FantLab ru

Виктор Пелевин «Generation «П»»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.94
Оценок:
3469
Моя оценка:
-

подробнее

Generation «П»

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 163
Аннотация:

Роман, в котором переплетаются реальность, виртуальность и мифология. История возвышения Вавилена Татарского, принадлежащего к поколению «П», от продавца в ларьке до воплощения божества, посредством рекламных технологий. Герой сочиняет слоганы, придумывает концепции, а также узнаёт, что управляет современным ему обществом.

Другая аннотация:

Роман «Generation „П“», ставший культовым в молодежной среде, посвящен явлению, проникшему во все поры нашей повседневной жизни, – рекламе. Многие склонны просто отмахиваться от нее, как от назойливой мухи, считая чем-то несерьезным. Но разве в нашу речь уже не вошли рекламные слоганы? Разве «рваная стилистика» рекламных клипов не влияет на наше сознание?

Герой романа Вавилен Татарский полагает, что ему известна подлинная цена рекламы – ведь он ее создает. Но ему и в страшном сне не может привидеться истинная сила джинна, выпущенного им из бутылки…


Примечание:

В 2001 г. роман награждён в Германии премией Рихарда Шёнфильда (Richard-Schönfeld-Preis) за достижения в области литературной сатиры.


В произведение входит:

8.02 (138)
-
1 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 223

Активный словарный запас: чуть выше среднего (2945 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 68 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 36%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Бронзовая Улитка, 2000 // Крупная форма

Номинации на премии:


номинант
Странник, 2000 // Крупная форма

номинант
АБС-премия, 2000 // Художественное произведение

номинант
Интерпресскон, 2000 // Крупная форма (роман)

номинант
Сигма-Ф, 2000 // Крупная форма, романы

Экранизации:

«Generation П» / «Generation P» 2011, Россия, реж: Виктор Гинзбург



Похожие произведения:

 

 


Generation
1999 г.
Generation
1999 г.
Собрание сочинений в 3-х томах. Том 3. Generation
1999 г.
Generation
2000 г.
Generation
2000 г.
Generation
2000 г.
Generation
2001 г.
Generation
2001 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation «П»
2003 г.
Вагриус-проза. 1992-2002. Том 2
2003 г.
Песни царства «Я»
2003 г.
Сочинения в 2 томах. Том 2. Омон Ра. Generation `П`. Желтая стрела
2003 г.
Generation
2004 г.
Generation
2007 г.
Generation
2007 г.
Generation
2008 г.
Generation «П»
2009 г.
Антология Сатиры и Юмора России XX века. Том 55. Виктор Пелевин
2009 г.
Generation
2010 г.
Generation
2011 г.
Generation
2012 г.
Generation
2012 г.
Generation «П»
2013 г.
Полное собрание сочинений. Том 6. Generation П
2015 г.
Generation «П»
2015 г.
Generation
2015 г.
Generation «П». Числа
2015 г.
Generation «П»
2015 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2020 г.
Жизнь насекомых. Чапаев и Пустота. Generation «П»
2021 г.

Аудиокниги:

Элементы — модель для сборки
1995 г.
Поколение «П» (Generation P)
2004 г.
Generation
2006 г.
Generation
2009 г.
Generation П
2013 г.
Собрание сочинений
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Babylon
2001 г.
(английский)
Generation P
2002 г.
(чешский)
Generation «П»
2002 г.
(болгарский)
דור ה- P
2002 г.
(иврит)
Generation P
2011 г.
(румынский)
ジェネレーション〈P〉
2014 г.
(японский)
Generácia
2019 г.
(словацкий)
Generation P
2019 г.
(венгерский)





Доступность в электронном виде:

 



Рецензии




Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начинался роман так здорово! Автору удалось пробить меня на воспоминания о годах, которые я сам пережил. Пролетел я лихую перестройку выживая, радуясь тому, что молод, что есть руки-ноги-голова, позволяющее заработать денег столько, чтобы семья не голодала. Да еще появилась возможность покупать книжки, о которых мы и мечтать не могли «при Брежневе»! И, собственно, как я сейчас понимаю, я был достаточно легко внушаемым потребителем ментальной продукции из «черного ящика». Той продукции, производителем которой являлся Вавилен Татарский, главный герой романа Виктора Пелевина «Generation П».

Но, вскоре после начала чтения, большие куски какого-то бредового потока сознания начали раздражать. Эти куски были достаточно большими и попадались довольно часто. Видимо сам сознавая слабость своей позиции – ну не может нормальный человек, даже «под мухоморами», нести такую чушь, автор в какой-то момент прибегает к мистическому техническому средству – планшетке.

Язык романа хорош. Обилие метафор, сочность и точность заставляли порой смеяться в голос. Впрочем, и тут не обошлось без изрядной порции дегтя в виде отборного мата. С матом, на мой вкус, автор изрядно переборщил. Я не ханжа, иногда иначе и сказать-то невозможно, — только выругаться. Но когда в художественном произведении сплошь и рядом мат и скабрезности, то, по-моему, такое произведение перестает быть художественным.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Признаюсь, этот роман сумел меня удивить. Точнее не так — именно здесь Пелевин сумел меня удивить. Атмосфера 90-х передана потрясающе — все эти новые русские, чеченцы на базарах, абсолютно трешовая подача рекламы и т.д., но самое главное зацепила потрясающая идея о порабощении «старого» мира новым благодаря поколению, которое выбрало Пепси. Суть рекламы и её мотивы доведены до тотального абсурда, начиная от правительственных заговоров и заканчивая тесным переплетением с древней шумерской легендой про богиню Иштар.

Наверное, я даже причислю роман к магическому реализму и не буду мудрствовать лукаво, если скажу, что переплетение мистики и реализма (реализма ли?!) сыграло на моём интересе так сильно, что я быстро прочитал роман. Ещё хочу похвалить Пелевина за стиль — точные описания, ровный язык, одномерный темп и умение работать с эпитетами. А уж фразы тут какие встречаются, любо цитировать где попало.

Отличная вещь. Пусть написана крайне абсурдно, пусть она порой «издевается» над читателем, она заставляет задуматься над происходящим в мире. Ведь реклама никуда не делась...

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Люблю Пелевина, люблю его слог и его колоритных героев, но эта книга не зашла совершенно.

Начало, как всегда, было роскошным. Каждый раз, начиная читать очередную книгу Пелевина, я удивляюсь, как можно писать настольно метко, что буквально каждое предложение можно разобрать на цитаты! Атмосфера крушения совка и разрухи 90х была создана мастерски, повествование затягивало, а первый трип героя в лесу мухоморов, полный аллегорий, воспринялся на ура.

Тем не менее, чем дальше продвигался роман, тем меньше становилось собственно смысла, и больше трипов и аллегорий. В конце концов я поймала себя на том, что вот уже страниц десять, наверное, читаю бессмысленный поток сознания. В какой-то степени это было медитативно — мозг отключился и потреблял текст, как мантру для фокусировки. Но с другой стороны, всё-таки хотелось почитать книгу, именно книгу, а не поток сознания...

В общем, до конца я так и не добралась, потому что искромётные цитаты как-то совсем иссякли, а поток сознания окончательно вытеснил любые другие повороты сюжета. Вернее, они стали чем-то вроде смены ритма для мантры, затягивающей читателя в мир грибов и галлюциногенов.

Оставлю эту книгу на то время, когда мне захочется разгрузить мозг и отправить его в наркотический сон автора, а пока почитаю что-нибудь другое :)

Оценка: 5
–  [  30  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книгу порекомендовали прочитать, как нечто взрывающее мозг и потрясающее. Всегда очень подозрительно относился к подобным заявлениям, но раз уж даже книгу в руки сунули, то стал читать. Стопроцентное отторжение как книги, так и автора. Взращенный на уроках литературы в средней школе, никогда не любил подобного жонглирования простыми по сути словами и понятиями. И мне уже не важно было о чем написано, сколько противен был сам текст и стиль каким написан роман. Хотя сама подобная книга не столько открывает глаза на очевидные вещи, как мне кажется, сколько в свою очередь служит интеллектуальным зомбоящиком для молодых незрелых, мягких мозгов, т.е. сама является продуктом, о котором столь нелестно повествует. Книгу закрыл, вернул и на этом знакомство с «мухоморной» литературкой закончил. Читать абсолютно не рекомендую — думайте своими мозгами. Фильм лишь подтвердил очущения восьмилетней давности.

Оценка: 1
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга, конечно, сильная, отдельные фрагменты вызывают восхищение находчивостью, изобретательностью, воображением и меткостью автора, однако ближе к концу чтения я всё чаще ловил себя на мысли о том, что вполне можно было бы и не читать. Время потратил не зря — по крайней мере, теперь я могу сказать, что прочитал это знаменитое произведение, но к книге уже прочно пристало клеймо «знаковости», «культовости» и прочих «атмосферностей», что провоцирует на предвзятое отношение.

Подобно Чичикову главный герой романа проходит по галерее современных мёртвых душ. «Сейчас особое время, такого никогда раньше не было и никогда потом не будет», — говорит Татарскому Морковин. Дочитав книгу, я подумал: ну, и слава богу. Теперь самое главное — побыстрее забыть.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень странное впечатление осталось от книги. С одной стороны, мне нравится Пелевин, нравится его слог, стиль речи, сарказм и злой ироничный взгляд на окружающее, нравятся излагаемые мысли, даже если я не со всеми согласна. Но я его знаю по более позднему произведению «S. N. U. F. F.», а между им и «Поколением» целых 12 лет разницы. И Generation «П» меня разочаровало.

Слишком тяжело продираться сквозь метабред грибного/кокаинового/алкогольного угара рекламщика 90хх, резко окунувшегося из уютного советского понятного быта в хаос развалившейся страны, которую с одной стороны пытаются собрать обратно, а с другой стороны тащат в разные стороны по кирпичикам. Пелевину неплохо удалось передать дух тех времен, с их ларьками, крышуемыми Гусейнами, с новыми русскими на шестисотых (сегодня есть, завтра нету), домашними философами в трениках с вытянутыми коленками, уставившими горизонтальные поверхности бутылками от Хэннеси и дешевой паленой водки. Жесткие такие стереотипы, навсегда отпечатавшиеся на подкорке у среднестатистического россиянина. Только вот те средства, которыми автор это всё передавал, дались мне с усилием. Интереснее стало к концу, когда пошел TV-сюр, но и он был безнадежно испорчен масками и прыгалками.

А к русской идее мы так и не пришли.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В этом романе, как и, например, в Омон Ра, весь Пелевин. Если читая этот роман тебя не трогает его многослойная и противоречивая философия бытия и тонкая ирония внешнего наблюдателя, то и нет необходимости читать другие книги этого автора, он просто не Ваш автор и то что он пишет либо для Вас пустое, пошлое и примитивное, либо замороченное и непонятное, но и в том, и в том случае — это не Ваша ниша для размышлений и радостей. Чем Пелевин и замечателен, что его творчество не общечеловеческое, а нишевое и не надо всего его перечитать, чтоб разобраться .... сразу понятно.

Вывод: Для ценителей творчества рекомендую, одно из лучших произведений автора. Остальным — можно попробовать, но лучше начать с Чапая или Омон Ра.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первая прочитанная мною в конце 90-х книга Пелевина. И сразу – наповал. С тех пор перечитывал много раз, и уже 20 лет с нетерпением ожидаю появления новых работ автора.

Изрядная доля иронии, начиная с биографии ГГ, едкий, на грани цинизма юмор, поразительная точность хлестких определений (государство улучшилось настолько, что перестало существовать и попало в нирвану) и обилие не совсем литературного жаргона и неформальной лексики не раздражают, ибо почти всегда по делу и к месту, хотя автор прекрасно владеет красивым русским слогом.

Волею судеб, Вавилен из обычного «палаточного» бизнеса того времени оказывается вовлечен в набирающий силу бизнес рекламный, еще до интернетовских времен, но уже имеющим некоторые характерные особенности, свойственные PR.

Жесткие и язвительные насмешки как над бизнесменами, заказывающими себе рекламные ролики и концепции, так и над исполнителями их причуд, вызывают гомерический смех и держат в тонусе.

Диалоги с Азадовским, Ханиным и Морковиным, между ГГ и Сирруфом, сцена с Гришей-филателистом и визит к Гирееву просто великолепны. Как и почти уже крылатые фразы типа «инфляции счастья», «под Кандагаром было круче» и многие другие – всего не перечислишь.

Читается на одном дыхании и удивительно точно передает напряженный пульс времени. Слов нет. Шедевр.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«В обществах, достигших современного уровня развития производства, вся жизнь проявляется как огромное нагромождение спектаклей. Всё что раньше переживалось непосредственно, отныне оттеснено в представление...»

К одному из первых и самых известных романов Виктора Пелевина «Поколение П» (заглавие которого, как повелось в субжанре «пелевинщины», носит множество коннотаций) я шел довольно долго. Все отодвигал да отодвигал прочтения книги по всяким разным причинам. Наконец-таки прочел и, разумеется, остался доволен, хоть данное одно из первых произведений Пелевина выглядит несколько необычным для его пера.

«Образы, оторванные от различных аспектов жизни, теперь слились в едином бурлящем потоке, в котором былое единство жизни уже не восстановить. Реальность, рассматриваемая по частям, является к нам уже в качестве собственной целостности, в виде особого, самостоятельного псевдо-мира, доступного лишь созерцанию. Все образы окружающего мира собрались в самостоятельном мире образов, насквозь пропитанном кичливой ложью. Спектакль вообще, как конкретное отрицание жизни, есть самостоятельное движение неживого...»

Нет, само собой ««Generation «П» как всегда можно без оглядки разбирать на цитаты. Они не самые лаконичные и вызывающие улыбку, но все же пропитаны иронией, сарказмом и литературоцентричным осознанием бытия. При том же бытия довольно печального, чересчур ложного и эгоистичного, лишенного возвышенных целей. Теперь истины как таковой нет; есть лишь стремление выжить в замкнутой системе накопления и гниения капитала и общества. Взять те же диалог о российской экономике и виртуальном бизнесе, размышления о новой русской идее, экзистенциальной роли России в мире, современном (пост)капитализме, несамостоятельности российской политики, монолог Че Гевара в амплуа революционного буддиста об обществе потребления как примитивном беспозвоночном организме. И все же тут Пелевин не совсем тот Пелевин, который рванул в мир постсоциалистической литературы где, как он сам иронично заметил, модернизма отродясь не было, но неожиданно образовался постмодернизм.

«Спектакль — это стадия, на которой товару уже удалось добиться полной оккупации общественной жизни. Оказывается видимым не просто наше отношение к товару — теперь мы только его и видим: видимый нами мир — это мир товара. Современное экономическое производство распространяет свою диктатуру и вширь, и вглубь... В передовых странах общественное пространство заполнено целыми геологическими пластами товаров...»

После крайне сюрреалистичного, дзен-буддистского и естественно постмодернистского романа «Чапаев и Пустота», пропитанного во истину стебом, Виктор Пелевин написал практически реализм. Реализм, которому не надо выискивать фантастические допущения для предания абсурдности и антиутопической безнадежности. Все того и надо постараться довольно точно вспомнить «золотые» 90-ые и совсем чуточку гипертрофировать образы людей и событий, которые там водились в изобилии. Вавилен Татарский — маленький одинокий человек, который ни во что не верит. Даже в тот древний восточный мистицизм, в который лишь изредка окунается повествование. Азадовский — бескомпромиссный, решительный и без йоты скромности и сомнений карьерист, для которого шагать по головам даже не жизненное кредо, а не отторгаемая обыденность. Вовчик малой — типичнейший новый русский, напичканный слишком реалистичной стереотипностью.

«Имеем ли мы право осознавать наши желания, даже более того, обладать сознанием!?- вот что стоит на кону современной классовой борьбы. У неё может быть только два исхода: в одном случае, нас ожидает уничтожение классов, мир, где трудящиеся смогут контролировать все сферы своей собственной деятельности. В другом... общество спектакля, в котором товар созерцает сам себя в им же созданном мире...»

Что уж говорить о проблематике, поднимаемой в тексте. Тут и Чеченский кризис и расползающаяся парадами суверенитетов страна, пропитанная ложью и первыми потугами новой манипуляционной политикой властей в информационном пространстве. Даже определенное пророчество в виде «ложнославянской идеологии/диктатуры». Черт подери, но Пелевин, как и в «S.N.U.F.F.»'е вновь прочувствовал будущее образами нарратива. В более позднем романе он предрек, как, во всяком, кажется мне, возникновение российско-украинского кризиса и войны (а не только сделал аллюзию по поводу существующего соперничества-противоречия между Россией и Западом). А в этом же он обозначил долгоиграющий, в том числе и в дне сегодняшнем, тренд российской государственной идеи (идеология же запрещена, а таким новомодным понятием мне один мой друг из соответствующих организаций обозначил сегодняшнюю экзарц-идею наших господ для народа). Так или иначе, лично у меня сложилось впечатление, что если бы не концовка «Поколение «П», то его можно было б рассматривать как самый что ни на есть настоящий реализм с незначительной примесью психоделики и реверансами в сторону эзотерики и буддизма. Последние в данном понимании романа лишь усиливают его бьющую серостью будней и безысходностью реальность.

«Самоосвобождение в нашу эпоху должно заключаться в избавлении от материальной базы, на которой зиждется ложь современного мира...»

Подведу итоги и выскажу еще пару мыслей напоследок. Бытие определяет сознание также, как и выбранная тема (эпоха) определяет авторский почерк и жанровую стилистику писателя. Безыдейная и совершенно не чарующая эра первоначального накопления капитала в новой России не оставила особого плацдарма для развертывания стандартной «пелевинщины» современному классику. Поэтому постмодерновости, абсурдистики и юморесок тут предельно мало, из-за чего «Поколение П» может быть крайне не интересно для фанатов среднестатического Пелевина и довольно любопытны для любителей мейнстрима российского толка. Еще добавлю пару слов об экранизациях романа — да-да, во множественном. Никогда не задумывались, что в целом неплохой, хоть под конец и слишком выделяющейся сокращенностью первоисточника фильм Гинзбурга, не единственный по данной книге Виктора? По мне «Москва 2017» 2012 года является как раз не обозначенной, но визуализацией сюжета книги. А что? Главный герой — российский делатель рекламы. Все происходит в рамках метафизического осмысления рекламы и ее влияния на потребителей. Маркетинг представлен в метафоре босхианских чудовищ. Присутствует некое божество, которое так или иначе связано напрямую с владычеством в мироустройство рекламного бытия. Так что ай-яй, товарищи с «ТНТ«!

Однозначно рекомендую читать людям, более симпатизирующих современному модернизму, но и старым-добрым поклонникам гуру тоже. И да, приведенные цитаты — вовсе не из работы Пелевина! Это Ги Дебор «Общество Спектакля» — публицистика от леворадикала-ситуациониста, историка, художника и писателя французского гражданства. Очень советую как довольно художественно, красочно и понятно поданные рассуждения о сути капитализма дня сегодняшнего и природе общества потребления. Почему все так и не иначе и что может статься совсем скоро — именно об этом пишет Дебор, во многом сходный в данной теме по взглядам с Виктором Пелевиным.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Товарищи для начала вспомним стихотворение великого поэта

Ешь ананасы, рябчиков жуй,

день твой последний приходит, буржуй.

Только сделаем маленькую поправочку, ананасы меняем на телевидение, рябчики на рекламу, и «ешь» здесь лишнее, скорее «употребляй». «Буржуев» меняем на «homo zapiens» а «день твой последний» на «Пиздец». К этому всему добавляем чеченов, новых русских, Че Гевару, дзен-буддизм и шумеро- аккадскую мифологию.

Все это в принципе написано легко, интересно и очень иронично, иногда было тяжело понять это все еще ирония или Пелевин пишет серьёзно. Все время чтения мне вспоминались «бурные 90-е» и «глазурное» начало 2000-ых.

Для меня было минусом большое количество упоминаемых в книге предметов и деятелей искусства, потому что я их или не знаю, или не помню, и приходилось «гуглить». Сухие вставки о Шумере из какой-то там монографии тоже читались тяжело.

Не могу сказать что это шедевр, но книга занятная, ироническая, в какой-то мере ностальгическая. Самой идеи соединить несоединимое «пиар», «рекламу» и дзен-будизм достаточно, для того чтоб прочесть этот роман.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пожалуй, самая лёгкая для восприятия книга Пелевина. «Generation «П»» наиболее приближен к реальности и имеет наименьшее количество рассуждений на тему иллюзорности нашего мира. А ещё самая нескучная история автора, зевнуть здесь точно негде.

Прекрасно описана атмосфера 90-ых, с тогдашними настроениями и актуальными темами, которые нашли здесь своё отражение. Главный герой начинает свой путь от нищего ларёчника и заканчивает его одним из сильных мира сего, всё его путешествие — иллюстрация России 90-ых такой, какой её видел Пелевин. Рухнувшее общество СССР, раздрай и хаос, лихорадочная попытка урвать свой кусок от развалин страны, страх перед тем, что будет дальше и т.д. Куча различных ярких эпизодов прекрасно создают настроение книги и показывают всё то, что хотел автор. Надо понимать, что почти все сюжеты и персонажи книги буквально источают цинизм в адском количестве — к этому надо быть готовым особо нежным читателям.

Ну а так же Пелевин на 99% раскрывает тему общества потребления и рекламы. Все пороки нашего уже капиталистического строя раскрыты прекрасно (за 17 лет изменилось немного), но в то же время никакой альтернативы и пути выхода автор даже не пытается предлагать. Да и есть ли он и нужен ли он?

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

- Была такая восточная поэма, — сказал Татарский, — я ее сам не читал, слышал только. Про то, как тридцать птиц полетели искать своего короля Семурга, прошли через много разных испытаний, а в самом конце узнали, что слово «Семург» означает «тридцать птиц».

Изрядно поиздевавшись и окончательно дожевав своими ранними рассказами и романом «Омон Ра» советский опыт, в 1999 году Виктор Олегович Пелевин подвел итог опыту российскому, охватив период 90-тых годов. Итог у него, можно заметить, восторга не вызвал. Само «Поколение П» трактуется самым разным образом: классическое Поколение Пепси, сгорающее подобно закату Поколение Пи...ц, или же Поколение Пелевина, захватившее российского читателя в то десятилетие, ибо автор радовал качеством своих работ, еще не дойдя до того этапа, когда его начали упорно критиковать за ряд последних книг.

Приведенная вначале цитата характеризует главную идею романа — конспирологическая теория телевидения, созданная на привычной почве пелевинского солипсизма. Здесь имеются параллели с ранним романом «Омон Ра», так как рядовой гражданин чаще всего невообразимо далек от того, чтобы вживую увидеть космические испытания или то, как живут политики и как делаются новости. Удачный ход, очень удачный. И этот мир телевизионщиков, управляющий по сути всеми СМИ, предстает организмом, который просто рефлексирует объективные процессы, происходящие в обществе и в истории сами собой. Эта элита — что-то вроде санитаров леса, как нас учили в школе. Они, понятное дело, гребут прибыль, но они и балансируют на грани необходимости действовать так, а не иначе, исходя из уже имеющейся ситуации. Это никакое не активное теневое правительство, нет. Это «нотариусы историко-политической жизни» + «запудриватели мозгов основной массы населения». Особо интересно было посмотреть, как эти муляжи будут реализованы технологически, вышло забавно: пьяный актер Ельцина, обклеенный по всей одежде датчиками, специально напивающийся вдрызг, чтобы как следует пафосно споткнуться и упасть.

По-настоящему шикарным аспектом произведения является его предельно актуальная к моменту написания и чрезвычайно беспощадная едкая ирония. Несколько десятков отличных рекламных слоганов вроде: «Солидный Господь для Солидных Господ», «Just do it! Nike» и «Do it yourself, motherfucker! Reebok», «Спрайт — Не-Кола для Николы», «Сигареты Parliament — дым Отечества» и многие другие — поднимали настроение и заставляли улыбнуться на протяжении практически всей книги, ввиду их грамотной разбросанности.

Нельзя не вспомнить тот факт, что много страниц «Generation П» занимает исследование сущности воздействия рекламы. Подводя итог, автор выделяет три происходящих при этом вау-фактора у орануса: 1) оральный вау-фактор («я вижу в рекламе счастливых людей, которые приобрели такой товар, и я тоже хочу быть таким»); 2) анальный вау-фактор («я получаю удовольствие от возможности тратить деньги на такие-то товары, и чем дороже товары, тем лучше»); 3) вытесняющий вау-фактор («я не воспринимаю то, что не относится к первым двум вау-факторам в качестве ценностей»). Я привел свою вольную трактовку основной авторской позиции, зато она достаточно понятна, хотя бы мне, потому что когда читал, долго приходилось вникать изначально:)

И последнее. Пелевин-то он Пелевин, но такое большое количество цитат на квадратный метр текста сложно представить в голове, а автор продолжает засыпать читателя превосходными афоризмами и фразами. Здесь, конечно, есть своя подложенная свинья. Она в том, что уже и не помнишь потом половины цитат. Благо, есть интернет, который вмиг освежит память и заставит еще раз прочувствовать всё остроумие и глубину понимания сути вещей, да и неординарность взгляда Виктора Олеговича. Напоследок приведу коротенькую цитату, с которой я жил чуть ли не с детства, и чем старше становился, тем больше роднился с таким тезисом, глядя на окружающих. И был несказанно рад, увидев, что кто-то озвучил мою мысль в наиболее лаконичной форме:

«Ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях.»

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

...писан сей «бр..» (зачёркнуто), «произведение искусства» рукой человека, убеждённого в своей безусловной литературной одарённости

«Generation «П»» — «патриотичная книга», это уже из названия на «латинице» явствует

«gП» ангажирует бесструктурное управление обществом

«gП» определяет русского человека как (цитирую!) : «г@вн@сос» и «ротож*п@»

Новое поколение «gП» = «торговец + квазиобразованный наркоман»

Оценка: 4
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Во, понамешано-то всякого! Аннотатор не омманул — и эзотерика, и социология с социальной психологией, и психология рекламы и вообще всяких воздействий и влияний, и не без мистики; философия и политика, сатира и ещё много чего можно пораскопать в этой книге уважаемого мэтра.

Но! Как жаль, что она прошла мимо меня тогда, когда её читала супруга лет этак с пятнадцать тому назад — потому что вся аналитика выстроена совершенно без учёта интернета, социальных сетей, виртуальных пространств и их возможностей!

От этого аналитика не перестала быть верной и действенной, но просто читая из Сегодня, понимаешь, что какие-то штучки-дрючки извернулись наизнанку и вообще просто добавились дополнительные существенные факторы...

Есть, конечно, некоторое ощущение распальцованности автора и его лёгкой-лёгонькой понтовитости, но этим можно пренебречь.

Что касаемо содержания, то с какими-то выкладками соглашаешься, а на что-то сомнительно морщишь носопыру.

Но зато совершенно точно восхищённо хлопаешь ладошками, читая в суперпупермаркетах запоминающийся и въедающийся в сознание слоган «Квас — не кола, пей николу».

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Одна из ключевых книг постсоветской эпохи, раскрывающая важные темы русского общества и осознания последствий первых реформ демократической России.

Поколение «Пепси» или поколение «Пустоты», каждый воспринимает название по-разному. Пелевин поднимает острые темы религии, веры в СМИ через призму рекламного искусства, а так же строит очередную теорию заговора. Довольно простое повествование помогает читателю разобраться в базисах и увлеченно следить за мытарством главного героя — Вавилена Татарского, гуру рекламы, в непростое для страны время. Очень наглядно автор показывает насколько сильно влияние случая, неважно, приведет ли это к небывалому взлету, или же к безвременной кончине. Дух времени показан идеально, что отмечают многие критики. Другая половина недовольна стилем книги, называя его анти-литературным, на что Пелевин резко высказывается в духе того, что в литературе важны только читатель и автор, минуя критика.

В романе остро встает вопрос национальной идеи, где новый русский бандит Вовчик Малой очень обеспокоен этой темой. Автор отвечает ему устами таксиста мол, «чтобы лично меня мордой об стол не били». По сути, книга является пророческой в том лишь смысле, что ситуация не изменилась, люди все так же живут лишь по пословице «моя хата с краю», а в остальном является зеркалом все пост-советской эпохи.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх