FantLab ru

Дмитрий Глуховский «Текст»

Текст

Роман, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 12

 Рейтинг
Средняя оценка:7.32
Голосов:141
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


«Текст» – это психотриллер и криминальная драма, нуар и книга об отношениях отцов и детей, история о невозможной любви и бесполезном возмездии. Действие разворачивается в сегодняшней Москве и ее пригородах. Телефон – это резервное хранилище нашей души. В нем самые яркие наши воспоминания, фотографии смеха и наше видео о том, как мы пытаемся почувствовать счастье. В почте – письма от матери и вся подноготная нашей работы. В истории браузеров – все, что нам интересно на самом деле. В чатах – признания в любви и прощания. В нем снимки наших соблазнов и свидетельства грехов, слезы и обиды. Такое время. Картинки. Текст. Телефон – это и есть я. И тот, кто получит мой телефон, может стать мной – для всех остальных. И они даже ничего не заметят – а когда заметят, будет уже слишком поздно. Для нас всех.

Номинации на премии:


номинант
Литературная премия "НОС", 2017

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Текст
2017 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 августа 2017 г.

Главный герой — не имеет чести и достоинства, непоследователен, нелогичен.

Автор заставляет ему сопереживать, но сопереживать ему не хочется.

Вышел, выпил, убил, украл — в тюрьму.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Убил двоих, подставил троих — виновата водка, а герой невинно обвиненным продолжает себя считать.

Хочешь мстить — мсти. Сожми зубы, не рассуждай кого ты обидишь или опечалишь — Мсти!

Хочешь быть святым — смирись, подставь вторю щеку.

Главный герой мстит но хочет остаться святым.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 августа 2017 г.

Главный герой романа, молодой парень Илья Горюнов, выходит из тюрьмы, где отсидел семь лет. В ночном клубе во время полицейского рейда он заступился за свою девушку, и в отместку ему в карман подбросили наркотики. Выйдя на свободу, Илья решает отомстить тому полицейскому, который организовал эту подставу – Петру. В результате у Ильи на руках остаётся телефон Петра Хазина, в котором, как оказалось, хранится вся жизнь полицейского...

Гарднер Доуза, в рецензии на роман Уильяма Гибсона охарактеризовал миры киберпанка как «High tech, low life». А Брюс Стерлинг, посетив Россию в 90-е и вовсе назвал её страной победившего киберпанка. Оно и понятно – сейчас у всех куча модных и мощных гаджетов, но life как была low, так осталась. Так что с этой точки зрения «Текст» можно считать кибепанком. Более того, лет пятнадцать назад он бы им и считался. Кто мог представить в 2002 году, что жизнь человека может уместиться в маленькую коробочку со светящимся экраном? Хотя, конечно же, в целом, новый роман Глуховского – это суровый и беспощадный реализм. Причём именно суровый и беспощадный. Автор рисует российскую действительность сугубо чёрными красками. Поначалу даже хочется воскликнуть: «Нет, не может быть! Так не бывает!», а потом открываешь ленту новостей и понимаешь – да, именно так и бывает. И то, что Глуховский для создания палитры своего нового романа выбрал только оттенки чёрного... что ж, это право художника.

С другой стороны, это сыграло с автором злую шутку. Как и в случае с каждым новым романом Пелевина, в рецензиях на «Текст» пишут о чём угодно, кроме самой книги. О политической позиции автора, о внутренних проблемах страны, о полиции, о наркотиках, о тюрьмах... А, между прочим, текст «Текста» заслуживает отдельного внимания.

Первое, на что обращаешь внимание – почти полное отсутствие диалогов. У Лавкрафта в рассказах, пожалуй, и то найдёшь больше разговоров, чем в этой книге. Всё общение между персонажами происходит через мобильный телефон – Илья вместо Павла пишет SMS, отправляет сообщения в Telegram, WhatsApp, пишет электронные письма... Ему успешно удаётся прикинуться другим человеком – интернет-переписка безлика и не даёт адресатам понять, кто же находится на том конце провода. Невольно вспоминается эксперимент, в котором нейросети скормили информацию из соцсетей умершего человека, и та вполне успешно выдавала себя за покойника. Илья делает то же самое – всё-таки человеческий мозг пока по-прежнему сильнее любой неросети.

Второй немаловажный момент – это действительно удачные находки Глуховского. В потоке сознания главного героя или в переписке нет-нет, да мелькнёт какая-то удачная фраза, яркая идея, удачный словесный оборот. На фоне канцеляризма и графомании нынешних МТА это прямо как глоток свежего воздуха. Да, временами автор излишне разжёвывает или включает морализаторство, но по какой-то причине это почти не заметно. «Текст» – это история настолько о здесь и сейчас, что даже разжёванные истины ложатся на страницы складно и уместно. В конце концов, мы смотрим на мир глазами человека, который на семь лет выпал из обыденной жизни, и смутно понимает, почему Крым наш, о чём говорит Киселёв и почему Трамп чмо. Оттого Илья и резюмирует очевидные вещи, нами уже позабытые.

Тем не менее, читать «Текст» почти физически неприятно. Иногда даже хочется отложить книгу. Ибо копаясь в сообщениях, фотографиях и видеозаписях Павла, Илья начинает проникаться жизнью ранее ненавистного полицейского, и это похоже на двухуровневый вуайеризм. Сначала главный герой подглядывает за не самой приятной жизнью чужого ему человека, а потом и читатель в свою очередь подглядывает за жизнью такого же чужого ему человека, который подглядывает за... Ну, в общем, вы поняли.

Илья в самом деле до самого конца остаётся читателю чужим. Ему сложно сопереживать, с ним сложно себя ассоциировать. Глуховский пытается давить на жалость, но перегибает – начало книги отдаёт дешёвой мелодрамой. А потом, до самого конца, главный её герой так и остаётся функцией. Да, мы узнаём о его прошлом, о его жизни, о его мыслях... да что там, почти вся книга состоит из мыслей! – но при этом вести себя Илья может совершенно по-разному. То он изъясняется и мыслит как истинный уголовник – по понятиям и на фене, то он проявляет чудеса лингвистической мысли, достойные литератора серебряного века, то мыслит логично и внятно даже под действием алкоголя, то начинает тупить и срывается в штопор на самых простых элементарных вещах, то бесстыдно обманывает, то начинает совеститься и каяться... Всё это тоже можно списать на то, что человек семь лет зону топтал и не приспособлен к вольной жизни, но всё равно с мысли изрядно сбивает.

Духовные метания главного героя, его внутренние монологи, самокопание, грязь вокруг и внутри него невольно заставляют проводить аналогии с «Преступлением и наказанием» Достоевского. Поправку сделать надо на две вещи: во-первых, Глуховский – человек, конечно, талантливый, но не того же масштаба, что и Достоевский, поэтому и масштабы терзаний немного другие, а во-вторых, вместо душного, грязного и шумного Петербурга местом действия является не менее душная, грязная и шумная Москва. По сути, город – один из персонажей «Текста», даже более живой, чем Илья. Где-то далеко Москва прекрасна – для тех людей, кто смог подняться, и она манит Илью, который вынужден ковыряться где-то на самом дне жизни, без смысла, перспектив, целей и денег. У автора получился настоящий портрет города, не парадный, который вешают на виду, а живой, со всеми недостатками и достоинствами. Москва Глуховского, также как и Петербург Достоевского – место, где всё решает сила. Хазин был сильнее Ильи и сломал его, отец Хазина был сильнее сына, и сломал его, какие-то ребята на самом верху были сильнее отца Хазина, и сломали даже такого матёрого человека. Большая рыбка жрёт маленькую, большую рыбку жрёт рыбка ещё больше – и так до бесконечности.

Разумеется, такая неприятная история не может закончиться ничем хорошим, но, тем не менее, у Ильи, как и у читателя, остаётся надежда, а она, как известно, самый сильный мотиватор. Она заставляет Илью продираться через мрак своей и чужой жизни, а читателя через неприятные события и разговоры в жизни главного героя. Даже зная, что все равно ничего не получится, и главный герой обречён, ты рвёшься вперёд, глотая страницы: а вдруг? Ведь так близко! Оттого концовка – стремительная, буквально на две страницы не кажется внезапной или неуместной, она обрывает повествование именно так, как и должно было бы быть – бессмысленно и беспощадно.

Резюмируя: удивительно талантливый в своей неприятности роман. Его не хочется читать, ты спотыкается, откладываешь книгу, но всё равно не можешь остановиться.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 июля 2017 г.

«Мама»

Рецензия на «Текст» Дмитрия Глуховского

Что такое художественная литература? Это большая комната, все стены которой, а может, и пол с потолком, испещрены маленькими замочными скважинами. И в каждой из них можно одним глазком разглядеть другой мир. Художественная литература — это перепутье параллельных миров. А в центре его — наш. Серый, скучный, отвратительный. Но миры в замочной скважине порой оказываются так похожи на него, что и подмены не заметишь, пока внимательнее не присмотришься. В них люди живее, активнее, чётче. Мысли всеобъемлющи и абсолютны, здесь можно вселиться в тело любого, была бы на то воля автора. О таких вот мирах повествуют реалистические романы.

Дмитрий Глуховский создал несколько вселенных. По крайней мере одна живёт уже давно своей жизнью и пока, тьфу-тьфу-тьфу, помирать не стремится. Но были они все, как на подбор, фантастические, нереальные, хотя куда уж нереальнее — в замочной скважине-то? И вот вышел «Текст». Первый реалистический роман. Не просто криминальная драма. Все видели эти слоганы-метки. Но давайте задумаемся на секунду, сколь реален мир в жанре сугубого реализма? Да нисколько. Дмитрий мог его мять, как хочет, и он придал ему вполне конкретную форму. Которая лучше всего доказывает, что безо всяческих фантастических допущений мир окажется фантастическим. В смысле — выдуманным. Ненастоящим. Миражом в замочной скважине.

И вот в эту замочную скважину, из умиротворяющего 2017-ого, нам дают посмотреть в лихорадочный 2016-ый, ужасный год, каких давно не помню. И что мы там видим? Думаете, то же, что и в настоящем ноябре прошедшего года? Отнюдь. Перед нами распутывается целый клубок историй, вплетённых в линию жизни Ильи Горюнова, нечестно посаженного парня. Могло такое произойти? Да, конечно. И выйти мог, и отомстить, и даже телефон забрать. А вот дальше… Фантастические допущения оборачиваются другой стороной монеты, им на смену допущения моральные приходят. И Дмитрий не щадит героя ни на секунду, бросает его из пекла в полымя, почти в каждой главе подвергает испытаниям, которые пережить не хотелось бы.

Одна из ключевых тем романа — общение молча, буквами. Текстом. Дмитрий устами Ильи называет смартфон зеркалом души. Однако «Текст» доказывает немного иное. Не зеркало, осколок. Крестраж. Всё-таки есть потаённые уголки, куда чужому человеку, несмотря ни на что, трудно забраться. Телефонные разговоры, встречи в реале, подёрнутое дымкой забывчивости прошлое. Хорошо ещё, у Хазина диктофон работал, эта граница всё-таки размывалась, но не до конца.

Название мне изначально не нравилось. Потом я узнал, какой смысл вкладывался, и решил, что вполне может быть. А потом прочитал «Текст» целиком. И всё-таки, как можно из предыдущего абзаца увидеть, мы не текст, смартфон не цифровая душа. Ему идеально подошло бы название «Жизнь взаймы». Ибо так оно и оказывается. Этот ход красиво, без всякой фантастики, используется на полную катушку, позволяя раскрыть не только образ главного героя, но и тех, кто его… не окружает.

А есть ещё одна тема, гораздо трогательнее и глубже онлайн-общения и хитросплетений судьбы. Родители. Мама. У Горюнова только она и была. Была. А у ненавистного им Петра оба родителя на месте были и живы, да только ценил ли он их? Как общался, как относился? А они к нему как? Образы, на самом деле, довольно типичные, но от этого они не становятся фальшивыми или скучными. К ним привыкаешь, принимаешь их, и вот уже вместе с Ильёй по чужой жизни плывёшь, и кажется, будто чужие родители — твои. Электронные письма для меня стали одним из самых трогательных эпизодов в романе. Они какие-то более искренние, что ли, для тех, кто их писал, согласно «Тексту».

В романе, где всё построено на разговорах, хотя и большинство из них не требует от героев разжимать губ, волей-неволей начинаешь приглядываться к стилю прямой речи. «Метро 2035» я в своё время обругал за деградировавшую речь персонажей, словно разом разучившихся говорить сложными предложениями. «Текст» в начале болен той же проказой, но чем быстрее сюжет развивается, тем живее становятся реплики. В них возвращается румянец человеческой жизни, превращает образы из букв — в людей, невидимых глазу, но кажущихся такими реальными!

Из «Метро 2035» в «Текст» проникло ещё кое-что. Но это уже достоинство. Образность! Дмитрий Глуховский всегда отличался смелыми метафорами, яркими сравнениями и необычными олицетворениями. Я бы сказал, были Глуховский-фантаст-учитель и Глуховский-реалист-ученик. И ученик доказал, что достоин хвалы учителя, ведь использовал он те же приёмы. В реалистическом романе они отчётливее выделяются. А главное, не обошлось и без отсылок. К «Рассказам о Родине» есть по крайней мере одна явственная, но также и к «Сумеркам» наведён эфемерный мостик. Чат Бога — ничего не напоминает, а?

Мысль Нины про магический защитный щит чудесна и словно на секунду вырывает «Текст» из пучины реализма в круговерть фантастики. Но — буквально на секунду. На самом деле мысль в каком-то смысле правильная. Её бы всем придерживаться, может, мир стал бы лучше, чище, честнее?

Однако чудеса, увы, либо не случаются, либо заканчиваются. К последней главе я подбирался нехотя, боясь вместе с Ильёй сорваться за линию той злобной иронии, что сыграла шутку с его судьбой, в духе достоевщины. Дмитрий никого не высмеивает и не критикует, он сумел рассказать тяжёлую по сути историю так, что она увлекла читателя, завертела его в танце, а вот отпустила на максимальной скорости. И вот теперь летишь обратно к перепутью миров, не зная, протиснешься ли обратно в замочную скважину, в которую провалился, пока читал, или о дверь размажешься, располневший от запавших в душу героев.

«Текст» получился пронзительным, текст — образным, реплики — полноводными, а персонажи, все до единого, — живыми. Но мучений таких, что выпали на долю Ильи, и врагу не пожелаешь. Но без них, конечно, и роман не был бы таким, каким получился, а теперь я считаю его одной из лучших книг Дмитрия, после его же «Сумерек».

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 октября 2017 г.

А мир поехал дальше…

Что я почувствовал, когда перевернул последнюю страницу «Текста» за авторством Дмитрия Глуховского?

Знаете, довольно странно это прозвучит, но я почувствовал пустоту. Да, наверное, так будет лучше всего охарактеризовать свои чувства. Пустота. Я был опустошён, даже немного подавлен. И дело тут не в том, что роман оказался пустышкой, что роман оказался, что называется, ни о чём. Нет. Всё в точности да наоборот. Не был «Текст» пустышкой.

Тогда почему же я сказал, что после прочтения осталась одна лишь пустота? Сейчас постараюсь рассказать вам. Сразу хочу сделать ремарку, что всё нижеизложенное – не критика, не профессиональная рецензия и не детальный разбор. Всё нижеизложенное – это эмоции, которые я получил, читая новое произведение Дмитрия Глуховского.

Сегодня я буду краток.

Первое, что подкупает в «Тексте» – это стиль романа. Разумеется, он не из ряда вон выходящий. Конечно же, он без каких-либо откровений, но есть в нём что-то, что способно зацепить. В этом рубленном, грубом, пафосном стиле. Такая стилистика наиболее подходит произведению, подходит под его общий настрой, подходит под его атмосферу. Я не могу передать словами, друзья. Просто возьмите и прочитайте книгу. Прочувствуйте отличный слог автора, проникнетесь им.

Второе, что подкупает в «Тексте»…

Нет, не так.

Самое главное, что подкупает в «Тексте» – это история, это главный герой, это место действия. И чем же таким всё это выделяется? А тем, что история, рассказанная Глуховским в «Тексте», могла произойти с каждым из нас. Те, кто успел ознакомиться с романом, наверняка со мной согласятся. И это позволяет полностью отожествлять себя с главным героем, сопереживать ему, проживать с ним этот короткий промежуток жизни, показанный в романе. Хочется кричать с ним в унисон о несправедливости, несовершенстве нашего мира. Хочется сетовать на неудачи. Хочется разделить с ним боль и страдания. Хочется скорбеть вместе с ним. Хочется осмысливать каждый его поступок, каждое движение…

И задаваться простым, но в то же время очень важным вопросом…

Будь я на его месте – как бы я поступил? Как бы повёл себя? Отчасти это касается финального решения Ильи, заставляющего по-иному смотреть на протагониста. Я был поражен. В хорошем смысле этого слова. Финал романа можно спокойно называть хэппи-эндом. Но не банальным хэппи-эндом, нет.

И Москва здесь – отдельный, яркий персонаж, совсем как Петербург у Достоевского. Да-да, можете закидать меня гнилыми помидорами, но я не побоюсь этого сравнения. Здесь оно полностью заслужено.

Если честно, мне довольно тяжело рассказывать о «Тексте». Я уже предупредил, что глупо ждать от этого мнения критики или аналитики. Я просто захотел поделиться с вами своими эмоциями, своими наблюдениями, ведь сказать о «Тексте» мне, в сущности, нечего.

«Текст» нужно читать. «Текст» нужно проживать.

Это очень неоднозначная книга.

Это книга, затрагивающая множество важных проблем.

Это книга, которая заставляет многое пересмотреть и переосмыслить.

Это книга, от которой на глаза наворачиваются слёзы.

Это история о каждом из нас.

Это история о современном мире.

О несправедливости.

О невозможной любви.

О бессмысленной мести.

О жизни.

О настоящей жизни. Без романтизма. Без лжи.

Жестокий, но по-настоящему честный роман.

Вывод: «Текст» Дмитрия Глуховского – одна из лучших отечественных книг, опубликованных за последние несколько лет. Этим романом Дмитрий Глуховский доказал, что он – разносторонний писатель. Теперь вряд ли кто-то упрекнёт его, что он только и горазд, что строчить бесконечное «Метро». И, наконец, «Текст» – это книга, успех которой доказал, что читатель не деградировал, что настоящая литература не мертва, что серьёзные книги до сих пор востребованы.

Сюжет: десять баллов по десятибалльной шкале.

Мир: десять баллов по десятибалльной шкале.

Персонажи: десять баллов по десятибалльной шкале.

Язык и стиль автора: десять баллов по десятибалльной шкале.

Качество печатного издания: десять балов по десятибалльной шкале.

Общая оценка: десять баллов .

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 августа 2017 г.

Решил написать свой первый отзыв, не цените строго. Я начал читать Глуховского с самого первого его произведения ( первого романа метро 2033), ну и далее по порядку, сильный автор и сильные произведения на мой взгляд. Когда вышел новый роман «Текст» то быстренько заказал его и выкупил. Отложил все непрочитанные книги на потом и сразу бросился читать Глуховского. Обложка и аннотация обещали что — то грандиозное, что то — новое, что-то не избитое. Но с первых страниц я стал понимать что моим ожиданиям не суждено сбыться. Вроде повествование в стиле Глуховского, но что — то было не так. Очень напомнило произведение «Преступление и наказание» только в новом более современном формате, с новыми технологиями (телефонами) и новым миром (настоящее время). Тюремный сленг совсем сбил с толку. Было честно говоря совсем не приятно читать да и главный герой уже испортившийся со временем в тюремной среде, пытается показать себя лучше чем он есть. Фальшь в его действиях, фальшь в действиях обладателя телефона (Петра), да и на мой взгляд целиком в этом произведении.

Оценка: 5
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 июля 2017 г.

Бред бредовый! Дочитать бы я это точно не смог — слушал в озвучке Игоря Князева. Прямо как мазохист — бред же!!! Но уд очень было интересно чем этот бред закончится? А закончилось всё пшиком :(

Кстати, по поводу озвучки. Это здесь:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

и комментов там ах на три страницы. Правда, там сам Князев срач развёл :

А собственное мнение — оно, как дырка в анусе, есть у каждого. Считаете нужным его продемонстрировать? На здоровье. Любите материться? Ваша проблема. И проблема реальная, даже если для вас это норма. Я так понимаю, по тексту сказать нечего?

Ну вот такой вот «умный» декламатор... Даже не в курсе, что анус — это и есть дырка.

Ну какой декламатор, такой автор «умный»... Сейчас уже наверное все знают, что мало просто выключить телефон чтобы его не отследили, а надо ещё и батарею вынуть.

Об этом знали даже четыре бандита-дегенерата, которые на бумере в 2003-ем году катались.

А аффтор до сих пор не в курсе :)

Ну это так же как и с «Метро» — любой нормальный чел хотя бы со средним образованием прекрасно понимает, что без постоянного поддерживания дренажной системы метро просто затопит. Рано или поздно, но это случится.

Но к чему обращать внимание на такие мелочи?

По поводу «Текста» — почему это бред бредовый.

Вы, тот кто сейчас читает мой коммент, лично вы много общаетесь смсками?

Лично я в этом году и десятка не написал.

Ну да ладно — тут вся книжка на смсках построена, потому и «Текст».

Но ведь герои книжки — ДЕБИЛЫ!!!

У одного полный айфон компромата на себя же, а второй ну прям Раскольников :)

Только вот аффтор ни разу не Достоевский!

Короче, книжка УГ!!!

Когда-то мне посоветовали «Метро» — долго ржал))) До чего же аффтор примитивен!

Потом не мог поверить, что «Сумерки» и «Будущее» написал он же!!!

Теперь вот «Текст», который ну очень сильно разочаровал (((

Оценка: 1
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 ноября 2017 г.

Браво. Глуховский продолжает расти и на этот раз на суд читателю попадает обыкновенный студент из подмосковного города Лобни, Илья, волею судьбы оказавшийся на скамье подсудимых и будучи осужденным, попадает в места не столь отдаленные. На самом деле историю Ильи можно уместить в пару предложений, но главное здесь конечно же Текст. Автор исследует человеческие эмоции и взаимодействие между людьми посредством «панацеи « нашего века смартфона. Насколько люди могут довериться своим хранилищам сокровенного и до какой степени не смогут замечать подмену собеседника, даже если этот собеседник твой родственник или близкий человек ? Насколько трагична история бедного студента Ильи, настолько же и насыщенную жизнь ведёт Петр Хазин,молодой майор полиции. Чем дальше я читал Текст, тем все сильней во мне росла уверенность что никакого хэппи энда, здесь не будет. Как же волнительно было читать переписку Ильи с родственниками Пети:поймут ли его, поверят ли и наконец смогут ли некоторые из них простить его. Я хоть и не любитель подобных романов, но здесь что-то взяло за живое, настолько объемными оказались созданные автором образы двух антагонистов и их окружения. В особенности понравились сны Ильи, где он представлял себя с Ниной(девушкой Петра), то собирающимся лететь в Америку с ней, то уже летящим в самолёте в Колумбию на финал сериала Нарки, как и хотел Петр. Настолько сложные взаимоотношения устанавливаются у Гг с родственниками молодого майора, что Илья начинает чувствовать себя обязанным что-то изменить, взамен содеянного. Чесссно слово в некоторых моментах пробирало до глубины души. Ну а концовка... Шикарная. Я все-таки думал Горюнов уйдёт навстречу своей мечте, но всё же осталось у него внутри капля человеческого, не позволившая полностью опуститься на дно и выжечь у себя того самого маленького человечека, которого он так старательно прятал на зоне для матери и своей юной любви. Очень и очень сильное произведение, у меня после него чуть ли не депрессия началась, так хотелось чтобы у Ильи все получилось. Думалось даже, раз Дмитрий раньше промышлял на поприще фантастики, то можно было бы и добавить сюда какой — нибудь фантастический элемент с флэшбеком, например, или какой нибудь петлей времени, отчего я думаю произведение только бы выиграло, но пропал бы тот самый элемент погружения в настоящую реальность.На самом деле Хазина под конец тоже стало жаль, особенно узнав что он часто вспоминал о том самом студентике, которого он упек, да к тому же Хазин начал писать своей девушке ободряющие письма, кот. за него дописал Илья. В общем маст рид. Что-то я сентиментальным каким-то становлюсь, раз меня так эта история растрогала, или же действительно написано на совесть))

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 октября 2017 г.

О-хо-хо... А ведь я вообще-то считала Глуховского очень многообещающим автором и ждала его книгу с нетерпением...

«Текст» — откровенно слабая история. Да я вообще не поняла, это был сценарий бразильского сериала, где много любви, страданий, соплей, переживаний, а «единственная слезинка ребенка» возведена в культ?

Илья — мечтательный мальчик, воспитывался матерью-одиночкой, из-за немного наивного представления о рыцарстве сел на 7 лет. ОК. А что дальше? Ну вышел досрочно.. И-и-и? Пришел, забухал, убил, втупился в телефон и подсел на местный аналог «Санты-Барбары»?!

Ну, деточка, у тебя ж 7 лет было, чтобы какие-то планы строить, к чему-то стремиться... Ты ж как-то жить-то собираешься? А так получается забавная картина — вышел чтобы из бывшей своей выдавить «прости» и сесть на шею маме. «Прости», видимо, было произнесено без контрольной доли униженности в голосе, а мама возвращения блудного сына не дождалась. Ну, у русского человека, понятно, ответ один — накатим!

И тут начинаются, прости Господи, п****страдания по поводу чужого ребенка. Внезапно герой ощущает свою вину, грех за нерожденную душу... Получается, обидчик его Петенька и девушка его Ниночка, как-то лесом идут, и от одного Ильюши зависит родится ли ребеночек?

ОК, т.е. когда Ниночка с Петенькой е****сь, Ильюша был лишний.

Когда Ниночка с Петенькой в Белеке на воздушном шаре летали — Ильюша был лишний.

Когда Ниночка с Петенькой на даче наркоту принимали — и тут Ильюшу не звали.

А вот когда Ниночка решила аборт сделать, так Илья прям решателем судеб заделался?!

И, главное, получается прикольная картина. Т.е. аборт Ниночка делать собралась из-за дури бабьей, никаких других соображений, очевидно, у «понаехавшей» с Беларуси 20-летней девчушки без кола, без двора, денежной профессии, богатых родителей и перспектив замужества или там поддержки со стороны жениха, его семьи или в жизни вообще не было. И наш герой пафосно отправил ее электронное письмо, и бабья дурь прошла. А проблемы чо? Тоже испарились? Это, типа, он ей помог так?

Как результат, имеем историю выдуманного персонажа, который мечется из-за надуманной ситуации.

История как в жизни? Не-а, это как круглосуточный просмотр «Дом-2» или увлеченное подглядывание в замочную скважину чужой спальни с рукоблудием.

Книга, вызвавшая легкое чувство брезгливости...

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 июля 2017 г.

Текст — это небанально, нехило, непросто

Текст заставляет: скрипеть зубами, кривиться, тужиться

Текст нелеп

Текст осмыслен

Текст угрожающе сер

Текст — вычурный витраж лабиринта слов

Текст вызывает, выкликает из толпы

Текст прячется в складках

Текст прост и упорен

Текст бесит и физически напрягает, особенно, ближе к финалу

Текст пронзителен, местами гадок

Текст приличен для подростков и тех, кто не застыл мрамором или бронзой

Текст злобен и гневен

Текст не стоит судить, но сам снисходителен к критике

Текст неуклюж, местами

Текст беспощаден

Текст витиеват и заморочен

Текст довольно правдив и лжет тоже умело, из-за плеча, исподтишка, в спину, в лицо

Текст тягуч

Текст прыгает и откусывает половину лица

Текст неприятен, как несвоевременно оторванная короста

Текст глушит

Текст слушает, как ты его читаешь

Текст агрессивен

Текст неслучаен

Текст стоит читать, но не надо себя заставлять

Текст — сводный брат Головоломке Гарроса-Евдокимова

Текст увлекает

Текст дает осечки

Текст честен

Текст уместен

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 августа 2017 г.

«Текст» новый социальный роман Глуховского. То, что его произведения носят именно социальный (порой – остросоциальный) характер, ни для кого секретом не является. Было «Будущее», было «Метро». Лишь «Сумерки» выпадают из общей канвы. А вот «Текст» не выпадает. Он написан в стиле Дмитрия Глуховского – это рассуждения, рассуждения, драма, снова рассуждения. Отнюдь не многим понравится подобный стиль, но у автора всё-таки читатели, есть результат.

«Текст» — психологическая драма (триллер), антуражем к которой служит тема мести бывшего заключенного менту, посадившему его. Скажу сразу – зоновских словечек, зоновских повадок в книге хватает, но перебора нет (это я пря «мужской русский детектив» в стиле «Я – вор»). Читать про тюрьму неприятно, даже противно. Наверное, этого отчасти и добивался Глуховский. Почему бы в книге не выписать суровую, выхолощенную зоновскую атмосферу, чтобы другим неповадно было? Не зря же Илья, главный протагонист романа, рассуждает об уроках, которые люди выносят \ не выносят. Но при всём при этом произведение не про тюрьму, не про месть, не про справедливость. Хотя озвученное выше присутствует в большом количестве. На мой взгляд, «Текст» совсем о другом. Он – о психологии убийства. И убийцей тут становится не душевно больной (Мэнсон, Зодиак, Миллиган или Чикатило). Убийца и не случаен, хотя само убийство подготовленным не назовёшь. «Текст» о том, что делать после, как жить, когда всё прошлое ушло, словно песок сквозь пальцы. И это ни разу не поэзия, не романтика, а только голые нервы. Илья раскрывает душу лишь перед призраком матери (и – перед читателем), он словно раскаивается. Ощущаешь ли к нему сострадание? Или, быть может, презрение? Ненависть? У каждого будет свое отношение к Илье. Мне он не понравился, хотя временами его поступки и мысли казались правильными (какими – оставлю при себе). Но и отвращения не вызвал. Серым его тоже назвать не повернется язык. Его вроде бы и жаль, но ведь он сам всё придумал – сделал. Он, а не Пётр. Но и жизнь теперь с этим именно Илье. Таким образом, автор подводит к черте – каждый получит своё (речь не о справедливости, а о расплате, которая наступает, будь то рано или поздно, много или мало). Ничего не бывает бесследно. Правда, последними строками Глуховский говорит уже обратное – бывают и люди, которые не оставляют следа. Но так ли это? Снова вряд ли. Илья оставил след. Если бы не он…

В общем, роман у Глуховского получился сильный, пусть и неоднозначный. История героя интересная, но грустная и холодная. Илья не вызывает больших симпатий, зато их вызывает книга. Дмитрий вложил смысл, он верен себе, не скатывается в тармашевщину (3-5 романов в год). Но хотелось бы чего-то подобрее от Глуховского. Ну хоть чуть-чуть! А так – социальная книга, которая немногим понравится, ведь в ней мало хорошего, зато много раскаяния, мыслей, сумятицы.

PS: пользователь ниже, который пишет про смс и про отслеживание по телефону смешон. Как это – люди не используют смс? Используют, это раз. Особенно взрослые (родители Петра). А сам Пётр использовал не только смс, но и ватсап (причём его чаще, чем смс). А по поводу слежки – так Илья и не был особо параноидален, до поры. На нарах он, может, и слышал по слежку, но особо не задумывался – не его полёта проблемы. Тут всё в книге – не его полёта, начиная с очной встречи. Но раз ввязался – крутись. Вот Илья и крутился как мог.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 августа 2017 г.

«Пол страны сидит,

Пол страны стережет.» © Бледный (25/17) — Железное Небо

Следующая книга нашей группы новинка 2017 года, новый роман Дмитрия Глуховского – «Текст». До этой книги я старался обходить творчество Дмитрия стороной, скорее от незнания. Но после прочтения данного романа захотелось поскорее познакомиться с его творчеством вплотную и ждать нового чуда.

Роман рассказывает нам историю о судьбе парня Ильи, который выходит из тюрьмы после семилетнего заключения. Посадили Илью в двадцать лет, когда жизнь только начиналась, у него была любовь, семья, учеба и светлое будущее. Но светлому будущему не суждено было случиться. Когда Илья защищал свою возлюбленную, ему подбросили наркотики и лишили свободы на семь лет. Теперь Илья вышел, девушка давно его оставила — у нее новая семья, мать не дождалась — умерла, на учебе его, конечно же, никто не ждал. Что делать? Илья решает все-таки встретиться с тем самым полицейским, который перечеркнул его жизнь и покончить с ним, ведь Илье терять нечего.

Позволю себе еще немного рассказать про завязку книги, ведь без этого никуда. Недолго размышляя, Илья все-таки разбирается с Петром, полицейским, и, спрятав труп, забирает его телефон. А теперь стоит спросить у вас: «Что же в данное время для людей телефон?» Да, тот самый смартфон, в котором сейчас все проводят большинство времени. В современном телефоне проходит вся жизнь большинства молодежи – вконтакты, однокашники, виберы, вотцапы, почтовые клиенты и т.д.. Так и в романе Дмитрия Глуховского. Овладев смартфоном Петра, Илья получает какую-то вторую жизнь. Жизнь не его, но ему так хочется ее прожить. В ней есть все, что сейчас ему нужно – живая мать, любящая девушка и даже отец, которого у Ильи никогда не было. Жизнь в телефоне вскружила Илье голову, и он запутался, заигрался и увяз в новой каше, которую сам и заварил.

Стоит сразу же сказать, что главное, чем берёт новый роман Глуховского, это восприятием и нескончаемой интригой. С восприятием никаких проблем, действующих лиц немного, события все описаны просто, но в то же время со вкусом. Интрига концовки не раскрывается до самой последней страницы буквально. Можно предугадать исход, но что и как произойдет, в голову прийти не может. Возможно это и по тому, что герой ведет себя достаточно не предсказуемо и не всегда логично. Новые события и новые планы толкают его из крайности в крайность, заставляя решать все новые проблемы.

Фантастикой, если кто-то еще сомневался, в книге даже не пахнет. Поэтому сравнивать книгу с другой книгой автора бессмысленно, да я и не читал у него ничего кроме «Метро 2033». Конечно, данный жанр может не понравиться читателям Глуховского, которые ждут книги по типу «Сумерки» или «Будущее», но я надеюсь, что автор продолжить писать в этой колее и с таким форматом сможет удержать и старых читателей и найти новых. Меня, данной книгой, он точно привлек.

Новая книга Дмитрия Глуховского «Текст» — это горячо, свежо, сурово, это вокруг тебя. Роман не для всех возрастов, но подобных ему почти нет. Это серьезная книга о жизни, которая происходит не в твоем смартфоне, а здесь и сейчас, может даже с тобой.

«Есть люди, от которых что-то остается, а есть люди, от которых не остается ничего.» ©

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 декабря 2017 г.

Глуховский раз за разом расстраивает одним и тем же: он берет неплохую идею (а в этой книге и вовсе уморительную) и хоронит ее неуклюжим исполнением. Больше всего ему не повезло с языком — он очень грубый и стилистически разнородный. Даже когда его герой соприкасается с творчеством Кафки, описывается это так, словно говорит о каком-то неряшливом уродстве. Глуховскому удается подражать «народному» языку — все эти бабки-продавщицы или немытые сталкеры из Метро. Но я думаю, это потому, что писатель рассказывает в нейтральном стиле, он может легко позабыть пользоваться синонимами. Когда же он примеряет шкуру «быдла» ему и не нужны синонимы — глупые люди обладают крохотным словарным запасом. Поэтому подражать Эллочке-Людоедочке гораздо проще, чем Грегору Замзе.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 августа 2017 г.

Прочитал отзывы.

Сразу скажу — роман заставил поволноваться, порой приходилось отставлять на сутки, другие, чтобы не присоединяться, что не мучать свою систему.

Но вот в отзывах, в сносках — сравнивают с Достоевским.

Почему то мне не увиделось, что это современное Преступление и наказание.

А имею ввиду содержание — мотив у Достоевского: «На деньги старухи Раскольников хотел помочь бедным людям, устроить сотни, тысячи добрых дел и начинаний».

Ну да, при должном воображении, возможно можно построить подобие, аналогию, списать на современность. Хотя какая там особая современность, и тут и там одна и та же эпоха, эпоха денег, накопления капитала.

Да и там, следователь играет роль потрошителя совести и обстоятельств.

Да и по названию не сходится — уместнее видится другая последовательность «Наказание и преступление».

Помимо прочих достоинств, кои изложены в рецензиях ниже, первая половина — неплохое описание «модели нарушителя» для специалистов по ИТ-безопасности, и не только по ИТ, по безопасности. Поразительная проработка деталей.

Виртуальная реальность помноженная на гремучую смесь мести и совести рождает реальность иную, и не факт, что лучшую реальность, не факт...

Наверное, это вечное.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 октября 2017 г.

По моему мнению «Текст» — лучшая книга Глуховского. В основе сюжета — тривиальная криминальная мелодрама, представленная через внутренний мир героя. Самокопание чем-то напоминает героев Крапивина, но у Крапивина все дышит позитивом и оптимизмом, а здесь наоборот — депрессия, безнадежная любовь, чувство вины перед матерью, пронзительная безысходность. Многие сравнивают главного героя с Раскольниковым, но это сходство скорее внешнее: переживания на фоне преступления.

Действительность окружающая героя — пищевая цепочка вокруг наркоторговли в наши дни. Финал абсолютно предсказуем, но это, к сожалению, — наша действительность, и со стороны автора другой финал был бы нечестен.

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх