Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «fox_mulder» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 33  34  35

Статья написана 19 сентября 2013 г. 18:05
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Доктор Кто (Doctor Who, 1963 -1989)

страна ВБ, продолжительность — 26 сезонов (155 эпизодов, разбитых на 695 фрагментов)
        суть "подлинная классика, которая не стареет"



автор идеи                         Сидни Ньюман
сценарий                           Роберт Холмс, Терри Нейшн, Дуглас Адамс, Малкольм Халк, Дэвид Уитакер и др.
режиссеры                         Дуглас Камфилд, Дуглас Малоуни, Кристофер Барри, Майкл Брайант и др.
музыкальная тема              Рон Грейнер
продюсеры                        Джон Нейтан-Тернер, Барри Леттс, Верити Ламберт и др.  

Очередной сюжетный капкан захлопывается с оглушительным грохотом, скрипя всеми своими внутренностями синяя будка снова растворяется в неизвестном направлении. Персонаж поистине безразмерного сериала с 50-летней историей, Повелитель Времени, которого все зовут просто The Doctor вновь машет нам на прощание из своей будки, лишь усиливая и без того непомерный интеллектуальный голод. Когда там намечена наша следующая встреча? Через год? Да вы издеваетесь, это же очень ДОЛГО! И вообще, кто придумал идиотский формат сезонов для британских сериалов — неужели, этот умник не догадывался, что 13 серий "Доктора" в год — это чертовски МАЛО? И вот, когда голод подступает к горлу уже так, что от него начинает самым натуральным образом лихорадить, в голову украдкой, по стеночке приходит одно древнее и практически всеми забытое воспоминание, что вроде Докторов этих должно быть не три, а как минимум одиннадцать, и нынешнему сериалу, который по своей форме и содержанию все больше напоминает безумно аддиктивный наркотик, изготовленный в подпольных метлабораториях BBC studios вроде как должен предшествовать другой, отнюдь не столь современный. Однако, уже при первом взгляде на строку гугла с забитым в ней запросом "классический Доктор Кто" надежда сменяется первобытной яростью. Скока скока сезонов? — 26? А серий — их че правда 695 или это просто чья-та нездоровая шутка? Госспади, да там еще и черно-белые серии попадаются и вообще какое-то уродство, где вместо нормального изображения одни картинки со звуком! В каком порядке это все глядеть, как разобраться в этом гигантском интеллектуальном багаже с поистине бездонной вместимостью? Врача, врача..... Нет, лучше доктора..... Доктора!  

И дабы помочь новым зрителям сориентироваться в дебрях классического "Доктора", мною было написано данное руководство. Но перед тем как запрыгивать в телефонную будку и настраивать "Тардис" на путешествие к историческим корням нынешнего сериала, сперва ознакомьтесь с нехитрой Инструкцией по эксплуатации эпизодов классического "Доктора Кто". Кто знает: может быть, ее чтение поможет Вам сэкономить уйму свободного времени и n-ное количество нервных клеток, которые как известно не восстанавливаются?

1. Повторяйте вслед за мной: "современное телевидение и телевидение образца 30-40-50 летней давности — по сути, два абсолютно разных явления, объединенных общим названием". Современное телевидение отчаянно стремится быть похожим на высокобюджетный КИНОфильм made in Hollywood: для современных телесериалов выстраивают масштабные декорации, рисуют дорогостоящие компьютерные спецэффекты, приглашают на главные роли известных во всем мире киноактеров. В 70-х годах и раньше, запросы телеаудитории были гораздо скромнее, и садясь перед телевизором в ожидании свежей серии "Доктора", зрители прекрасно знали, что там их ждут студийные декорации, рисованные спецэффекты и грим инопланетных существ из серии "большая козявка к носу прилипла". Так, что если Вы ждете от классических серий навороченной графики или по-настоящему грандиозных декораций, то лучше всего перестать и переключиться на что-нибудь более современное.
  
2. Телеформат классического "Доктора" серьезно отличается от того, к которому мы привыкли (снова повторяйте за мной "современное телевидение и телевидение образца 30-40-50 летней давности........"). Современные серии "Доктора" длятся по 40-45 минут (за исключением рождественских спецвыпусков, чья продолжительность увеличена до одного часа), которые изредка объединяются в сюжетные арки по две штуки в каждой (на данный момент, своеобразный рекорд по длине арки принадлежит третьему сезону с участием Десятого доктора, в котором присутствует арка продолжительностью в три серии вместо положенных двух). Классический же Доктор унаследовал формат популярных в 60-е годы "познавательных телешоу для всей семьи", в котором отдельная история дробилась на множество 25-минутных фрагментов (в среднем — где-то, от двух до семи). Поэтому, приготовьтесь к тому, что вместо стремительной 40-минутной пробежки по основным достопримечательностям в лучших традициях современного сериала, в классических сериях Вас будет ждать подробнейшая трехчасовая экскурсия.

3. Если после предыдущих пунктов данной инструкции, в Вас до сих пор не угасло желание познакомиться с классическим Доктором, приготовьтесь к целому ряду технических трудностей. Перед скачиванием очередного эпизода из приключений Первого и Второго Доктора, заранее убедитесь в том, что на нем не стоит пометка о реконструкции (reconstructed). Все дело в том, что многие черно-белые эпизоды 60-х годов серьезно пострадали от неправильных условий хранения в Центральном телеархиве BBC, и эти "реконструированные эпизоды", на деле представляют собой просто слайд-шоу с наложенным поверх аудиорядом и пояснительными субтитрами, мол а сейчас Доктор падает или в данный момент, далек убивает одного из ключевых персонажей. Впрочем, качество видеоряда хромает и во многих других эпизодах классического "Доктора" — цветное изображение может ВНЕЗАПНО смениться монохромным или перед глазами начинают мелькать раздражающие дефекты от кинопленки, которые зачастую легко спутать с местными спецэффектами. Если вдруг прямо посреди серии изображение начнет двоится, а сам Доктор на какое-то время превратится в гигантское чернильное пятно — просто помассируйте виски, закройте глаза и снова повторяйте вслед за мной: "современное телевидение и телевидение образца 30-40-50 летней давности — по сути, два абсолютно разных явления, объединенных общим названием, современное телевидение и телевидение образца 30-40-50 летней давности — по сути......" . Договорились?

И в случае, если все три пункта данной инструкции не вызывают в Вас никаких противоречий (интересно, среди читателей данной статьи вообще найдутся такие?), то присаживайтесь поудобнее и пристегивайте ремни. После поворота заветного рычага, наша синяя будка переместится во времени и пространстве. Место назначения — Великобритания, время — ноябрь 1963 года, когда в эфире крупнейшего британского канала BBC, впервые появилась довольно необычная телепрограмма с весьма незатейливым названием......

  

Первый Доктор (1963 — 1966)
актер Уильям Хартнелл
общее количество серий: 29 эпизодов, 134 фрагмента
коронная фраза: “Mm? What’s that, my boy?”

Первый визит Доктора на британские телеэкраны состоялся 23 ноября 1963 года. Сначала о фантастике никто и не помышлял: согласно первоначальной идее создателя шоу, канадского теледраматурга Сидни Ньюмана, "Доктор Кто" должен был стать познавательно-развлекательной телепрограммой для всей семьи наподобие какой-нибудь "Занимательной физики" или "Уроков истории для самых маленьких". Иными словами, "Доктор" должен был совмещать функции обычного школьного учебника с наглядными слайдами — "вот так, ребята, происходил Большой Взрыв, вот так вот выглядели динозавры, а вот перед нами второсортный актер, изображающий Исаака Ньютона\Альберта Эйнштейна\Томаса Эддисона, и если, ребятки, вы не переключитесь на другой канал, я даже расскажу вам, чем были знамениты эти большие и важные дяди!". Однако, все первоначальные замыслы касательно Доктора как аналога Теленяни утратили свою актуальность уже после премьеры второго эпизода сериала, с говорящим названием "The Mutants". Сценарий Терри Нейшена рассказывал историю инопланетной расы, которая настолько мутировала под воздействием радиации, что не могла существовать вне специальных движущихся скафандров, которые с виду напоминали утыканные гвоздями металлические ведра с прикрученными к крышке обычными туалетными вантузами (кто сейчас произнес слово "Далеки" может угостить себя вкусной печенькой) и совершенно не вписывалась в рамки разработанного телеформата. Тогдашний глава Департамента Драмы BBC Дональд Уилсон приложил немало усилий, чтобы навсегда похоронить этот сценарий под весом типичных бюрократических отписок, потому что чувствовал — стоит зрителям хотя бы на минуту увидеть перед собой выдуманных "Bug-eyed monsters", как научно-познавательные уроки "Доктора" тотчас закончатся, уступив место вечным демисезонным каникулам. Собственно, так оно и получилось — когда выяснилось, что серия про "жукоглазых монстров" пользовалась у зрителей гораздо большей популярностью, чем пилотный выпуск, прежний формат шоу без почестей предали земле, а сам "Доктор" сменил гранитный камень научпопа на неограниченный никакими рамками полет безудержной фантазии. И как показывает вся его последующая история — совсем не прогадал.

Придумывая "Доктора" как научно-познавательную программу, создатели совершенно не заботились о детальной прорисовке персонажа, что в целом было довольно очевидно — и в самом деле, зачем наделять ярким характером очередную "говорящую голову", до отказа забитую научными знаниями и параграфами из школьных учебников? Поэтому, из первой серии "An Unearthly Child" (e01) зритель узнает лишь самый минимум информации — что он пришелец из далекой-далекой Галактики, что ему уже несколько сот лет, что он путешествует сквозь пространство и время на корабле под названием TARDIS (Time And Relative Dimension In Space), который замаскирован под обычную телефонную будку и благодаря сверхсложным инопланетным технологиям "It's bigger on the inside". Добавьте к этому образу солидный возраст 55 -летнего актера Уильяма Хартнелла, его вечно надменный взгляд и привычку называть всех спутников мужского пола "сынками" — и в итоге получите образ типичного Гэндальфа с телефонной будкой на замену емелиной печке и звуковой отверткой вместо волшебной палочки. Первый Доктор отличался чрезмерно надменным нравом, он был необыкновенно суров к своим спутникам и обожал читать им длинные и столь же скучные морали по любому поводу, а чаще без него. В приуроченном к 50-летию сериала, документальном фильме "Doctor Who: The Doctors Revisited", огромный знаток классического "Доктора" и шоураннер нынешнего, сценарист и продюсер Стивен Моффат сравнивает хартнелловское прочтение персонажа с вечно сварливым дедушкой, от наставлений которого хочется поскорее сбежать хоть на край света, но на мой взгляд, у обитателей 1\6 части суши найдется аналогия гораздо точнее. Представьте себе знакомый образ заслуженного престарелого вахтера, который настолько уверен в своем абсолютном превосходстве над более молодым поколением, что готов часами рассуждать об этом, причем совершенно не взирая на то, слушает ли его хоть кто-то или все эти необыкновенно словоохотливые речи, не достигая ничьих ушей, тут же проваливаются в кромешную пустоту. Представили? Так вот, именно таким и представал перед зрителями самый Первый Доктор!

С сюжетной точки зрения, эпоха Первого Доктора так же не представляет ничего примечательного. На этом этапе все же давал о себе знать почти принудительный характер перехода от научпопа к сайфаю — фантазия сценаристов постепенно привыкала к реалиям нового необычного формата, и поэтому среди эпизодов той поры, по большей части преобладают чисто исторические вроде путешествия в гости к ацтекам, серии-вестерна или встречи Доктора с Марко Поло. Кроме того, учитывая мягко говоря, специфические личностные черты, присущие изначальной инкарнации центрального персонажа, это была единственная эпоха за всю историю сериала, в которой основная роль была отведена даже не самому Доктору, а его спутникам. Первыми компаньонами инопланетного путешественника стали школьные учителя Иен Честертон (Уильям Рассел) и Барбара Райт (Жаклин Хилл), и в первых сезонах сериала основное место отводилось именно им. На протяжении первых 30 или 40 эпизодов сериал рассказывал зрителям именно о приключениях их современников — отважных педагогов из 60-х годов прошлого столетия, которые примеряли на себя костюмы из различных эпох и изредка сражались с различными инопланетными захватчиками, в то время как самому доктору на этом празднике жизни была отведена роль второго плана наподобие межзвездного возницы или темпорального паромщика. В 1966 году, после окончания третьего сезона Уильям Хартнелл принял решение оставить сериал по причине своих хронических проблем со здоровьем, и перед создателями "Доктора" встала почти неразрешимая дилемма: найти актеру внешне похожего дублера или вообще отказаться от продолжения. И тогда Сидни Ньюмана вновь осенило — вместо перспективы навсегда засахарить героя в образе мрачного заносчивого старика, он подарил Доктору право на 13 регенарций, благодаря которому менялось не только лицо актера-исполнителя, но и повадки, коронные фразы, гардероб, да и вся его личность в целом. Так из научно-познавательного шоу, посвященного естествознанию и тайнам истории, на свет явилась одна из величайших легенд всего телевидения.

Увы, как не прискорбно говорить такое, но с точки зрения современного зрителя , эпоха Первого Доктора выглядит слишком напыщенной и чересчур старомодной. На фоне современных докторов-эксцентриков, персонаж Хартнелла воспринимается как некий "Анти-Доктор", который очень мало действует, практически не острит и всем своим внешним видом напоминает не лихого искателя приключений, а скорее занудного школьного сторожа. Из всего докторовского багажа той эпохи (29 эпизодов, поделенных на 134 фрагмента), пристального внимания со стороны поклонников современного сериала заслуживает разве, что уже упоминавшийся мной ранее эпизод "The Mutants" (e02), рассказывающий о первом знакомстве Доктора с одним из его наиболее древних и могущественных противников. Ну и разумеется, для всех желающих просто поглазеть на далеков образца далекого, 1963 года. ;-)



Второй Доктор (1966-1969)
актер Патрик Траутон
общее количество серий: 21 эпизод, 119 фрагментов
коронная фраза: “When I say run, run. RUN!”

С появлением на съемочной площадке 46-летнего актера Патрика Траутона, сериалу суждено было пережить свой первый (и к счастью — не последний) эволюционный скачок. Во-первых, сместились жанровые приоритеты: если в эпоху Первого Доктора, большинство серий строилось вокруг перемещений в различные временные эпохи и встречах с реальными историческими персонажами, то начиная со Второго, шоу берет уверенный крен в сторону традиционной фантастики с исследованием новых планет, прогулками по гигантским космическим станциям и т.д. Во-вторых, кроме содержания меняется и сама форма подачи историй: вместо характерного для предыдущих сезонов чисто созерцательного подхода, многие эпизоды с участием Второго Доктора были ориентированы на саспиенс и нешуточно пугали тогдашнего зрителя, породив тем самым особый термин "behind the sofa" (досл — "за диваном", имеется ввиду позиция зрителя при просмотре сериала, при которой можно спрятаться от наиболее злобных монстров). Из всего монструария Второго Доктора наиболее пугающе смотрелись гигантские ледяные воины (в 2013 году, они вернулись в современный сериал после своего более чем 40-летнего отсутствия на экране, в эпизоде  Cold War (s07ep9)) и не менее зловещие кибермены (впоследствии стали одной из наиболее используемых угроз на протяжении всего сериала, побороться с которыми за звание самого узнаваемого монстра вселенной Доктора могут разве что сами Далеки — "Delete, delete, delete, DELETE!" -«Exterminate! Exterminate!»). Иными словами, именно в эпоху Патрика Траутона, "Доктор" завершил свою трансформацию из познавательного шоу для самых-самых маленьких в то, чем он является и по сей день — иногда нервирующий, местами пугающий, но все такой же жутко увлекательный сериал о противостоянии чудаковатого фрика все тем же "Bug-eyed monsters"!

К слову о фрике: создатели сериала воспользовались сменой актера, чтобы переписать с нуля весь образ главного героя. В отличии от персонажа, сыгранного Хартнеллом, который частенько напоминал мраморный памятник нарциссизму, герой Траутона стал гораздо более человечным и безумно обаятельным. Остается лишь подписаться под словами все того же Стивена Моффата: "в некотором смысле, именно с Патрика Траутона начинается история настоящего Доктора". Невысокий, суетливый, носящий комичную прическу под "Биттлз" — герой Траутона стал первым огромным шагом по направлению к современной трактовке данного персонажа. Во всех фанатских справочниках по Вселенной Доктора, вторую инкарнацию обычно принято рассматривать как "космического шута", а в посвященном десятилетию сериала спецвыпуске "Три Доктора", анализируя свои последующие регенерации, персонаж Хартнелла даже открыто назовет его "клоуном". Но на самом деле, это лишь наиболее поверхностная характеристика Второго Доктора — за маской показного простодушия и его постоянными комическими гримасами, на самом деле таится глубокий отточенный ум. Просто в отличии от Первого Доктора, который старался всем и каждому доказать свое интеллектуальное превосходство, герой Траутона всегда старается усыпить бдительность потенциального противника, прикинувшись безобидным простачком. На фоне чересчур статичной предыдущей инкарнации, которая медленно передвигалась по экрану и произносила фразы властным негромким голосом, Второй Доктор кажется просто  темпераментным скоростным электровеником, который пребывает в вечном движении, постоянно бегает, суетится, все время размахивает руками. Для Британии конца 60-х годов, подобное поведение казалось просто верхом эксцентричности, но современный телезритель уже привычен и не к такому. Да, да, Вы разумеется угадали — большинство последующих исполнителей роли Доктора (включая и современные варианты) осознанно или нет копировали именно актерскую манеру Патрика Траутона. Исполнитель роли Десятого Доктора, актер Дэвид Теннант в документальном сериале "Doctor Who: The Doctors Revisited" открыто говорит, что "все мы основывали своих персонажей именно на версии, сыгранной Патриком Траутоном". Шоураннер современного сериала Стивен Моффат вспоминает, что когда Мэта Смита утвердили на роль Одиннадцатого Доктора, он признался, что за всю свою жизнь не смотрел ни одной серии классического сериала. И тогда Моффат выдал ему стопку ДВД и предложил самостоятельно выбрать, на какого из классических Докторов он хочет более всего походить. А теперь внимательно посмотрите на шею Патрика Траутона на приведенном выше скриншоте и постарайтесь угадать, какого именно Доктора он выбрал.

Если серии с Первым Доктором по сути представляли собой набор разрозненных эпизодов из серии "куда еще может завести героев фантазия сценаристов", то при Патрике Траутоне в сериале начинает формироваться последовательность определенных элементов, которые впоследствии станут неотъемлемой частью всей его мифологии. Так, в серии The Web of Fear (e41) появляется международная организация UNIT, которая ныне продолжает свое существование в рамках современного сериала (в частности, одним из ее агентов становится Марта Джонс, бывшая компаньонка Десятого Доктора). А уже в следующем эпизоде "Fury from the Deep" (e42) Доктор впервые использует предмет, который впоследствии станет одним из наиболее узнаваемых элементов всех его дальнейших приключений — свою неизменную звуковую отвертку. Ну и наконец, наиболее важным вкладом Второго Доктора в формирование мифологии шоу, без сомнения является заключительная серия с его участием — The War Games (e50), в которой впервые за всю историю сериала затрагивается вопрос происхождения этого персонажа, появляется планета Галлифрей и раса Повелителей Времени.

Для современного зрителя знакомство со эпохой Второго Доктора сопряжено с целым рядом неразрешимых технических трудностей. По странной прихоти судьбы, самое большое "исчезнувших серий" относятся именно к периоду Второго Доктора. Упорнейшим докторовским фанатам удалось восстановить все утерянные фрагменты в виде слайд-шоу, с наложенным поверх оригинальным аудиорядом, но как Вы наверное и сами понимаете — подобный способ знакомства с классикой лишь отпугнет подавляющее большинство современных зрителей. На данный момент, уцелело лишь 6 полных (имеются в виду те, в которых сохранились все фрагменты, без самодельных фанатских реконструкций) серий из 20 эпизодов приключений Второго Доктора: The Tomb of the Cybermen (e37),The Dominators (e44)  The Mind Robber (e45), The Krotons (e47), The Seeds of Death (e48) и уже упоминавшиеся мной ранее The War Games. (e50). Если Вы являетесь большим фанатом сериала и всерьез интересуетесь ответом на вопрос: "Откуда есть пошел современный Доктор", то стоит посмотреть все 6 эпизодов. Впрочем, для обычного эскурса в мифологию "Доктора", с головой хватит и одних "Военных игр".

[/i];-) [/p]

Третий Доктор (1970-1974)
актер Джон Пертви
общее количество серий: 24 эпизода, 128 фрагментов
коронная фраза “Reverse the polarity of the neutron flow.”

Эпоха Третьего Доктора обернулась для сериала настоящей технической революцией: пора монохромного телевидения навсегда осталась  в прошлом, отныне все приключения Доктора будут сниматься на 16-миллиметровую кинопленку, и наряду со студийными павильонами активно используются натурные съемки. Однако, за все эти нововведения пришлось заплатить довольно высокую цену, и переведя "Доктора" на новую ступень технического прогресса, BBC предприняла первую (и увы, не последнюю) попытку развернуть сериал лицом к более широкой аудитории, синхронизировав главного героя с запросами тогдашней эпохи. В конце концов, если для британского (и не только)  зрителя, все 60-е прошли под знаменем единственного киноперсонажа по имени Бонд. Джеймс Бонд,  с его дорогущими суперкарами, техническими гэджетами и обаятельной улыбкой актера Шона Коннери, так почему бы не повторить рецепт успеха и не проделать тоже самое с самим Доктором? Но персонаж, аки кузнечик скачущий по другим планетам, созвездиям и временным эпохам, для этой роли совершенно не подходил, поэтому Доктора пришлось по надуманному обвинению отправить в 20-летнюю ссылку на Землю образца второй половины XX века, которая на протяжении последующих 4 сезонов будет играть роль тяжелой гири, привязанной к ноге нашего инопланетного арестанта — шаг вправо, шаг влево, за попытку переместиться в какую-нибудь эпоху поинтереснее Британии периода сумрачных 70-х — расстрел на месте. Таким образом, из вольного космического бродяги Доктор превратился во внештатного консультанта все того же ЮНИТА, а классическая сюжетная схема, характерная для всех предыдущих сезонов ака "Доктор перемещается неизвестно куда и тут же находит приключения на собственную Тардис" уступила место штампованным завязкам в духе типичных сериалов про полицейских: "на Земле и ее окрестностях ВНЕЗАПНО начинают происходить очередные странности, к расследованию подключается Юнит, руководитель британского подразделения бригадир Летбридж-Стюарт вызывает на помощь Доктора — и все заверте....". Надо ли говорить, что подобный подход к сюжетообразованию наносил серьезный удар по тому, что являлось неотъемлемой чертой сценариев всех прошлых, настоящих и надеюсь, что и будущих "Докторов" — их безудержной, искрометной и не укладывающейся ни в какие рамки, абсолютно не структурированной фантазии?

Однако, наиболее серьезной мутации подвергся образ самого Доктора. Сначала его нарядили в красный плащ, который больше подходит для гардероба графа Дракулы, затем — полностью пересмотрели его концепцию невмешательства во внутренние дела других планет: в новом формате Доктор бил врагам фейсы как заправский Чак Норрис, разучив где-то  приемы "венерианского каратэ"(абсолютно душераздирающее зрелище, по сравнению с которым драки из индийских фильмов — это чистейшее китайское кунг-фу). Максимально точная краткая характеристика всех сезонов с участием Третьего доктора — "экшен ориентированные": серии стали сочиняться таким образом, чтобы каждый из 25-минутных фрагментов непременно содержал хотя бы один экшен-эпизод — погоню, драку или перестрелку. Кроме того, Третий — это единственный из всех Докторов, кто освоил управление практически всеми видами земного транспорта, от мотоцикла до вертолета и даже завел себе собственный "хумобиль". Да, на фоне технического оснащения Третьего Доктора с его мастерскими, лабораториями, мотоциклами, автомобилями, самолетами и неисчерпаемым запасом гэджетов, от одного вида которых джеймсбондовский старик Q зарделся бы от стыда, все предыдущие и последующие Доктора начинают казаться безродными бомжами с потрепанной будкой и жалкой отверткой за пазухой. Однако, у этой ориентации на приключения, погони, драки и перестрелки была и обратная сторона: в эпоху Джона Пертви, "Доктор" фактически превратился в sci-fi клон другого известного творения все того же неутомимого Сидни Ньюмана — британского сериала "Мстители". Дайте Джону Стиду в руки вместо зонтика звуковую отвертку, разменяйте одну миссис Пил на целый сонм безвестных компаньонок, которые у Третьего Доктора менялись чуть не со сверхсветовой скоростью — и в итоге получите всех тех же "Мстителей", только с телефонной будкой, выполняющей роль вторичной нагрузки, но никак не того "Доктора", которого мы все знаем и любим. Итог предсказуем — под весом многочисленных технических прибамбасов, из сериала начала улетучиваться его неповторимая атмосфера.

На второй год пребывания Пертви в главной роли, кто-то из руководства решил окончательно закрыть вопрос о сходстве нынешнего Доктора с всемирно известным британским суперагентом, и в первой серии нового сезона под названием «Terror of the Autons» (e55) местный Бонд наконец обзавелся собственным Эрнестом Ставро Блофельдом. В этом качестве, перед зрителями предстал персонаж по имени Мастер, который являл собой не только классическую вариацию на тему типичного опереточного доктора Зло (ГОСТ #4566776556\78), но и бывшего лучшего друга самого Доктора, вступившего на темную сторону и мечтающего захватить Вселенную (злодейский смех ГОСТ# 56787767\89). Так уж получилось, что для сценаристов Третьего Доктора, Мастер оказался своеобразной палочкой-выручалочкой: если не знаешь, о чем писать — просто выпусти на сцену стереотипного злого гения, а он уж сам заставит зрителей трепетать! Кроме того, Мастер несомненно является самым весомым вкладом эпохи Третьего Доктора в развитие мифологии сериала: начиная уже с Четвертой инкарнации, о большинстве сомнительных нововведений вроде пилотирования самолетов или демонстрации приемов единоборств забудут как о страшном ночном кошмаре, в то время как Мастер похоже еще переживет все регенерации Доктора вместе взятые! В последний раз, сей персонаж появлялся на экране в эпоху Десятого Доктора, в исполнении отличного британского актера Джона Симма, но без сомнения скоро вернется вновь. Как свет невозможен без тени, так и Доктор уже немыслим без своего зловещего альтер-эго. И если Одиннадцатый Доктор так и не встретил своего Мастера, может быть на этом поприще больше повезет Двенадцатому?

Для современного зрителя Эпоха Третьего Доктора смотрится уже гораздо привлекательней, чем обе ее предшественницы: по причине отсутствия "реконструкций" и утерянных эпизодов, да и просто потому, что цветной видеоряд, запечатленный на 16-миллиметровую кинопленку сейчас воспринимается гораздо естественнее, чем снятые в студийных декорациях, монохромные телеспектакли. Однако, проблема заключается в том, что это не совсем тот Доктор, к которому мы привыкли: отсутствие межпланетных путешествий и жесткая привязка к одной временной эпохе, фактически превратили Третьего Доктора в персонажа заурядного телекомикса — суперагента могущественной организации, стоящего на страже Справедливости, защищающего Землю от всевозможных порождений зла и прочее бла-бла-бла. Тем более удивительно, что даже не выбираясь за заданные рамки жанра "фантастики с приключениями", сценаристам Третьего Доктора удалось сочинить такие отличные эпизоды как Inferno (e54) или Carnival of Monsters (e66). Кроме того, в 1973 году в свет вышел спецвыпуск "The Three Doctors" (e65), приуроченный к десятилетию сериала, в котором как следует из названия, перед ошеломленными зрителями предстали не одна, а сразу все инкарнации Доктора в исполнении соответственно Уильяма Хартнелла, Патрика Траутона и Джона Пертви. И несмотря на то, что в дальнейшем эта идея была растиражирована до неприличия, вплоть до появления особого термина "серии с мультидокторами", этот эпизод является не просто первым примером смешивания под одной крышей различных инкарнаций, но и по сей день остается лучшим из них. Не пропустите!



Четвертый Доктор (1975 -1981)
актер Том Бейкер
общее количество серий: 41 эпизод, 172 фрагмента
коронная фраза: “Would you care for a jelly baby?”

В 1975 году, всеобщая бондомания уже слегка приутихла, и поэтому, вместо создания образа еще одного агента-супермена, Доктора решили развернуть обратно к его корням. Четвертый Доктор в исполнении 40-летнего актера Тома Бейкера вновь разучился пользоваться оружием и сражал врагов лишь с помощью интеллекта и своего невероятного обаяния. Четвертая инкарнация Доктора — это долговязый чудак с безумным взглядом, который даже в самых критических ситуациях не утрачивает своего замечательного чувства юмора:

-"Пожалуйста, не называйте меня человеком. Меня вполне устроит, если вы будете обращаться ко мне просто "Доктор". Огромное вам спасибо!" ("Revenge of the Cybermen", e79)
-"Хорошо, а теперь можно мне чашечку чая? (увидев  направленное на него оружие). Что, значит чая не будет?" ("Genesis of the Daleks", e78)
-"Это ужасно! Испарение без представления противоречит конституции!" ("The Deadly Assassin", e88)
-"Если вы меня убьете, это вам не поможет. Также это не сделает меня лучше..." ("The Face of Evil", e89)
-"Ты- классический пример несоответствия размера рта размеру мозга" ("The Robots of Death", e90)

Многие исследователи сходятся во мнении, что всем своим эксцентричным поведением и необыкновенным остроумием, Четвертый Доктор обязан будущему автору "Путеводителя по галактике для путешествующих автостопом", несравненному Дугласу Адамсу, который в ту пору занимал должность "сценарного редактора" сериала и даже сочинил для него несколько эпизодов: «The Pirate Planet» (e99), «City of Death» (e105) и «Shada» (так и не вышла в эфир из-за забастовки сценаристов 1980 года). И приключения Доктора в его четвертой инкарнации местами отчетливо напоминают о ТОМ САМОМ романе, совпадая с ним на общем генетическом уровне из остроумных диалогов и по-настоящему абсурдистских ситуаций. Don't Panic!

Среди фанатов классического сериала Четвертый Доктор считается самым лучшим. В традиционных опросах на лучшего Доктора, проводимых среди читателей журнала "Doctor Who Magazine", он занимает первую позицию вот уже на протяжении 40 лет, лишь один единственный раз уступив эту символическую пальму первенства Десятому Доктору в исполнении Дэвида Теннанта. По большому счету, эпоха Четвертого Доктора — это комбинация всего самого лучшего, что есть в сериале — отличный исполнитель, лучшие компаньоны, великолепные сюжеты и даже..... самый оригинальный визуальный стиль. Разрабатывая гардероб для Четвертого Доктора, художник по костюмам Джеймс Эйчесон нанял швею, чтобы связать для него специальный клетчатый шарф, но по ошибке закупил для этого чересчур много шерсти, так что в конечном итоге шарф получился поистине анакондовской длины! Поначалу его хотели просто выбросить, но Тому Бейкеру это бракованное изделие показалось настоящей находкой, идеально вписывающейся в образ ЕГО доктора. Таким он и остался в истории сериала — долговязым чудаком в смешной шляпе, постоянно спотыкающимся о собственный шарф. И кстати говоря, именно облик Тома Бейкера в роли Четвертого Доктора и по сей день считается наиболее каноническим изображением данного персонажа, в частности, именно в таком виде — с обмотанным вокруг шеи длинным шарфом и густой шапкой из кудрявых волос, Доктор появляется в "Симпсонах", "Гриффинах", "Робоцыпе", "Южном Парке" и моей нынешней аватарке.

Еще одна особенность, выделявшая Четвертого из всех прочих Докторов — это его спутники. За 26 лет странствий по монохромным и голубым телеэкранам, у нашего Повелителя времени во всех его инкарнациях было в общей сложности свыше 30 компаньонов обоего пола, вытянутых Доктором с различных планет и гетерогенных временных эпох. Но несмотря на то, что среди них попадалась даже такая экзотика как шотландский горец из XVIII века, владеющая кунг фу ученая из будущего или полуодетая дикарка с огромным ножом, когда речь заходит о спутниках Доктора, первой всегда вспоминают именно Сару Джейн Смит. Этот персонаж впервые возник на экране еще в эпоху Третьего Доктора («The Time Warrior», e70), но именно с четвертым воплощением в исполнении Тома Бейкера, ей удалось выстроить настолько органичный дуэт, что о нем до сих пор с теплотой вспоминают все поклонники классического сериала. По словам огромного фаната "Доктора", британского писателя и сценариста Нила Геймана: "Саре Джейн Смит удавалось дольше других оставаться спутницей Доктора, поскольку она действительно была лучше всех". Милая и скромная, обаятельная, наделенная от природы огромной тягой к приключениям и отличным чувством юмора — Сара Джейн стала единственной из всех компаньонов и компаньонок классического Доктора, кому сперва нашли место и в современной версии ("School Reunion", s02 ep03), а впоследствии, даже посвятили отдельный сериал под названием "Приключения Сары Джейн" (просуществовал на экране вплоть до самой смерти актрисы Элизабет Слейден, в апреле 2011 года). Второе место по популярности среди всех спутников Доктора по праву занимает единственный неорганический компаньон за всю историю сериала. В 1977 году, после премьеры "Новой Надежды", руководство BBC загорелось идеей ввести в сериал на правах компаньона Доктора обаятельного робота, изготовленного по образу и подобию лукасовского C-3PO. Однако, модель человекоподобного андроида могла вызвать у зрителей неприятные ассоциации с киберменами, и тогда сценарист Бобу Бейкеру пришла в голову замечательная идея: а почему бы нам не подарить Доктору робота в виде..... собаки? Робопес по имени K9 впервые появился в эпизоде «The Invisible Enemy» (e93), и впоследствии был официально признан одним из наиболее узнаваемых спутников Доктора всех времен. Популярность робопса была настолько велика, что после ухода из "Доктора", его дважды пытались сделать героем самостоятельного сериала: первая попытка — в 1981 году, под названием "K-9 and Company" (была показана лишь пилотная серия), вторая — в 2009, уже просто как "K9" (отснят полный сезон из 26 эпизодов). Ну теперь то, Вы наконец, понимаете, почему Четвертого Доктора считают самым "компанейским" воплощением на фоне всех последующих и предыдущих?

В число нововведений эпохи Четвертого Доктора, так же следует записать и первую попытку не просто показать зрителю очередную цепочку из разрозненных эпизодов, а выстроить из них единый цельный сюжет. Это произошло в 16 сезоне (1978-1979), так же носящем неофициальное название «Ключи ко времени», и с точки зрения современного зрителя сама сюжетная линия смотрится чертовски наивно: для того, чтобы восстановить равновесие во Вселенной, Светлый Страж поручает Доктору найти все элементы Ключа Времени (заскорузлый штамп#1 "собери n частей Важнейшего Инопланетного Артефакта"), попутно отбиваясь от конкурента в лице посланника Темного Стража (заскорузлый штамп#2 "уничтожь Темного Властелина"). Однако, до появления на экранах в 1994 году сериала "Вавилон 5", данная связка из 6 эпизодов: «The Ribos Operation» (e98), «The Pirate Planet» (e99), «The Stones of Blood» (e100), «The Androids of Tara» (e101), «The Power of Kroll» (e102) и «The Armageddon Factor» (e103), по праву считалась самым продолжительным фантастическим сюжетом в истории телевидения! В то время, как остальные фантастические сериалы того времени старались не загружать зрителя связным сюжетным повествованием, выстраивая собственную структуру по принципу: "одна история — один эпизод" (к примеру, в том же "Звездном Пути" первые сюжетные арки появятся лишь в эпоху "Нового поколения", во второй половине 80-х), сценаристы "Доктора" во многом предвосхитили появление той самой формы фантастического телеромана, на которой нынче строится большая часть всего современного телевидения (в примерном диапазоне: от"Вавилона 5" и "Star Trek: Deep Space Nine" — до римейка "Звездного крейсера Галактики" и "Лоста", включительно). И именно поэтому, несмотря на всю свою наивность, данная попытка заслуживает всяческого снисхождения — пусть робкий и совсем еще неуверенный, но это был шаг в нужную сторону.

Для современного зрителя, эпоха Четвертого Доктора представляется наиболее благоприятной для начала знакомства с эпизодами классического сериала. Здесь нет "реконструированных" серий, практически отсутствуют дефекты изображения, зато присутствует целый каскад блистательных эпизодов, в буквальном смысле — один лучше другого . Тут и история создания далеков ("Genesis of the Daleks", e78), и эпизод, в котором Доктор вступает в схватку с инопланетянином, обитающим внутри египетской гробницы («Pyramids of Mars», e82), и абсолютно психоделическая серия с путешествием Доктора по его собственному внутреннему "я"(«The Deadly Assassin», e88), и история, в которой он откровенно пародирует Шерлока Холмса («The Talons of Weng-Chiang», (e91). Выбрать из них единственную лучшую серию — задача непосильная, поэтому лучше самостоятельно оценить их все. ;-)



Пятый Доктор (1981-1984)
актер Питер Дэвисон
общее количество серий: 20 эпизодов, 69 фрагментов
коронная фраза: “Brave heart, Tegan.”

После ухода Тома Бейкера перед создателями сериала встал довольно непростой выбор: заново клонировать ставший дико популярным образ большого младенца с карманами, полными мармеладок или найти новый, доселе неведомый способ расширения своей аудитории за счет никогда ранее не слышавших о "Докторе" неофитов. И сценаристы Пятого Доктора пошли по второму пути: уже с самого первого появления Пятого Доктора на экране было очевидно, что он НЕ Том Бейкер. Противопоставление предыдущего Доктора и его преемника подчеркивалось в каждой детали: стильном костюме для игры в крикет — против нарочито неряшливого одеяния Четвертого Доктора с его нелепым длиннющим шарфом; в лежащей волосок к волоску аккуратной прическе — в противовес бейкеровской дико растущей шевелюре, которая чуть ли не в каждом кадре пыталась сымитировать взрыв на макаронной фабрике. Ну и наконец, в самой внешности исполнителя, ведь что греха таить — 29-летний Питер Дэвисон выглядел действительно гораздо привлекательнее, к тому моменту уже 47-летнего, Четвертого Доктора. Именно эти отличные внешние данные во многом и определили характер будущего Доктора: он стал наиболее чувствительным, ранимым, и как прямое следствие — наиболее привлекательным для женской аудитории. В ситуациях, в которых Бейкер бы носился козлом по всей съемочной площадке, Дэвисон предпочитал просто стоять на месте; там, где Четвертый Доктор лишь вращал глазами и отпускал свои знаменитые шуточки, Пятому сценарием приписывалось корчить погребально-серьезные мины. Поймите правильно: Питер Дэвисон действительно замечательный актер, который на протяжении трех сезонов с его участием делал все, что в его силах, дабы хоть как-то оживить своего персонажа. Но при этом, все-таки, совсем НЕ Том Бейкер.

Одним из закономерных последствий эмоциональной ранимости нового Доктора стало появление в сериале, по-настоящему драматичных эпизодов. Если раньше от ставших ненужными компаньонов Доктора, сценаристы избавлялись самым простым и проверенным способом "ушел за кадр и обратно уже не вернулся", то в серии «Earthshock» (e121), зритель впервые сталкивается с эпизодом гибели одного из спутников, этот момент до сих пор считается одной из сильнейших сцен "Доктора" на протяжении всех его полных 26 сезонов! Впоследствии, концепцию "страдающего доктора" возьмет на вооружение создатель современного сериала, продюсер и сценарист Рассел Т. Дэвис. Во втором и третьем сезонах современного сериала, когда обыгрывается глубокая тоска Десятого Доктора от расставания с Розой Тайлер, мы видим перед собой все того же, чуть повзрослевшего Пятого Доктора (это сравнение забавно еще и тем, что в реальной жизни, исполнитель роли Десятого Доктора Дэвид Теннант приходится исполнителю роли Пятого любимым зятем).

С точки зрения современного зрителя, эпоха Пятого Доктора вполне пригодна к просмотру. Несмотря на то, что сам образ чувствительного Доктора, скорее всего придется по душе далеко не каждому зрителю, три сезона с участием Питера Дэвисона содержат немало хороших эпизодов, как то: «Earthshock» (e121), «Arc of Infinity» (e124) и одну из сильнейших финальных серий «The Caves of Androzani» (e135), выполняющую функцию переходного мостика между Пятым Доктором и последующей шестой инкарнацией. Отдельного упоминания заслуживает спецэпизод «The Five Doctors» (e135), приуроченный к 20-летию сериала, в котором кроме озвученных в названии пяти докторов (роль Первого Доктора исполнил другой актер, Ричард Херндалл, так как Уильям Хартнелл к тому времени уже умер) присутствуют так же их классические компаньоны, такие как Сара Джейн Смит и бригадир Летбридж-Стюарт. Учитывая, что это последний юбилейный выпуск классического сериала (до 30 летия он так и не дожил, а в канун своего 25-летия сериал находился уже на грани закрытия и было совсем не до юбилеев), пропускать его также, категорически не рекомендуется. ;-)



Шестой Доктор (1984 — 1986)
актер Колин Бейкер
общее количество серий: 8 эпизодов, 31 фрагмент
коронная фраза: “Mmm I wonder…Aha!”

Ближе у концу эпохи Пятого Доктора, рейтинги сериала начали неуклонно падать, благодаря чему у чиновников из руководства BBC появился повод обвинить шоу в дряхлости и заскорузлости (в качестве обратных примеров чаще всего приводили "Звездные войны" и "Инопланетянина", тактично умалчивая о том, что у Джорджа Лукаса и Стивена Спилберга производственные бюджеты и общие технические возможности были на пару порядков выше тех, которыми в первой половине 80-х располагал "Доктор") и взять постепенно источающуюся жилу под собственный жесткий контроль. Поэтому, эпоха Колина Бейкера состояла не только из 2 новых сезонов и всего лишь 8 эпизодов, но из десятков требований переписать сценарии, нескольких сотен повседневных скандалов и тысяч мелких, но чертовски настойчивых требований, с которыми не сталкивался ни один из предыдущих и последующих "Докторов". Руководству не нравилась современная концепция шоу, его чрезмерная мрачность и обилие насилия, более того им не нравился выбор исполнителя на роль Шестого Доктора и то направление, в котором производственная группа во главе с продюсером Джоном Нейтаном-Тернером принялась развивать данного персонажа. Согласно первоначальным замыслам, Шестой Доктор должен быть стать самым сложным персонажем за всю историю сериала: если для описания характеров его предшественников зачастую хватало и пары слов (надменный сухарь, добрый клоун, суровый суперагент, вечный ребенок и т.д.), то герой Колина Бейкера был словно соткан из противоречий. В его характере могли умещаться такие взаимоисключающие пункты, как болезненный эгоцентризм и душевная теплота по отношению к близким, ненависть ко всем, кого он считал идиотами и стремление помочь абсолютно незнакомому человеку. Венцом и абсолютным воплощением его непостоянства являлся костюм, в котором сочеталось более 30 различных цветов и оттенков, причем цвета и оттенки его правой половины совершенно не совпадали с левой. Да, настолько взрывной персонаж, у которого ненависть от любви зачастую действительно отделял лишь один шаг, мог стать настоящей революцией, перевернувшей с ног на голову весь привычный мир "Доктора"...... если бы у приставленного надзирать за сериалом, ответственного контролера BBC One Майкла Грейда не было на сей счет совершенно противоположного мнения.

Несмотря на то, что рейтинги 22 сезона, в целом держались на уровне, заданном Питером Дэвисоном, Майкл Грейд и руководитель департамента BBC Drama Джонатан Пауэлл в течении целого года отказывались давать добро на съемки нового сезона, мотивируя это необходимостью кардинальных перемен в самом формате шоу. Новый сезон должен был стать одним из наиболее эпичных моментов сериала со времен "Ключей ко времени": одна огромная история, повествующая о судебном процессе над Доктором, которая объединяла в себе целую мозаику из фрагментов прошлого, настоящего и будущего на манер "Рождественской песни" Чарльза Диккенса. Однако, производство уперлось лбом в прочную стену непонимания между съемочной группой и чиновниками BBC: готовые сценарии забраковывались и отправлялись на доработку, количество эпизодов, то увеличивалось, то наоборот сокращалось. Контролеры и студийные чиновники стояли над душой сценаристов, словно строгие учителя за спиной нерадивых школьников: вот тут нужно выкинуть сцену драки, насилие — это плохо, а вот здесь наоборот — вставить какую-нибудь смешную шутку. Что, значит, "она испортит трагический момент"? Вы же сценарист, вот и придумайте как сделать так, чтоб не испортила! От огромного количества идей у чиновников, эпизоды трансформировались буквально на глазах, ключевые сцены то и дело менялись местами, а из наиболее глубоких моментов, призывающих зрителей по-другому взглянуть на всю историю сериала, начиная с самого Первого Доктора, тонкой струйкой утекала логика вместе со здравым смыслом. В довершении всего, в самый разгар работы над заключительным эпизодом умер ведущий сценарист "Доктора" Роберт Холмс, и воспользовавшись этим моментом, продюсеры полностью поменяли концовку сезона, фактически превратив все связанные общим сюжетом 4 эпизода в долгий и утомительный фарс. И учитывая все вышесказанное, стоит ли удивляться тому факту, что во время телетрансляции сезона "Суд над Повелителем времени", рейтинги сериала рухнули вниз уже по-настоящему?

Разбирая причины провала, чиновники постеснялись вспомнить царившую на съемках по их вине нервирующую атмосферу и инициированные ими же постоянные переделки сценария, по их мнению в падении рейтингов был виноват единственный человек — сам.... Колин Бейкер! Актер, который по совместительству являлся ярым фанатом "Доктора" еще со времен Уильяма Хартнелла, очень переживал и буквально умолял руководство оставить его хотя бы на один сезон, но бюрократы от телеиндустрии были неумолимы. Тогда Бейкер просто отказался участвовать в традиционной сцене регенерации из одного доктора в другого, в результате чего начальная сцена следующего сезона, в которой кто-то в костюме Шестого Доктора падает на колени и начинает регенирировать буквально на ровном месте, выглядит нелепо и откровенно убого. К счастью, его "докторская" карьера на этом не закончилась: во второй половине 90-х годов, Колин Бейкер принял участие в записи более 60 (sic!) аудиоспектаклей, основанных на приключениях Шестого Доктора и по опросу все того же журнала Doctor Who Magazine был чуть ли не единогласно признан лучшим исполнителем роли Доктора в данном формате. Кроме того, в 2011 году Бейкера избрали Почетным Президентом фанатского сообщества Doctor Who Appreciation Society, что в какой-то степени хоть немного компенсирует все те издевательства, которые ему пришлось вытерпеть в роли Шестого Доктора, от рук тогдашних чиновников BBC.

С точки современного зрителя, эпоха Шестого Доктора представляется уж слишком....неровной. Интересные серии вроде «Revelation of the Daleks» (e142) сменяются откровенно проходными, а то, что планировалось как эпическая кульминация всего сериала (23 сезон "The Trial of a Time Lord": «The Mysterious Planet» (e143a), «Mindwarp» (e143b), «Terror of the Vervoids» (e143c), «The Ultimate Foe» (e143d)), благодаря произволу чиновников обернулась лишь кладбищем несбывшихся надежд. Впрочем, для поклонников современного сериала, "Процесс над повелителем времени" все же представляет определенную ценность, так так именно в нем Доктор встречается со собственной темной сущностью по имени Валеярд (отголоски этой встречи можно встретить, к примеру в серии "Amy's Choice" (s05e07), антагонист которой весьма смахивает на Валеярда, кроме того это имя упоминает Great Intelligence в последней серии 7 сезона ("The Name of the Doctor"(s07e14), когда приводит список будущих преступлений Доктора). В довершении всего, к эпохе Шестого относится и последняя серия классического сериала с участием сразу нескольких воплощений «The Two Doctors», заслуживающая внимания еще и потому, что является последним появлением на экране Патрика Траутона в роли Второго Доктора (два года спустя актер скончался от сердечного приступа).

  

Седьмой Доктор (1987 — 1989)
актер Сильвестр МакКой
общее количество серий: 12 эпизодов, 42 фрагмента
коронная фраза: “Somewhere there’s danger, somewhere there’s injustice, somewhere else, the tea’s getting cold.”

Седьмой Доктор стал последней надеждой BBC на возрождение былой популярности классического сериала. Воскрешать рейтинги взялись с помощью старого доброго средства, проверенного еще на костях Третьего Доктора — древней магией под названием "соответствие духу времени". Прислушавшись к совету руководства BBC, посчитавшего шоу слишком мрачным, сценаристы сделали из новой инкарнации натурального клоуна. На первых парах, Седьмой Доктор умело жонглировал, делал пантомимы, показывал несложные фокусы и даже.....играл на ложках! В сериале значительно увеличилась роль комедийной составляющей, первые серии 24 сезона по своей жаровой принадлежности метались между откровенным фарсом и цирковой комедией с переодеванием — ведь это солнечные 80-е! Кроме того, как и в эпоху Третьего Доктора здесь стало гораздо больше взрывов, пиу-пиу, вжик-вжик и прочей бессмысленной пиротехники, ведь пальба изо всех стволов — это одно из любимых блюд солнечных 80-х, которым тогдашнего зрителя пытались под завязку накормить буквально все: от Санни Крокетта до Джона Рэмбо. Именно по этой причине, первый сезон Седьмого Доктора наименее любим поклонниками классического сериала, и практически все его эпизоды частенько выбиваются в лидеры своеобразного анти-топа "The Worst of Doctor Who". Основная причина отвратительно низкого сценарного уровня этого сезона заключалась в кадровых перестановках, ведь на перепутье между Шестым и Седьмым Доктором сериал лишился не только своего ведущего сценариста (Роберт Холмс скончался от сердечного приступа прямо во время работы над заключительной частью "Процесса над Повелителем времени"), но и опытного "сценарного редактора" (Эрик Сьюард покинул сериал в знак протеста перед требованием руководства BBC сделать сериал "смешнее и добрее"). И оставшись без опытных рулевых, пытаясь соответствовать курсу, заданному руководством, 24 сезон приплыл в страну беспричинной радости и буйного психопатического веселья, вместе с жестокостью и мрачностью, выкинув за борт интересные сюжеты, хорошие диалоги и все прочее, за что любили "Доктора" его преданные фанаты — ведь это солнечные 80-е!

Однако, рейтинги продолжали неуклонно падать, и руководству BBC не оставалось ничего иного, как ослабить поводок и вновь вернуть сценаристам полную свободу над персонажем. И поэтому, уже в первой серии следующего сезона, «Remembrance of the Daleks» (e148), Седьмой Доктор предстал перед зрителями в совсем ином свете. Чисто внешне ничего не изменилось: это был все тот же клоун в нелепом белом костюме, с символикой, утащенной у бэтмановского "Загадочника". Но вот внутри, за всей этой традиционной неловкостью и показушной безобидностью таился совсем иной тип клоуна, от одного вида которого сердобольные матери начинают крепче прижимать к себе младенцев — хитрый, расчетливый, жестокий и абсолютно безжалостный. С лучезарным взглядом и доброй улыбкой, Седьмой Доктор вытворял такое, что всем его предыдущим инкарнациям не снилось даже в страшных ночных кошмарах. В свое время, Четвертый Доктор не смог просто соединить два проводка, дабы полностью уничтожить далеков и тем самым спасти миллионы живых существ во всей Галактике и примерно по тем же причинам, Пятый Доктор отказался стрелять в своего заклятого врага, смерть которого могла положить конец долгой кровопролитной войне. Но у Доктора в исполнении Сильвестра Маккоя подобные нравственные барьеры просто отсутствовали: он хладнокровно заманивает врагов в смертельную ловушку и одним щелчком пальцев стирает с лица Вселенной целую планету! Увы, эта концепция темного  Доктора, по сравнению с которым даже Мастер начинает казаться не таким уж плохим человеком, не получила своего дальнейшего развития — у сценаристов для этого просто не хватило времени. Однако, сама идея Доктора как персонажа, внутри которого происходит вечная борьба добра со злом обрела свое продолжение в современном сериале, и когда Доктора нынешнего поколения (Девятый, Десятый, Одиннадцатый) демонстрируют темную сторону своего характера, у них в глазах вновь и вновь загорается зеркальное отражение персонажа Маккоя из финального фрагмента "Remembrance of the Daleks".

Последняя серия классического "Доктора" вышла в эфир BBC 6 декабря 1989 года («Survival», e155). И что особенно примечательно, она не содержит в себе никаких намеков на окончание сериала — ни смерти Доктора, ни перехода к новой регенерации, ни прощального "пока", адресованного всем преданным поклонникам. Эффективные менеджеры посмотрели суммарные рейтинги последнего сезона, сосчитали убытки и с поистине далековским хладнокровием просто выкинули "Доктора" из эфирной сетки, словно это было не культовое шоу с 26-и летней историей, а обычное ведро с мусором. Конечно это решение вызвало множество слез и гневных фанатских петиций, но дело с мертвой точки так и не сдвинулось, и в следующий раз, Седьмой Доктор появится на экранах лишь 7 лет спустя — исключительно для того, чтобы глупо умереть и передать эстафету куда более слащавой и моложавой следующей инкарнации. Однако, вынужденное отсутствие на телевидении — совсем не препятствие для великого Доктора, и все это время его приключения не останавливались ни на минуту, просто переместившись с телеэкранов на бобины многочисленных аудиоспектаклей, а так же страницы комиксов и романов из популярной книжной серии "Новые приключения". Кстати говоря, входящий в нее роман Пола Корнелла "Человеческая природа", в 2007 году был экранизирован в качестве приключений уже Десятого Доктора, став основой сюжетной арки из третьего сезона современного сериала Human Nature (s03e08)\The Family of Blood (s03s09), что служит лишь очередным доказательством полной преемственности между Седьмым Доктором и его последующими инкарнациями. Ведь персонаж Сильвестра Маккоя настолько серьезно изменил сами правила игры в Доктора, что даже после его ухода, они уже никогда не станут такими, как прежде.

С точки зрения современного зрителя существуют как бы две различные версии Седьмого Доктора: Доктор-паяц, делающий сальто и играющих на ложках («Time and the Rani», e144«Dragonfire», e147) и Доктор- хладнокровный манипулятор («Remembrance of the Daleks», e148 — и до самого конца сериала). И если первая версия сейчас представляет интерес разве что с точки зрения постановки медицинских диагнозов в отношении тогдашних сценаристов, то вот со второй, каждому настоящему поклоннику Доктора стоит ознакомиться обязательно. ;-)



Восьмой Доктор (1996)
актер Пол МакГанн
общее количество серий: 1 (Doctor Who: The Movie)
любимая фраза: не успели придумать

До начала 90-х годов, на американском телевидении фантастика считалась убыточным жанром. Однако, огромный успех "Star Trek: The Next Generation" и "The X-Files" в корне изменил представления телесетей о запросах потенциальной аудитории, сделав некогда убыточный жанр  их главным кормильцем. И вот тогда, в середине 90-х возникла идея снова вернуть в эфир Доктора, только на этот раз развернув его лицом к американскому телерынку. В 1996 году американский телеканал Fox выпустил пилотную серию нового фантастического сериала "Doctor Who: The Movie", где в роли Восьмого Доктора снялся 37-летний англичанин Пол МакГанн, а на роль Мастера пригласили тогда еще популярного американца Эрика Робертса. Сюжет пилота начинался с истории Седьмого Доктора, который собирается доставить прах своего давнего врага Мастера на их родную планету Галлифрей, но во время этого путешествия неожиданно терпит аварию над Сан-Франциско середины 90-х годов прошлого столетия. И все бы ничего, но создателей фильма подвело извечное желание усидеть сразу на двух стульях — заинтересовать сериалом новую аудиторию, для которой "Доктор" ассоциируется исключительно с медицинскими сериалами и вернуть расположение старых поклонников, причем обе эти задачи были выполнены авторами просто "на отвяжись". В итоге, при просмотре фильма неофиты сидели с лицами, выражающими немой вопрос "че-за-мужик-в-синей-будке-почему-он-воскрес-и-что-я-в ообще-здесь-делаю", в то время как поклонники лишь брезгливо морщились от сцены перерождения Мастера посредством переползания из одного тела в другой маленькой инопланетной каракатицы (привет "Кукловодам"!) и тихо недоумевали, почему в исполнении мистера Робертса, один из старейших антагонистов их любимого сериала вдруг стал похож на типичного квадратнолицего "Терминатора". В конечном итоге, рейтинги оказались разочаровывающе низкими (хотя в Британии фильм посмотрело более 9 миллионов зрителей, но какое дело американскому телеканалу до вкусовых пристрастий Туманного Альбиона!), и потенциальный сериал убили в зародыше.

В исполнении Пола МакГанна, Восьмой Доктор получился довольно странным персонажем — молодым человеком с длинными волосами, одетым в причудливый костюм чуть ли не викторианской эпохи и взглядом, выражающим вечное недоумение. Сценаристы похоже и сами плохо понимали, в каком направлении им развивать своего Доктора и поэтому пошли по самому легкому пути, просто перемешав в его образе с десяток штампов, характерных для сахарно-сладких мыльных опер, начиная с традиционной амнезии и заканчивая бурным романом с женщиной-хирургом, которая его выручила. (поцелуйчики и обнимашечки входят в обязательный комплект поставки). Однако, со смертью американского сериала с блэкджеком и шлю с отверткой и компаньонками, Восьмой Доктор отнюдь не сгинул в небытие. На протяжении следующего десятилетия он принимал активное участие в довольно большом количестве книг, комиксов и аудиопостановок студии "Big Finish Productions". Вообще, говоря откровенно, самое лучшее из того, что в принципе могло случиться с Doctor Who: The Movie произошло в тот момент, когда представители "Фокс" отрапортовали о полном закрытии проекта. Потому, что именно неудача с запуском американского сериала, в конечном итоге подтолкнула BBC на идею возродить своего самого культового персонажа, полагаясь исключительно на собственные силы. И спустя 9 лет, птица Феникс снова воспрянет, неся в своем клюве революционные новые идеи, блистая перед зрителями новыми победами и в их сиянии открывая миру новых, совершенно ослепительных звезд, но как говаривал по схожему случаю герой одного известного фильма: "это уже совсем другая история....."

Для современного зрителя единственный телефильм с участием Восьмого Доктора представляет собой типичное b-movie середины 90-х, разница лишь в том, что обычный зритель увидит в нем b-movie про какого-то-странного-мужика-в-летающей-синей-коробке, а поклонник "Доктора" с удивлением узнает в этом странном мужике своего любимого телеперсонажа. И поверьте мне на слово — оно того не стоит. ;-)


Все-таки, время — удивительная штука. Начавшись 50 лет назад с познавательной передачи для самых-самых маленьких, шоу о его Повелителе вымахало в сериал поистине исполинских пропорций, который и по сей день пленяет у экранов тех, кто не хочет расставаться с добрым и симпатичным ребенком внутри себя. Восемь фигур молча выстроились друг против друга в огромном зале — лет 50-40-30 назад им говорили, что игрой в детском низкопробном шоу про летающую будку они разом поломают все свои актерские карьеры, но просыпалась лишь горстка песка из огромных конусовидных часов времени — и вот в их честь уже изготавливают юбилейные почтовые марки. Увы, не всем из них удалось добраться до финиша этого 50-и летнего марафона, и от трех из восьми ныне остались лишь неподвижные тени на песке. Ах, леди История, бессердечная же ты стерва!  

Но пока они еще с нами, пусть даже в облике обычных восковых фигур, не пора ли наконец закончить сей древний и поистине бесконечный спор, который впервые начался в тот самый момент, когда единственный и неповторимый The Doctor, на поверку оказался лишь самым первым: так кто же из них является самым лучшим? Престарелый мудрец или добродушный чудак? Строгий франт или безумный весельчак? Тонкий эмпат или сотканый из противоречий человек с двойным дном? Хитрый, расчетливый манипулятор? Чувствительный романтически настроенный юноша? На самом деле, этот спор лишен всякого смысла, ибо ответ на него был очевиден еще 40 лет назад. "Плохим" доктором может стать только врач, который не заботится о своих пациентах, но это точно не имеет никакого отношения к нашему Доктору с заглавной буквы и английским артиклем The в названии. Да, многим из них частенько не везло со сценариями. Да, волею всемогущих чиновников некоторые из них не сумели прожить на экране долгую жизнь, которой несомненно заслуживали. Но как метко подметил их постоянный спутник и друг, бригадир Летбридж-Стюарт в финале юбилейного спецвыпуска "Пять Докторов":  

"Splendid chaps. All of them"

Извините, но к этому мне и правда нечего добавить. ;-)




P.S. Как Вы уже наверное и сами догадались, данная статья посвящается 50-летию со дня премьеры самого долгоиграющего фантастического телесериала всех времен и народов.

                                                                                                    Live long and prosper, The Doctor!

------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------ -------------------------
* При написании данной статьи, автором были использованы материалы с англоязычных фансайтов и документальный сериал BBC "Doctor Who: The Doctors Revisited" (2013)


Статья написана 29 августа 2013 г. 01:52
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Стартрек: Возмездие (2013, Star Trek Into Darkness)

страна США, студия Paramount, продолжительность — 132 мин
        суть — Хотите знать, что на исходе нулевых случилось с одной из самых популярных sci-fi вселенных всех времен и народов? "Она утонула" (с)
        слоган — «Beyond the darkness, lies greatness.»



сценарий           Алекс Куртцман & Роберто Орчи & Дэймон Линделоф, по мотивам телевизионной саги Джина Родденберри
режиссер           Дж. Дж. Абрамс
оператор           Дэн Миндел
композитор        Майкл Джаккино
продюсеры        Дж.Дж. Абрамс, Брайан Берк, Алекс Куртцман, Роберто Орчи, Дэймон Лиденлоф

в ролях: Крис Пайн (Кирк), Закари Квинто (Спок), Зои Салдана (Ухура), Карл Урбан (Боунс), Саймон Пегг (Скотти), Джон Чо (Сулу), Бенедикт Камбербэтч (Хан), Элис Ив (Кэрол), Антон Ельчин (Чехов), Брюс Гринвуд (Пайк), Питер Уэллер (Маркус), Леонард Нимой (Спок Прайм).


                                                                        "Logic informed me that, under the circumstances, the only possible action would have to be one of desperation".
                                                                                                                      Mr Spock (Star Trek TOS, 1×16 – The Galileo Seven, 1967).

С древних времен звезды иронично подмигивали человечеству со своего кромешного небосклона — освещали мглу тяжкой дороги к познанию, согревали мечтами о скорой встрече и ласково улыбаясь, зазывали на поиски новых приключений. В начале 60-х годов прошлого столетия эти холодные игрушки полностью захватили в свой плен разум и душу тогда еще безвестного сценариста, трудившегося по контракту во имя процветания крупного американского телеканала NBC. Эти ледяные осколки, в которых древние народы видели воплощения душ умерших великих воинов, нарисовали ему картины прекрасного будущего для всей человеческой цивилизации, в котором представители разных рас и национальностей смогут раз и навсегда забыть о склоках во имя великой цели Всеобщего Гуманизма. На Земле, в ту пору царила холодная война, по обе стороны которой целые гроздья оружия массового поражения ждали лишь легкого прикосновения к маленькой красной кнопке, и на фоне этой массовой истерии казалось, что для современного человечества никакого завтра уже просто не существует. Но телевизионному сценаристу было в сущности наплевать на мрачные пророчества о конце света, и дабы доказать превосходство человеческого разума над первобытным животным инстинктам, он принялся строить дорогу в светлое будущее, пусть и в формате первого на свете научно-фантастического телесериала, кирпич за кирпичиком возводя не только собственный путь к звездам, но и глобальную общественную утопию, ради которой, по его мнению стоило жить. Концепция нового шоу рождалась в муках — в 1964 году руководство телеканала отвергло пилотную серию "Клетка", мотивируя это тем, что подобную галиматью никто из зрителей не станет смотреть даже за деньги. Но телесценарист не унывал — как и многие другие утописты, он был готов сражаться за право видеть будущее именно так, а не иначе. И наконец, в сентябре 1966 года мечта сбылась, и мир увидел новый телеформат, навсегда разделившись на тех, кто бы подобную галиматью не стал смотреть даже за деньги и первых фанатов "Звездного Пути". Во-первых, это действительно был "новый дивный мир" — новые планеты, дивные инопланетные расы и непонятные технологические устройства. Однако, секрет культовой популярности "Стар Трека" не исчерпывался лишь новизной и технической стороной вопроса, ведь помимо необычных сюжетов и причудливых декораций, он позволял каждому зрителю хоть на 40-50 минут прикоснуться к миру будущего, о котором можно только мечтать. Когда на одном из фанатских конвентов у исполнителя роли Кирка актера Уильяма Шаттнера спросили, в чем по его мнению заключается секрет успеха "Стар Трека", он ответил: "Представьте себе все мерзости повседневной жизни, в которой зачастую боль перемешивается со страданием, и сегодняшний день идет нога в ногу с тревогой о будущем, и тут Вы включаете телевизор, и видите там людей, которые пережили все эти тягости и заботы, которые счастливы и у них все будет хорошо". Да, именно таким и был великий и могучий "Стар Трек"- чарующей историей, заставляющей зрителей не бояться их собственного будущего. А теперь, достаньте из карманов носовые платки и промокните глаза, потому как того самого мира больше нет, и он уже вряд ли вернется.

[/i]

Справедливости ради, надо отметить, что сошествие "Стар Трека" в полнейший мрак началось гораздо раньше, чем на его горизонте замаячил лучезарный мистер"LOST" Абрамс со своим гламурным "перезапуском". Где-то начиная с 90-х, из бесконечного хоровода киносиквелов и телеспиноффов, тот самый Дух начал постепенно испаряться: этические дилеммы стали занимать гораздо меньше места, чем "получай, проклятый пришелец! Пиу-Пиу! Бздыщ-бздыщ!" а потом и вовсе исчезли, диалоги из главного средства раскрытия персонажей превратились в досадный атавизм в духе "натяни синхрофазотронную матрицу на серый в желтую крапинку шизофазический индуктор", а вместо классического утопического идеализма, новые сериалы и фильмы выбрали себе новые образцы для поклонения — прожорливого демона Рейтинга и языческую богини Кассу, чтобы они росли! Однако, точка наивысшего падения была еще впереди, ею стал "Энтерпрайз" (2001) — приквел к оригинальному сериалу, в названии которого даже само имя легендарной саги было урезано и удалено за ненадобностью. Когда его судьба оборвалась на 4 сезоне ввиду низких рейтингов, а последняя полнометражка Star Trek: Nemesis (2002) (название которой наши локализаторы перевели, как — Вы не поверите! -"Звездный Путь: Возмездие") не смогла окупить даже скромный 60-миллионный бюджет, для нынешних владельцев бренда стало вполне очевидно, что "Стар Трек" уже не торт. Все дело в том, что за 40 лет путешествий звездолета "Энтерпрайз" по неизведанным уголкам космоса его аудитория претерпела серьезные изменения. В 60-е годы телесериал был главным прибежищем "гиков", в конце 70-х его аудитория значительно расширилась за счет поклонников "Звездных войн", все 90-е годы для "Стар трека" прошли под знаменем красивых (по тем временам) компьютерных спецэффектов. Однако, уже в нулевых годах кресла кинотеатров заняли новые зрители, для которых открытие новых миров и этические дилеммы — это слишком booooooooooring, а обилие диалогов, при сравнительно небольшом количестве взрывов сразу же вызывает повышенную концентрацию facepalm.jpg . И тогда перед владельцами бренда встала весьма сложная задача: каким образом удалить из раскрученной вселенной большинство элементов, дабы облегчить ее понимание для целевой аудитории "Трансформеров" — и при этом, спустившись из офиса на автостоянку, не обнаружить привязанную к бензобаку своей машины самодельную фотонную торпеду. И вот тут как раз на горизонте замаячил уже упомянутый в начале абзаца мистер Абрамс, который во всех своих интервью откровенно признавался, что не смотрел ни одного из классических трековских фильмов и сериалов и поэтому, как никто другой подходил на роль могильщика старой классической серии и того самого Франкенштейна, который путем избавления от ненужных частей тела и органов, придаст покойнику "новое свежее дыхание".


И в этом тяжелом деле, на помощь автору "Армагеддона" пришли сценаристы уже упоминавшейся выше душераздирающей саги из жизни сношающихся собачек и пукающих роботов (Слава Богу, что не наоборот!) Алекс Куртцман и Роберто Орчи. И весь порученный им "перезапуск" прибыльной коммерческой франшизы творился исходя из принципов законченных космических мародеров: возьмем лишь то, что можно будет выгодно продать, а для всего прочего существует открытый шлюз и долгое блуждание за иллюминатором в компании мусорных астероидов. Субординация Звездного Флота и строгое следование его Уставу? Пффф — сделайте ручкой, ее больше нет с нами. Покорение новых миров? В шлюз — и без промедления! Новые инопланетные расы? Идеологические конфликты, которые решаются не фазером, но острым умом? Атмосфера мягкой гуманитарной фантастики? Все летит по тому же известному адресу, видимо у сценаристов просто шлюз заклинило. На самом деле, вместо долгого и нудного перечисления всех отсутствующих компонентов из классической вселенной с почти 50-летней историей, гораздо проще перечислить те элементы, которые Куртцман и Орчи посчитали основополагающими и сохранили в своем перезапуске, собственно их всего четыре — фазеры, модели космических кораблей, эмблема и форма Звездного Флота. Ах, да, еще перенесли имена классических персонажей: Кирк, Спок, Маккой, Скотти, Ухура, Чехов — очевидно, чтобы развеять сомнения фанатов серии в том, что перед ними именно "Стар Трек". Разумеется, сами характеры персонажей пришлось редактировать и переписывать в полном соответствии с духом дня сегодняшнего. Отчаянный искатель приключений, одержимый жаждой исследования? Не актуально, пускай вместо него будет типичный "бунтарь без причины", не признающий никаких авторитетов и с очень тяжелым детством, девочки таких просто обожают. Инопланетное существо с высочайшим интеллектом, которое из всех вариантов решения проблемы всегда выбирает лишь самые взвешенные и наиболее рациональные? Не пойдет, лучше мы из него сделаем типичного современного нерда, который истерит по любому поводу, таких тоже девочки любят. Ко всему остальному экипажу — техникам, докторам и прочим рулевым приклеиваем на лоб огромный штамп "Массовка", которая большую часть времени бегает где-то за кадром, а остальное время — просто путается у всех под ногами. Утопию — выкинуть полностью, чай не "Город солнца" экранизируем. Просто посадите напротив байкера и нерда инопланетянина с ну очеееень злобной рожей и дайте каждому из персонажей по огромной пушке, пусть они все 127 минут экранного времени выясняют друг с другом отношения, побольше орут и почаще используют пушки по их прямому назначению. И после 400-миллионных мировых кассовых сборов и IMDB-шного рейтинга в 8.0\10 (при 342 000 проголосовавших), только попробуйте заикнуться о каких-то там "сложных дилеммах" и "научных исследованиях"! Да и вообще, некогда нам трепаться о всякой ерунде, мы уже вовсю сиквел сочиняем!

Как водится, работа над сиквелом началась с конкурса на самое идиотское название. И если с российскими прокатчиками, которые по каким-то, лишь им одним ведомым причинам решили обозвать фильм "Стартрек: Возмездие", уже давно все понятно, то оригинальное английское название "Star Trek into Darkness" вызывает не меньше недоумения, поскольку в самом фильме никакой тьмы нет и в помине. Зато, дабы еще плотнее утрамбовать стартрековскую вселенную в разновидность универсального культурного комбикорма, на помощь Орчи и Куртцману призвали такого признанного знатока культовых научно-фантастических вселенных как Дэймон "40 амперов мне в голову" Линделоф, и все плоды его трудов заметны даже невооруженным взглядом: если первый фильм был просто надгробным камнем для всей классической вселенной, то вторая часть уже напоминает попытку полностью заасфальтировать место упокоения и проложить через него новый скоростной автобан. Начать надо, разумеется с проработки самой вселенной, в которой, благодаря стараниям Куртцмана, Орчи и примкнувшего к ним Линделофа, от Звездного Флота и Космической Федерации остались одни лишь названия. К примеру, Звездному флоту в его орчи-куртцмановско-лиденлофской интерпретации, вообще неведомо такое понятие как субординация — про стойку смирно здесь никто не слышал, а отчеты командованию принято делать исключительно на повышенных тонах, не забывая при этом бурно жестикулировать. Или например, вот одна реальная ситуация из сценария — получая задание, цель которого располагается на территории другого государства, офицерам ЗФ ни на минуту не приходит в голову мысль задействовать для этого официальные дипломатические каналы. Впрочем, ту же самую картину мы наблюдали и в предыдущей части, очевидно при "перезапуске" сериала все дипломаты Федерации просто угодили в межпространственную аномалию под кодовым названием "Зритель не поймет". Ну и очевидно, для того, чтобы окончательно добить переделать представления о Космической Федерации как носителе чего-то светлого, мягкого и пушистого, местные художники изготовили новую парадную форму для офицеров — серые кители с высокими фуражками, благодаря чему финальное чествование команды "Энтепрайза" вызывает совсем уж НЕ здоровые ассоциации с фильмами незабвенной нацистки Лени Рифеншталь. Господа-создатели, скажите пожалуйста: это была неуместная отсылка к верхувеновскому "Звездному десанту" или просто очередной образчик местного "юмора"? Но и это еще не все: адмирал Звездного Флота отдает приказ на уничтожение противника без суда и следствия — и никто из подчиненных офицеров не ведет даже бровью. При аресте террориста, капитан боевого звездолета в течении нескольких минут пытается самозабвенно отмутузить своего безоружного пленника — и опять-таки, никто из членов экипажа против этого даже не возражает! Во вселенной, которую почти 50 лет назад придумал тогда безвестный телесценарист и продюсер Джин Родденберри, каждый из описанных выше примеров был категорически невозможен, ведь в этом Мире Идеального Завтра, люди чтили субординацию, честь и устав столь же непреклонно, как и жители Мира Полдня братья Стругацких всегда и всюду следовали своей Теории Высокого Воспитания. Или может, в этом как раз и заключается тот таинственный "Путь во тьму", о котором упоминается лишь в оригинальном англоязычном названии?


Однако, самое удивительная черта "перезапуска" заключается в том, что препарируя вселенную с тактичностью и проворством пьяного патологоанатома, сценаристы одновременно пытаются удержать под своей пятой точкой и стул, предназначенный для ее преданных фанатов, и поэтому нет ничего удивительного, что будучи основанным на подобных взаимоисключающих параграфах, сценарий сиквела в итоге превращается в форменную кашу с густой подливкой из фансервиса. С точки зрения структуры это абсолютно идентичный клон первой части: СНОВА суперзлодей с невнятной мотивацией и ОПЯТЬ верхом на супер-пупер звездолете — сразу видно, что за прошедшие 4 года, во всем, что касается сюжета лед так и не тронулся. И тут, в самом разгаре очередной дико штампованной истории, которая каждым кадром напоминает сразу все ранее виденные вами штампованные истории разом, где-то за кадром раздается неслышный для обычного человеческого уха хлопок — и в нашей телепрограмме начинается "Час ФАНСЕРВИСА"! Тут тебе и абсолютно ненужное внедрение в сюжет персонажа по имени Кэрол Магнус (полнометражный фильм "Звездный Путь: Гнев Хана", 1982), и препарирование триббла (эпизод оригинального сериала 2х15 "The Trouble with Tribbles"), в диалогах незнакомых персонажей со знакомыми именами, то и дело, (правда совершенно невпопад) встречаются столь же знакомые фразы, а уж ближе к концу фильма цитаты из классических серий и полнометражек выстроятся в ряд и начнут буквально расстреливать зрителя длинными очередями из идентичных диалогов, несколько раз устраивая даже ковровые бомбардировки целыми отзеркаленными эпизодами. Однако вместо чувства причастности к Той-Самой-Вселенной, эти вставки напоминают дешевые цирковые номера и вызывают лишь глубокое недоумение. Господа сценаристы, право слово, ну к чему весь этот балаган?  Продолжали бы дальше лепить свои кинокомиксы из жизни суперзлодеев с детсадовской мотивацией, раз вам это так нравится, но зачем же было снова выкапывать тело, которое вы сами здесь схоронили и под веселую музычку заставлять покойника выделывать нелепые кульбиты на потеху улюлюкающей толпе? Или это уже что-то вроде мастер-класса умелого некроманта — насадить голову всеми узнаваемой и заслуженной персоны на плечи никому неизвестного неопытного юнца, авось в темноте и под сильным дождем, кто-нибудь не заметит разницы и бросит в шляпу хоть пару завалявшихся медяков? Впрочем, поклонникам культовой космической кинофантастики давно не привыкать к подобному отношению. Не верите — спросите у Дэймона Линделофа, он уже в некотором роде специалист.

Еще одно уязвимое место новых "Треков" — это подбор актеров и реализация слаженной командной работы всего экипажа "Энтерпрайза". Еще в первой части складывалось впечатление, что классический экипаж звездолета из десятка с гаком персон (плюс "краснорубашечники" и прочие статисты) слишком велик для возможностей вездесущего сценарного дуэта: эти господа и с мотивацией одного персонажа не всегда справляются, а тут целый выводок, понимаешь! И была бы их воля рассекал бы героический Кирк звездные просторы в компании одного Спока + пара девушек, для создания соответствующего настроя (фильм то семейный), но преданные фанаты этого порыва точно не забудут, не простят, а по сему, в новой интерпретации экипаж "Энтерпрайза" напоминает какой-то бездонный сундук со статистами, у которых в общей совокупности времени, проведенного на экране с трудом наберется и пара минут. Вот мичман Павел Чехов, усилиями сценаристов и актера Антона Ельчина, превращенный в эпизодического комедийного персонажа наподобие "вечного студента кулинарного техникума". А вот доктор Леонард "Боунс" Маккой, который из лучшего друга капитана, мудрого советчика и нравственного компаса всего экипажа мутировал в какого-то невзрачного "пилюлькина". В исполнении отличного комика Саймона Пегга, главный инженер Скотт "Скотти" Монтгомери из жизнерадостного здоровяка, почему-то превратился в вечно испуганного неврастеника. А про рулевого лейтенанта Хикару Сулу можно вообще сказать только то, что он есть. Однако, самой странной мутации в "новом Треке", пожалуй подвергся образ первого офицера мистера Спока. В своей автобиографической книге "I am Spock" каноничный исполнитель этой роли, актер Леонард Нимой писал, что сам образ данного персонажа был настолько асексуален, что он очень сильно удивился, когда узнал, что некоторые женщины находят его героя чертовски привлекательным. Однако, это не помешало сценаристам и самому Абрамсу засунуть в фильм совершенно мертворожденный роман "самого безэмоционального персонажа вселенной" с Ухурой, который похоже существует лишь для того, чтоб хоть как-то оправдать присутствие этой барышни на корабле. Вот так и бороздит космос новый "Энтерпрайз" образца XXI века с двумя полноценными персонажами на борту и дюжиной статистов, которые сами не знают, что и зачем они здесь забыли, но если убрать совсем — фанаты обидятся.


Еще одно общее родимое пятно для фильмов "перезапущенного киносериала" — это подбор сильных актеров для исполнения ролей отрицательных персонажей. В фильме 2009 года главного редиску по имени Нерон довелось воплощать неплохому австралийскому актеру Эрику Бане, для которого разработали довольно оригинальный грим, но забыли написать роль. В качестве мотивации ему сумели сочинить лишь фразу из куплета старой советской песни "Враги сожгли родную хату", и хорошо что ему недолго пришлось мучиться на экране — все появления его персонажа со звучным именем римского императора в сумме заняли не более 5 минут реального времени. И во второй части те же личности + примкнувший к ним Лиденлоф продолжают хождение по тем же граблям — на роль главного злодея в сиквеле пригласили замечательного британского актера Бенедикта Камбербэтча, и даже поначалу пытались ему сочинить какую-то внятную мотивацию, но после фразы "убили всю его семью" решили, что и так сойдет. Вообще, британский "Шерлок" — это единственный актер, который действительно пытается играть в этом заповеднике вытаращенных глаз и абсолютно фальшивых эмоций. Он искренне пытается пережить эмоции своего персонажа и прочувствовать глубоко затаенную ярость, но боже мой, какую же фигню он при этом вынужден произносить! Отведя его герою примерно в четыре раза больше времени, чем несчастному Бане, Орчи, Куртцман и примкнувший к ним Лиденлоф, снабдили его дежурной мотивацией лишь для галочки, тем самым обрекая все усилия талантливого актера на поистине танталовы муки. Начавшись на бодром старте, кривая развития данного персонажа, где-то после середины фильма делает резкий маневр вниз, после чего сворачивается в абсолютную "мертвую петлю", во время пребывания в которой понять, что движет этим героем уже не дано ни самому актеру, ни придумавшим его сценаристам. Говорят, что просто злой и хочет убить всех человеков, дальнейшее неразборчиво.

Ну и наконец, буквально пара слов о главном виновнике сегодняшнего "торжества". После фильма 2009 года, заштатного телевизионного режиссера неожиданно начали на полном серьезе ставить в один ряд с такими грандами современного развлекательного кино, как Стивен Спилберг, Джеймс Кэмерон, Ридли Скотт, но это лишь свидетельствует о глубине кризиса современного голливудского кино, в котором любой фильм, собравший в мировом прокате столько-то сот миллионов американских мертвых президентов чуть ли не автоматически становится классикой. На самом деле, заслуги мистера Абрамса как постановщика современных блокбастеров пока довольно скромны — подобно столь же "великому и знаменитому" Майклу Бэю его режиссерский интерес вызывают прежде всего сцены, сопряженные с использованием спецэффектов. И поставлены они действительно хорошо, будь то молниеносная погоня клингонской "Хищной птицы" за челноком Федерации или перелет Кирка через поля космического мусора, или финальная драка на движущихся платформах. Но главная беда заключается в том, что эти динамичные эпизоды уж очень сильно контрастируют со сценами с участием живых актеров, где нет ни интересных фишек, ни страсти, ни какой-либо динамики — иногда даже складывается впечатление, что при съемках диалогов Абрамс постоянно выходил покурить, и большую половину фильма снимали вообще без режиссера. А ведь на носу уже седьмой эпизод Сами-знаете-какой-Саги, где помимо пиу-пиу и вжик-вжик-вжик должно найтись место еще как минимум для "May the Force be with You!".


Отец "Стар Трека" Юджин Уэсли Родденберри скончался 24 октября 1991 года, в возрасте 70 лет. По мрачной иронии судьбы, творец одной из самых известных sci-fi вселенных всех времен и народов, который большую часть своей жизни посвятил отстаиванию своего права на личную утопию, умер именно в тот момент, когда эта 25-летняя битва закончилась его триумфальной победой, и рейтинги, созданного им " первого телешоу для гиков" воспарили в небесную высь, открыв его богатую на детали и прорисованную с колоссальной любовью вселенную для миллионов теле и кинозрителей по всему миру. Пионер космической телеромантики до мозга костей, он сумел остаться им даже после собственной смерти — согласно завещанию Родденберри, его прах был запущен в космос внутри специальной капсулы и по сей день бороздит безвоздушные просторы, которые он так искренне, но безответно любил. Однако, теперь приходится признать, что вместе с творцом умер и сам дух придуманной им гуманистической вселенной, который нынче бороздит просторы космоса в качестве бестелесного фантома, напоминающего одиноким ET-подобным скитальцам о былом величии космической фантастики на американском ТВ. Сегодня, все что осталось от вселенной "Стар Трека" — это имя по-прежнему громкого коммерческого бренда и пустая титановая оболочка, которую при желании можно заполнить любой чепухой, какая только придет в голову ее нынешним владельцам: эпизодами из сиропных подростковых мелодрам, сценами погонь и вселенских разрушений из детских мультсериалов, дурацкими шутками из не первой свежести ситкомов — и металл все стерпит, ни разу не вздрогнув. И даже несмотря на не самую удачную кассу сиквела, этот марлезонский балет и не думает останавливаться, поэтому спустя всего 2 недели после выхода в прокат второй части, пресс-служба "Парамаунт" поспешила анонсировать третью. В кресле продюсера — неизменный мистер "Наконец-то я добрался и до "Звездных войн" Абрамс, в роли сценаристов — все тот же цирковой дуэт Алекса Куртцмана и Роберто Орчи, ориентировочная дата премьеры — весна-лето 2016 года. Долгий путь во тьму, по-прежнему продолжается.



Вся суть Star Trek Into Darkness в одной картинке:

Статья написана 24 июня 2013 г. 00:06
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть (2013, A Good Day to Die Hard)

страна США, студия "20th century Fox", продолжительность — 97 мин
       жанр- "пятая за последние 25 лет попытка прикончить неистребимого нью-йорского полицейского Джона МакКлейна.
                         И к превеликому несчастью для всех его прежних кинопоклонников — опять неудачная."

       слоган: "Yippee Ki-Yay Mother Russia"



сценарий                     Скип Вудс, по мотивам персонажей, придуманных Родериком Торпом
режиссер                     Джон Мур
оператор                     Джонатан Села
композитор                  Марко Белтрами
продюсеры                  Алекс Янг, Том Карновски, Брюс Уиллис

в ролях: Брюс Уиллис (Джон МакКлейн), Джей Кортни (Джек МакКлейн), Себастьян Кох (Комаров), Радивойе Буквич (Алик), Юлия Снегирь (Ирина), Сергей Колесников (Чагарин), Кол Хаузер (Коллинз), Амори Ноласко (Мерфи).

Внимание: в целях иллюстрации общего уровня фильма, данная рецензия содержит  сюжетные спойлеры!

В голове еще стоит чугунный звон от вчерашнего затянувшегося веселья, во рту сухо, как в иракской пустыни, а проносящиеся в мозгу редкие мысли путаются и застревают друг в друге, словно мухи в янтаре. Но немного придя в себя, сказочный атлант расправляет плечи и тотчас выпрямляется пред благодарным зрителем на могучих ногах, дабы облегчить ему процедуру собственной идентификации. Вершину экспозиции олицетворяет сверкающая на солнце героическая лысина, чуть пониже — застиранная майка-алкоголичка, неизменный пистолет с бесконечным боекомплектом и его верный напарник — острый язык со столь же неисчерпаемым запасом по части англоязычных матерных ругательств. И вокруг его одинокой фигуры, словно чужие из одноименной киносаги, вьются мировые террористы всех категорий, оттенков и цветов радуги — захватывают офисные здания, провоцируют авиакатастрофы, грабят крупнейшие банки, одним словом — демонстрируют всяческое пренебрежение к американским законам и вообще, ведут себя как черт знает кто! А это значит, что сегодня нет покоя нашему титану: полный пузырек аспирина проворно отправляется в рот, дабы заглушить громогласные тамтамы в похмельной голове, очередная бесконечная обойма с щелчком входит в магазин — и началась потеха! Трое сбоку, двое сзади, еще двадцать человек спереди —  совсем не беда: сверкая лысиной и лохмотьями неизменной майки, выпуская по мишеням свыше ста пуль в минуту, он прорубится сквозь них всех, не забывая при этом повторять "Yippee-ki-yay, motherf*cker". И если Вы думаете, что Джону МакКлейну сегодня предстоит очередной плохой день, просто представьте каким он окажется для всех близлежащих террористов!

Но сначала немного истории. Киносериал о неистребимом "Крепком орешке" представляет собой пример удивительной кинофраншизы, главный герой которой появился на свет в результате чистой случайности. В 1985 году американская кинокомпания 20 век Фокс поручила известному сценаристу Стивену Де Сузе написать продолжение к супербоевику "Коммандо", в котором будущий губернатор Калифорнии резво и под веселую музычку отстреливал орды бесконечно респаунящихся злодеев на живописном тропическом острове. Приступив к работе над сиквелом, Де Суза решил изменить место действия, перенеся приключения неистребимого полковника Джона Матрикса из тропических джунгли в каменные. Во время проработки сюжета для нового фильма, Де Сузе случайно попался на глаза роман американского писателя Родерика Торпа "Nothing Lasts Forever" (1979), в котором простой полицейский Джозеф Лиленд оказывался случайно заперт на верхних этажах нью-йоркского небоскреба, захваченного террористами. "Это как раз то, что нужно" — решил сценарист, немедленно приобрел у писателя все права на экранизацию его произведения и принялся переделывать торповский сюжет под тяжеловесную фигуру бравого военного полковника. Однако, когда работа над сценарием уже была в самом разгаре, из студии пришли неутешительные новости — им так и не удалось уговорить Арнольда Шварценеггера снова влезть в шкуру Матрикса, а без участия самого эталонного терминатора ни о каком сиквеле "Коммандо" не могло быть и речи. И тогда Де Сузе не оставалось ничего иного, как проделать с практически готовым сценарием обратную метаморфозу — вычеркнуть из сюжета бравого полковника и вернуть на место не менее бравого полицейского. Только вот сам персонаж по имени Джозеф Лиленд уже однажды появлялся на большом экране — в 1968 году, в экранизации другого романа Родерика Торпа под названием "The Detective" его роль исполнил сам великий Фрэнк Синатра. Поэтому, дабы дистанцироваться от уже однажды сыграного образа, Де Суза решил дать своему герою другое имя — более звучное и короткое. Так на свет появился неистребимый полицейский Джон МакКлейн, так же известный всем зрителям как "Yippee-ki-yay, motherf*cker".

Однако, с переделкой сценария под самостоятельного персонажа, проблемы нового фильма отнюдь не закончились. Сценарий сиквела "Коммандо" писался под конкретную кассовую звезду, и после полного исчезновения из сюжета Джона Матрикса, перед директорами по кастингу встала необыкновенно сложная задача — перерыв огромное количество актеров-претендентов, отыскать среди них того самого Джона МакКлейна, единственного и неповторимого. И этот список был действительно огромен — на первых парах роль потрепанного жизнью нью-йоркского полицейского, оказавшегося не в том месте не в то время предлагали Нику Нолте и Роберту Де Ниро, Сильвестру Сталлоне и Харрисону Форду, Мелу Гибсону и Ричарду Гиру, Чарльзу Бронсону и Берту Рейнольдсу, но услышав вежливые отказы от всех вышеперечисленных грандов остросюжетного кино, специалисты по кастингу вынуждены были опустить планку требований с кинозвезд до уровня тогдашнего телевидения и в качестве претендентов на роль Джона всерьез рассматривали  кандидатуры Ричарда Дина Андерсона (исполнитель роли агента Макгайвера из популярного в 80-е годы американского телесериала) и Дона Джонсона из Miami Vice. Поначалу никто не воспринимал Брюса Уиллиса как серьезного претендента на роль неуязвимого борца с терроризмом, ведь к тому моменту в актерском багаже 33-х летнего актера числились преимущественно комедийные роли — сериал Moonlighting, да главная роль в средненькой во всех отношениях комедии Блэйка Эдвардса "Свидание вслепую". Да и сама внешность актера никак не соответствовала выработанному в середине 80-х канону "настоящего героя боевиков" с грудой мышц толщиной в бронежилет. Однако, именно эти качества и позволили актеру выделить МакКлейна из целого сонма довольно однотипных супергероев того времени — его персонаж изначально не был сверхчеловеком и переживал все невзгоды одновременно со своими зрителями: кричал, когда больно, шутил, когда страшно и вообще демонстрировал реакцию не супергероя, а обычного человека, угодившего в сложные жизненные обстоятельства. И кассовый успех первого фильма, вышедшего на экраны в 1988 году был примерно на 70 процентов обусловлен именно правильным выбором актера на роль главного героя — если при иных условиях фильм скорее всего так и остался очередным аттракционом про отстрел беспомощных террористов под веселую музычку, то в исполнении Уиллиса получилась картина о том, как простой человек выживает в смертельно опасных условиях, прежде всего спасая себя и уж только потом- остальных.

  

Все, что было потом — уже достояние истории. 35-летнему режиссеру Джону МакТирнану действительно удалось снять один из наиболее эталонных образцов жанра, найдя абсолютный баланс между внутренним напряжением и жестокими перестрелками. Фильм 4 раза окупился в мировом прокате, и пропорционально с величиной кассовых сборов, рванули вверх и актерские гонорары самого Уиллиса, благодаря чему вчерашнему комику удалось пробиться в высшую лигу Голливуда и занять свое достойного место рядом с другими "неудержимыми". Долгожданный сиквел вышел 2 года спустя, и несмотря на огромный перерасход бюджета, смог почти в два раза перекрыть кассовый результат оригинальной картины. Финский режиссер Ренни Харлин решил удалить из формулы оригинала практически весь саспиенс, полностью выстроив свою картину лишь на голой динамике и каскаде головокружительных трюков.  В 1995 году Джон МакКлейн вновь вернулся на экраны, а вместе с ним вернулся к сериалу и крестный отец всего киносериала режиссер Джон МакТирнан. Сценарий третьего фильма изначально писался под четвертую часть "Смертельное оружие", и поэтому мало напоминал своих предшественников — вместо замыкания действия на небольших закрытых пространствах (небоскреб в первой части, аэропорт во второй), Джон был вынужден сражаться с террористами по всему Нью-Йорку, и так как этот сюжет изначально разрабатывался для дуэта из двух персонажей, у него даже появился чернокожий напарник. Однако, третий "Орешек" во многих отношениях стал лебединой песней для всего киносериала в целом — кассовые сборы в США не оправдали надежды студии (хотя фильм и окупился в прокате), и после премьеры Уиллис торжественно заявил, что устал от своего героя и больше не намерен сниматься в роли "главного истребителя террористов". На протяжении 90-х годов, студия предлагала актеру сразу несколько сценариев о дальнейших приключений Джона: действие одного из них разворачивалось на борту роскошного круизного лайнера (впоследствии, его переделали в провальный сиквел "Скорости"), в другом — в латиноамериканских джунглях, в третьем — на нефтяной вышке посреди Мексиканского Залива, но Уиллис был по-прежнему непреклонен.

И вдруг, в середине нулевых актер решил пересмотреть свою позицию в отношении героя, подарившего ему всемирную узнаваемость. На пресс-конференции, посвященной выходу в свет фильма "Крепкий орешек 4.0" он объяснил свое решение тем, что ему наконец-то прислали достойный сценарий, но на самом деле существует объяснение гораздо проще — годы идут, пенсионный возраст уже не за горами, и с каждым следующим годом перед потенциальным борцом с мировым террором закрывается все больше дверей — ведь ни для кого секрет, что в Голливуде не особо жалуют стариков. А по сему — отставить капризы, бери что дают пока вообще дают — руби бабло сам и не мешай его рубить остальным! И поэтому неудивительно, что четвертый "Орешек" оказался тем, чем и должен был оказаться — примитивной перекачкой дензнаков из карманов всех преданных фанатов кинофраншизы в целом и самого Джона МакКлейна в частности. Так "понравившийся" Уиллису сценарий, на поверку оказался довольно жалкой вариацией на тему третьего фильма, только героя несравненного Сэмюэла Л. Джексона в нем заменили на персонажа не менее жалкого Джастина Лонга, а сам герой Уиллиса из обычного человека, которому очень не везет на различные неприятности, но чертовски везет каждый раз выбираться из них живым, окончательно превратился в очередного всеамериканского супергероя, который в огне не горит и в воде не тонет — и вообще, кто знает, а вдруг по вентиляционной шахте башни "Накатоми", одновременно с Джоном ползали маленькие радиоактивные паучки! Но в более широком аспекте, четвертый "Орешек" оказался эдаким бета-тестом по дальнейшему выживанию Джона в суровых условиях нынешнего кинобизнеса: обязательно ли брать на роль постановщика крепкого режиссера-профессионала или сгодится любой безвестный ремесленник? Обязателен ли для успеха хороший качественный сценарий или за глаза хватит одного лысого Уиллиса, который расстреливает террористов из пистолета с бесконечным боезапасом? И мировые кассовые сборы в 383 миллиона долларов дали владельцам франшизы все исчерпывающие ответы на их вопросы: в результате обработки результатов данного тестирования, 5 лет спустя, для Джона МакКлейна настал вполне закономерный "Хороший день, чтобы умереть"

Первой катастрофой для новой части приключений отважного Джона-Брюса стало утверждение студией кандидатуры на роль сценариста. Когда прошел слух, что действие нового фильма о КО будет разворачиваться на территории 1\6 части суши, российские фанаты киносериала заметно приуныли — ведь всем известно, что даже в самых неплохих голливудских фильмах про Mother Russia (вроде "Красной Жары" Уолтера Хилла, "Парка Горького" Майкла Эптеда или сравнительно недавней "K19" от Кэтрин Бигелоу) обязательно встретится пара-тройка гроздьев развесистой спелой клюквы. Однако, совсем другой разговор, когда к излюбленной russsian vodka тематике обращается такой признанный "спец" в вопросе российско-американских отношений, как сценарист Скип Вудс, помимо всего прочего — автор позорного скрипта к недавнему "Хитману" (да да, тому самому фильму, из которого американский зритель узнал суровую правду о том, что российский спецназ носит ушанки даже летом, а всю петербургскую милицию возглавляет человек в чине капитана). В воздухе тотчас запахло вселенской халтурой, и в этот раз обоняние не обмануло. Все смешалось в голове у несчастного Вудса: коррупция российских чиновников, процесс над Михаилом Ходорковским, авария на Чернобыльской АЭС — даже по первому взгляду на сценарий складывается впечатление, что автор постарался поделиться со зрителями сразу всеми собственными познаниями о родине Пушкина и Достоевского. И по этой вполне очевидной причине, на той почве, где у прочих голливудских мастеров взрастали лишь несколько гроздьев, в сценарии за авторством мистера Вудса вымахал целый клюквенный лес! Итак, Вашему вниманию предлагается пятерка самых забористых фактов о России, которые можно почерпнуть при просмотре "замечательного" фильма "Крепкий орешек 5"(в порядке убывания их мараз меметичности):

5. Московские таксисты не берут с пассажиров оплаты за проезд, если разрешить им немного попеть (уважаемые граждане Москвы, вы все запомнили?)
4. Если открывать подряд все иномарки, припаркованные возле гостиницы "Украина",то среди них обязательно встретится багажник, доверху набитый "Калашниковыми" (уважаемые сотрудники ДПС, вы все записали?)
3. На Maybach 57 (а сейчас — рекламная пауза!) всего за пару часов можно доехать от Москвы до.... Припяти (уважаемые картографы, вы все зарисовали?)
2. На советских МИГах рядом с красной звездой красовалась большая надпись "Спасибо за наше счастливое детство" (уважаемые историки, вы все зафиксировали?)
Ну и наконец, бесспорный победитель нашего конкурса на самый занимательный фантазм (гонг, фанфары, барабанная дробь):
1. Авария на Чернобыльской АЭС была побочным следствием теневой операции по хищению..... оружейного урана! (уважаемые наркоманы, нет я и правда не знаю, где не менее уважаемый в Голливуде сценарист Скип Вудс берет такую траву)

Как сами видите — для полного соответствия всем штампам времен холодной войны, здесь не хватает только длиннобородых мужиков в зипунах, торгующих на рынке matreshka и ансамбля из мохнатых русских медведей, исполняющих соло на balalaika. И это в фильме 2013 года выпуска? Казнить, нельзя помиловать!


Однако, одного сюжета про поездку в Припять продюсерам пятого фильма показалось недостаточно, и поэтому в пару к горе-сценаристу они решили подобрать и соответствующего режиссера. Встречайте — Джон Мур, американский режиссер ирландского происхождения, постановщик таких, мягко говоря НЕбезупречных фильмов, как "Полет Феникса" (2004), "Омен"(2006), "Макс Пейн" (2008), и как видно даже невооруженным взглядом из его "резюме" — человек, в руках которого сначала все горит, потом рассыпается в пепел, а затем — стекает на пол зловонной коричневатой жижей. Вообще, современный голливудский боевик — это жанр с самой низкой планкой требований по части сценария: зрителю, купившему билет и маленькое ведерко попкорна для полуторачасовой встречи с любым актером не нужны ни закрученные твисты сюжета, ни искрометные диалоги — главное, чтобы все разлеталось в разные стороны, повсюду свистели пули, и от местного экшОна в буквальном смысле в зобу дыхание сперло. К примеру, у покойного Тони Скотта получалось делать вполне себе профессиональное кино на основе сценариев уровня "Дежа Вю", а Джон Ву в свое время снял "Круто сваренных" фактически вообще без сценария — и КАК снял! Но печальное осознание того факта, что в режиссерском кресле пятого "Орешка" сидит не старина Ву и даже не какой-нибудь там Майкл Бэй приходит к зрителю уже сразу после вступительных титров, когда перед его взором разворачивается почти 15 минутная автомобильная погоня, снятая очень...... по-муровски. То есть, в стиле сплошной куче-малы, в которой в разные стороны разлетаются лобовые стекла, бампера и даже целые автомобили, но разобрать кто и кого преследует просто физически невозможно. Ощущение полной пространственной дезориентации лишь усиливается за счет, мягко говоря своеобразной работы оператора, который примерно 90 процентов от всей погони умудрился снять, удерживая камеру на уровне автомобильных колес. То есть, где-то в молниеносных монтажных склейках переворачиваются машины и люди куда-то несутся со всех ног, в то время как перед глазами зрителя просто вращаются огромные колеса: сначала одни, потом другие, затем — третьи...... Увлекательно аж жуть!

Но самым главным пунктом в меню любого боевика, разумеется являются перестрелки, коих в полуторачасовом фильме мистера Мура насчитывается аж целых две штуки. Вот уж где можно было по-настоящему развернуться, выпустив наружу дремлющего на простынях режиссерского подсознания кровожадного маньяка — нестандартные операторские ракурсы, стремительно рваный монтаж, каждое ранение — самым крупным планом, и металлические пули, парящие над полем брани с проворством невесомых бабочек...... Эх, что-то я совсем замечтался. Если желаете нарисовать в голове визуальную картину того, как выглядит типичная перестрелка по-муровски — не сочтите за труд, пройдите по ссылке на мой отзыв на предыдущее творение режиссера и прочитайте предложение, выделенное жирным шрифтом, благо за минувшие 5 лет в этом турнире по пейнтболу, практически ничего не изменилось. Эффект дежа вю по демисезонным злоключениям больного Макса лишь усиливает тот факт, что "Пейн" с пятым "Орешком" объединяет не только фигура одиозного режиссера, но и общие оператор и монтажер. И поэтому всем зрителям, осилившим до конца экранизацию культовой компьютерной игры от Remedy не составит ни малейшего труда представить, как выглядят обе перестрелки в "Хорошем дне, чтобы умереть". Крупный план перекошенного яростью лица Макса Джона, который отчаянно палит прямо в камеру. Затем его сменяет не менее крупный план перекошенного яростью лица злодея, который..... Вы угадали — также стреляет прямо в камеру. Общих операторских планов почти нет, из-за чего зрителю иногда трудно понять даже в каком углу комнаты находятся стрелявшие. Зрелищно? Захватывающе? Динамично? Да не то слово! Нет, сам факт того, что после мягко говоря неоднозначного приема его предыдущей картины, Мур предпочел наплевать на разгромные статьи профессиональных критиков и ни на миллиметр не свернул с единожды выбранной им кривой дорожки, даже вызывает определенное восхищение. Главное — пусть никогда не пробует себя в жанре военного кино, потому что в реалиях его уже четко сформировавшегося режиссерского "почерка", зритель до самого конца фильма будет нервно гадать, а кто там вообще с кем воюет.


В 2013 году исполняется ровно 25 лет с момента первого появления Джона МакКлейна на больших экранах всего мира, поэтому создатели пятого фильма не забыли ублажить фанатов целым рядом сознательных отсылок к предыдущим частям. Итак, Вашему вниманию предлагается пятерка самых фансервисных моментов из "замечательного" фильма "Крепкий орешек 5" (в порядке убывания наглос концентрации):

5. В сцене, когда герой Уиллиса на "Хаммере" штурмует бронетранспортер неустановленного образца, он сначала говорит: "Тук тук", а при втором заходе — "Кто там?" (из первого фильма)
4. Сцена, когда МакКлейн с сыном расстреливают витражи на потолке пентхауза гостиницы "Украина", дабы засыпать своих противников стеклом (сцена-перевертыш из первого фильма — там Грубер специально палил по витринам, чтобы осколками от разлетающегося стекла ранить босого Джона).
3. Сцена с падением вертолета со злодеем на борту (скопирована из финала третьего фильма)
2. Сцена с падением с крыши главного злодея (сцена с падением Ганса Грубера с крыши "Накатоми" из первого фильма, скопирована с точностью до каждого кадра).
Ну и победителем нашей викторины сознательных заимствований "насколько хорошо вы помните трилогию о "Крепком орешке" , разумеется, становится наш старый знакомый (гонг, фанфары, барабанная дробь)
1. Yippee-ki-yay, motherf*cker (фраза, которую произносит МакКлейн, выпрыгивая из вертолета — присутствует во всех фильмах классической трилогии).

Ну, господа фанаты, какого же еще рожна вам надо для полного счастья? Все культовые цитаты упомянули, про обоих братьев Грубер тоже не забыли — так почему бы не покопаться в карманах и не купить сразу билеты еще на второй и третий сеансы подряд? Однако, фансервис Вудса и Мура по своей природе и содержанию уж очень смахивает на аналогичный аттракцион "чисто для фанатов", устроенный Ридли Скоттом и Дэймоном Лиденлофом на съемках прошлогоднего "Прометея". По сути, кроме этого коллажа, пятый фильм с классической трилогией объединяет лишь имя главного героя и исполнитель главной роли, причем основная суть проблемы кроется даже не в месте действия и многочисленных сценарных глупостях, скорее в самом подходе. Когда в 1988 году МакКлейн сражался с террористами, захватившими "Накатоми", а в 1990 — спасал вашингтонский аэропорт от козней зловещих военных, это было настоящей борьбой за выживание. Джон постоянно бегал в грязной майке, измазанной собственной кровью, и все это время количество патронов в его "Беретте"  отчаянно стремилось к нулю, но несмотря на всю грязь, пот и боль от ранений, герой из последних сил хромал, ковылял, на коленях полз к вожделенной победе и исключительно поэтому всегда ее обретал. Увы, голливудскому экшену эпохи постнулевых уже нет дела до таких хрупких и невесомых материй, как мотивация персонажей или какое-то там правдоподобие, и поэтому герои, словно вырубленные из скалы приземляются точно на ноги после падения из окна последнего этажа, при стрельбе практически не меняют автоматных магазинов и пускаются в дежурные диалоги в стиле "Я тоже люблю тебя, сынок, а теперь давай вместе замочим этим поганых ублюдков" лишь для того, чтобы их ненароком не перепутали с собственными железномордыми собратьями из последнего "Терминатора". И если закрыть глаза на солидный 90-миллионный бюджет и участие  все еще узнаваемого зрительскими массами голливудского суперстара, перед нами предстанет обычный боевик категории direct-to-dvd наподобие нетленок с участием какого-нибудь неизменного Майкла Дудикоффа или Лоренцо Ламаса, который, за исключением сочных компьютерных взрывов, поражает воображение  разве что корявостью сюжета, да убожеством постановочной мысли. Скажу больше: если бы пятому "Орешку" изначально довелось родиться на свет компьютерным шутером, то в нем присутствовало бы всего 2 уровня — пентхаус московской гостиницы "Украина" + здание в Припяти (кто-то из зрителей может возразить, что еще в фильме на пару минут демонтируют убранство московского суда, но при детальном рассмотрении станет очевидно, что там использовалось тоже самое помещение, что и при съемках "Припяти" — халтура-с), только два типа противников и единственный босс-вертолет, вставленный аж дважды за игру, потому что разработчикам было просто лень придумывать еще одного босса. Подобные игры обычно проходятся всего за 15 минут, причем все воспоминания о прохождении полностью стираются из памяти еще за 5 минут до его окончания. И есть серьезное подозрение, что несмотря на весь фансервис и участие в постановке самого Брюса У. (или Джона М.), совместное творение Вудса и Мура, в конечном итоге повторит ту же участь.


А Брюс..... да что Брюс! За минувшие 25 лет значительно постарел, осунулся, да и фирменная ироническая улыбка уже получается у него лишь со значительной натяжкой. И немного грустный взгляд, обращенный им в самую глубину зрительского зала пытается как бы оправдаться перед поклонниками за сознательную халтуру: "в конце концов, у меня новая жена и четверо детей. А кроме того я всегда поддерживал малобюджетные независимые проекты вроде андерсоновского "Королевства полной луны", за которых толком и не платят. Вот и приходится иногда...... сниматься в [censored]. Вы же меня поймете и простите, ребята?".Понять то поймем, а вот по второму пункту программы, у некоторых поклонников Брюса-Джона могут возникнуть определенные разногласия. Особенно в свете последних новостей из Голливуда — на пресс-конференции, посвященной премьере пятого "Орешка", мистер Уиллис торжественно заявил, что у него уже подписан контракт на участие в шестой части популярной франшизы, которая ориентировочно появится на экранах уже в 2015 году. И вспоминая тоскливую вылазку Джона в Москву и милую голливудскую привычку садится за сочинение сценария лишь после начала съемочного процесса, становится действительно страшно за дальнейшую судьбу любимого киногероя. Куда в следующий раз закинет отважного Джона неисповедимая кривая мощнейшего сценарного кризиса после окрестностей Чернобыля — стрелять зомби в тропических джунглях или прямо к берегам Японии, дабы охотиться на Годзилу? Неважно. Главное, чтобы тот день оказался для Джона действительно "хорошим".



------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------ --------------------
* Название статьи обыгрывает прокатное название фильма "Сдохни, Джон Такер!" (в оригинале — John Tucker Must Die). Автор статьи вовсе не ставил перед собой цель как-то оскорбить персонажа культовых боевиков 80-90-х Джона МакКлейна. Все претензии по поводу названия статьи (если они возникнут), лучше сразу же переадресовать нашим добрым российским локализаторам. ;-)


Статья написана 21 июня 2013 г. 20:07

Вы никогда не задумывались над тем, какие критерии отличают книгу, написанную писателем-профессионалом от откровенной любительщины? Любительские опусы, предназначенные исключительно для самиздата, обычно сочиняются на досуге, в свободное от прямой работы время, а их основной читательской аудиторией изначально является довольно узкий круг друзей, знакомых, соседей, друзей знакомых, соседей друзей, за которыми еще предстоит немало побегать с воплями: "Я тут такую книжку сочинил. Почитайте, ну что вам стоит!". Типичному самиздатовскому автору-любителю обычно нет дела до хромающей во все стороны литературной стилистики, многочисленных повторений одних и тех же местоимений или словно вырубленных из огромного куска древесины, кондовых диалогов — ведь вероятность того, что произведение попадет в руки людей с филологическим образованием изначально равна нулю, так для кого стараться? Кроме того, типичному самиздатовскому автору-любителю нет никакого дела и до провисающего сюжета с полным отсутствием внутренней логики или чудовищного количества научных ляпов, допущенных на страницах его произведения — ведь добрый сосед дядя Коля из квартиры №8, который любезно согласился почитать его творение все равно не разбирается в тонкостях эволюционной биологии и не имеет ни малейшего представления, что 20 лет — это чересчур мизерный срок для мутации сложных организмов в новый биологический вид. Поймите правильно: я ничего не имею против авторов-любителей, размещающих свои произведения на сайте "Самиздат". В конце концов, в самом желании творить нет ничего плохого: чем черт не шутит, а вдруг, следующая книга получится значительно лучше предыдущей, и раздвигая в разные стороны кипу всевозможной макулатуры, на свет вылезет очередной крепкий писатель-профессионал? Плохо другое — когда подобные низкопробные поделки, написанные для соседей знакомых ВНЕЗАПНО попадают на стол редактора крупного издательства, и тот, спекулируя на модной тематике решает издать сей опус, причем в первоначальном виде и с отсутствием какой-либо редактуры. На любительский опус приклеивают весьма немаленький ценник, а все средства, которые можно было бы потратить на доработку книги или зарплату корректорам пускают на изготовление огромных рекламных стендов, которые стоят в любом крупном книжном магазине и обещают потенциальному покупателю, как минимум "роман столетия". Таким образом, изначально узкая читательская аудитория расширяется до десятков тысяч человек, и на тумбочках потенциальных потребителей появляются свежекупленные поделки наподобие "Метро 2033".

Собственно, на этом отзыв можно заканчивать, ибо роман Глуховского впитывает в себя абсолютно все недостатки, присущие любительским фанфикам, написанным по мотивам известных фильмов или любимых компьютерных игр. Попытаюсь облегчить задачу тем читателям, которые все еще раздумывают над тем, стоит ли им тратить кровные сбережения на покупку самого распиареного российского романа прошлого десятилетия — представьте, что в культовой CRPG "Fallout" глобальная карта представлена в виде схемы Московского Метрополитена, сократите количество действующих NPC до десятка субъектов с нулевой проработкой характеров, кастрируйте разветвленные диалоги до всего лишь двух вариантов — либо односложные рубленые фразы, либо неконтролируемая словесная диарея, густо замешанная на банальности в десятичной степени и чудовищном количестве ПАФОСА!!!!!111 Полностью удалите своеобразный фоллаутовский юмор, а любые намеки на язвительную сатиру замените фигурами коммунистов и нацистов — настолько утрированными и карикатурными, будто их перерисовали с иллюстраций старого советского журнала "Крокодил". Ну и конечно, авторский месседж — как же без него, который полностью укладывается в донельзя банальную фразу "Умирать тоже надо человеком", которую автор очевидно считает чем-то вроде Священной Заповеди и поэтому заново пересказывает ее почти в каждой главе, постепенно умножая количество букв и использованных восклицательных знаков.

Впрочем, современных читателей (особенно российских) этим не испугаешь — и пробравшись в самую глубь темного тоннеля, разбирая на своем пути пудовые завалы авторской стилистики, перепрыгнув через множество трещин, образовавшихся в результате крайне небрежной проработки местного сеттинга, они в конечном итоге окажутся перед огромной черной дверью, за которой их вовсю поджидает финальный сюжетный твист, по совместительству являющийся основной идеей данного произведения. И если неофиты от мира большой фантастической литературы предсказуемо будут скакать от восторга, то всех читателей, знакомых с жанров мягкой гуманитарной фантастики не понаслышке, концовка романа Глуховского столь же предсказуемо ввергнет в еще большую тоску, нежели его начало. При этом, кто-то с ностальгией вспоминает кардовскую "Игру Эндера", а у других руки сами потянутся к заветной полке, на которой стоит томик с "Отелем "У Погибшего Альпиниста" непревзойденных братьев С. — при общем сходстве концепций с финалом "Метро 2033", роману Глуховского до них — как до Луны на электропоезде московского метрополитена!

Первоначально, я собирался закончить сей отзыв заранее заготовленной фразой "Впрочем, чего иного можно было ожидать от заурядного любительского фанфика?". Но уже в процессе написания, я внезапно понял, что после многочисленных переизданий, переводов романа на другие языки, двух полноценных игроизаций и покупки голливудской студией прав на киноэкранизацию, это сочинение перестало отвечать смысловым критериям данного термина. И тогда мне на помощь пришло само издательство "Эксмо", честно и без обиняков нарекшее всю серию книг "Метро 2033" "литературным проектом". Изданный в 2000 году "Новый словарь русского языка" за авторством Т.Ф. Ефремова определяет проект, как

1) План создания чего-л., включающий в себя описание, чертежи, макеты и т.п.

2) Предварительный текст какого-л. документа, представляемый на обсуждение, утверждение.

3) Замысел чего-л.

По-моему, точнее не скажешь. ;-)


Статья написана 14 ноября 2012 г. 22:19
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

007: Координаты "Скайфолл" (2012, Skyfall)

США-Вб, студия MGM, продолжительность — 143 мин
        жанр — "трогательный подарок от продюсеров к полувековому юбилею бондианы — оказывается, все это время,
                          под маской самого известного британского супершпиона прятался заурядный Бэтмен.
                         Фанаты кинорежиссера Нолана мычат от восторга, поклонники классического Бонда — беззвучно рыдают."


             
сценарий                   Нил Пурвис, Роберт Уэйд и Джон Логан, по мотивам персонажей, придуманных Яном Флемингом
режиссер                   Сэм Мендес
оператор                   Роджер Дикинс
композитор                Томас Ньюман
продюсеры                Барбара Брокколи, Майкл Дж.Уилсон

в ролях: Дэниел Крэйг (Джеймс Бонд, агент 007), Джуди Денч (М), Хавьер Бардем (Сильва), Рэйф Файнс (Гарет Мэллори), Наоми Харрис (Ева), Бен Уишоу (Q), Альберт Финни (Кинкейд), Беренис Марло (Северин), Рори Киннер (Таннер).


                                                                                                                                                                                    Arm yourself because no-one else here will save you
                                                                                                                                                                                    The odds will betray you
                                                                                                                                                                                    And I will replace you
                                                                                                                                                                                    You can't deny the prize it may never fulfill you
                                                                                                                                                                                    It longs to kill you
                                                                                                                                                                                    Are you willing to die?

                                                                                                                                                                                    The coldest blood runs through my veins
                                                                                                                                                                                    You know my name


                                                                                                                                                                                           Chris Cornell You Know My Name

Весь мир вновь разрывают на части сполохи яркого пламени. Из космических глубин наводятся на цели разрушительные лазерные пушки, из недр замаскированных подземных колодцев вновь поднимают стальные головы украденные ядерные ракеты. И где-то на заднем плане, наслаждаясь каждой искрой от разожженного пламени, беснуется очередное Безумное Зло — манерно отставив в сторону искривленный мизинчик, оно радостно гогочет, наблюдая за тем, как крутятся гигантские шестеренки, претворяющие в жизнь его безумные планы мирового господства\начала третьей мировой войны, на худой конец — заурядного взрыва крупнейшего в мире золотохранилища, которым уже никто не в силах помеша..... Но постойте, почему на экране вдруг появились полуголые девицы и откуда доносится эта чудесная музыка (и кстати, раз уж речь зашла о музыке, то кто там поет на сей раз — Том Джонс? Пол Маккартни? Или может быть Тина Тернер?). О, а вот и он сам — легкая элегантная походка, стремительный поворот, и эффектный выстрел точно в камеру немедленно запускает бегущие по экрану вступительные титры. И как и подобает истинному английскому джентльмену, к решению любой даже самой важной проблемы он всегда подходит с безупречным стилем, необходимым шармом и без ненужной спешки. Что, что Вы говорите — таймеры заведены, пушки заряжены, и самые смертоносные вирусы уже готовы к мировому порабощению? Ничего, подождут. На все, про все у нас есть более двух часов экранного времени — так куда торопиться? Его путь в намеченной цели всегда лежит по одному и тому же маршруту — сквозь роскошные залы самых престижных казино, через подводные погружения с аквалангом и крутые лыжные спуски по высоченным горным грядам. Проскочив на автомате пару-тройку погонь с помощью неизменного "Aston Martin" и пяток перестрелок с участием верного "Вальтера ППК", проглотив с десяток порций любимого коктейля "Vodka & Martini. Shaken, Not Stirred" и выйдя победителем из дюжины постельных поединков с самыми обворожительными женщинами, он, предварительно извинившись за доставленные неудобства, небрежно скинет истерично визжащее Зло в открытый космос\глубокое синее море\огненное жерло очень кстати пробудившегося вулкана и столь же грациозно скроется от посторонних глаз за строчками финальных титров — не прощаясь, но и не оставляя ни малейших сомнений в своем скором возвращении. И только один вопрос мучает зрителя уже 50 лет кряду: зачем он постоянно представляется, когда каждый из жителей этой планеты и так прекрасно знает не только имя, фамилию, но и его личный номер?

Но сначала немного истории. В первый раз имя Бонда, Джеймса Бонда, агента Секретной Службы Ее Величества с индексом из двух нулей, дающим ему право на истребление всех врагов Короны по своему личному усмотрению, прозвучало в 1953 году, на страницах романа "Казино Рояль", написанного бывшим капитаном британской морской разведки Яном Флемингом. После отставки, жизнь казалась Флемингу очень пресной, и дабы хоть немного ее разнообразить, отставной вояка придумал собственное литературное альтер-эго — неуязвимого, неистребимого супершпиона, который пачками уничтожает ненавистных самому писателю коммунистов, чернокожих и азиатов, одним мановением руки соблазняет самых прекрасных женщин и на своей службе настолько незаменим, что ему точно не грозит преждевременная отставка в возрасте 44-х лет. Романы Флеминга пользовались огромной популярностью и даже положили начало своеобразной "бондомании", когда было модно одеваться как Бонд, заказывать ту же выпивку, что и у Бонда и покупать себе такие же автомобили, но при всем этом оставались образцами типичного pulp fiction эпохи "холодной войны" (к примеру, в первых книгах цикла, Бонд на полном серьезе противостоял агентам советской контрразведки СМЕРШ, которая прекратила свое существование еще..... в 1945 году, и несколько лет спустя, когда Флемингу все же указали на эту оплошность, он заменил реальную историческую аббревиатуру выдуманной организацией отпетых негодяев под названием СПЕКТР, во главе с диаблоподобным Эрнстом Ставро Блофельдом). Но настоящая популярность пришла к Бонду лишь после того, как подустав от однообразных окололитературных приключений, он отправился покорять большой экран, и в 1962 году, на премьере дебютного фильма кинобондианы "Доктор Ноу", впервые улыбнулся зрител (-ьницам)-ям обворожительной улыбкой 32-х летнего шотландца Шона Коннери. И после выхода картины в широкий прокат, легкая ни к чему не обязывающая бондомания сменилась целой пандемией мирового масштаба — снятый на скромные средства, фильм почти 60 раз окупился в мировом прокате, а цитирование кинобондианы стало настолько популярным занятием, что всего пару-тройку лет спустя, большой и малый экраны оказались буквально забиты другими интерпретациями все того же сюжета о похождениях неуязвимых и неуловимых супершпионов: как серьезными ("Досье Ипкресс"-1965, "Я шпион"-1965, "Миссия: невыполнима"-1966), так и не очень ("Напряги извилины"-1965).


В августе 1964 года Ян Флеминг внезапно скончался, и пожизненные владельцы прав на все последующие экранизации об отважном агенте 007, голливудские продюсеры Альберт Р. Брокколи и Гарри Зальцман решили воспользоваться моментом, дабы внести в разработанную формулу первые существенные изменения. Даже в рамках бульварного чтива, литературная бондиана смотрелась слишком уж неоднородной: на смену бодрым кинематографическим сюжетам ранних книг постепенно приходили скучные и унылые романы-бродилки с зачаточным элементом действия и нулевым кинематографическим потенциалом. И тогда, продюсерская группа приняла революционное решение раздвинуть стеснявшие персонажа рамки литературного наследия Флеминга и выпустить в небо синюю птицу безграничной фантазии, оставив от самих первоисточников лишь красивые завлекательные названия. Хотите, чтобы Бонд противостоял злодею, который задумал поработить Землю с помощью гигантского космического лазера? Хм, а почему бы и нет? Желаете выпустить агента 007 в открытый космос? Ноу проблем! И если в первых фильмах бондианы, при большом желании можно было разглядеть какие-то потуги на реализмЪ, то с появлением на экране самого ироничного из всех Бондов, несравненного британца Роджера Мура, сериал семимильными шагами двинулся в сторону британского же абсурдизма, гротеска и откровенной автопародии. Безумные маньяки-бонапарты, по сравнению с которыми кэрроловский "мартовский заяц" — милейшее животное, достойное немедленного занесения в Красную Книгу; сам Бонд, от которого уже отскакивают не только ножи и пули, но и управляемые ядерные боеголовки; поголовье красивых девушек, готовых запрыгнуть в его постель по первому же свистку, которое по общему числу участниц в разы превосходит состав британской женской сборной по плаванию  — вот характерные черты того самого Киностиля, которому завидовали и подражали, нагло копировали и тщетно пытались превзойти практически все киношники этой планеты, но толком ни у кого не получилось, потому как все зрители прекрасно знали, что подражателей, имитаторов и даже откровенных клонов агента 007 могут быть десятки и даже сотни, в то время как настоящий Бонд, Джеймс Бонд существует лишь в одном экземпляре — единственном и неповторимом.

Шли годы, как в стремительном калейдоскопе менялись имена новых исполнителей роли самого известного в мире супершпиона, а вслед за ними, словно в одном непрекращающемся клипе пробегали перед зрителями заставки очередных серий. Простите, а кто там сегодня пойдет перед нами в маленьком круглом окошке, чтобы потом пальнуть из пистолета прямо в камеру — Джордж Лэзенби? Тимоти Далтон? или Пирс Броснан? — люди добрые, подскажите, а то я уже без очков и не разберу! И все было ничего, пока на извилистой дорожке к мировым кассовым сборам, лощеному британцу не повстречался простой американский парень по фамилии Борн, Джейсон Борн, который совсем не был красавцем и дамским угодником, никогда не играл в казино, не плавал под водой с аквалангом и не катался на горных лыжах, долгим разговорам с противниками предпочитал короткие точные удары по корпусу, а если и брал в руки оружие, то стрелял сразу контрольными и исключительно в голову. И эта концепция "БондоБорна", ранимого и чувствительного суперагента, который в свободное от спасения планеты время бесконечно рефлексирует и даже изредка рыдает в подушку, так глубоко засела в головы нынешних продюсеров бондианы Барбары Брокколи и Майкла Дж. Уилсона, что и самый острый клин уже не поможет. И далее события развивались по единственному приемлемому для Голливуда сценарию: продюсер сказал — продюсер сделал. Постаревшего Броснана списали на заслуженный отдых, а вместо лощеного красавчика, способного в режиме "обаятельной сексапильной улыбки" безостановочно расстреливать все женское население планеты длинными очередями из стрел Амура, на главную роль позвали 40-летнего Дэниела Крэйга — бывшего профессионального регбиста, которого в силу весьма специфических внешних данных, с дамским обольстителем можно было перепутать лишь темной дождливой ночью и исключительно со спины. Но даже не взирая на это абсолютное непопадание в классический типаж агента 007, первый фильм с Крейгом под названием "Казино Рояль" (2006), все-таки удался — во многом благодаря профессионализму опытного режиссера Мартина Кэмпбелла, который на съемках дорогостоящих голливудских боевиков съел уже не одну собаку и поэтому довольно органично смешал легкое сползание старой проверенной формулы в сурьезную дррррраму со зрелищными погонями и эффектными перестрелками.

И казалось бы, все остались довольны — студия получила мировую кассу в полмиллиарда долларов, а преданные фанаты серии — новые приключения полюбившегося персонажа, пусть в нетипичном облике и с небольшими красными припухлостями вокруг глаз. Однако, по окончании съемок фильма, в голове Барбары Брокколи засела еще одна "замечательная" идея, согласно которой с этого момента всем постановщикам-ремесленникам, не имеющим в послужном списке ни одной сурьезной драмы или хотя бы завалявшейся номинации на "Оскар" нужно было решительно указать на дверь — отныне за право снимать очередной фильм о Бонде могли бороться только режиссеры, работающие в серьезном кино — любимцы кинокритиков, обладатели самых престижных кинопремий и завсегдатаи крупнейших международных кинофестивалей. И первый же фильм, снятый по этой формуле тут же продемонстрировал ее полнейшую несостоятельность — приглашенный на роль постановщика следующей серии, "элитарный" режиссер Марк Форстер не сумел правильно распорядиться ни самим Бондом, ни сопутствующим ему 200-миллионным бюджетом, в результате подарив поклонникам полуторачасовое недоразумение под названием "Квант милосердия" (2008), в котором все уже привычно взрывалось и разлеталось в мелкие щепки, но ввиду отсутствия у режиссера даже самого мало-мальского опыта в постановке экшен-эпизодов, все многочисленные взрывы, драки и перестрелки, оказались сняты в лучших традициях поздних фильмов с участием Чака Норриса. Но этот печальный опыт ничему не научил владельцев авторских прав на фильмы о Бонде, Джеймсе Бонде, и проанализировав причины, мягко говоря неоднозначного приема последней серии среди критиков и поклонников бондианы, продюсеры пришли к однозначному выводу, что Форстер не сумел справиться со своей задачей.....потому, что у него не было "Оскара"! И дабы исправить эту оплошность, кастинг на постановку следующего фильма о неистребимом агенте проводился уже исключительно среди режиссеров, которые бережно хранят на антресолях, как минимум по одной статуэтке от Американской Киноакадемии. Первые полгода после премьеры "Кванта", в постановщики очередной серии упорно сватали шотландца Дэнни Бойла, но в конце концов, тот сорвался с крючка (по слухам, ему ОЧЕНЬ не понравился готовый сценарий) и уплыл восвояси, отсчитывая себе под нос заветные "127 часов". И тогда Брокколи с Уилсоном уже не оставалось ничего иного, кроме как присматривать себе новую жертву, на этот раз их выбор на  самого Сэма Мендеса — блистательного театрального режиссера и тонкого ценителя настоящей "Красоты по-американски". И в очередной раз, сладкоголосые пиарщики разлили перед поклонниками сериала огромную лужу из отборнейшей патоки, обещая им и самый реалистичный образ любимого героя (ТАКОГО Вы еще не видели!), и под стать ему — абсолютно непохожего на стандартный типаж "Блофельда-Голдфингера" колоритнейшего злодея (ТАКОГО Вы даже представить себе не можете!), ну и само собой разумеется, великолепный сценарий — столь же закрученный, сколь и по-настоящему, дррраматичный. Вот с него, мы пожалуй и начнем.

    

После мимолетного знакомства со здешним скриптом, становится сразу понятно, отчего предыдущий претендент на режиссерское кресло, сверкая пятками сбежал со съемочной площадки и не оставил после себя обратного адреса. Для ответственного за сценарный позор всех последних фильмов бондианы циркового дуэта Нила Пурвиса и Роберта Уэйда, "Скайфолл" является финальными гастролями перед истечением долгого пятисерийного контракта, и видимо поэтому, работая над своим последним "прости-прощай" агенту 007, они решили совсем не утруждаться. С точки зрения сценария, "Скайфолл" — это своеобразные "старые песни о главном" только роли одиноко играющих в кустах роялей и аккордеонов здесь исполняют не шлягеры советской эстрады, а предыдущие фильмы бондианы. Словно монстр из классического романа Мэри Шелли, тело сценария сшито из частей тел его усопших предшественников: взрыв в здании МИ-6 и личная вендетта М со стороны главного злодея ("И целого мира мало", 1999) , отстранение агента 007 от службы ("Умри, но не сейчас", 2002), проникновение Бонда в личные апартаменты своего шефа с единственной целью доказать, что он еще на что-то способен ("Казино Рояль"), а после того, как сюжет с важным видом оглашает зрителю собственную завязку, мол "злобный редиска украл список всех зарубежных агентов, и если его вовремя не вернуть, то всем будет бо-бо" (которая, кстати сказать считалась заскорузлым штампом шпионского кино еще во времена самой первой "Миссии", которая "невыполнима") начинает казаться, что из самого темного угла, на экран вот вот выпрыгнет Остин Пауэрс в компании с Джонни Инглишем и Максвеллом Смартом и громко крикнет всем зрителям: «Supriiiiiiiise!».

С первым и вторым пунктом меню тоже вышла небольшая загвоздка, и широко разрекламированные пиарщиками "революционные" образы оставляют после себя довольно странное впечатление. Взять хотя бы главного злодея в исполнении великолепного актера Хавьера Бардема, который в нелепом блондинистом парике и с вставной челюстью, доставшейся ему в наследство, то ли от Халка, то ли от намордника Ганнибала Лектора, по идее должен вгонять зрителя в священный ужас, но на практике лишь веселит. И вся вина за образ нелепого шута в костюме злодея лежит совсем не на харизматичном испанце, который все отведенное ему экранное время честно надувает щеки и грозно сверкает очами, а на все той же сладкой парочке из сценаристов Нила Пурвиса и Роберта Уэйда, которые настолько небрежно пытались скопировать ставшие модными в нулевые годы образы отрицательных персонажей как всадников Хаоса (Антон Чигур из "Старикам тут не место", Джокер из "Темного рыцаря"), что в спешке совершенно забыли про вменяемую мотивацию. Все дело в том, что преследуя своего вероломного босса, Сильва и сам напоминает того уродливого монстра, который на страницах все того же классического романа гонялся за породившим его бароном, не понимая, чего же ему хочется больше: задушить папу в объятиях или просто задушить. Господа сценаристы, не знаю, как в дальнейшем сложится ваша судьба на ниве написания сценариев по мотивам парковых аттракционов или детских мягких игрушек, но примите на будущее один полезный совет: если создаете образ отрицательного персонажа, то либо наделяйте его однозначной и вполне последовательной мотивацией (к примеру, взорвать золотохранилище, дабы приумножить состояние, захватить мир или просто из принципа "уничтожить всех человеков"(с)), либо делайте из него стопроцентного адепта Хаоса, чьи цели и личные мотивы остаются для зрителя абсолютно непостижимыми. И что бы вы не выбрали — и тот, и другой вариант окажутся гораздо убедительнее образа 40-летнего дяденьки, который размазывая по щекам глицериновые слезы рассказывает зрителям, что стал плохим, потому что "мамочка его больше не любит и вообще подсунула ему бракованный цианид". Огромное спасибо за внимание!

Примерно аналогичные впечатления остаются и от созерцания на экране очередной мутации образа главного героя. Когда на протяжении первых 10 минут, в ходе операции по задержанию опасного террориста, агент 007 сперва бросает на произвол судьбы смертельно раненного коллегу, а затем — ловит случайную пулю от своих, становится совершенно очевидно, что хотя бы здесь пиарщики не обманули: новая серия бондианы, действительно будет до самых краев наполнена дррррраматизмом, причем давить из зрителей эмоции, создатели предпочитают согласно проверенной методике модного кинорежиссера Кристофера Нолана (т.е. — коленом поддых). И что самое удивительное, настоящий драматизм в освещении шпионской профессии, которая морально высушивает и опустошает любого, кому не повезет даже мельком с ней соприкоснуться, действительно вполне возможен, не верите — спросите у шведского режиссера Томаса Альфредсона ("Шпион, выйди вон") или создателей популярных телесериалов "Spooks" и "24 часа", непонятно лишь одно: а причем здесь собственно Бонд, Джеймс Бонд? Но главная беда "Скайфолла" заключается в том, что по большому счету в нем нет никакого подлинного драматизма, зато в больших, огромных, катастрофических дозах присутствует его пошлый, показушный и совершенно неубедительный тезка с многочисленными буквами "ррррррррр". И Бонд, который сначала пьет горькую, а затем смотрит в зеркало взглядом побитой собаки, выглядит здесь столь же "естественно" и "органично", как бьющийся головой о дерево медведь Винни Пух, который настолько сильно страдает от нехватки свежего меда, что в один прекрасный день решает покончить жизнь самоубийством. Действие фильма тянется вперед со скоростью тяжело раненной черепахи, страдания персонажей выглядят совершенно неубедительными, а над мотивами их поступков, в воздухе болтаются огромные и очень жирные вопросительные знаки. Зато, Барбару Брокколи и Майкла Дж.Уилсона можно поздравить: если они и в самом деле, хотели снять самый небондовский фильм за всю историю кинобондианы, то в "Скайфолле" это у них определенно получилось.

  

Перед просмотром "Скайфолла", каждому из потенциальных зрителей неплохо было бы ответить на один элементарный вопрос: "А зачем вообще я хожу смотреть фильмы про Бонда, Джеймса Бонда"? И если ответ на этот вопрос получится из категории нестандартных, то есть что-то вроде "ради жизненных драматических ситуаций или актерских потугов изобразить на ровном месте страдания, достойные если не Чехова, то непременно Толстого" — можете смело оплачивать в кассе в билет, ведь последнее творение Сэма Мендеса уже заждалось очередных посвященных неофитов! А вот с более привычными элементами кинобондианы, промашечка вышла. Стремительные погони с использованием самых экзотичных видов транспорта (скачки на слонах, гонки на венецианских гондолах, на худой конец — эффектный проезд моторного катера по лондонской бетонной мостовой)? Извините, не завезли. Целые каскады эффектных трюков из серии "только не вздумайте повторить это дома"? Забудьте. «Скайфолл – самая занудная, затянутая и совершенно незрелищная серия бондианы. И виноват в этом режиссер Мендес, у которого для съемки экшен-эпизодов просто не хватает элементарного опыта, и поэтому там, где у набившего руку ремесленника Кэмпбелла экран бы уже сотрясался от взрывов и мощных звуковых эффектов, герои «Скайфолла» могут лишь уныло драматизировать и беззвучно превозмогать. При этом, 23-ю серию бондианы сложно заподозрить в отсутствии юмора: герои картины постоянно обмениваются колкими репликами и пытаются острить, однако все без исключения колкости и остроты адресованы не сегодняшнему Бонду, а его классической версии 60-90-х годов, что рождает в фильме абсолютно нездоровую атмосферу задорного хохота над покойником. «Может, Вам еще взрывающуюся ручку смастерить?» — «острит» моложавый Q, подтрунивая над «Золотым глазом» (1995). «Катапультируйте меня из этой машины» — говорит М, сидя на пассажирском сидении «Астон Мартина», цитируя тем самым один из классических эпизодов «Голдфингера» (1966). Эээээээ…… «Лопата»?

Конечно, у всего есть свои положительные стороны. И в случае "Скайфолла" они строго соответствуют достоинствам, практически любого блокбастера Made in Hollywood: стильная клиповая заставка, выполненная в лучших традициях неизменного дизайнера титров классической бондианы, покойного художника Мориса Биндера и великолепная заглавная песня, которая по качеству исполнения и драматизму вокала в энное количество раз превосходит события самого фильма. Кроме того, имеется работа замечательного оператора Роджера Дикинса, которому удается разнообразить серую сценарную и режиссерскую палитру необыкновенно яркими красками (по большому счету, все что остается в голове после просмотра фильма — это отдельные слайды безупречных операторских ракурсов: движущиеся световые вывески в Шанхае, общий план моря с плывущей по нему роскошной яхтой, живописные пейзажи горной Шотландии). Не отстает от оператора и великолепный композитор Томас Ньюман, которому удалось не просто достойно перехватить эстафетную палочку, выпавшую из рук англичанина Дэвида Арнольда, но и насытить элементы типичного бондовского саундтрека собственной неповторимой атмосферой. А вот про самого Мендеса такого не скажешь: по большому счету, в "Скайфолле" бывший театральный режиссер пытается на чужом материале вновь продолжить свою любимую тему человека, который вдруг понимает, что дико устал от жизни, но все эти уже ставшие традиционными, психологические ковыряния, которые великолепно срабатывали на примере Лестера Бернэма из "Красоты по-американски" и просто хорошо — в случае с Майклом Салливаном из "Проклятого пути", смотрятся довольно нелепо, когда режиссер пытается усадить в кресло психоаналитика человека по имени Бонд, Джеймс Бонд. В итоге, закос под боевик оборачивается 2,5-часовым сеансом психоанализа, на протяжении которого все стареют, Бонд вдруг отчетливо понимает, что "на самом деле он — Бэтмен", престарелый Q неожиданно превращается в очкастого двойника доктора Шелдона Купера, а после того, как неизменная секретарша М. мисс Манипенни оказывается чернокожей, на могиле убежденного расиста и шовиниста, писателя Яна Флеминга впору сооружать небольшую электростанцию. И пролистав эту историю до финальных титров, с необыкновенной грустью осознаешь, что, все что сегодня осталось от старого доброго Бонда – это эффектно клиповая заставка с написанной специально для фильма оригинальной песней. И если через пару-тройку серий, Брокколи и Уилсон решат не тратиться на услуги лучших композиторов-песенников и самых известных клипмейкеров, сериал можно будет смело переименовать в «Отважный агент МИ-6 против гидры мирового терроризма» — общая сумма всех компонентов от этого, практически не изменится.



Let the sky fall.
When it crumbles
We will stand tall,
And face it all together
At Skyfall

Пусть небеса обрушатся.
Когда они разверзнутся,
Мы не дрогнем,
Мы выдержим это вместе
На координатах "Скайфолл"

— поет на вступительных титрах фильма популярная британская певица Adele. И те же слова впору взять в качестве лозунга и прибить аршинными гвоздями на вывеску некогда влиятельной и уважаемой кинокомпании Metro-Goldwyn-Mayer, которая на протяжении последних 20 лет все больше смахивает на склеп неупокоенного мертвеца. Кряхтя и чуть позвякивая при ходьбе останками былого величия, это существо призывает вас безотлагательно схватить свои пухлые кошельки и сплотившись вместе вкруг родного флага с изображением отощавшего льва, немедленно проголосовать трудовым рублем за все, что осталось на самом донышке от сладкой ностальгии. Уже давным-давно, на заднем дворе завяли последние нежные фиалки 60-х, и когда часы пробили полночь, чопорный аристократический "Aston Martin" превратился в обычную деревенскую тарантайку, а коктейль из водки с мартини со временем окислился в зловонную брагу. И пришла пора посмотреть суровой правде прямо в лицо: в этой тщедушной плоти уже не осталось ни души, ни пульса — никаких признаков жизни, только ничуть неослабевающая с годами денежная хватка, да один голый инстинкт самосохранения. 50 лет на одном месте, строго посередке между прелестями знойных красоток и гомерическим хохотом безумных злодеев -кажется, это более чем достойный повод, чтобы наконец замедлить свой бег и задуматься над тем, чем именно будет встречать тебя уже восвю маячащий на горизонте финиш беговой дорожки — бурными прощальными аплодисментами и торжественными проводами на заслуженную пенсию или презрительными насмешливыми плевками с пожеланием поскорее самому отравиться той неперевариваемой смесью, которую уже который год подряд исторгают в бумагу собственные горе-сценаристы. И вполне возможно, что прыгая кузнечиком по всему земному шару и в редкие минуты уединения, стирая с небритой щеки скупую мужскую слезу, Вы позабыли о самом главном правиле своего нелегкого ремесла, мистер Бонд — "You Only Live Twice", but "No One Lives Forever!"


P.S. Как Вы наверное уже и сами догадались, данная статья посвящается 50-летию с момента первого появления на большом экране человека по фамилии Бонд. Джеймс Бонд. И безотносительно субъективной оценки последнего фильма, почтенному юбиляру — мои самые искренние поздравления! :beer:  

Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 33  34  35




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 385