FantLab ru

Р. Скотт Бэккер «Второй Апокалипсис»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.21
Голосов:
226
Моя оценка:
-

подробнее

Второй Апокалипсис

The Second Apocalypse

Цикл

Содержание цикла:

7.41 (121)
-
4 отз.
7.11 (99)
-
2 отз.
7.29 (82)
-
1 отз.
8.19 (1251)
-
55 отз.
7.94 (1902)
-
102 отз.
8.21 (1448)
-
50 отз.
8.10 (1256)
-
31 отз.
8.12 (16)
-
1 отз.
8.39 (165)
-
8.12 (524)
-
15 отз.
8.19 (235)
-
11 отз.
8.41 (108)
-
3 отз.
8.35 (79)
-
5 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Похожие произведения:

 

 


Слуги Темного Властелина
2005 г.
Слуги Темного Властелина
2007 г.
Воин кровавых времен
2007 г.
Воин кровавых времен
2009 г.
Падение святого города
2009 г.
Слуги Темного Властелина
2009 г.
Око Судии
2013 г.
Воин Доброй Удачи
2015 г.
Князь пустоты. Книга вторая. Воин-пророк
2017 г.
Князь пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
2017 г.
Князь пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
2018 г.
Око Судии
2018 г.

Аудиокниги:

Воин Кровавых Времен
2014 г.
Слуги Темного Властелина
2014 г.

Издания на иностранных языках:

The Judging Eye
2009 г.
(английский)
The White-Luck Warrior
2011 г.
(английский)
The White-Luck Warrior
2012 г.
(английский)
The White-Luck Warrior
2012 г.
(английский)
The Great Ordeal
2016 г.
(английский)
Evil is a Matter of Perspective
2017 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  63  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Решил разместить свой отзыв первым в этой теме, хотя речь пойдет лишь о «Князе пустоты».

Ибо, даже оставь Бэккер все, как есть, без продолжений... его трилогия заслуживает того, чтобы быть вписанной в анналы мировой литературы. Именно так: не фэнтези, не «дарк фэнтези», а именно, романа-эпопеи о нас, людях, и о конце света. Ибо мы сами, возможно, живем в преддверии Армаггедона, и, значит, тень Армаггедона живет у нас внутри.

Романы Бэккера тяжелы для читателя. Поначалу. Надо заставить себя продраться свозь зубодробительные имена, географические названия совершенно чуждого мира, населенного жестокими людьми и страшными нелюдями. Продраться, чтобы оказаться ... дома. Бэккер прекрасно знает, что делает, когда нарочно усложняет имена собственные, когда выстраивает — великолепными реминесценциями философов — духовную ткань Эарвы, так что ты в конце понимаешь: Эарва — это, всего лишь Earth. И Священная война идет здесь и сейчас, и полчища шранков давно уже воют, предвкушая кровь. Так что те, кто бы хотел не думать, а уютно отдохнуть над книжкой, пусть выберут другое чтение. Но тому, чей интеллект достоин по-настоящему качественного текста, — Добро Пожаловать в гости к Скотту Р. Бэккеру.

Задача, поставленная автором перед самим собой, настолько необъятна, что только с прочтением новых и новых глав понимаешь масштабность его замыслов. Проблема Богочеловека или Человекобога, спор Достоевского и Ницше, интерпретируется Бэккером в образе Анасуримбора Келлхуса, монаха из таинственной секты дуниан. Безупречный и могущественный герой, который мог бы стать близким к персонажам комиксов, у Бэккера дышит, живет и страдает. Заставить такого героя иметь узнаваемые черты, плоть и запах, — сложнейшая задача для писателя, и поэтому хочется поздравить Бэккера с удачей, ведь Анасуримбор — ось, вокруг которой раскручивается повествование, и, постепенно вокруг этой оси обернется сам мир...

Перед читательским разумом ставятся новые задачи, новые бесчисленные вопросы. На часть из них имеются и ответы. Достойна ли божественная сущность поклонения? Насколько далеко следует простереться власти? Что важнее: сердце человека, или благо всех людей? Каждая проблема — сама по себе испытание, а испытаний тысячи. Но, отрешенные от жизни, эти вопросы выглядели бы слишком умозрительно. Поэтому Бэккер отражает Анасуримбора Келлхуса в глазах людей, разных людей, умных и поглупее, коварных и честных, набожных и подлецов. Образ становится объемным, ярким, начинает звучать, как церковный орган или хор. И все же двое не могут примириться с божественным Келлухсом, казалось бы, созданным, чтобы властвовать, владеть, спасать мир...

Найюр урс Скиоата, вождь кочевников, личность до того яркая, что затмевает порой самого дунианина. Яростный, честный перед собой до конца, безумный убийца, он обладает потрясающей страстью и уникальным интеллектом. Он ненавидит всех, и в том числе себя. Он любит Серве разрушительной любовью человека, давно растоптавшего всякую человечность. Он великолепен и несчастен в своей искренности и неразделенной любви. Он, такой сильный и грозный, в конечном итоге сам не более чем жертва. Их общение с Анасуримбором — настоящий шедевр, который я перечитывал много раз, чтобы осмыслить все нюансы. А нюансов в романе Скотта Бэккера — не счесть...

Друз Акхеймион, колдун, ученый, интеллектуал. Это такой «еврей» мира, в котором нет евреев. Читая о нем, представляю себе Дастина Хофмана (идеальный исполнитель роли Акки для фильма, который, к сожалению, не будет поставлен). Друз Акхеймион постоянно в плену рефлексии, самокопания. Его чувство вины совершенно гипертрофировано, как то и подобает выразителю либерального Западного сознания. У него удивительно тяжелый и трудный характер. Он добр и печален, мнителен и ревнив. Он обречен быть несчастным, страдать. Он выглядит жалким 95% повествования. В оставшихся 5% Друз Акхеймион грандиозен и велик.

Друзья и соратники, ученики и наставники, солдаты и полководцы, интриганы и кукловоды, — бесконечной чередой самых различных образов изобилует эпопея. Безумный мир, взыскующий то ли Бога, то ли в смертельной тоске ждущий явления Предтечи. Священная война, ставшая для нас историей. Но разве она закончится когда-нибудь? Возможно, она продолжается внутри нас. Как можем отрицать это мы, живущие на дурацкой планете, четверть населения которой поклоняется черному камню, и практикует кровавый джихад, как способ добиться власти над миром?

Как мы, живущие в стране, где власть всегда преступна и желанна, можем полагать себя отошедшими от Византийских канонов Нансурской империи Бэккера? То, что происходило там, происходит здесь и сейчас. Кровавые следы Акхеймиона, отрекшегося от аспект-императора, от богатства и привелегий. Разве это не классический путь диссидента в России?

Женщины Бэккера. Многие комментаторы оскорбляют и презирают их. Политкорректные западные критики обвиняют писателя в женоненавистничестве. Я попытался вчитаться в текст непредвзято и увидел всего лишь несчастных женщин, которые страдают. И пусть кидает в них камень глупец, полагающий безгрешным себя самого. Наивными глазками Серве, умудренными глазами Эсменет мы также видим Человекобога, и мы понимаем, что он достоин проклятия и любви, достоин власти и презрения... Мы понимаем больше, видя мир сквозь призму восприятия этих главных бэккеровских героинь, и спасибо им за это.

Существование Абсолютного Зла всегда было любимым коньком мира фэнтези. У Бэккера зло описано столь наглядно, что многие не воспринимают его, считают описания «мерзкими» и «слишком натуралистичными». Вероятно, автору не было бы нужды слишком углубляться в отвратительные детали, если бы он не хотел убедить нас в чем-то. Вероятно, в том, что Абсолютное зло также существует в нашем мире, и что оно, с сожалению, всегда ближе, чем это представляется. Я осознаю, что лично мне вряд ли угрожают инхорои... но вот кто из нас поручится, что рядом не затаился какой-нибудь шпион-оборотень? Или просто, что тот, кому ты доверяешь, не имеет на самом деле лица из паучьих лапок, готовых раздаться и открыть... нечто новое?

Слишком много написано о занятиях плоти, поэтому хочу закончить все-таки другим. Он смерти плоти не спасется никто, даже инхорой, поэтому так примечательны именно слова почти бессмертного Ауранга:«Люди. В древние времена они походили на стаи диких собак. Как же они выросли!» В этих словах, исходящих от воплощения Зла, кроется приговор этому самому Злу, и надежда для людей.

Для нас.

В мире Скотта Р. Бэккера надежда исходит не от любящих сердец — любящие сердца препарированы убийцами и выставлены на обозрение, как сердце Серве. В мире Скотта Р. Бэккера дети не являются абсолютным добром, как то предписывает политкорректная модель кастрированной западной культуры. Дети — маленькие мы, и надеяться на них наивно... Но свет в конце тоннеля все-таки есть!

В мире Скотта Р. Бэккера надежда кроется в Айенсисе, который не покинул родной город во время мора. В Сесватхе, который, спустившись в ад, все-таки нашел то, что «выше правды и любви». Оружие против Абсолютного зла. Интеллект личности, которая ищет смысл во всем, которая понимает, что оправданием ей будет неустанный труд разума и души. Айенсис и Сесватха не покинули людей даже после смерти, и свет их Разума дороже любви, дороже веры... которыми обманывают рабов.

Надеюсь, тот, кто дочитал эту аннотацию (еще не читая самих романов), наделен в немалой степени интеллектом и мужеством, чтобы раскрыть великолепные романы Скотта Р. Бэккера. И, если уж говорить о фэнтези, в моем личном рейтинге рядом стоят Толкиен, Мартин и Бэккер. Остальные, пишущие в этом жанре, даже близко не приближаются к этим троим.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я на всей серии тронулся разумом. Лучшее, что я читал (а читал я очень немало, от Толкина, до Мартина, Кука, Танит Ли, Муркока, Эриксона, Сандерсона, словом — искушён).

Единственная серия, где я, неутерпев, начал читать последнюю книгу в английском оригинале, не дождавшись перевода. Чтобы понимать как мне «припёрло», нужно знать, что с английским я очень на «вы») Ночью, с промтом, сидел, построчно, как над священным писанием. И смех и грех) А заодно понял как тяжело переводчику, любому, даже хорошему, переводить Бэккера, с его многозначностью, метафорикой, длиннющими сложносоставными предложениями.

А начиналось как всё? Начал и бросил. Бросил, Карл!) Первую книгу «Тьма прежних времён». Показалось, что очень сложные имена, топономика, пока это всё выговоришь, какой то мрачный, гнетущий, неяркий мир. И — бросил. Потом опять вернулся к книге спустя много месяцев, когда совсем было нечего делать, от скуки, приложил вначале чуть упорства и... всё, я пропал. Тот факт, что когда то начиная читать, я едва брезгливо не перешагнул через серию сегодня у меня вызывает фейспалмы и недоумение. Такой бриллиант мог пройти мимо меня.

Ну что я могу сказать. Полностью прописанный мир — царства, народы, культуры, эпохи, религии. Бэккер продумал всё. Мир живой и развивается, не просто какие то картонные декорации на фоне. Причём понимаешь это и втягиваешься не сразу. Поначалу, ворох обрушивающихся на тебя названий несколько дезориентирует, ты не понимаешь «куда идти и что делать», фигурально выражаясь, и это, может быть, можно было бы записать в минус, но со временем привыкаешь и начинаешь ориентироваться. Бэккер не разжёвывает (во всяком случае сразу, это разворачивается плавно) и не кладёт тебе всё в рот, мир жил до читателя, живёт своей жизнью сейчас и будет жить после — как и в реале когда ты входишь в мир, рождаешься, тебе всё непонятно, неизвестно и всеобъемлющей инструкции по пользованию никто не предлагает.

Бэккер очень кинематографичен. Десятки раз за семь томов ловил себя на мысли, что сцена просто просится на экран. «Как бы это смотрелось в фильме...». Бэккер описывает очень мастерски, он мастер описания. Как должен чувствовать себя умирающий человек, человек в гуще боя — этот бой, как его ранят, что он чувствует, как это вообще всё происходит, его последние мысли.. Всё это прописывается очень мастерски.

Образ Мурсириса, Кара Скинуримои, Не-бога, вообще впечатался в фантазию и постоянно возвращается. Угольно-чёрный Саркофаг, парящий в воздухе, говорящий ртами, хором миллионов шранков, громоподобным рёвом ...СКАЖИ МНЕ... ЧТО Я ЕСТЬ... ЧТО ТЫ ВИДИШЬ? Как Бэккер это описывает, до мурашек. Не-бог, в присутствии которого все младенцы мира рождаются мёртвыми. Присутствие которого непрерывно ощущается всеми живыми существами мира, как далеко бы они не находились, и чётко ощущаемое направление где Он, угроза нависающая над горизонтом, сосущая тошнотворная пустота. Сама проблематика которая заложена в основу конфликта

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Не-бог — философский зомби или разновидность ИИ, его сознание — «чёрный ящик», до конца — так и не понятно, чувствует он что-то? Это сильный ИИ или просто машина, автомат. И ответа на этот вопрос до конца так и не даётся, этот ответ только маячит. И эта мистерия зачаровывает. Кому поклоняется народ пустоты, кого они называют своим Богом — сильному искусственному интеллекту, форме кибернетической, но.. всё-таки жизни? Или просто мощному ««чат-боту»», внутри которого абсолютная тьма, несмотря на его колоссальные оперативные возможности. Это сознание? Или это компьютерный стат-анализ? Не-бог награждает, милует, судит, управляет, воюет, .. разговаривает, временами не лишённым поэтики образом, но всё это время до конца даже не понятно — он живой, хотя бы в каком-то смысле, если ли внутренняя жизнь, или это просто автомат. И ты даже не понимаешь, какой ответ интереснее. Или страшнее.

Его не видят боги, настоящие — психические духи невероятной силы, его не видит та сторона (тот свет, потусторонний мир), он не проклятый и не благословлённый. Хотя творит совершенно чудовищные вещи. Он — пустота. «Совершенная форма жизни». С точки зрения инхороев. Квинтэссенция материализма, богоборчества и учения Текне.

Инхорои вообще не видят философской концептуальной разницы — между машиной и человеком. В их мире именно машина правила, управляла, обладала всей полнотой перспективы. А сами инхорои, живые и с душой, были в роли мальчиков держи подай, обслуживающего персонала и пушечного мяса. Текне первоначально кажется бредом и гротеском, но чем больше ты читаешь, внимательно читаешь и размышляешь, тем больше понимаешь, что.. не всё так однозначно, ой не всё.. Учитывая, что, говорю, Бэккер мастер метафорики, полунамёков, обмолвок. Понимайте мол, как хотите, он рассыпает по всему тексту мозаику подсказок и в итоге, в конце цикла, каждый остаётся при своём мнении, при этом эти мнения как полутона, они не то чтобы прямо воюют или противоречат друг другу, являются несостыковками, они.. как философия, как точка зрения. И в этом, гигантское мастерство Бэккера как писателя. Особенно ирония в том, что в книге война этих полутонов — приводит к миллионам трупов и стерилизованным мирам

Серия вообще поднимает вопросы — что такое жизнь? Чем мы, люди, являемся, глиняными поделками? Автоматами? Жив ли не-бог, если да, то в каком смысле. Мы сами то, живые или те же самые философские зомби, биоавтоматы? Права ли философия Текне? Что такое душа? Как пережить вечную жизнь, соотношение времени и вечности. Эти мысли постоянно вертятся в голове. Нужно понимать что Бэккер философ, университетский преподаватель, когнитивист. Если вы интересуетесь всей этой проблематикой — серия вас невероятно захватит. Если не интересуетесь, тоже не беда, вы получите хорошее, качественное, мрачное дарк-фэнтези, без купюр, без соплей, без высосанных хэппи-эндов.

Мир Бэккера очень страшный. Он чем то Вархаммер 40к., напоминает, но без его детского гротеска. Чем-то. Света в конце туннеля нет. Есть боги, психические сущности невоображаемой мощи, живущие в ином пространственном и что очень важно временном континууме. Есть постсингулярная цивилизация богоборцев, так называемые Инженеры или Прародители, создавшие Не Бога и инхороев, познавшие материальную природу настолько, насколько это вообще возможно, вознамерившиеся спастись от ада, той стороны, посмертного воздаяния и самим стать богами. Метаисторическим фоном и прологом для событий всех семи томов явилась борьба между ними, двумя философиями, системами ценностей. Магии против техники (ну я очень упрощаю), духа против плоти, морали и табу против гедонизма. При этом ни те, ни другие, симпатий в традиционном смысле не вызывают, боги отделены от людей и имеют специфическое, с людской точки зрения сознание, слепы к людским нуждам, слезам, страстям и высокомерны. Слишком холодные и нечеловеческие. И это я ещё весьма мягко их презентую. А Инженеры — генетически несколько раз проапанные техническими средствами супергении, давно лишившиеся всяких зачатков морали. Кто страшнее — вопрос очень дискуссионный. Ни тех, ни других, прямо не показывают, они маячат где-то на горизонте страшными грозными тенями. И между молотом и наковальней маленький мир Эарва, на который это всё свалилось — ковчег Инженеров, с их технологией Не-Богом на борту, маленькие люди и их судьбы. И вечные вопросы.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Именно на Эарве Не-бог, Спаситель (и не знаешь, это ирония или он реально Спаситель) устроив тотальный геноцид (в книгах всё подобно объясняется, зачем, почему), вызвав духовный шок — должен тем самым отсечь время от вечности — эту сторону от Той. Запечатать измерение на вход-выход, спасти своих создателей от ада, и за счёт переворачивания причинности — воздействия из времени на вечное, сделать их фактически богами, вырвать у вечности, сделать их необусловленными судьбой.

В этом таинственность этой технологии — Не-бог, не имея никаких ментальных отпечатков, желаний, страстей, индульгирований — ничем недетерминирован, выпадает из причинности, из кольца вечность-время-вечность, Он «свободно движущаяся жизнь», логос — эталон Инженеров. Поэтому вечность его не видит, и всё что Не-Бог делает — боги и вечность тоже не видят, для вечности его вообще не существует, он то, что нарушает обычные причинно-следственные законы мироздания. Всё к чему он прикасается, все событийные ветки — для вечности исчезают. Не-Бог это технология, когда следствие — может определить причину (и вероятно он сам имеет какую-то невероятно сложную квантовую природу). Под вечностью для 95% живущих подразумевается.. да ад подразумевается. Причём такой, что однажды увидивший посмертие, благодаря технологии Инженеров — Обратному Огню, едва не трогается рассудком (а многие и трогаются), все кто заглядывают в обратный Огонь — тут же присягают инхороям и делу Не-Бога. А не видит Та Сторона Не-Бога, и он ничем не обусловлен, потому — что он бездушен. По сути это борьба духовного ада, ада богов — и технократического ада Инженеров здесь, на земле, ада глобального технотронного геноцида, по сравнению с которыми гитлер это детская песочница и розовые куличики. На какой стул сядешь, на какой стул мать посадишь?

При этом считается, что то что творят инхорои лишь бледная тень того что ждёт в вечности. Людодство, педофилия, некрофилия, одежды из содраной кожи, вырезанные под корень города.. инхорои и консульт — делают это всё только потому что знают, ЧТО творится после смерти, заглянули в Обратный Огонь, получили опыт посмертия. Увидившие это — навсегда меняются. Они тут же оправдывают инхороев, закрывают глаза на все зверства, сами становятся зверями (потому что по сравнению с тем что Там, всё меркнет) и присоединяются к делу служению Не-богу и запечатывания вселенной. Поэтому многие называют Не-Бога спаситель, абсолютно серьёзно, без всякой иронии. Не только инхорои, но и люди, и кунорои и воинственные племена скюльвендов (которым на том свете ничего кроме ада не светит). Классический гримдарк, нет карикатурного зла и сахарного сиропного добра, это борьба зла с ещё большим злом и что является «ещё большим» очень дискуссионно

При этом этот короткий рассказ очень поверхностен и упрощён. Например я не упомянул о дунианах, местном «эарвском» аналоге иномирных Инженеров с их Текне, причём только в зачатке, общине дуниан до планетарной трансбожественной цивилизации Инженеров ещё очень далеко. Нооо.. тропинка уже ведёт. Основные постулаты, идеи. Собственно, главный герой — является дунианином, выходцом из этой философско-монашеской общины. Которые считают что «душа» и «я» — выдумки, которые мыслят скорее.. как автоматы, а не как люди. Постоянный транс, идеальное равновесие, полная безмятежность и отсутствие страстей, механическая рациональность, невероятно мощный острый аналитичный ум. Мы наблюдаем за развитием главного героя, который как и Не-бог для нас недоступен, закрыт, мы практически не видим его «внутренней кухни» (только по ходу повествования раскрывается по каким принципам она функционирует), но иногда свозь ледяное дунианское доктринёрство пробиваются человеческие эмоции, любовь, привязанность, страсть, страх.. которые Келлас душит, приводит к идеальному покою. И мы не можем понять, кто перед нами.. положительный герой? Спаситель? Или бездушное чудовище в котором не осталось ничего человеческого. И Бэккер показывает это мастерски. Это не сопливая Санта-барбара, это скорее психологический триллер.

Даже до конца не понятно, в честь кого названа первая трилогия, Келласа или Не-Бога. Насколько Бэккер символичен.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Конец седьмой книги, Келлас спускается с неба, залитый солнцем, в белоснежных ризах и народы кричат: Наше спасение!! Наше спасение!! Наше спасение!! Ироония.. Они скандируют это целую страницу. Все в экстазе, эйфория, война выиграна, мужчины плачут от счастья, представители разных народов веками враждовавших обнимаются, всё было не зря, величайшая победа в истории, действительно — столько они пережили, столько выстрадали, и по человечески жаль (действительно жаль людей), и только Мимара смотрит на Келласа пристально-пристально, она... видит. И с нарастающей паникой, перетекающей в истерику, криком призывает других перестать радоваться. И он мягко улыбается, мягко-мягко, по отцовски, и обращаясь к ней задаёт... Вопрос. «Скажи мне. Что ты видишь? ... ЧТО Я ЕСТЬ?». И сказка мгновенно обращается в кошмар. Это настоящий хорор. Мясорубка — будет потом, но ужас уже сейчас, пронзающий миг осознания, когда до окружающих начинает доходить, что они проиграли. Распространяющееся по армиям людей замешательство. Недоумение «как же так-то... ?» Радующиеся ещё пару минут назад дурачки. Страшный конец для них и для мира и что стоит на кону. Подкашивающиеся ноги, тошнота от страха подкатывающая к горлу. Так описывать смакуя всеобщий восторг — погрузить, пропитать читателя этим, а потом так всё обрубить. Обычно кошмары снятся по такому сценарию. Всё так сахарно-сахарно, но ты чувствуешь что что-то не то, и титры всё никак не бегут. Какая то смутная тревога. В конце эпопеи образ Келлхуса сливается с образом Не-бога до неразличимости. Кто князь пустоты то? Зенит. Метафизический итог. И это я на самом деле ничего важного по настоящему не заспойлерил)

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прочитал пять романов и два рассказа и, думаю, что уже могу высказать мнение о романе- эпопее «Второй апокалипсис».

Сначала читать было трудно. Множество персонажей с труднопроизносимыми именами, названия стран, народов, религий- глаза разбегались, с трудом понимал, о чём читаю. А потом, постепенно узнавая, я полюбил этот мрачный и жестокий, но всё же привлекательный мир. В нем столько всего! Тут вам и магия (какое же фэнтези без магии), и пришельцы, и их высокие технологии, правда с примесью чертовщины, и запутанные дворцовые интриги, и весьма эпичные сражения, и Дуниане, постигающие абсолют. Мир прорисован детально, множество народов со своей историей, культурой, религией.

Порадовали расы. Когда в повествовании читал о Нелюдях или Глоссарий, много раз ловил себя на мысли, что хочу почитать о расцвете их цивилизации. Да и в период упадка кунурои весьма интересны. Много думал о причинах безумия и о морали ( а точнее антиморали) эратиков. Очень помог рассказ « Четыре откровения», так как дал возможность взглянуть на мир глазами Блуждающего.

Заинтриговали инхорои. Мало о них информации. Надеюсь, в последующих книгах автор, наконец откроет секреты этой таинственной расы.

Метафизика в романе тоже на высоте. Кроме собственно мира есть ещё Та Сторона- иное измерение, населенное различными сущностями (боги, демоны и прочие). Они принимают участие в судьбах героев, имеют свои мотивы и цели, которые пока не совсем ясны.

С Не-Богом тоже непонятки. Не ясна пока его природа и цели. В который раз заинтригован.

Пусть простят меня любители «чёрного фэнтэзи», но все неприятные моменты при чтении книги для меня связаны с атрибутами этого жанра. Слишком натуралистичные описания, обилие жестокости и сексуальных извращений меня порой напрягали и раздражали. ИМХО, автор «пересолил», но ради продуманного мира, эпичного сюжета и глубокой идеи я готов терпеть эти «милые» подробности.

А ещё я хотел бы сопереживать героям, а тут сопереживать практически некому ( разве что Друзу, да и то не всегда). Когда читал о «подвигах» Келлхуса, еле сдерживался, что бы страницы не пролистать, ибо существо это вызывает у меня отвращение. Да уж... Зло, сражающиеся с другим злом. И неясно ещё, какое из них меньшее.

Ну и ещё немного разочаровала концовка третьей книги « Князя пустоты»- ожидал более эффектной развязки. Впрочем, «Аспект Император» это искупил.

И вот теперь, ожидая русского перевода «Ордалии», я чувствую себя, как ребёнок, которому родители обещали на Новый Год подарить давно желаемую игрушку, а до Нового Года ещё ой как далеко...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Князь Пустоты — великий цикл. И, как и обо всем великом, писать о нем очень сложно. Тем более, что «великий» не означает «лишенный недостатков» (они у «Князя» есть, да еще какие!). Великой можно назвать ту книгу, достоинства которой затмевают слабости. Чем хуже слабые моменты романа тем мощнее должны быть сильные. Но обо всем по порядку.

Первая трилогия — собственно «Князь Пустоты» на самом деле не более чем предисловие. Долгое вступление, необходимое лишь для того, чтобы мы поняли о чем пойдет речь в основном повествовании. Беэккер, практически дословно взяв за основу события Первого крестового похода в Палестину, просто рассказывает нам как многострадальная Эарва дошла до жизни такой, представляет нам героев и расставляет фигуры на доске. Заодно первая трилогия служит своего рода сюжетным трамплином для одного из главных героев — Анасуримбора Келлхуса . Сразу хочу возразить звучавшим тут обвинениям в том, что он — Мери Сью. Келлхус, как уже отмечали коллеги, — центровая фигура всего цикла, ось, вокруг которой вращается все действие. Он совершенно сознательно назначен автором на роль местного Супермена, его сверхвозможности и способность выходить невредимым из почти любой ситуации — часть его образа и функции в романе. Мерисью возникает когда автор не может остановиться, наделяя героя положительными качествами, а весь окружающий мир служит лишь сценой для спектакля одного актера. В «князе Пустоты» все наоборот — суперспособности Келлхуса являются ответом на грандиозность стоящих перед ним задач. У Бэккера герой является на вызов, а не вызов возникает ради подсветки героя.

Но такой ли герой Келлхус? Даже не рассматривая второй цикл, где он превращается просто в полное чудовище, он — далеко не идеал. Как мне показалось, Бэккер решил создать контраст типажей героев по линии Друз Акхеймион — Анасуримбор Келлхус. Выглядит все логично: один полюс (Келлхус) это бездушный интеллект, идущий к своей цели с холодной эффективностью машины. Второй (Друз) — наоборот море рефлексии и морального поиска, переходящего в самобичевание, при сомнительной практической эффективности. Хотя временами, под воздействием особо сильных эмоций, Друз способен на великие дела. Первый — квинтэссенция разума, второй — духа. Цель у них одна, но методы диаметрально противоположны. Представляете какую мощь несет в себе основной конфликт цикла? Какая это титаническая задача для автора? За одно это стоит прочитать «Князя».

Только вот есть одно «но». Как ни печально, Бэккер не смог поднять заявленный вес. Финал эпопеи (по крайней мере на данном этапе) оказался откровенно слит. Автор долго и тщательно сводит в одну точку все сюжетные линии. Последние страницы цикла обещают грандиозный gran finale, читатель предвкушает драматическую развязку и мощный моральный посыл. И что мы получили?

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Сверхчеловек Келлхус тупо убился о случайную хору, Великая Ордалия разгромлена, Консульт победил, Не-бог возродился. Архизлодей Ауранг убился об Келлхуса не менее нелепо. Финальная полемика между Келлхусом и членами Консульста больше напоминает беседу ума лишенных, чем спор полубожественных существ о судьбах мира. Развязка смазана, скомкана и не раскрывает сути конфликтов.

А какой мощный финал мог бы быть! Представьте себе вот что: Келлхус, победоносно завершивший свой поход, размышляет о том, «как нам обустроить Эарву». И приходит к совершенно логичному, обоснованному и неоспоримому с точки зрения логики выводу, что людям нельзя доверить их собственные судьбы. Что человечество надо постоянно направлять, удерживать и контролировать — ради его же блага. Что свобода воли и решений — химера, прикрывающая варварство и ненасытный эгоизм. И вот, спустя десять лет после уничтожения Консульта, что же мы увидим в Эарве? Ужасающую диктатуру. Помесь птицефермы с трудовым лагерем. Полный и тотальный контроль, осуществляемый при помощи неодолимого Метагнозиса блестящим, но абсолютно лишенным эмпатии и эмоций интеллектом Келлхуса. Новый диктатор совершенно не злонамерен (напротив, он наконец принес людям мир и материальное процветание), но его режим затмевает все злодейства Консульта. На фоне стерильного и выхолощенного, растительного существования все инхоройские изнасилования, убийства и даже пытки — не более чем досадные неудобства. Каким мощным мог бы быть финальный посыл: интеллект и сила (даже благонамеренные!) без души — кошмарны. Душа (даже самая светлая и сочувствующая) без интеллекта и силы — жалка и беспомощна. Увы, вместо этого мы получили внезапно поехавшего Келлхуса, не пришей кобыле хвост Акхеймиона, который непонятно вообще зачем вылез из своей башни и бессмысленный финал. Очень, очень жаль. Я поставил циклу 7 (довольно низкая для меня оценка). Бэккер поставил перед собой поистине невероятную задачу и, увы, с нею не справился. Но внимания заслуживает даже просто попытка.

P.S. Немного о чисто технической составляющей книг. Вообще, духовный элемент в фентези гораздо важнее материального (эти фентези и отличается от фантастики). Поэтому я не сужу технические ляпы Бэккера строго. Но все же... Есть моменты, которые просто ужасны. Изначально неплохая идея трехстороннего баланса: магия-хоры-обычные солдаты загублена на корню. В ней такая туча прорех, что их даже перечислять неохота. За семь книг и десять тысяч лет только один (!) маг догадался, что можно соорудить вокруг себя каркас из проволочной сетки, который за пару часов может соорудить любой полупьяный деревенский кузнец, но который даст стопроцентную защиту от хор. У Консульта всегда есть под рукой ровно столько войск, сколько необходимо для сюжета, и никаких проблем с их транспортировкой, снабжением и управлением он не испытывает в принципе. Когда башраги первый раз ВНЕЗАПНО выпрыгнули из-под земли это было еще ничего. Когда они делают это в пятый раз, причем у людей опять нет никакого средства борьбы с ними, хочется спросить у автора серьезно ли это он. Сверхгений Келлхус собирает огромную армию и тащит ее на край света, зная, что жрать там трехсоттысячной армаде будет решительно нечего и 2/3 войска так или иначе перемрет с голоду. При этом у него есть тысяча (невероятное для Эарвы число) колдунов, которые, собственно, и наносят 90% потерь Консульту. В реалиях Эарвы, если у вас много магов, обычные войска вам нужны только для того, чтобы прикрывать чародеев от лучников с хорами. Так за каким лешим нужно войско в триста тысяч человек??? В общем, в военном деле все очень и очень плохо.

Но и это еще не худшее. Цикл чудовищно затянут, а по числу нереализованных сюжетных линий Бэккер легко заткнет за пояс даже такого мастера этого дела как Перумов. Во второй трилогии первые три романа можно смело выбросить. Я серьезно. Все, произошедшее в них не имеет АБСОЛЮТНО никакого значения для развязки. Великое путешествие Акхеймиона (кстати, пестрящее просто неприличным количеством заимствований из Властелина Колец) не заканчивается ничем. Око Судии, которому, судя по названию, посвящен целый отдельный роман, не выстреливает вообще никак. То есть совсем — оно не делает для сюжета вообще ничего. Как и Воин Доброй Удачи. И выживший дунианин. И внезапно воскресший Найюр. И мятежный Фанайял. И последний кишаурим. И культ Ятвер. И почти все дети Келлхуса. Из всех сильных мира всего на настоящего средневекового политика и полководца похож только Коифус Саубон. Все остальные — какая-то невнятная кучка рефлексирующих болванов. Особенно порадовал глава шпионов, пребывающий в состоянии перманентного шока. То есть, судя по Саубон, автор знает каким доложен быть король и военачальник, но почему-то этим знанием не пользуется. При этом в романах очень, очень много воды. Описания быта, одежды, внешности персонажей, их рутины и мыслей не по делу. Доходит до того, что из 3-страничного интервью в конце книги мы узнаем о происходящем больше, чем из 7 книг цикла. Просто ужас. Остается надеяться, что хотя бы часть всего этого была введена для последующего использования в заключительной трилогии, которая вроде как заявлена.

В общем, «Князю Пустоты» при желании можно предъявить километровый список претензий: косой сюжет, слабость военных вопросов, нестреляющие ружья, за которыми не видно стен, проблемы с матчастью и логикой персонажей, рояли и антирояли в кустах. Такой набор гарантировано убил бы любой роман. Но... Философская часть — это что-то просто из ряда вон, причем на сей раз исключительно в хорошем смысле слова. Метафизика Эарвы настолько грандиозна, что затмевает даже авторский провал с финалом.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хороший цикл.Цикл является мои любимым,как Аберкромби и Мартин.

Всем любителям Дарк Фэнтези советую читать,но это не чисто дарк фэнтези,в этом цикле мало крови.Очень много размышлений о философии,психологии героев,о религии.

Но книга всё равно хороша,читать намного легче.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх