fantlab ru

Все отзывы посетителя Croaker

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  16  ]  +

Наталия Осояну «Дети Великого Шторма»

Croaker, 13 сентября 2019 г. 17:45

Сразу предупреждаю, в ниженаписанном не будет про то, что с капитаном Бладом мы знакомы с моих пяти лет, и про ах море, и даже про то, что йо-хо-хо и про любовь. Нет. Здесь не будет о сюжете и про анализ, и умных мыслей. Запланирована препарация простой эмоции, при этом, как у меня заведено, тщательно-занудная.

Предыстория: с самого начала моей читательской карьеры я периодически знакомлюсь с современными руссконаписанными ФиФ, и, как правило, результат стандартный — продолжаю с чистой совестью поглощать англоязычное. Но очень иногда какие-то из этих моих экспериментов западают в душу. Вот как лет десять назад, когда я взялся читать вроде как книжку про пиратов. Ну и про щупальца. На обложке. Потом где-то взял второй том. Потом познакомился с Наталией. И уже совсем потом имел счастье дочитать эту «трилогию». И вот на протяжении десятка лет я периодически ловил себя на вопросе: почему мне это нравится? Себе таки объяснил, попробую и вам.

Во первых строках — а откуда вообще такой вопрос взялся — «почему?». Вроде бы если книга нравится, то он и возникать не должен. Да, так и есть, но автор у нас очень умеющий в игры с ощущениями и ожиданиями читателя. И тут не в банальных обманках и ложных сюжетных ветках каких-нить дело, а в том, что многие вещи Осояну просто решает по-своему. Пока я к этому пониманию не пришёл, означенный вопрос оставался актуальным.

По формальным признакам трилогия про чадушек Великого Шторма (во всяком случае первый роман) начинается как милейший, простите за устаревшее выражение, миракль: прелестные герои, блаародные цели, няшные кораблики и в основании всего этого невероятная парочка — аристократично-загадашный Кристобаль и обаятельно-крутая невеста. Вот прям мимимишность. А у меня со всем светлым и добрым отношения сложные. Но даже по первому прочтению так казалось только при крайне поверхностном подходе. Наташа говорит, что поменяла интонации первых романов и я ей верю — собственные воспоминания смутные. Но вот то самое ощущение, что мне в симпатичный фантик завернули интересную и скорее всего мрачную/ые загадку/и, абсолютно точно было и тогда. Нет рюш и избыточных красивостей, есть элегантность функциональности и изящность легендарности. Хорошо, с этим разобрались — причина сомнений была не в мираклёвости.

/нет, оно, конечно, далеко не дарк, и всё вполне в каноне классического (в хорошем смысле этого слова) фэнтези по степени травматизма души читателя. Даже несмотря на «Белый фрегат» :-)))/

Лоскутность? Ну, теоретически такое ощущение должно ловиться, бо узнаваемых образов и фрагментов много, но по факту — слишком тщательно всё переработано. Андурил — это совсем другая железка, и я внутри своей головы давно договорился считать такое функциональным постпостмодернизмом. Да, автор сама прямо указывает на различные отсылки и реверансы, но это не более чем они. Мне кажется, что это вообще свойство нынешнего искусства в целом — его слишком большой объём и скорость потребления вынуждают авторов в попытке подмигнуть тем, кто по другую сторону произведения, делать это слишком явно. Гомерам и Гальфридам Монмутским постмодернить было легче. Поэтому, какие бы мне Портрояли и Венеции не привиделись, и как бы мне перед глазами Алекс Роу не рисовался... это всё равно не они. Ну, и тем более, где же тут лоскутность, если швов не видно? Мне их только воображение пообещало, а штормодетки не стали выполнять. Значит тоже мимо.

/если про демиуржество итожить, то (ведь я ж не могу без этого) в любимчика Кейджея Паркера ткну — вот у него так же. Вроде увидел знакомого, ан нет, обознался. Но самое главное, все локации получились живыми — я вот и вовсе тома между собой городами сравниваю, потому что атмосфера каждого из них, это пробник сути соответствующей части книги./

Предположим, что претензией могла быть простота сюжета и магистральных направляющих истории. Вроде же всё достаточно прозрачно: большая тайна, поиски неведомого, месть, любовь... Ну, как бы так оно и есть — у этой скрипки знакомые четыре струны. Море, надежда, мечта, научные эксперименты... у этого рояля 88 клавиш. Ну вы поняли. Даже не буду про Проппа, архетипы и то, что в мире всего 1,73 сюжета... То есть понятно, что мы, поначитавшиеся, можем предсказать, в какой момент будет решающая морская баталия, и кто окажется внезапным предателем, и кто всех спасёт. Но это не важно, ведь читаю я не про когда, а из-за как. И даже не как спасёт, а как мне об этом расскажут. Редко красота скрыта в самой истории, в основном она в красоте повествования. И здесь вообще для меня всё просто — нравится, как автор говорит, как она плетёт нити, где она их перекрещивает. В общем, субъективно оценивая, и здесь вопросов нет.

/И вот именно тут ощущаются помянутые отличительные решения от Наталии — всё немного не так, переходы чуть с поворотом, сказки с иной концовкой. И именно здесь я обозначу то, что не стал в абзаце про мироздание писать (потому что оно не только на уровне «историкогеографии» работает): каждое «не так» смещает вселеную и в итоге вы погружаетесь в отчётливо чуть другой мир. И пусть это не трип по 15-мерному пространству, воспринимаемый через фасеточные глаза, но зато каждая деталюшка работает в строгом соответствии с отступом от нашей реальности. Рыбки эти и иже с ними.../

Пожалуй хватит кружить вокруг да около, пора переходить к главной обманке. Персонажи. Они при знакомстве изображают из себя ювелирные шкатулки. Все такие в финифти и филиграни. Нежненькие и хрупенькие. Таковы даже грубые как Корнеев человекоптицы. Даже зло во плоти. На первый взгляд каст благообразен, как иконостас написанный Васнецовым...

И я об это завсегда спотыкаюсь. Потому что любовь мизантропа к отдельным человекам неистова, но требовательна. Её надо добиться, необходимо чтобы через тяжелючие чугунные доспехи пробилось доверие. И вот тут никаких поблажек, ведь я не делю людей на так называемых реальных и вымышленных, потому что первые, чаще всего, более картонные, чем вторые. Поэтому всё предельно серьёзно — либо человек интересный и настоящий, либо нет.

И вот тут я вам даже не смогу рассказать, в какой именно момент персонажи ДВШ доказали мне свою подлинность. И каким образом. Могу только поведать, как я это понял. Каждый из них в определённый момент времени начал меня бесить. Неуместными словами, иррациональными поступками, странно сделанными выводами, непрояснёнными обидами... И оказалось, что они человеки, что они мне нравятся. Так испарилась последняя капля неясности в ответе на вопрос «почему?».

/Редкое явление — нет ни одного персонажа, который меня слишком бесит, и нет любимчиков. Они все разные и каждый нравится по-своему, но никто не вырвался вперёд./

Ну, а дальше просто — если сомнений нет, то книжка нравится без дополнительных условий. Каждое из «почему?» становится «именно вот поэтому». Я просто люблю читать про этих магусов и людей. И тогда шум волн, угроза шторма, луч маяка надежды и прочее. Тогда хорошо.

~~Для тех, кому нужна итоговая формулировка: романтическая трилогия приключенческого фэнтези в радующем меня морском сеттинге, в котором море не для галочки, но живое и влияющее на всё. Объемные, настоящие персонажи и много настроения. Сочные картинки портовых городков. Занятный сюжет с распутыванием тайн и преданий, и очень даже хорошая концовка с биттером.~~

Оценка: 9
–  [  31  ]  +

Том Холт «Sixteen Ways to Defend a Walled City»

Croaker, 15 апреля 2019 г. 08:29

Меня часто спрашивают (все три раза), с какой книги лучше начинать знакомство с творчеством Паркера. И вот личный опыт обогатил таки меня этим сакральным знанием. Начинать надо с последней его книги. Холт (в этой ипостаси) дистиллирует своё творчество. Соответственно, каждая следующая книга — это более Паркер, чем предыдущий Паркер.

В общем: роман очень быстрый и неожиданно короткий. Фабула проста — кто-то очень продуманно берёт Город в тиски (да, да, см. также «Перимадея» и иже с ней — мотив в творчестве Паркера не редкий). Но внутреннее устройство одного из представителей национального меньшинства не позволяет ему пустить всё на самотёк. Орхан, будучи молоколицим в империи синекожих робуров, тем не менее, поднялся в их армии до поста командира инженерного корпуса, и теперь именно ему предстоит что-то сделать с помянутой осадой. Инженер и читер по призванию, он понимает, что описанных в классической военной литературе пятнадцати способов защитить осаждённый город недостаточно... И, собсно, понеслась...

Ключевое отличие — главный герой. Тут всё просто, он самый симпатичный из всех. Он мягкий и самоирония (не чуждая и Лордану, и Ваатзесу, и прочим) у него просто на порядок выше, чем у остальных «героев» этого мира. Роман напитан легким юмором, как правильная ромбаба, аж капает. От этого он должен восприниматься неподготовленным читателем гораздо легче. Фактически Орхан пришёл в роман из рассказов Паркера — там и настроение обычно посветлее, и персонажи по... гуманнее что ли. Всего два относительно спорных поступка за всю книгу — это кейджей-рекорд, я считаю.

Инженерность, отбалансированная в «Sharps» и «The Two of Swords» (Savages я так и не прочитал пока), перенеслась и сюда. Она в меру и чётко дозирована. Мне недосолёно и не остро, но для нормального человека — самое то. Политических хитромудростей и интриг же вообще практически нет. Сопру у себя термин — Паркер-лайт на выходе. Зато философия утратила былую тяжеловесность и кристаллизовалась в афористичную мудрость. Вот поэтому люблю я зрелых авторов фэнтези. Они мне гораздо ближе, чем любой классик или мейнстримщик, их философствования должны ещё и развлекать.

Про суть книжки и вовсе коротко — тут про друзей и врагов. И про то, кто из них лучше. Мило, мрачно и без пафоса.

Концовка фирменная: те кто в курсе и так знают, те кто нет — на хэппи-энд не рассчитывайте.

Итого — мне было классно. Должно понравиться всем, кому уже и так, остальным лучше не читать. А то вдруг вам не понравится, а я буду расстраиваться.

Оценка: 10
–  [  22  ]  +

Питер Маклин «Костяной капеллан»

Croaker, 8 февраля 2019 г. 14:07

Общее — да, семейка Корлеоне и эти ваши Козырьки... Пособие по созданию криминальной империи в фэнтезийном мире. Именно на сильных сторонах предтеч построена, как там?.. ах да «харизма» этой книги. Как рождается лояльность, как оптимально использовать скудные людские ресурсы... Тактика и стратегия городской войны за кошельки и умы, изложенные в режиме кровавой «семейной саги». Здесь есть то, что делал Пьюзо — подкупал не документализмом, не зрелищностью перестрелок, но постепенным включением читателя в «семью».

Частное — вся эта мрачнявая веселушка происходит на фоне тотального ПТСР у всех персонажей. Кого-то сломала война, кого-то покорёжило с самого первого стресса в жизни — рождения. Рассказчика сия чаша не миновала, что бы он там о себе не думал. Оттого повествование отличается рациональностью смещённого сознания. Костяной капеллан честен, последователен и сухо-объективен. У нас фактически исповедь человека, который считает, что ему не в чем каяться. Методы, последствия, жертвы — всё это не оправдывается, но констатируется, как необходимость. Автобиография акулы. Оукей, соглашусь с Наталией — моральный кодекс и компас у Томаса есть. Пусть будет автобиография дельфина, считающего себя акулой.

Личное — Святоши. Достойны встать в ряд любимых компашек отморозков. Каждый боец описан двумя строчками и функцией, но вместе — работают как надо. У команды есть душа.

Оценка: 8
–  [  56  ]  +

Глен Кук «Портал Теней»

Croaker, 18 сентября 2018 г. 21:55

Хочется ещё больше любимого.

О чём бишь я? Ах да, о тенях. И их так называемом порте. Как вы могли понять об объективной оценке речи быть не может никакой. Незамутненный фан для фана. И сердце таки дрыгается.

Да. Это любимый Север. Да, все няшки здесь; ещё живые, полные сил. Это тот отряд, который дурил Хромого, этот тот Костоправ, который записывал в хронику отряда любовные письма своей подружке, этот те Гоблин и Одноглазый, которые... (впрочем эти двое всегда «те»). И Капитан-медведь, и Ильмо-лучший друг, старая-недобрая шайка в полном составе. И таки да — мы их ждали, всё же три главы романа Кук уже продал, выдав их за рассказы, но всё равно — кайф.

Ощущения те же. Как в сопливой юности. Не заржавело перо летописца. Рваные абзацы, стежки мыслей. Армагеддоны в двух строчках, а сдача карт на две страницы. Всю книгу мы чувствуем себя Костоправом, а тот себя — грибом. В том разрезе, что сначала всё было непонятно, а потом стало ещё непонятнее.

О грустном подробно не буду. Да, есть самоповторы (много), да стыки у патчей в этом ворке ещё более грубые. Возраст? Наверное. Но я же не за гладкостью повествования и вычурностию стиля сюда пришел. Верно?

О приятном. После рассказов ждал не очень многого — зарисовки на салфетках об эпизодах. Рафинированный фансервис. И меня это ни капли не расстраивало. Был коварно обманут. Кук ввернул в хронику самостоятельную историю. Ввернул ловко, пусть и достаточно просто. А двумя вещами, растянутыми на весь роман, Кук и вовсе поставил меня на место. И я не о том, как он показал, что о самой славной роте Хатовара есть ещё что написать. А о том, что я сам того не осознавая, просто таки нуждался в тех самых двух вещах.

А ещё меня в ипостаси читателя-всезнайки-всепонимайки (речь о тех странных существах, которые пытаются мыслию обогнать текст, а потом самодовольно покивать себе — я так и знал) давно так не уделывали. От одного авторского финта я чуть не сломался. Кук сжалился и в эпилоге меня починил, но нокдаун заслуживает упоминания и уважения.

Собственно, всё. Книжка мне понравилась. 18 из 10. Хочу ещё.

Оценка: 8
–  [  53  ]  +

Николас Имс «Короли Жути»

Croaker, 1 марта 2017 г. 21:52

Что случилось с нынешними дебютантами, ума не приложу. Вот бывало раньше, берешь дебютный роман, читаешь и физически ощущаешь потенциал. И тёплая мысль приходит — пара-тройка романов и это будет мастер. А сейчас? Беру, читаю, и понимаю — сразу в дамки. Вот как так?

Как бы и вас подвести к тому, что вы согласитесь с моей оценкой? Давайте начнём с блёрбов (ведь не зря же их пишут). Вот парочка от моих любимцев:

«Kings of the Wyld» — это выдающийся дебют, который заставит вас смеяться, плакать и замирать в предвкушении. Это книга в которой есть всё. К. Дж. Паркер

Николас Имз дарит вам безудержное удовольствие, а жанру фэнтези — ощущение рок-н-ролльности. Себастьян де Кастелл

Боюсь, я не смогу сказать что-то совсем оригинальное тем, кто читает отзывы на английском. Потому что по роману их уже написано очень приличное количество (и все хвалебные) и найти новые характеристики, не вдаваясь в подробный разбор, сложно. Поэтому попытаюсь соорудить некое обобщение.

Во первых строках любимая поигрушка: жанровые границы и прочие войны за «гримдарк». И тут сразу же оговорка — это не он. Чтобы надолго не оставлять вас без ярлыка на книжке, быстро упру у Боба Милна его, имхо, роскошный термин maturesmirk. Коллега приводит в пример «The Iron Wolves» Ремика и «The Barrow» Смайли, и выводит их близость — в отличие от обнажённого «гримдарка», это классическое фэнтези, но для продвинутых юзеров. Оно не пытается избавиться от узнаваемых тропов и ходов классики, оно их щедро использует. Просто не в той светлой и наивной форме, как раньше. Оно не гнушается крови и брутальности, оно иронично подмигивает читателю в нужных местах. В общем, термин вполне себе говорящий. Вас такое определение устраивает? Меня — вполне, если использовать его утилитарно, для индикации некоего тренда, для поиска родственных (по духу?) книг. Да, где-то больше mirk'а (мрака), где-то — smirk'а (ухмылки), а где-то и вовсе идеальный баланс (как в «Королях»), но посыл вы, надеюсь, уловили. Я бы, например, сюда бронеплащей того же де Кастелла приплёл.

Но совсем другое дело, если вы меня попросите, придать тому термину большую четкость, и определить «Kings of the Wyld» в конкретный субжанр. Признаюсь, я уже давно утратил их ощущение и плутаю в пограничных столбах. Ведь дело в том, что фактически субжанры (тот же гримдарк, в частности) пытаются выделить через обобщающие факторы, которые часто не являются определяющими для произведений в целом. Но смущает даже не это, а то что по этим же факторам находятся не только кузены и кузины, но и пращуры наших книг. Мне говорят — амбивалентные, серые персонажи, а я спрашиваю: кто упрекнёт Элрика или Кейна в черно-белости. Мне говорят — мрачный мир, а в Ланкмаре вы бы сколько протянули? Ведь там, как известно, встречается зло. И так почти во всём. Так почему мы так радуемся новому и пытаемся изъять его из классической традиции? Предлагаю подойти с обратных позиций — мода модой, но инклюзионизм наше всё. Чтобы не утомлять пространными умствованиями, предлагаю свой фирменный финт — ляпну пару (противоречащих друг другу и может не совсем уместных, как полагается) аналогий и вернусь к рассматриваемому роману.

Мы же тут о моде и трендах? Тогда посыл первый — человек, предпочитавший облачаться между мировыми войнами во френч, и другой, носящий сейчас берцы и камуфляж, стой они рядом, были бы не очень похожи, но их милитари стиль говорит нам о многом. Он, скорее всего, объединяет их по характеру. Посыл второй — «маленькое черное платье» сейчас открывает столь нелюбимые мадмуазель Коко колени, может иметь вычурный ворот и скроено из другого материала, но это всё равно оно. Так и у нашей книги — как ни крути, но это знакомое «героическое фэнтези» со всеми нужными коннотациями, закладывавшимися в жанр прородителями. Что до новомодных оборочек — с mirc'ом всё в порядке: и герои не идеальные паладины, и спасают они сейчас не принцессу, а тех которых раньше, так лучше бы и не... И мир на грани конца... И очень много обыденной трагичности. Если фэнтези когда-то и можно было расценивать как чистый эскапизм, то героика первой начала смещать тот край радуги из страны розовых единорогов. Чему тогда удивляться, что в условиях нынешнего бума на циничный волчий оскал гримдарка, чистая героика свернула ту радугу в кольцо — она теперь не уводит читателя куда-то, она возвращает его домой. Мы имеем ощущение щемящего реализма, но при этом средствами фэнтези получаем очень причудливый ракурс на свой мир. Про smirk подробнее чуть ниже, а пока резюме по рюшечкам: если вам не нравится «чистая», то пусть будет «новая» героика. Зрелая мрачность и эти ваши шуточки.

Юмор. Он как контрэскапистский балдахин — прикрывает от яркого света и не пропускает мух. Что ни говори, а взирать на наш мир без него становится всё сложнее. Моё сугубое имхо, но не может называться хорошей книга, в которой нет места улыбке (о степени кривизны последней речь не идёт). Как сказал классик: серьёзное лицо — не признак ума. У мастера Имза с этим делом всё хорошо. Нет, это вам не Пратчетт (хотя некоторые, к моему удивлению, сравнивают), а скорее тот же Паркер — юмор субстратный, но поддерживающий на себе повествование, не каждый раз тонкий, но всегда уместный. Ну, и не стоит забывать, что перемигивание с читателем — это часть тренда. Кроме того, юмор во многом происходит из формата сюжета. Во-первых, мы читаем типичное «дорожное приключение», в котором важен не только результат квеста, но процесс — сборы, провиант, транспорт, трудности с арсеналом, «пробежка» по самой опасной части Дичи, привал и так далее. Юмор становится прикладным — он добавляет драйва и путешествие у нас с ветерком. Во-вторых, приключение групповое — величайшая банда всех времён «Сага». Пять человек, которые знают друг друга с юности, выжили вместе в самых опасных переделках. Потом их дороги разошлись на двадцать лет, а когда сошлись, то на перекрёстке встретились уже изрядно потрёпанные жизнью люди. Естественно, они будут подтрунивать над собственным недостатками, конечно же они будут стараться смягчить невыполнимость их задачи «юмором висельников». Да и чего тут говорить, что со старым их образом жизни, что с текущими обстоятельствами высокий слог сочетается с трудом. Тут либо матом, либо с ухмылкой...

Раз уж мы про героев. Вот тут действительно работает эта самая новость нашей «героики». Вы обратили внимание, как тонко нынешние авторы научились подавать персонажей? Конечно же тут играет роль и взаимодействие с внеФиФовской литературой, и пересечения с другими медиумами, и накопившийся за годы развития жанра комплекс средств по достижению нужных образов, в конце концов в наш век и писатели, и читатели обращаются с информацией гораздо свободнее. От этого и персонажи формируются, с одной стороны, (с точки зрения многообразия инструментов) более сложно, а с другой (с точки зрения восприятия) — проще. Вот так через диалоги, легенды, перебранки во время боя, монологи «главного» героя Клэя Купера, оценочные суждения других и прочая, мы незаметно получаем пять разных, но очень объёмных личностей:

* Габриэль — фронтмен, «Золотой Гейб», некогда изящный, а ныне битый, но не сломленный герой. В зените славы он мог уговорить кого угодно, на что угодно, а сейчас боится попросить лучших друзей о помощи, потому что сам едва верит в возможность успеха.

* Муг — волшебник, знающий всё на свете, но, несмотря на неизбывный оптимизм, практически сдавшийся своему главному врагу;

* Мэтрик — вор и гуляка, ставший королём. Нет не так — ставший [i]хорошим[/i] королём и отличным отцом.

* Ганелон — идеальный убийца, к которому в самый нужный момент не пришли на помощь даже близкие друзья. Потому что считали, что он заслужил свою кару.

* Клэй Купер — прозванный «Медленная рука» (потому что он никогда не успевает ударить первым), немногословный помощник лидера, который побеждает в своих битвах щитом. Он просто хочет вернуться домой, но не свернёт со своего пути.

А кроме них есть и множество звёзд второго плана. Один эттин чего стоит — квинтэссенция чудовищного благородства. И вот эта отличительная сложность каждого, эта борьба человека и чудовища, как внутри себя, так и на поле боя, делает персонажей яркими и глубокими. Тем более, что в основном они подаются через призму восприятия Купера — героя, чей не абстрактный, но прагматичный гуманизм, делает книгу очень человечной. Ну, и не стоит забывать главного: хотите отрезной рукав — пожалуйста, но опускать линию талии нельзя = Николас Имз не даст мрачности книги и «серости» персонажей забрать у «королей» героизм.

Эттин, говорите? Угу, он. И ещё целая бездна всяческой нежити и чересчуржити. Да, мы перешли к миру и той самой Дичи. Сначала немного про Wyld. Прежде всего в современном английском нет такого слова. Но. гибрид wild (дикий; к слову, в древнефризском оно таки wyld) и wyrd (архаичная форма weird, странный, чудной в современном языке) прочитывается явно. Опять же, если мы обратимся к древнеанглийскому значению wyrd, то вспомним уже тех самых вещих сестричек, бо это англосаксонская судьба. Ну, и если совсем копать вглубь, то можем вспомнить и про древнеанглийский ge-wyld — домен, власть. И вот знаете, Николас все эти контексты в книгу вложил (моя Дичь, конечно этого не отражает, уж как смог)... Но давайте по порядку. Раса друинов (местных эльфов) сбежала из другого измерения, будучи бессмертными они тут же начали всем править (основав Доминион), но будучи немногородными с того же момента стали вырождаться. А чтобы не изжить себя в один присест, все свои весёлые междоусобицы они вели при помощи подручных низших тварей. И всё равно выродились. А твари расцвели буйным цветом — вот этот-то зоопарк и есть Wyld (исключая ту их часть, которая образовала человечество). В итоге, от друинов остались загадочные развалины, технологические артефакты, красивая космогоническая легенда и несколько психов-одиночек с реваншистскими наклонностями. В центре мира большой лес, где водятся любые виды сказочных или фэнтезийных существ — Heartwyld (Пущедичье, ну так это... я и не переводчик), а по краям (в основном справа) государства людей. А слева — цель нашего похода «славная» республика Кастия.

Ну, и что тут оригинального, спросите вы? Ну, и ничего, отвечу вам я. Потому что, автор перемигивается с читателями в значительной степени через мир. И он тут для красоты, а не для оригинальности. Из него в нужные моменты достаются подходящие чудовища, из него происходит политический контекст, из его сложностей начинает выкристаллизовываться гуманистический посыл. И наконец, благодаря ему в книге фунцыклирует такой социальный феномен как банды наёмников. Не вспоминайте Чёрный отряд и ему подобных, тут скорее групповое ведьмачество по Сапковскому скрещённое (огнём?) с охотой на Искомую Зверь у Уайта. Санитары леса, так сказать. И двадцать лет назад, когда Сага была самой славной бандой, угроза человечеству со стороны Дичи была непосредственной и весьма насущной проблемой. Судите сами: один англорецензент попытался перечислить все виды монстров, но на втором абзаце выдохся. Но Сага с коллегами работали хорошо, поэтому на пенсию вышли рано (хоть и преждевременно, как оказалось). Сейчас в человеческих землях чудища водятся в зверинцах и на аренах для боёв, а наёмники предпочитают турпоездкам в лес помянутые арены — геройство в комфортных условиях. Но некто собирает огромную орду, осаждает Кастию, и в числе осаждённых оказывается Роза — дочь Габриэля... Вот тут то и начинается (помимо всего прочего) документальный фильм с канала Wyld Planet про интересную жизнь диких зверушек. А они... опасные.

Вроде всё и так отлично складывается, но нужна же книге и вишенка на торте, вот я вам сейчас этот аксессуар с заклёпками и продемонстрирую. Band, tour, frontman... Всё казалось бы на поверхности, но мастер Имз уловил это чётче многих. И решил, а не покатать ли нам эти камни? А давайте. Рок и фэнтези это очень близко. Это родство фона, это переплетшиеся корни. Так почему бы не сделать из наших наёмников рок-звёзд? Мэтти с двумя ножами — бесшабашный, пьющий и делающий ритм. Клэй с его бас-щитом, становой хребет, который ведёт. Группа появляется на арене... Софиты. Рёв толпы. И рваные риффы сражения с химерой... Да банды этих дней не те, ну, посмотрите, вместо суровых доспехов гламурные блестяшки, вместо тяжёлых алкотуров по дикому западу, стерильность концерт-холлов. И свой Вудсток тут есть, и даже Йоко Оно, и это только очевидные вещи, а сколько спрятано в мелочах (да хоть обложку альбома зацените). А ощущение последних двух десятилетий от камбэков великих шести-семидесятников... Николас даже саундтрек подготовил, впрочем, он на нём не настаивает — у каждого свой рок-н-ролл. Но с песней вперёд и в бой.

Мне кажется, что одних только структурных элементов достаточно, чтобы уже заподозревать хорошую книгу, но есть и связывающий нюанс. Сумма мастерства автора и профессионализма редакторов привели к тому, что текст вышел очень плотным. Как будто к книге применили чудодейственный эликсир Муга. Нет сюжетных провисаний, нет невыстреливших ружей, нет шуток ради шуток. Есть уважение к классике, элементы жанровой современности и очень крепкая книга, как итог.

Кода: мрачная и человечная, лиричная и ритмичная, драйвовая и кайфовая книга о настоящей дружбе, о приключениях, о людях и монстрах, о славе, которая оставит нас в веках. С солом на бас-гитаре. Мелокнигоманское удовольствие. Я думаю вы захотите прочитать/слушать эту книгу.

Оценка: 10
–  [  32  ]  +

Юн Ха Ли «Гамбит девятихвостого лиса»

Croaker, 18 февраля 2017 г. 20:54

Это просто прелесть какая-то!

Тут ведь какое дело. Одно, когда ты пишешь отзыв, например, после коллеги atrid'a, который в двух предложениях всё сформулировал и есть ещё где разгуляться, а другое — после Verveine, которая подробно про всё рассказала сама. И как тут быть? Можно просто сказать — я с оценкой Наталии согласен, после чего заявить: «читать всем, оно того стоит; чудесная книга». И успокоиться. Но будет все равно что-то этакое подъедать — после полученного от прочтения удовольствия, ты автору должен. Как минимум выразить словами не только сами восторги, но и их причину. Поэтому давайте так — самое главное о романе вы уже почитали ниже, а я как Тарзан от книгоотзывания — попрыгаю по верхушкам с истошными воплями.

Удивительный мир! То, от чего на первый взгляд веет стандартным космооперным конструктом. Но как веет, так и сдувает. Потому что гекзархат при всей его понятности — ну, фракции, ну, интригуют — не форма правления, это форма существования цивилизации. Все эти календарные заморочки, пехотные формации — это то, что сразу же создаёт ощущение инакости, не отпускающее до конца книги. А не это ли главное требование к ворлдбилдингу — чтобы мир жил, чтобы он манил своей инородностью? И в этом контексте очень выигрышно срабатывает тот момент, что автор перед «дебютом» накопил значительный багаж рассказов. Потому что на этом опыте Юн Ха Ли с успехом преодолевает одну из главных трудностей — сказать о мире достаточно, но не переборщить с деталями. Сотворённый мир — он же как женщина, в нём должна остаться загадка и недоговорённость. Но из под вуали нам всё равно видно достаточно, чтобы оценить очертания общества, построенного на основании из прикладной социальной психологии с визуальными энергетическими манифестациями. Ритуалы постоянности породившие человеко- (и сервиторо-) шестерёночный колосс. Ну завлекательно же, ведь так?

Вызывающая уважение профессиональная рациональность! (рациональная профессиональность?) Ничего лишнего. Не верите, можете попробовать роман на винтики разобрать, потом собрать. Если детальки на столе останутся — работать не будет. Всё нужно и всё в дело. И в обратную сторону тоже применимо — переусложнять механизм детальками автор тоже не стал... У вас сейчас наверняка какой-то унылый станок перед глазами нарисовался. Стирайте. Я не о самом тексте, но о подходе к его компоновке. Фрагменты сами по себе — изящные и ажурные, просто лишних нет. Представляйте себе дорогие швейцарские часы, у которых ещё и полциферблата прозрачные. Надо пустословие и иллюстрацией подтвердить. Оукей, как мы уже договорились, автору удаётся нас сразу убедить, что доской для гамбита является достаточно сложный и явно продуманный им мир, который может быть преподнесен тысячей ярких и интересных зарисовок, но... Но 88% романа идёт бой, поэтому мы получаем эти зарисовки в очень утилитарном ключе — мы видим только то, что в нём видят два выскопоставленных офицера в процессе выполнения боевого задания. Да задание осложнено политическим и гуманитарным контекстом, в нём есть ряд технических сложностей, и нам немного открываются история, политология и технологии гекзархата, но научную работу мы по ним не защитим. Потому что офицеры этого делать не планируют, они это просто применяют.

Удивительное читателелюбие романа! Тут оттолкнёмся от помянутой системы боевых формаций. С первых страниц книги мы понимаем, что это коллективный способ накопления и направления энергии, эффекты которого зависят, с одной стороны, от строго математических параметров (геометрии, количества координируемых участников и т.д.), с другой — от социально-психологического фона (от нормативности выполнения ритуалов в данном секторе космоса, от личной духовной дисциплины каждого солдата). И у меня нет малейших сомнений, что поставь Юн Ха Ли перед собой такую задачу, он, как математик по специальности, смог бы изобразить её научное (или хотя бы псевдо) обоснование, объяснить механику. Но он этого не делает. Потому что он нас любит. Он просто рисует нам её живописное применение и срабатывает принцип калейдоскопа — кому-то просто красиво, кто-то там картинки видит (но всё равно — красиво). Поэтому не важно, что это — местная космическая магия или нераскрытая математика боя (ведь всё-всё равно — красиво). Специальная терминология есть, но её запоминать не надо, потому что она буквальнопрочитываемая. И всё вот в таком же ключе. Я вам больше скажу, там даже сложные имена персонажей не надо в dramatis personae в голове собирать. Потому что, во-первых, имена простые, во-вторых, автор умудряется так вводить их в канву повествования, что они сгорают яркой вспышкой и передают эстафету следующим.

Впечатляющая работа с персонажами! Если вы успели испугаться, распугивайтесь обратно. Персонажи конечно в массе своей «суицидальные ястребы» (это самопрозвание Кел-солдат), но сгорают-то они не просто так. Ведь в романе применены современные наработки в области драматургии литературной битвы — ПОВ-камера мечется от главных героев и их штаба к простым солдатам, выхватывая тех в самые разные моменты сражения. На выходе — фотографически достоверная виньетка с множеством убедительных образов участников осады крепости Рассыпавшихся Иголок. Понятно там в центре два главных портрета, но и маленькие, что вокруг, вот аж радуют. Чего говорить, там один роскошный и объемный персонаж фактически собирается только из его же собственных донесений «начальству», я такое раньше видел только у Паркера в «Purple and Black».

Интересная игра! Тут Наталия всё классно сказала, но я немного добавлю — восприятие этой составляющей книги очень зависит от того, насколько вам на старте важно знать правила игры, чтобы насладиться её течением. Потому что мне прочтение немного напомнило то, как я в юности смотрел бейсбол. Я не знал, как считаются очки, по какому принципу идут замены и так далее, но уж оценить бросок, удар по мячу и пробежку может каждый, а постепенно начинаешь чувствовать тактические решения, а потом (например, когда узнаёшь о протяженности сезона) приходит понимание и стратегии команды. Вот и роман так же лучше воспринимать. Имхо, те, кто предъявляют претензии к этому моменту, пытались сначала всё понять, но так и не смогли. А нечего тут думать, надо лошадью ходить, потом само всё придёт.

{Традиционное для моих отзывов ускорение} Слова уже кончаются, а восторги — нет. Поэтому быстренько:

Отличный темп романа!

Хороший язык! (с поправками на практическое свойство всего в книге — офицеры... ну вы помните)

Роскошные главные персонажи!

Интересный сюжет! (как «боевка» на переднем плане, так и шуосоватая возня на заднем)

Умение сделать нужными самые мелкие деталюшки! (социум сервиторов, кулинарные пристрастия персонажей и прочая)

Действительно роскошные главные персонажи!

{!!!!11111} Я уже совсем запыхался, а восторгов ещё много. Но если вы рассчитываете, что я сейчас тут содержательное резюме сооружу, то дудки. Потому что в этой книге мне понравилось всё. В общем, я свою роль уже отыграл и сгораю, а вы должны подхватить эстафету и задолжать автору сами. Давайте, читайте уже, что ли.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Том Ллойд «Stranger of Tempest»

Croaker, 13 февраля 2017 г. 22:57

Чем хорош роман? Прежде всего это рафинированная героика. Там есть стремительный сюжет, прямой как стрела (дальше не спойлер — это всё в аннотации написано :). Мы выпиваем и с похмелья обнаруживаем себя в интересной компании. А дальше по классике: красивые женщины, отважные мужчины, шум погони, страшные монстры... И оглядываться некогда, нас преследуют враги, да и гораздо важнее вперёд посматривать — там всё ещё страшнее. В общем, как пелось в одном детском фильме: «Приключенья, приключенья...»

Потом фрагментики сразу за жабры цепляют: отряд наёмников, игра в карты, подтрунивания, всё как мы любим. Главарь... ну, Коска не зря помянут. Да, не всех наёмников мы во весь рост видим, но с полдюжины, а то и больше, оживают. Далее. Мечи, выпивающие душу, нынче устарели, чтож а у нас тут магические ружья. И не будем мы с первопроходимцами соревноваться, у кого конструкция ружжа лучше — мы свою схематично набросали, к мироустройству привязали, и хватит с них. Что о них думать, когда перезаряжать едва успеваешь? Мир сконструировать, да запросто. Только нам Аппендиксов А, Б, В не надо — он под копытами лошадей открывается; он по анекдотам и перебранкам головорезов крошками рассыпан и пивом залит — из того что промелькнуло картинка собирается, пусть не в глобус, так если вам книжка понравится, то дособираете детальки из продолжений.

Тут я все же приостановлюсь и иллюстрацию подкину: название цикла — «The God Fragments» («Осколки богов»). И уже отсюда можно в голове громадьё предположений о его содержании настроить, а всё просто — боги реально рассыпались на кусочки. Всё. Храмовники богов собирают, остальные бессознательные граждане просто приспособили осколки к народному хозяйству. Герой романа, который «Stranger of Tempest», конечно чужак и иноземец, но никакую бурю он с собой не таскает (в первом романе во всяком случае) — это масть в местной колоде карт. И так во всём. Нет, я не говорю, что там мелко — каждая вещица и глубину в себе имеет. Там у всех внутре что-то такое есть. Даже неонка кое у кого. Но до первого слоя далеко копать не надо — он как и положено на поверхности.

Композиция хороша — «сейчас» и «тогда» попеременно до середины раскручиваются, а потом «совсем сейчас» начинается. Ох как это на динамику книжки работает. Ну, а умение заткнуть себя с подробными описаниями и перейти на диалоги. Темп явно был одной из поставленных перед собой, и удачно выполненных задач. А это, согласитесь, для книги без «претензий на» очень даже неплохо. Нет ничего унылее тягучих приключений.

Особо стоит отметить голос главного героя (ПОВа формально три, но они непропорциональны, и два неглавных введены для поддержания темпа и легкого вкрапления другого ракурса). Наёмник с моральным компасом и мягким юмором — этим Ллойд меня доприманивал. И тут нет рыцаря в белых доспехах, а просто человек с чётким осознанием «что такое хорошо, а что такое плохо». И сделано это всё так естественно, что ни нотки фальши. Он не потому такой, что слушался родителей и всегда делал утреннюю гимнастику, а скорее строго по обратным причинам, но когда нам мелкими дозами докармливают флэшбэки из молодости Рыси (с именем, к слову, всё тоже предельно просто), то его голос звучит ещё убедительнее.

Можно ещё разного навспоминать, но лучше просто констатировать: вот так крупицами и мелкими мазками, пальбой и короткими перебежками, автор написал правильный современный приключенческий фэнтези-роман.

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Майкл Флетчер «Без надежды на искупление»

Croaker, 19 июня 2015 г. 20:28

Построив причудливый мир и населив его интересными и достоверными маньяками, которые задействованы в динамично развивающемся сюжете, автор рассказывает нам следующую историю: «идеальное» религиозное государство волею великого во всех смыслах лидера ставит перед собой задачу выиграть местную гонку вооружений = добиться собственного первенства в контроле над сумасшествием мира, для чего ударяется в педагогические эксперименты. К несчастью этот процесс обращает на себя взоры некоторых личностей, внимания которых настоятельно рекомендуется избегать: например, троицы отъявленных и закоренелых преступников-неудачников, или, очень мягко говоря, эксцентричного рабовладельца. Добавьте к этому тот факт, что собственные элитные кадры нашего религиозного образования уже очень давно и сильно не способны сойти за нормальных людей, а оппоненты и того безумней, то вы можете представить к какому хаосу всё приходит в конечном итоге. И это только «развлекательная» ипостась романа, а при учёте скрупулёзного расчленения человеческих душ и лёгкого квеста в поисках духовности аморальных персонажей, книга приобретает глубину и объемность идей.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Себастьян де Кастелл «Тень рыцаря»

Croaker, 25 марта 2015 г. 22:35

Сюжетное продолжение первого романа, троица Бронированных плащей нашла своё сокровище, и теперь всеми силами пытается пристроить его по назначению.

Поскольку по итогам первой книги Фалькио оказался в специфическом состоянии, то второй роман ещё больше сосредоточен на происходящем у него в голове — за пределы собственной черепной коробки он теперь вырывается с перерывами. Тем не менее, в этой книге главный герой гораздо больше занимается своей профессиональной деятельностью и меньше фехтует (видимо это как-то прямо связано). Но приключений при этом не становится меньше, ведь у протагонистов кроме традиционных «герцогов» появляется новый враг, поисками которого они всю книгу и занимаются. Враг при этом умудряется обставить всех (да, да и «герцогов» тоже) и ценой провала Фалькио выступают уже не просто идеалы Паэлиса, но и будущее всей Тристии, как государства.

От обязательной части отделался, теперь переходим к произвольной программе: собственно, о главном достоинстве первого романа я сказал в отзыве к нему — взболтать, но не смешивать — классик-фэнтези и гримдарк используются равновесно и без попыток их скрестить между собой. Но нарратив второй книги ярко выделил ещё одну сильную сторону цикла де Кастела, которую стоит расшифровать подробнее.

Начну я с оговорки, что Себастьян несомненно не первый на этой узкой тропке — до него по ней шли, например, нежнолюбимые Кук и Браст, у которых тоже сказочное и реалистичное умудряются сосуществовать в одном флаконе. Мне уже стало казаться, что следы их скрыло время, а молодежь совсем заплутала и больше туда не ходит. Но автор Бронированных плащей, меня разубедил, и более того — умудрился при этом даже усложнить себе задачу. Всё дело в том, что сказки бывают разные, и их палитра достаточно богата, так вот нормальные люди пытаются при таких вводных (конкурирующем гримдарке) стартовать из серых тонов. Де Кастел же с оптимизмом неофита приляпывает своему рыцарю белые доспехи. Но и на этом не останавливается — он усугубляет своего главного героя идеалами. А вот тут казалась бы и совсем всё.

Во-первых, рыцарь в сияющих доспехах в условиях вредной окружающей среды и всеобщего морального падения, либо кончается сам, либо у его доспехов заканчивается подсветка. Если конечно автор хочет играть с читателями по правилам. И что вы думаете? Таки да, Фалькио добирается до финала второго романа живым и с немного потускневшим, но все равно блестючим снаряжением. И ведь не врёт гад. То есть автор ему подсовывает возможность свернуть от правого дела в сторону, но наш герой умудряется доказать и себе, и читателю (ну, мне во всяком случае), что его выбор основывается не на слепой вере, но на логике и Законе. Да, де Кастел оставляет себе некоторую свободу, сделав Фалькио немножко тугодумом* (как его называет Портниха, тоже занимательный персонаж — «умный дурак») и за счёт этого тот пару раз не успевает даже оценить возможность «неверного» выбора, поскольку его уже обволакивают обстоятельства. Но в большинстве случаев он умудряется быть верным себе именно без противоречия с созданным вокруг него миром.

Во-вторых, идеалы в сказке? Этак недолго в басню скатиться или до лозунгов дойти. То есть автор сам себя громоздит на канат, по которому надо пройти до конца, не сверзнувшись в крайности, сохранив чистоту и искренность идеалов. Что в таком случае может спасти персонажа? Правильно — пафос. Только вот пафос это не то что обоюдоострое, это во-все-стороны-острое орудие. Им порезаться проще простого и прореху уже не заделаешь. Большинство патетичных героев выглядят pathetic'но. Нет, есть конечно примеры звонкого правильного пафоса, вроде превозмогающего космодесанта или капитана Шепарда с «Нормандии», но достижим он при наращивании масштаба — когда такой пафос к Галактике примеришь, то он кажется не таким уж и большим. Но тут-то война между двумя колхозами... Но и здесь де Кастел справляется: он выуживает наиклассичнейший фэнтезийный ход и применяет его к своей проблеме — выводит пафос «маленького» человека. И вот в таком раскладе, если не оступишься, то за героем пойдут сначала «сопартийцы», а потом и читатель. Потому что они поверят не в идеалы, они поверят в героя.

В общем, достижением второго романа я полагаю доведение до полноты этого образа потрепанного рыцаря с верой в высокие идеи. Пфффть, скажете вы, а если я не поверю в этого вашего с де Кастелом Фалькио, то роману мне и предложить нечего? Во-первых есть чего, не переживайте, а во-вторых, поверите, ведь вам вместе с ним предстоит пережить Сокрушение Бронированного плаща**, а такой совместный катарсис просто так не проходит.

* Да главный герой ошибается и не всегда сразу соображает, что происходит, но при этом почти не вызывает ощущения «боже, какой идиот!» и, когда в форме, анализирует ситуацию он всё равно лучше остальных. И нет, остальные тоже не идиоты.

** Greatcoat's Lament — а вот с «сокрушением» не так уж плохо получилось, как мне кажется, сохраняется нужная многозначность.

Оценка: 9
–  [  22  ]  +

Себастьян де Кастелл «Клинок предателя»

Croaker, 25 марта 2015 г. 22:34

Дебютный роман канадского автора и начало цикла, посвящённого приключениям Бронированных плащей* — странствующих магистратов, судей, несущих закон за пределы королевского домена.

Традиционно, для начала обозрею полотно, а потом уже буду хвалить автора. Итак, у нас тут относительно небольшое государство Тристия, раздробленное на семь герцогств (читай =курфюршеств), которые в свою очередь делятся на мелкие лордства. Существует так же и должность короля, получающего власть по наследству, но утверждаемого Конкордом герцогов. В настоящее время должность вакантна, потому что пять лет назад предыдущего короля этот же самый конкорд и ликвидировал. Хотя все герцоги и негодяи, но сделали они это не просто так, а потому, что славный, но ныне покойный, король Паэлис провёл всё детство и юность в папиной тюрьме (поскольку на достойного наследника здоровьем не вышел), и от большого количества свободного времени прочёл столько же книжек. И, что называется, преисполнился. С точки зрения герцогов и прочей рыцарствующей братии дурных идей у Паэлиса было много, но одна случилась особенно гадкой: траттари-оборванцы или как они предпочитают называть себя сами — Бронированные плащи. То есть король не только додумался до бредовой мысли, что у простолюдинов есть какие-то права, но и создал особый судебно-карательный орган, несущий правосудие в герцогские земли, а что самое печальное, состоящий из людей разной, но крайней, степени бесстрашия.

Тем не менее, когда герцоги пришли низлагать короля, всё сто сорок четыре бронеплащных героя под условием сохранения жизней самораспустились и разбрелись по стране. Поэтому теперь их не любят и те простолюдины, считая предателями, да и у знати этот нюанс к ненависти тоже добавился — пусть никто и не хочет себе в этом признаваться, но в те десять лет, что «оборванцы» колесили по стране, в ней был порядок, хорошие дороги, стабильная экономика и гораздо более зелёная трава.

Вот тут на сцене появляется главный герой и два его верных друга. Фалькио валь Монд, первый кантор Бронированных плащей, так сказать командир; Брастио — бывший карманник, а ныне лучший лучник, которого Паэлис считал самым недоделанным из своих чад; Кест — друг детства Фалькио, самый лучший мечник, желающий потягаться со Святым мечей. Им никто не рад, власти постоянно норовят их куда-нибудь посадить или на худой конец пришибить, питаются они не важно, да и вообще это не жизнь. И бросили бы Брастио и Кест всё это дело, если бы не святая вера Фалькио в своего короля (уровню которой даже Паэлис не всегда мог соответствовать). А король перед смертью дал им простое поручение, найти его сокровище, причём что именно оно из себя представляют не пояснил (собственно, он каждому из плащей нараздал примерно таких же приказов). Вот и предстоит отчаянной троице сначала почти всю книгу сокровище искать, а потом пытаться уберечь его от загребущих герцогов.

Теперь бегло обо всём. Не очень замысловатый сюжет, но интересно читать. Не выписанный в мельчайших подробностях и не отличающийся какой-либо оригинальностью (кроме разве что тех странствующих магистратов) мир, но много занятных деталюшек. Например, божественное начало в этом мире есть — хватает религий и храмов, но гораздо интереснее выглядит «класс» Святых — людей, достигших совершенства в какой-либо деятельности и через это получивших полубожественный статус. С учётом того, что чуть не треть книги составляют флэшбэки, темп должен бы быть низким, но всё строго наоборот — флэшбэки настолько динамичные и так хорошо подогнаны к настоящему, что практически не теряется время на пояснение значимых для сюжета нюансов. В общем базу де Кастел подготовил вполне приличную, и очень даже нормативную, осталось проследить, как он справился с законоприменением.

Вот тут мой мыслительный процесс восхотел упрыгать в сторону и зайти к достоинству книги с тыла, поэтому: (тадам) о текущем состоянии жанра фэнтези в целом. Итак, фэнтези нынче (как и всегда) напоминает мне молочный сепаратор и Солнечную систему. То есть если смотреть на него как на процесс, то сливки под давлением тяжёлого и жидкого норовят собраться в кучки и смыться через предоставленные отверстия, а если как на результат, то это загадочные гиганты, которые величаво летают по периферии, отгородившись поясом астероидов от высохших камушков (некоторые из которых ещё и с паразитами). Поэтому всё лучшее пытается отделиться от внутрижанрового мэйнстрима и сосредотачивается группками на пограничье — в районе вейрдо-мьёвилльщины (изящно уходя в миф и подсознание), гримдарко-нуарщины (с кровью и потом прорываясь в триллер и реализм) и эпико-мартиновщины (проламывая таранами напластования исторической прозы). Пока эта элита благополучно воюет с розовыми единорогами и мудрыми драконами, доблестными, но безродными, спасителями мира и безотказными принцессами, большая часть оставшихся авторов в попытках сумасшедшего (мы же помним про критерий Эйнштейна) всё ещё пытается выжать остатки сока из того самого захиревшего деревца, от которого все эти джунгли произросли. И что самое интересное, иногда на нём вырастают новые и на удивление жизнеспособные ветви. До недавнего времени я считал, что таковая ветвь вовсе одна — так называемое modern fantasy (не городское, нет), отличными (и далеко не единственными) представителями которого служат Энтони Райан и Брайан Стейвли. В их безумии мне видится метод — они пытаются взять всё лучшее у разбежавшихся по границам жанра и соединить в гармоничный продукт, найти тонкий баланс между правильной героикой, эпиком и гримдарком, и им это удаётся. На самом деле, не то чтобы это какая-то оригинальная метода, просто у большинства не выходит — смешением можно получать потрясающие оттенки, если иметь чувство меры и стиля, а если не иметь, то коричнево-болотный результат сильно отдаёт мэшапом...

Теперь можно вернуться к де Кастелу, если вы за моими словесами про него не забыли. Уж не знаю по какой причине автор отказался от идеи синтеза в разрезе предыдущего абзаца, но в дебютном романе он даже не пытается микшировать и писать симфорокоперу, где каждую компоненту надо зажать в строгие рамки законов гармонии и сотрудничества секций. Он сооружает этакий «Cream», где бешеная энергетика пытающихся переиграть друг друга Брюса и Бэйкера порождала для свободной гитары Клэптона сумасшедшую ритм-основу. Чистое и незамутнённое классическое фэнтези (то самое хилое деревце) про честных и положительных героев в дикой конкуренции с нуарной темнотой разлагающегося, коррумпированного государства и неоднозначных антагонистов, создаёт идеальный чёрно-белый фон для современного романа авантюрных приключений. Фалькио — идеалист и, как это банально ни звучит, честный человек, вынужден выживать в мрачном мире, пользуясь сомнительными средствами, лишь бы совершить то самое пресловутое добро. Но добро не абстрактное, а вполне предметное, отчего и бороться за него приходится не силой ума, но сталью клинков. Приключения... и вот тут вам бои, написанные постановщиком фехтования в театре, то есть человеком, который не просто умеет понять логику боя, но и описать её так, чтобы даже самый бездарный актёр смог зрелищно отыграть, а зритель — впечатлиться, тут вам и интриги, и грязь, которые всегда идут в кильватере за романтиками большой политики, тут вам и любовь до гроба и после него. Тут сказка с доносящимся запахом сожжённых деревень, тут суровая реальность кризиса власти со сладким обещанием надежды, тут вам человеки как они есть, с их извечным метанием из возвышенных фантазий в рутину ежедневного бытия. Мрачная сказка, наивный реализм, приключения. Это моё.

* Greatcoats — обломал себе мозги, ничего лучше Бронированных плащей не придумал (они действительно бронированные). Ну, не виноват я, что «шинель» и «пальто» к неподходящим родам относятся.

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Брайан Стейвли «Клинки императора»

Croaker, 18 марта 2015 г. 13:14

Те, кто читал отзыв Дмитрия Злотницкого в мартовском «МФ», почти ничего нового от меня не услышат, для остальных пара-тройка абзацев на тему почему это надо прочитать.

Беглые вводные: интересующая нас часть мира по большей части занята Аннурианской империей, государством подхватившим эстафету в роли оплота человечества. Для чего этот оплот нужен уже почти никто не помнит, разве что сказки ведают. Но читателю везёт больше — он ещё с пролога точно знает, что до людей землей правили лишённые эмоций, рациональные и безжалостные цестриимы (которые в силу своей недоброй сущности просто обязаны вернуться). В настоящем же империя вступает в период сильнейшего кризиса власти, вызванного убийством императора. Впрочем, на протяжении первого тома глобальное и эпическое остаётся фактически за кадром, поскольку двум из трёх главных героев повезло на этот момент оказаться на самом краю цивилизации (точнее на разных её краях), а третий, точнее третья — хоть и находится в самом сердце империи, получила гораздо меньше книжного времени.

Итак главные действующие лица, дети почившего императора: принцы Кэден, Вэлин и принцесса Адэр. Первый в отрочестве был отправлен в монастырь в далёких горах, где он последние восемь лет постигает «ваниате»; второй столько же лет назад начал обучение в самом элитном спецназе империи — кеттрал (воздушный фэнтези-десант — «Орлы летят!»); и наконец принцесса, которая старше братьев и гораздо больше искушена в политике (но кто ж подпустит женщину к вершине имперской власти) — по завещанию отца назначена имперским министром и пытается понять, что за силы стоят за убийством их родителя.

Героев представил, теперь бегло обо всём остальном: явно хорошо проработанный мир, открывающийся нам очень постепенно и в фоне, развитая теологическая система, умение автора сделать это всё атмосферным — моменты, которые с легкостью отметит для себя «опытный» любитель фэнтези. То, как Стейвли мастерит помянутый кеттрал, рисуя с помощью Вэлина (будущего офицера — командира «крыла») для нас полноформатную картину подразделения вооружённых сил — с базой, с «учебкой», с иерархией и традициями — не должно остаться неоценённым. Духовные практики монахов, средь которых обретается Кэден, также вызывают интерес. Собственно, одна из основных задач романа — это расстановка декораций, поэтому умелый ворлдбилдинг и формирование у читателя ощущения этого мира, я без всяких сомнений заношу в плюсы романа.

Что касается сюжета, то его не так и сложно вывести из вводных — дети узнают трагическую новость об отце и начинают на неё реагировать сообразно тому, как они были воспитаны — Вэлин фактически проводит разведывательную операцию, Адэр — начинает политическую интригу, Кэден, как и положено новому императору — постигает дзен. Динамика этого процесса могла бы вызвать вопросы — дескать событийный ряд не очень-то плотный и насыщенный, если бы книжка не прочитывалась влёт (благо вспышки экшена там действительно интересные). Язык, стиль и прочие критичные, но оформительские вещи тоже на вполне высоком уровне.

Выше я пусть и бегло, но всё же описал вам признаки хорошего романа среднего уровня. Так почему же я пишу: «надо прочитать»? Из-за «голоса» главных героев. Просто удивительно, как в первой своей работе Брайану удалось заставить их звучать настолько чисто и ладно. Персонажи столь объемны, что чуть не вываливаются со страниц романа. Тут позволю себе пусть и косвенную, но сильную ассоциацию — «Песнь крови» Энтони Райана. Вещи структурно разные, но манера вызывать резонанс читателя и повествователя очень схожи. Да, «Клинки императора» это не роман взросления, а скорее роман становления, когда герои, рассказав о пройденном этапе формирования собственных личностей, вместе с нами подходят к вопросу, как распорядиться всем впитанным и накопленным при выборе своего дальнейшего жизненного пути. Вот тут и кроется главное, на мой вкус, достоинство книги — автор заставил меня с интересом и удовольствием делать этот выбор вместе с персонажами, ощутить его, находясь внутри Кэдена, Вэлина и Адэр. Захотите ли вы разделить с нами эти приключения — решать исключительно вам.

Оценка: 9
–  [  25  ]  +

Владимир Аренев «Комендант мёртвой крепости»

Croaker, 26 января 2014 г. 15:53

Прежде всего, начну со столь любимых Пузием расшаркиваний: отзыв будет сумбурным и больше говорящим об отзывающемся, чем о самой книге. Потому что писать своё ценное мнение о произведениях этого нашего Аренева мне очень трудно — мы с ним не только читали одни и те же книги, но и в голове они у нас преломлялись достаточно схожим образом. Вот и не генерируются ни критичность, ни объективность.

Ежели предупреждение на вас не подействовало, то продолжаем. Итак, у нас с вами новое ареневское фэнтези, написанное в то время, когда всё регрессивное человечество ждет «Жребий жонглёра» (кто там Мартина за антологии ругает?). Прогрессивная же часть в последнее время привыкла к разноплановому автору, не ограничивающему себя внутриФиФовскими перегородками, чьи произведения пусть и не всегда смотрят в будущее, но при этом препарируют человеков в рамках научной и около парадигмы. И вдруг «классическое» фэнтези?

Мне показалось, что на этом стоит попытаться завязать интригу настоящего отзыва. Тяга молодых авторов (мы же можем называть нашего вечного «дебютанта» молодым?) к креационизму имеет разную природу. У Аренева, кмк, всё зарыто в той перечитанности классическим и любимым. У тех, кто много читает фантастику, вырабатывается чувство вымышленных миров, умение и навык суммировать детали и на автомате рисовать в фоне картину мира, а также критерии «проработки мира» и мера тяги к надоям. Пишущий читатель примеряет последние и к своим детищам.

Так вот, в «Коменданте» Володя демиуржит щедро и много. Тут у нас и основательность Арды – язык и собственная система терминов, культурологический пласт и исторический фон, намеченная несколькими штрихами мифология с псевдопантеоном и потусторонним миром, встречающиеся с ядовитыми брызгами далайна: фауна – причудлива и многообразна. Тьху, скажут ортодоксальные любители НФ и будут как всегда не правы – при поглощении «Коменданта» непременно ощущается отчетливый пряный привкус спайса: география не произвольна (что удивительно для мира, разлетевшегося на «острова»), более того — четко увязана с экологией. Фауна… Ну, вы же не ожидали, что этот юннат не заиграется в биологические эксперименты. Интересная, в общем, фауна, больше скажу – биогеоценоз, и даже ругнусь: в книжке есть даже инвазия новых хищных видов. Да чего говорить, там даже мистический элемент научную стройность имеет. Вот и судите про классичность такого фэнтези сами, во всяком случае, в этом аспекте.

Далее, по формальным признакам фэнтези у нас героическое. Пусть героев и несколько, но масштабы автором намеренно уменьшены – до эпика не дотягивает. Но тут тоже хочется отметить некоторые отхождения от текущих стандартных решений субжанра. При расстановке приоритетов на переходе: моральный или ситуационный выбор -> поступок, «подвиг» — в нонешней героике акцент, как правило, делается на последних. Именно от них раскручивается интрига и сюжет. У Аренева же традиционно важны гуманистические мотивы — критичен переход от личного этоса к общим для всех людей проблемам, любит он поиграть на весах человек/человечество, ну, или в данном случае андэлни/андэлни. Тем занятнее, что в «Коменданте» эта игра с определяющими решениями остается за кадром, но при прохождении отсечек четко ощущается её важность для автора.

Выше было про общеареневское, пропущенное через рассматриваемую книгу. А ниже хочется отметить ещё пару частностей. Первая из них: персонажи. Оценивать их вы, конечно же, будете сами, от себя же отмечу, что, как и большинство Володиных героев, они вызывают у меня одновременные симпатию и раздражение (последнее на мой мизантропический вкус, является очень даже неплохим показателем их объемности). Среди них нам попадутся «куковские герои» (пусть и набивший всем читающим мою колонку штамп, но уж, что показалось, то и показалось). Контингент крепости Шандал (той самой, из заголовка) – мелкими штришками, парой и шуток и толикой ругани, выведенные в выпуклых солдат персонажи – напомнили мне о парнях из Черного Отряда. Это, кстати, создает непривычное для (обычно камерных по ощущениям от массовки) книг автора впечатление, что персонажей достаточно много. Также куковское то, что ряд героев непринуждённо меняет план своего действия, смещаясь из-под пучка софитов на задний план и наоборот. Ну не мог я любимого Кука не приплести.

Вторая частность – композиция. Она напоминает бэр-маркада, затейливый, но сообразный своей природе конструкт. Гипертрофированный пролог, а затем резкий переход к основной части с полной сменой декораций и почти полной – героев. Решение может показаться спорным на первый взгляд, но по прочтении вы автора за это поблагодарите, поскольку к собственно роману подойдете подготовленным пусть и не на уровне аборигена, но вполне освоившимся в мире Палимпсеста. Если вы считаете, что на этом Аренев и ограничился в издевательствах над кирпичиками книги, то нет – несколько раз вы сможете поймать себя на том, что ничего не понимаете в происходящем. А это всего-навсего сюжетная линия собралась в складочку, и вам посчастливилось познакомиться с последствиями прежде, чем вы узнали о предпосылках. Добавляет всё это некоторой остроты чтению, кмк.

Обозначу для незнакомых с творчеством ВП/А ещё и его подход к динамике произведений: вы же видели, как ведёт себя сливочное масло на сковородке? Оно сначала степенно и важно оплывает, потом быстренько расползается по донышку, а в концовке и вовсе интенсивно начинает шкворчать. Теперь вы подготовлены к распределению темпа в «Коменданте».

Справедливости ради проговорю то, что кто-то может посчитать недостатками романа. Основным мне в этом разрезе видится его манера подачи информации читателю, на которой, несомненно, сказывается его педагогический базис – для неё характерна лекционность, больше скажу – менторство. Кому-то такое нравится, кому-то – нет. Но раз уж мы справедливость во главу угла возвели, то отмечу – «лекции» в настоящем романе достаточно органичны, и особенно помогает в этом то, что их часть вынесена в очень даже симпатичные эпиграфообразные вставки. Другим условным недостатком можно считать концовку – ну вредный он, этот Аренев, считает, что сказанного ранее вполне достаточно и читатель сам дорисует все линии до завершения по заданному пунктиру. Если учтем, что у финала горько-сладкий вкус, то это добавляет больше горечи.

Да, обязательная оговорка – несмотря на цикл и прочее, этот роман завершён, от слова совсем. То есть мы наверняка потом встретим часть героев, но то будут другие истории. Насколько я понимаю, тут будет связь на уровне первозаконовских одиночных романов Аберкромби, через мир и камео.

Собственно, с бессистемными наблюдениями я закончил, попробую в резюме рассказать, что же вы будете читать на деле: приключенческое фэнтези с хорошо проработанными героями и действительно созданным миром. Неоднозначные поступки, их цена и долг. Воины периферийной крепости занимаются своей работой – обороняют кусочек мира от внешних угроз, которые с каждым разом становятся всё опаснее. Но солдаты остаются на боевом посту. Не из-за того, что они когда-то давали позабытую присягу, не потому что им некуда уйти, а просто потому, что это их дело, дело чести.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Том Холт «Фехтовальщик»

Croaker, 10 декабря 2013 г. 15:14

Тут у нас с вами дебютная трилогия автора, к тому же единственная переведённая на русский язык, поэтому именно по ней наши читатели судят об авторе. И как мне кажется очень часто в это суждение вкрадывается неверное восприятие книг, базирующееся на ложных и не оправдавшихся ожиданиях. Поэтому вместо полноценного отзыва, я решил попробовать резюмировать некоторые мысли о творчестве Паркера (в разрезе настоящей трилогии), которые может быть помогут кому-нибудь «правильно» настроиться перед прочтением:

1) Вопрос правильных ожиданий (точнее их отсутствия) от этих книг критичен. То есть, согласен — я и сам указываю в классификаторе «героическое фэнтези», а этот ярлык уже волочит за собой для бывалого читателя ФиФ ворох предощущений. Так вот, забудьте их, просто выкиньте из головы. Героика тут сугубо формальная — есть фэнтези-герой, за приключениями, а точнее злоключениями которого мы наблюдаем, не более того. Вообще предлагаю провернуть перед чтением финт с полным абстрагированием от условностей жанра — начните читать «Фехтовальщика» без преднастроя, как «просто» книгу. Если в процессе вам удастся приладиться под ритм, темп и интонации автора, то в дальнейшем в вашем внутреннем классификаторе сформируется гораздо более подходящий пусть и очень узкий ярлык: «книга К. Дж. Паркера» с кучей нужных коннотаций.

Дефинировать этот ярлык я не смогу, уж извините, но проиллюстрировать попробую: главный герой — фехтовальщик; вспомогательный каст из родственников, друзей и врагов героя: вождь кочевников, глава местной церкви, торговые магнаты, военачальники и прочая; сюжет: первый том — оборона города от кочевников, второй том — экономическая война, перетекшая в просто войну, третий том — наступательные действия Империи сразу по нескольким фронтам — вроде бы все настраивает на размашистую героику или даже эпик, а по факту мы получаем какую-то местечковую возню героя на фоне этих самых масштабных событий. Если вы начинаете читать трилогию, как фэнтези — вы неминуемо об это запнетесь, а вот ежели — абстрагировавшись, то с удовольствием увидите, что автор попросту добавил измерений к географии и хронологии «приключений». Помимо городов и лет Лорданы и Ко приключаются по координатной линии Принципа — увязанной в причудливые узлы системе взаимодействия воли отдельных личностей и исторического процесса в целом. Многомерность заставляет заиграть все происходящее совсем необычными красками.

2) Сюжет — да он важен вообще и в «книгах Паркера» в частности, но учитывайте, что К. Дж. чаще всего подходит к нему довольно механистично. Не в том плане, что все сухо и неинтересно, а в том, что сюжетные твисты и развороты плотно встроены в событийные линии, они сами планомерно возникают перед читателем, а не выпрыгивают из-за угла с истошным воплем. Кроме того, характерная особенность трилогий автора начиная с настоящей состоит в том, что сквозной сюжет весьма радикальным образом рвется по итогам каждой книги, вплоть до смены декораций и вводных в перерыве между томами.

3) Оговорка о композиции — именно здесь, кмк, кроется основной недостаток рассматриваемой трилогии: автор ещё сам не привык к собственному стилю, поэтому само расположение динамических блоков несколько странное. Ряд глав с философией и рассуждениями сцепляются в большой кусок без действия, потом идёт резкий выброс экшена (если это слово можно вообще применить к творчеству автора), и наоборот. Эта аритмия может подпортить восприятие, но к ней привыкаешь, а в следующих своих работах таких крайностей Паркер себе уже не позволяет.

Ну, и концовки — они у него вот такие. Вот просто такие и всё. Для многих это большой фактор в минус, для меня — грандиозный плюс. В них гораздо больше «дарк» фэнтези, чем в том, что у нас обычно этим словом называют, потому что для Паркера это тёмная фантазия о реальной жизни, в которой все редко заканчивается летящими орлами и переселением на западный курорт для героев-пенсионеров.

4) Персонажи — тут читатель должен быть заведомо готов к тому, что наладить своё сопереживание героям удастся не сразу. Это сквозная идея работы с персонажами у Паркера — их амбивалентность. Поэтому такой же частный совет — для начала попробуйте подступиться к Бардасу Лордану с сугубо рациональных позиций, оцените шестеренки которые заставляют его двигаться, а приятие или неприятие придет позднее.

5) Демиуржество — не ищите в Перимадее Византию, в кочевниках — оттоманов, в Банке — ломбардцев, а в Острове, скажем, Ганзу. То есть кирпичики из которых собран мир вполне прозрачны, да. Но Паркер собирает свой конструктор жонглируя деталями в воздухе, сам едучи при этом на велосипеде — очень свободно, вольно и без малейших сомнений. Он собирает из деталей не клонов, но нужный ему под конкретные задачи агрегат.

6) Доверьтесь тому, что Паркер владеет материалом. Глубина проработки технической составляющей книг очевидна, а комментарии, что не «так все было» подтверждений, как правило, не находят. В конце концов эти книги пишет человек, который небезосновательно хочет себе на обложку блёрб: Technically accurate’ Siege-Engine Builder’s Monthly. Поэтому, когда он рассказывает про постройку требушетов, изготовление лука и другие подобные вещи — позвольте автору вести в этом танце и он вас увлечет.

При частном рассмотрении «Фехтовальщика», всё же стоит констатировать, что присутствует некоторая перегруженность техническими подробностями. Паркер это признает, и в дальнейших своих книгах её изживает. Но, на мой вкус, даже в этой трилогии это некритичный фактор, он скорее работает на более интенсивное привыкание к стилю автора.

7) Самое главное — этот дьявол в деталях. Не отмахивайтесь от пусть зарытого (но зато везде) ироничного посыла автора, не засыпайте на страницах с грезами героев и рассуждениями о работе Принципа/Закона, не пролистывайте куски с описанием проблем фуражировки армии или подробностей работы Пробирной палаты. Нет у Паркера мелочей, всё работает на общее восприятие книги. А главное — только в комплексе все и начинает вертеться. Если читать только ради сюжета, или только ради персонажей и диалогов, то книги вы не оцените. Точнее не сможете оценить.

Ну и о самой трилогии надо же что-то акцентированное сказать :) — это дебют, поэтому тут много крайностей паркеровского стиля, тут есть некоторые провисания темпа, но это все равно Паркер со всеми своими достоинствами. Да, может быть, он один из тех авторов, которые заставляют читателей либо закрывать на стартовой сотне страниц первую же его книгу, либо покупать их все. Но надеюсь, что написанное мной выше, поможет вам немного откалибровать своё восприятие перед той сотней страниц и вы присоединитесь ко второй группе.

Оценка: 8
–  [  27  ]  +

Крис Вудинг «Туз черепов»

Croaker, 5 ноября 2013 г. 13:55

И сказано: «Расставание — это такая сладкая печаль».

То есть я на протяжении, емнип, года знал, что это последний том серии, что Вудинг честно предупредил читателей о том, что он не хочет исписать эту серию, а желает закончить её на высокой ноте. Да, знал. И все равно не хотелось, чтобы что-то подобное кончалось. Нет, это не единственная хорошая фэнтези-приключенческая серия, которая закончилась, но эмоционально расставаться с нею было сложнее, чем с очень многими другими. Потому что это сказка, а сказки не должны заканчиваться. Даже happily ever after тут не спасает.

Я и читал роман соответственно — откладывал, отщипывал маленькими кусочками, но все равно продвигался дальше. Продвинулся вот до финала. Последний оказался продуманным, отшлифованным и именно таким как нужно. Ни убавить, ни прибавить.

Грустно и круто — мои ощущения от чтения этого романа на всем его протяжении. Уж простите просторечность, но именно круто — ладно, концентрированно, подогнано под первые три тома, ориентировано на читателя, профессионально структурировано. И грустно. Вудингу пришлось поразвязать все узелки, а они как мы помним, почти все сплелись на трагедии прошлого. Если раньше автор прогонял персонажей через частные катарсисы, то теперь он закатил всем глобальные. Жизненные выборы стали абсолютными и бесповоротными (но сильно не пугайтесь — «Вудинг слишком любит своих героев»), а последствия стали иметь вовсе уж поворотное для истории значение.

Сюжетно Крис несколько облегчил себе задачу, потому что магистральные линии уже сложились ранее. Да он наплёл по ходу развития интриги несколько восьмерок, но заведомо было ясно, что команда Китти-Джей сойдётся со всем миром в финальном клинче. В итоге все балансы подбиты, карты на столе и Туз черепов решил судьбу этой партии. Да, капитан Фрай, при помощи друзей, переписал эту трагедию на неведомом языке под собственный финал (а кто-то сомневался?), но кидаться камнями за такую концовку не хочется, скорее наоборот — более трагичную я бы наверное не смог автору простить. Хорошо в общем всё.

С персонажами работа тоже была «облегчена» на старте — они все уже раскрыты перед нами до самого дна, ни тайн, ни неопределённостей. Читатель, если он впитывал героев также как я, вполне мог работать суфлером — подкидывая любимцам реплики, да и куда по сцене двигаться, тоже мог бы подсказывать. Даже реакция на изменения физиономии фортуны были вполне прочитываемы заранее. Но ежели на эту легкость глянуть в другом разрезе, то работа автора по отыгрышу книги с читателем не может не вызвать положительной оценки — чуть не сообщником себя ощущаешь. Понимаешь, что тебя он любит не меньше, чем Фрая, Крейка или даже Пинна :). Значится, и герои не подвели.

Главные оформительские плюсы серии тоже на месте — приключения наиприключеннейшие, юмор не менее юморной. Твисты, сюжетные обманки, драйв в режиме нон-стоп. Сарказм, грустные ухмылки и шутки висельников. Всё как заказывали. Летаем, стреляем, спасаем мир и собственную шкуру (порядок, ессесно, обратный — миру-то мы шибко ничего и не должны, но приходится).

Свист ветра и гитарные риффы в фоне, в нужном месте соло на барабанах, местами волынки и очень тихо — саксофон под осенний дождь. Настроение приключений, приключения настроений. Крещендо. Финальная попойка и взгляд в будущее. Точка.

Сладкая печаль. Я непременно вернусь сюда ещё не раз, но это уже будет другая история.

P.S. Согласен с oman'ом — возможно сюда вернётся и автор, но инакость истории для него станет ещё критичнее — хороший автор (а Вудинг на мой вкус таков) не ищет следы на воде. Крис отпустил Китти-Джей в свободное плавание, но может быть ему есть ещё что сказать об этом красочном мире аэрия и самолётиков. Century Knights уж точно на спинофф напрашиваются.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Скотт Линч «The Effigy Engine: A Tale of the Red Hats»

Croaker, 3 июля 2013 г. 12:01

Представьте себе «Чёрный отряд» в антураже flintlock-фэнтези — отряд магическо-огнестрельных наёмников, сражающихся за правое и, как правило, проигрывающее дело. Отрывок из летописи с ехидными комментариями на полях. Хроника, поданная с куковским взглядом на реалии жизни небольшой группы профессиональных военных, но при этом изложенная с линчевским стилем и юмором. Пусть и немудрящий сюжет, зато показанный чередой красочных картинок. Всё ладно и занятно сделано. Да ещё и обещает сложиться в мозаику дальнейших похождений «Красных шапок». Похоже, теперь я начинаю трепетно ждать продолжений двух циклов Скотта.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Джефф Сэльярдс «Scourge of the Betrayer»

Croaker, 15 мая 2013 г. 19:06

Тут будет что-то вроде полемики, хотя с отзывом [b]geralt9999[/b]'a я во многом согласен, причем не только с описанием книги, но и выводами. Просто оцениваем итог мы по-разному. При этом книгу я преречитывал, пытаясь понять, чем она меня обаяла, но со второго захода рационального к простому «весьма понравилось» не очень-то и добавилось.

Бегло обозреем полотно — мы читаем историю, вершащуюся перед глазами профессионального хрониста, Арки, который попадает в отряд имперского спецназа. Да, за время действия книги мы увидим два города, участок степи, дороги и несколько трактиров, и узнаем про Силдунскую империю гдетотам — не более. Да, интенсивное действие сосредоточено в последней трети книги. Да, персонажей мы видим совсем немного, а прорисованных детально и того меньше. Это выглядит, как перечисление недостатков романа, но я попробую немного скорректировать такое ощущение.

Давайте начнем с одного из основных плюсов, чтобы привязаться на местности. Автор выбрал себе ПОВа интересной профессии, это уже хорошо. Ну, и что, скажете вы — у нас вон ФиФ даже про бордель-маман или ещё кого есть. Но Сэльярдс в этом плане достаточно редкое явление: он не просто выбрал ПОВа — он построил весь роман на том, чьим взглядом мы следим за событиями книги, и он, имхо, ни разу не допустил фальшивой ноты играя партию Арки.

Поехали. Сюжет смазан, да, но за счет чего? Арки — третий хронист, нанятый отрядом по ходу задания, он вскакивает на подножку быстро проходящего мимо поезда. Поэтому большая часть «действия» и «интриги» на старте романа проходит мимо него. При этом наш рассказчик не попаданец, чтобы оценить мировую геополитику за 15 минут, а к концу книги натянуть на себя корону — он простой парень, наученный писать хроники, пусть и со склонностью к анализу. Опять же, пока у отряда доверие к нему не окрепнет, вредные силдунцы ему не только ни о чем не поведают, но и не дадут возможности что-либо увидеть. Но автор не садист — он дает читателю и Арки время на адаптацию, и запускает героев в степи, едучи по которым можно и посражаться немного и хоть как-то начать понимать, что же здесь вообще происходит. Да это немного снижает темп, но, думаю, [b]geralt9999[/b] со мной согласится — эта часть, при отсутствии экшена, скучной никак не является. Чем больше хронист вовлекается в дела отряда, тем больше становится действия — всё ж у нас не увеселительная поездка. И мое основное ощущение, что при таком смещённом акценте динамики, наблюдается гармоничная соразмерность частей, при которой отсутствие одной компоненты (экшена) компенсируется другой (например, получением информации или созданием атмосферы).

Всё та же поставленная автором перед собой задача — не нарушать достоверности ПОВа сказывается и на прочем: например, персонажи — их у нас полтора, из которых один — это капитан силдунцев Брайлар Киллкойн, а 1/2 — все остальные. Но мы же не забываем, что подавляющую часть хронометража романа Арки проводит с Брайларом, а с остальными пересекается на посиделках в питейных заведениях или во время редких всполохов боевки. Поэтому Киллкойн показан нам со всей глубиной, а от остальных — лишь то, что хронист успел ухватить — застольные байки, шутки, матюки во время сражения. Но даже при таком подходе, каждый из персонажей второго плана выдаёт пронзительную ноту (при том, что Арки не очень-то чувствительный товарищ). Что ещё? Ворлдбилдинг — тут я уверен, что именно вот эта манера давать окружающий мир зарисовками на полях дорожного блокнота — одна из порадовавших меня вещей. Да, нам почти не дают знания о географии и лишь малые крохи исторических сведений, но, имхо, мир романа прорывается через ощущения, и этого достаточно, чтобы почувствовать его незнакомый вкус. Добавим сюда рефрен: Арки часть этого мира, он хронист не только по профессии, но и по складу мышления, он выхватывает из окружающей реальности лишь то, что вызывает его интерес. Это не минус — это отличия в технике: затушевать полутона и задний фон, увеличить контрастность на ярких мазках.

Про атмосферность и спорить не о чем — она автору удалась. Сэльярдс создает её стилем, мелкими деталями и ПОВом (да-да). О последнем чуть подробнее — писарь внезапно не оказывается мастером фехтования или тайным магом; нет, он боится, судорожными движениями пытается взвести арбалет и закрывает глаза при выстреле. Вот и представьте, как он описывает поступки или мотивы отъявленных головорезов. При этом, поскольку заказчику его хроника безразлична, он пытается быть хотя бы честным — это вызывает доверие к тексту, после чего мы сами начинаем смотреть через призму мироощущения Арки.

Напоследок и вскользь. О концовке — она кажется слабовыраженной если рассчитывать на продолжение. Если же от последнего абстрагироваться — то понимаешь, что перед тобой отчет об отдельной миссии спецназа; миссия закончилась — сюжет завершился. Тем более в следующем романе Сэльярдс перекинет героев в Силдун. Рефрен: это у нас хоть и не хроника, но история рассказанная хронистом. О стиле — тоже дам поправку на персональное восприятие — да может в нем и нет чего-то шибко особенного, но автор — главный редактор издательства Американской ассоциации юристов, это видимо наложило отпечаток — он очень точен в подборе слов и в формулировках, легок и умел.

Итого: хороший роман, что при ассоциациях с «Чёрным отрядом», при скрупулезной выстроенности книги от ПОВа, не убившей при этом интересности прочтения, при умении автора создать атмосферу и нарисовать главного героя, породило у меня впечатление: «весьма понравилось». Два раза.

Оценка: 8
–  [  25  ]  +

Феликс Гилман «Расколотый мир»

Croaker, 15 мая 2013 г. 19:06

Писать об этой великолепной книге я засобирался после перечитывания, причиной чего, в свою очередь, послужили упоительные воспоминания о первом знакомстве с «Недоделанным миром». Так вот, хочу я вам сказать, что на второй раз «десятка» стала ещё тверже и увереннее. Большую часть причин для такой оценки нам уже поведала Verveine в отзыве в своей колонке, и я таки со всем сказанным в нём согласен.

Итак, замерший в благополучии Восток, почти устоявшийся, но не успокоившийся Запад, и граница мира — то, что позволяет говорить о его незавершённости. Эльфо-индейцы, Линейщики-промышленники, Стрелки — пионеры, ганфайтеры и прочие авантюристы. Три роскошных героя, в которых невозможно не поверить (да, Лоури суховат, но он Линейщик и не может быть другим). И вейрд, и вестерн, и фэнтези в одном флаконе — тоже да. Это то, что заинтересовывает сразу же. Условные минусы — и они на месте: концовка «на самом интересном месте» (при «завершенности» главной фабулы), не очень большое количество чистого экшена («нечистого», вполне даже хватает) — присутствуют. Впрочем, задача вас заинтересовать или предупредить передо мной не стоит — лучше прочитайте отзыв Наталии. Пишу я больше для того, чтобы самому себе пояснить причины собственных восторгов. Попробую:

Для меня эта книга во многом «литературная сказка для взрослых», а я очень люблю такие сказки. Но термин мною применен не в общем значении, под которое почти все фэнтези можно притянуть, а в очень узком и практическом. Гилман взял сказку — нарратив, оперирующий архетипами, и сделал её взрослой. Взрослой не в плане исследуемых «серьёзных» тем, наличия секса, насилия и прочих прелестей, с которыми человеки сталкиваются, будучи выдернутыми из детства. Внешняя взрослость слишком вязнет в мелочах и деталях, а попробуйте ворочать гигантские колесы архетипов, когда мелочи на осях скрипят. Нет, тут другое — вопрос в формовании базовых элементов: «детские» архетипы психологичны и эгоистичны, они вертятся вокруг «я»; взрослые — социальны, чтобы их крутить нужна толпа из этих самых «я», в них архетипы систематизируются (да, похоже, я сумбурно пытаюсь дать понятие мифа) При таком подходе глубинные блоки повествования собираются не для того «чтобы было», а для взаимодействия.

«Литературность» же использована мной не для обозначения олитературенности, а для указания на то, что за своими архетипами Гилман не стал лезть в подсознание и прочие страшные места, а воспользовался взрослостью и сузил культурный контекст — проще говоря загреб в кучку штампы вестерна. Это дало ему дополнительный выигрыш — вестерн, хоть и является одним из самых реалистичных вариантов жанровой литературы, во многом построен на тех же принципах, что и помянутая мною выше «взрослая сказка», но с добавлением важного настроенческого момента — дуалистического противопоставления и одновременного единения с окружающим миром (это, етить, прерии, ветер в лицо, топот табуна мустангов, скрип седла и солнце... непременно заходящее солнце).

Собсно, помимо своего мутного пустословия я вам обещал и практическую компоненту сказочности — Феликс делает действительно сказочным обыденное. Попробуйте соорудить архетип из поезда, кольта, ну, и если заставить их взаимодействовать — из ограбления поезда. У Гилмана вот получилось. Он написал мифологию Дикого Запада, мифологию в исконном понимании — не мифы о нём, но мифы, которые бы родились в его среде, если бы мировоззрение пионеров было мифологичным.

Ну, и про стиль, про писательскую манеру — очень уж все хорошо написано. Я понимаю, что это слишком общо, но вот очень хорошо и всё. Живой язык. Даже монологи «скучного» Лоури читаются интересно за счёт этой живости. А уж про острые разговоры с участием Кридмора я и вовсе молчу. При этом первый, общаясь сам с собой, как бы держит в уме невидимого собеседника, а второй при разговоре с окружающими зачастую пытается убедить лишь себя — это тоже часть гилмановской манеры: умение поставить всё с ног на голову и сделать вид, что так и надо. И ощущения достоверности автор добивается незаметно для читателя. Нет, если поставить себе задачу по отлову малюсеньких крючочков, то Феликса может и удастся поймать с поличным, но оно вам надо? Лучше просто дать книге возможность прокатить вас по этой истории с приятным ветерком.

Чего-то наплёл, но всё в общем-то ради одной фразы: если возьметесь читать «The Half-Made World» — удовольствие получите практически наверняка. Дело за малым.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Том Холт «Sharps»

Croaker, 1 октября 2012 г. 22:10

Почему-то отзыв на любую книгу Паркера невозможно начать с её описания — вместо романа во первых строках тянет поговорить о том, какой он весь из себя загадочный, какой у него своеобразный подход к жанру и круг тем. И прочая, прочая. Вот и у меня сейчас не получается поступить иначе. Про анонимность распространяться не буду — какая нам разница, по большому-то счёту, кто именно пишет под этим псевдонимом? Хорошо пишет и ладно. А вот его миры можно и обсудить. Те, кто с творчеством Паркера не знаком, должны быть предупреждены — многие вообще сомневаются, что это можно назвать фэнтези, дескать из вымышленного там только география. Эти многие имеют право на своё неправильное мнение. Если бы дело ограничивалось выдуманной картой с причудливой топонимикой... Но не может же быть так прост человек, которого часть читателей считает мужчиной, а часть женщиной; человек, национальность которого пытались определить скрупулёзным подсчётом языковых особенностей, и оказалось, что в его письме количество американизмов и британизмов примерно равно. Как бы вам рассказать про его миры?..

А вот на примере Sharps и попробую. Итак, есть два плохо соседствующих государства: Скерия и Пермия, оба откололись от империй (которые продолжают существовать) — Западной и Восточной соответственно. Скерия — страна, у которой много обрабатываемой земли, но населения ещё больше, поэтому существует ощутимая необходимость в экспансии. Перед этой проблемой и стоит правящая верхушка, раздробленная на три конкурирующих института — Банк, Церковь и военно-аристократическая клику. Пермия — небольшой клочок гористой местности, выживающий за счёт потребности бывшей метрополии в серебре, обильно добываемом на многочисленных рудниках, боссы которых и правят страной. Однако добыча серебра затрудняется — богатые слои выработаны, Восточная империя находит альтернативные источники драгоценного металла — и у правителей Пермии тоже проблемы. А ещё есть широкая полоса пограничной земли, за которую уже сорок лет идёт тяжёлый конфликт (Скерии нужна поверхность, Пермии — недра). Последний этап военных действий едва не принёс победу Скерии, но именно что едва. Стороны не могут победить друг друга, но и продолжаться так дальше не может — каждая из них скоро разлетится от внутреннего напряжения. Ну, и вдобавок ко всему империи тоже не прочь активно поучаствовать во всей этой возне, пусть и не вмешиваясь напрямую. Вот такая вот доска для этой партии. Никаких драконов, магических университетов и древних пророчеств, даже старого мага в мясницком фартуке нет. Вы уже готовы спросить: «А где тут фэнтези?»

Даже если нет, я все равно отвечу. Вот в построенных Паркером мирах. Именно в этом его волшебство. Да, по сухому описанию, как выше, это всё видится конструктором «Лего». Паркер, берет кусочки, которые кажутся знакомыми до боли (если обо всех романах, то и колониальный период, и Византия, и усреднённое европейское средневековье, и столь же усредненное зарождение промышленной революции и ещё очень много чего) и собирает нужный ему конструкт. При этом есть ощущение, что и инструкция по сборке и пакет чертежей в воздухе подвешены. Даже спецификацию материалов начинаешь ощущать — вот этим склеено, вот этим забетонировано, а вот тут проволокой намертво закручено. И получается вся эта махина такой стройной, ладной и аккуратной, как японский конвейер — всё работает, всё движется и ещё жужжит приятно. Тю, скажете вы — умельцев собрать «настоящий» мир хватает, а без драконов все равно скучновато. А потом бац, и этот механизм оживает. И начинает говорить с вами напрямую, ему даже персонажи для сурдоперевода не нужны. И это не «хеллоу ворлд», невнятное бормотание или истерические бредни. Мир говорит внятно, ровно то, что хочет сказать автор, и столько, сколько ему надо. И вот тогда понимаешь, почему это все таки фэнтези, и почему автору для диалога с читателем не подошёл наш мир (его Паркер использует лишь как склад комплектующих). К слову Sharps разговаривает языком социологии, этнографии и геополитики.

Что у нас там ещё было? Про круг тем. Да, это второй элефант прозы Паркера. Вот есть люди увлекающиеся, а К. Дж. в своих книгах увлекающий. Он берет какую-нибудь тему и увлекает ею. Пора переходить к предметности рассуждений, а то уж больно широкое понятие — «тема». В исполнении нашего автора механизм мира из прошлого блока имеет в своей конструкции какую-то деталь, на которую сразу падает взгляд. А если этот взгляд упал, то Паркер не даёт его отвести. Как правило, в качестве этой детали выступает один из видов человеческой деятельности: финансы, инженерия и машинерия, мастерство кузнеца, осадное искусство... да много вариантов. Так вот эту линию автор прорабатывает детально, методично и занимательно. По прочтению вы специалистами не станете, но за разбирающегося дилетанта вполне сойдёте. Почему я делаю на этом акцент? Действительно, ведь многие авторы делают то же самое, например, для раскрытия образа персонажа, или подготовки какого-то сюжетного поворота. Отвечаю: потому. Потому что у других авторов это выглядит симпатичной оторочкой, а у Паркера это толстый красный стежок через всё полотно книги. Помните, как с нами миры разговаривать начинают, так вот тут то же самое. Вы читаете, читаете и понимаете, что с вами заговорило «банковское дело».

Кто там с нами в Sharps разговаривать будет? Вы уже догадались или прочитали аннотацию? Таки да — фехтование. Тут сразу два момента проявляются. Первый: но позвольте, скажут читавшие Паркера по-русски, автор повторяется? Скажем так, он использует базовый посыл — общество, в котором фехтование имеет гипертрофированную важность (как футбол во время ЧМ, когда даже те, кто его терпеть не могут, пьют пиво и дудят в дудки). Зато эта «тема» выведена гораздо глубже и многоплановее. Тут и культурологический контекст («Они тут фехтутют боевыми клинками, боже спаси их!»), и раскрытие личностей персонажей через особенности их фехтовального стиля, и встраивание этого... спорта в политический контекст (да, как в «Фехтовальщике» в судопроизводство). Собственно, весь сюжет завязан на фехтовании — нелепая «олимпийская» миссия работает магнитом, к которому притягиваются все события, влияющие на судьбу этой части мира. И я уже не говорю о частностях, вроде того, что такого описания идеологии тесака (мессера по терминологии книги), как оружия, вы больше нигде не найдёте. Второй же момент, я тут отмечу но рассмотрю подробнее в резюме: когда с вами разговаривает «фехтование», это интереснее, чем когда с вами разговаривает, скажем, «стрельба из мортиры».

Можно выдумать третьего элефанта — персонажей. Чем тут Паркер отличается? Умением сделать интересным обычного человека. Да, именно обычного — героев у КейДжея (или КейДжейи?) нет. Причем не в том смысле, что они все антигерои, нет. Просто люди. Нормальные. Они у него нормально боятся, нормально смеются, нормально любят. Просто живут. Это даже на композиции книг сказывается, потому что Паркер вроде бы концовку вывел, а они продолжают жить. Его персонажи в рамках жанра фэнтези — это как хоббиты (нормализованные хоббиты) в мире всяких назгулов, Арагорнов и Смогов. Нет, это не значит, что они не способны на душевный надрыв и метания, ярость и низость. Строго наоборот, просто они делают это все не со сцены, а вот как часть их жизней.

Глянем на кастинг Sharps? Суидас — ветеран войны, спивающийся чемпион с острой нуждой в дензнаках; Исьютс — взбалмошная девушка, выбравшая фехтование вместо брачного контракта; Гиро — студент, соблазнитель, совершивший большую ошибку; Аддо — младший сын генерала Карнуфекса, чуть не выигравшего для Скерии войну, национального героя; Франтцес — торговец шерстью, бывший чемпион, и ещё один занимательный тип — Тимицес, «политический» офицер при них. Вот такой команде скерийцев надо спасти свою страну. Вы верите что они могут справиться? Они вот тоже нет. Но едут со своей дипмиссией и делают всё, что считают правильным, чтобы выполнить свою задачу. Я же говорю — они нормальные.

Кроме того, на этих же персонажах можно пронаблюдать, как умело Паркер их раскрывает — он счищает шелуху, как хирург скальпелем — выверенными короткими движениями. А ещё я обращаю пристальное внимание у любого автора на диалоги, так вот — Паркер, имхо, один из лучших в жанре. Особенностью же именно Sharps является то, что сделав персонажей объемными и сложными, Паркер всё же недокрутил до своих максимальных показателей по замороченности, противоречивости, есть у него актёры и поярче и поглубже.

О сюжете? А тут много не скажешь. Многие прочитавшие роман описывают его так: они едут, фехтуют, разговаривают, едут, разговаривают, фехтуют, едут... И много вы знаете авторов, которые могут сделать такую фабулу интересной? Они транспортных средств только штук пятнадцать меняют, и вовсе даже не на какие-нить экзотические, а на обычные, такие же кареты, телеги и коляски. И всё равно интересно. Даже фирменной паркеровской инженерии нет, ок, ну, почти нет — один раз они... ось меняют на экипаже. И все равно интересно. Это Паркер. Нет он конечно расслабится читателю не дает. Сначала запугивает его быстрым стартом — вброс персонажей, информации без пояснений и т.д. Потом постоянно в фоне демонстрирует интриги, сопровождающие тур команды. Но все остальное время они едут, фех... ну вы поняли. И все рав... Хммм.

Ещё? Хороший английский язык. Тут нет каких-то вычурных конструкций и редких слов, нет уличного жаргона и нарочитой разговорности речи. Есть просто хороший английский язык, не сложный, не простой, грамматически стройный и лексически чистый. Ещё? Юмор, да. Он обычный для Паркера — не очень явный, иногда даже слишком субстратный, но зато его здесь больше чем в большинстве остальных книг автора. Ещё? Есть ощущение, что в плане восприятия — это одна из самых лёгких книг Паркера. Ага, я кажется уже выдохся — абзацы короче, предложения проще — пора выходить на финишную прямую. Тогда давайте сразу на ленточку и телепортируемся.

Об чём будем резюмировать? Ну, я же не зря про эту книжку в привязке к творчеству Паркера в целом рассказывал. Таки (под барабанную дробь) объявляю вам роман, который я теперь буду называть, если меня спросят с чего начать читать этого писателя. Да, это он и есть — Sharps. Расшифровываю причины: 1) Ворлдбилдинг традиционно паркеровский — это раз, то есть вы его подход к этому процессу проощущаете во всей красе. А есть ещё и бонус-наживка для старых поклонников — существовала теория заговора, что действие всех (или почти всех) книг КейДжея происходит в одном мире, так в Sharps автор это без лишней помпы и подтвердил. Во всяком случае «Инженерную трилогию», одиночные романы и повести привязал между собой тоненькими ниточками (про первые две трилогии я ничего не помню, но наличие этих ниточек пробудило желание перечитать всего Паркера). 2) Тематичность — тоже родная, это два. Но. Меньше инженерии, что уже не отпугнет новичков. Затем: фехтование — это же круто, это один на один, опасность, стремительная реакция, работа ума, «беседа сталью», ну и всяко занимательнее для неподготовленного читателя, чем стрельба из мортир (см. выше). 3) Герои — узнаём брата Колю, это три. Но. Персонажи более ровные, более нормальные, чем стандартная нормальность Паркера. Такое впечатление, что автор пусть чуть, но сыграл в поддавки с читателем, и в какой-то момент подвёл его к ощущению симпатии почти ко всем действующим лицам (при этом, как и когда он это сделал не ощущаешь). Остальные же плюсы все на месте и язык, и стиль, и легкий юмор (тут более насыщенный, чем обычно). Из объективных минусов Паркера я лично вижу только один — это концовки, которые мне субъективно нравятся, но кажется, что есть в них какой-то изъян (который словами выразить я не могу), поэтому у многих они оставляют осадок. Мне кажется, или плюсы уверенно побеждают?

Многие и вовсе говорят о том, что это самый коммерческий роман автора, что он выбрал оптимальные компоненты своего творчества и смастерил из них одно из самых лёгких (но не легковесных) своих произведений. Я склонен согласиться в следующей формулировке: у романа Sharps две, казалось бы взаимоисключающих ипостаси — это Паркерстайл-лайтс и в то же самое время это Паркерстайл-концентрат.

Резюмируя резюме: история о занятном путешествии во враждебное государство группы симпатичных героев, которые на фоне политических интриг занимаются тем, что они хорошо умеют — фехтованием. Всё это отличным языком, в симпатичных и умно расставленных декорациях, под лёгкий юмор. И почему вы до сих пор не читаете Sharps?

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Джастин Густайнис «Occult Crimes Unit»

Croaker, 26 июля 2012 г. 12:40

«Современная», не побоюсь этого слова: «городская» фэнтезя. США, не самый большой город Скрэнтон, штат Пеннсильвания. Над ним сходятся в пучок линии силы (видите, как оригинально), поэтому в нём повышенная концентрация всяческих сверхъестественных существ — ведьм, вампиров, оборотней, гоблинов, огров и пр. (да, да). Можно, конечно, сделать скидку на то, что в отличие от большинства UF-авторов Густайнис хотя бы делает попытку подвести под всю эту мешанину бэкграунд. Но зачем? Книги хороши не этим.

Понравились они мне, собственно, тем, что это отличный полицейский процедуал, а я люблю полицейские процедуалы . Копы, рутина, ошибки, свидетели, которые ничего не видели, ограбления винных лавок, сотрудничество и конкуренция отделов, высокомерные фэбээровцы, шуточки над телом жертвы... Разве что пончики мне не встретились. То есть всё как положено.

Он Стэн Марковски, и он носит полицейский значок. Он работает в сверх-отделе, в его «Беретте» серебряные пули, у него сложные отношения с дочерью, хороший напарник, саркастически-мрачное чувство юмора и патологическая честность. За что его уважают коллеги, сверхи, да все почти. Что не мешает преступникам его хорошенько уделывать. А он далеко не Шерлок Холмс, ему приходится работать и ногами, и кулаками (последними не так часто, как детективам в фильмах и книжках — он-то ведь настоящий коп, больше времени он проводит, разбираясь с ОВР по поводу очередного применения оружия), прежде чем ему удаётся добыть материал для работы мозгов. Детективная часть детективна, урбанфэнтезёвая часть урбанфэнтезёва. Как сказал Саймон Грин: «там копы — настоящие копы, вампиры — настоящие вампиры».

Ну и чего, скажете вы — штампы про полицию сверх нормы. Ну и того, скажу я — таки да. Обращали внимание, что хорошие процедурники именно что набиты штампами, чем собственно и хороши. Потому что штампы про копов — они не из сказок про вампиров, они из жизни. И пусть тут у нас не 87-й участок по уровню, но зато с supenatural начинкой.

Ещё мне понравились ненавязчивые игры в альтернативную историю, когда объясняя какую-нить частичку этого мира, автор подбрасывает сверх-добавку в известные исторические события. Ещё есть несмешные анекдоты про сверхов, толика социологии полисверхэтнического общества. Атмосферу автор создаёт неплохо, уж всяко лучше большинства UF-поделок — причём достигает этого минимальными усилиями — он просто моделирует и показывает читателям, как наличие сверх-фактора повлияло бы на ту или иную компоненту детективно-нуарной атмосферности. В общем много чего там есть, но прежде всего — это история правильного копа, который просто делает свою работу, рассказывая которую автор проделал свою работу тоже очень неплохо.

Оценка: 7
–  [  18  ]  +

Кевин Хирн «Хроники железного друида»

Croaker, 26 июля 2012 г. 12:37

И таки да, не ожидайте от этих книг больших глубин или концентрированной пищи для ума. Но и не думайте, что они не могут вам ничего предложить. Прежде всего, там много весёлой и не очень беготни, столько же мегагадов, которые с каждым разом всё сильнее, главного героя с очередным томом колотят всё суровее, и уровень серьёзности и даже некоей мрачности нарастает. Юмор зато неизменно на приличном уровне, и пусть он в стиле немного развязных комикс-гиков, последние будут рады его присутствию.

Собственно, о чём книжка: последний друид пережил охоту римлян, христианские гонения, большой кусок Средних веков провёл на востоке, а теперь (в нашем теперь) обрёл относительный покой в городе Темпе, штат Аризона, понятное дело США. Он гуляет с собаком (Обероном — роскошным собаком, что обязательно надо подчеркнуть — на нём хорошая такая доля прелести книги держится), подстригает газон соседке и управляется с магазином оккультных принадлежностей — на деле чем-то средним между фито-аптекой и букинистом. И всё бы у него было ничего, но он таки последний друид со всеми вытекающими, опять же в молодости (хотя ему и сейчас можно дать лет двадцать — как по внешности, так и по поведению — видимо друиды юношеского задора не теряют) он много чего натворил, и нажил не самых простых существ в персональную коллекцию врагов (это у него тоже характерное свойство — как друзей, так и врагов он заводит стремительно). Один из последних отыскивает нашего героя (да, я забыл его представить — Аттикус О'Салливан — ирландский вариант имени без специальной подготовки (филологической или стаграмм) не выговоришь) и хочет совершить свою мстю, о чём естественно скоро начинает жалеть. А потом всё традиционно закручивается, одна неприятность проистекает из предыдущей и так до... четвёртого пока тома, в котором Аттикус уходит на двенадцатилетние каникулы.

Что в этих книжках понравилось лично мне, и почему я выделяю их из массы «современного фэнтези»? Для начала повторюсь — юмор, вот нравится он мне — живой такой, ненатужный и простой, друидский какой-то. Потом: развесёлые пантеоны — тут у нас и отпрыски Дану, и скандинавские тугодумы, и греческий похабник, и индейский хитрован и прочая, прочая... Отдельное спасибо автору за Морриган. В отличие от традиционно вампиро-оборотне-фэйревской массовки, тут у нас кастинг из персонажей рангом повыше, и, в принципе видно, что автор над мифологиями покорпел — он показывает их этакие «настоящие лица» в нонешнем обществе, не Гейман конечно, но толику особого очарования Хирн своим богам дал. Чего ещё? С сюжетом автор умеет работать — не тянет всё к концовке, а какие-то параллельные линии запускает, завершает их где ему надо; стиль лёгкий — не зря автор английский преподаёт. А, чуть не забыл — цитаты. Вооот. Всё что Хирн любит, он в свои книги и засовывает — «Звёздные войны», «Стартрек», Шекспира, классические фильмы, да много чего. То есть присутствует вживление в современную (Шеспир всегда современен) мультимедийную культуру. Угу, уровень аллюзий не Ффордовский — Хирн понимает, что для аудитории попроще пишет, но всё равно здорово. Ну и последнее: банально повторюсь за другими — Гарри Дрезден, то есть не в полный рост, и под другим углом, но Гарри проглядывает — а это для меня всегда плюс.

Оценка: 8
–  [  36  ]  +

Глен Кук «Путь к холодному сердцу»

Croaker, 18 мая 2012 г. 15:59

Общее: Начать очень хочется с благодарностей: автору за то, что пожалел своих преданных поклонников и спустя 24 года выдал на гора приличное «завершение» цикла, и издательству Night Shade Books, предоставившему такую возможность. Итак, это свершилось. Цикл должный стать magnum opus Кука, а затем из-за плохих продаж, чехарды в издательствах и криминального триллера с похищением рукописей, впавший в летаргический сон, таки пробудился и прозвучал финальным аккордом. Финальным ли? Ответить на этот вопрос и осветить некоторые другие моменты я попробую в настоящем отзыве.

Итак. Глен Кук зашёл в свою комнату, где не был со времён молодости, огляделся и узрел шахматную доску, на которой начиналась интересная и на мой вкус тонкая партия «Империи Ужаса». Сейчас же она выглядела печально — толстый слой пыли, половина фигур потерялась, остальные повалены на бок, некоторые разбросаны на полу. И что я вам хочу сказать — добросовестный трудяга Кук сделал всё, чтобы даже в такой ситуации доиграть партию с достоинством.

Частное: О сюжете и композиции. Глен Кук отдавал себе отчёт, что восстановить в голове после такого перерыва множество событий читателям будет не просто, поэтому первую треть книги занимает расстановка фигур. Он собирает своих персонажей в кучки и описывает их вводные. В своей любимой манере он добавляет в этот процесс другие углы зрения и оценочные характеристики, поэтому этот блок не выглядит долгой и занудной завязкой с повторами. Вовсе даже и наоборот — если в предыдущих романах ИУ у нас был калейдоскоп, где картинки менялись от главы к главе, то теперь он прицепил к калейдоскопу моторчик и герои, события попросту мелькают. Скорость обоснована тем, что кучек персонажей получается много и их надо укрупнять, перед тем как приступить к основным действиям. Тут уместным будет напомнить, что изначально в цикле планировалось 12-14 книг, даже по самым пессимистичным раскладам Кук рассчитывал уложиться в 10 романов, а в итоге был поставлен перед необходимостью уместить всё в один небольшой том (предполагаю и эгоистично надеюсь, что размеры тома диктовались возможным выпуском омнибуса). Поэтому на выходе из первой части APtCoH ему нужен был структурный концентрат — сведение сюжетов и героев в минимальное количество блоков, которое можно подвести к логичной концовке.

Закончив позиционные игры, во второй трети книги Кук берёт динамическую паузу. Темп снижается, острота противоречий спадает. Вместо шахмат начинается домино, в котором каждая шашечка тщательно прилаживается к предыдущей. Тут автор решает две задачи — во первых определяется с проблематикой, которая должна стать основной и итоговой (и я вам не скажу, что это за сверхзадача, иначе будет неинтересно, но она весьма логична и вполне очевидна). Все остальные линии начинают затушевываться, акценты приглушаться, а лейтмотив настойчиво выводится на первый план. Сейчас я помещу в спойлер те, по-моему, принципиальные моменты, которые в конце концов останутся за кадром:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
1) Полностью проигнорирована потенциальная возможность развить тему «тех, кто стоит за Звёздным Всадником», которая пусть и давалась намёками, но, имхо, составила бы важную часть, будь цикл дописан в изначальном варианте; 2) Тема «Кавелин, как будущее общество всеобщего благоденствия» нарочито смазана, правда сделано это достаточно изящно, чуть подробнее в следующем абзаце.

Ещё одна важная задача, которая решается в тиши и покое второй части книги — это необходимость показать ситуацию, к которой должен будет прийти мир, после решения «главной проблемы». Понимая, что после того, как он разгонится, выйти на описательный темп уже не удастся, Кук делает структурную инверсию — он показывает нам Кавелин, Шинсан, Хамад-аль-Накир в потенциале. Он даёт достаточно материала для того, чтобы зная развязку, читатель мог сам проехать по заложенным им рельсам за пределы цикла. Кроме того, реалии уставших от бесконечных войн и интриг государств ненавязчиво работают на то, чтобы убедить в несомненной важности устранения препятствия, из-за которого весь этот потенциал может пропасть втуне.

Последняя треть — Кук проложил все пути, наделал стрелок и отворотов для домашней работы читателей, а локомотив сюжета покатил на полной скорости к финалу. Мы же замерли в тамбуре, и только успеваем замечать мелькающие за окном пейзажи. Это что было — Форгреберг? Да нет, пожалуй, уже Клыкодред. А это куда он отправился? В Место Тысячи Железных Статуй? Нет, на Эхлебе. Страниц за тридцать до конца книги начинает складываться впечатление, что конечную станцию этого маршрута мы таки проскочим мимо. Но добрый машинист в последний момент чуть притормаживает, и любезно даёт тем, кто хочет на неё полюбоваться, возможность выпрыгнуть на ходу...

Выпрыгнули? Чего увидели? Положа руку на сердце — множество многоточий. Нет, главная проблема снята (почти?), все линии подошли к итогам (промежуточным?), герои разведены и сведены вновь в нужных комбинациях (надолго ли?). В общем, опять же традиционно для Кука — всё как в жизни. Горько-сладкая концовка с возможностью бесконечно разных продолжений, в которых, с другой стороны, необходимости-то уже и нет. Последнее ощущение и даёт право говорить, что Кук цикл завершил. Нельзя утверждать, что сказано всё, но сказанного — достаточно.

Несколько слов о романе в общем? Попробуем. Прежде всего необходимо отметить, что в APtCoH уместились все «плюсы» и «минусы» ИУ в целом. В этом разрезе продолжаю удивляться умению Кука выдерживать стиль/дух и прочее цикла. Через столько лет написать роман так, чтобы неосведомлённый читатель мог подумать, что перерыва в написании и не было — это надо уметь. Да, «Империя Ужаса», наверное, самый противоречивый сериал мэтра, и его оценки разнятся сильнее всего. И у Кука был выбор, сделать принципиальный шаг в сторону или остаться в канве. Но мне кажется, что второй вариант был выбран оправданно — всё же во многом роман, это реверанс поклонникам, которые ждали именно ИУ. Они его получили.

Плюсы/минусы, ну, давайте тогда с главного. С персонажей. Даже у меня, нежно любящего творчество Кука, часто от обращения с героями в ИУ начинали ныть зубы, как от резкого перехода с горячего на холодное. Он их плодит, сталкивает, разбрасывает, забывает — ну её богу, как малыш с солдатиками в песочнице. Здесь у нас всё в таком же ключе — добавляются новые люди, часть из них начинает играть чуть не ключевую роль в сюжете, часть отрабатывает номер, часть вообще непонятно зачем, но занятно введена. То же касается и самой проработки их образов. В ИУ Кук может задвинуть героя в дальний ящик, потом использовать в какой-то схеме как функцию/манекен, а уже через пару десятков страниц вытащить его на первый план. Причём порядок этих манипуляций часто кажется произвольным. С другой стороны, это всё работает, даже критики цикла не могут отрицать, что такой подборкой колоритных персонажей может похвастаться не так много произведений. Метода, по которой в одном месте герои могут быть показаны небрежной зарисовкой, а в другом нам являются чуть не рентгеновские снимки их душ, придаёт им необычайный объём.

В APtCoH ситуация чуть смягчается — Кук старательно залезает внутрь почти всем своим «детям». Да, это делается урывками, и не показывает нам цельную личность каждого из них, зато в этой старательной череде «без внимания не останется никто» почти у каждого приоткрывается частичка внутреннего мира — человеками получились все. Более того, автор постарался подвести личные отношения каждого из героев к какому-то промежуточному итогу. Просто для иллюстрации:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Раскрыты и в какой-то мере зафиксированы (этакий семейный снимок на память) отношения: Браги с самим собой, с Ингер, Ингер с Кирстен, Гаруна с Ясмид, Эль-Мурида с собой и окружающим миром, Майкла — аналогично последнему, Варта и Непанты, Мглы с детьми, Мглы с Ших-каем, Ших-кая с Куо Вен-Чином, Екатерины с Этрианом и так далее.

Вторая ключевая порция плюсоминусов: сюжетные линии. Ситуация, как вы знаете, аналогичная персонажам — линий много, они сплетены в такую паучью сеть, что не то, что читатели, автор-то с трудом из неё выбирается. Здесь у нас это аспект усугублён, потому что линии надо было сводить и завершать. Кук весь роман тщательно сматывал то, что осталось от клубка, после того, как с ним поигрался ну очень игривый кот или Звёздный Всадник. Часть ниток так и осталась лежать на полу, часть затерялась рядом с более толстыми и цветастыми вервиями. Но в итоге, как ни странно (особенно в свете помянутого множества многоточий) вышло вполне симпатичное макраме.

Остальное в книге тоже вполне в ключе всей «Империи», да и во многом творчества Кука в целом: рваность темпа; неожиданная работа с фокусом, когда казалось бы незначимые вещи показываются крупным планом, а важные — упоминаются вскользь; отличные диалоги; своеобразная образность и чёткость формулировок; замороченность (да, да, та самая, которая позволяет некоторым переводчикам прожёвывать целые страницы) — всё это есть и всего этого вдосталь. Это новый роман старого доброго Глена Кука, если вам нравятся предыдущие — вам понравится и этот.

Личное: И пусть

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
мне обидно, что Кук всю книгу таскал моих любимых Браги и Гаруна за шкирку, как нашкодивших котят, и, похоже, так и не решил до конца, куда же их пристроить,

всё равно, мне понравилось, как Кук это сделал — ведь одна из фоновых тем ИУ, это то, что планы редко реализуются, как по маслу, что при коллизиях интересов многих групп и отдельных людей, результаты могут быть непредсказуемыми, что дурацкая случайность может как помочь, так и испортить всё для великих мира сего в той же мере, что и для простых смертных. В общем жизненность ИУ, за которую я её ценю никуда не делась.

Резюме: Рад ли я, что Кук смог завершить «Империю Ужаса»? Да. Понравилось ли мне, как он это сделал? Да. Хотел бы я, чтобы у него была возможность сделать это по-другому, в соответствии с изначальными задумками? Тоже, да.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Джон Лав «Вера»

Croaker, 9 апреля 2012 г. 18:57

Общее: Итак, ещё один дебют не прошёл мимо меня. Глаз зацепился за яркую обложку. Заинтриговала аннотация. Первые несколько страниц ничего не прояснили, пришлось читать чуть дальше, а там и вовсе оторваться стало невозможно. Ну, а после грешно было не написать отзыв, чтобы увеличить кому-нибудь список к прочтению. Может эти «кто-нибудь» потом вернутся, чтобы высказать мне своё «фе», но совесть моя будет чиста, бо считаю, что эта книжка уж всяко достойна того, чтобы как минимум составить о ней своё мнение. Я кстати очень удивлюсь, если она не попадёт в номинационные списки значимых премий.

«Моби Дик» + «Дуэль»? Да. Но не думайте, что это мы (рецензенты, авторы аннотации) такие умные и углядели тонкие аллюзии и хитрые реминисценции — автор и сам открыто поминает в тексте историю про белого кита. «Дуэль» тоже сама напрашивается, равно как и ещё множество разных ассоциаций забредают в голову. Наверное за это я и люблю дебюты от умудрённых жизнью людей. Те просто не могут не вкладывать в свои произведения обильно накопленный за жизнь материал. А судя по книжке — Лав впитывал всё, как губка.

Меня ещё преследовала некоторая похожесть на «Далайн» (естественно, не имеющая ничего общего с генеалогией Faith). Похожесть очень размытая, такая структурно-субстратная, но может обозначить особенный акцент для того, кто будет читать этот роман (не бойтесь, к сюжету ассоциация почти не имеет отношения).

У «зрелых дебютов» обычно есть и ещё один ценимый мной плюс — книги выходят открытыми и живыми. В них ещё нет изощрённости и мастеровитости, встречаются ученические ошибки и недостатки, но тем ярче получается роман — ведь глубину-то уже никуда не деть. Собственно, долго глядя в глубину, такой автор понимает, что если он не поделится ощущениями с читателями, то она его переглядит, в одиночку-то.

Частное: Для начала о декорациях, благо тут за меня почти всё сказала аннотация. Есть конфедерация миров, склеенная сугубо экономическими и политическими факторами (никаких Империй Зла и повстанцев) — рациональная машина для реализации совместной экспансии разумных видов. Весь её вклад в мироздание книги заключается в том, что она имеет в своём кармане несколько корабликов класса «Аутсайдер» — объективно считающихся лучшими боевыми машинами изведанного мира.

Вторая важная компонента мира — группа планет, входивших некогда в Шахранскую империю, ну, и сами шахранцы, куда уж без них. Триста лет назад наш эпоним за какой-то надобностью залетел в их систему, после чего эти гуманоидные инопланетяне «остались сломленными навсегда». Теперь нам предстоит пройти за ними следом, и узнать, что же принесла им «Вера» такого, чтобы сделать их расой индивидуалистов, не сильно заботящихся об окружающем мире. Лав подразнит нас существованием некоей книги Срахра, величайшего шахранца, который перенёс свой экспириенс общения с милой гостьей на бумагу. Прочитамши книжку шахранцы, так сказать, и отрешились. Но вы ведь не думаете, что мы так же просто отделаемся — нет нам надо будет сначала встретиться с «Верой» самим. Хммм... для чего нам придётся прочитать книжку .

Третий элемент вселенной Faith — это Faith, космический кораблик который прилетает и улетает. Прибыв, немного воюет, но не так, чтобы уж совсем на уничтожение — равных-то ему во Вселенной нет. Во всяком случае, так считается.

С последним утверждением не согласен капитан Фурд, командир одного из «Аутсайдеров». Не то чтобы его распирала гордыня, или чрезмерный оптимизм. Просто если не он, то кто её остановит? Да, мы перешли к персонажам, но надолго тут не задержимся, ведь львиная доля прелести этой книги — знакомство с персонажами, а это процесс интимный. Тем более, что они не очень любят открываться другим. Совсем не любят. А поскольку они все очень одарённые социопаты высокого пошиба, со своеобразной этикой, то лучше не распространяться на их счёт — может быть чревато. Вы уж как-нибудь сами, а я трусливо повторю за кем-то из рецензентов: «герои Аберкромби в космосе» (люди с аллергией на Аберкромби могут сильно не переживать — есть в них и много своего, особенного).

Впрочем, без освещения одного аспекта экипажа «Чарльза Мэнсона» (по большому счёту всего-то пять «человек») мне не уйти, потому что именно в них кроется теоретическое преимущество «Аутсайдеров» — они иные. Их логика, реакции, этика — всё отличается от стандартного шаблона. Не зря корабли называют в честь не самых однозначных личностей. А название, очень часто, соответствует содержимому. Но сильно не беспокойтесь, автор не сооружает человекоподобных монстров, не эпатирует (почти), не пытается заставить читателя отторгнуть этих «иных» сородичей. Скорее подчёркивает инакость, которая сидит в любом человеке. Просто Фурд и Ко не боятся свою инакость демонстрировать и использовать. Наверное так. Итого: нам предстоит столкновение иной с иными, занятно, не правда ли?

Немного о композиции: тут есть и сильные и слабые стороны. Лав не плодит пиковые точки — глав всего девять, каждая тщательно подогнана и уложена в структуру романа. Лав не разгоняется — первую треть нас погружают в роман, ровно в кленовый сироп (со странным жжёным привкусом). Даже когда мы входим в стадию противостояния с «Верой», мы никуда не торопимся, периодически проваливаясь во флэшбэки с предысториями героев или подробно разглядывая на главном мониторе очередной тактический ход (разве что про особенности рыбалки на «Вер» нам нудно не рассказывают). Лав планомерно выводит читателя на концовку, и та сама по себе — хороша. Но... Да, «но» — дальше идёт сугубое «имхо» (сугубее и имхоистее не бывает): в своём заходе на концовку автор срывается. Он сюжетный и эмоциональный пик ставит чуть раньше, чем следовало бы, а промежуток между ним и последней главой напоминает ситуацию когда, вы вдруг решили подглядеть «что там будет в конце» и вам даже листать не надо — страницы выдраны. Я тут достаточно сильно утрирую, но именно из-за вот этого куска возникло моё лёгкое недовольство книгой (которое я впрочем поспешил списать на дебют).

Язык книги приятный и образный. Автор вообще его сильно любит. Ему нравится смаковать слова, крутить их в голове читателя, придавать различные оттенки. Так же можно отметить своеобразную его афористичность — в книге встречается немало фраз, которые порадуют вас почти математической красотой. Стоит похвалить и диалоги, моё традиционное мерило в этом вопросе — Кук, наверняка одобрительно покивал бы.

Стиль достаточно своеобразный: легкость базовых конструкций, воздушность предложений, яркость образов, компенсируется некоторой громоздкостью более крупных блоков. Хотя ощущения тяжеловесности текста это не создаёт.

О ритме и темпе и скорости прохождения фабулы — круг не рекордный. Вообще мы читаем притчу, но длинную. Зато притчу-боевик. Вот в этом единстве и борьбе противоположностей сидит толика особенности романа. Он медленно-быстрый. Странички листаются интенсивно, но впечатление, что мы карабкаемся в гору, да ещё и с передышками. Лав видимо перенял у «Веры» несколько приёмов практического обращения со временем.

Не возьмусь оценивать научность этой фантастики (почему меня вообще нельзя подпускать к отзывам на НФ — они получаются неполноценными), но для человека, чьи представления о мире находятся на уровне «тёмных веков» всё выглядит достаточно правдоподобно. Есть несколько пусть и не очень оригинальных, но интересно поданных идей, над которыми я бы, наверное, с удовольствием поразмышлял, обладай достаточной базой.

Вроде бы ничего не забыл? Ах да. Про сюжет-то и не сказал. Ну вы поняли, да? История о том как «Чарльз Мэнсон» встретил «Веру», можно без кавычек. История одной битвы. История одной любви. История одной книги.

Личное: интересный и умный новый роман от не очень юного автора, написанный стильно и сочно. Простой линейный сюжет летящий в «яблочко» морали этой притчи. Колоритные персонажи, даже обоюдное молчание которых создаёт мелодию туго натянутых струн. Игры ума, состязание в тактике. История о том, как нечеловеческая инородность встретилась с инородными человеками. Смотрю в конец года. Нет, конечно лошади, на которых я ставлю, всегда проигрывают. Но эта, как минимум, достойна участия в заезде.

Оценка: 9
–  [  24  ]  +

Джаспер Ффорде «Полный вперёд назад, или Оттенки серого»

Croaker, 16 февраля 2012 г. 23:43

Не выходит содержательный отзыв. Вот никак. А можно я вместо этого заиграюсь в псевдоблёрбы а ля «эту книгу могли бы написать»? Конечно, «Оттенки серого» очень ффордовская книжка, но это не тот Джаспер, который знаком нам по циклу о Четверг или Отделе Сказочных Преступлений, во всех компонентах хватает отличий от его предыдущих романов, поэтому основания для моих забав есть. Итак, как бы вы отнеслись к предложению прочитать книгу, написанную Кэрроллом, Вудхаузом и Оруэллом в соавторстве? Впрочем, чего загадывать — по вашим отзывам и узнаем, ибо именно порекомендовать я и намереваюсь. Тем более, книжка скоро увидит свет на русском языке — прочитать её смогут многие.

Кэрролл: от него в романе Зазеркалье, ну или как минимум Страна Чудес. Это мы про мир, который знаком нам до последнего винтика, но вот интерпретация этих винтиков аборигенами вызывает ощущение, что читающий провалился таки в кроличью нору. Дивный бестиарий, причудливая социология, непривычно обыграна каждая мелочь — от штрих-кодов до звёзд. Я даже не буду пытаться описать все частности: во-первых, в них зарыта хорошая такая доля прелести этой книги, во-вторых, чтобы их описать, понадобится страниц 400 текста, бо в каждом абзаце пусть мельком, но открывается нам частичка Коллектива.

Кэрролл->Вудхауз: на этом переходе отмечу юмор, он построен на парадоксах и лёгкости. Первое свойство естественным образом происходит из иной вселенной, поскольку логика её действительно иная. Второе свойство знакомо нам, как отличительная черта Ффорде, но в ретроспективной перемотке к классикам мы непременно поймаем на ассоциативную удочку ПиДжи.

Вудхауз: Помянутый выше юмор проявляется очень знакомо: в персонажах, в диалогах, в действиях сквозит лёгкость и чистота, и даже толика наивности. Персонажи нарочито обычные люди, без гипертрофированности каких-либо составляющих личности, просто люди. Главные герои не страдают припадками немотивированного героизма. Даже антагонисты действуют обыденно, нечаянно или нет, но оказавшись вовлечёнными в чехарду событий романа, они желают при этом сохранить своё социальное положение, либо упрочить его. Схема взаимодействия персонажей очень вудхаузовская — череда их микросоударений, которая вносит суматоху в заведённый порядок вещей. Есть ещё очень много родственных моментов, вроде важности матримониальных отношений для развития сюжета; поведение многих персонажей, которые могли бы помочь героям в достижении их целей, напоминает шебаршение Эмсвотра и так далее.

Вудхауз->Оруэлл: Тут достаточно просто: при всей антиутопичности, мир показанный в романе порабощён социальным строем, напоминающим диктатуру тётушек, ну, или как верно отметила в своем отзыве Felicitas — школу, этакий интернат для пай-мальчиков и девочек.

Оруэлл: Наш роман — это «1984» основанный на лёгкости и псевдолёгкости образов, «Чёрный квадрат» написанный акварелью пастельных тонов. За изящно-сдержанным фасадом в георгианском стиле скрывается тюрьма, подвал которой доверху набит человеческими костями.

Естественно упомянутые мной ассоциации достаточно условны, но через привязку к чему-то знакомому легче получить предварительное представление о чём-то новом. Собственно, Ффорде этим щедро пользуется, но заведомо искажает перспективу — я выше отметил знакомость винтиков, но то, что с ними делает Джаспер — это прелестная прелесть, практически каждый объект получает иное значение, функционал, меняется оценка хоть какого-нибудь его свойства. Мир со смещённой системой координат, привязанный к цветовой системе Манселла, даёт прекрасный полигон для разыгравшегося воображения, а уж у нашего валлийца этого добра хватает. Периодически я ловил себя на мысли, что Ффорде настолько увлёкся созданным им миром, что вместо того, чтобы в какой-то точке книги двигать сюжет, он предпочитает загадать хроматическую шараду или просто отпустить вычурно окрашенную шутку.

Он играется в физически осязаемое сочетание несовместимого: стагнирующее общество и планомерный регресс в одном флаконе; возникающее впечатление, что акцентированное действие отсутствует в романе, как класс, но при этом ошеломляющее понимание в конце романа, что вся эта куча событий произошла за четыре дня; даже при переходе на более глубокий уровень ощущается, что он сталкивает лбами вполне себе функционирующее общество всеобщего достатка с острой необходимостью сломать этот карточный домик.

Впрочем, забудьте все благоглупости, что я уже наговорил. На самом деле это интересный роман про то, как Эдди Рассетт, благовоспитанный молодой человек двадцати лет с лёгкой склонностью к неудачным шуткам, переезжает на новое место — в городок Ист-Кармин, как он открывает для себя, что жители приграничья трактуют Манселловы правила инако и очень вольно. История про то, как он находит друзей, заводит врагов, постигает вместе с нами мир и неожиданно для него самого обнаруживает, что в его жизни появилась кое-что очень важное (цель/любовь!?). Рассказ про то, как девственные душа и ум Эдди теряют своё заглавное свойство.

Знаете, предыдущий абзац тоже забудьте. Всё ещё проще. Это история о том, как Эдди встретил Джейн...

Как видите, ничего внятного написать мне так и не удалось — сплошные ассоциации и ощущения. Но всяческая попытка запихать какую-либо часть романа под микроскоп натыкалась на раздражающую вилку: либо придётся писать про эту частность серьёзно и много, либо всё это уже резюмировала в своём отзыве в трёх абзацах Felicitas. Промучившись этим болезненным состоянием полгода, я таки решился на радикальные меры: не растекаясь ничем по деревьям (а уж какие там деревья...) выдать на гора выжимку из вороха мыслей, поставить оценку, а потом просто надеяться, что всё это кого-то да заинтересует, а мне станет легче, и я смогу написать ещё на что-нибудь уже нормальный (хочется верить) отзыв. Первая часть плана реализована, ставим оценку 9 (основной посыл — хоть я и влюблён в творчество Ффорде, но 11 ставить нельзя, а поставить десятку не даёт концовка — она конечно же завершает локальный сюжет, но с до невозможности огромным заделом на продолжение).

Оценка: 9
–  [  25  ]  +

Яцек Пекара «Слуга Божий»

Croaker, 8 февраля 2012 г. 01:32

Общее: Что сказать вам, милые мои, об инквизиторе Мордимере Маддердине? Нет, нет, не пугайтесь сразу слова «инквизитор». Ведь это не тот, кто жжёт костры, пытает, и способен уничтожить жизнь человека одним щелчком пальцев, но тот, кто даёт грешнику шанс попасть в Царство Небесное. Ведь не пройди грешник через очищение в чутких руках инквизитора, и шанса этого он не получит. Конечно такая возможность не даётся легко: избравший стезю порока, несомненно во всём раскается, но прежде тело и душа его пройдут все круги Ада на Земле, чтобы узнать от какой участи избавляют его инквизиторы. Впрочем, признания и очищение вне компетенции Маддердина — он полевой агент, его задачами являются следствие и дознание, выявление виновных и их препровождение к епископу Хез-хезронскому, с чей лицензией ведёт свою оперативную деятельность наш герой. Для выполнения своих обязанностей Мордимер должен действовать рационально, чётко и эффективно, не задумываясь о средствах — зло должно быть искоренено любой ценой.

Мордимер Маддердин — очищающий огонь веры с ангелом за плечом, если вы грешны, он придёт и за вами.

Уффф, теперь можно снизить градус пафоса. Чтобы этого добиться и облегчить себе жизнь, я просто хочу сказать пару слов о романе в отрыве от глобальности, глубинности и прочих усложняющих факторов, которые непременно возникнут, буде нам захочется поговорить о цикле в целом. Но к чему нам сложности? Есть книга в шести новеллах, она самодостаточна. Мы тут о «Слуге Божьем» и только о нём.

Роман о том, как Мордимер Маддердин и Яцек Пекара познакомились, и решили, что они друг другу симпатичны. Первый пока сам не знает, куда поведёт его правое дело, второй только оценивает потенциал получившегося у него мира и героя.

Частное: Мир основан на немудрящей в общем-то вилке — Иисус, сын не только Бога любви нашего Нового Завета, но и Бога гнева — Ветхого, вот он и спустился с креста, чтобы покарать грешников. Об этом исходном посыле в первом романе поминается от силы два раза, но при этом и автор, и читатели прекрасно понимают огромный потенциал этого допущения. В следующих книгах Пекара использует его на всю катушку, но здесь — мы с удивлением наблюдаем, что мир-то тот же. Да, географические названия незнакомые, да, колдовство реально, да, два раза наблюдаем сошествие Ангела, но всё равно Мордимер бродит по знакомому отражению Священной Римской империи. Хорошо, инквизиция — иная, она компенсатор добавленной миру паранормальщины, но люди в ней состоящие — те же. То есть автор даёт нам узнавание. И в этом мире несмотря на открытую манифестацию Бога существуют, более того процветают зло, насилие и всевозможные пороки.

Герой — достойное дитя обозначенной выше вселенной. Отменно тренированный солдат Веры, разумный и расчётливый, умный и уверенный в себе, самонадеянный и сомневающийся — противоречивый продукт мятущегося окружения. Да, его мы точно так же можем обоснованно обвинить во всех пороках, как и показанный нам мир. Можно даже поймать себя на мысли, что являемые нам картинки мира нарочито мрачны, жестоки, циничны и натуралистичны, чтобы славный инквизитор на их фоне не казался таким уж низким, ужасным человеком. Вы можете предположить, что Пекара предлагает нам заурядного антигероя, но ошибётесь. Этот антигерой выделяется. Не потому, что автор финтит и подтасовывает для него карты, выкидывая фортели с внезапным обращением на светлую сторону силы, или выпячивая какие-либо симпатичные черты характера Мордимера. Нет, он даже не пытается вызвать у читателя эмпатию, сопереживание. Он поступает проще и сложнее одновременно, вводит второго героя — этический кодекс Маддердина. Больше скажу — это не этический кодекс в чистом виде, ведь этика предполагает допущения, а инквизитор, как добрый христианин своего мира оперирует знанием о Боге. Вот на этой потрясающей цельности натуры всё и вертится, то есть прежде чем судить Мордимера, примерьте ка на себя его крест, и киньте в него камень потом.

Мир и герой пойманные в приливный захват, мировоззрение и отношение к себе, построенные на замене веры рациональным. Лейтмотивом и набатом звучит один простой и базовый вопрос: как могут существовать зло и порок в мире, где каждый человек уверен в существовании Бога?

И вот это всё ездит по разбитым дорогам и мрачным лесам, участвует в политических игрищах и ловит колдунов, спасает людей и губит их. С женщинами делает всякие разнообразные вещи. Смотрит на мир, и рассказывает нам о его частных злоключениях. Всё это задействовано в крепких и интересных сюжетах, ведёт забавные и не очень диалоги. Оно, блин, в этом мраке живёт.

Новеллы сами по себе невелики, напряжения, действия в них хватает. Стиль, конечно, своеобразный, милые мои: фразы отстранённые, образы намеренно искажённые, описания то вычурны, то примитивны, но читается легко, быстро. Цитаты из Писания к месту и остроумно подобраны.

Второстепенные герои и статисты — тоже этакие очаровательные чудовища и невинные жертвы, простые и реальные. Злодеев автор не делает гипертрофированными недочеловеками, которых не жалко, он их даже не судит, он просто сталкивает их с инквизитором. Резюмирую — с персонажами всё в порядке (вот в разрезе человеков тут всё, как привет Сапковскому — прямо жизненные, ровно те краснолюды).

Личное: Мне там ещё много мелочей понравилось, но, собственно, рассматривать под лупой все нюансы романа я и не собирался, просто хотел немного выговориться, чуть-чуть дозаинтересовать, если вы ещё не решились на прочтение этого дела, так что можно итоги подводить. Роскошный герой, близкий мир с налётом инакости, все литературные компоненты на уровне. Да, натуралистичности иногда больше меры, да, некоторые жизненные выборы Мордимера просто коробят, некоторые сюжетные моменты проглатываются и подаются схематично (привет Куку, ага) но это же всё не в счёт. Он же вас всё равно покорит. Даже если будете чувствовать отторжение, всё равно за добавкой придёте. Так что читайте и, надеюсь, будет вам это в удовольствие. Ставлю 8, потому что мне дальше обещают сделать ещё лучше.

Оценка: 8
–  [  38  ]  +

Дуглас Хьюлик «Свой среди воров»

Croaker, 3 февраля 2012 г. 22:21

Общее: Сразу признаюсь, что даже намёк на то, что в некоей книжке хоть как-то совмещаются фэнтезийная и детективная компоненты, заставляет меня ею заинтересоваться. А если этой книге даёт щедрые комплименты, пусть и не самый маститый, но всё же автор бестселлеров NYT — Брент Уикс, работы которого, к слову, произвели на меня положительное впечатление, то интерес усугубляется. Когда же в сети начинают появляться отзывы с сетованиями: «эх вот бы этой книжке, да шумиху вроде той, что получили дебютные вещи Аберкромби или Ротфусса...», то я понимаю, что мимо неё не пройду. Тут меня не испугала даже модность тематики всяческих благородных воров, веселых жуликов и героических ассасинов. Итак, впечатления:

Начнём, пожалуй, с декораций. Прежде всего, должен отметить ненавязчивость мира этой книги, он подаётся в фоновом потоке информации и абсолютно не мешает раскручиванию пружины повествования. Действие разворачивается в тысячелетнем городе Илдрекка, столице большой Империи (настолько большой, что кроме неё упоминается только одно государство). Город, как подчеркивает сам автор (медиевист по образованию), выстроен в византийском стиле — «каким мог бы быть Константинополь в XVI-XVII веке, не захвати его турки». Византийскость легкая — имена, кварталы с площадью в центре, скриптории, бани и прочая, то есть более атмосферная, нежели встроенная в сюжет.

Вторая важная компонента мира и его атмосферности — преступный мир Илдрекки, который разнообразен и интересен, практически все его описания в действиях или раздумьях Дрота, он не статичен, он живой. От многообразия криминальных профессий может закружиться голова, но все они составляют необходимую часть братии, живущей за бортом империи. В этот кипящий котёл добавлены такие ингридиенты, как Grey Princes — загадочные верховные боссы, Upright Men — главы локальных группировок, Cutters — рядовые боевики, Oaks — телохранители и многие другие, а также самые интересные нам Noses — люди, которые не только собирают информацию с улиц, но и проводят аналитическую работу. Интригующей специей к этому блюду служит Cant — арго преступников елизаветинской поры, которое автор использует в тексте, немного адаптировав для современного читателя.

Можно сказать пару слов о магии, бо она есть. Некая сущность Nether — источник магического, при помощи связок его проявления можно присвоить предмету, чтобы он выполнял определённые функции. Магия императора всемогуща (мы, правда, этого не видим, может быть имперская пропаганда?), остальная же сложна и дорога, поэтому редкие магические предметы весьма и весьма ценятся, и никто не бросается файрболлами направо и налево. Магические штучки добавляют фэнтезийной изюминки, но сюжетом как хотят не вертят.

Если мы также примем в расчет императора, живущего в трёх инкарнациях и получившего бессмертие у Ангелов, легендарного короля Братства Исидора, чьё возвышение до сих пор вызывает у некоторых честолюбивые помыслы, а история падения которого поныне пугает всех без исключения, то, думаю, придём к выводу, что Халик свой зачёт по дисциплине миротворчества сдал, пусть и не создав оригинального мира, но сделав его жизнеспособным и достоверным.

Сюжет. Allegro. Книга начинается сценой пытки. Некий делец рынка реликвий решил обмануть Дрота и не передал тому товар. Нанятые Мучители смогли выведать у дельца только имя, которое, похоже, никому ни о чём не говорит. Дрот начинает поиски своего товара, параллельно получая от босса задание узнать, кто покушается на долю Никко в нейтральном квартале «Десять путей». Два следствия приводят к помянутой в аннотации книге, а уж сойдясь, разгоняются до невероятия. Пересказывать сюжетные перипетии бессмысленно — слишком плотно они нанизаны на шампур. А жареным пахнет ощутимо — несколько покушений на жизнь Дрота, драки, магические ловушки, интриги в верховных уровнях воровского мира, предательства и неожиданные союзники. Всё это мелькает как картинки в калейдоскопе (есть правда несколько динамических пауз, чтобы выдохнуть), при этом картинки складываются не в абстрактные узоры из стекляшек, а во вполне приличные драгоценные камни с чёткими гранями. Ассоциация в этом плане — любой роман про Гарри Дрездена, из серии с самых первых строк «погнали, а дальше будет хуже, но энергичнее и веселее».

Частное: В чём роман действительно силён — это в персонажах. Дрот, чьими глазами мы наблюдаем развитие событий, умен, обладает хорошим чувством юмора, решителен и смел, однако он отнюдь не супергерой, поскольку прекрасно осознаёт пределы своих возможностей, и если уж бросается в омут с головой, то только исключив все остальные варианты. Он — Нос, человек криминального босса Никко, для которого Дрот вскрывает все проблемы и внутренние болезни его организации. Примечательно, что при этом у Дрота есть редкая для членов Братства репутация «человека чести», на чём и будет построен решающий рывок интриги книги к концовке.

Подстать рассказчику и остальные действующие лица — правдоподобные и объемные, манекенов нет даже среди эпизодических персонажей. Вот, например, лучший друг Дрота — Бронзовый Деган (Bronze Degan), цельная личность с тонким юмором, великолепный мечник, который, однако, видя, что его окружает дюжина бойцов, предпочитает покинуть поле боя, не искушая судьбу. Ещё нам встретятся гордый фальсификатор, наёмник-идеалист, вор-революционер и им подобные — казалось бы шутовские маски, ан нет, мотивация их прекрасно показана и даже тени сомнения в их естественности не возникает. То есть лепить образы Халик умеет очень хорошо.

Немного хуже с взаимоотношениями — отчетливо прозвучали несколько фальшивых нот, некоторые прямо резанули. Впрочем, это в некоторой степени компенсируется оформлением человеческих отношений — диалогами, читая некоторые из них, вспоминал Кука.

Из приятных моментов можно много чего отметить. Может фехтование? Автор специалист по итальянской школе рапиры XVII века, профессионально преподаёт. Как думаете у него получаются описания боёв холодным оружием? Отвечаю — очень даже на уровне, интересно и умело. Или вот герои захотели поесть, да что поесть — так перекусить, всего несколько раз за книгу, а читаешь и слюнями давишься (ну не как у Браста или Стаута конечно, но всё равно хорошо). И таких мелочей действительно хватает. Язык не бедный, но и без перегруженности красивостями — всё таки тематика обязывает. Есть, правда, несколько претензий и к нему (чего стоят три разных человека на первые три главы с broad shoulders), и несколько фраз стилистически неудачных, но в целом, для дебюта очень даже прилично.

Личное: Чем может понравиться книга, я выше кратко набросал. Теперь о менее позитивном: «тот, кто может отнять корону у ...» — пока не сосредотачивайтесь на этой мысли, в смысле не этим романом. Дебют хорош, не спорю, но до ярких стартов упомянутых молодых дарований Халик всё таки недотянул. Причём не хватило самой малости, но малости критичной. Among Thieves состоит из отличных компонентов, но они так и не сложились в цельную «историю». Нет, вы плохого не подумайте, сюжет завершён, все достаточно последовательно подведено к финалу, ружья повыстреливали, но есть несколько моментов, которые где-то выбиваются из логики, где-то вызывают эмоциональное неприятие. Из-за этих моментов складывается ощущение «чуть, но не хватает», и закрыть бы глаза на них, но в больно важных местах понатыканы. Вот представьте клубок шерсти — он мягкий, тёплый, приятный, а теперь — клубок колючей проволоки, бррр. Так вот, наш роман — это клубок шерсти, в который несколько кусков той проволоки засунули. Поэтому по ходу прочтения моя предполагаемая оценка колебалась от 7-ки до 9-ки. Остановлюсь на восьми с поправкой на дебют и мои персональные бзики — приятная книга (на мой вкус лучше того же Уикса :), написанная хорошим языком, интересно читать и следить за злоключениями и успехами героев. Да, рассчитанная на немного специфичную публику (не все, ой не все любят про воров и убийц), да, в ней есть неудачные места, но в целом прочитано с удовольствием.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Крис Холм «Dead Harvest»

Croaker, 31 января 2012 г. 10:51

Общее: Кратко о сюжете — две истории, разнесённые во времени на 65 лет: история Сэма Торнтона-человека, который в 40-х годах XX века начинает свой путь к вечному проклятию, и Сэма Торнтона-собирателя душ, который в наши дни оказывается между молотом и наковальней — ангелами и демонами в их беспрестанном противостоянии. Вторая история составляет основную канву романа, в то время как в Нью-Йорке периода ВМВ мы оказываемся через удачно встроенные в текст флэшбэки. Таким образом, главный герой открывается нам в динамике, причём не просто в линейной динамике романа, но и в его развитии от человека к той сущности, которой он стал. Как замечает сам протагонист, когда ты подписываешь контракт с дьяволом, как правило, ты этого даже не замечаешь. Безработный, имеющий на руках жену с больными лёгкими (в воюющей стране, в которой все медикаменты отправляются на фронт), он ничтоже сумняшеся связывается с тёмными и сомнительными личностями и начинает свой путь в бездну.

Кем же он стал? Да, в общем-то полевым чиновником Ада — его задача взять проклятую душу и переправить её по назначению. В этом отношении мир романа не является чем-то особенным — есть демоны/черти/джинны — падшие ангелы, как их не называй. Их извечная война с небесным воинством находится в состоянии хрупкого перемирия, так как во время предыдущей эскалации стороны потеряли до трети своих воинов. Теперь же просто работают две конкурирующие машины, тщательно отбирающие своих новых рекрутов — души проверяются и не могут попасть в ненадлежащее место. Если невинная душа попадёт в Ад — это будет началом конца: новых боевых действий без последствий не переживёт ни одна из сторон.

Сэм только что забрал душу в Оксфорде и получает приказ отправляться в Нью-Йорк, в котором он не был с момента своего первоначального падения. Там ему необходимо совершить формальности с душой Кейт, в отношении которой никаких сомнений быть не может — она собственноручно убила своих родителей и брата, когда прибыла полиция, она издевалась над матерью и перерезала ей горло на глазах у блюстителей закона. Простое задание, которое может изменить всё — Сэм сомневается в том, что Кейт виновна (не смотря на уверения всех вокруг, что ошибки быть не может), и противопоставляет себя системе. При помощи Андерса, паренька, чьё сумасшествие абсолютно явно для всех врачей — ещё бы, он уверяет, что может видеть одержимых демонами, Собиратель душ должен доказать, что имеет место не просто ошибка, но заговор. Естественно, что при этом он становится целью номер один для всех участников конфликта.

Вот от таких вводных развивается интрига этого page-turner'a — страницы листаются быстрее, чем вы можете это заметить. Незамысловатый в общем-то сюжет не даёт вам оторваться, атмосфера нагнетается до вызывающей дрожь плотности. Концовка радует, но оставляет нам напоследок декорации, в которых можно рассказать ещё много интересных историй.

Частное: Начнём, пожалуй, с атмосферы и стиля. Суть атмосферы можно передать помянутым выше словом нуар, который ан масс применяется не к месту и в широкой-то трактовке этого термина. В данном случае вполне правомерно можно говорить даже о его применении в изначальном смысле: человек вне закона, под постоянным давлением обстоятельств, вовлечённый в преступление, без надежды разорвать этот порочный круг, дым сигарет, полночные бары, больницы, гоняющиеся за главным героем копы. Персонаж без иллюзий, со здоровым цинизмом, и толикой мрачного юмора. Налёт грусти над городом. Разве что эротических моментов и любовной линии нет, но и перечисленного ранее хватает. Во многом вся эта картинка создаётся благодаря стилистике автора — немногословные, но красочные образы перемежаются рубленными фразами героев, и рефлексивными монологами. Чуть суховатый язык, лёгкая стилизация фраз и Сэм/Нью-Йорк сороковых годов предстают нам окрашенными в сепию. При этом Холм не перегружает текст — роман читается ровно и легко.

Также на означенную легкость влияет композиционное мастерство автора — тут нет лишних сюжетных линий, бессмысленных героев. Роман очень крепко сбит, его узор натянут в струну на забитые в нужных местах гвозди ключевых точек/улик/размышлений. Имхо, вот тут и проявляются истоки автора — детективщики играют в этот карамболь лучше фэнтезистов, поскольку они всегда работают с минимумом средств, чтобы вести читателя по следу, и не давать отвлекаться на посторонние запахи — Холм делает это уверенно и выверенно. Правда, радуясь навыкам Криса, как автора детективов, не могу не отметить, что сама детективная линия не так уж и сложна (мне показалось, что это был сознательный шаг автора — он явно писал не детектив, но роман с детективными моментами в жанровой нише urban fantasy, со всеми послаблениями). С другой стороны, к тому моменту, когда читатель может обоснованно предполагать «кто убийца», у него уже не остаётся времени на размышления, бо автор щедро раскручивает маховик экшена — от середины книги почти до самой концовки действие нарастает неумолимо.

В процессе чтения поймал себя ещё на одной (весьма смутной и путанной) мысли — многие представители жанровой прозы сейчас говорят о том, что написание рассказов практически не влияет на умение писать роман, и наоборот. Так вот, Холм абсолютно точно хороший рассказчик, вплоть до того, что «Смертельная жатва» временами напоминала мне очень большой рассказ. Более точно описать это ощущение не могу, кроме констатации — читалось всё именно так, как я читаю рассказы, и замечу, что в данном случае рассказ большой, но не раздутый — воды там нет (правда крови хватает).

Я выше обмолвился про заинтересовавший мир, который можно развивать и дальше. Вроде бы всё стандартно, скажете вы, вон братья Винчестеры по такому бегают и много кто ещё (и у них даже диковинных зверушек больше, а тут банальные ангелы/демоны). И я даже соглашусь, но с оговоркой. Мир это не только декорации, но и план сцены, по которому они расставлены. И вот когда Сэм рассказывает, почему он не может просто взять и убить мешающего ему человека, когда он говорит о наложенных на Собирателей ограничениях и о многом другом, я физически ощущаю шестерёнки, на которых крутится эта параллельная вселенная. Крис Холм дал мне почувствовать законы той природы, причём так же ненавязчиво и незаметно, как мы чувствуем механизмы нашего мира. Есть в том мире логика, и логика стройная.

Личное: Сэм рассказывает... Вот тут была основная наживка, на которую я и поймался — голос главного героя. Он объединяет в своём повествовании всё описанное выше, пропускает через себя и читателя, при этом не утомляя никого многоглаголанием. Он говорит, истекая кровью, на бегу, в тёмном заброшенном подвале, лицом к лицу с взбешённым демоном. Он рассказывает очень простые вещи, и просит тоже не очень многого. И делает это чертовски убедительно. Я ему поверил и согласился с ним.

Резюме: Симпатичный герой, хороший сюжет, уверенная рука автора, фантастический элемент не для галочки и реализован на уровне, притягательная атмосферность, оторваться от книги проблематично — ты пойдёшь чай пить, а у них там точно что-нибудь случится. Отличный дебют. Ради таких книг я не прекращаю копошиться в большой куче... городского фэнтези. Друзьям и товарищам по бзикам и предпочтениям всячески рекомендую. Остальным рекомендую ещё больше

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Крис Вудинг «Железный Шакал»

Croaker, 29 ноября 2011 г. 17:55

Общее: Если вы предполагали, что автор сбавит ход, то вы ошиблись. Интенсивность приключений пожалуй даже возрастает, но что самое интересное, отнюдь не за счёт рефлексии персонажей, а сама по себе. Третьего тома мы ждали не зря.

Коллеги geralt9999 и Aleks_MacLeod уже замечательно всё рассказали: мир расширяется (мы побегаем и полетаем по Самарле, посетим столицу Вардии) и углубляется (узнаем про касты у сэмми, азриксов, муртианские традиции, полюбуемся на полевою дэмонологию), персонажи растут над собой и сплачиваются ещё больше, мировые интриги становятся более масштабными. В сюжете провисаний и раньше не наблюдалась, но теперь и вовсе гладко всё, даже обрывы главок на излёте обработаны тщательнее. В общем, уровень серии растёт — этим романом поставлена новая высота.

Частное: Тут разовью свои частные наблюдения из предыдущих томов. Да, главный герой — команда, и именно её развитие составляет значительную часть прелести книги, но только после прочтения третьего тома я понял, чем именно эта команда для меня так хороша. Вудинг, на мой взгляд, нашёл идеальный балланс личного и общественного в каждом герое и экипаже «Кэтти-Джей» в целом. Рефлексия героев очень удачно сочетается с их коммуникацией в коллективе, нет перевеса одной из компонент: герои и в монологе, и в диалогах, и в действиях выведены на равновеликом высоком уровне, и соотношение частного/социального подобрано почти идеально (кстати, имхо, этот момент и роднит больше всего похождения команд «Кэтти-Джей» и «Серенити»). Почему же этот вывод я сделал только по прочтению третьего тома? Потому что Крис меня к этому подвел — если первая книга продемонстрировала нам героев в стадии осознания своих проблем, вторая в стадии решения, то в третьей каждый из них был поставлен перед выбором. А выбор — он всегда на грани, обостряет вопросы и отсекает всё лишнее — соответственно, увеличивает эмпатию у читателя.

Ну и про то, что Вудинг любит своих «детей» — да, он понаделал для персонажей развилок, но ни разу не довел ситуацию до надрыва, каждый раз легонько поддержав героя, при этом сделал это органично, ненавязчиво. Он хочет развивать своих героев, но не хочет их ломать. Но у нас же тут не дарк фэнтези, правда? Такую «сказку» я с удовольствием автору прощаю.

Личное: Просто неимоверно интересно, как будут дальше развиваться отношения Фрая и Триники, Крейка и Самандры. Да, хочу мелодрамы и «про любофф» :gigi:.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Наталия Осояну «Карнавал теней»

Croaker, 11 ноября 2011 г. 11:44

Общее: Совсем чуточку о мире (автор тоже не очень много о нём распространялась :gigi:) — вселенная сотканная из эпиграфов и редких мироконструирующих фраз персонажей; реалистичная сказка из тени, моря и цирка. Мир, как рисунки Дворкина Баримена — несколько штрихов, но посмотрите чуть пристальней, и вы в него перенесётесь. От мира виден лишь абрис, но хочется узнать его получше.

Если играть в упрощения, то сюжет — компактный мистик-детектив, можно сказать, что в запертой комнате = на арене цирка. Естественно, детективность сугубо внешняя и формальная, но мне её хотелось обозначить, чтобы соотнести, например, с «нуаром» (не по определяющим признакам, а по методе формализации) — вопрос «кто убийца?» обозначен лишь для того, чтобы нарастить поверх атмосферность и антураж, которые всегда важны в романтическом творчестве Наталии, но в небольшом объеме повести ещё и концентрированны.

Частное: Персонажи. Это автор умеет, этих она любит. Да злодеи немного оперетточны, герои по-цирковому гипервыразительны и искренни — они там, под куполом. Но ведь читатель искренне замирает, когда думает, что герой сейчас сорвётся вниз. Значит персонажи хорошо рассказывают нам свою историю.

А ещё, я очень хочу почитать про Корду и Дорху :shuffle:.

Личное: За что мне нравится творчество Осояну и других авторов, дарящих нам добрые сказки? За то, что они дают мне возможность почувствовать себя чуть лучшим, чем я есть на самом деле. Сочувствие при чтении переходит в сопричастность, я как бы становлюсь рядом с персонажами. [i]Ныряю[/i], в общем, чтобы заменить батарейки и посадить [i]тварь[/i] на поводок :gigi:.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Стивен Эриксон «Триумф»

Croaker, 21 сентября 2011 г. 22:26

Рассказ хорош. Моё впечатление от него оченно совпадает с таковым у Aleks_MacLeod'a. Единое, хочу предупредить, что не стоит сравнивать «Козлов» с произведениями средней формы от Эриксона. Похождения Bauchelain and Korbal Broach всё же подаются нам в виде повестей, которые позволяют автору развернуться, здесь же Стивен пробует себя в стремительных характеристиках, описаниях; интрига/сюжет и прочие вычурности умышленно отодвинуты на задний план — мы наблюдаем череду ярких вспышек.

Ну и про связь с Малазаном, для тех, кому некогда рыться в сети — собственно, на то, что из Малазана мы не выехали, намекает уже аренская сталь, но в июле сего года в блоге издательства Tor Эриксон, отвечая на вопросы, подтвердил, что таки Glory находится в мире Малазана, южнее Shal Morzinn (т.е. на том же континенте, что и Семь Городов), и при этом рассказ лежит, как в основном русле мира, так и вне его — если Эриксон продолжит рассказывать нам про эту пятёрку, то пересечений с другими линиями он делать не планирует.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Бен Ааронович «Реки Лондона»

Croaker, 8 сентября 2011 г. 19:32

Общее: Городское фэнтези каким оно, на мой вкус, должно быть, где главная компонента не фэнтези, но город. Роман написан с большой любовью к Лондону, выступающему главным героем на равных с Питером Грантом — молодым констеблем, которому удаётся таки определиться со своей полицейской специализацией — магические преступления.

Интересный сюжет, точнее две постоянно пересекающиеся линии. Подача материала характеризуется несколько рваным ритмом и резкими прыжками в сторону, что роднит книгу с современными полицейскими процедуалами, где важно не только следствие, но раскрытие копов, как обычных людей, со всей сумасшедшестью и одновременной нормальностью их работы и частной жизни.

В «Реках» правда с обычными персонажами туговато — наставник Питера маг экстра класса, сведения о магической природе поставляет Гранту известный на весь мир патологоанатом/гастроэнтеролог, даже подруга нашего протагониста обещает стать лучшей сыщицей Великобритании (да, даже не смотря на то, что произойдёт в концовке романа ;). Чего уж говорить, тут даже вампиры не как у всех. Одна отдушина — сам Питер, простой парень, который не утратил свежего взгляда на мир. У него даже цинизм жизнерадостный.

Вот соберите всё это в одной книжке — получится томик, который, имхо, интересно будет прочитать даже тем, кто не очень любит фэнтези-детективы.

Частное: Стоит ещё раз отметить лондонскость книжки. Города вдосталь, он нарисован с любовью и тщанием. Это даёт роману атмосферность. Задумчиво глядя на последнее слово — похоже, частное я начал не с главного. Лучшие частности — именно атмосферности. Дух Лондона, дух лондонской полиции, дух театра, магический запашок, ароматы магической учебы и судьбы мифических персоналий в наши дни — на такое блюдо уже по составу ингредиентов облизываться начинаешь.

Личное: Тут про юмор. Как-то в последнее время у меня плохо идут книги, в которых совсем нет юмора. С этой проблем не было. Шутим мы надо всем, шутим мы хорошо, живо и много. Эта приправа добавляет вкусовые оттенки.

Резюме: «Реки» вас увлекут своим течением, главное не утоните ;).

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Крис Вудинг «Капитан Антракоз»

Croaker, 20 марта 2011 г. 01:44

Общее: То, что вам понравилось в первой книге вы найдёте и здесь. Сюжет, разворачивающийся в мире, собранном из лоскутков разбросанных по нему городков. Новая локация — остров Kurg — добавляет красок. Интрига строится вокруг погони за неким артефактом. Следя за ней, вы узнаете о природе и мотивах Manes, новые тайны Awakeners и много других интересностей. В общем, приключения продолжаются!

Переходим к самому главному — персонажам. Кроме одной-двух новых ярких личностей почти все лица нам знакомы. Давайте приглядимся к команде «Кэтти Джей». В Retribution Falls мы оставили её сплотившейся под давлением обстоятельств, при этом её члены нашли смелость поглядеть в лицо одолевающих каждого из них демонов. Так вот, в качестве сильных сторон настоящего романа нельзя не выделить два психологических мотива. Во-первых, одного признания мало, герои вынуждены решать помянутые личные проблемы, чтобы сохранить себя, чтобы вновь начать жить. Во-вторых, да, в первом томе их ряды стали теснее, но вынудила их к этому необходимость взаимодействия под угрозой быть раздавленными всем остальным миром, то есть конструкция получилась искусственная и ненадёжная. Вудинг разбирает её, чтобы собрать вновь уже живой микросоциум, герои обретают настоящее единство, в том числе помогая друг другу в преодолении себя. Резюмирую: человеческие отношения здесь показаны великолепно, экипаж обретает большую глубину как в целом, так и в лице его отдельных представителей. Среди остальных персонажей вновь встретятся и Trinica Dracken, и Century Knights — они станут более объемными, а линия Триники — это вообще важная часть интриги книги и процесса роста капитана Фрая над собой. Хорош персонаж и самого Black Lung капитана — он конечно не без крайностей, но тоже выглядит цельным. В общем с людьми в этой книге всё замечательно.

Частное: Тут я пожалуй более детально разовью мысли про персонажей. Прежде всего меня умилило, что автор не забыл никого — развитие получили действительно все, начиная с кота, и заканчивая Пинном, хотя казалось бы последнему куда развиваться? На второе я просто обязан отметить ту нежность, с которой Вудинг относится к своим героям, даже когда показывает, как они ломаются и поднимаются вновь. Давно я не читал произведений, где автор так любит своих «детей». В третьих, должен предупредить, что мелодрамы тут пожалуй побольше чем в первых похождениях, а концовка прямо напитана эмоциями, что кому-то может и не понравится, но я, дочитав, несколько минут сидел с глупой счастливой улыбкой на лице.

Ну и ещё одну детальку отмечу — мне понравилось как Вудинг игрался в параллели к Retribution Falls, добавляя другие оттенки, например, в этой книге на вечеринку идёт сам Фрай, что в контрасте с балом первой книги выглядит забавно.

Напоследок — если кто боялся, что юмора будет меньше, можете успокоиться, с ним все в порядке.

Личное: Хочу сделать то, что не сделал в отзыве к Retribution Falls — сказать что-нибудь гадкое персонально Phelan'у, Aleks_McLeod'у и обязательно Verveine — из-за них я теперь буду ещё более нервным, ведь с нетерпением придется ждать не только, скажем, «Танец с драконами», но и The Iron Jackal.

Резюме: Ох, оно того стоило.

P.S. Я понимаю почему Вудинг написал четверть третьей книги, а потом отправил её в мусорку — очень сложно, как мне кажется, придумать, как открыть новые грани героев после того эмоционального пика, которого они достигли в этом романе.

Оценка: 10
–  [  23  ]  +

Крис Вудинг «Водопады возмездия»

Croaker, 21 февраля 2011 г. 11:54

Общее: Отличный образец приключенческой фантастики в лучшем смысле этого словосочетания; в том плане, что и за развитием сюжета следить удивительно интересно, и остальные компоненты литературного произведения вполне на уровне.

Мир и общий антураж — с одной стороны достаточно узнаваемые по другим мирам «аэро-стимпанка», с другой — написаны яркими, сочными красками (на форуме я уже отмечал показавшуюся мне «фотографичность» книжки: зарисовки природы/городов напоминают открытки или рекламные буклеты турагентств — плотные и ёмкие, запоминающиеся).

Персонажи хороши, все как на подбор. При этом их взаимоотношения в развитии — это очень важная компонента книги. Все они имеют «прошлое», которое подаётся умело и к месту, и служит обоснованием мотивации каждого героя в критических узлах их похождений. Через мостики от «скелетов в шкафу» к настоящему Вудинг собирает команду правдоподобных действующих лиц. Когда на первых страницах мы, казалось бы, получаем набор шаблонных заглушек, отображаемых лишь должностями на борту — капитан, врач, механик и т.д., сложно ожидать, что к завершению адвентюры это будет ощущаться как одна из самых сильных сторон «кастинга»: да врач, да инженер, но при этом неотъемлемая часть команды «Кетти Джей». Так что пусть Дариан напоминает Мэла Рейнольдса, Джека Воробья и немного Локки Ламору, но при этом перелистывая страницы, видишь, как этот персонаж становится объёмным, психологически достоверным, настоящим, а главное — капитаном.

Резюме: Хорошая, лёгкая, но не легковесная книга.

Частное: Хочется отметить язык, во многом благодаря которому и сложилось вышеизложенное резюме. Язык — именно, что лёгкий (воздушный — тематика обязывает :), без излишних вычурностей, но динамичный. Последнее качество характеризует и композиционное развитие романа — чтобы сохранить ритм и темп повествования, Вудинг многие сцены обрывает в самом начале нисходящей траектории, позволяя читателю дорисовать рутинные детали, при этом делает это очень гладко, обрывов в повествовании нет. Ну и, конечно же, книгу отличает здоровый юмор — он практически весь в диалогах, но беседы героев отменно хороши.

Личное: Да, поймался на отзывы коллег, да — на «Светлячок». Чему очень и очень рад. Согласен, что первую историю «Кетти Джей» можно было бы условно назвать: «что было бы, если команда Firefly смогла дорассказать свою», но перелистнув последнюю страницу понял, что не буду воспринимать эту книжку таким образом — это совсем другая история, может на чей-то вкус лучше, может хуже, но другая. Поэтому буду надеяться на русский перевод книжки, чтобы удовольствие её прочтения могли разделить больше участников ФантЛаба, а сам пожалуй сделаю небольшую паузу и приступлю ко второй партии в Rake.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Алекс Бледсо «Things That Flit»

Croaker, 10 февраля 2011 г. 07:57

Рассказ — вводная в мир Эдди ЛаКросса. В нем много настроения и прорисовывается лицо главного героя: достаточно циничный (в силу предыдущего жизненного опыта и специфики работы), но честный человек. Декорации под стать: наниматель с его специфическими увлечениями, и этическая развилка для Эдди и дочери клиента. В целом же, автор продемонстрировал, что его умения в малой форме хороши — плотный текст рассказа, фабула, пусть и не столь закрученная, выведена уверенной рукой, а главное — чувствуется потенциал, на котором Бледсо начал строить цикл, уже в форме романов.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Алекс Бледсо «The Sword-Edged Blonde»

Croaker, 8 февраля 2011 г. 11:15

Общее: Автору удалось написать крепкий и небольшой по объёму дебютный роман в субжанре фэнтези-детектива с рядом удачных моментов. Сюжет — напряжённый, не провисает; как линия расследования, так и фэнтезийные украшательства скомпонованы без излишеств. Воспоминания главного героя, важные для развёртывания интриги, не выбиваются из ритма повествования и удачно расположены в середине, где книга уже набрала ход, и об отсылки к прошлому не спотыкаешься, а используешь их как ключи. Детективная составляющая пусть и не сверхсложная, но решается логично, а главное без многочисленных роялей (один-два есть, но они обоснованы сюжетом). Герои, с одной стороны являют собой узнаваемые типажи сразу двух жанров, с другой — даже небольшие персонажи получили характер — картонных вы не найдете. Один из главных вопросов, возникающих при оценке таких гибридных книг: «А необходимы ли были фэнтези декорации для этого детектива?» — получает положительный ответ, в нашем мире такой паззл не сложился бы :).

Частное: Автор в своих интервью честно признается, что он не претендует на лавры «конструктора миров», поэтому Эдди ЛаКросс действует среди замков псевдосредневековья и баров классического нуара. Однако и это можно отнести к плюсам: достаточно много слабых книг, где подобная конструкция сразу же отталкивает неестественностью сочетаний, в данном же случае Бледсо умудрился придать коктейлю органичность при помощи «атмосферности». Он хорошо знает сильные стороны «крутого» детектива и героической фэнтези, и сплетает жанры именно в этих местах. Чтобы не вдаваться в пространные описания, приведу пример: профессия главного героя — sword jockey — это и частный детектив 40-х годов XX века, в котором мы узнаем инкарнацию Спейда, Марлоу и немного Хаммера, и наёмный фехтовальщик связанный с королями и прочими сильными феодального мира, соответственно, Бледсо в нужные по сюжету моменты использует то одну, то другую часть этого образа Эдди. Поэтому, несмотря на то, что официантки носят бэйджи, мечи имеют торговую марку и серию, а имена (что травмирует некоторых американских читателей) сплошь Кэти, Эдди и Фил (угу, мало было королей Филиппов), раздражения эти моменты у меня не вызвали, они были поданы к месту и ненавязчиво.

Личное: Необходимый дисклеймер: фэнтези-детектив — один из моих персональных бзиков, субжанр, который я люблю, часто даже отключая рацио при оценке, чтобы насладиться атмосферой и антуражем, поэтому, несмотря на достаточно высокий балл этой книге, прошу относиться к моему отзыву с осторожностью :). Людям же, имеющим сходные бзики, думаю «Блондинка» понравится. Хотя бы потому, что Эдди имеет напряжённые отношения с лошадьми (что красиво обыгрывается), или что в конце книги ему дарят птичку — имхо, конечно, но это всё же реверансы Куку.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Лиза Ширин «От магии сплошные проблемы»

Croaker, 24 января 2011 г. 08:57

Общее: Крепко сбитый образец городского фэнтези в антураже из эльфов/гоблинов/магов. Не сильно замысловатый сюжет, компенсируется большим количеством беготни с нарастающим напряжением и достаточно логично завершённой концовкой. Собственно, редкий случай, когда аннотация издателя даёт почти полное представление о том, чего стоит ждать от этой книги.

Любители разумно и детально сконструированных миров, боюсь, книгу не оценят: Мермейя впитала множество характерных атрибутов современности, таких как полиция, ночные клубы, дипломатический иммунитет и прочая, вплоть до вкраплений сленга наших дней, при этом общий фон декораций всё же от «меча и магии», и органичности этому смешению не хватает.

Персонажи и диалоги не отличаются очень уж большой оригинальностью, но именно в них кроется основной плюс книги: автор, видимо, обладает хорошим чувством живой речи, и общение героев (с долей здорового юмора) наверное и позволило роману номинироваться на локальную премию, заслужить сравнение с Асприном на обложке, и иметь неплохие рейтинги. Я бы с удовольствием оценил это, если бы не:

Частное: Перевод. Да, согласен, стенать над каждой переводной книжкой по этому поводу — общее место. И книга у нас не «Дюна», и не «ВК», да и сказать, что перевод совсем плох — нельзя. Он просто какой-то никакой. В итоге, всё чтение напоминало мне езду по «гребёнке», когда и продвигаться по тексту ничто шибко не мешает, но и от постоянных микроспотыканий об англицизмы и своеобразные обороты у основания черепа начинает сильно ныть.

Личное: В принципе, о том, что потратил вечер на эту книжку, я не сильно и пожалел — нормальное развлекающее чтиво, и если бы читал её в оригинале — может быть оценил выше, но периодически возникающее ощущение, что я и читаю по-английски (правда с потерей предполагаемой лёгкости исходного текста), сильно подпортило итоговые ощущения.

Оценка: 6
–  [  14  ]  +

Генри Каттнер, Кэтрин Мур «"Все тенали бороговы..."»

Croaker, 2 декабря 2010 г. 20:20

Такие рассказы не стоит читать, их надо воспринимать. Вопрос в том — исчезает при прочтении голубая бусина или нет? Если второе, начинаете задаваться вопросами о вероятности удачного соседства с шибко умным психологом или о странном выборе методы для эксперимента со временем. А вот если таки исчезает, то даже и не знаю... смиритесь со своей детскостью. Перечитал. Двадцать что ли лет назад бусина исчезала быстрее.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Лоис Макмастер Буджолд «Границы бесконечности»

Croaker, 22 сентября 2010 г. 23:52

Общее: Мысль достаточно спорная, но уж так у меня сложилось: это сборник отличных повестей, но не очень удачный «роман в повестях». Стяжки показались лишними. Повести — осколки чего-то большего/ого — рисуют великолепную картину, но не становятся ладно подходящими друг к другу составными частями. С одной стороны, слишком о разном, с другой — их мало, чтобы из разного сложилось цельное. В итоге, каждая часть для меня ценна больше, чем их «романное» вместилище.

Частное: Противостояние в жизни, разложенное на пласты — духовное и душевное в «Горах скорби», где противоречия обнажаются с «деревенской» простотой; «Лабиринт» этических развилок и выбора; «Границы бесконечности», на которых индивидуальное сталкивается с социальным. Кратко, емко и глубоко все получилось.

Личное: В дополнение к рисуемому тонкими (часто ироничными) штрихами Майлзу романов, добавился Майлз этих повестей — из резких и неровных граней. Он мне тоже понравился.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ричард Морган «Сталь остаётся»

Croaker, 24 августа 2010 г. 09:47

Общее: «К вопросу о «научно-фантастической парадигме» в книге». Соглашусь, что все сверхъестественное имеет указание на наличие или возможность его обоснования в рамках НФ-логики. При этом не могу не подчеркнуть «но», которое не позволяет говорить о фэнтезийности, как о маскировке/оболочке для НФ-стержня мира, созданного Морганом — способ решения возникающих перед героями проблем, даже не решения, а проламывания силой той самой стали мечей в руках усталых ветеранов. Для меня это один из основных ироничных посылов романа — не важно, что сила врага может быть скрупулезно объяснена при помощи наукообразных штампов нашего времени, главное, что пресловутый last man standing будет биться с ним хоть бластером, хоть голыми руками, но в данном случае именно клинком и своим «средневековым» образом мышления. Я, конечно же не знаю, что изготовит автор из НФ начинки в следующих романах, но в первом получилось все же фентези с кремом из НФ.

Частное: «О сценах секса и насилия». Вот такого уж их смакования просто не заметил. Да картинки получились яркими (до отторжения у людей с хрупкой настройкой души), но они не так уж многочисленны и написаны крупными мазками. Мог бы и обойти их в отзыве, благо эта сторона романа уже освещена с разных ракурсов, но есть один нюанс — считаю, что безболезненно выкинуть их из книги нельзя. Собственно, можно спорить о необходимости проработки атмосферы романа именно такими средствами, но вот то, что без подобных сценок мотивация героев, их отношение к себе и миру (в том виде как его захотел показать автор) будут выглядеть весьма неправдоподобными, отрицать сложно.

Личное: Солидарен с ALLEGORY — стоит отметить юмор, черный и ироничный. Он «оправдывает» автора, когда тот поваливает человечество в грязи, ведь Морган при этом грустно улыбается вполрта и подмигивает, дескать сами же все понимаете.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Джаспер Ффорде «Неладно что-то в нашем королевстве, или Гамбит Минотавра»

Croaker, 15 августа 2010 г. 15:55

Общее: Чуть меньше литературной игры, чуть больше глубины (отмерять эти «чуть» я не готов, просто ощущение). Мне кажется, именно с этого романа Ффорде перестал торопиться рассказать побольше в одном произведении, и композиционно Something Rotten более организован, чем предыдущие три книги (то, что в Шалтае уже достаточно очевидно). Тем не менее, это по прежнему книга про Четверг со всеми узнаваемыми чертами, и она очень хорошо смотрится как «продолжение цикла».

Частное: В книге есть условное завершение сюжетных линий с Лондэном, бабушкой Нонетот, сырной контрабандой, Хоули Ганом и прочая. Тем кто читает адвентюру — эти концовки должны понравиться. Как в любой книге Ффорде много разноуровнего юмора, неожиданных разворотов и даже есть рояль.

Личное: К сказанному в «Общем» — мне сложно воспринимать эту книгу как часть цикла. Творчество валлийца, имхо, либо — одна большая книга, потенциально бесконечная как Великая библиотека, либо — несколько самостоятельных романов (с собственным посылом, идеями и их реализацией), правда связанных столь же бесконечным количеством ниточек.

Оценка: 10
⇑ Наверх