Интервью


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Интервью» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Интервью


В этой рубрике размещаются различные интервью и их анонсы.

Модераторы рубрики: Ny

Авторы рубрики: kon28, Aleks_MacLeod, zarya, Croaker, geralt9999, ergostasio, mastino, Borogove, demihero, Papyrus, vvladimirsky, Vladimir Puziy, gleb_chichikov, FixedGrin, Кадавр, sham, Gelena, Lartis, iRbos, isaev, angels_chinese, Кирилл Смородин, ФАНТОМ, Anahitta, Крафт, doloew, Алекс Громов, tencheg, shickarev, Календула, creator, 240580, Толкователь



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 50  51  52

Статья написана 24 января 14:12

Есть ли что-то общее у Пина из «Смешариков» и Анселя (или Тристана)?

Наверное, этот вопрос стоит задать тому, кто первым предложил такое сравнение. Но, предположу, что Пина и Анселя объединяет их талант изобретать и работать с механизмами. А лётный шлем Пина с гогглами в принципе очень «авионерный».

Есть ли у вас прототипы главных персонажей «Авионер»?

Нет, «целиковых» готовых прототипов — таких, чтобы взял и примо в книгу, — нет. Но отдельные черты характера, манеры, элементы внешности заимствуются от окружающих. Или даже от самой себя. Например, в своё время у меня были весьма идеализированные представления о роли и предназначении журналистики — и частично их «унаследовала» Агата. Желание Ники вырваться из своего маленького городка и пойти за мечтой тоже отчасти от меня: я в своё время хотела того же, так что какие-то мысли и переживания Ники по этому поводу пропущены мной, что называется, через себя.

Планируется ли что-то вроде сборника историй из прошлого и будущего по «Авионерам»?

У меня есть (и уже давно) вполне продуманные идеи и сюжеты и для приквела «Авионер», и для развёрнутого сиквела. Но буду ли я их писать, зависит от того, будет ли к этому интерес у издательства. А их интерес зависит, в свою очередь, от коммерческого успеха «Авионер»: от количества продаж и от активности читателей в поане постов и отзывов по книгам в сети.

Есть ли, кроме аэролитов, ещё какие-то важные камни в Арамантиде?

Да, есть и другие важные камни. Например, кристаллы, которые используются в аппаратах, производящих монкулов. И есть ещё один очень важный вид камней. Но о нём пойдёт речь в «Лестнице героев» (третий роман цикла — готовится к выходу).

Что вам больше всего нравится в работе писателя?

Возможность создавать и рассказывать истории. Да, если смотреть в самую суть, то для меня всё вот так просто. Создать целый мир, населить его интересными героями, сделать его таким, чтобы читателям не хотелось его покидать, — это нечто невероятное и прекрасное. Да, безусловно, это непросто, ведь между желанием создать такой мир и собственно успешной попыткой его создать — уйма работы. Но когда всё получается, то это нечто волшебное.

Арамантида — империя. Но кто императрица?

У империи есть два определения. Империя — это не только монархическое государство во главе с императором, но ещё и сложно устроенная система, состоящая из метрополии и колоний, где вовсе не обязательно есть император. Арамантида — империя во втором смысле этого слова, без императора, с сильной метрополией и колониями (завоёванными землями, ставшими провинциями).

Довольны ли вы финалом «Авионер»?

Да, финалом я довольна. Всё получилось, как и было задумано.

Что бы вы пожелали себе в подростковом возрасте?

Не принимать так близко к сердцу конфликты с одноклассниками и не переживать из-за этого. Тогда эти вещи казались реальной и серьёзной проблемой. К сожалению, понимание того, что они совсем не стоили тех эмоциональных потерь, приходит только со временем.

Поддерживает ли вас муж в вашем писательском ремесле?

Очень поддерживает. И создаёт все условия: освобождает мне время, занимаясь с дочерью, спит с ней по ночам, чтобы я могла хоть немного выспаться, и не требует от меня борщи. А ещё сюжеты книг мы всегда обсуждаем вместе, и он подаёт мне множество классных идей. Он же делает первичную вычитку текста.

Что вам нравится или не нравится в Канаде?

Если очень коротко, то нравится низкий уровень стресса, стабильность, возможность жить и наслаждаться жизнью, а не гнаться за выживанием. Нравится дружелюбие людей и вежливость, особенно на дорогах. И природа.

А не нравится политкорректность и толерантность, порой доходящие до абсурда. То, что серьёзным преступникам дают не только второй, но и пятый, и десятый шанс, раз за разом их выпуская, а они снова совершают преступления. Температура за окном -40 тоже не нравится. А ещё очень не хватает наших праздников — Нового года и 9 Мая.


Статья написана 26 декабря 2019 г. 09:37

Не так давно Марина Ясинская — автор серий «Зеркало», «Аква» и просто талантливый автор, подаривший нам «Авионер» и «Рунгардов», — отвечала на вопросы читателей в своем Инстаграм.

- Интересно узнать факты о создании «Авионер» и о том, что в итоге не вошло в них.

- Основа мира была задумана задолго до книги, как идея для сериала. Но когда я начала писать книгу, мир разросся. Именно тогда появился Третий континент и Винландия. В третью книгу хотелось уместить больше, чем в итоге поместилось. Из нее пришлось вырезать и некоторую географию, и ряд сюжетных линий. Также хотелось больше рассказать о прошлом некоторых героев, но тоже не влезло.

Если вдруг будет сиквел или приквел, то идей для него уже много.

- Как фигурное катание?

- Как всегда, доставляем массу удовольствия. Хочется, чтобы было больше времени на тренировки, но, увы, пока не получается. Если сложится, весной буду выступать в ледовом шоу нашего клуба.

- Какие стереотипы о писателях раздражают?

- Пожалуй, лишь один стереотип — что западные писатели по определению лучше наших. Остальные, скорее, забавляют: что писатель зарабатывает огромные деньги; что опубликоваться или победить в литературном конкурсе можно только по блату;, что писательство — это не работа, а так, развлечение; что так любой может — я вот сяду и в сто раз лучше напишу.

- Пробовали рисовать?

- В школе очень нравилось, и даже неплохо получалось. Но потом как-то само сошло на нет. Просто стало меньше времени, появились другие интересы.

- Ваш любимый персонаж из «Авионер»?

- О, я не могу выбрать, я их всех люблю — у всех есть какие-то черты, которые мне особенно нравятся. У Ники — готовность преодолевать неувереннность в себе. У Агаты — вера в идеалы. У Анселя — способность понимать, что тебе на самом деле важно. У Тристана — бесшабашность и хамоватое обаяние. У Тайрека — виртуозная способность всех очаровывать. У Ванессы — умение держать лицо. И список могу продолжать.

- Вы когда-нибудь встречали прототипов персонажей в реальной жизни?

- Чтобы вот так прямо, целиком и полностью, — нет. Но бывает, что мои персонажи получают какие-то отдельные черты характера, привычки или внешность реальных людей.

- Читаете ли вы фанфики по своим произведениям?

- Не знала, что они существуют. Пока читала только то, что присылали на проводимый в моей группе «Авионер-конкурс». Но если где-то появились фанфики, с большим интересом почитаю.

- Есть ли идеи для следующих книг?

- Идей много — времени мало. Следующая по плану — последняя книга трилогии «Рунгарды». Завершение истории, начатой в «Детях Северного сияния».

Затем — большая повесть в проект «Аква», продолжение уже вышедшей повести «Железный остров».

Затем — фэнтезийная серия «Восьмирье»: о девочке, которая которая однажды вечером возвращалась домой и оказалась совсем в другом месте. Там наступило 32-е августа, там выпекают смех, грусть выбрасывают с мусором, а вместо кошек дома держат мечты... Мир разбит на Осколки, разделенные мрачным Тумарьем, пройти через которое и не сойти при этом с ума могут только темноходы. Девочке предстоит непростой путь домой.

Весной выходят два сборника рассказов в серии «Мозаика миров».

Ну и есть идеи продолжения «Авионер».

- Если бы вы могли обладать вещью, которой у вас нет, что бы это было?

- Маховик времени. Хотя многие считают, что он у меня есть.

Из реальных вещей... Я не отказалась бы от дома на Багамах. А если более серьезно, то я больше люблю новый опыт и впечатления, нежели вещи. Иначе говоря, последнему айфону я стопроцентно предпочту путешествие или мастер-класс у известного фигуриста.

- Что сложнее всего далось в третьем томе «Авионер»??

- Как уложиться в срок! Как не упустить из виду все вопросы, на которые нужно дать ответы. Как сократить, но при этом сохранить все важные детали и сюжетные линии. Как не поддаться жалости и не сохранить героя (-ев), чья гибель была изначально запланирована.

- Почему главного героя зовут именно Ансель? Будет ли раскрыта его жизнь в книге?

- Потаенной причины для выбора именно этого имени у меня не было. Но я как-то услышала это имя — кстати, на тренировке по фигурному катанию, — и оно мне понравилось. Его жизнь, прошлое — нет. На мой взгляд, его настоящее и особенно будущее — куда более интересны.

- Почемы вы выбрали именно камень как знак силы авионер?

- Некоторые идеи — результат тщательного продумывания, а некоторые буквально падают с неба. Идея с аэролитами — из последних. однажды вечером она просто появилась у меня в голове словно из ниоткуда.

- Не было желания писать «Авионер» дальше?

- Тут дело не в желании. Формат трилогии изначально предельно четко оговаривался с издательством. Да, есть приквелы, сиквелы и вбоквелы. Идеи для них есть, но буду ли писать, во многом зависит от коммерческого успеха трилогии. Так что пока конкретных планов не строю.

- Как вы планируете написание книги? составляете ли таблицы, клеите ли повсюду стикеры?

- Мне очень нравится идея таблиц и стикеров, но на практике я их почему-то никогда не использую. Все ограничивается записками в моих бесчисленных блокнотах. А вот для сценариев — да, там в ход идут и схемы, и куча стикеров, и прочее.

- Задумывались ли вы о дате рождения ваших персонажей? Или это не столь важно?

- Обычно — только если это играет важную роль для сюжета. Но иногда — нечасто — в сюжете день рождения никак и не отражается, но я всегда знаю, когда он у героя.


Статья написана 20 декабря 2019 г. 19:18
Размещена:

Интервью с исследователем творчества Ивана Ефремова, основателем сообщества «Нооген» и одноимённого сайта

Наш разговор с Андреем Константиновым, основателем «Ноогена» и автором, пробующим себя в фантастическом жанре, был, прежде всего, вызван желанием разобраться в таком фундаментальном вопросе, как идейное наследие Ивана Ефремова, нынешнем состоянии его изученности и влияния на читающую фантастику (и не только) аудиторию. Андрей Константинов, наверное, один из немногих, кто может дать интересные и исчерпывающие ответы почти на все вопросы, так или иначе связанные с автором «Туманности Андромеды», его жизнью и творчеством.

Итак, о Ефремове, утопиях, коммунизме и будущем – из первых рук.

Вы один из популяризаторов наследия Ивана Ефремова. С чего началось Ваше увлечение идеями и творчеством этого выдающегося учёного, философа и писателя?

Это увлечение началось, когда я школьником впервые увидел фильм Евгения Шерстобитова «Туманность Андромеды». Сейчас не вспомню точно, какой это был год, но могу предположить. Фильм показывали по телевидению. Вероятно, показ был приурочен к семидесятилетнему юбилею И.А. Ефремова, то есть, согласно официальной дате рождения писателя (а в то время была известна только она), это был 1977 год.

Конечно, меня, школьника четвёртого класса, в первую очередь в фильме привлекали драматические приключения звездолётчиков на планете Железной звезды, их борьба с тьмой и победа над тьмой. Но также было очень уютное ощущение надёжности: за спиной у героев была благополучная, благоустроенная, приспособленная для интересной и радостной жизни Земля. Позже, в начале 80-х, когда я уже читал роман, эта «социальная» составляющая выдвинулась на первое место.




Статья написана 17 ноября 2019 г. 14:25

АНОНС!

Пользователи «Лаборатории фантастики» имеют возможность задать свои вопросы писателю и создателю сообщества «Нооген» Андрею Константинову в офлайн-интервью. Крайний срок подачи вопросов — 22 ноября. Свои вопросы можете присылать в виде комментариев под этим объявлением или в ЛС.

Работа над офлайн-интервью будет проводиться в конце ноября — начале декабря.

Текст интервью будет опубликован на протяжении декабря.


Статья написана 13 ноября 2019 г. 18:04

Эльдар Сафин сочетает работу в высокотехнологичной отрасли с любовью к сай-фаю.

Эльдар — руководитель проектов в компании «ЦРТ», известной разработками инновационных систем в сфере технологий синтеза и распознавания речи, анализа аудио- и видеоинформации, распознавания лиц, голосовой и мультимодальной биометрии.

Его произведение вошло в лонг-лист литературной премии «Будущее время» этого года. И в сегодняшнем интервью автор рассказал о научных теориях, положенных в основу рассказа, и своём видении положения и роли научной фантастики.

- Расскажите, пожалуйста, о своем конкурсном произведении. Как пришла идея его написания?

На работе я занимаюсь тем, что внедряю сложные высокотехнологичные программные продукты в крупные компании и государственные организации, и решил – а почему бы дополнение личности не сделать таким продуктом? Это было основой, все остальное наслоилось сверху, как перламутр наслаивается вокруг песчинки в жемчужине.

Не берусь оценивать результат – это, конечно же, прерогатива жюри, но, во всяком случае, я сделал все, что мог.

- На какие научные теории и факты вы опирались при его написании?

Наша память – сложнейший механизм, в который уже сегодня можно вносить корректировки – как с помощью психологических опытов, так и с помощью «промывания мозгов», гипноза. Дополненная реальность уже существует, нейросети способны рисовать картины и создавать оригинальные уровни в реалистичных компьютерных играх.

Все составляющие моих фантдопущений в рассказе уже существуют – просто некоторые векторы я продлил чуть дальше тех точек, которых они достигают сегодня.

- Была ли у вас уверенность в прохождении в финал? Насколько твердо вы были уверены в рассказе?

Уверенности не было – все-таки конкурс очень крупный, большое количество сильных, талантливых авторов. Здесь должны совпасть сразу несколько факторов – удача, качество рассказа, оригинальность раскрытия темы, восприятие ридеров. Я уверен, много отличных рассказов осталось за бортом: 15 из более чем тысячи — это очень жесткий конкурс.

- Читали ли вы произведения других участников конкурса? Какие у вас впечатления от них?

Я читал несколько книг Андрея Столярова – и его повесть «Ворон» считаю одним из лучших фантастических произведений 90-х годов прошлого века.

С рассказами Елены Клещенко я познакомился, участвуя в проекте «Зеркало», и считаю ее очень сильным автором.

С Юрием Мори сталкивался, это очень интересный писатель с великолепным потенциалом.

С остальными авторами из лонг-листа не сталкивался ранее – но теперь наверняка прочту их рассказы.

- Что вы думаете о положении фантастики в мире и в России?

Разделять отношение к фантастике в России и за рубежом считаю немного странным занятием – я понятия не имею, как к ней относятся в Зимбабве или Никарагуа. Если мы говорим о той фантастике, которая нам знакома – англоязычной – то, по большому счету, отношение к ней в странах, где ее пишут, мало отличается от отношения к фантастике у нас, в России.

Различается только количество денег и возможностей, но, на мой взгляд, ситуация постепенно выправляется, тем более что границы становятся все прозрачнее.

- В чем, на ваш взгляд, состоит задача научной фантастики как жанра?

Я хотел бы отделить фантастику как способ уйти от реальности и фантастику как способ примириться и полюбить надвигающееся грядущее: на мой взгляд, это разные направления. Первое уводит в сказочные миры, развлекает и позволяет отдохнуть от серости будней, второе ищет ответы на сложные вопросы и, опираясь на сегодняшний день, выстраивает подчас сложнейшие цепочки допущений.

Их легко отделить друг от друга: первое далеко от нас (в другой галактике или в тысячах лет), второе совсем близко – в считанных десятилетиях и буквально за углом – по меркам нашей солнечной системы.

- Три любимых писателя-фантаста

Роберт Хайнлайн, братья Стругацкие, Нил Стивенсон.

- Три фильма для вдохновения

«Тот самый Мюнхгаузен», «Назад в будущее», «Матрица».

- Три главных изменения, которые, по вашему мнению, произойдут в мире в ближайшие 100 лет

Работа станет привилегией деятельных и активных, остальные будут существовать на пособия в мире роботов и нейросетей; субкультуры станут играть гораздо бОльшую роль в жизни людей и общества; хоть государства и останутся как социальные и культурные образования, границы де-факто исчезнут.

- Три совета другим писателям

Лучше написать плохо, чем вообще не написать: мастерство оттачивается с опытом;

2. Многие, пытающиеся критиковать, ничего не понимают в том, что и о чем вы пишите. Но хороший автор даже из никудышной критики вынесет урок, который позволит ему стать лучше как писателю.

3. Ищите единомышленников среди тех, кто, по вашему мнению, пишет лучше, чем вы. Вы будете тянуться к ним и начнете писать лучше.

Источник


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 50  51  52




  Подписка

Количество подписчиков: 238

⇑ Наверх