FantLab ru

Нил Гейман «Задверье»

Задверье

Neverwhere

Другие названия: Никогде

Роман, год; цикл «Нижний Лондон»

Перевод на русский: А. Комаринец (Задверье), 2005 — 3 изд.
М. Мельниченко, Н. Конча (Никогде), 2010 — 6 изд.
М. Мельниченко, Н. Конча, А. Осипов (Никогде), 2017 — 1 изд.
Перевод на украинский: В. Ракуленко (Небудь-де), 2017 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 181

 Рейтинг
Средняя оценка:8.24
Голосов:2092
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Под улицами Лондона имеется мир, о котором большинство людей и не подозревает. Мир, в котором слово становится настоящей силой. Мир, куда можно попасть, только открыв Дверь. Мир полный опасностей, населенный святыми и монстрами, убийцами и ангелами.

Именно сюда совершенно случайно попадает Ричард Мейхью и переживает здесь немыслимые приключения…

Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 1997 // НФ/фэнтези книги - Выбор Редакторов. 1-е место

лауреат
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 1998 // Фэнтези (Великобритания/США)

лауреат
Премия Жюли Верланже / Prix Julia-Verlanger, 1999 // Роман (Великобритания)

Номинации на премии:


номинант
Мифопоэтическая премия / Mythopoeic Awards, 1998 // Мифопоэтическая премия за произведение для взрослых

номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 1998 // НФ/фэнтези книги - Выбор Читателей. 4-е место

номинант
Премия SFinks / Nagroda SFinks, 2002 // Зарубежный роман года. 3-е место

номинант
Мраморный фавн, 2005 // Переводная книга

номинант
Сигма-Ф, 2006 // Перевод (Лучшее зарубежное произведение)

номинант
"Сталкер" / Stalker, 2017 // Переводной роман. 2-е место (Великобритания/США)

номинант
Немецкая фантастическая премия / Deutscher Phantastik Preis, 2017 // Аудиокнига / Радиопьеса

Является новеллизацией:

«Задверье» / «Neverwhere» 1996, Великобритания, реж: Дьюи Хэмпфри



Похожие произведения:

 

 


Задверье
2005 г.
Задверье
2005 г.
Задверье
2008 г.
Никогде
2010 г.
Никогде
2011 г.
Никогде
2014 г.
Никогде
2015 г.
Никогде
2015 г.
Никогде
2016 г.
Никогде
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Neverwhere
1998 г.
(английский)
Neverwhere
2016 г.
(английский)
Небудь-де
2017 г.
(украинский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 января 2009 г.

Некоторые книги во время чтения так и хочется сравнить с чем-то, вроде бы не имеющим отношения к книжному миру. Мягкий и умиротворяющий стиль сразу ассоциируется с кошачьим мурлыканьем; вычурно-оборотистый текст напоминает узористые кружева. Произведения Нила Геймана созданы для такого метафоричного восприятия.

Вот «Задверье» для меня – это здоровенная кружка горячего грога, крепкого, приятного, согревающего; с ударной дозой пряностей и искрой, благо его поджигают в процессе приготовления. Наверное, Гейман рукописей не жег, но зато не пожалел для «Задверья» своих фирменных специй: эссенции сказки и концентрированного остроумия (ищите в магазинах города). Но то главное, что мне еще напомнило по вкусу напиток старых пиратов, — это внутреннее тепло, исходящее от романа и волнами разливающееся по всему телу.

--------------What city is the capital of Great Britain, children?

В историях о волшебной изнанке современных офисно-технологичных мегаполисов новым зазеркальем для новых Алис очень часто становится обратная сторона Лондона. Древний город, где причудливо уживаются достопримечательности с открыток и национальные кварталы, памятники старины – слепки прежних эпох и приметы миллениума. Город, окруженный туманом, в первую очередь туманом всевозможных стереотипов. Наконец, город, впитавший мрачный колорит суровых смут и эпидемий прошлых веков. Идеальный набор декораций для урбан-фэнтэзи.

Гейман пошел чуть дальше стандартных решений и раздвоил Лондон, разрезал на две неравные доли: с первого взгляда это все тот же мир менеджеров, пробок и витрин; но под привычную ткань реальности вшит другой, потайной Лондон. Под-Лондон, куда, как монеты в подкладку плаща, то и дело проваливаются забытые артефакты и люди верхнего мира; то, что становится ненужным. Туда просочился даже знаменитый зловонный смог XIX века, исчезнувший из основного Лондона после проведения канализации. Там слова еще хранят свой первоначальный смысл, и, скажем, станция Nightsbridge — это действительно окутанный тьмой мост. Автор всячески обыгрывает привычные для англичан топонимы и названия, заставляя вновь открывать их значение и происхождение. Как если бы москвич вдруг вспомнил, что Патриаршие пруды — не просто набор букв, а старинное место резиденции патриарха Гермогена (хм, странно созвучно фамилии «Гейман»). Поэтому и «Задверье» — в некоторой степени внутренний продукт; обильно рассыпанные по тексту лингвистические шутки и намеки будут понятны только лондонцам и лондоноведам (еще и при условии чтения романа в оригинале).

Но это лишь дополнительный ключ к книге, а не входной барьер. «Задверье» — это не обстоятельная 400-страничная экскурсия по «геймановским» местам столицы Британии. Лондон Геймана скорее чувствуешь, чем видишь; понимаешь его через детали, мимолетные мыслеобразы и иллюстрации граней городской жизни. Пожалуй, ключевой посыл здесь – постоянное взаимосообщение видимой части города с его волшебной подкладкой; или, вернее, их сращенность, неразделимость. Чудеса прячутся от ничего не подозревающих обывателей прямо у них под ногами (в подвалах и тоннелях), над головами (на крышах), на периферии их зрения (грязный бормочущий что-то бомж, которого обходят стороной, оказывается хранителем древних знаний). После «Задверья» при встрече с городским бродягой почти всерьез гадаешь, кто перед тобой – просто забулдыга или представитель тайной касты крокодилопоклонников. Или и то, и другое сразу.

Впрочем, Гейман оставил на карте своего Лондона слишком много белых пятен, чтобы мистическую переработку города можно было назвать полноценной. Это скорее просто ненавязчивая импровизация на заданную тему: ярко, но знакомо. И мало. Слишком редко по тексту город выступает самостоятельным предметом исследования, вместо этого напоминая большую и реалистичную, но декорацию. И это самый досадный облом при чтении «Задверья». Если бы Гейман развернулся чуть пошире, расцветил бы Под-Лондон готическими красками, углубился в бытоустройство чародеев, чудаков и прочей подземной нечисти, поведал пару пикантных историй о взаимоотношениях видимого и тайного миров, etc, etc, etc… роман был бы куда более насыщенным и многогранным. Увы. Обидно, ведь арсенал сочинительских приемов Геймана не менее разнообразен, чем оружейный запас Англии и США вместе взятых.

Так почему же часть фантазийных орудий автора остались пылиться на складе? Возможно, правильный ответ – универсальное заклинание издательств, киностудий и радиостанций… Можете не подглядывать в «Справочник кроссвордиста», это формат. Дело в том, что «Задверье» по природе своей – новеллизация одноименного мини-сериала 1996 г., над сценарием которого как раз трудился Гейман. Отсюда – разговорный уклон большинства эпизодов; и стремительность развития сюжета. Да и вообще, налет киношности покрывает все поверхности романа. Это тот случай, когда общие слова типа «я словно видел происходящее на экране» действительно уместны: любой абзац в книге с легкостью рекодируется в раскадровку. Сама канва истории о провалившемся в Под-Лондон менеджере изготовлена по чертежам голливудских инженеров, с непременными акцентами в точках постепенного возмужания незадачливого героя. Однако не стоит пренебрежительно хмыкать, ведь Гейман избежал главной опасности – штампов (как, кстати, и в «Богах»). Лавируя между банальностями и нелогичностями, он, как опытный навигатор, всякий раз избирает верный курс. А местами в «Задверье» автор попросту играет с читателем: дает ложные следы, блефует, откровенно подсказывая свои карты, а через пару страниц вдруг ошарашивает совсем другим раскладом.

--------------Гейман и его дети

Ну а теперь вспомним последний выпуск передачи «В мире животных», посвященный офисному планктону, и вернемся к «провалившемуся менеджеру», Ричарду Мейхью. Это типичный представитель вида «Хороший парень обыкновенный». Среда обитания – офис, дом; иногда можно встретить в музеях и на выставках. Добр, отзывчив, слегка рассеян. Безобиден. Склонен к моногамии; во всем следует за подругой Джессикой (вида «Business woman vulgaris»). Привычки – коллекционирование игрушечных троллей. В общем, тот приятный типаж, в милых чертах которого так просто отыскать что-то родственное, близкое…

Но вот хитрец Гейман толстым ластиком стирает Ричарда (и нас вместе с ним) из мира, где единственная опасность – облиться горячим кофе, и швыряет в суровый водоворот приключений в неприветливом Под-Лондоне. Слегка шокирует подчеркнутая быстрота, с которой Ричард теряет привычные ориентиры (жену, друзей, работу, квартиру) и оказывается в неведомых координатах хмурых закоулков и заброшенных тоннелей, вынужденный первобытно бороться за выживание. Отрезвляющая хрупкость своего маленького стабильного мирка – самая тревожная нота «Задверья».

В остальном роман спокоен по духу. Пусть в каждой тени неизвестность, и странные (не)люди на каждом шагу… но все равно сохраняешь полное спокойствие за судьбу героя, ведь теплый, подсмеивающийся тон автора, этот уютный тон доброго сказочника не допускает взаправдашнего насилия и смертоубийств (серьезное отличие романа от «Американских богов», отчасти объясняющееся и рамками ТВ-сериального формата). Лиричная, иногда подтрунивающая, но всегда исполненная любви к собственным персонажам интонация; и постоянно витающая в воздухе чеширская улыбка, несерьезность, то более, то менее концентрированная – вот геймановский метод одушевления сценарной оболочки.

Даже киллер-тандем Крупа и Вандермара, первейших лиходеев Под-Лондона, вызывает скорее умиление, чем неприязнь. Господа Круп и Вандермар – не какие-нибудь новомодные серые рыцари улиц с кодексом чести. Они придерживаются классического стиля. Господин Вандермар, скажем, — любитель изысканно покушать. Вот Вам Рецепт Дня от него:

1. взять сырого уличного голубя с ближайшей площади

2. при желании украсить свежими мелкими грызунами

3. приятного аппетита! (гостям подавать без столовых приборов; блюдо съедать целиком)

4. повторять до насыщения (коего у господина Вандермара не наступает никогда)

Что касается господина Крупа, то его хобби – светские беседы, полные изящных метафор и словесной эквилибристики, и неторопливые рассуждения о досадных несовершенствах окружающего мира. Увы, время от времени господину Крупу приходится отвлечься от сих абстрактных упражнений, и вернуться к рутинному душегубству. Впрочем, почтенные господа любят свою работу и потому изрядно преуспели в ней. А иначе достичь вершин в чем-то нельзя, не так ли?

Разумеется, в ходе своего подземного вояжа Ричард знакомится не только с этими обаятельными джентльменами, но и еще с добрым десятком незаурядных персон. Жаль, что галерея образов коротковата и только выиграла бы от добавления еще нескольких эпизодических сумасбродов. Что ж, зато все имеющиеся герои наделены искрой жизни и вполне самодостаточны даже в отрыве от сюжета. И дьявольски харизматичен щеголь-флибустьер Маркиз де Карабас.

***

«Задверье» ближе к финалу еще и выруливает к серьезной теме жизненного выбора: спокойное бытие по шаблону или приключенческий поиск своего пути? Нет, бежать в леса не нужно, просто стоит внимательнее относиться к своим принципам. И ещё. Конечно, не каждому в жизни придется открыть другой мир, как Ричарду. Но первым его шагом была помощь незнакомому человеку, лежавшему на тротуаре... Может, это ключ ко всем дверям?

------------------------------------

Показания к применению «Задверья»:

[*] Неравнодушие к Лондону, его легендам, истории, топонимике (происхождению различных названий улиц, станций метро и т.д.)

[*] Любовь к теплым, душевным и просто жизненным историям

[*] Любовь к харизматичным персонажам, не столько рельефным, сколько с ярко выраженным стилем и фирменными выкрутасами

------------------------------------

Противопоказания:

[*] Перенасыщение городским фэнтэзи

[*] Острая аллергия на любые проявления киношных условностей

Оценка: 8
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 мая 2008 г.

Анна Комаринец в предисловии к роману дала, по-моему, исчерпывающие объяснения касательно имен собственных и прочих деталей, чтобы у читателя не возникало больше сомнений в полноценности перевода, замечательного, на мой взгляд, и во многом скрасившего приятное и интересное чтение.

«Задверье» из тех сказочных миров, расставание с которыми навевает легкую грусть, словно меняешься с книгой чем-то неуловимым — она открывается перед тобой, делится картинами и впечатлениями, а ты оставляешь частицу себя в ожившем благодаря фантазии автора Подмирье, и уже не сможешь забыть удивительные места, где побывал вместе с полюбившимися героями, пережил с ними радости и потери, встречи и расставания.

Маркиз де Карабас — один из самых удачных образов и, пожалуй, самый любимый персонаж (не только мой, но и Геймана тоже), а мистер Круп и мистер Вандермар... от этой парочки, порой, пробирал неподдельный страх. Обаятельно-жуткие монстры, пополнившие личную коллекцию самых кошмарных литературных созданий. Браво, Нил!

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 октября 2007 г.

Если попробовать охарактеризовать эту книгу одним словом, то слово это будет, пожалуй, «сказка». Да, настоящая волшебная сказка, пусть даже и в весьма и весьма мрачных декорациях, жестокая и довольно натуралистичная, но всё-таки сказка, словно бы развивающая какие-то кэрролловские мотивы. Хотя, конечно, за полтора века Страна чудес сильно изменилась.

Действительно, то, что книга «выросла» из телесериала, ощущается довольно-таки явно. Во-первых, во время чтения постоянно чувствуется какая-то сценарность происходящего, окончательно избавиться от этого наследия Гейману не удалось. Во-вторых, очень многие эпизоды прописаны так, что невольно представляешь себе, как они выглядели «в телевизоре». При этом, разумеется, не факт, что они действительно выглядели именно так. Но такие места, как, скажем, Передвижная ярмарка или Эрлов двор, словно бы непосредственно перенесены в книгу с экрана.

И ещё тут встречаются просто потрясающие персонажи, как с книжной, так и с «киношной» точки зрения. Причём главные герои — Ричард и д'Верь — получились какими-то серенькими и малопривлекательными, а вот, к примеру, Охотник, Старый Бейли, маркиз де Карабас и, разумеется, чудовищно-великолепные убийцы, господа Круп и Вандермар, являются настоящим украшением книги и наверняка были (а может, и ещё будут) украшением фильма.

Для меня это пока лучшая книга из тех, что я читал у Геймана. При этом ощущение такое, что мы увидели лишь маленький эпизод из жизни большого мира, в котором может произойти ещё множество интереснейших историй. Здесь очень много мелких и крупных деталей, которые мы увидели лишь мельком и к которым очень хочется вернуться снова. Надеюсь, Гейман когда-нибудь напишет ещё хотя бы одну книгу о Под-Лондоне. А лучше не одну.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 сентября 2011 г.

Ну наконец-то, когда в приличном обществе зайдет разговор о творчестве Нила Геймана, я не буду неопределенно мычать: «Ну Нил...ммм...ну он крутой, наверное, раз вы так говорите, но это как-то не моё, простите...». Я скажу: «Нил? Да этот чувак написал отличнейший роман «Задверье», дай ему Бог здоровья!»

Серьезно, даже обидно было, ибо по всем раскладам удовольствие от любой из книг Геймана я должен был получать неземное — он пишет о том, что я люблю, причем делает это с хорошей выдумкой, остроумно. Однако на деле каждая книга по прочтении откладывалась, а вожделенное удовольствие до недавнего времени удалось немного выжать разве что из «Истории с кладбищем». Теперь вот еще «Задверье», слава Богу.

Я бы, кстати, назвал роман ближайшим родственником «Крысиного короля» Чайны Мьевиля. Только родственником значительно более ярким, талантливым и хулиганистым.

«Задверье» — идеальный пример городского фэнтези, романа, в котором реальный город имеет свое волшебное отражение, в котором можно встретить ламий, ангелов, странствующий дряхлеющий королевский двор и много других чудес. У Геймана получился удивительно органичный и изящный сплав, а несомненный талант автора разукрасил этот Под-Лодон в самые удивительные краски. Я, пожалуй, больше и не припомню так спроста такого удачного сочетания по-настоящему смешного юмора и отьявленного цинизма с поеданием котят. Кое-какая попытка скрестить цинизм с детской сказкой была в «Звездной пыли», но там мне это не очень понравилось, ибо смотрелось, как диковатый гибрид. Здесь же детской сказки нет вовсе, и потому весьма натуралистичные подробности работы господ Крупа и Вандермера очень даже к месту, а тот юмор, с которым эти ребята подходят к своему делу, только добавляет книге изящества.

Вообще с персонажами здесь все в порядке — и главные любопытны (д’Верь в особенности), а уж персонажи второго плана так и вовсе на загляденье.

Сюжет больше для галочки, хотя свой интерес в нем также наличествует. В общем — просто замечательно. Ярко, смешно, неожиданно, и с огромной фантазией.

Эдакий Пратчетт с возрастным рейтингом R.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 марта 2008 г.

Потрясающе! Давно уже прочитанная книга не оставляла у меня столь сильного впечатления. Действительно, у каждого благополучного города есть своя изнанка — бомжи, беспризорные дети, вечно пьяные обитатели трущоб, но надо быть великим писателем, чтобы суметь создать из всего этого целый таиственный и опасный город под городом. В романе Геймана Верхний и Нижний Лондон оказались столь тесно связаны и переплетены между собой, что просто физически чувствуешь их связь. Наверное, именно Лондон — один из главных героев этого романа. Пройдя вместе с героем его нелегкий путь, я словно воочию увидел красоту и грязь, мерзость и величие этого удивительного города.

Несмотря на всю фантасмагоричность происходящих событий, описаны они так, что тяжело усомниться в их реальности. Прекрасно описаны многочисленные обитатели Под-Лондона, страные причудливые, опасные, иногда просто ужасающие, но вместе с тем очень живые. Даже эпизодические персонажи производят сильное впечатление. Насколько же блеклыми на их фоне кажутся обычные лондонские клерки.

Еще одна отличительная черта писательского стиля Геймана — жесткость, даже жестокость описаний. Иногда он слегка перегибает палку с неаппетитным описанием милых привычек убийц, а иногда попадает в самое сердце читателя, когда мелкими деталями показывает, как мгновенно может обрушиться привычный и уютный мир человека.

Сюжет изобилует неожиданными поворотами, и автору несколько раз удалось меня сильно удивить. Хотя пару раз он явно пожалел своих положительных героев.

А в целом — отлично! Уверен, я еще перечитаю это произведение.

P.S. Интересно, а что скрывается под моим городом?

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 мая 2015 г.

Так бы читала и читала, долго, ещё подольше и ещё чуть–чуть, но это оказалось невозможно. Книга, к моему великому сожалению, закончилась очень быстро, но, к моей великой радости, путешествие вместе с ней было более чем увлекательным. Уже ни первый раз Автор демонстрирует свою неуёмную и богатую фантазию и открывает передо мной свои сказочные миры, наполненные уже известными или выдуманными персонажами, знакомыми и близкими чувствами и ощущениями, миры, которые пересекаются с нашей реальностью. В этот раз я шагнула вместе с Ричардом Мейхью в мир Под–Лондона.

,,Города, мистер Вандермар, очень похожи на людей, – торжественно объявил мистер Круп. – Мало кто знает, что таится глубоко внутри''. И главному герою Ричарду придётся познакомиться с этим городом. Ему, далеко не смелому, а, где–то даже, трусливому человеку, но с очень добрым сердцем с большим трудом придётся постигать тайны Нижнего Города, и уверовать, что существовала ни только Атлантида, но существуют и ангелы, и Большая Ярмарка, и Охотник, и лабиринт, и страшный Зверь, и маркиз де Карабас – вот он, сияет белозубой улыбкой, и позавтракать можно большим куском фруктового пирога, который каким то случайным образом окажется у маркиза в кармане, и с крысами разговаривать вполне возможно, и закрытая или невидимая дверь откроется по воле хрупкой девушки. Всё, что с ним приключилось за несколько дней казалось для Ричарда просто невозможным. Но он шаг за шагом неловко учился доверять интуиции, понимать, что самые простые и самые вероятные объяснения тому, что он видел и пережил, как раз и есть самые, что ни есть настоящие – не важно, какими бы сумасбродными они ни казались.

В этом другом Лондоне живут сотни, а может быть, тысячи людей. Те, кто отсюда родом, и те, кто провалился в трещины реальности. Здесь добро ни всегда будет добром, а зло подстраивается под добро и выполняет его приказы. Здесь будет выгода и коварство, зачастую обманчивое. Здесь принято отдавать свой долг чести, даже если это стоит жизни. Здесь будет множество странных и забавных существ, которые живут по своим законам. Здесь станции лондонского метро рассказывают свои истории и живут по своим названиям. Здесь будет множество маленьких и больших историй, связаных между собой и не очень, множество мелких и крупных деталей и нюансов, которые повернутся к нам нужной стороной или выглянут ненадолго, чтобы мы могли взглянуть на них, не обязательно понимая для чего они здесь и как это действует и при этом нас вежливо предупредят, что здесь не любят лишних вопросов и особо любопытных и настырных тоже. Здесь проглядывает множество осколков былых времён – в них предметы и места навсегда остаются неизменными. Здесь Время, которое в Лондоне не используется всё разом творит свою сказочную историю.

По мне, так эта книга невероятно красива и персонажи являются её истинным украшением. Наверное я проскачила и не заметила каких–то неувязок, нестыковок, нелогичности – я настолько увлеклась и погрузилась с головой и сердцем в эту историю, что ничего другого, кроме красивости, интересности и увлекательности не заметила. Но после неё, всё же, остаётся чувство грусти от того, что для Ричарда мир Под–Лондона оказался намного ближе, притягательнее и желаннее Лондона реального.

Но ведь это сказка. Сказка для тех, кто ещё не совсем повзрослел, несмотря ни на какие годы. Для тех, кто собирает игрушечных троллей, разговаривает с животными и птицами, а те им отвечают, кто хранит какие–то самые невообразимые вещи ,,на всякий случай'', для тех, кто любит эти самые сказки ,,со смыслом'', для тех, кого способна очаровать красивая и удивительно волшебная история.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 июня 2015 г.

Лично для меня Нил Гейман относится к тем немногим, «противоречивым», писателям, произведения которых с одной стороны хочется буквально «заглотить» за один вечер, ввиду их бешеной интересности, а с другой — читать небольшими порциями, растягивая удовольствие и наслаждаясь великолепным послевкусием каждой главы, каждого диалога, каждого описания. Кроме того, Нил Гейман создает одни из самых потрясающих воображение, красочных, волшебных, хотя и несколько депрессивных, вселенных в современной литературе, в них хочется верить, в них хочется раствориться полностью и без остатка, в них хочется стать не только свидетелем истории, но полноценным участником событий повествования. Поэтому для меня, как и для еще огромного количества читателей, каждая новая книга мастера это событие практически библейского значения. Однако, сейчас я бы хотел поделиться своим мнением об одном из первых романов Мастера.

В «Никогде» Нил Гейман рассказывает нам историю приключений обычного служащего инвестиционной компании, Ричарда Мэхью, в причудливом мире Нижнего Лондона. Расположенный под привычным для обывателей Лондоном, этот мир населяют поистине необычные и загадочные обитатели, здесь можно встретить леди Дверь из древнего рода Портико, представители которого могут не только открыть любую дверь, но и создать проход в любое измерение, маркиза Карабаса, готового оказать Вам любую услугу, правда при условии, что Вы останетесь ему должны, старину Бейли, торговца птицами, а также различными тайнами и секретами, мистера Крупа и мистера Вандемара, профессиональных убийц, на чьей совести пожар Трои, черная чума во Фландрии, смерти королей, римских пап, героев и богов, и даже самого настоящего Ангела, спустившегося с Небес, да так и оставшегося на нашей грешной земле, правда не по своей воле. И это лишь малая часть персонажей этого великолепного произведения, перед нами как раз тот случай, когда даже самый последний из второстепенных героев достоин отдельного упоминания, тщательного разбора и многочасовых дискуссий.

Помимо развлекательной функции, «Никогде» — это роман, который несет в себе глубокий философский смысл, он заставляет своего читателя задуматься о таких аспектах человеческой натуры, как сила духа и сложность выбора, смелость и безрассудство, честность и предательство. А еще эта книга о Городе, Городе навсегда занявшим место в сердце автора. Многие писатели посвящали свои произведения Лондону, Нил Гейман не стал исключением, оживив различные районы этого многогранного мегаполиса и сделав их полноценными героями повествования, он создал свою оду любви и уважения к британской столице.

Итог: о «Никогде» хочется говорить только с придыханием и благоговейным трепетом, это сложная, глубокая, невероятно атмосферная притча, достойная занять свое место в ряду шедевров мировой литературы.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 ноября 2013 г.

Как и некоторые другие лаборанты, решила прочитать книгу, заинтересовавшись монстрами и убийцами, обитаемыми в мире, существующем под Лондоном. Звучало многообещающе...

И даже начало получилось многообещающим: шло параллельное повествование с двух основных мест событий, первое из которых — наш заурядный мир, второе — населенное как минимум двумя кровожадными, но при этом в некотором роде комичными, убийцами. Однако чем дальше я углублялась в чтение, тем большая неразбериха начала твориться в моей голове.

Пожалуй, самой главной проблемой для меня стало обильное использование аллюзий в произведении. С одной стороны, автору респект и уважуха за такую детальную и кропотливую работу. Но мне, как не носителю языка и не жителю Лондона, было крайне трудно пробираться через дебри всей этой игры слов. Поначалу было интересно, и я пыталась вникнуть в прилагаемые сноски, но потом устала и сдалась. Хотя, повторюсь, за такой ход автору браво: Гейман действительно сумел пустить жизнь Лондона по двум параллельным колеям.

Другим минусом стало дикое изобилие персонажей. Если бы все они были оправданны и хорошо прописаны — претензий нет, но некоторые вводились вообще непонятно зачем: неожиданно появлялись и также неожиданно исчезали. А если учесть, что сюжет в книге не линейный, а прыгает от персонажа к персонажу, то уследить за ходом событий становилось еще тяжелее.

Кстати, слабо прописаны вообще все персонажи. Трудно нарисовать в голове их внешность и психологический портрет. Хотя некоторые герои вполне позволяли поработать с собой. Ощущение, что Гейман сконцентрировался на детальной прорисовке места событий, а не героев.

Концовка, так и вовсе показалась мне неправдоподобной. Думаю, будь продолжение, главный герой снова захотел бы изменить решение. Почему? Все просто: это путешествие для него было романтикой, чем-то несуществующим и нереальным. Это как нам в отпуск съездить, развеяться от рутины и серых будней. По приезду первое время всегда тянет обратно. Также и здесь. Ведь находясь среди чужих людей, чуждых правил и законов, пугающей общей атмосферы, он не кайфовал, а рвался домой, и рвался не зря: он вырос в своем мире, этот мир для него — все, он его знает, он его любит, пусть даже тот и кажется ему порой скучным и предсказуемым (очень точно сказал об их жизни в конце Гарри). А подземный мир Лондона — это чужбина, где его, в общем-то, никто не ждет (кроме разве что Двери, но у них все равно ничего не получилось бы). Рано или поздно он устанет от сумасшествия чуждого ему города и снова начнет рваться домой.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 марта 2016 г.

Ох, как же это было скучно и нудно.

Первое знакомство с автором прошло неудачно. Опять же, пугает, что отзывы, преимущественно, хорошие. Может, со мной что-то не так.

Чем-то напомнило цикл «Мстители» Сандерсона, но герои тут совершенно невзрачные.

Простой язык, скупой на описания, простой слог без изюминки, невыдающийся сюжет, никакущие персонажи. За последних-то и обидно очень. Так можно было раскрыть каждого... Хвалили злодеев, а они просто выписаны по принципу «умный, интеллигентный + тупой, но кровожадный». Избито и скучно. Никакой изюминки. Запороть маркиза, которого можно было наделить харизмой, запороть Дверь... Охотница вообще какая-то идиотка и к концу, в лабиринте, ведет себя более чем странно.

Главный же герой просто раздражает. Мямля та еще. И он не вызывает эмоций. Он просто раздражает, но не как герой, а как часть того, на что я трачу время. У Сандерсона есть хоть какой-то рост личности. Тут же — ничего. И в конце эта апатия... Единственное, что более-менее понравилось в плане эмоций. При этом герой как был мне противен, так и остался.

Лихими поворотами сюжет не баловал. Красивыми описаниями — тоже. Это такое городское фешенебельное фэнтези с платьями и дорогущими локациями, больше похожими на «Киндрэт» Пехова, Турчаниновой и Бычковой. А «Киндрэт» я тоже не взлюбил. Может, поджанр не мой? Не знаю.

Все отсылки к истории Лондона, названиям станций и прочие говорящие двоякие название меня не зацепили. Ну и что с того, что семь сестер это как семь вязов? Такого понапихать в текст можно тонны, но станет ли произведение от этого ценнее?

5 из 10.

Оценка: 5
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 января 2015 г.

Великолепный роман-фэнтези с элементами дарка, «наших там» и спасения мира, повествующий о невероятных и опасных приключениях офисного планктона Ричарда Мейхью. Приключения эти ждут его в Под-Лондоне, куда он попадает не сказать чтобы совсем случайно, но благодаря положительным чертам характера, и так закручивают его и читателя, что до самой последней фразы роман читается как одно большое безумие. Знаете, на что это похоже? На Плоский Мир Терри Пратчетта и Отличный Город Джеффри Форда: многослойность первого и холодное безрассудство второго дают на удивление затягивающий эффект.

Я до сих пор не решила точно, где находится этот Под-Лондон. В нашем мире? Но тогда почему его жителей не видят простые люди (да и вообще никакие)? В другом? Тогда почему в него можно попасть через лондонскую канализацию? Может, Под-Лондон и есть лондонская канализация? Судя по жителям его, эта точка зрения наиболее близка к истине. Но тогда почему в Под-Лондоне так много признаков прошлого: утраченных, никому не нужных, давно забытых вещей? Может, Под-Лондон находится в прошлом?

В общем, взял Гейман среднестатистического лондонца (родом вовсе не из Лондона) и столкнул его с представителями Под-Лондона, не все из которых оказались добренькими. Честно говоря, там вовсе добрых не было: были странные, были опасные, а ещё были маленькие напуганные оставшиеся в живых. Ну, маленькие – это я утрирую, им лет семнадцать-то точно было. Ей. И была она наделена особой силой, и охотились за ней особые службы. Ну и, в общем, наш Ричард Мейхью тоже попал под раздачу.

Думаете, это весёлый роман, если я веселюсь в отзыве? К сожалению, нет. То есть Ричард, осознавший, что влип по горло, ещё пытается шутить по ходу пьесы, но на самом деле это скорее грустный роман. Он о том, как важно не потерять себя в большом городе, о том, что в любой момент ты можешь остаться один, о том, что ради достижения поставленной цели ты, сам того не ведая, будешь готов расстаться с жизнью. Ну и (чтобы не подытоживать суть романа печальной нотой) он в том числе повествует о том, как важно не вешать нос даже в смертельно опасных ситуациях. Гейман был настолько щедр с читателем, что изобразил становление героя, пропустив его через огонь, воду и медные трубы, и настолько добр, что позволил этому герою симпатизировать.

Внимание! Читатель, знакомый с подциклом «Волшебники» Пратчетта, может обнаружить поразительное сходство геймановского Ричарда Мейхью с пратчеттовским Ринсвиндом.

Роман, безусловно, написан для взрослого читателя. Для того, кто спокойно отнесётся и к живоглотам-наёмникам, и к блевотине, и к предателям всех мастей на фоне странного, местами отталкивающего, но невероятно интересного мира.

+10

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 июня 2014 г.

Я читала перевод Анны Комаринец — тот, который «Задверье». Роман предваряется кратким предисловием переводчика, в котором сказано, что книга написана на основе киносценария. Это заставило насторожиться. Начинала чтение с внутренней готовностью встретить ряд слабо связанных между собой сценок. Но ничего подобного не случилось. Роман написан превосходно. Действие разворачивается плавно, неспешно, без резких поворотов сюжета. Каждое последующее событие предсказуемо, но это не портит впечатление и не снижает интерес, поскольку главное в этом романе — не приключенческая интрига сама по себе, а переживание героя, трансформации его внутреннего мира и ощущения себя.

Это городское фэнтези с элементами философской сказки, раскрывающее утрату смысла жизни людьми в обществе потребления, ориентированном только на материальный успех. Почему Ричард Мейхью провалился в трещину мироздания? Почему леди д`Верь вынесло именно к нему по мысленному призыву о помощи? Не потому ли, что Ричард не испытывал удовлетворения от своей успешной и распланированной жизни, внутренне противился включению в число успешных, тяготился карьерной целеустремленностью красавицы Джессики? Или это Джессика толкнула его в Под-Лондон, когда пожелала немедленной смерти? Однозначного ответа на этот вопрос в романе не найти. Наверное, в Под-Лондон проваливается тот, кто очень хочет спрятаться от реальности Лондона настоящего.

Под-Лондон — загадочное место. Там оказываются люди, вещи и явления, о которых забывают наверху. Так в нижний Лондон ушло волшебство, и грязь лондонских улиц, и высокие цели, которым люди когда-то посвящали жизнь — убить Зверя, хранить Ключ от узилища Зла. В под-Лондоне существует волшебство и живут не только люди, там можно хранить свою жизнь отдельно от тела, как это делал Кащей Бессмертный, но место это отнюдь не сказочное. Оно очень грязное, сырое, неопрятное. Вся физическая грязь верхнего мира опускается вниз и застревает в этих трещинах. Даже леди щеголяют в многослойной одежде из ветхих тканей и с немытыми волосами. В мире прошедшего и утраченного мало красоты, чистоты и свежести. Но в этом мире можно искать дорогу к Ангелу, идти через Тьму, услышать от человека слова «Я у тебя в большом долгу» и быть уверенным, что долг этот будет возвращен по требованию, без судов, нотариусов и судебных исполнителей. В грязном разрушающемся мире люди более честны и бескорыстны.

Кульминационным моментом романа является прохождение Ричардом Мейхью испытания ключом. В этом эпизоде возникает альтернативное объяснение происходящего — сумасшествие героя. И до конца книги идет балансирование на грани: реально происходящее с Ричардом или это порождение больного воображения. Даже сам Ричард временами впадает в сомнение относительно реальности своих приключений. И финальная сцена с появлением маркиза де Карабаса не уничтожает сомнения полностью. Но даже если под-Лондон возник в горячечном воображении больного человека, для него этот мир был реальностью. Кто хочет уйти от реальности, уходит либо в иной мир либо в собственные фантазии. И куда бы человек не ушел, обратной дороги для него нет.

Особого упоминания заслуживает персона Ангела Ислингтона. В верхнем мире олигарх мистер Стоктон коллекционирует ангелов, в нижнем мире в узилище заключен ангел, поддавшийся влиянию зла. Каждое явление нижнего мира отражает некий аналог из мира верхнего. Причем большинство аналогий прямые и для англичанина легко узнаваемые. Так и должно быть. Ведь чем бы ни был нижний мир, в него вытесняется то, что изначально существовало в мире верхнем, но стало чуждым этому миру.

Интересный, оригинальный, хорошо написанный роман о поиске утерянных смыслов в жизни и в себе самом. Ричарду кажется, что внизу он найдет то, что утратил наверху. Так ли это, неизвестно. Ведь и в под-мире что-то забывается и вытесняется в еще более дальние уголки пространства-времени-подсознания. Улица-Вниз ведет к центру Земли... или в такие глубины собственного «Я», в которые человеку заглядывать непозволительно.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 февраля 2009 г.

Во многих книгах и фильмах ставится вопрос: «насколько глубока кроличья нора». Это уж точно, что лавры «Алисы в стране чудес» не дают покоя многим авторам. Описание сюрреалистического мира, находящегося где- нибудь рядом – за дверью или зеркалом – не сильно оригинальная идея, но насколько оригинальными могут быть способы его описания!

Прежде всего, книга запомнилась своей последовательностью и легкостью. Автор показывает нам другой мир, но не «погружает» в него. Читатель вряд ли будет обеспокоен его взаимосвязями – они не представлены, географией – ее нет как таковой, будущим и прошлым , т.к. оно то же не описано. Важна только судьба главных героев – как положительных так и отрицательных и экшен. Хотя на последний так же упор не делается.

На мой взгляд — очень оригинальный подход и удар по штампам «классического» фэнтэзи. Описание разнообразных переходов из одного мира в другой – прекрасная изюминка книги (поневоле начинаешь сравнивать их с напыщенными «тропами в межреальности» и «гиперпространственными туннелями» — и понимаешь – насколько все можно выдумать и описать проще и интереснее).

Ещё запомнились герои, если мир весьма фантомный, то они – яркие и колоритные, чего стоят Маркиз де Карабас, Эрл и прочие. А злодеи Круп и Вандермар буквально представляются как во- плоти. Общий стиль повествования весьма выигрывает из – за того, что сдобрен прекрасной порцией иронии и юмора (иногда весьма черного), но, хвала автору – он не перегнул здесь палку.

Не очень понравились некоторые психологические приемы, например при «испытании у Чернецов», но ссылка на то , что книга написана по мотивам фильма многое объясняет: явно недостает визуализации. А здесь все зависит от фантазии конкретного читателя.

Но наиболее сильно представлена именно идея и процесс перехода из одного мира в другой, их взаимосвязь — очень романтично. Непонятно правда то, что автор в одном из интервью позиционирует книгу как хоррор. Его то уж точно я не увидел, попытки напугать конечно были, но на меня они совсем не подействовали.

В качестве итога: прекрасная и оригинальная книга с хорошим сюжетом, «яркими» героями. А так как ещё имеет место замечательный перевод, могу только рекомендовать!

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 июня 2014 г.

Людям свойственно порой терять что-то действительно важное. Дом. Работу. Любимого человека. Трезвую голову. Здравый смысл. Понимание близких. Много ещё чего. Не каждому хватает сил смириться со своей потерей. И тогда случается так, что люди «выпадают из жизни». Каждый по-своему. Но это обычная история. Любой из нас мог бы припомнить пару — тройку подобных. Но иногда для того, чтобы «выпасть из жизни», бывает достаточно просто протянуть руку помощи хрупкой девушке — замарашке в странном одеянии. С не менее странным именем. И вот это — уже совсем необычная история. И не всякий возьмётся вам её поведать.

Здесь — Внизу, всё совсем не так, как там, у нас — Вверху. Иные обитатели. Другие правила. Незнакомые запахи. А всё потому, что Внизу — не значит под ногами. Внизу может быть и Рядом, и Сбоку, и Позади... Нижний Лондон — не под ногами Верхнего Лондона, он — его Задверье. Сюда ведут двери, но для того, чтобы их открыть, нужны ключи. Или знакомство с той самой девушкой — замарашкой. Её так и зовут — Дверь. И хотя Внизу многое не так, как Вверху, не стоит забывать — здесь тоже бывает смертельно опасно. Хотя бы потому, что это — место обитания неких весьма галантных господ, веками оттачивавших своё изящное ремесло. И порой они нанимаются на службу Ангелу с непростой судьбой и оттого становятся лишь опаснее. По счастья, здесь можно встретить и тех, кто ценит данное когда-то слово и не забывает тех, у кого оказались в долгу.

Этот добрый и милый парень — Ричард, однажды «выпал из жизни», протянув руку помощи. Навстречу своей судьбе. Той самой девушке. Так было суждено... Ведь его судьба обитала не в Верхнем Лондоне.

Великолепное произведение — тонкое, захватывающее и атмосферно насыщенное. Именно такое, какой должна быть по-настоящему необычная история.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 февраля 2012 г.

Ткните мне пальцем в человека, который не хотел бы хоть часок побыть Алисой (да-да, той самой, которая с Белым Кроликом и Зазеркальем). Привычный мир зачастую кажется столь скучным и серым, что мы готовы сбежать куда угодно. Отсюда непреходящая мода на «попаданцев» и Простых Парней, влипающих в большие приключения. Впрочем, это все так, теория. Окажись мы в роли Алисы на практике — бьюсь об заклад, мы бы не обрадовались. Ведь кто знает, какой окажется наша Страна Чудес?

Что бы там ни говорили, Нил Гейман — самый настоящий сказочник. Не из тех, что пишут добрые истории про принцесс для детишек дошкольного возраста. Вовсе нет. Он приверженец старой традиции, школы братьев Гримм и Шарля Перро. Тогда сказки писались для взрослых, тогда они были кровавыми, жестокими и пугающими, тогда они соприкасались вплотную с реальной жизнью. Впрочем, очарование волшебства и ощущение Иного Мира (который совсем рядом, лишь протяни руку) в таких историях куда сильнее, чем во многих фэнтезийных сочинениях.

«Задверье» — именно такая сказка. Гейман верен себе:в романе хватает и жестокости, и мрачности, и анатомического реализма. Картина Под-Лондона — параллельного волшебного мира — далека от привычных райских кущ и сияющих эльфийских дворцов. Оно и к лучшему. Под-Лондон столь необычен, столь удивителен, столь ярок и, не побоимся признать, столь прекрасен, что не влюбиться в него невозможно.

Забудьте о шаблонах городского фэнтези. Забудьте вообще о шаблонах — их здесь не будет. Пускай сюжет и не столь запутан, как в каком-нибудь детективе, все же он чертовски интересен и полон неожиданных поворотов.

Герои заслуживают отдельной похвальной оды. Даже тот самый Простой Парень, который из нашего мира (трусливый скучающий клерк), по-своему привлекателен. Наблюдать же за его эволюцией — от испуганной Алисы до полноправного жителя Под-Лондона — вообще сплошное удовольствие.

Гейман тот редкий автор, которому удаются нешаблонные женские образы. Без нытья, поиска женихов и чем там еще занимаются фэнтезийные дамы. Здешний аналог Белого Кролика — леди Д'Верь, встреча с которой столь радикально изменит жизнь главного героя — ярка и симпатична.

Самый же интересный, на мой взгляд, персонаж — Маркиз де Карабас (что ж, в нашей классификации пусть он будет Безумным Шляпником). Вот уж ради кого эту книгу стоило бы читать в любом случае. В современной фэнтези немного найдется персонажей, способных сравняться с ним по харизме и обаянию.

В последнее время выражение «сказка для взрослых» несколько опошлилось. Мы сразу представляем себе сентиментальную историю наподобие голливудских семейных комедий, с детьми, влюбленными, собачками и столь непременным, сколь и нереалистичным хэппи-эндом. Но если отбросить этот воздушно-сахарный образ и вслушаться в смысл, то «Задверье» смело можно назвать сказкой для взрослых.

Где прекрасно выписана атмосфера, создан увлекательный сюжет. Где достоверность персонажа не мешает его яркости и необычности. Где волшебство и сказка являются полноправными обитателями нашего скучного, грязного и жестокого мира. Стоит лишь протянуть руку и открыть дверь.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 июля 2011 г.

О чудесах и чудовищах Нила Геймана

У многих не грешащих оригинальностью авторов есть своя Главная тема, идея идей, к которой их тянет вернуться чуть ли не в каждом новом творении. Есть такая тема и у Нила Геймана. Сюжеты его книг нередко строятся на сосуществовании двух вселенных, двух параллельных миров, которые иногда все-таки пересекаются. Два уровня бытия в том или ином виде присутствуют и в «Звездной пыли», и в «Истории с кладбищем», и в «Коралине». Вот, и в «Задверье» эти две реальности — Над-Лондон и Под-Лондон — всем знакомый мир повседневности и знакомый лишь избранным (или изгнанным) мир необычного. Что и говорить, идея не нова, наверное, со времен Платона, и до Геймана она активно эксплуатировалась. Положа руку на сердце, признаем: мэтр повторяется. Но так ли страшно это повторение? Ведь всякий раз Гейман как подлинный демиург создает новый мир и населяет его новыми созданиями, которые живут своей жизнью, иногда человеческой, иногда не очень. В конце концов, любая сказка — спасибо Проппу! — состоит из набора архетипов.

К слову сказать, «Задверье» — одно из первых воплощений идеи двух миров у Геймана. Все отмеченные выше произведения были написаны позднее. Так что, сюжетная основа «Задверья» еще относительно свежа, если говорить о творчестве Геймана.

Приключения, выпавшие на долю обычного лондонского клерка Ричарда Мэйхью, легче всего описать словами его собственного воображаемого дневника: «В пятницу у меня были работа, невеста, дом и жизнь, которая имела какой-то смысл... Теперь у меня нет невесты, нет дома, нет работы, и я иду в нескольких сотнях футов под улицами Лондона с такими же шансами на долгую жизнь, как у суицидной дрозофилы». Чтобы лишиться всего этого в одночасье, ему и нужно-то было всего лишь спасти грязную бродяжку, истекающую кровью на лондонской мостовой. Стоит ли говорить, что бродяжка несмотря на чумазое лицо оказалась настоящей леди — леди д'Верью, обладающей уникальным семейным даром открывать любые двери, и чуть ли не единственной оставшейся в живых представительницей этого весьма уважаемого семейства. Растерянного и недоумевающего Ричарда Мэйхью захватывает водоворот событий в Под-Лондоне, который лишь отдаленно напоминает знакомый ему город. Главная цель д'Вери — отыскать убийцу своей семьи. Ричард, постепенно оправляясь от удивления, вынужден стать ее спутником в надежде когда-нибудь вернуться в свой мир. Такова незамысловатая завязка этой истории.

Но сказать о «Задверье» только это, — значит, не сказать ничего. Несмотря на все сюжетные штампы и предсказуемый конец, повествование не теряет увлекательности. Более того, создается полное впечатление того, что автор намеренно использует не самые оригинальные сюжетные повороты, смеясь над потугами будущего критика. Что ж, независимые умы никогда не боялись банальности! Эдакое отрицание отрицания.

Обращает внимание одна особенность построения сюжета в духе автора: Гейман часто идет на сделку с... логикой. Примеров этому легион. Я бы даже сказала, пренебрежение логикой — такая же характерная особенность авторского стиля, как упомянутое выше пренебрежение сюжетной оригинальностью. Интересно, что автор порой и сам отчетливо видит тот или иной казус, но, в лучшем случае, отделывается его констатацией в диалоге своих героев. Так, на вопрос рационального гостя из Над-Лондона о том, кто решает когда и где быть следующей ярмарке и как распространяется весть о ней, д'Верь просто отвечает: «Никогда не задумывалась». И все. А вы говорите логика! Все противоречия сняты росчерком пера! Не выдерживают критики и попытки объяснить, почему далеко не все обитатели Над-Лондона могут лицезреть выходцев из Под-Лондона. Я не хочу сказать, что Гейман совсем не дружит с рациональностью. В большинстве случаев сюжетная линия выстроена вполне непротиворечиво, но... Как иногда легкий шрам совсем не портит симпатичное лицо, а, напротив, придает ему особое очарование несовершенства, так тот или иной не вполне логичный пассаж придает книгам Геймана флер сказочности, а сказке логика не нужна в принципе.

Книга написана человеком, отпустившим свою фантазию на волю, не боящимся быть чуточку нелогичным, чуточку неоригинальным. И это высший пилотаж!

А теперь о «чудовищах». Читая «Звездную пыль», я познакомилась с «добрым сказочником» Гейманом. Однако дочитав до отрезанной головы единорога в луже крови, поняла, что это далеко не единственная ипостась автора. В «Задверье» в полный рост встает ее противоположность, так сказать, темная сторона гения, — «мастер черной готики» Гейман. Конечно, оба определения — не более, чем штампы из аннотаций и рецензий на его книги. Однако нужно признать, что предельную концентрацию садизма и жестокости на страницах его книг нельзя списать только на законы жанра. Это такая же фирменная особенность его творений как многократно отмеченный легкий и непринужденный стиль, как способность создавать яркие зрительные образы с помощью слова. Справедливости ради стоит отметить, что садистские подробности сдобрены изрядной долей черного юмора. Да и оба гротескных образа убийц-садистов — разговорчивого коллекционера-вандала мистера Крупа и вечно голодного, питающегося дохлыми щенками, крысами и мышами мистера Вандермара — по праву можно считать одной из удач книги. Они беспощадны, они смакуют чужое страдание как изысканный деликатес, они лучшие киллеры в подмирье. «Пожалуй, их можно назвать людьми». По крайней мере, явные черты сходства с людьми — две руки и две ноги — у них имеются. «Черную игрушку ты сделал, мэтр Гейман!» — хочется крикнуть читателю, проглатывающему скупые деловитые детали сцены распятия маркиза де Карабаса, — «Не верю!» Ведь все так хорошо начиналось. И, правда, — мертвые воскресают, герой делает тот выбор, который должен сделать, все закончивается также, как и начиналось, — хорошо. Словом, «он пугает, а мне не страшно», — как сказал Толстой о Леониде Андрееве. Вот и мне тоже — не страшно.

Нельзя не упомянуть еще об одной особенности авторского стиля: Гейман никогда не дает полной всесторонней картины своего вымышленного мира. Он великодушно предоставляет читателю возможность дофантазировать детали, лишь несколькими штрихами очерчивая силуэт героя или суть события. Дай бог Гейману читателя с воображением! Здесь есть над чем поработать!

Например, кто такая Серпентина? О ней мы и знаем только, что она одна из семи сестер, которыми пугают детей в подмирье. Ее змеиное имя тоже дает мало: это всего лишь один из лондонских топонимов, подобно именам большинства персонажей романа. Но, как говорится, умному достаточно. Автор сознательно играет с читателем. Он бросает ему только намек, он говорит ему: «Вспомни все, что читал о змеях (крысах, ярмарках, канализации, садистах,..) Подумай, отгадай, раскрась (своей богатой фантазией скупой эскиз моего полотна)». И вот мы уже думаем, отгадываем, раскрашиваем и в нашем сознании вслед за именем Серпентины встают у кого змей-искуситель, у кого Уроборос, прикусивший собственный хвост, у кого критская богиня со змеями, а у кого и знак доллара, тоже ведь змеиный в своей графической основе. Книги Геймана настойчиво требуют активного соавторства читателя.

Но иногда имя обманывает нас и герой на поверку оказывается вовсе не связанным с ассоциативным рядом, вызванным его именем. Таков маркиз де Карабас, не имеющий ничего общего с литературным прототипом. На мой субъективный взгляд, в нем гораздо больше от Кота в сапогах, чем от его хозяина. Гуляет он сам по себе и, конечно, как у любой кошки у него больше одной жизни!

Что сказать о главном антагонисте, ангеле Ислингтоне?! Это слабый раствор Люцифера, данный в уже знакомой нам скупой авторской манере. Еще один лондонский район, еще одна станция метро, еще один персонаж. На сей раз отрицательный, плохо различающий добро и зло, заточенный за былые грехи и стремящийся на волю во что бы то ни стало. Что нужно узнику, томящемуся в темнице (хоть и светлой, просторной и вполне эстетично выглядящей)? Конечно, ключ. И человек, который может им воспользоваться. Здесь, безусловно, у критически настроенного читателя может возникнуть вопрос к мэтру: зачем ему ключ, когда в его руках девушка, и без того открывающая любые двери? Но поскольку я таким Зоилом не являюсь, у меня сей вопрос и не возник!

Пожалуй, главный герой на фоне самобытных образов обитателей подмирья выглядит несколько невзрачно. Но таким он и был задуман. Посредственность, обретающая веру в себя и совершающая Поступок. Человек, нашедший себя в этом (или в том) мире. Негероический герой. И здесь никакой интриги: Ричард Мэйхью был просто обречен успешно пройти испытание в подмирье уже потому, что у него хватило духу совершить другой важный шаг — не пройти мимо человека, который остро нуждался в его помощи. И это замечательный портрет нравственного человека! Неуклюжего, часто бывающего обузой для своих спутников, порой недалекого, но в нужный момент спасающего ситуацию. Но разве повернется язык обвинить Геймана в морализаторстве? Положительный герой скучен как никогда, зато какой парад планет из образов убийц, предателей и просто злодеев.

Не рискую даже перечислить всех героев подмирья. А ведь в них самый смак геймановской фантазии! Даже имея весьма туманное представление о топографии Лондона, можно наслаждаться замысловатым переплетением реальности и вымысла. Порой кажется, что некоторые места в Под-Лондоне живее многих персонажей. Мост, через который в полном соответствии с древней традицией о всех и всяческих мостах дано перейти не каждому. Ярмарка, по прихоти загадочной администрации перемещающаяся из фешенебельного «Харродс» на эсминец «Белфаст», — самое чудесное место в этом чудесном мире, крайне удобное для развития сюжета в нужном направлении. Как тут не вспомнить о ярмарке близ Застенья из «Звездной пыли», где также можно купить и продать все — от кошачьего дыхания до воспоминаний до трехлетнего возраста. Похоже, Гейман испытывает к этому образу сильнейшее тяготение.

И еще: что-то неладно в подмирье с пространственно-временным континуумом — то на реке Килберн с античных времен стоят римские легионеры, то в вагоне лондонской подземки обнаруживаются реликты раннефеодальной монархии во главе с Эрлом. Двери открываются по желанию в ту точку пространства, которая в данный момент кажется уместной главной героине. В общем, геймановский Пегас, как обычно, закусил удила. И слава богу!

Разберешь вот так, разложишь все по полочкам и неминуемо задашься вопросом: как, почему, на какой основе против всех законов физики, литературы или чего-то еще, из сочетания всех этих авторских особенностей, которые по отдельности можно счесть, скорее, недостатками, родилось цельное и вполне жизнеспособное творение? «Когда б вы знали, из какого сора...» Видимо, это тот случай, когда целое больше суммы частей. Где же та неуловимая алхимия, превратившая недостатки в достоинства? Дай ответ. Не дает ответа.

Вот такая история, написанная не благодаря оригинальному сюжету, а несмотря на сюжет банальный, ставшая вопреки всем умозаключениям одной из лучших книг Нила Геймана. Вот такие чудеса!

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх