Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «fox_mulder» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 29  30  31  32 [33] 34  35

Статья написана 17 марта 2009 г. 18:36

Ну и напоследок, дабы добить окончательно (причем, в обоих смыслах) паучью тематику, предлагаю широкой общественности душераздирающий отчет о просмотре фильма: "Человек-паук 3: Враг в отражении", к мощным художественным решениям которого, я вероятно был просто еще не готов. Итак...

Добро пожаловать на очередную серию нашей мыльной оперы «Не родись Супергероем». Краткое содержание предыдущих серий: после мучительнейшего выбора, занимавшего почти два часа экранного времени, Питер Паркер наконец принимает важное решение так и остаться супергероем. Однако, создатели ему готовят все новые и новые испытания- на этот раз, ему придется столкнуться с врагом посильнее всех суперзлодеев вместе взятых — с силой собственных чувств.

Приготовьте носовые платки, дамы и господа, ибо здесь вас ждут чудесные потери памяти, ужасающая ревность, коварные измены, страстные любовные треугольники и  почти мексиканские злодеи. А главное: все герои перестанут стесняться своих чувств и найдут прибежище в страстных рыданиях. А Вы разве не знали: герои комиксов тоже плачут.

И да не обманется несчастный любитель дорогих зрелищ и сногсшибательных спецэффектов в выборе фильма для вечернего просмотра, ибо третья часть «Человека-Паука», действительно имеет весьма мало общего с комиксами и уже окончательно укатывается в полную мексиканщину. Навороченные спецэффекты и зрелищно снятые битвы (коих на весь фильм, продолжительностью в два с половиной часа, приходится аж 4 штуки) на деле выступают лишь в роли грандиозных декораций для дешевеньких интриг и картонных страстей, какие можно найти в любом бульварном любовном романе, популярном среди престарелых пассажирок пригородных электричек.

Фильм является типичной иллюстрацией голливудского подхода в кино, когда на спецэффекты уходит сумма, на которую вполне можно было устроить парочку переворотов в странах третьего мира, но при этом сценарий напоминает творчество пятилетнего ребенка, который слишком много смотрит телевизор и два раза ходил в кино на камероновский «Титаник», причем оба раза засыпал, не дождавшись финала.

Зато, актерская игра здесь наконец достигает своего апогея, точнее — полного финиша. Из вменяемых исполнителей — Томас Хейден Черч и еще, пожалуй Джеймс Франко. Те же гении, кто занимался пробами Магуйера, Данст, и Тофера Грейса, достойны самолично побывать в той самой песочной яме на сверхсекретном испытательном полигоне.

Магуйер, очевидно, уже настолько сросся со своей киношной личиной гипернеудачника, что в результате перевоплощения в крутого мачо, у него в лучшем случае, получается лишь его неполная анаграмма: герой начинает сильно смахивать на типичного колхозника, которого впервые выпустили на деревенскую дискотеку. Челочка, как символ апгрейда героя до версии 1,5 вгоняет в хохот на все 20 минут ее присутствия на экране — видимо, с точки зрения режиссера, именно так и должны выглядеть настоящие ловеласы. Само исполнение — ужас, ужас: когда герой хмурится, то сразу становится похож на бессмертного «студента кулинарного техникума» в исполнении Геннадия Хазанова. Чрезвычайно романтично.

Данст, вместо романтичной девушки, выдает типичную особу легчайшего поведения, которая сначала — с одним, потом — с другим, дали бы волю — была бы и с третьим, Эдди Броком, но тот, судя по манерам интересуется девушками лишь номинально. Современная Джульетта? Всем смеяться два часа подряд.

Мотивация самого мистера Брока сильно порадовала, она напомнила совсем уж детское «Ты взял мою  игрушку, так заплати за это жизнью». Исполнение — ниже всякой критики, самый худший злодей, какого я видел в кинокомиксах. Вся игра -постоянное грозное зыркание в камеру, да демонстрирование хищных резцов. Еще один мачо, видать в Голливуде начался сезон.

Сюжет состоит из такого количества роялей, что удивительно, как герои о них не спотыкаются. Видать, уж совсем злобный кризис фантазии напал на сценаристов, раз они вынуждены ковыряться в сюжете из первого фильма. Одного злодея меняют на другого, дабы, как-то заставить нашего милашку в трико воспылать к нему праведным гневом — весьма дешевый ход. Я все ждал сцены, в которой бы вдруг выяснилось, что Спайди — это родной брат Песочного Человека, причем с обязательной идентификацией по родимому пятну. Жаль, сценаристы упустили весьма оригинальный ход. Может, просто приберегли до четвертой части?

И на закуску — о больших амбициях и творческих экспериментах. Снимая, фактически фильмы для маленьких детей, Рэйми упорно пытается доказать, что является мыслящим режиссером, смешивая чистые комиксы то с молодежной комедией, то с социальной мелодрамой. Однако, здесь он уже окончательно дистанцируется от комикса — представьте себе, очередной выпуск похождений супергероя, где десятки страниц изрисованы не противостоянием со злодеями, а долгими и путанными отношениями двух персонажей, которые сами не знают чего хотят, поскольку эту мысль до них забыли донести сценаристы. Вся эта слезовыжималка не будет интересна детям, которым нужны лишь экшен-сцены из одноименного мультика, а у взрослых она не способна вызвать ничего кроме смеха. В итоге, получилась самая дорогая скверная шутка в истории кинематографа, стоимостью в 258 миллионов долларов.

Кто-то из фанатов вежливо намекнет на великолепие спецэффектов и кассовые сборы. Не спорю, спецэффекты великолепны, странно , если бы было наоборот, учитывая астрономическую сумму бюджета. Да и сборы впечатляют, только есть подозрение, что многие шли на фильм чисто по инерции. По крайней мере, мне сложно представить себе человека, который пойдет смотреть эти «сопли в сахаре» по второму разу.

Мне откровенно жаль, некогда очень талантливого режиссера. Что бы Рейми теперь не снимал, как бы не пытался экспериментировать в новых фильмах, теперь он навечно обречен быть всего лишь папой «Человека-паука». Когда, «Нью Лайн» рассматривала кандидатов на постановку «Хоббита», Рэйми был в числе наиболее вероятных претендентов. Однако, когда об этом узнали фанаты Толкиена, они собрали огромную гневную петицию с требованием отказаться от услуг создателя «Человека-Паука». Студия пошла на уступки, и кандидатуру Рэйми отклонили. Просто любопытно: понимает ли сам режиссер, по какой причине это произошло? Очевидно, не у одного меня, его опыты по экранизации паучьей саги, стали синонимом словосочетания «плохо снятое кино».


Статья написана 15 марта 2009 г. 17:18

Долгий и беспощадный спор в ветке про экранизации комиксов, привел меня к написанию отзыва на фильм Сэма Рейми "Человек-паук". Этот фильм примечателен тем, что породил в Голливуде настоящую кинокомиксоманию,  которая с каждым следующим годом, приобретают все более пугающие масштабы. Итак...

Его долго мучили, избивали руками, пинали ногами, жгли сигаретами, травили адскими газами... Бесстыдные и безжалостные твари, в которых не осталось ничего человеческого проводили самую жестокую пытку. И вот, однажды, уставший и замученный, он глянул на своих мучителей подслеповатыми глазами и прохрипел: "Ладно, хватит. Я сниму вам "Человека-паука". Кто-то скажет, что такого не было, и это лишь плод воспаленного воображения. Но чем еще можно объяснить, что талантливый режиссер, автор трилогии "Зловещие мертвецы" и соавтор сценария коэновского "Подручного Хадсакера", Сэм "Человек тьмы" Рэйми на закате своей плодотворной кинокарьеры, смог досниматься до ТАКОГО?  

Никогда не понимал страсти американских киношников к перенесению на экраны книжек с картинками. Очевидно, расчет делается на настолько тотально неграмотную публику, для которой сложно прочитать даже подписи к картинкам. Тем не менее, история этих экранизаций знала и весьма достойные моменты: древний доннеровский "Супермен", бартоновские "Бэтманы", биттивский "Дик Трейси". Все эти режиссеры прекрасно понимали абсурдность дословного перенесения комикса на экраны, поэтому создавали лишь стилизации под этот жанр, которым был присущ обязательный гротеск.

Однако, времена менялись, до экранизаций собственных творений дорвалось само издательство "Марвел". Стилизация —  это, что за зверь такой? Гротеск — это  новая деталька от карбюратора? Теперь все происходящее на экране должно точно соответствовать тому, что нарисовано на картинке. А то ишь, напридумывали себе словечек разных и непонятных! Сценарий? Его отправим туда же — в след за стилизацией и гротеском, на свалку истории. И действительно: зачем он вообще нужен, когда на картинке и так все наглядно нарисовано? Делай так же и не выпендривайся.  

В результате, марвеловские продюсеры и бывший культовый режиссер при активном участии бывшего сценариста "Парка Юрского Периода" наворотили такого, что и ни в сказке сказать, ни пером описать, а можно только нарисовать. Хотя, наверное этого и добивались — получилось кино — не кино, а просто парад движущихся слайдов, срисованных с первоисточника. Фанаты были в восторге: Стэн Ли и Ави Арад воплотили на экране их мечту — картинки без режиссерских поползновений на истины и непонятных, мозгораздирающих трактовок. Однако, опытные киноманы только озадаченно скребли в затылках: а зачем? Какой в этом смысл7

Первое недоумение вызывает кастинг. После "Правил виноделов" и "Вундеркиндов" у меня сложилось неплохое впечатление об актерских способностях Тоби Магуайера. Однако, "Человек-паук" с первых же кадров макает зрителя в суровую реальность. Здесь он весь фильм ходит с единственным выражением лица — счастливой придурковатой улыбкой человека, который под ногами случайно нашел ржавую рублевую монету. Все остальные потуги скрыты под маской, и Слава Богу — поберегли нервы особо впечатлительных зрителей.

Да, его герой — стопроцентный американский придурок, неудачник и тормоз, а сам фильм представляет собой оду, воспетую одновременно всем неудачником этой планеты, которые сидя у экрана сжимали кулаки и шептали: "И я так тоже смогу. Чем больше сила — тем больше ответственность". Может быть, этим объясняется широкая популярность данного фильма?

Вторая половина не отстает. Кирстен Данст в рыжем парике и с намертво приклеенной ко рту, улыбкой Элайзы Дулитл,  которая только что отстала от деревенского дилижанса, немало раздражает своей вульгарностью. И это — красавица, женщина-вамп, из-за которой стоит ломать копья с лучшим другом? Во истину, неисповедимы пути американских супергероев.

Впрочем, разумеется, на такие фильмы ходят не ради игры актеров, а за зрелищем. Однако, поединки ЧП и его противника напоминают сцены из "Телепузиков", которым решили придать динамики и действия. Это впечатление лишь усиливается костюмом самого Зеленого, (извините, Дмитрий) Гоблина, который напоминает набор пластмассового барахла, купленный в ближайшем магазине игрушек. Прыжки и кульбиты, дешевые дымовые эффекты, почти как в фильме 60-х годов, зловещий смех талантливого Уиллема Дэфо, играющего самую идиотскую роль в своей карьере : "Мы еще встретимся, Человек-Паук!" — окончательно закрепляют ощущение, что в дурдоме решили устроить день открытых дверей.

Все происходящее на экране, выглядит нарочито кукольным, плюшевым, ненатуральным, и хочется даже спросить у человека, ответственного за все это : почему, после просмотра схватки Бэтмена и Человека-Пингвина (тоже, не самый здоровый образ) из бартоновского «Бэтмен возвращается», таких ассоциаций не возникало, а здесь, от них просто невозможно отделаться?

Впрочем, к режиссеру найдутся вопросы и поинтереснее, например : "Где деньги, Сэм?". На фильм было истрачено 140 миллионов + 50 — на рекламу. В последние. я охотно верю — надо же было, как то заманить людей на просмотр. Но куда ушло все остальное? Из зрелища — пара-тройка взрывов, да полностью смикшированные на компьютере, полеты над городом. Все остальное — откровенная дешевка, сделанная местными Кулибинами из каменьев, палок и горсти пластилина. В "Зловещих мертвецах" того же Рэйми, этому бы никто не удивился, но этот фильм изначально и не позиционировался как многомиллионный блокбастер.

Куда улетучилось прекрасное режиссерское чувство юмора, памятное по "Армии тьмы"? Оно могло бы спасти проект, но увы, очевидно по указки больших боссов, от фильма веет могильной серьезностью. Вместо самоиронии, он толчет в ступе прописные истины про силу и ответственность, которые декларирует с пафосом гегелевской философии. Хотя и то верно: кто же еще будет учить этим истинам людей, которые не читают книг — остаются одни комиксы.

Время подводить печальные итоги. Получилась диковатая смесь полнометражного мультфильма с заштампованной молодежной комедией. Для боевика, в фильме катастрофически мало, вменяемо снятого действия, для комедии — смешных шуток, для мелодрамы — убедительной истории любви. Пытаясь снять фильм для всех, Рэйми в итоге снял первый чистый комикс на экране, смотреть который будет интересно лишь тем, кому лень в одноименной книжке с картинками, читать нарисованные в кружках надписи.

В завершении, хочется поинтересоваться у читателей колонки: как Вы относитесь к кинокомиксам вообще?

Не пугает ли вас постепенное увеличение доли нынешнего кинорынка в их пользу, за счет умных и глубоких фильмов, которым все сложнее добиться финансирования? буду очень признателен, если мои вопросы не останутся без ответов...


Статья написана 15 марта 2009 г. 00:12

Сегодня пересматривал седую классику — "Спасти рядового Райана", 1998 год, режиссер — Стивен Спилберг, одна из икон для современной голливудской продукции, которую в США считают, чуть ли не самым лучшим фильмом на тему Второй мировой войны. Волна военно-патриотических боевиков на тему войны хлынула на зрителя именно после успеха этого фильма. Всем голливудским режиссерам хотелось получить своего Райана, и как следствие — свои 5 "Оскаров": лучший режиссер, оператор, монтаж, спецэффекты. Однако, не все то, что  любят в Голливуде, на самом деле является чистым золотом. И сегодня, мне пришлось убедиться в этом на личном примере. Итак...

Иногда складывается впечатление, что история Второй мировой войны сильно режет глаза честным американцам. Если хорошенько в ней покопаться, начнут всплывать всякие нехоршие детали, вроде поддержки режима Гитлера богатыми американскими промышленниками, которые полагали, что куют надежное оружие против кровавых коммунистов и заселивших всю Европу безродных евреев. Один из светочей американской промышленности Генри Форд за бескорыстную помощь Рейху был даже удостоен Железного Креста. Однако, времена меняются, меняются и представления о прошлом, которое от поколения к поколению все мифологизируется и обрастает новыми байками, призванными заменить исторические факты. А чтобы этот процесс проходил быстрее и поворачивался в нужное русло, по ним снимают фильмы. Каждый подросток, посмотревший несколько современных американских фильмов про войну, прекрасно знает, кто в ней одержал сокрушительную победу. И его нельзя за это винить: действие этих картин разворачивается, скорее не на нашей Грешной земле, а в некой альтернативной реальности, где право на эту победу принадлежат только одному американскому народу.

"Спасти рядового Райена" Стивена Спилберга — это классическое полотно, снятое на тему этой заветной мифоистории. Первое мгновение фильма — и сразу же, в кадр попадает ОН, практически главный герой: развевающийся по ветру, звездно-полосатый американский флаг. Звучат первые аккорды патетичной музыки — зрителя с самого начала настраивают на серьезный разговор о защите демократических ценностей. Арлингтонское кладбище, камера скорбно обнажает стройные ряды могил американцев, павших жертвой фашизма. Зритель ужасается, и ему хочется плакать, но вместе с тем, он должен прекрасно осознавать, что эти жертвы были отданы во имя великого дела: чтобы всегда светило солнышко, а в картонных ведерках никогда не заканчивался попкорн. Практически, американская мечта в действии.

Далее следует знаменитая высадка в Нормандии, на пляже Омаха. От стрекота пулеметов и взрывов у зрителя закладывает в ушах. На экране царит полный хаос: кто-то из командиров пытается перекричать взрывы, визжат пули, одни солдаты падают, другие поднимаются, чтобы тут же снова упасть под очередями.... Опять очередь, новый взрыв... Камера от первого лица, закадровый стук сердца, брызги чего-то вязкого попадают в объектив — это шок человека, перед которым взорвалась граната.  20 минут чистейшего драйва, не имеющего до этого аналогов в военном кино. 20 минут безупречно срежиссированных Спилбергом, снятых Янушем Каминским, а затем смонтированных Майклом Канном и демонстрирующих все подлинное великолепие настоящего голливудского  подхода к съемке батальных сцен. В эти минуты хочется отбросить в сторону все сомнения по поводу исторической правдоподобности происходящего на экране. В эти моменты, в зрителе просыпается  стыдливое, почти первобытное восхищение от размаха происходящей вакханалии: с одной стороны, на экране погибают люди, но с другой — от радости, практически в зобу спирает дыхание. Однако, если бы мы жили в мире идеальном и справедливом мире, на моменте взятия союзниками немецких дотов, на киноэкране должен был бы застыть стоп-кадр, потом перед ошеломленными зрителями выходил сам Спилберг, торжественно жал каждому зрителю руку и благодарил за просмотр его нового фильма. И все — никакого блуждающего в потемках взвода, никаких убийственных диалогов, никакого Райана — но зритель, счастливым бежал бы домой с массой свежих впечатлений, не испохабленных в конец, сомнительным дальнейшим действием. Увы, наш мир далек от этого совершенства.

Одна из главных проблем голливудского кино, мешающих воспринимать всерьез их самые патетичные и пафосные картины — это перенос современных сценаристу и режиссеру, устоявшихся норм на описываемую ими историческую эпоху. Нет, я могу поверить в историю 8 человек, которых мудрое американское командование отправило на поиски единственного кормильца несчастной матери, так как все его братья погибли на поле боя. Но поверю только при нескольких условиях: на дворе — наш день, за окном — Ирак, рядовой Райан относится к группе людей, которая в США ныне является"священной коровой" для политкорректности (афроамериканец, латиноамериканец, на худой конец — гомосексуалист), и вся Америка вновь готовится к президентским выборам. Но в описываемое время это выглядит как очередная американская легенда. На линии фронта царит полный развал, разрозненные, после высадки с моря и по воздуху, части бродят по Нормандии, в поисках своих, командованию пока непонятно, кто из этих групп уцелел, а кто- не совсем, единственная цель штаба — собрать все войска в один кулак. А тут — Райан, спасибо что не Джон Смит. И общая площадь для поиска — все 62 американские дивизии. Как в сказке "Пойди туда, не знаю куда, найди стог, а в нем иголку". Американцы хотят верить в то, что понятие их собственного гражданского долга и моральный кодекс строителей демократии, остаются неизменными, даже в условиях полного хаоса. Пусть верят — это не самая худшая из американских сказок.

Самое скверное, что с этого момента, Спилберг начинает очень умело разрушать все хорошее впечатление, которое так мастерски создавал у зрителя своей вступительной сценой. На Омахе — пули, взрывы, невидимые глазу стрелки, кровь, смерть, грязь — недетское, жестокое и страшное лицо войны. Однако, стоит на горизонте замаячить приказу о спасении Райана, сам характер войны у Спилберга резко меняется, она снова превращается в нечто кукольное, картонное, неестественное....Весь последующий фильм будет отмечен такими же порывистыми режиссерскими метаниями: от политкорректной лакированной картинки — назад, к реальности, потом обратно. Кроме сцены высадки, на реалистичное отображение событий. могут претендовать лишь эпизод с немецким снайпером, да финальное побоище. Все остальное — чистейшая американская мифоистория. Затянутые и скучные странствия по полям, лесам и селам под дежурный лейтмотив: "Скажите, Вы Райана не видели? — извините!". Напоминает анекдот.

Персонажи получились плоскими, словно недавно слезшими с военных агитплакатов. Сидя у костра, картонные болванчики начинают спорить о том. кому из них больше всего не хочется умирать. Диалоги вообще без слез слушать невозможно. Во время всех этих посиделок у огня или разговоров, пытающихся тщетно вызвать сочувствие к персонажам, хочется спросить у режиссера: "Стивен, зачем здесь все это"?

Вы и сами знаете этот ответ: фильму, который наполнен только реализмом военной бойни, как бы прекрасно он не был снят, ни за что не отхватить "Оскар". Академики — капризные ребята, за 60 лет у них уже выработались свои жесткие стандарты. Волей-неволей,  но приходится режиссеру утеплять  образы "пушечного мяса", дабы вызвать в финале зрительскую слезу — в конце концов, у Камерона получилось, а чем я хуже?. Все сразу становится на места: и чрезмерный хронометраж картины (по мнению Академии, трехчасовая лента — это первый знак проработанного и глубокого фильма), и эти, казалось бы, ненужные мелодраматические вставки (Академия любит, когда солдаты откровенно демонстрируют страх перед войной, по ее мнению в этом заключается глубокое антивоенное послание), сомнительные с исторической и военной точки зрения, моральные дилеммы в отношении пленного немца.... Здесь слишком много лишнего. По большому счету, "Спасти рядового Райена" — это лишь черновой вариант гениального, во всех смыслах фильма, который никогда не увидит свет, потому что его создателей слишком заботили иные, более меркантильные интересы.

Фильм подходит к концу, какие же важные идеи вынесет из него преданный зритель? Из дальнего ящика снова разворачивают звездно-полосатый флаг, за кадром вновь зазвучала патетичная музыка. Вернувшись на кладбище Арлингтон, Спилберг просто волной пускает в лицо зрителю ту мысль, ради которой все это и затевалось: своей нынешней жизнью, мы обязаны тем, кто не вернулся с войны. Однако, это очередная мифоистория, искажающая саму суть исторических событий. С этим посылом тяжело спорить, но только не здесь, не в такой форме, и не таком помпезном фоне. Высадившись в Нормандии, силы союзников имели над германской армией почти 7 кратное превосходство, и в результате потеряли убитыми 53 000 человек. Для сравнения: Советский Союз лишь в одной Курской операции потерял  254 000 убитых. Может, фильм Спилберга интернационален и позволяет поскорбеть по всем погибшим в этой ужасной войне? Хотелось бы в это верить, но все тот же флаг, музыка и камера, с печалью огибающая ряды солдатских могил, позволяет в этом усомниться. Как и в случае с Первой мировой войной, американцы лишь ловко и удачно впрыгнули в последний вагон эшелона победителей. Что, однако. совсем не мешает киношникам снимать фильмы из серии "Как янки нацистов разгромили", а доверчивому западному зрителю — в них верить. Так творится глобальная мифоистория, и с этим уже ничего не поделаешь.

Возвращаясь же к фильму, хочется отметить, что обычно его ошибочно относят к жанру "Военной драмы". На самом деле, это зрелищный, эффектно снятый, но все-таки, военный боевик. Драматическая его составляющая слишком наиграна и наполнена льющимся, буквально из ушей пафосом. Как зрелищное кино, оно безусловно заслуживает самых высоких оценок. Но драматический потенциал картины слишком незначителен, чтобы ее можно было всерьез сравнивать с трагическими военными фильмами советских лет: "Балладой о солдате" Чухрая, "Они сражались за Родину" Бондарчука, "Хроникой пикирующего бомбардировщика".... Фильм Спилберга представляет лишь по-голливудски, блестящую от лакировки, пышную и красивую обертку, внутри которой становится безумно скучно и одиноко от царящей там пустоты.


Статья написана 13 марта 2009 г. 23:02

Данная рецензия, в самом начале, задумывалась как разгромная. Честно признаюсь: заранее было заготовлено язвительное название и пара шуточек, но при просмотре, я неожиданно увидел всеми обруганный и изничтоженный, фильм Павла Руминова "Мертвые дочери" в немного ином свете, в результате чего все заготовки были выброшены, а рецензия приобрела свой нынешний вид. Итак...

В припаркованную на стоянке иномарку, где за рулем сидит девушка с внешностью куклы Барби и пластикой Буратино, неожиданно врывается незнакомый мужик с лицом чеченского ваххабита, который тут же начинает дико орать и размахивать руками. Далее, они без лишних слов едут в ресторан, где зрителю пару минут демонстрируют во истину смертельный номер: трясущаяся в стиле "догмы" камера пытается снимать трясущиеся конечности героя. Через пару минут, хрупкое создание вдруг гаркает на ваххабита совершенно фельдфебельским рыком " Ну рассказывайте!", и далее зрителя вводят в курс местного сюжета о призраках трех маленьких сестер, которые наблюдают за конкретным человеком в течение трех дней и убивают его, стоит ему только согрешить в течение этого срока.

Сценарная задумка фильма о тех самых девочках-утопленницах  очень неплоха — не удивительно, что американская студия, специализирующаяся на римейках азиатских ужастиков, тут же купила права на перепевку. Однако, подлинным убийцей "Мертвых дочерей" является их создатель, сценарист и режиссер Павел Руминов, а точнее его странные и не всегда оправданные амбиции. Что будет, если скрестить жабу и например, комара. Будет ли получившийся из двух несовместимых созданий, гибрид квакать и сможет ли, при этом он летать? Похоже, что Руминов в рамках фильма поставил некий странный жанровый эксперимент по смешению несмешиваемого :вместо того, чтобы сконцентрироваться на одном узком жанре (например, написанного во всех афишах, фильма ужасов), он решил поразить зрителя широтой своего таланта и соединить ужастик с жгучим арт-хаусом, при этом пригласив в кинотеатр зрителя лишь на первое из блюд. Примерно, как Вам бы пообещали рассказать анекдот, а вместо этого принялись на целый час, близко к тексту пересказывать первую главу учебника по квантовой механике. Подозреваю, что каждый, попав в такую идиотскую ситуацию, просто сбежал бы, не дождавшись обещанного анекдота. С "Мертвыми дочерьми" получился подобный казус, только фильм идет не час, а больше двух, в остальном полная аналогия — пришедшему на ужастик зрителю показывали, что угодно: обличение гламурного образа жизни, критику общества потребления, поведенческий анализ современного молодежного поколения, но до самих претензий на ужасы смогли досидеть лишь самые терпеливые.

Спрашивается: если режиссеру хотелось так много поведать зрителю, неужели сложно было разделить все это на несколько фильмов, предоставив зрителю сейчас только то, за что он голосовал рублем? Но режиссер не стал искать легких путей и пошел прямо напролом, предложив зрителю странную смесь "два в одном". В результате, в теле одного фильма существуют, как бы две фактически, не связанные друг с другом ипостаси: хоррор и арт-хаус, каждая из которых претендует чуть ли не на самостоятельный фильм.

Первая — наиболее очевидная, экранизация выдуманной городской легенды. Проблема в том, что совершенно наплевав на зрителей, Руминов делает самую непозволительную для постановщика ужастиков, гадость: он сам нарушает собой же созданный канон. Если в "Звонке", призрак перед убийством, должен позвонить потенциальной жертве, он порвется на тряпки, но позвонит, ибо просто не может без этого ритуала — это канон, созданный в самом начале и который не подлежит пересмотру. У Руминова все не так: выполнят ли герои  условия "мертвых дочерей" или не выполнят — не имеет значения, все равно все закончится так, как этого хочется сценаристу и режиссеру. А еще режиссер видимо никогда не задумывался над тем, почему приемлемым хронометражом для ужастиком почитают продолжительность в полтора часа. Потому что, именно за это время происходящее на экране, не успевает навязнуть у зрителя в зубах, что сохраняет свежесть восприятия. Руминов же два часа заставляет несчастного зрителя смотреть на совершенно статичные и неинтересные кадры, будто это не обычные люди с попкорном и колой, а жюри на конкурсе кинодокументалистов- помойки, деревья, стены домов, обветшалые дорожные знаки.... Действия нет, напряжение отсутствует, иная телевизионная реклама способна больше испугать зрителя, чем этот фильм. Я уж не говорю о том, что реклама смотрится гораздо динамичнее. Одним словом, в качестве ужастика, картина Руминова, так же мертва, как и три ее главные героини.

С артхаусной составляющей  ситуация несколько получше. Мысль о том, что современный человек начинает стремиться к праведности, только под дамокловым мечом, весьма интересна и актуальна. Играя со зрителем в стилистические игры, режиссер рисует на экране достоверный и нелицеприятный портрет отдельно взятого поколения, к которому  принадлежит и сам. Обилие ярких деталей и язвительности, постоянно угрожает превратить фильм в жгуче черную комедию на тему современных нравов.Только под угрозой смертной казни, типичный офисный планктон может отказаться от мечты подставить своего коллегу, риэлтор — стать честным и правдивым, а рядовой компьютерщик — сорвать со стен всю порнуху и обложиться, с ног до головы православной символикой. Персонажи — вроде бы друзья, но все совместные отношения для них начинаются и заканчиваются совместным распитием пива и хрустом чипсов. О любви, дружбе, взаимовыручке они никогда не слышали, и вряд ли, их можно обучить этому за 3 жалких дня. Забавно наблюдать, как люди, которые всю сознательную жизнь, только и делали, что использовали других, пытаются под воздействием внешних обстоятельств, примерить на себя нормальную человеческую жизнь,как это сложно и каким сокрушительным станет в итоге, их фиаско. В этом плане, дрожащая камера тут же превращается в достоинство фильма, а статичные ракурсы передают зрителю дух подглядывания за чужой невыдуманной жизнью. Главный недостаток здесь тот же, что и у ужастика: фильм значительно затянут, как минимум, трети всех этих чрезмерных подробностей из личной жизни героев, нужно было сгинуть под монтажным столом, без малейшей потери для содержания. Но очевидно, режиссер рассудил, что все в хозяйстве сгодится.

Игра актеров действительно чудовищная. В отношении некоторых лицедеев (особенно, лицедеек) постоянно мелькает подозрение в том, что кастинг проходил в местах, далеких от актерской среды: в баре, на дискотеке, на вокзале. Зато, музыка, в создании которой принимал участие бывший басист легендарной группы"Кинг Кримсон" Трей Ган очень атмосферна и удивительно точно подходит к этому фильму. Радует, что хоть одна часть полуторамиллионного бюджета картины пошла в кассу.

Подводя итог, хочется отметить, что Павел Руминов затеял странный жанровый эксперимент, смысл которого до конца понятен, очевидно, лишь ему одному. Взяв вполне неплохую концепцию, он зачем то завернул ее в обертку от очень плохо сделанного фильма ужасов, вызвав тем самым в свой адрес море негативных высказываний и разгромных рецензий. Зрителей тоже можно понять: как мы с Вами уже выяснили ранее, редкому человеку нравится под видом анекдота слушать лекции по квантовой механике. Однако, это не значит, что таких людей нет вообще, и ничего не говорит о степени интересности этой лекции.

P.S Спасибо  valkovу за предложение написать о данном фильме. Приношу извинения, если уровень рецензии сильно отличается от ожидаемого. Если честно, то я и сам этого не ожидал.;-)

Тем не менее, буду признателен, если читатели колонки отпишутся о тех фильмах, которым можно посветить еще пару строк.


Статья написана 11 марта 2009 г. 15:31

Итак, мы продолжаем наше плавание по неспокойным бурлящим волнам отечественного кино. На очереди — фильм очень уважаемого мной режиссера, создателя знаковых фильмов эпохи 80-90-х годов, "Зеркало для героя" и "Спальный вагон" Владимира Хотиненко — "1612". Итак....

Благодаря стараниям Голливуда, исторические блокбастеры на темы пробуждения национального самосознания надолго вошли в моду. Снять за огромные деньжища (чем больше — тем лучше) блокбастер в типичном для голливудского кино, размашистом и небрежном стиле, ныне почитается за честь в любой стране. Отгремели уж давно французские гимны Жанне Д,Арк за авторством Люка Бессона, даже поляки уж давненько отстрелялись со своим "Огнем и мечом". А чем мы хуже басурман? Даешь первый православный пеплум!

Справедливости ради, нужно отметить, что попытки создания истинно православного (а иначе никак) блокбастера уже предпринимались, и у руля тогда стояло самый большой Король — Солнце нашей киноиндустрии Никита Сергеевич М. Однако, тогда у него получился очень дорогостоящий казус, напоминающий попытку создать путеводитель по загадочной русской душе для зарубежного зрителя вкупе с кратким курсом православия. У меня нет данных по зарубежным епархиям о том, сколько народу посмотрев "Сибирского цирюльника" ринулись приобщаться к русской душе через принятие религии, но попытку принято считать провальной. В Каннах фильм освистали, на "Оскар" не выдвинули, а одной исконно русской публике вытянуть 50 миллионный бюджет было не под силу. Никита Сергеевич с горя наградил себя самого "Золотым орлом", другие добрые люди пожалели и дали еще в довесок "Нику", и историю благополучно забыли.

Однако, успех голливудских блокбастеров "Гладиатора" и особенно, "Царства небесного" вновь вернули ему былой азарт. Правда, на этот раз, Михалков уступил место рулевого Владимиру Хотиненко, оставив себе лишь скромную роль генерального.... нет, не секретаря, всего лишь — продюсера. Но железная хватка мэтра угадывается в этом фильме с первого взгляда.

Несмотря на внушающие доверие простому зрителю, угрожающие надписи типа в таком то году произошло то, а в таком то- это, фильм Хотиненко на историчность даже не претендует, и это откровенно радует. Есть же в литературе и в кино удачные примеры соединения откровенного вымысла на фоне реальных исторических событий — к примеру,"Потоп" и "Пан Володыевский" в романах Генриха Сенекевича и одноименных экранизациях Ежи Хоффмана. Однако, для первого православного блокбастера в 1612 многовато заимствований из совершенно не православных, голливудских фильмов. Линия слуги, ворующего у мертвого хозяина его имя и чин откровенно слямзена из "Истории рыцаря". Однако, тот фильм не претендовал ни на какую серьезность и пафос и был всего-лишь легким, полукомедийным зрелищем. Главная проблема 1612 же заключается в том, что он хочет, чтобы его воспринимали в качестве фильма для взрослых (натурализма и жестокости здесь хватает), при этом оставаясь по сути богатырской былиной, сказкой для детей.

Образ единорога, мелькающий весь фильм пред очами главного героя, очевидно по воли авторов должен символизировать чистоту родной страны в минуты тяжких испытаний. Однако, само послание выбрало весьма странную форму для воплощения. Общеизвестно, что единорог — символ чистоты и непорочности ( смотри фильм Ридли Скотта "Легенда"), но для нашего человека этот образ совершенно чужероден. Если даже после дичайшей попойки главному герою (кстати,  очень умело загримированному под Орландо Блума) и явилось бы сие чудо с рогом во лбу, то во-первых, он вряд ли бы смог его опознать, а во-вторых, сразу же бы принял за бесовщину, ведь всем на Руси известно, кто носит на голове рога. Или это дух католичества так тлетворно пропитал нашу землю?

Но на этом странности не кончаются. Обучение главного героя — бывшего холопа — бурлака основам фехтования происходит за одну  ночь и ....во сне. То есть герой заснул, во сне его посетил призрак хозяина, который продемонстрировал ему парочку ударов, и проснувшись, он уже владеет шпагой не хуже чемпиона по фехтованию. Чистая "Матрица", ей Богу: "Я знаю кунг-фу" и сразу же "Вжик, вжик, вжик — уноси готовенького!" Снимаю шляпу перед фантазией сценариста.

И далее все выдержано в подобном духе. Аутентичные красивые костюмы, симпатичные декорации пляшут вприсядку с совершенно чужеродными элементами, понатасканными где только можно и категорически не дающими воспринимать фильм всерьез. Один Святой Старец в исполнении Золотухина, из которого сотворили локального Гэндальфа, только без фирменной остроконечной шляпы, чего стоит. Если это фэнтези, убираем все взаправдашние титры, Ксению Годунову (которая, к слову в описанный год уже томилась в монастыре после насильного пострига в монахини), Лжедмитрия, Пожарского ( кстати, интересно, а где потерялся Минин), если историческое приключенческое кино, то наоборот — возвращаем этих и делаем срочный "секир — башка" всем магам, единорогам и консультациями с покойниками. Неужели, такой заслуженный режиссер как Хотиненко сам всего этого не понимал?

Полагаю, что прекрасно понимал. Но фильм был типичным госзаказом, а билет в кино — приложением к российскому государственному празднику 4 ноября, дабы дать справку о его исторической подоплеке. Бюджет выделили, по нашим меркам неслабый — 12 миллионов бушевских рублей. Однако, кто у нас ходит в кино на сугубо исторические фильмы? Вот и пришлось "разбавлять" т.н. "Хроники смутного времени" откровенно фэнтезийными элементами, дабы привлечь в кинотеатры молодежь. Видимо, и это получилось не очень, раз фильм собрал в прокате менее четверти собственного бюджета. Не растет, видать, фэнтези на русской земле, сколько ты его не поливай.

Актерская игра вызывает смешанные чувства. С одной стороны, очень радует поляк Михаил Жебровский в колоритной роли гетмана. Однако, его персонаж — бритый и с бородой, выглядит почему-то вылитой копией Федора Бондарчука, только в отличие от оригинала он играть умеет. С остальными хуже. Мне уже порядком надоело, что из каждого предыдущего российского фильма, в каждый последующий дружным шалманом следует одна и та же актерская компания: Пореченков, Балуев, Башаров, чуть менее часто — Спиваковский. Я конечно, понимаю, что для раскрутки фильма нужно, чтобы в кадре мелькало побольше узнаваемых народом лиц, но предложенные в этом фильме роли им совершенно не подходят. Если бы князь Пожарский так же уныло взывал народ на борьбу с захватчиками, как это в фильме изобразил Пореченков, подозреваю, что мы до сих пор жили бы под властью какой-нибудь Великой Шляхты.

Одного у картины не отнимешь — как и "Цирюльник", как и предшествовавший ему "Русский бунт", фильм Хотиненко может похвалиться неплохой зрелищностью: массовки, осада крепости, взрывы сняты на "ять" с плюсом. Хотиненко — очень порядочный режиссер, поэтому православного блокбастера у него не получилось — все два с половиной часа на экране проходят без квасного патриотизма и прочих перегибов по части национализма. Правда, Никита Сергеевич не удержался и даже сюда засунул кадры басурманской масленицы по-польски, дабы подчеркнуть преемственность с тем, что не получилось у него лично. К счастью (или, наоборот, к несчастью) этим сходство с "Цирюльником" и ограничивается. Ах, да, еще дважды: в начале и в конце, смачно плюнули в сторону Ватикана. Впрочем, плевать в сторону Запада — это один из элементов истинно православного крещения.

В итоге, фильм вызывает очень противоречивые чувства. С одной стороны, неплохо снятые массовки и баталии, с другой — не до конца понятный режиссерский замысел и явная вампука вместо сценария. Общий технический уровень 1612 свидетельствует о том, что не за горами тот светлый момент, когда русские кинематографисты наконец -то научатся снимать историческое кино, которое можно будет не стыдно демонстрировать по всему миру. Однако, его сценарная и актерская составляющая, наоборот уверяет, что этот день настанет еще очень не скоро.


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 29  30  31  32 [33] 34  35




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 382