долг велит сказать. Наверное, этим всё и сказано.

Оценка: 6
– [  9  ] +

Ссылка на сообщение ,

Не могу сказать, что этот роман понравился, но...

Если коротко, то это роман про рекламщика-наркомана 90-х годов в России.

Сразу, конечно, вспоминается реклама из 90-х, которая тогда дико раздражала, но запоминалась настолько, что спустя десятилетия слоганы из неё стали народными поговорками. Сейчас реклама гораздо скучнее, она просто доносит информацию (зачастую, конечно, неправдивую). Возможно, что просто в наше время рекламщики научились делать нераздражающую и незапоминающуюся рекламу, которая каким-то образом воздействует на наше подсознание сильнее, чем та дичь из 90-х. Тогда бурлящие потоки рынка смывали всё на своём пути, то вливаясь друг в друга, то разделяясь. Теперь же это спокойные реки, медленно текущие в строгих гранитных берегах.

Сейчас и телевизор занимает в жизни людей не столь важное место, так как все переселяются в интернет. Видимо, то символическое неразумное сверхсущество, о котором писал Пелевин и составными клетками которого являются люди, эволюционирует.

Так вот, роман не очень и понравился, но... есть в нём, например, размышления героя о ближайшем будущем России — буквально пару слов. Когда роман был написан, в 1999 году, это казалось элементом эпатажного постмодернизма (то есть пелевинщиной), а сейчас гляди-ка — сбылось. (Не буду уж писать, что именно, иначе отзыв может нарушить какой-нибудь пункт правил.) Ну а то, что под влиянием телевизора Homo Sapiens превращается в Homo Zapiens — что называется, нарочно не придумаешь.

Уже не приходится удивляться, когда у нас сбывается Хаксли, Оруэлл, Незнайка на Луне и Чиполлино. Или всё перечисленное в различных сочетаниях. Но когда уже и Пелевин сбывается в реальности...

Оценка: 7
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

В вашем классе, наверняка, был человек талантливый, но чрезвычайно ленивый. Под натиском учителей он нехотя выдавливал из себя умозаключения, претендовавшие на особую значимость. Досуг свой он не обременял академическими изысканиями, но чертоги разума преданно поставляли ему ответы на всевозможные вопросы. Однако случались и промахи, и учителя разочарованно бросали в его сторону «Эх, Петров, Петров... Ну что ты? Ты же можешь, когда хочешь! «.

Так вот, роман Поколение П для меня — это тот самый Петров. Концепция удачливых бездарей, пришедших к успеху в 90-е благодаря своему нахождению в нужное время в нужном месте сама по себе замечательна. Вычурные идеи рекламы периода первоначального накопления капитала в России, кислотная стилистика, космический разрыв между классами как в мировоззрении, так и в быту — всё на месте.

Но постоянные алкогольные и наркоманские приходы главного персонажа вперемешку с мистикой... Конечно, можно сослаться, что такова атмосфера эпохи, большинство населения страны пребывали в пьяном угаре. Но эти эпизоды запутывают читателя, ты начинаешь блуждать в повествовании в поисках хоть какой-то смысловой связки.

Это всё венчается магической развязкой. Почему бы не перенести всю ответственность на третьи силы? Боги, инопланетяне, мировое правительство, американцы и прочие негодяи, которые вершат судьбы русского народа. Звучит, конечно очень привычно. Буквально цитата из среднестатистического кухонного разговора или из беседы в эфире любой телепередачи центрального телевидения.

В результате же — это вязкое, натужное произведение. Местами через него приходится продираться, игнорируя мистические завихрения и наркоманский бред, дабы сохранить целостность повествования. Возвращаться к нему мне более не хотелось бы. Но я бы могла его посоветовать отдельным любителям или временами использовать некоторые цитаты и образы.

Оценка: 7
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

Признаюсь, этот роман сумел меня удивить. Точнее не так — именно здесь Пелевин сумел меня удивить. Атмосфера 90-х передана потрясающе — все эти новые русские, чеченцы на базарах, абсолютно трешовая подача рекламы и т.д., но самое главное зацепила потрясающая идея о порабощении «старого» мира новым благодаря поколению, которое выбрало Пепси. Суть рекламы и её мотивы доведены до тотального абсурда, начиная от правительственных заговоров и заканчивая тесным переплетением с древней шумерской легендой про богиню Иштар.

Наверное, я даже причислю роман к магическому реализму и не буду мудрствовать лукаво, если скажу, что переплетение мистики и реализма (реализма ли?!) сыграло на моём интересе так сильно, что я быстро прочитал роман. Ещё хочу похвалить Пелевина за стиль — точные описания, ровный язык, одномерный темп и умение работать с эпитетами. А уж фразы тут какие встречаются, любо цитировать где попало.

Отличная вещь. Пусть написана крайне абсурдно, пусть она порой «издевается» над читателем, она заставляет задуматься над происходящим в мире. Ведь реклама никуда не делась...

Оценка: 9
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

Начинался роман так здорово! Автору удалось пробить меня на воспоминания о годах, которые я сам пережил. Пролетел я лихую перестройку выживая, радуясь тому, что молод, что есть руки-ноги-голова, позволяющее заработать денег столько, чтобы семья не голодала. Да еще появилась возможность покупать книжки, о которых мы и мечтать не могли «при Брежневе»! И, собственно, как я сейчас понимаю, я был достаточно легко внушаемым потребителем ментальной продукции из «черного ящика». Той продукции, производителем которой являлся Вавилен Татарский, главный герой романа Виктора Пелевина «Generation П».

Но, вскоре после начала чтения, большие куски какого-то бредового потока сознания начали раздражать. Эти куски были достаточно большими и попадались довольно часто. Видимо сам сознавая слабость своей позиции – ну не может нормальный человек, даже «под мухоморами», нести такую чушь, автор в какой-то момент прибегает к мистическому техническому средству – планшетке.

Язык романа хорош. Обилие метафор, сочность и точность заставляли порой смеяться в голос. Впрочем, и тут не обошлось без изрядной порции дегтя в виде отборного мата. С матом, на мой вкус, автор изрядно переборщил. Я не ханжа, иногда иначе и сказать-то невозможно, — только выругаться. Но когда в художественном произведении сплошь и рядом мат и скабрезности, то, по-моему, такое произведение перестает быть художественным.

Оценка: 6
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Автор отлично описал атмосферу 90-ых. Бандиты, наркоманы, рассцвет мракобесия, уход идеологии от конкретики в абстракцию и результат — ротожопия. Вся книга это такой наркотический трип по эпохе накопления капитала, разговоры с духами, галлюцинации, абстрактные рассуждения на тему бытия и деньги, которых надо как можно больше, чтобы как можно больше их потратить на то, чего у других нет, чтобы доказать себе, что ты не верблюд, а то непонятно станет зачем живёшь.

Главный герой — рекламщик, который пытается стать самым крутым рекламщиком, непонятно зачем, обращаясь периодически за помощью к наркоте и грибам, как к дополнительным источникам информации. Никаким конструктивным смыслом его действия необусловлены и ведут куда-то в абстрактное нечто, когда он сам становится рекламой (или как-то так, понять автора как пальцем в небо тыкать). Вот если автор хотел показать, что путь, по которому движется страна и общество на тот момент, ведёт в никуда/непонятное нечто — 9 баллов, если же что-то другое — 7 баллов, но только за отличную атмосферу 90-ых, драматургии в книге нет, ниодного положительного персонажа, ниодного персонажа, которому хотелось бы сопереживать, назвать книжку умной тоже не получается, в ней есть ум, но он абстрактный и неконструктивный, это как слушать Дугина, рассказывающего про циферблат, непонятно автор дурак или умный настолько, что мастерски прикидывается.

Так как автор обыденные явления завернул в какую-то лютую абстракцию, добавил наркотические и галлюциногенные приходы и сдобрил это всё псевдофилософией, в принципе невозможно понять, что он хотел сказать и хотел ли он что-то сказать. Ощущения после прочтения книги, как будто в голову сходили по большому. Итог: ротожопия и 4 способа как смотреть телевизор буддисту.

Оценка: 7
– [  31  ] +

Ссылка на сообщение ,

Книгу порекомендовали прочитать, как нечто взрывающее мозг и потрясающее. Всегда очень подозрительно относился к подобным заявлениям, но раз уж даже книгу в руки сунули, то стал читать. Стопроцентное отторжение как книги, так и автора. Взращенный на уроках литературы в средней школе, никогда не любил подобного жонглирования простыми по сути словами и понятиями. И мне уже не важно было о чем написано, сколько противен был сам текст и стиль каким написан роман. Хотя сама подобная книга не столько открывает глаза на очевидные вещи, как мне кажется, сколько в свою очередь служит интеллектуальным зомбоящиком для молодых незрелых, мягких мозгов, т.е. сама является продуктом, о котором столь нелестно повествует. Книгу закрыл, вернул и на этом знакомство с «мухоморной» литературкой закончил. Читать абсолютно не рекомендую — думайте своими мозгами. Фильм лишь подтвердил очущения восьмилетней давности.

Оценка: 1
– [  8  ] +

Ссылка на сообщение ,

Люблю Пелевина, люблю его слог и его колоритных героев, но эта книга не зашла совершенно.

Начало, как всегда, было роскошным. Каждый раз, начиная читать очередную книгу Пелевина, я удивляюсь, как можно писать настольно метко, что буквально каждое предложение можно разобрать на цитаты! Атмосфера крушения совка и разрухи 90х была создана мастерски, повествование затягивало, а первый трип героя в лесу мухоморов, полный аллегорий, воспринялся на ура.

Тем не менее, чем дальше продвигался роман, тем меньше становилось собственно смысла, и больше трипов и аллегорий. В конце концов я поймала себя на том, что вот уже страниц десять, наверное, читаю бессмысленный поток сознания. В какой-то степени это было медитативно — мозг отключился и потреблял текст, как мантру для фокусировки. Но с другой стороны, всё-таки хотелось почитать книгу, именно книгу, а не поток сознания...

В общем, до конца я так и не добралась, потому что искромётные цитаты как-то совсем иссякли, а поток сознания окончательно вытеснил любые другие повороты сюжета. Вернее, они стали чем-то вроде смены ритма для мантры, затягивающей читателя в мир грибов и галлюциногенов.

Оставлю эту книгу на то время, когда мне захочется разгрузить мозг и отправить его в наркотический сон автора, а пока почитаю что-нибудь другое :)

Оценка: 5
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Ну как, потомки, каково это — жить в юмористической книжке, писанной (на тот момент) не таким уж и известным торчком?

Напомню: на момент издания книги (1999 год) ВСЁ в ней описанное выглядело возможным, но крайне кошмарным, всё-таки больше фантастическим. Технологии ещё не выглядели столь всемогущими, а люди — настолько обалдевшими.

В следующем году у книги двадцатипятилетний юбилей. Сбылось буква в букву. Сбылось ВСЁ. Начиная с физиологическиих принципов проектирования рекламы и заканчивая виртуальными политиками. А могли бы жить не в «Поколении «П», а в «Назад в Будущее»...

Можно сколько угодно наяривать на другие книги автора — именно «Поколение «П» было его Магнум Опусом.

Интересный побочный эффект: если (если!) от окружающей пропаганды начинает ехать кукушечка, достаточно пару раз перечитать эту книгу, чтобы давление несколько упало. Эта книга очень плохо справляется с дачей объяснений — но ОЧЕНЬ хорошо помогает с пониманием. А именно с этим в наше мутное время есть большиииииие проблемки.

И пара слов о фантастических допущениях.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Считаю, что культ — не причина, а следствие творящегося во второй половине книги коллапса. Какая разница, есть у очередного Богемского клуба с Поляны Секвой (см. «Аватара» от В. И. Суханова) религиозная подоплека или нет? Ведь и так, и так они верят в противоестественное. Разве что, в случае с открытой религиозностью они это осознают и не стесняются.

Вообще, культ и эзотерические вставки в целом нужны скорее для объединения с «Ампир V», продолжающего линию мрачных пророчеств... но об этом лучше как-нибудь в другой раз и, желательно, в какой-нибудь иной эпохе.

Оценка: 10
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Книга, конечно, сильная, отдельные фрагменты вызывают восхищение находчивостью, изобретательностью, воображением и меткостью автора, однако ближе к концу чтения я всё чаще ловил себя на мысли о том, что вполне можно было бы и не читать. Время потратил не зря — по крайней мере, теперь я могу сказать, что прочитал это знаменитое произведение, но к книге уже прочно пристало клеймо «знаковости», «культовости» и прочих «атмосферностей», что провоцирует на предвзятое отношение.

Подобно Чичикову главный герой романа проходит по галерее современных мёртвых душ. «Сейчас особое время, такого никогда раньше не было и никогда потом не будет», — говорит Татарскому Морковин. Дочитав книгу, я подумал: ну, и слава богу. Теперь самое главное — побыстрее забыть.

Оценка: 8
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

Очень странное впечатление осталось от книги. С одной стороны, мне нравится Пелевин, нравится его слог, стиль речи, сарказм и злой ироничный взгляд на окружающее, нравятся излагаемые мысли, даже если я не со всеми согласна. Но я его знаю по более позднему произведению «S. N. U. F. F.», а между им и «Поколением» целых 12 лет разницы. И Generation «П» меня разочаровало.

Слишком тяжело продираться сквозь метабред грибного/кокаинового/алкогольного угара рекламщика 90хх, резко окунувшегося из уютного советского понятного быта в хаос развалившейся страны, которую с одной стороны пытаются собрать обратно, а с другой стороны тащат в разные стороны по кирпичикам. Пелевину неплохо удалось передать дух тех времен, с их ларьками, крышуемыми Гусейнами, с новыми русскими на шестисотых (сегодня есть, завтра нету), домашними философами в трениках с вытянутыми коленками, уставившими горизонтальные поверхности бутылками от Хэннеси и дешевой паленой водки. Жесткие такие стереотипы, навсегда отпечатавшиеся на подкорке у среднестатистического россиянина. Только вот те средства, которыми автор это всё передавал, дались мне с усилием. Интереснее стало к концу, когда пошел TV-сюр, но и он был безнадежно испорчен масками и прыгалками.

А к русской идее мы так и не пришли.

Оценка: 4
– [  2  ] +

Ссылка на сообщение ,

В этом романе, как и, например, в Омон Ра, весь Пелевин. Если читая этот роман тебя не трогает его многослойная и противоречивая философия бытия и тонкая ирония внешнего наблюдателя, то и нет необходимости читать другие книги этого автора, он просто не Ваш автор и то что он пишет либо для Вас пустое, пошлое и примитивное, либо замороченное и непонятное, но и в том, и в том случае — это не Ваша ниша для размышлений и радостей. Чем Пелевин и замечателен, что его творчество не общечеловеческое, а нишевое и не надо всего его перечитать, чтоб разобраться .... сразу понятно.

Вывод: Для ценителей творчества рекомендую, одно из лучших произведений автора. Остальным — можно попробовать, но лучше начать с Чапая или Омон Ра.

Оценка: 9
– [  10  ] +

Ссылка на сообщение ,

Первая прочитанная мною в конце 90-х книга Пелевина. И сразу – наповал. С тех пор перечитывал много раз, и уже 20 лет с нетерпением ожидаю появления новых работ автора.

Изрядная доля иронии, начиная с биографии ГГ, едкий, на грани цинизма юмор, поразительная точность хлестких определений (государство улучшилось настолько, что перестало существовать и попало в нирвану) и обилие не совсем литературного жаргона и неформальной лексики не раздражают, ибо почти всегда по делу и к месту, хотя автор прекрасно владеет красивым русским слогом.

Волею судеб, Вавилен из обычного «палаточного» бизнеса того времени оказывается вовлечен в набирающий силу бизнес рекламный, еще до интернетовских времен, но уже имеющим некоторые характерные особенности, свойственные PR.

Жесткие и язвительные насмешки как над бизнесменами, заказывающими себе рекламные ролики и концепции, так и над исполнителями их причуд, вызывают гомерический смех и держат в тонусе.

Диалоги с Азадовским, Ханиным и Морковиным, между ГГ и Сирруфом, сцена с Гришей-филателистом и визит к Гирееву просто великолепны. Как и почти уже крылатые фразы типа «инфляции счастья», «под Кандагаром было круче» и многие другие – всего не перечислишь.

Читается на одном дыхании и удивительно точно передает напряженный пульс времени. Слов нет. Шедевр.

Оценка: 10
– [  9  ] +

Ссылка на сообщение ,

«В обществах, достигших современного уровня развития производства, вся жизнь проявляется как огромное нагромождение спектаклей. Всё что раньше переживалось непосредственно, отныне оттеснено в представление...»

К одному из первых и самых известных романов Виктора Пелевина «Поколение П» (заглавие которого, как повелось в субжанре «пелевинщины», носит множество коннотаций) я шел довольно долго. Все отодвигал да отодвигал прочтения книги по всяким разным причинам. Наконец-таки прочел и, разумеется, остался доволен, хоть данное одно из первых произведений Пелевина выглядит несколько необычным для его пера.

«Образы, оторванные от различных аспектов жизни, теперь слились в едином бурлящем потоке, в котором былое единство жизни уже не восстановить. Реальность, рассматриваемая по частям, является к нам уже в качестве собственной целостности, в виде особого, самостоятельного псевдо-мира, доступного лишь созерцанию. Все образы окружающего мира собрались в самостоятельном мире образов, насквозь пропитанном кичливой ложью. Спектакль вообще, как конкретное отрицание жизни, есть самостоятельное движение неживого...»

Нет, само собой ««Generation «П» как всегда можно без оглядки разбирать на цитаты. Они не самые лаконичные и вызывающие улыбку, но все же пропитаны иронией, сарказмом и литературоцентричным осознанием бытия. При том же бытия довольно печального, чересчур ложного и эгоистичного, лишенного возвышенных целей. Теперь истины как таковой нет; есть лишь стремление выжить в замкнутой системе накопления и гниения капитала и общества. Взять те же диалог о российской экономике и виртуальном бизнесе, размышления о новой русской идее, экзистенциальной роли России в мире, современном (пост)капитализме, несамостоятельности российской политики, монолог Че Гевара в амплуа революционного буддиста об обществе потребления как примитивном беспозвоночном организме. И все же тут Пелевин не совсем тот Пелевин, который рванул в мир постсоциалистической литературы где, как он сам иронично заметил, модернизма отродясь не было, но неожиданно образовался постмодернизм.

«Спектакль — это стадия, на которой товару уже удалось добиться полной оккупации общественной жизни. Оказывается видимым не просто наше отношение к товару — теперь мы только его и видим: видимый нами мир — это мир товара. Современное экономическое производство распространяет свою диктатуру и вширь, и вглубь... В передовых странах общественное пространство заполнено целыми геологическими пластами товаров...»

После крайне сюрреалистичного, дзен-буддистского и естественно постмодернистского романа «Чапаев и Пустота», пропитанного во истину стебом, Виктор Пелевин написал практически реализм. Реализм, которому не надо выискивать фантастические допущения для предания абсурдности и антиутопической безнадежности. Все того и надо постараться довольно точно вспомнить «золотые» 90-ые и совсем чуточку гипертрофировать образы людей и событий, которые там водились в изобилии. Вавилен Татарский — маленький одинокий человек, который ни во что не верит. Даже в тот древний восточный мистицизм, в который лишь изредка окунается повествование. Азадовский — бескомпромиссный, решительный и без йоты скромности и сомнений карьерист, для которого шагать по головам даже не жизненное кредо, а не отторгаемая обыденность. Вовчик малой — типичнейший новый русский, напичканный слишком реалистичной стереотипностью.

«Имеем ли мы право осознавать наши желания, даже более того, обладать сознанием!?- вот что стоит на кону современной классовой борьбы. У неё может быть только два исхода: в одном случае, нас ожидает уничтожение классов, мир, где трудящиеся смогут контролировать все сферы своей собственной деятельности. В другом... общество спектакля, в котором товар созерцает сам себя в им же созданном мире...»

Что уж говорить о проблематике, поднимаемой в тексте. Тут и Чеченский кризис и расползающаяся парадами суверенитетов страна, пропитанная ложью и первыми потугами новой манипуляционной политикой властей в информационном пространстве. Даже определенное пророчество в виде «ложнославянской идеологии/диктатуры». Черт подери, но Пелевин, как и в «S.N.U.F.F.»'е вновь прочувствовал будущее образами нарратива. В более позднем романе он предрек, как, во всяком, кажется мне, возникновение российско-украинского кризиса и войны (а не только сделал аллюзию по поводу существующего соперничества-противоречия между Россией и Западом). А в этом же он обозначил долгоиграющий, в том числе и в дне сегодняшнем, тренд российской государственной идеи (идеология же запрещена, а таким новомодным понятием мне один мой друг из соответствующих организаций обозначил сегодняшнюю экзарц-идею наших господ для народа). Так или иначе, лично у меня сложилось впечатление, что если бы не концовка «Поколение «П», то его можно было б рассматривать как самый что ни на есть настоящий реализм с незначительной примесью психоделики и реверансами в сторону эзотерики и буддизма. Последние в данном понимании романа лишь усиливают его бьющую серостью будней и безысходностью реальность.

«Самоосвобождение в нашу эпоху должно заключаться в избавлении от материальной базы, на которой зиждется ложь современного мира...»

Подведу итоги и выскажу еще пару мыслей напоследок. Бытие определяет сознание также, как и выбранная тема (эпоха) определяет авторский почерк и жанровую стилистику писателя. Безыдейная и совершенно не чарующая эра первоначального накопления капитала в новой России не оставила особого плацдарма для развертывания стандартной «пелевинщины» современному классику. Поэтому постмодерновости, абсурдистики и юморесок тут предельно мало, из-за чего «Поколение П» может быть крайне не интересно для фанатов среднестатического Пелевина и довольно любопытны для любителей мейнстрима российского толка. Еще добавлю пару слов об экранизациях романа — да-да, во множественном. Никогда не задумывались, что в целом неплохой, хоть под конец и слишком выделяющейся сокращенностью первоисточника фильм Гинзбурга, не единственный по данной книге Виктора? По мне «Москва 2017» 2012 года является как раз не обозначенной, но визуализацией сюжета книги. А что? Главный герой — российский делатель рекламы. Все происходит в рамках метафизического осмысления рекламы и ее влияния на потребителей. Маркетинг представлен в метафоре босхианских чудовищ. Присутствует некое божество, которое так или иначе связано напрямую с владычеством в мироустройство рекламного бытия. Так что ай-яй, товарищи с «ТНТ«!

Однозначно рекомендую читать людям, более симпатизирующих современному модернизму, но и старым-добрым поклонникам гуру тоже. И да, приведенные цитаты — вовсе не из работы Пелевина! Это Ги Дебор «Общество Спектакля» — публицистика от леворадикала-ситуациониста, историка, художника и писателя французского гражданства. Очень советую как довольно художественно, красочно и понятно поданные рассуждения о сути капитализма дня сегодняшнего и природе общества потребления. Почему все так и не иначе и что может статься совсем скоро — именно об этом пишет Дебор, во многом сходный в данной теме по взглядам с Виктором Пелевиным.

Оценка: 9
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Товарищи для начала вспомним стихотворение великого поэта

Ешь ананасы, рябчиков жуй,

день твой последний приходит, буржуй.

Только сделаем маленькую поправочку, ананасы меняем на телевидение, рябчики на рекламу, и «ешь» здесь лишнее, скорее «употребляй». «Буржуев» меняем на «homo zapiens» а «день твой последний» на «Пиздец». К этому всему добавляем чеченов, новых русских, Че Гевару, дзен-буддизм и шумеро- аккадскую мифологию.

Все это в принципе написано легко, интересно и очень иронично, иногда было тяжело понять это все еще ирония или Пелевин пишет серьёзно. Все время чтения мне вспоминались «бурные 90-е» и «глазурное» начало 2000-ых.

Для меня было минусом большое количество упоминаемых в книге предметов и деятелей искусства, потому что я их или не знаю, или не помню, и приходилось «гуглить». Сухие вставки о Шумере из какой-то там монографии тоже читались тяжело.

Не могу сказать что это шедевр, но книга занятная, ироническая, в какой-то мере ностальгическая. Самой идеи соединить несоединимое «пиар», «рекламу» и дзен-будизм достаточно, для того чтоб прочесть этот роман.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх